<<
>>

2.3. Перспектива развития валютного рынка РФ в будущем

Необходимо сформулировать понятные экономическим агентам ориентиры и правила курсовой политики на 2010 год. Иначе неопределенность перспектив изменения валютного курса и неизвестность правил монетарной политики Банка России будут и далее создавать высокие валютные риски коммерческой деятельности, порождать огромный дополнительный спрос на иностранную валюту и отток капитала.
При формулировании таких правил и ориентиров следует исходить из следующих ограничений, заданных объективными экономическими условиями либо политическими обещаниями.

Во-первых, резкие скачки валютного курса недопустимы, но колебания в достаточно узком диапазоне (например, 4%) вполне возможны.

Во-вторых, с нашей точки зрения, недопустима и девальвация в 2-3 раза и более, даже осуществляемая «плавно», так как значительно возрастет инфляция. Об этом свидетельствует опыт девальвации рубля в 1998 году.

В-третьих, валютный курс должен снижаться, так как отток капитала неизбежен (нерезидентам нужно обеспечивать свою платежеспособность, а резидентам – погашать внешнюю задолженность);

В-четвертых, реальный эффективный курс рубля при неблагоприятной конъюнктуре цен на углеводороды должен будет снижаться, чтобы повысилась конкурентоспособность российских товаропроизводителей (а следовательно, уменьшилась эффективность импорта и повысилась – экспорта). Поскольку индекс роста потребительских цен в России вряд ли будет ниже, чем в странах – основных торговых партнерах (и уж точно выше, чем в США и зоне евро), постольку номинальный валютный курс должен снижаться. Иначе вновь будет накапливаться «девальвационный потенциал».

Сформулированной системе ограничений, которым, по нашему мнению, в современных российских условиях удовлетворяют два типа валютной политики. [22]

Первый тип – установление валютного коридора с периодическим осуществлением «плавного снижения» валютного курса на 20 – 30% за два–три месяца.

Учитывая возникающие при этом темпы девальвации в годовом выражении в сотни процентов, правильнее говорить о политике периодически сильной, хотя и растянутой во времени девальвации. При такой девальвации стимулы к оттоку капитала сохранятся. При этом задачу сохранения валютных резервов сложно решить по следующим причинам.

Во-первых, в периоды относительной стабильности валютного курса валютные риски для среднесрочных инвестиций в рублевые активы будут высоки, так как все экономические агенты будут гадать, когда начнется очередной раунд плавной девальвации?

Во-вторых, как показано выше, при плавной девальвации покупка инвалютных активов за рубли давала норму прибыли 881% годовых. Поэтому в каждый период подобной девальвации будут создаваться схожие по силе стимулы для спекулятивных инвестиций в иностранные валюты. [3]

Поскольку инвесторы уверены, что через несколько месяцев девальвация продолжится, они не только станут переводить свободные средства в активы, номинированные в иностранных валютах, но и продавать «рублевые» акции и облигации. А это – дополнительный фактор дестабилизации фондового рынка. Более того, уже ясно, что при значительной девальвации в иностранные активы переводятся и средства населения, и остатки на счетах юридических лиц.

Поэтому нельзя одновременно осуществлять широкомасштабную кредитную экспансию и постоянно девальвировать рубль, делая выгодным вложение средств в иностранную валюту. Видимо, и поэтому Центральный банк Российской Федерации ограничил объем беззалоговых кредитов и повысил ставки (но эти меры сделали еще менее доступными кредиты для производственного сектора экономики).

Таким образом, можно сделать вывод: чередование фиксированного валютного коридора и быстрого плавного ослабления рубля – не лучшая курсовая политика.

Второй возможный тип политики валютного курса – установление наклонного валютного коридора. Как определить его параметры?

Во-первых, существенное укрепление валютного курса относительно уровня в 41 руб.

нерационально. Если уж он был достигнут со столь значительными издержками, то его следует поддерживать даже в случае повышения цен на нефть (что может произойти в перспективе) или уменьшения оттока капитала (что вполне возможно при задействовании Банком России существующих мер валютного контроля). Следовательно, исходное значение целевого валютного курса можно установить на уровне верхней границы валютного коридора (41 руб.).

Во-вторых, диапазон колебаний курса, как уже было сказано, должен быть небольшим – не более 4%. Иначе можно значительно девальвировать рубль.

В-третьих, темп изменения целевого курса должен соответствовать задаче не допустить укрепления реального валютного курса рубля. Можно задать темп девальвации валютного курса, равным соотношению индексов потребительских цен (ИПЦ) в России с ИПЦ в США и странах зоны евро, т. е. примерно 10 – 12% за год. Тогда реальный валютный курс рубля относительно бивалютной корзины будет стабильным или незначительно снижающимся. При снижении темпов инфляции можно будет снизить и темпы девальвации рубля. [3]

Отказ от использования стабильного или повышающегося номинального курса рубля в качестве «антиинфляционного якоря» усложнит борьбу с инфляцией, которая и так ускорилась вследствие девальвации рубля. Однако этот «якорь» все равно не удержал и не удержит уровень цен в условиях кризиса и низкой конъюнктуры нефтяного экспорта. Кроме того, его вполне можно заменить другими антиинфляционными «якорями». Рост цен и инфляция в России имеют главным образом монопольный и структурный, а не монетарный характер. Это и:

1. повышение тарифов на услуги естественных монополий (особенно в сфере ЖКХ);

2. классическая олигополия нефтяных компаний, которые не снижают розничные цены на нефтепродукты при значительном падении оптовых;

3. недостаточно результативная борьба с криминальными структурами, повышающими цены на рынках.

Отсюда рекомендация: антиинфляционная политика должна быть прерогативой не только Федеральной антимонопольной службы, а всего государства, включая правоохранительные органы.

Резервы снижения уровня цен так велики, что это вполне может компенсировать эффект девальвации, не такой уж и большой. [4]

Для реализации политики наклонного валютного коридора в кризисных условиях следует акцентировать внимание на мерах, уменьшающих отток капитала. В первую очередь необходимо осуществить комплекс мер, препятствующих выводу в иностранные активы (а также в валютные активы) средств, вливаемых в экономику государством. И административные запреты здесь малоэффективны. Нужно «встроить» соответствующие меры в систему, которая в целом должна стимулировать не вывоз капитала, а кредитование российских предприятий. Это позволит экономить валютные резервы в отличие от политики плавной девальвации. Каковы эти меры?

1. Отказаться в системе национального денежно-кредитного регулирования от использования рейтингов международных рейтинговых агентств, как правило, занижающих рейтинги Российской Федерации и ее предприятий (10). Уже создана и может быстро развиваться сеть национальных рейтинговых агентств.

2. Перейти к предоставлению бюджетных кредитов производственным предприятиям, используя банки в качестве агентов с фиксированной величиной комиссионного вознаграждения. Это и будет реализация принципа частно-государственного партнерства. Сейчас же банки, получив кредиты рефинансирования у Банка России по завышенным ставкам, вынужденно кредитуют предприятия реального сектора тоже под завышенные проценты. Хотя в последние месяцы ставка рефинансирования снижается, все же она остается гораздо выше ставок денежного рынка.

3. Государство должно предоставлять гарантии только по рублевым кредитам, привлекаемым предприятиями, а также субсидировать процентные ставки по таким кредитам. Это позволит сделать их конкурентоспособными для кредиторов по сравнению с вложением средств в иностранную валюту. Объемы таких гарантий и бюджетных субсидий должны значительно возрасти.

4. Целесообразно, с нашей точки зрения, на период кризиса и низких цен на нефть активизировать работу по реализации мер валютного регулирования и валютного контроля.

5. Целесообразно проводить скоординированную с ОПЕК политику сокращения экспорта нефти с целью повышения мировых цен на углеводороды. Перечень возможных мер весьма велик: начиная с приостановки действия лицензий у нефтедобытчиков, превышающих (превышавших) предельные объемы добычи, зафиксированные в этих лицензиях, и заканчивая неформальными договоренностями между Минэнерго и нефтекомпаниями. [4]

Кроме перечисленных мер, с нашей точки зрения, необходимо расширить перечень эмитируемых российскими предприятиями обязательств, которые могут служить обеспечением при предоставлении коммерческим банкам кредитов рефинансирования. Нужно расширить круг эмитентов, под обязательства которых выдаются эти кредиты, а не ограничиваться узкой группой предприятий, имеющих рейтинги международных агентств. Для малых предприятий, возможно, имеет смысл выдавать кредиты под залог векселей, гарантированных региональными властями.

В целом можно сделать вывод, что без перехода к действительно медленной девальвации с темпом в 10 – 12% годовых и использования мер валютного регулирования и валютного контроля через несколько месяцев в России, с нашей точки зрения, может вновь наступить период быстрой плавной девальвации.

<< | >>
Источник: Неизвестный. Курсовая работа по дисциплине «Деньги, кредит, банки»: «Валютный рынок России: проблемы его формирования и развития». 2015

Еще по теме 2.3. Перспектива развития валютного рынка РФ в будущем: