<<
>>

§2. Правовая природа страхования профессиональной ответственности. Соотношение со страхованием ответственности по договору и отграничение от страхования внедоговорной ответственности субъектов профессиональной деятельности

Вопрос о природе страхования профессиональной ответственности не является однозначным.

Законодатель, устанавливая требование о страховании профессионалом своей ответственности, могущей возникнуть в процессе осуществления профессиональной деятельности, не устанавливает, какой вид ответственности – договорной или деликтной – подлежит страхованию.

Поскольку страхование ответственности, в том числе, профессионала по договору ограничено только случаями, предусмотренными законом, практика свидетельствует, что профессиональная ответственность, как правило, страхуется по правилам о деликтной ответственности.

Но какова действительная природа этой ответственности? Вопрос является дискуссионным.

Одни ученые относят страхование профессиональной ответственности к страхованию ответственности вследствие причинение вреда (Г.Р. Акишева 1 , А. Козлов, Е. Попов 2 , С.П. Гришаев 3 , Т.А. Лаврова 4 , Т.С. Мартьянова5, В.А. Щербаков и Е.В. Костяева6).

Так, А.А. Мохов, С.Ю. Капранова, Г.Р. Акишева указывают: «в основе страхования профессиональной ответственности лежит деликт. Иными словами, ответственность возникает не из договора, а в силу самого деликта,

1 Акишева Г.Р. Страхование профессиональной ответственности по гражданском управу России: Дис. … канд. юрид. наук. – Волгоград, 2006. С. 8.

2 Козлов А., Попов Е. Страхование профессиональной ответственности юриста // Российская юстиция. 2002.

№5. С. 23.

3 Гришаев С.П. Страхование // СПС «Консультант Плюс». 2008.

4 Страхование профессиональной ответственности аудиторов [Интервью с Т.А. Лавровой] // Аудиторские ведомости. 2011. №1. С. 63 – 66.

5 Российское гражданское право: Учебник: т.

II / Отв. ред. Е.А. Суханов. – М.: Статут, 2010. С. 377.

6 Щербаков В.А., Костяева Е.В. Страхование: учебное пособие, - М.: КНОРУС, 2007. С. 118.

то есть причинения вреда правам и охраняемым законом интересам определенных лиц» 1.

Президиумом Федерального арбитражного суда Уральского округа в п. 2 «Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о страховании» от 18.07.2008 г. указано, что поскольку страхование договорной ответственности охранного предприятия законодательством не предусмотрено, оно вправе застраховать ответственность за причинение вреда третьим лицам при осуществлении своей профессиональной деятельности (внедоговорный риск)2.

По мнению С. В. Дедикова, страхование профессиональной

ответственности в большинстве случаев представляет собой именно страхование ответственности по договору возмездного оказания услуг или подряда; в этой связи страхование профессиональной ответственности является попыткой подмены страхования договорной ответственности с целью обхода императивного правила законодательства о страховании договорной ответственности только по разрешению законодателя 3 . Аналогичная точка зрения высказана А.С. Самохваловым4.

Судебная практика также различна.

Так, суды при разрешении конкретных дел квалифицировали как страхование договорной ответственности страхование ответственности экспедитора (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 N 16996/09 по делу N А43-27008/200839-7315, Постановление ФАС Уральского округа от 11.10.2010 N Ф09-7880/10-С5 по делу N А60-56478/2009-С7, оставлено в силе Определением ВАС РФ от 28.01.2011 N ВАС-18595/10); перевозчика (Постановление ФАС Уральского округа от 25.03.2010 N Ф09-1822/10-С5 по делу N А60-44248/2009-С7, оставленное в силе Определением ВАС РФ от

1 Мохов А.А., Капранова С.Ю., Акишева Г.Р. Страхование профессиональной ответственности и компенсация морального вреда // Юрист.

2006. №6. СПС «Консультант Плюс».

2 Документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».

3 Дедиков С.В. Научно-практический комментарий к главе 48 «Страхование» ГК РФ. Статья 932 // Юридическая и правовая работа в страховании. 2010. №3. С. 51 – 58.

4 Самохвалов А.С. Страхование профессиональной ответственности. Автореферат канд.экон.наук. М., 2004.

5 Вестник ВАС РФ, N 8, июнь, 2010.

14.07.2010 N ВАС-9104/10; Постановление ФАС Московского округа от 04.03.2011 N КГ-А40/1167-11 по делу N А40-41073/10-117-358); охранного

предприятия (Постановление ФАС Западно - Сибирского округа от 28.07.2010 по делу N А03-14413/2008, оставленное в силе Определением ВАС РФ от 19.11.2010 N ВАС-14512/09).

В качестве страхования деликтной ответственности судами квалифицировалось страхование ответственности перевозчика (Решение Арбитражного суда Свердловской области от 03.10.2008 по другому делу N А60-12426/2008-С7), оценщика (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 18.04.2011 по делу N А79-4931/2010), охранного предприятия (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.05.2005 N А43- 30732/2004-27-951)1.

Преобладающим является мнение о том, что страхование

профессиональной ответственности не является самостоятельным видом страхования и в каждом конкретном случае относится либо к страхованию договорной, либо деликтной ответственности (И.Э. Шинкаренко 2 , Ю.Н. Андреев3, Л.В. Балашова4, П. Кондратюк5, А.С. Михайлова6).

Так, Р.Р. Долотина указывает: «По своей правовой природе

страхование профессиональной ответственности относится к страхованию гражданской ответственности. При этом, одни виды страхования профессиональной ответственности относятся к страхованию за причинение вреда (например, страхование ответственности нотариусов), другие к страхованию ответственности по договору (например, страхование ответственности аудиторской организации)…. Совокупность правовых норм,

1 Судебные акты опубликованы не были // СПС КонсультантПлюс.

2 Шинкаренко И.Э. Страхование Олимпийских игр // Организация продаж страховых продуктов. 2009. №3 // СПС КонсультантПлюс.

3 Андреев Ю.Н. Имущественное страхование: теория и судебная практика. М., 2008. С. 341.

4 Балашова Л.В. Нормативно-правовые основы обязательного страхования профессиональной ответственности // Право и экономика. 2010. №5. С. 25 – 30.

5 Кондратюк П. Правовые основы и практика применения страхования профессиональной ответственности //

Финансовая газета. 2012. №3. СПС «Консультант Плюс».

6 Михайлова А.С. Гражданско-правовое регулирование страхования профессиональной ответственности адвокатов по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. – Москва, 2011. С. 31.

регулирующих общественные отношения в сфере страхования профессиональной ответственности… не могут быть однозначно отнесены ни к страхованию ответственности за причинение вреда, ни к страхованию ответственности по договору»1.

Полагаем, следует согласиться с учеными, не находящими для

страхования профессиональной ответственности «своей ниши» в системе существующих видов страхования ответственности.

Единственным критерием, по которому страхование профессиональной ответственности может быть выделено в самостоятельный вид страхования, является его субъектный состав.

Что касается квалификации договора страхования профессиональной ответственности по основанию возникновения обязательства, по нашему мнению, самостоятельным подвидом страхования гражданской ответственности оно не является.

В каждом конкретном случае необходимо определить, страхуется ли профессиональная ответственность в качестве ответственности по договору по правилам ст. 932 ГК РФ или деликтной ответственности по правилам ст. 931 ГК РФ.

В некоторых случаях ответственность субъектов профессиональной деятельности носит исключительно договорный характер. К страхованию ответственности по договору, в частности, относится страхование ответственности следующих субъектов профессиональной деятельности:

- туроператора (в силу ст. 17.1 Закона об организации страхового дела страхование ответственности туроператора должно обеспечивать надлежащее исполнение туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта),

- адвоката (в соответствии со статьей 19 Закона об адвокатуре адвокат осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска

1 Долотина Р.Р. Правовое регулирование страхования профессиональной ответственности: Дис. … канд. юрид. наук. – Казань, 2007. С. 30.

своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи),

- застройщика (страхование ответственности по договору о долевом участии в строительстве, ст. 12.1 Закона о долевом участии в строительстве);

- клиринговой организации (страхование ответственности по договору об оказании клиринговых услуг),

- организатора торговли (страхование ответственности по договору об оказании услуг по проведению организованных торгов) и т.д.

В иных случаях, ответственность профессионалов носит смешанный характер: договорная ответственность перед лицом, которому оказывается услуга / перед которым исполняется обязательство, и деликтный характер ответственности перед третьими лицами, которым оказанием такой услуги может быть причинен вред (аудитор, оценщик).

Существуют виды страхования профессиональной ответственности, выходящие за пределы страхования договорной и деликтной ответственности.

Нельзя не отметить, что уже к VI в. разработанная римскими юристами двучленная система обязательств на обязательства из контракта (ex contractu) и обязательства из деликта (ex delicto) 1 была скорректирована и была сформирована четырехчастная система источников обязательств: из контракта (ex contractu), из квазиконтракта (quasi ex contractu), из деликта (ex delicto) и из квазиделикта (quasi ex delicto)2.

В настоящее время оснований возникновения обязательств, а стало быть, и оснований возникновения ответственности больше, нежели договор и деликт.

1 Дождев Д.В. Римское частное право: учебник / Д.В. Дождев; под общ. ред. В.С. Нерсесянца. – 3-е изд., испр. и доп. – М. : Норма : ИНФРА-М, 2013. С.487.

2 Там же. С. 489.

ГК РФ в части 2 статьи 307 предусматривает, что обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в Кодексе.

В доктрине гражданского права ответственность по основаниям ее возникновения разделяется на договорную и внедоговорную 1 , при этом внедоговорная ответственность понимается шире, чем деликтная.

Как правило, договорная ответственность трактуется узко – только как ответственность за нарушение обязательств из договора. Ответственность же за нарушение всех иных обязательств, установленных не договором, а законом (деликтных, кондикционных и иных обязательств) относят к внедоговорной ответственности2.

Хотя внедоговорная ответственность не основана на договоре, в то же

время, до момента ее возникновения между должником и кредитором может существовать обязательственное правоотношение, что означает, что деликтной такая ответственность тоже не является.

В связи с этим возникает вопрос о правовой природе страхования внедоговорной ответственности в случаях, когда между субъектами существует правоотношение, возникшее из иных юридических фактов, нежели договор.

Проблема существует в отношении квалификации вида страхования ответственности арбитражного управляющего, нотариуса и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица.

Рассмотрим сложившиеся в науке подходы к квалификации страхования ответственности указанных субъектов.

Страхование ответственности арбитражного управляющего.

1 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 3-е изд., стер. – М.: Статут, 2009. С.628 (автор главы – Витрянский В.В.). Российское гражданское право: Учебник: в 2 т. Т. I: Общая часть. / Отв. ред. Е.А. Суханов. – М.: Статут, 2010. С. 447 (автор главы – Е.А. Суханов).

2 Шевченко А.С., Шевченко Г.Н. Деликтные обязательства в российском гражданском праве: Учебное пособие. – М.: Статут, 2013. С. 5-6. Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. 2-е изд., исправленное и доп. М.: НОРМА, 2009 // СПС КонсультантПлюс. Гущин В.З. Некоторые аспекты

гражданско-правовой ответственности // Современное право, 2008, №11 // СПС КонсультантПлюс. Стребкова О.С. Ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни и здоровью пассажира при внутренних воздушных перевозках // Налоги. 2011. N 16 // СПС КонсультантПлюс.

Обязанность арбитражного управляющего страховать свою ответственность предусмотрена статьей 24.1 Закона о банкротстве. В соответствии с данной нормой арбитражный управляющий обязан заключить договор обязательного страхования ответственности за причинение убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в деле о банкротстве. Минимальный размер страховой суммы должен составлять не менее трех миллионов рублей в год.

В течение десяти дней с даты утверждения арбитражным судом арбитражного управляющего в качестве внешнего или конкурсного управляющего, он должен застраховать свою ответственность по договору. Размер страховой суммы определяется в зависимости от балансовой стоимости активов должника по состоянию на последнюю отчетную дату, предшествующую дате введения соответствующей процедуры

В соответствии со статьей 20 Закона о банкротстве арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности1.

Законодательство не дает ответа на вопрос о природе ответственности арбитражного управляющего, указывая лишь форму ответственности - возмещение убытков в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в деле о банкротстве.

В доктрине данный вопрос однозначно также не решен.

Отсутствие единообразного подхода к квалификации страхования ответственности арбитражного управляющего является следствием такой же неопределенности в вопросах о правовой природе ответственности арбитражного управляющего и самого арбитражного управления.

1 Отметим, что данная обязанность не применяется в случае участия арбитражного управляющего в банкротстве отсутствующего должника, а также должника, балансовая стоимость которого не превышает сто миллионов рублей (п 2 ст. 24.1 Закона о банкротстве).

В литературе высказывались мнения о том, что арбитражный управляющий является: представителем кредиторов 1 ; представителем должника; аналогом органа управления юридического лица (руководителя, ликвидатора) 2 ; органом конкурсной массы, образующей самостоятельную юридическую личность, не обладающую гражданской дееспособностью; опекуном3; аналогом судебного пристава4; аналогом следователя в уголовном процессе 5 ; доверительным управляющим 6 ; независимым лицом, выполняющим административные функции 7 ; лицом, обладающим самостоятельным статусом, определяемым целями конкурсного права8.

Соответственно, вопрос о квалификации ответственности также является нерешенным.

По мнению одних исследователей, ответственность арбитражного управляющего является деликтной; другие квалифицируют данную ответственность как ответственность за нарушение договора.

Т.П. Шишмарева считает ответственность арбитражного управляющего деликтной. Она отмечает, что «договор страхования ответственности арбитражных управляющих следует отнести к договору страхования ответственности за причинение вреда, поскольку при определении правового статуса арбитражного управляющего не выявлено договорного отношения

1 Бардзкий А. О пределах власти окружного суда при назначении присяжных попечителей по делам несостоятельности должников //Журнал гражданского и уголовного права. 1886. №10. С. 35. Гессен Я.М. Устав торговый с разъяснениями. СПб. 1910. С. 55. Масевич М.Г., Павлодский Е.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) // Право и экономика. 1997. №5-6, С.20.

2 Калинина Е.В. Правовое положение арбитражного управляющего. Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2005. С.92.

3 Добровольский А.А. Свод общеимперских положений о торговой и неторговой несостоятельности. – М., 1914. С. 194.

4 Шершеневич Г.Ф. Учение о несостоятельности. Казань. 1890. С. 289.

5 Гальперин С.П. Права и обязанности присяжного попечителя по делу торговой деятельности //Журнал Гражданского и Уголовного права. 1892. Кн. VI. С. 19.

6 Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). М., 2011. С. 87-89.

7 Федоров С.И. Некоторые особенности рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве). Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С.79.

8 Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004. М. 226-229.

между ним и должником или иными субъектами, к договору следует применять положения ст. 931 ГК РФ»1.

И.Ю. Мухачев придерживается аналогичного формального подхода:

«отсутствие договорных отношений ограничивает сферу применения не только по форме, но и по видам гражданско-правовой ответственности. Так, наступление ответственности не связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением договоров, поэтому гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего всегда является внедоговорной. Следовательно, регулирование применения ответственности осуществляется Законом о банкротстве и в рамках ст. 1084 – 1094 ГК РФ»2.

Аналогичная позиция высказывалась В.С. Дедиковым 3 , Е.Г. Дорохиной 4 ,

М.В. Жаботинским5, Е.В. Мурашкиной6, С.Л. Сотниковым7.

Суды исходят из деликтной природы ответственности арбитражного управляющего.

Так, Президиум Высшего арбитражного суда РФ при разрешении дела

№А14-5839/2012 8 по иску арбитражного управляющего, возместившего убытки, причиненные его незаконными действиями конкурсному кредитору, к страховой компании указал, что договор страхования гражданской ответственности арбитражного управляющего является имущественным страхованием ответственности и в силу пункта 3 статьи 931 ГК РФ считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей).

1 Шишмарева Т.П. Страхование ответственности арбитражного управляющего // Цивилист. 2010. №2. СПС

«Консультант Плюс».

2 Мухачев И.Ю. Правовое регулирование деятельности арбитражного управляющего при несостоятельности (банкротстве). Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С.156.

3 Страхование ответственности: правовое сопровождение, андеррайтинг, маркетинг. Практическое пособие

под общей редакцией С.В. Дедикова. М.: Издательский дом «Регламент-Медиа», 2011 С. 141.

4 Дорохина Е.Г. Правовой статус арбитражного управляющего в деле о банкротстве организации. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С.49.

5 Жаботинский М.В. Арбитражный управляющий как субъект гражданских правоотношений при банкротстве. Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2004. С.178.

6 Мурашкина Е.В. Гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С.69.

7 Сотников С.Л. Страхование профессиональной ответственности. Дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2010. С.53.

8 Вестник ВАС РФ, №2, 2014.

По нашему мнению, ответственность арбитражного управляющего деликтной не является. Формальное отсутствие договорных отношений не свидетельствует о деликтном характере ответственности арбитражного управляющего.

Справедливо, на наш взгляд, отмечает А.А. Дубинчин, что «лицо, будучи назначенным арбитражным управляющим и выполняя публичные функции, вступает в гражданско-правовые отношения, становясь стороной в обязательстве, в силу которого оно обязано совершить определенные действия по отношению к должнику, его имуществу и кредиторам»1.

До момента возникновения страхового случая, у арбитражного

управляющего уже есть целый спектр строго определенных обязанностей, что свидетельствует о наличии между арбитражным управляющим и лицами, участвующими в деле о банкротстве, гражданско-правовых обязательств, пусть даже обязанности по этим обязательствам установлены не договором, а законом. В этой связи некоторыми учеными делается вывод о том, что раз ответственность арбитражного управляющего не является деликтной, значит, она является договорной.

Так, Е.Е. Владыка, не давая окончательную правовую квалификацию ответственности арбитражного управляющего, вместе с тем, отмечает, что

«деятельность арбитражного управляющего ближе всего к оказанию услуг»2.

Также высказывалось мнение о том, что отношения между арбитражным управляющим и должником имеют природу договора доверительного управления3.

1 Дубинчин А.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) юридического лица. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С.131.

2 Владыка Е.Е. Арбитражный управляющий – субъект профессиональной деятельности // Предпринимательское право. Приложение Бизнес и право в России и за рубежом. 2011. №3. СПС

«Консультант Плюс».

3 Попондопуло В.Ф. Слепченко Е.В. Производство по делам о банкротстве в арбитражном суде. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 220.

В настоящее же время действующим законодательством заключение подобного договора не предусмотрено, хотя на целесообразность заключения такого договора указывалось в литературе1.

Поскольку договор с арбитражным управляющим отсутствует, Ю.Б. Фогельсон указывает: «выбирая между договорным и деликтным характером его ответственности (а ничего другого нам гл. 48 ГК РФ не предоставляет), следует остановиться на договорном»2.

По нашему мнению, договорной, в строгом смысле слова,

ответственность арбитражного управляющего не является, поскольку договор, устанавливающий основания и размер такой ответственности, действительно отсутствует. В то же время, деликтной такая ответственность также не является в силу наличия до момента возникновения страхового случая обязательственного правоотношения между арбитражным управляющим и лицами, участвующими в деле о банкротстве, за нарушение которого ответственность и возникает.

Страхование ответственности нотариуса.

В соответствии со ст. 18 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1; в ред. от 29.06.2012, далее – Основы законодательства о нотариате) 3 нотариус, занимающийся частной практикой, обязан заключить договор страхования своей ответственности. Объектом страхования в данном случае являются имущественные интересы, связанные с риском ответственности нотариуса по обязательствам, возникающим вследствие причинения имущественного вреда гражданину или юридическому лицу, обратившимся за совершением нотариального действия, и (или) третьим лицам при осуществлении нотариальной деятельности.

1 Свит Ю.П. Договор с арбитражным управляющим. Проблемы правового регулирования. Труды МГЮА. М., 1998. №3. С. 262, 272.

2 Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография / Ю.Б. Фогельсон. – М. : Норма : ИНФРА-М, 2012. С. 445.

3 Ведомости СНД и ВС РФ, 11.03.1993, N 10, ст. 357.

В соответствии со статьей 16 Основ законодательства о нотариате деятельности нотариуса является профессиональной.

Нотариальные услуги, по своей сути, являются публичными: нотариат в Российской Федерации призван обеспечить в соответствии с Конституцией Российской Федерации, конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации (статья 1 Основ законодательства о нотариате).

Нотариальные действия в Российской Федерации совершают как нотариусы, работающие в государственной нотариальной конторе, так и нотариусы, занимающиеся частной практикой. Независимо от того, кто оказывает нотариальную услугу, суть ее как публичной не меняется1.

Услуги, оказываемые государственными органами, принято именовать государственными, а услуги, оказываемые государственными органами и негосударственными структурами – публичными услугами2.

Легальное определение функции по оказанию государственных услуг дано в Указе Президента РФ от 09.03.2004 N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» 3 , согласно которому под такими функциями понимается предоставление федеральными органами исполнительной власти непосредственно или через подведомственные им федеральные государственные учреждения либо иные организации безвозмездно или по регулируемым органами государственной власти ценам услуг гражданам и организациям в области образования, здравоохранения, социальной защиты населения и в других областях, установленных федеральными законами.

1 Публичные услуги и право: науч.-практ. пособие / под ред. Ю.А. Тихомирова (автор главы – Л.К. Терещенко). – М.: Норма, 2007. С. 11.

2 Терещенко Л.К. Услуги: государственные, публичные, социальные // Журнал российского парва. 2004.

№10. С. 16-17.

3 Собрание законодательства РФ, 2004, N 11, ст. 945.

Таким образом, государственные органы могут выполнять публичные функции несколькими способами:

1) самостоятельно;

2) делегировать их оказание органам местного самоуправления или специально созданным для этого организациям;

3) организовать их оказание коммерческими и некоммерческими организациями.

Т.В. Жукова указывает, что о государственных услугах законодатель говорит в двух случаях: когда речь идет, во-первых, о реализации функций государства в социальной сфере, а во-вторых, о ряде функций, которые направлены на удостоверение какого-либо юридически значимого факта1.

О.В. Гутников справедливо отмечает, что услуги, оказываемые

уполномоченными государственными и муниципальными органами, организациями и учреждениями при реализации своих государственно- властных полномочий, не регулируются гражданским правом, а носят административный характер и подчиняются нормам административного права. Уплата соответствующих пошлин и сборов за такие действия не может рассматриваться как плата по гражданско-правовым договорам оказания услуг 2 . Согласимся с мнением А.С. Кузьминова, который со ссылкой на Определение Конституционного суда РФ от 14 мая 1992 г. №88-О указывает, что взимаемые за оказание публичных услуг платежи не являются вознаграждением в смысле гл. 47 ГК РФ, а являются компенсацией затрат публичной власти в связи с оказанием услуг3.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от

23 декабря 1999 года № 18-П указано, что деятельность нотариусов не

1 Жукова Т.В. К вопросу о понятии и содержании правовой категории «государственные услуги»: взгляд цивилиста. В кн.: Публичные услуги: правовое регулирование (российский и зарубежный опыт): сборник / под общ. ред. Е.В. Гриценко, Н.А. Шевелевой. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 43.

2 Публичные услуги и право: науч.-практ. пособие / под ред. Ю.А. Тихомирова (автор главы – О.В. Гутников). – М.: Норма, 2007. С. 359-360.

3 Кузьминов А.С. Природа платежей за публичные услуги. В кн.: Публичные услуги: правовое регулирование (российский и зарубежный опыт): сборник / под общ. ред. Е.В. Гриценко, Н.А. Шевелевой. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 243.

является предпринимательством или какой-либо иной не запрещенной законом экономической деятельностью и не преследует цели извлечения прибыли, «деятельность занимающихся частной практикой нотариусов является особой юридической деятельностью: она осуществляется от имени государства, что гарантирует доказательственную силу и публичное признание нотариально оформленных документов и предопределяет специальный публично - правовой статус нотариусов» 1.

Согласно ст. 17 Основ законодательства о нотариате, нотариус,

занимающийся частной практикой, несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица в результате:

1) совершения нотариального действия, противоречащего законодательству Российской Федерации,

2) неправомерного отказа в совершении нотариального действия,

3) разглашения сведений о совершенных нотариальных действиях.

Вопрос о квалификации вида страхуемой нотариусом ответственности является спорным.

По мнению Н.С. Ковалевской, выраженному в Отчете о научно- исследовательской работе Института нотариата юридического факультета СПбГУ по заказу Федеральной нотариальной палаты РФ в 2010 году, ответственность нотариуса является деликтной2.

А.П. Лебединов отмечает, что поскольку страховым случаем по

договору страхования гражданской ответственности нотариуса является факт причинения имущественного вреда гражданину или юридическому лицу,

«ясно, что ответственность нотариуса имеет внедоговорный характер»3.

1 Собрание законодательства РФ, 2000, N 3, ст. 353.

2 Страхование профессиональной ответственности нотариуса. Отчет о научно-исследовательской работе, выполненной Институтом нотариата юридического факультета СПбГУ по заказу Федеральной нотариальной палаты РФ (автор главы – Н.С. Ковалевская). – М.: ФРПК, 2010. С. 82.

3 Лебединов А.П. О продолжительности срока исковой давности при страховании профессиональной ответственности // Юридическая и правовая работа в страховании. 2010. №3. СПС «Консультант Плюс».

Аналогичное мнение высказывалось Е.В. Дмитриевой 1 , Е.Ю. Масловой2.

Вместе с тем, в литературе также высказывалась и точка зрения о договорном характере ответственности нотариуса.

Так, С.В. Дедиков указывает: «учитывая, что частный нотариус заключает с клиентом устный договор об оказании нотариальных услуг, то здесь, несомненно, речь идет о страховании договорной ответственности»3.

По мнению Жана-Люка Обера, отношения заказчик-нотариус имеет договорный аспект по нескольким причинам: клиент имеет возможность выбора того или иного нотариуса; «нотариус привлекается в качестве должностного лица, наделенного полномочиями удостоверять юридические факты… стороны по сути вступают с ним в договор, состоящий в должном исполнении им его обязанностей»; нотариус исполняет свои обязанности после того, как его клиент обратился к нему с просьбой о его посредничестве4.

По нашему мнению, ответственность нотариуса за причинение вреда

при совершении нотариальных действий не является ни договорной, поскольку договор действительно не заключается, ни деликтной, поскольку ответственность наступает за ненадлежащее исполнение существующего между сторонами обязательства.

Кроме того, деятельность нотариуса не ограничивается только совершением нотариальных действий.

Речь идет о таких полномочиях нотариуса, которые связаны с совершением нотариальных действий, но нотариальными не являются (вспомогательные, сервисные услуги). В частности, к ним относятся оказание

1 Дмитриева Е.В. Взаимное страхование профессиональной ответственности нотариусов. Монография. – М.: АП «Наука и образование, 2011. С. 27.

2 Маслова Е.Ю. Правовые основы обязательного страхования гражданско-правовой ответственности в Российской Федерации. Дис… канд. юрид. наук. – М., 2006. С. 117.

3 Дедиков С.В. Основные проблемы страхования ответственности по договору // Цивилист. 2010. N 1 // СПС

КонсультантПлюс.

4 Обер Ж.Л. Гражданско-правовая ответственность нотариусов. – М.: Фонд развития правовой культуры, 2007. С. 30, 32.

услуг правового и технического характера (составление проектов сделок, заявлений и других документов, изготовление копий документов и выписок из них и т.д.).

Конституционный суд РФ в Определении от 01.03.2011 N 272-О-О1

указал, что услуги правового и технического характера являются дополнительными и предоставляются нотариусами гражданам и юридическим лицам исключительно при наличии их согласия и вне рамок нотариальных действий.

Министерство финансов РФ в письме от 19 января 2012 года №03-05- 06-03/01 2 указало, что за составление проектов сделок, доверенностей, заявлений, завещаний и других документов, за выполнение технической работы по изготовлению нотариальных документов НК РФ не предусмотрено уплаты государственной пошлины. За выполнение вышеперечисленных действий, определенных ст. 15 Основ о нотариате, как за оказание услуг правового и технического характера, взимается плата с учетом себестоимости затрат на составление данных документов.

При рассмотрении данного вопроса интересным представляется дело

№А40-49279/133, рассмотренное Арбитражным судом города Москвы.

Федеральной антимонопольной службой РФ приказом от 16 апреля 2013 года была инициирована проверка соблюдения НО «Московская городская нотариальная палата» (далее – Нотариальная палата) требований антимонопольного законодательства при оказании услуг правового и технического характера, а именно, при установлении тарифов на работы правового и технического характера.

По мнению Федеральной антимонопольной службы, данные услуги не являются публичными функциями и не осуществляются от имени Российской Федерации, в связи с чем, являются предпринимательской деятельностью.

1 Нотариальный вестник, N 5, 2011.

2 Документ опубликован не был // СПС КонсультантПлюс.

3 Судебные акты опубликованы не были // СПС КонсультантПлюс.

По мнению Нотариальной палаты, услуги правового и технического характера не носят гражданско-правового характера и деятельность по их оказанию не является предпринимательской, так как эти услуги оказываются в связи с нотариальным действием и не могут быть оказаны отдельно. Закон исключает возможность осуществления нотариальной деятельности на основе принципов свободы конкуренции, свободы предпринимательства.

Полагая приказ о проведении внеплановой выездной проверки незаконным, Нотариальная палата обратилась с иском в суд о признании его недействительным.

Арбитражный суд города Москвы в решении от 22 июля 2013 года указал, что нотариусы не вступают в договорные, гражданско-правовые отношения и обязательства с лицами, в отношении которых совершают нотариальные действия и которые оплачивают тариф и правовую и техническую работу, а к деятельности нотариусов не применяются положения ст. 779 ГК РФ (о договорах возмездного оказания услуг), поскольку взимаемые нотариусами платежи по своей природе не являются стоимостью гражданско-правовой услуги (ценой договора). Результаты совершения нотариального действия не могут потребляться в процессе его совершения, поскольку правовые последствия, связанные с нотариальной деятельностью, наступают после его совершения. Результатом нотариальных действий являются юридические последствия, возникающие в силу оформленного нотариального акта после совершения нотариального действия.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции было оставлено в силе.

Федеральным арбитражным судом Московского округа Постановлением от 6 февраля 2014 года судебные акты по делу отменены, производство по делу прекращено. По мнению суда кассационной инстанции, оспариваемый приказ не может быть предметом судебного

обжалования, поскольку сам по себе не влечет негативных последствий для Нотариальной палаты.

Нельзя не сказать, что определенную точку в данном споре поставил законодатель, приняв Федеральный закон №379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым внесены изменения в Основы законодательства о нотариате. Данный закон прямо предусматривает, что вопросы оплаты за совершение нотариальных действии и других услуг (выделено мной – А.Н.), оказываемых нотариусом, не являются предметом регулирования антимонопольного законодательства.

В доктрине вопрос о возможности страхования ответственности нотариуса за причинение вреда при оказании услуг технического и правового характера является дискуссионным.

Так, по мнению М.С. Шварца, поскольку причинение вреда в результате оказания услуг правового и технического характера не входит в перечень страхуемых рисков, современное регулирование вопроса об ответственности нотариуса не охватывает причинение вреда в таких случаях, соответственно, на него не распространяются гарантии, предоставляемые обязательным страхованием1.

Действительно, формальное толкование положений статей 16 - 18

Основ законодательства о нотариате позволяет сделать подобный вывод.

Согласно пункту 3 статей 18 Основ страховым случаем по договору страхования гражданской ответственности нотариуса является установленный вступившим в законную силу решением суда или признанный страховщиком факт причинения имущественного вреда гражданину или юридическому лицу действиями (бездействием) нотариуса, занимающегося частной практикой, в результате совершения нотариального действия, противоречащего законодательству Российской Федерации, либо неправомерного отказа в совершении нотариального действия,

1 Страхование профессиональной ответственности нотариуса. Отчет о научно-исследовательской работе, выполненной Институтом нотариата юридического факультета СПбГУ по заказу Федеральной нотариальной палаты РФ (автор главы – М.С. Шварц). – М.: ФРПК, 2010. С. 48.

подтвержденного постановлением нотариуса, а также разглашения сведений о совершенном нотариальном действии.

Подобное ограничение страхового покрытия, на наш взгляд, не отвечает целям страхования ответственности нотариуса.

Отметим, что 2 декабря 2013 года в Государственную Думу РФ был внесен проект Федерального закона №398234-6 «О нотариате и нотариальной деятельности» (Проект закона о нотариате)1, кардинально меняющий систему страхования ответственности нотариуса.

Новая редакция статьи 16 Проекта закона о нотариате не содержит более ограничений ответственности нотариуса. Предусмотрено, что причиненный при осуществлении нотариальной деятельности вред личности гражданина, а также имуществу гражданина или юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме нотариусом, чьими действиями или бездействием такой вред причинен.

По нашему мнению, оказание нотариусом услуг правового и технического характера является, по своей правовой природе, возмездным оказанием услуг; ответственность нотариуса при оказании данной услуги также может быть застрахована.

В целом страхование ответственности нотариуса по своей природе также не относится ни к страхованию ответственности за нарушение договора, ни к страхованию деликтной ответственности.

Страхование ответственности лиц, входящих в состав органов управления юридического лица.

Согласно положениям действующей статьи 53.1 ГК РФ лицо, которое в

силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или

1 Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации /

http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=398234-6&02. Законопроект

неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

В соответствии со статьей 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14- ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО) 1 и статьей 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО)2 члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно

управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

Согласно пункту 2 статьи 25 Федерального закона от 14.11.2002 N 161- ФЗ (в ред. от 02.07.2013) «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» 3 руководитель унитарного предприятия несет в установленном законом порядке ответственность за убытки, причиненные унитарному предприятию его виновными действиями (бездействием), в том числе в случае утраты имущества унитарного предприятия.

Законодатель не относит указанных лиц к субъектам профессиональной деятельности, вместе с тем, такие предложения высказывались в доктрине4.

Вопрос о природе ответственности лиц, исполняющих обязанности единоличного 5 и коллегиального исполнительных органов, членов совета

1 Собрание законодательства РФ, 1998, N 7, ст. 785.

2 Собрание законодательства РФ, 1996, N 1, ст. 1.

3 Собрание законодательства РФ, 2002, N 48, ст. 4746.

4 Например, по мнению Е.В. Филипповой деятельность членов совета директоров является профессиональной. См.: Филиппова Елена Владимировна. Гражданско-правовая ответственность членов совета директоров акционерного общества: Дис. ... кандидата юридических наук : 12.00.03 / Москва, 2014. – С. 9.

5 Для целей настоящей статьи термины «руководитель» и «лицо, исполняющее обязанности единоличного

исполнительного органа» будут использоваться как синонимичные.

директоров (наблюдательного совета) перед обществом является дискуссионным в доктрине гражданского права.

К договорной ответственность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, относят по двум причинам.

По мнению одних ученых, ответственность указанных лиц перед обществом носит договорный характер, поскольку основана на нарушении трудового договора, заключенного с обществом1.

С.В. Дедиков указывает: «В случае причинения убытков обществу единоличный исполнительный орган и члены коллегиального исполнительного органа несут договорную ответственность перед своей организацией, поскольку их связывает трудовой контракт (договор)» 2 . Аналогичная точка зрения высказана Г.Л. Рубеко3.

С подобной позицией, по нашему мнению, согласиться нельзя. Руководитель организации имеет двойственный статус в обществе.

С одной стороны, руководитель является работником общества, которого связывают с обществом трудовые отношения, регулируемые трудовым договором. За нарушение трудовых обязанностей он несет ответственность, предусмотренную трудовым законодательством: полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации (статья 277 Трудового кодекса Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ4). В этой связи, безусловно, справедливо А.Ф. Нуртдинова и Л.А. Чиканова отмечали, что руководитель организации, как и всякий другой работник, обязан осуществлять работу по определенной

1 Широков А.В. Правовые вопросы страхования ответственности директоров и иных должностных лиц // Предпринимательское право, 2007, №4 // СПС КонсультантПлюс.

2 Дедиков С.В. Страхование ответственности руководителей юридических лиц // Юридическая работа в кредитной организации, 2012 №2 // СПС КонсультантПлюс.

3 Рубеко Г.Л. Правовой статус органов управления акционерных обществ. М.: Статут, 2007. // СПС КонсультантПлюс.

4 Собрание законодательства РФ,2002, N 1 (ч. 1), ст. 3.

должности, то есть выполнять определенную трудовую функцию, а не передавать работодателю конечный результат своего труда1.

В то же время руководитель исполняет обязанности единоличного исполнительного органа, то есть, является органом управления юридического лица. Единоличный исполнительный орган без доверенности действует от имени общества, самостоятельно совершает определенные сделки.

Данные отношения регулируются корпоративным, но не трудовым законодательством, на что прямо указано в пункте 3 статьи 69 Закона об АО: на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Трудового кодекса РФ.

Приоритет в применении норм гражданского права перед нормами трудового к отношениям, возникающим между акционерным обществом и физическим лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа, был отмечен Конституционным судом Российской Федерации2.

Данный подход является преобладающим и в доктрине гражданского

права.

Можно согласиться с А.А. Маковской, которая пишет «об отношениях, складывающихся между обществом и лицами, выполняющими функции его органов или входящими в его органы при осуществлении этих функций, как об отношениях корпоративных, отличных от отношений между

1 Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. Соотношение трудового и нового гражданского законодательства. В кн.: Новый гражданский кодекса России и отраслевое законодательство. М., 1995. С. 14.

2 Постановление Конституционного Суда РФ от 15.03.2005 N 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского

городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан» // Собрание законодательства РФ, 2005, N 13, ст. 1209.

работодателем и наемными работниками и являющихся по своей природе отношениями гражданско-правовыми»1.

П.В. Степанов замечает, что отношения между юридическим лицом и гражданином, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, с одной стороны, являются трудовыми, а с другой – внутрикорпоративными, что определяет специфику его трудовых отношений2.

А.В. Богданов указывает, что «права и обязанности по осуществлению

функций руководства текущей деятельностью общества (абз. 2 ч. 3 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах») не могут быть включены в предмет трудового договора. Это гражданско-правовые полномочия, не относящиеся к сфере регулирования трудового права и не могущие быть охарактеризованы как особая трудовая функция»3.

По мнению Т.Ю. Коршуновой, в настоящее время не существует ни

конкуренции, ни коллизии норм трудового и гражданского права: каждая отрасль законодательства регулирует отношения, входящие в ее предмет4.

По нашему мнению, наличие трудового договора между руководителем организации и обществом само по себе не свидетельствует о договорном характере ответственности за нарушение установленной корпоративным законодательством обязанности действовать добросовестно и разумно в интересах представляемого им юридического лица.

Что касается членов совета директоров (наблюдательного совета), то трудовое законодательство в силу статьи 11 Трудового кодекса РФ на них не распространяется. Их ответственность носит гражданско-правовой характер.

1 Маковская А.А. Основание и размер ответственности руководителей акционерного общества за причиненные обществу убытки // Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2006. // СПС КонсультантПлюс.

2 Степанов П.В. Правовая квалификация отношений, возникающих между единоличным исполнительным органом и акционерным обществом // Хозяйство и право. 2002, №12. С. 93.

3 Богданов А.С. Юридическая конструкция договора между акционерным лицом и лицом, осуществляющим

функции его единоличного исполнительного органа // Вестник Пермского университета. http://www.jurvestnik.psu.ru/ru/vipusk2122011/122-2011-2-11.html. Дата обращения - 09.11.2013 года.

4. Коршунова Т.Ю. Единоличный исполнительный орган юридического лица: проблемы правового статуса» В кн.: Новое в гражданском законодательстве: баланс публичных и частных интересов: материалы для VII Ежегодных научных чтений памяти профессора С.Н. Братуся – М. ИЗиСП. 2012 , С. 146.

По мнению других ученых, ответственность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, носит договорный характер, поскольку основана на нарушении договора на осуществление корпоративных функций. При этом сам этот гражданско-правовой договор понимается по-разному.

Н.В. Козлова считает, что по своей правовой природе договор с руководителем или иным субъектом, выполняющим функции юридического лица и связанным с ним трудовыми отношениями, надлежит квалифицировать как особый договор (sui generis)1.

И.Л. Иванов отмечает, что ответственность лиц, участвующих в управлении акционерным обществом, «можно считать договорной, поскольку правовое отношение, из которого она возникает, действительно базируется на договоре, и, говоря конкретнее, связано с его нарушением… Имеется в виду, конечно, не формальное заключение договора, а состоявшееся в установленном порядке назначение лица на должность или наделение его соответствующими полномочиями компетентным органом общества, с одной стороны, и согласие на это назначаемого лица, в том числе выраженное путем реального начала исполнения функций, с другой стороны. Уже сами названные факты свидетельствуют о возникновении обязательственного отношения между управляющим и обществом вне

зависимости от соблюдения надлежащей формы договора»2.

Е.Н. Бычкова указывает, что меры ответственности, установленные ст. 71 Закона об АО, применяются в случае заключения межотраслевого договора, объединяющего положения двух отраслей права – гражданского и трудового. Гражданско-правовой договор может быть заключен по модели

1 Козлова Н.В. Гражданско-правовой статус органов юридического лица // Хозяйство и право. 2004. №8. С. 47-48.

2 Отметим, что под «управляющим» И.Л. Иванов понимает членов совета директоров (наблюдательного совета), членов коллегиального исполнительного органа, лицо, занимающее должность единоличного исполнительного лица, а также управляющую организацию или управляющего. Иванов И.Л. Гражданско-

правовая ответственность лиц, участвующих в управлении акционерным обществом, в праве России и Германии. Дис. … канд. юрид. наук. Москва, 1999. С. 8, 177.

договора доверительного управления имуществом, возмездного оказания услуг, агентского договора по типу поручения1.

Также нельзя не отметить позицию Е.В. Тычинской, которая исходит из единства правового статуса лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, вне зависимости от того, кем конкретно они реализуются (коммерческой организацией - управляющей компанией, индивидуальным предпринимателем - управляющим или физическим лицом – генеральным директором). В этой связи Е.В. Тычинская предлагает квалифицировать отношения лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа, с обществом как отношения по договору о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, в силу которого одна сторона (генеральный директор либо управляющая организация) обязуется оказывать другой стороне (обществу) услуги по осуществлению функций единоличного исполнительного органа данного общества, а общество

обязуется оплачивать их2.

По нашему мнению, договорной ответственность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица (кроме управляющего и управляющей компании), не является. С членами совета директоров гражданско-правовой договор, как правило, не заключаются, свои полномочия они осуществляют на основании решения общего собрания акционеров (участников). С руководителем, как правило, заключается только трудовой договор, который гражданско-правовые отношения сторон не регулирует.

Поскольку формально договор на осуществление корпоративных функций с лицами, входящими в состав органов управления юридического лица, не заключается, некоторыми авторами делается вывод о деликтном

1 Бычкова Е.Н. Договорная ответственность исполнительных органов акционерного общества. Дис. … канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2000. С.157, 164, 173.

2 Тычинская Е.В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества / под ред. Л.Ю. Михеевой. М.: Статут, 2012. // СПС КонсультантПлюс.

характере их ответственности (В.И. Добровольский, 1 , А.Е. Молотников 2 , Е.В. Орлова3, Е.В. Филиппова4).

С данным выводом, по нашему мнению, также согласиться нельзя.

Как в случае с арбитражным управляющим, между лицами, входящими в состав органов управления, и обществом до момента причинения последнему убытков уже существуют обязательственные правоотношения. Следствием нарушения этих обязанностей является возникновение ответственности у лиц, участвующих в управлении юридическим лицом.

К таким обязанностям, в частности, относится уже упоминавшаяся обязанность лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, действовать в интересах представляемого юридического лица добросовестно и разумно. Разумность и добросовестность должны присутствовать при осуществлении обязанности по выбору и контролю за действиями (бездействиями) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работникам юридического лица, а также надлежащей системы управления юридическим лицом5.

Итак, ответственность лиц, входящих в состав органов управления

юридического лица, не относится ни к договорной, ни к деликтной. Она не основана на договоре, поскольку таковой не заключается, и не является следствием причинения вреда.

Исследование положений о страховании ответственности арбитражного управляющего, нотариуса и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, а также оснований их ответственности

1 Добровольский В.И. Вопросы страхования ответственности руководителей компаний в России (Directors and Officers Liability Insurance (D&O) // СПС КонсультантПлюс.

2 Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. Дис. … канд. юрид. наук. Москва, 2005. С. 163.

3 Орлова Е.В. Страхование гражданской ответственности директоров: налоговые последствия // Российский

налоговый курьер. 2011. N 12. // СПС КонсультантПлюс.

4 Филиппова Елена Владимировна. Гражданско-правовая ответственность членов совета директоров акционерного общества: Дис. ... кандидата юридических наук : 12.00.03 / Москва, 2014. – С. 95.

5 Пункт 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых

вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» №62 от 30.07.2013 года // Размещено на официальном сайте Высшего арбитражного суда РФ 20.08.2013 г. [Электронный ресурс]. URL: www.arbitr.ru.

позволяет сделать вывод о том, что такое страхование не относится ни к страхованию договорной, ни к страхованию деликтной ответственности.

По нашему мнению, возможны три пути решения поставленной проблемы: а) признание наличия в рассматриваемых случаях договора sui generis и осуществление страхования по правилам о договорной ответственности; б) расширение смысла понятия «договорной ответственности» путем включения в нее не только договорных, но и иных обязательств и приравнивание к ней ответственности из иных правомерных оснований в) выделение страхование внедоговорной ответственности в самостоятельный подвид страхования гражданской ответственности.

А) Безусловно, не лишены смысла представленные в настоящей главе подходы авторов, настаивающих на существовании гражданско-правового договора при исполнении обязанностей арбитражным управляющим, нотариусом и лицами, входящими в состав органов управления юридического лица.

Ведь началу осуществления вышеуказанными субъектами своих функций предшествует сложный юридический состав действий, оформляющих назначение такого лица на должность, наделение его полномочиями и определение его обязанностей.

Полномочия арбитражного управляющего устанавливаются определением арбитражного суда.

Полномочия лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, устанавливаются решением общего собрания акционеров (участников) общества.

Страховая практика показывает, что ответственность арбитражного управляющего и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, страхуется по правилам о страховании деликтной ответственности. Подобное, по нашему мнению, недопустимо.

В этой связи, признание в данном случае договора «особого рода»

могло бы стать в каком-то смысле решением проблемы.

При признании рассматриваемых отношений договором sui generis, ответственность указанных субъектов профессиональной деятельности следует квалифицировать как договорную и страховать ее по правилам о страховании ответственности за нарушение договора в порядке, установленном статьей 932 ГК РФ, если возможность такого страхования предусмотрена законом.

Возможность (более того, обязанность) страхования ответственности арбитражного управляющего, как уже отмечалось, прямо предусмотрена Законом о банкротстве.

Возможность страхования ответственности лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, действующим законодательством не предусмотрена. Однако отметим, что в настоящее время Государственной Думой РФ во втором чтении рассматривается законопроект №394587-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственных обществ» 1 , который прямо предусматривает возможность страхования ответственности членов органов управления юридического лица. В частности, предлагается дополнить Закон об ООО статьей 44.3 и Закон об АО статьей 71.4 следующего содержания: «общество вправе заключить договор имущественного страхования ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица,

занимающего должность единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), и членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) (далее - договор страхования), по которому может быть застрахован риск ответственности указанных лиц по обязательствам, возникающим вследствие причинения убытков обществу, его акционерам, владельцам иных эмиссионных ценных

1 Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации / http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=394587-5&02. Законопроект находится на рассмотрении в первом чтении. Дата обращения – 21.04.2014 г.

бумаг общества и (или) иным лицам в результате их неосторожных действий (бездействия)»1.

Б) Расширение смысла понятия «договорной ответственности» путем включения в нее не только ответственности за нарушение договорных, но и иных внедоговорных обязательств.

В доктрине гражданского права такие попытки неоднократно предпринимались.

Так, О.А. Красавчиковым указывалось на условность термина

«договорная» ответственность «в связи с тем, что рассматриваемая ответственность наступает не только по обязательствам, возникшим из договора, но и из других правомерных действий»2.

В «Общем учении о деликтных обязательствах в советском гражданском праве» В.Т. Смирнов и А.А. Собчак отмечали: «вред может явиться результатом неисполнения или ненадлежащего исполнения уже существующего между сторонами обязательства, возникшего из договора, административного акта и т.п… Правонарушению… обязательно должно предшествовать установление договорных или иных приравненных к ним правоотношений, опосредующих нормальную хозяйственную или иную деятельность их участников»3.

По мнению В.И. Зоидзе, обязательства, возникающие из

административного акта, по своей целевой установке приближаются к договорной ответственности4.

На схожий характер договорных и внедоговорных обязательств указывает Е.А. Суханов. По его мнению, попытка отнесения иных

«недоговорных» обязательств к внедоговорной ответственности неудачна,

1 Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации / http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=394587-5&02. Дата последнего обращения – 28 октября 2013 года.

2 Советское гражданское право. /Под ред О.А. Красавчикова. М. «Высшая школа» 1985 г. Изд. 3.С. 508.

3 Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 9, 100.

4 Зоидзе В.И. Соотношение договорной и внедоговорной (деликтной) ответственности в советском гражданском праве: дис. … канд. юрид. наук. – Тбилиси, 1980. – С. 30-31.

поскольку, с одной стороны, «искусственно разделяются однородные по сути обязательства из различных сделок (действий)», а с другой – «объединяются в одну группу обязательства из правомерных действий (сделок) и из правонарушений»1.

Указанное расширенное толкование позволит страховать

ответственность за нарушение обязательств, в частности, ответственность арбитражного управляющего, нотариуса и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, по правилам о страховании ответственности по договору в соответствии со статьей 932 ГК РФ.

В) Более методологически верным представляется не «искусственное» применение норм о договорной ответственности к внедоговорным обязательствам, а изменение системы страхования гражданской ответственности путем выделения самостоятельного подвида страхования - страхования ответственности за нарушение внедоговорных обязательств.

По мнению В.Л. Слесарева, не являются в строгом смысле слова договорными убытки, возникшие из неисполнения обязательств, вытекающих из административного акта, односторонних сделок2.

В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной практике по искам о возмещении вреда» указывалось, что правила ст. 88-95 Основ гражданского законодательства не распространяются на случаи возмещения вреда, причиненного вследствие неисполнения обязательства, принятого на себя ответчиком по договору или возникшего у него из других оснований, предусмотренных законом. В этих случаях ответственности за вред должна определяться или в соответствии с условиями заключенного между сторонами договора или же по правилам

закона, который регулирует данное правоотношение3.

В.И. Синайский обязательства, вытекающие из закона, выделял в самостоятельный вид обязательств. Он указывал, что закон лежит в основе

1 Российское гражданское право: Учебник: в 2 т. Т. II / Отв. ред. Е.А. Суханов. – М.: Статут, 2010. С. 43.

2 Слесарев В.Л. Объект и результат гражданского правонарушения. – М.: Экон-Информ, 2010. С. 100.

3 СПС КонсультантПлюс.

всякого обязательства, возникает ли оно из юридической сделки или правонарушения. Тем не менее, можно различать закон, как источник обязательства, действующий посредственно и непосредственно.

Посредственно - когда для возникновения обязательства необходимы юридические действия (юридическая сделка, правонарушение) и непосредственно - когда таких действий не надо. В последнем случае закон может быть назван непосредственным источником возникновения обязательств (например, обязанность мужа содержать жену, обязанности родителей и детей содержать друг друга, обязанность вознаградить за временное принудительное занятие недвижимых имуществ)1.

Как уже отмечалось, многими авторами ответственность арбитражного

управляющего, нотариуса и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица, относится к внедоговорной ответственности (отличной от деликтной ответственности), под которой понимается ответственность за нарушение обязательств, возникших из правомерного основания, но не из договора.

Но решением проблемы такой подход не является, поскольку, как уже отмечалось, действующее страховое законодательство не регулирует отношения по страхованию внедоговорной ответственности, а предусматривает только два вида страхования ответственности – страхование договорной и деликтной ответственности.

Таким образом, существует необходимость выделения страхования ответственности за нарушение внедоговорных обязательств в самостоятельный подвид страхования гражданской ответственности.

Формулировка статьи 929 ГК РФ указывает на то, что перечень видов страхования является открытым: «по договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы следующие имущественные интересы…».

1 Синайский В.И. Русское гражданское право. - М.: Статут, 2002. С. 306.

Статья 32.9 Закона об организации страхового дела также содержит открытый перечень видов страхования.

Таким образом, действующее законодательство о страховании позволяет сделать вывод о возможности выделения страхования ответственности за нарушение внедоговорных обязательств в самостоятельный подвид страхования гражданской ответственности.

В пользу данной точки зрения высказывался А.П. Лебединов: «вполне допустимо предложить гипотезу, в соответствии с которой страхование ответственности, не являющейся ответственностью по договору и в то же время возникающей не в связи с причинением непосредственного вреда жизни, здоровью и (или) имуществу, следует относить к некоему самостоятельному виду страхования ответственности, который должен подчиняться только общим нормам гл. 48 ГК РФ, применяемым к договорам имущественного страхования»1.

Мы согласны с автором. По нашему мнению, отношения по

страхованию внедоговорной ответственности не могут регулироваться ни нормами о страховании договорной, ни нормами о страховании деликтной ответственности в силу описанных выше особенностей данного вида страхования.

Это потребует внесения соответствующих изменений в действующее законодательство о страховании, но вместе с тем поможет избежать споров о виде страхуемой ответственности, которые существуют сейчас в отношении многих видов страхования ответственности, в частности, арбитражного управляющего и лиц, входящих в состав органов управления юридического лица.

Таким образом, предлагается дополнить существующую систему подвидов страхования гражданской ответственности:

· страхование ответственности за причинение вреда,

1 Лебединов А.П. О продолжительности строка исковой давности при страховании профответственности // Юридическая и правовая работа в страховании. 2010. №3 // СПС «Консультант Плюс».

· страхование ответственности по договору,

· страхование ответственности за нарушение внедоговорных обязательств.

Имущественное страхование

Страхование имущества

Страхование гражданской ответственности

Страхование предпринимате льского риска

Страхование ответственности по договору

Страхование ответственности за нарушение внедоговорных обязательств

Страхование деликтной ответственности

Под страхованием ответственности за нарушение внедоговорного обязательства предлагается понимать отношения по защите интересов страхователя, выступающего стороной по гражданско-правовому обязательству, возникшему из иного правомерного основания, нежели договор, при наступлении его ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Рассмотрев особенности страхования профессиональной договорной, деликтной и внедоговорной ответственности приходим к выводу о том, что страхование профессиональной ответственности самостоятельным видом страхования не является.

Страхование профессиональной ответственности и ответственности по договору, если изображать их соотношение кругами Эйлера, в некоторой части пересекаются, но имеют и самостоятельное содержание.

Виды страхования

по основанию возникновения ответственности

Страхование деликтной ответственности

Страхование договорной ответственности

Страхование внедоговорной ответственности

Страхование деликтной ответственности профессионалов

Страхование договорной ответственности профессионалов

Страхование внедоговорной ответственности профессионалов

Виды страхования

по субъектному признаку

Так, если речь идет о страховании ответственности субъекта профессиональной деятельности, то его ответственность может быть договорной или внедоговорной (деликтной или иной внедоговорной). В этом случае страхование договорной ответственности является подвидом страхования профессиональной ответственности.

В то же время, страхование договорной ответственности возможно как профессионалов, так и непрофессионалов, и в этом смысле страхование договорной ответственности шире, чем страхование профессиональной ответственности.

<< | >>
Источник: Ножкина Алена Александровна. СТРАХОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДОГОВОРУ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме §2. Правовая природа страхования профессиональной ответственности. Соотношение со страхованием ответственности по договору и отграничение от страхования внедоговорной ответственности субъектов профессиональной деятельности:

  1. Содержание
  2. §2. Правовая природа страхования профессиональной ответственности. Соотношение со страхованием ответственности по договору и отграничение от страхования внедоговорной ответственности субъектов профессиональной деятельности
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -