<<
>>

Тема 1. Становление антитрастового (антимонопольного) законодательства. Антитрастовое законодательство США.

В современной экономике совершенно конкурентные рынки встречаются редко — это скорее идеал, к которому можно стремиться, чем реальная действительность.

Совершенная конкуренция определятся разными авторами по-разному[1]:

1) жесткая конфликтная состязательность хозяйствующих субъектов, когда ни один из них не в состоянии оказать решающего влияния на общие условия реализации однородного товара на данном рынке;

2) состязание экономических субъектов на товарном рынке, при котором ни один из них не в состоянии оказать решающее влияние на общие условия реализации однородного товара на данном рынке;

3) вид отраслевого рынка, на котором много фирм продает стандартный товар и ни одна из фирм не имеет достаточно большой доли рынка, чтобы влиять на цену продукта.

Цена для каждой фирмы считается заданной рынком. Вход и выход из отрасли свободны;

4) состязательность большого числа мелких покупателей и продавцов, каждый из которых обладает достаточно полной рыночной информацией, а потому ни один из них не может контролировать рыночный спрос, поставку товара на рынок или цену на него. Продукт стандартный. Барьеров входа-выхода нет;

Когда мы покупаете автомобиль от «Ford» или «Toyota», гамбургеры от «Mcdonalds», компьютер от IВМ или «Apple », мы имеем дело с фирмами достаточно большими, чтобы влиять на рыночную цену. В самом деле, многие рынки в современной экономике находятся во власти нескольких крупных фирм, иногда всего двух или трех. И получается, что мир, в котором мы живем, - мир несовершенной конкуренции.

Модель совершенной конкуренции характеризуется пятью признаками:

· Наличие большого числа экономических агентов, продавцов и покупателей;

· Однородность продаваемой продукции;

· Ни один из продавцов или покупателей не в состоянии повлиять на рыночную цену;

· Свободный вход на рынок и выход с него;

· Максимальная информированность продавцов и покупателей о товарах и ценах.

Кривая спроса для отдельной фирмы имеет вид прямой, параллельной горизонтальной оси. Для всего же рынка кривая спроса имеет отрицательный наклон, а кривая предложения – положительный. Пересечение кривой спроса и предложения дает точку рыночного равновесия, которой соответствует рыночная цена и равновесный объем продаж. На конкурентном рынке реализуются максимальные объемы продукции.

При соблюдении этих условий возникает действительно равноправное положение всех участников рынка. Такой рынок позволяет перераспределять ограниченные ресурсы общества в пользу наиболее эффективно работающих предприятий. На рынке свободной конкуренции производитель может увеличить свои прибыли, лишь снизив издержки производства.

Рынок с такими чертами называют “идеальным” или “свободным”. В реальной жизни каждый из этих признаков рынка может нарушаться (и нарушается): государство может влиять на цены, между продавцами заключаются соглашения с целью давления на покупателей, наличие коммерческой тайны препятствует получению полной информации и т. п.

Конкуренция является благом для общества в целом, так как именно конкуренция заставляет производителей учитывать потребности общества, повышать качество продукции, снижать издержки производств, внедрять достижения НТП и т.д.

В то же время для производителей конкуренция – зло, предприниматели стараются ее избежать (тайные соглашения, слияния фирм и т.п.).

Антимонопольное законодательство не относится к первым попыткам по формированию регулируемой конкуренции. Впервые регулирование конкурентных отношений возникло в середине ХIХ века в рамках законодательства о пресечении недобросовестной конкуренции, когда назрела необходимость в правовом регулировании методов и средств ведения конкуренции с тем, чтобы уберечь от дезорганизации товарно-денежные отношения (к слову, известнейший экономист Адам Смит заходил в вопросе обеспечения конкуренции так далеко, что предложил конкурировать даже попам, для более полной свободы вероисповедания).

Антимонопольное законодательство - система нормативных актов, отдельных правовых норм и институтов, призванных обеспечить защиту покупателя от монополии производителя путем установления экономических, организационных и других ограничений (регулирование процессов ценообразования на предприятиях-монополистах, система юридических санкций и т.д.). В США именуется антитрастовым законодательством.[2]

Исторически сложилось два типа антимонопольных законов. Первый из них предусматривает формальное запрещение монополии, второй строится на принципе контроля за монополистическими объединениями и ограничения их злоупотреблений.[3]

Речь идет об антитрастовом законодательстве США и европейской системе антимонопольного законодательства, которая предусматривает контроль за монополистическими объединениями в целях недопущения ими злоупотреблений за счет своего господствующего положения на рынке. В странах европейской системы антимонопольного законодательства предусмотрена регистрация определенных видов соглашений о создании монополий или существенном ограничении конкуренции. При противоречии указанных соглашений интересам эффективного развития экономики с точки зрения конкуренции на рынке государственный орган, регистрирующий подобные соглашения, вышестоящий государственный орган или суд признает их недействительными.

Наиболее разработанным принято считать антитрастовое законодательство США, имеющее к тому же и наиболее давнюю историю

История регулирования американской промышленности насчитывает уже более ста лет и восходит к образованию Комитета по межштатному транспорту и торговле в 1887 году, который был создан как для предотвращения ценовых войн и обеспечения услугами небольших городов, так и для контроля монополий. Позднее федеральное регулирование распространилось на банки в 1913 году, на электроэнергетику - в 1920 году, на коммуникации, рынки ценных бумаг, сферу регулирования рынка труда и трудовых отношений, грузовые и авиаперевозки в течение 1930х годов (в течение последних нескольких лет под крыло правительственного регулирования попали новые отрасли, например, кабельное телевидение).

США прошли период быстрого возникновения трестов в конце XIX – начале ХХ века. Небольшие компании сливались в крупные. Никому не подчинявшиеся крупные компании входили между собой в соглашения, позволяющие ограничить предложение на рынке и поднять цены. Часто они устраняли наиболее слабых конкурентов, занижая цены, и терпели убытки до тех пор, пока не доводили конкурентов до банкротства. Затем победители приобретали собственность бывших конкурентов и поднимали цены.

Традиционно руководители администрации США неохотно вмешивались в дела частного сектора, исключая транспорт. В целом федеральное правительство поддерживало концепцию «laissez-faire» («дайте действовать» слова одного французского предпринимателя XVII века, символизирующие принцип невмешательства государства в экономику), или свободное рыночное предпринимательство. Эта позиция начала изменяться в конце XIX века, когда фермерское и рабочее движения призвали правительство защищать их интересы. К началу XX века образовался новый средний класс, опасавшийся не только предпринимательской элиты, но и политических движений фермеров и рабочих. Известные как «прогрессисты» лидеры среднего класса хотели, чтобы правительство само активно вмешивалось в регулирование предпринимательской деятельности и стимулировало конкуренцию.

Государственное регулирование в США осуществляется в отношении отдельной категории отраслей экономики, тех, где зачастую возникает естественная монополия. При этом они не национализируются, а действующие в них компании пользуются полной либо значительной независимостью от органов государства в вопросах построения внутренней системы организации производства, принятия инвестиционных решений.

В США весьма своеобразная система, потому, что во многих странах Западной Европы или Азии при государственном регулировании такого рода отраслей идут по пути национализации и в этом, возможно, состоит их слабая сторона.

Таким образом, цель антитрастового законодательства заключается в поддержании конкуренции как основы хозяйственного механизма, обеспечивающего эффективность производства, соответствие между интересами развития отдельных компаний и экономики страны в целом, предотвращение дискриминации потребителя.

Антитрастовое законодательство США базируется на “трёх китах”, трёх основных законодательных актах: Закон Шермана, Закон Клейтона, Закон Робинсона-Пэтмэна.

· Закон Шермана

Первый антитрастовый закон был принят в США 2 июля 1890г. под названием "Закон, направленный на защиту торговли и промышленности от незаконных ограничений и монополий" и известен как закон Шермана (Sherman Antitrust Act).

Закон был направлен в основном против монополизации торговли и коммерческой деятельности. Он запрещал любые формы контрактов (объединения, сговор и т.п.), направленные на ограничение свободы торговли, а также объявлял вне закона «недобросовестные приемы» устранения конкурентов, рассматривал их как уголовное преступление.

В качестве мер наказания предусматривались штрафы, возмещение убытков, тюремное заключение и даже расформирование виновной фирмы.

Главная особенность закона Шермана – нацеленность на борьбу с уже существующими монополиями.

Например, любой контракт, трастовый договор или просто соглашение, ограничивающее торговлю в нескольких штатах или с другими государствами, признавались незаконными (раздел 1), а любое лицо, которое самостоятельно или совместно с кем-либо монополизирует или пытается монополизировать торговую деятельность между штатами или с другими государствами, признается совершающим преступление.

Его недостатками были нечеткость основных определений, отсутствие контролирующего выполнение закона постоянного органа и профилактических антимонопольных мер. Эти недостатки в значительной степени устранены в 1914 г., когда были принят закон Клейтона.

· Закон Клейтона

В 1914г. закон Шермана был существенно расширен и дополнен - конгресс принял ещё два закона, призванных дополнить собой антитрастовый закон Шермана: один из них это антитрастовый закон Клейтона (Clayton Act).

Особое внимание уделялось недобросовестных методов конкуренции, подлежащих запрету, включая запрет на монополистические объединения, предусматриваются уголовно-правовые санкции против виновных лиц.

Антитрастовый закон Клейтона яснее определял, что именно является незаконным ограничением торговли. Закон запрещал ценовую дискриминацию, дававшую одним покупателям преимущества над другими, а также заключение договоров, согласно которым производители продавали продукцию только тем дилерам, которые обязывались не продавать продукцию конкурентов; также запрещались некоторые типы слияний и другие действия, способные уменьшить конкуренцию.

Как пример: Критики считали, что даже эти новые инструменты борьбы с монополизмом недостаточно эффективны. “Юнайтед Стейтс стил.”, контролировавшая производство более половины всей американской стали, в 1912г. была обвинена в монополизме. Правовые действия против компании продолжались до 1920 года, когда было принято историческое решение Верховного суда, согласно которому “Ю.-Эс. Стил.” не была монополией, поскольку не занималась “неоправданным” ограничением торговли. Суд сформулировал различия между очень большим бизнесом и монополией и высказал мнение, что очень большой бизнес не всегда плох.

· Закон Робинсона-Пэтмэна

Пункт 2 закона Клейтона запрещал ценовую дискриминацию покупателей, если она вела к снижению уровня конкуренции. В 1936г. в этот пункт были внесены поправки в связи с принятием закона Робинсона-Пэтмэна (Robinson-Patman Act). Этот закон расширил рамки запрещаемой дискриминации, включив в неё не только попытку устранения конкурентов, но и также нанесение им какого-либо ущерба.

Следует учитывать историческое время принятия этого закона. Человечество находилось на пороге Второй мировой войны и требовались усилия по концентрации экономики, произошли важные изменения в роли государства во время “Нового курса” - ответа Франклина Д. Рузвельта на Великую депрессию. В этот период 30-х годов США пережили тяжелейший экономический кризис и самую массовую безработицу за всю историю страны. Многие американцы решили, что необузданный капитализм потерпел поражение. Они возлагали надежды на государство, которое должно было уменьшить тяготы и то, что казалось саморазрушительной конкуренцией. Рузвельт и Конгресс приняли множество новых законов, дававших государству право вмешиваться в экономику. Помимо прочего, эти законы регулировали продажу акций, признавали право рабочих создавать профсоюзы, устанавливали правила в области заработной платы и продолжительности работы, обеспечивали выплату пособий по безработице и пенсий по старости, предусматривали дотации для фермерских хозяйств, страхование банковских вкладов и так далее.

После 30-х годов были приняты многие другие законы и регулирующие правила для дополнительной защиты работающих и потребителей. Дискриминация при найме по возрастному, половому, расовому или религиозному признаку является противозаконной. Детский труд запрещен в целом. Независимым профсоюзам гарантированы права на организацию, заключение соглашений и проведение забастовок. Государство выпускает кодексы о безопасности труда и здоровье и обеспечивает их исполнение правовыми средствами

Влияние государственных регулирующих правил распространяется почти на все продаваемые в США товары: производители продуктов питания должны ясно сообщать о том, что находится в банке или коробке; не допускается продажа лекарств до их тщательной проверки; автомобили должны создаваться в соответствии с нормами безопасности и экологическими требованиями; цена на товары должна быть ясно указанной; рекламодатели не имеют права вводить покупателей в заблуждение/

Кроме основных антитрастовых законов Шермана и Клейтона с поправками, антитрастовое законодательство включает Закон о Федеральной торговой комиссии (Federal Trade Commission Act) с поправками, Закон об экспортной торговле (Export Trade Act), законы, касающиеся банковских корпораций, имеющих разрешение на ведение банковского дела за рубежом, а также законы, касающиеся ценовой дискриминации.[4]

· Закон Селлера-Кефовера

Государство продолжает осуществлять судебные антитрастовые преследования после Второй мировой войны. Федеральная торговая комиссия и Антитрастовое подразделение министерства юстиции следят за потенциальными монополиями или предотвращают слияния, способные уменьшить конкуренцию в той степени, которая причинила бы ущерб потребителям. В 1950г. в США принимается федеральный закон Селлера-Кефовера (Celler-Kefauver Act), как поправка к Акту Клейтона, в которой уточнялось понятие незаконного слияния и запрещающая фирме приобретать активы другой фирмы, если это приводит к ослаблению конкуренции. Если законом Клейтона был поставлен заслон горизонтальным слияниям крупных фирм, то поправка Селлера-Кефовера ограничивала вертикальные слияния.

Горизонтальные слияния - слияние двух или более компаний, относящихся к одной отрасли промышленности и находящихся на одной и той же стадии производственного цикла, то есть слияние двух или более конкурентов.

Вертикальные слияния - производственное и организационное объединение, слияние, кооперация, взаимодействие предприятий, связанных общим участием в производстве, продаже, потреблении единого конечного продукта: поставщиков материалов, изготовителей узлов и деталей, сборщиков конечного изделия, продавцов и потребителей конечного продукта.

В отличие от горизонтальных, вертикальные слияния не ведут непосредственно к увеличению уровня концентрации на рынке. Поэтому их влияние на развитие конкуренции и социальную эффективность определить намного сложнее. В качестве основных параметров, используемых при подобной оценке, выступает возможность компаний, соперничающих с возникающей в результате слияния фирмой, эффективно продолжать с ней конкурентную борьбу, а также воздействие слияния на величину барьеров на пути проникновения на данный рынок новых конкурентов.

· Закон о добросовестной торговле Миллера-Тайдингса(Miller-Tydings Fair Trade Act)

Вступивший в силу в 1937 г. Закон, совершенствующий Закон Шермана (Sherman Act) и выводящий из-под действия антитрастового законодательства любые межштатные соглашения с фиксированной ценой, относящиеся к продукции с торговой маркой, известен также под названием Закона о добросовестной торговле (Fair Trade Act).

Задача Закона Миллера-Тайдингса состояла в привлечении внимания к большим сетям розничных магазинов, разоряющих мелких розничных торговцев продажей товаров в убыток (loss leader). Закон Миллера-Тайдингса дал производителям право контроля за ценами, устанавливаемыми розничными торговцами. Его положения были повторены в 1975 г. в законе о ценообразовании на потребительские товары. [5]

· Закон о связи 1934 г. (Communication Act of 1934) (от 19 июня 1934 г.)

Касается применения Антитрастового законодательства (АЗ) к отраслям телеграфной и радиосвязи, а также сохранения конкуренции в межштатной и иностранной торговле в этих отраслях.

· Закон Уиллера-Ли (Wheeler-Lea Act) (от 21 марта 1938 г.)

Дополняет Закон о Федеральной торговой комиссии в отношении передачи рекламы чистых продуктов и лекарств в ведение Федеральной торговой комиссии.

· Закон Уолтера-Маккаррана (Walter-McCarran Act) (от 9 марта 1945 г.)

Освобождает страховые компании до 1 января 1948 г. от применения к ним Антитрастового Законодательства и рассматривающее страхование как вид коммерции.

· Публичный закон 107 ( от 30 июня 1945 г.)

Дополняющий Закон 740 от 10 октября 1942 г., для приостановления до 30 июня 1946 г. действия статута об исковой давности, применяемого к случаям нарушения Антитрастового Законодательства.

· Закон Гоббса (Hobbs Act) (P.L. 486 от 3 июля 1946 г.)

Дополняющий Закон о запрете вымогательства от 18 июня 1934 г.

· Закон Рида-Булуинкля (Reed-Bulwinkle Act) (от 17 июня 1948 г.)

Исключающий общественных перевозчиков, с учетом отдельных соглашений между перевозчиками, из сферы действия Закона Клейтона, является поправкой к Закону о торговле между штатами.

· Публичный закон 774 ( от 8 сентября 1950 г.)

Рассматривающий добровольное соглашение между промышленностью и торговлей по Закону о защите оборонных отраслей вне запретов Антитрастовых Законов и Закона о Федеральной торговой комиссии.

· Закон О`Махони, Кефовера-Селлера (O`Mahoneллера (O`Mahoney, Kefauver-Celler Act) (от 29 декабря 1950 г.)

Дополняет Закон Клейтона в отношении ликвидации «лазеек» в налогообложении и запрета корпорациям-конкурентам на приобретение активов конкурирующих с ними корпораций.

· Закон Джонсона-Престона (Johnson-Preston Act) (P.L. 906 от 2 января 1951 г.)

Запрещающий перевозку приспособлений для азартных игр в рамках межштатной и иностранной торговли, а также заявляющий о намерении не вмешиваться в полномочия, не урезать полномочия или их толкования Федеральной торговой комиссии, квалифицированные по Закону о Федеральной торговой комиссии с поправками к нему.

· Закон Магуире (Maguire Act) (P.L. 542 от 14 июля 1952 г.)

Распространяющий освобождение от федеральной торговли на взаимовыгодной основе на законы о взаимовыгодной торговле «неподписавшегося» штата, по которому следует, что если розничный торговец в штате подписывает с производителем соглашение о твердых ценах, все остальные розничные торговцы в этом штате должны придерживаться той же цены.

При пересмотре Антитрастового законодательства в марте 1955 г. специальный комитет из 60 членов, назначенных министром юстиции в 1953 г., представил свой отчет по изучению законодательства. Наряду с отмеченными проблемами, отчет содержал следующие рекомендации:

1. Отменить законы о федеральной торговле на взаимовыгодной основе (Закон Магуире и Закон Миллера-Тайдингса).

2. Повысить штраф за уголовно наказуемое нарушение Антитрастового законодательства с 5000 дол. до 10000 дол.

3. Отменить требование об обязательном тройном ущербе в отношении частных антитрастовых исков и предоставить судьям право устанавливать размер компенсации пострадавшим сторонам по своему усмотрению.

4. Отменить штраф в 1000 дол. и заключение в тюрьму сроком на 1 год для лиц, признанных виновными в ценовой дискриминации на основании Закона Патмана-Робинсона.

5. Объединить подразделения по расследованию Министерства юстиции и Федеральной торговой комиссии, чтобы избежать дублирования деятельности.

6. Не оставлять неизменяемыми законы, регулирующие слияния корпораций.

7. Разработать поправку к Закону Клейтона для обеспечения четырехлетнего статута об исковой давности (вместо отсутствия таковой) по частным искам о возмещении ущерба, нанесенного монополистической практикой.

Существует ряд общих правил (законов) обязательных для выполнения в любом случае. К их числу относится, прежде всего, перечень видов коммерческой практики, запрещенных законом, так называемых нарушений “per se”. Доктрина нарушений “per se” была выдвинута в 1940г. К основным нарушениям относят:

· горизонтальное фиксирование цен - заключение по соглашению цен между действующими на рынке компаниями-поставщиками;

· бойкот - полное или частичное прекращение деловых отношений с аутсайдерами - поставщиками или потребителем продукции в целях навязывания своих условий её реализации;

· раздел рынка между компаниями поставщиками на сферы сбыта;

· раздел и закрепление покупателей между компаниями-поставщиками в результате договоренности между последними;

· лишение конкурентов возможности действовать на данном рынке.

Два ведомства разделили ответственность за исполнение Антитрастового Законодательства:

1) Антитрастовое управление Министерства юстиции - через гражданские и уголовные правовые процедуры;

2) Федеральная торговая комиссия - через рассмотрение дела перед судьями по административному праву.

Однако в разные годы объем и эффективность такого принуждения к исполнению со стороны указанных ведомств варьировались в значительной степени при правлении разных президентов в зависимости от того значения, которое они придавали Антитрастовому Законодательству.

«Золотой век» усилий по исполнению антитрастовых законов со стороны Антитрестовского управления Министерства юстиции приходится на 1937-1942 гг., когда Управление, возглавляемое Турманом Арнольдом (Thurman Arnold) за один год возбудило больше дел по Закону Шермана, чем за все первые двадцать лет действия закона.

Переход к Закону Селлера-Кефаувера 1950 г. также привел к эффективным усилиям против горизонтальных слияний, влияющих на конкуренцию, поскольку случаи конгломератного слияния более трудные. Верховный суд США , возглавляемый Верховным судьей Эрлом Уорреном (Earl Warren) поддерживал правительство в отношении всех дел по конгломератному слиянию, которые выносились на рассмотрение Верховного суда в конце 60-х - начале 70-х гг., вплоть до изменения в членстве Верховного суда США в 1973-74 гг., которое положило конец преобладанию сторонников ужесточения антитрестовского законодательства в суде.

Виллард Ф. Мюллер (Университет штата Висконсин) (Willard F. Mueller) приписывает «проантитрестовское» движение, которое в действительности началось «два десятилетия назад», более широкому консервативному движению, которое с тех пор получило определенное распространение и отражается в лишенных блеска усилиях по исполнению законов Антитрастового управления Министерства юстиции Федеральной торговой комиссии.

Оба эти ведомства в 1982 г. завершили ведение очень важных дел. Министерство юстиции завершило длительное дело против Амэрикан Телефон энд Телеграф Ко. (American Telephone and Telegraph Co.), а также закончило не менее длительное дело против Интернейшнл Бизнес Машинз (International Business Machines); Федеральная торговая комиссия закончила дело против ведущих компаний по производству изделий из дробленого зерна.

Основные направления Антитрастовой деятельности 1982 г. (Antitrust Guidelines 1982).

Основной чертой новых направлений Антитрастового управления Министерства юстиции является изменение высокой рыночной концентрации путем применения Индекса Херфиндала (Herfindahl Index) вместо простого вычисления процента рынка, превышающего 75% четырех крупнейших компаний на рынке.

Начиная с 1984 года в США применяется индекс Херфиндала, который определяется по формуле:

Где:

· In - индекс Херфиндала увеличивается по мере роста концентрации в отрасли .

· -доля на рынке i - й фирмы.

При значении показателя больше 1800 речь идет о низкой интенсивности (силе) конкуренции и о высокой концентрации рынка, что требует вмешательства государства для нормализации ситуации на рынке.

Необходимо отметить, что эта система баллов применима к горизонтальным слияниям; конгломератные слияния, тип слияния, преобладающий в последние годы среди компаний-гигантов, будут продолжать представлять более сложные экономические и правовые проблемы.

Пример:

На рынке некоторого товара действуют 15 фирм. Доля 1й - 30%, 2й и 3й - по 15%, 4й - 6%, 5, 6, 7 - по 5%, 8-12 - по 3%, 13 - 2%, 14, 15 - по 1%. Рассчитаем индекс Херфиндала.

,

До слияния фирм исходный индекс составит:

= 302 + 152 + 152 + 62 + 52 + 52 + 52 + 32 + 32 + 32 + 32 + 32 + 22 + 12 + 12 = 1512.

Индекс Херфиндаля-Хиршмана не превышает допустимого (1800 > 1512), значит, рынок не является сильно концентрированным.

Доводы против Антитрастовых законов

C. Thurow рассматривая причины «провала антитрастового подхода» в работе «Общество нулевой суммы» (The Zero-Sum Society), отмечает следующее:[6]

1. В области международной торговли американское Антитрастовые законы, если и делают что-либо, так это мешает американским фирмам, которые должны соблюдать антитрестовские ограничения, в то время как их иностранные конкуренты могут их игнорировать. Наоборот, американские фирмы должны иметь свободу конкуренции.

2. Общий рост дохода имеет тенденцию к значительному увеличению «релевантного рынка», на котором монополистические фирмы и должны конкурировать. Монополистические фирмы сталкиваются с понижающейся кривой спроса, что означает, что они являются объектами действия закона спроса (количество, требуемое потребителями, колеблется обратно пропорционально цене), как в отношении своих особых продуктов, так и в отношении других конкурирующих продуктов в общей конкуренции между товарами за доллары потребителя.

3. Монополистическая «рента» (превышение прибыли над нормальной прибылью) изначально ограничена в экономике, где действуют крупные конгломератные фирмы. «Избыточные ставки дохода привлекают конкурентов, и потенциальные конкуренты имеют возможность войти на все те рынки, которые не являются естественными монополиями». Подобная способность к вступлению будет служить ограничению монополистической «ренты». Кроме того, любая фирма-монополист сможет максимизировать свои прибыли не путем взимания наивысших цен, какие только возможны, а через определение цены, которая в сочетании с требуемым количеством приведет к получению максимальной прибыли.

4. Антитрастовые издержки превышают выгоды. Иными словами, если одна фирма (монополия) успешно разделяется на три или четыре фирмы, то деятельность последних в виде отрасли с тремя-четырьмя фирмами (олигополия) не будет, видимо, отличаться от прежней монополии.

5. Антитрастовые законы делают несоразмерный упор на отсутствие ценовой конкуренции, хотя в отрасли может быть очень сильно развита неценовая конкуренция, например в области рекламы дифференциации и определения качества продукта, которырые администрация может выбрать в качестве наиболее эффективных способов конкуренции.

Однако Туров (Thurow ) считает необходимым не отменять Антитрастовые законы, а наоборот, направить их действие против преступного сговора и хищнического отношения к ценообразованию, а также на запрет ярко выраженных картелей, которые делят между собой либо рынки, либо прибыли. Фирмы могут развиваться через победу над конкурентом или через поглощение его, но не путем договора, не конкурировать друг с другом.

Доводы в пользу Антитрастовых законов

Мюллер (Dr. Mueller) приводит следующие доводы в пользу Антитрастовых законов, следуя положениям Турова:

1. В области международной торговли утверждение о том, что американские Антитрастовые законы якобы ставят американские фирмы в невыгодное положение при конкуренции с иностранными фирмами, не подтверждается фактами. Во-первых, в международной торговле американские фирмы значительно крупнее своих зарубежных конкурентов. Во-вторых, американские Антитрастовые законы запрещают американским фирмам участвовать в картелях, а факты указывают на то, что за пределами картелей фирмы имеют больший объем продаж и прибыли, чем члены картелей.

2. Монополистические фирмы способны получать за счет таких барьеров соответствующих (релевантных) рынков, как торговая марка и громадные расходы на рекламу и распространение, прибыли от конкуренции между отдельными продуктами и на уровне отрасли, а также поддерживать более высокие цены по сравнению с конкурентными.

3. Появляется все больше доказательств тому, что продолжающиеся слияния среди конгломератных фирм убирают с дороги больше потенциальных конкурентов, что конгломераты не демонстрируют значительного нового вхождения в отрасли с высокой концентрацией, одной из важных причин этому является тот факт, что вхождение конгломератов в поле деятельности др. конгломератов может вызвать враждебный ответный удар.

4. Дробление монополистических фирм на более мелкие подразделения не будет сохранять монополистическое положение, поскольку более мелкие фирмы сразу же становятся объектом более эффективной конкуренции, и поэтому в неконцентрированную отрасль будет легче входить.

5. Ценообразование должно быть серьезной заботой при исполнении Антитрастовых законов, поскольку за последние годы сотням американских корпораций были предъявлены обвинения в связи с ценообразованием. Говоря словами Адама Смита, можно сказать, что «люди одной отрасли торговли редко собираются вместе, даже для веселья или отдыха, но их разговор неизбежно заканчивается сговором против общественности в виде затеи с повышением цен»

Антитрастовое законодательство не следует рассматривать исключительно как средство противодействия созданию трестов и их ограничительной практике. В настоящее время оно являет собой одну из специфических форм государственного регулирования экономики, попытку регулировать рыночные отношения, уровень и масштабы конкуренции с целью повышения эффективности экономики.

Возбудить дело о нарушении антитрастового законодательства могут как государственный орган (в США - Федеральная торговая комиссия), так и частные фирмы, пострадавшие от монополистической практики.

Пример: Samsung заплатит $300 млн. за нарушение антимонопольного законодательства США [7]

Южнокорейский концерн Samsung Electronics Co согласился выплатить штраф за нарушение антимонопольного законодательства США в размере $300 млн., сообщило агентство Bloomberg, отметив, что это второй по величине антимонопольный штраф в истории США.

Южнокорейский Samsung, который является мировым лидером по производству компьютерных чипов, и его американское подразделение обвиняются в том, что они принимали участие в фиксировании мировых цен на компьютерные чипы для ПК, мобильных телефонов и другой электротехники.

"Фиксирование цен угрожает свободному рынку, препятствует развитию новых технологий и лишает американских потребителей преимуществ конкурентоспособных цен", - заявил министр юстиции США Альберто Гонсалес. В министерстве юстиции подчеркнули, что Samsung способствует дальнейшему ходу расследования. Между тем, семь сотрудников компании не разделяют условия соглашения и им могут быть предъявлены уголовные обвинения. Четверо сотрудников Samsung после признания своей вины были приговорены к тюремному заключение сроком от четырех до шести месяцев.

Ранее два других производителя чипов - германский Infineon AG и южнокорейский Hynix Semiconductor Inc. - признали себя виновными в сговоре и теперь также сотрудничают с судебными органами. Штраф, выплаченный Hynix, составляет $185 млн., Infineon - $160 млн. Жертвами сговора по ограничению цен стали такие компании, как Dell Inc., Hewlett Packard Co., Apple Computer Inc., International Business Machines Corp. и Gateway Inc.

США предлагают свою систему свободного предпринимательства другим странам в качестве образца для подражания. Экономический успех этой страны, кажется, подтверждает точку зрения, согласно которой экономика функционирует наилучшим образом, когда государство даёт возможность компаниям и частным лицам самостоятельно добиваться успеха - или терпеть неудачи - в зависимости от их заслуг на открытых рынках в условиях свободной конкуренции. Однако свободен ли бизнес в американской системе свободного предпринимательства? Правильный ответ – “не совсем”. Сложная паутина устанавливаемых государством регулирующих правил определяет многие аспекты деловой активности. Ежегодно государство издаёт новые регулирующие правила, занимающие тысячи страниц и часто содержащие подробнейшие указания относительно того, что предприниматели могут делать, а что - нет.

Американский подход к государственному регулированию отнюдь не является полностью сложившимся. Регулирование в последние годы становилось более жёстким в одних областях и более мягким в других. Одной из вечных тем новейшей экономической истории Америки был и остается вопрос о том, когда и насколько государство должно вмешиваться в предпринимательскую деятельность

Как видно, в США достаточно высокий уровень организации процесса государственного регулирования монополии, основанный на букве закона. Среди всех рассмотренных в данной работе моментов государственного регулирования особое внимание привлекает то, что частные компании допускаются в регулируемые отрасли на конкурсной основе.

С одной стороны это позволяет государственным органам контролировать уровень цен на соответствующие товары и услуги, с другой стороны, достигается решение ряда вопросов не связанных с экономикой напрямую, и, наконец, третий аспект (ради чего все и затевалось) – достигается решение антимонопольных задач.

Тема 2. Антитрастовое законодательство стран Европы

Антимонопольное законодательство - комплекс правовых актов в странах с рыночной экономикой, направленных на поддержание конкурентной среды, противодействие монополизму и недобросовестной конкуренции.

Во всех промышленно развитых странах в настоящее время осуществляется правовое регулирование (как правило, в рамках торгового права) процесса концентрации капитала и конкуренции в целях смягчения экономических и социальных последствий монополистической практики. Разработка и принятие антимонопольного законодательства одно из самых важных средств такого государственного регулирования экономики. В современный период главная особенность этого законодательства состоит в том, что оно направлено на защиту так называемой олигополии как рыночного механизма. При этом под олигополией понимается такая организация отрасли (или локального рынка), при которой ограниченное число крупных производителей выпускают значительную или преобладающую часть отраслевой продукции и благодаря этому они способны либо осуществлять самостоятельную монопольную политику, либо вступать в монопольный сговор относительно единой рыночной политики. Важнейшая черта олигополистического рынка взаимодействие конкурентных и монопольных сил.

Следует отметить, что антимонопольное законодательство не является первой попыткой в истории развития регулируемой конкуренции. Впервые регулирование конкурентных отношений возникло в середине ХIХ века в рамках законодательства о пресечении недобросовестной конкуренции, когда назрела необходимость в правовом регулировании методов и средств ведения конкуренции с тем, чтобы уберечь от дезорганизации товарно-денежные отношения.

Возвращаясь к генезису антимонопольного законодательства, необходимо отметить, что исторически сложилось два типа антимонопольных законов:

-первый из них предусматривает формальное запрещение монополии;

-второй строится на принципе контроля за монополистическими

объединениями и ограничения их злоупотреблений.

Речь идет об антитрестовском законодательстве США и европейской системе антимонопольного законодательства, которая предусматривает контроль за монополистическими объединениями в целях недопущения их злоупотреблений своим господствующим положением на рынке. В странах европейской системы антимонопольного законодательства предусмотрена регистрация определенных видов соглашений о создании монополий или существенном ограничении конкуренции. При противоречии указанных соглашений публичным интересам они признаются государственным органом, регистрирующим подобные соглашения, вышестоящим государственным органом или судами недействительными.[8]

Цели антимонопольного законодательства.

Многие страны мира с целью поддержания конкуренции в различных отраслях народного хозяйства приняли антимонопольное законодательство.

Целью антимонопольной политики является предупреждение и сокращение монопольных цен, дефицитности производства, перераспределение монополистического богатства и диффузия децентрализации совокупной концентрации экономических ресурсов в обществе.

Достижение цели антимонопольной политики предполагает:

1. Обеспечение единства экономического пространства.

Посредством пресечения и недопущения его фрагментации путем установления административных барьеров (запреты и ограничения, как на вывоз, так и на ввоз товаров, избыточное лицензирование и т.п.)

2. Обеспечение «прозрачности» процессов, связанных с созданием, слиянием и присоединением коммерческих организаций, приобретением крупных пакетов акций, основных производственных средств и нематериальных активов, а также прав, которые дают возможность определять условия деятельности предприятий, занимающих доминирующее положение на рынке.

Выполнение поставленной задачи требует законодательного ограничения приобретения прав собственности «безымянными» покупателями с использованием подставных лиц (юридических, в частности оффшорных компаний, или физических). Кроме того, должно быть повышено качество применения существующих норм, относящихся к регламентации процессов экономической концентрации.

3. Снижение барьеров входа на товарные рынки,

а также обеспечение более эффективного контроля над поведением хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение, посредством мониторинга процесса ценообразования и изъятия доходов, полученных в результате нарушения антимонопольного законодательства.

В целях ограничения возможностей злоупотребления доминирующим положением, а также антиконкурентных сговоров целесообразно развитие организованных рынков в форме бирж. Биржевой механизм должен обеспечивать формирование такой цены, которая давала бы возможность блокировать ценообразование во внебиржевой торговле, позволяющее извлекать монопольную прибыль.

4. Создание эффективных правовых механизмов,

которые обеспечивают соблюдение запрета на занятие предпринимательской деятельностью представителями органов власти, в том числе через использование государственных и муниципальных унитарных предприятий как инструментов совмещения органами власти хозяйственных и властных полномочий.

5. Активизация работы по профилактике и пресечению недобросовестной конкуренции на товарных рынках.

Особое внимание при этом предполагается уделять нарушениям прав интеллектуальной собственности. С этой целью должна быть также разработана методическая база оценки объектов интеллектуальной собственности для более эффективного применения судебных процедур, а также обеспечение эффективной координации правоохранительных органов с целью пресечения нарушений прав интеллектуальной собственности.

6. Упорядочение оказания государственной помощи.

7. Создание условий для развития производительной деятельности малых предприятий.

В том числе за счет устранения административных барьеров входа, упрощения и стабилизации режима налогообложения, возможности пополнения оборотных средств.

8. Организация антимонопольного контроля на финансовом рынке.

Необходимо разработать процедуры определения продуктовых и географических границ рынка, доминирующего положения финансовых организаций, системы и порядка применения санкций к нарушителям. Повышение качества и объемов предоставляемых финансовых услуг как результат эффективной антимонопольной политики будет важнейшим фактором привлечения средств населения для финансирования инвестиционных проектов.

9. Организация систематического наблюдения за основными товарными рынками федерального и регионального уровня.

С этой целью необходимо совершенствовать взаимодействие с органами государственной статистики, а также разрабатывать ведомственную статистику, отвечающую запросам и соответствующую специфике задач, поставленных перед антимонопольным органом.[9]

Система антимонопольных органов и порядок их формирования.

В соответствии с Законом о конкуренции (ст. 3) государственную политику по содействию развитию товарных рынков и конкуренции, предупреждению, ограничению и пресечению монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции проводит федеральный орган исполнительной власти — федеральный антимонопольный орган. Таким образом, федеральный антимонопольный орган фактически действует в двух основных направлениях. Во-первых (и это основная цель его деятельности), он проводит государственную политику, направленную на демонополизацию экономики Российской Федерации на федеральном уровне, в отдельных отраслях и регионах, на формирование, развитие и эффективное функционирование товарных рынков в их многообразных продуктовых и географических границах. Во-вторых (и это, скорее, обеспечивающая задача), федеральный антимонопольный орган обеспечивает предупреждение, ограничение и пресечение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции т.е. устранение неблагоприятных последствий для развития конкуренции и нормального функционирования рынка, вызванных действиями и соглашениями хозяйствующих субъектов и органов исполнительной власти и местного самоуправления.

Под предупреждением монополистической деятельности понимается комплекс мер, принимаемых антимонопольным органом по созданию экономических, организационных и правовых условий, в которых появление монополизма и концентрация рыночной власти у отдельных хозяйствующих субъектов становятся невозможными в силу особенностей товарного рынка (демонополизация экономики, устранение барьеров входа на рынок, либерализация внешней торговли, деконцентрация рынков и расширение их географических границ).

Ограничение монополистической деятельности — процесс формирования и реализации условий, не позволяющих доминирующим на рынке хозяйствующим субъектам злоупотреблять своей рыночной властью, ограничивая конкуренцию и ущемляя интересы других хозяйствующих субъектов или граждан. Сюда относятся, например, такие функции антимонопольного органа как ведение реестра хозяйствующих субъектов, занимающих на рынке определенного товара долю свыше 35 процентов, контроль за экономической концентрацией, проведение проверок соблюдения антимонопольного законодательства.

Пресечение монополистической деятельности — собственно правоприменительная деятельность антимонопольного органа по выявлению фактов нарушения запретов и иных ограничений, установленных антимонопольным законодательством, возбуждение и рассмотрение дел и принятие по ним решений, обязательных для нарушителей, контроль за исполнением решений и предписаний.

Федеральный антимонопольный орган входит в структуру федеральных органов исполнительной власти, формируемую в порядке, установленном Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации».

Территориальные органы федерального антимонопольного органа независимы не только в организационно-структурном, но и в финансовом отношении, поскольку финансируются из средств федерального бюджета.

Законом не предусмотрены какие-либо ограничения в отношении количества, структуры и местоположения территориальных органов федерального антимонопольного органа, однако традиционной стала практика их формирования в соответствии с административно-территориальным делением Российской Федерации.

Федеральный антимонопольный орган, как установлено п. 1 ст. 78 Конституции Российской Федерации и Законом, наделяет территориальные органы полномочиями в пределах своей компетенции. [10]

Развитие антимонопольного законодательства.

После Второй мировой войны ориентация на использование антимонопольного законодательства получила развитие и в странах общего рынка, в том числе, во всех развитых странах и в большинстве развивающихся. Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) было сформировано в 1957 г. с целью создания союза европейских государств на базе принципов общего рынка, в том числе и с учетом необходимости его скоординированного антимонопольного регулирования.

В Римском договоре о создании ЕЭС были сформулированы базовые нормы общеевропейской антимонопольной доктрины и механизм реализации конкурентной политики на европейском уровне. Так, в статье 3 Римского договора определены характеристики общего рынка и, в том числе, ликвидация торговых барьеров между странами-членами и создание конкурентной политики для гарантии отсутствия тех или иных препятствий развитию торговли. Очевиден тот факт, что конкурентная политика рассматривается как составная часть основополагающих норм и принципов, которые позволяют, в свою очередь, регулировать создание и функционирование общего рынка.

Инструменты проведения в жизнь конкурентной политики ЕЭС установлены статьями 85-94 Римского Договора и Закона Совета ЕЭС "По контролю над концентрацией предпринимательской деятельности" (так называемый закон "0 слияниях"). Они регулируют деятельность в деловой сфере и деятельность государств-членов ЕЭС, которая может вызвать изменения в условиях конкуренции. Рассмотрим некоторые примеры такого регулирования:

• статья 85, например, запрещает любые тайные соглашения между предприятиями любой формы собственности, способные ограничить конкуренцию в том смысле, что такие тайные соглашения воздействуют на торговлю между государствами - участниками ЕС. Соглашения, ограничивающие конкуренцию, могут быть допущены к применению, если только они приносят прямые выгоды потребителям;

• статья 86 запрещает предприятиям, занимающим доминируюшее положение, злоупотреблять своим положением путем нанесения непосредственного ущерба потребителям и несправедливого ограничения развития или поддержания уровня конкуренции, существующего на рынке; Закон "О слияниях" имеет целью предотвращение создания или усиления хозяйствующими субъектами доминирующего положения на рынке с помощью получения контроля над другими предприятиями. В Великобритании с предварительного согласия Комиссии по монополиям и слияниям органов осуществляется приобретение 15 и более процентов голосующих акций хозяйствующего субъекта США при условии:

• суммарная стоимость активов участников сделки должна превышать 30 млн. фунтов стерлингов;

• активы созданной компании превышают 5 млн. фунтов стерлингов.

Комиссия по монополиям и слияниям, кроме всего прочего, должна в обязательном порядке рассматривать все случаи слияний и поглощений, если в итоге:

• под контроль хозяйствующего лица подпадает 25% товарного рынка или более;

• создается локальная монополия;

• возникает ограничение, либо пресечение конкуренции на товарных рынках. В Германии приобретение 50% акционерного капитала или более подлежит обязательному предварительному согласованию с Федеральной картельной службой Германии в случаях, если:

• товарооборот одного из участников сделки представляет собой величину не менее 2 млрд. марок;

• товарооборот всех участников сделки представляет собой величину не менее 1 млрд. марок.

Федеральная картельная служба Германии должна быть уведомлена о свершении сделки по приобретению доли акционерного капитала, если участники сделки вместе имеют:

• долю на товарном рынке Германии 20% или более;

• содовой торговый оборот 500 млн. марок или более;

• 10000 или более наемных работников.

Кроме того, Федеральная картельная служба Германии имеет полное право запретить те или иные сделки по слияниям и поглощениям, если в результате возникает или усиливается доминирующее положение хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке. Исключение составляют случаи, когда положительный эффект подобной сделки превышает по своим результатам негативные последствия данной сделки. Запрещение от лица Федеральной картельной службы Германии по факту уже совершенной сделки также имеет следствием признание в судебном порядке такой сделки недействительной.

В Японии антимонопольное регулирование имеет следующие особенности. С предварительного согласия антимонопольных органов Японии осуществляются:

• создание совместно управляемого предприятия;

• наследование всего предприятия, либо его части;

• получение в аренду всего предприятия, либо его части;

• назначение на управление всем предприятием или важной его частью.

Помимо изложенного, в Японии, ни при каких обстоятельствах, не допускается осуществление сделки или реорганизация предприятия, при которой результатом будет существенное ограничение конкуренции. Компания в Японии, ни при каких условиях, не имеет право контролировать более 25% товарного рынка, либо занять в результате слияния (поглощения) первое место

в отрасли по объему выпуска (оказанных услуг). В практике антимонопольного регулирования в зарубежных странах в последние годы отмечается концентрация финансового и промышленного капитала. Так, Комиссия Европейских Сообществ зарегистрировала в 1998 г. 235 заявлений о даче предварительного согласия на слияния и присоединения, что превышает данный показатель 1997 г. на 40%. Причем 1997 г. был признан пиковым годом по количеству слияний и присоединений за предыдущие двадцать лет. Несмотря на перспективу существенного ограничения конкуренции и устойчиво растущую тенденцию количественного роста подобных реорганизаций Комиссия Европейских Сообществ в подавляющем большинстве случаев дает свое согласие на осуществление реорганизаций.

Использование зарубежного опыта антимонопольного регулирования представляет интерес для современной экономики России, идущей по пути развития рыночных отношений. Особенно важно учитывать этот опыт в международной деятельности Министерства Российской Федерации по антимонопольной политики и поддержке предпринимательства (МАП РФ).[11]

Антимонопольное законодательство в различных странах.

Антимонопольное законодательство в разных странах мира имеет свои особенности.

Страной антимонопольного антитрестовского законодательства является США.

В странах мира существуют различные источники правового регулирования пресечения недобросовестной конкуренции и монополистической деятельности: в Австрии, Испании, Канаде, ФРГ, Швейцарии - отдельные антимонопольные законы; в Италии, Франции - антимонопольные законы и общие нормы гражданского права, в Великобритании и США - антимонопольные, антитрестовские и судебные законы.

На общеевропейском уровне наблюдения за выполнением антимонопольного законодательства ЕС возложено на Комиссию ЕС, Европейский Совет Министров (Совет ЕС), Суд ЕС.

В разных странах мира рассмотрение дел осуществляется в административном или судебном порядке. В Германии, Франции, Бельгии рассмотрение споров и принятие решений находится в компетенции административных органов (в Германии - это Федеральное руководство по управлению картелей, во Франции - Совет по делам конкуренции). В странах преобладающего значения судебной процедуры - Великобритании, Швеции, Испании принятие решений в делах возлагается на гражданский суд (Суд по делам ограничительной практики в Великобритании, Суд по рыночным делам в Швеции, Суд по защите конкуренции в Испании).

Антимонопольное европейское право базируется на двух принципах - запрет монополий и регулирование их деятельности. При использовании первого принципа монополия запрещается, если стремится занять монопольное положение на рынке. В соответствии со вторым принципом создание монополии не запрещено, если их деятельность не противоречит антимонопольному законодательству.

В законодательстве Франции доминирующим считается предприятие, которое занимает 25% рынка определенного товара, в Германии - 1/3 или не менее 2/3 общего объема товарооборота на рынке, в Великобритании - 25%, а в Японии - предприятие, объем продажи которого превышает 50% или два предприятия с объемом продажи 75%.

Деятельность природных монополий в Японии регулируются государством. В соответствии с отраслевой спецификой оно регламентирует процесс ценообразования и условия доступа на рынок, где существуют природные монополии. В Коммерческом кодексе Японии определены нормы и стандарты отношений между главной фирмы и филиалами в зависимости от степени участия в капитале. Ещё одна уникальность японского антимонопольного законодательства состоит в том, что на территории этого государства запрещаются холдинговые компании, в т.ч. и иностранные, кроме компаний, которые ведут производственную деятельность, имеют сеть дочерних предприятий.

В японском опыте регулирование деятельности картелей тоже есть своя специфика: наряду с запретом картелей в законодательстве, существует практика легальных. Они действуют открыто, оформляются законами на льготных условиях, подлежат контролю и реорганизуются при выполнении задач в рыночных условиях.

Таким образом, антимонопольное законодательство США, Японии и стран Европы имеют свои особенности, являются продуманными, экономически обоснованными.[12]

Контроль монополистической деятельности на примере западных стран.

Реализация положений антимонопольного законодательства за рубежом осуществляется в административном, судебном или смешанном порядке. В последнем случае решения административных органов могут быть обжалованы в судах.

Американская система антимонопольного законодательства принята в Аргентине и ряде других стран.

Европейская система помимо стран Западной Европы действует в Австралии, Новой Зеландии, ЮАР.

Промежуточное положение между этими двумя системами занимает законодательство ФРГ, что объясняется тем фактом, что антимонопольное законодательство этой страны наряду с общей нормой о запрете монополий предусматривает большое количество исключений из этого принципа.

Ярким примером страны с европейской системой патентного законодательства является Великобритания, в которой сложились две системы контроля за монополиями.

· в первой из них, основанной на законах о добросовестной торговле и о конкуренции, ключевую роль играют Ведомство по добросовестной торговле, Комиссия по монополиям, государственный секретарь торговли и промышленности.

· -вторая система контроля, предусмотренная законодательством об ограничительной торговой практике, ключевую роль отводит Суду по ограничительной практике.

В целом законодательство либеральнее американского антитрестовского, так как следует традиционной британской политике свободы торговли и минимизации прямого государственного вмешательства в хозяйственную деятельность предпринимателей.

В функции Ведомства входит: сбор и анализ информации о злоупотреблениях господствующим положением, передача дел о монопольной ситуации в какой-либо отрасли в Комиссию по монополиям, осуществление контроля за предполагаемыми слияниями предприятий, передача дел о картельных договорах в суд по ограничительной практике, возбуждение дел по поводу установления и поддержания перепродажных цен.

Основная задача Комиссии по монополиям и слияниям заключается в проведении расследования и составления докладов по поводу наличия (или возможности возникновения) монопольной ситуации либо осуществления слияния предприятий.

Великобритания.

Становление современного антимонопольного законодательства в Великобритании связано с принятием в 70-х годах нашего столетия ряда нормативных актов в области ограничения торговой практики и добросовестной торговли: Закона о добросовестной торговле 1973 г., Закона об ограничительной торговой практике 1975г. и других. Как результат работы над созданием правовых основ регулирования процессов монополизации в 1980 г. был разработан и принят Закон о конкуренции.

Франция.

Во Франции контроль за монополистической деятельностью возложен на Совет по вопросам конкуренции, Министерство экономики и суды общей юрисдикции. Совет по вопросам конкуренции считается независимым административным органом, на решения которого министр экономики не может налагать “вето”. Он выполняет консультативные функции по заказу различных учреждений и организаций, а также может применять следующие санкции: предписать предприятию или лицу прекратить инкриминируемую деятельность в течение определенного срока; наложить на предприятие или лицо денежный штраф, максимальная величина которого составляет 5% торгового оборота предприятия нарушителя; потребовать от нарушителя опубликовать приговор Совета в определенных журналах.

Если предприятие, ставшее жертвой антиконкурентной политики, потребует возмещение ущерба, то оно должно обратиться с этой просьбой в суд. В настоящее время во Франции имеется около 3 тыс. государственных контролеров по ценам. Их основная задача контроль за государственной дисциплиной цен.

ФРГ.

В ФРГ государственным регулированием рыночных отношений, которое ведет к смягчению отрицательных последствий чрезмерной монополизации, занимаются так называемые органы по делам картелей. К этим органам относятся Федеральное ведомство по делам картелей, Федеральный министр экономики и высшие органы земель. К ним примыкает Комиссия по монополиям, созданная для предоставления заключений о концентрации предприятий в ФРГ.

Как указывалось выше, антимонопольное законодательство ФРГ занимает промежуточное положение между двумя системами антимонопольного законодательства. Значительным импульсом в развитии антимонопольного законодательства в ФРГ стало утверждение там свободной рыночной экономики в послевоенное время.[13]

В 1949 г. были разработаны два законопроекта: об обеспечении конкуренции путем повышения эффективности и о ведомстве по монополиям. Работа в этом направлении была продолжена и завершилась принятием в 1957 г. Закона против ограничений конкуренции, который в обиходе получил сокращенное название Картельного закона, что не совсем точно отражает его содержание, поскольку он призван регламентировать ограничения конкуренции не только в форме картелей. В последующие годы в Картельный закон были внесены многочисленные изменения. В настоящее время Закон действует в редакции 1989 года. Вступив в силу 1 января 1990 г., он так теперь и датируется. Следует отметить, что Картельный закон ФРГ покоится на двух принципах: принципе запрещения и принципе контроля и регулирования монополистической деятельности. Как и в США, он запрещает определенную категорию соглашений, например картельные договоры и картельные постановления. Однако эти запреты сопровождаются многочисленными исключениями, которые в значительной степени нейтрализуют принцип запрещения монопольной практики. Так, если Закон Шермана объявляет незаконным заключение любого договора, ограничивающего торговлю, то Картельный закон ФРГ признает недействительным исполнение картельных договоров или постановлений. Кроме того, в отличие от горизонтальных конкурентных ограничений, вертикальные ограничения формально не запрещаются. Они подлежат административному контролю с целью предупреждения антиконкурентной практики.

Опыт законодательства промышленно развитых стран свидетельствует о различных методах правового регулирования пресечения недобросовестной конкуренции и монополистической деятельности: отдельно принятые антимонопольные законы и законы о пресечении недобросовестной конкуренции (Австрия, Испания, Канада, ФРГ, Швейцария); антимонопольные законы и общие нормы гражданского права в области пресечения недобросовестной конкуренции (Италия, Франция); антимонопольные или антитрестовские законы и судебные прецеденты в области пресечения недобросовестной конкуренции (Великобритания, США).

Комиссия.

Европейская комиссия (European Commission) – исполнительный орган ЕС, обладающий одновременно правом законодательной инициативы.

Функции. Комиссии принадлежит право законодательной инициативы: она разрабатывает законодательные предложения и направляет их в Совет, контролирует дальнейший процесс законотворчества; следит за применением законодательных актов, принятых Советом. В случаях нарушений может прибегнуть к санкциям, – например, передать дело в Суд. Она вправе принимать самостоятельные решения в таких сферах как сельское хозяйство, торговля, конкуренция, транспорт, функционирование единого внутреннего рынка, защита окружающей среды и др.; исполняет бюджет и управляет фондами ЕС. Кроме того, Европейская комиссия выполняет дипломатические функции ЕС за рубежом, располагая сетью представительств (в том числе и в Москве).

ЕС изначально был основан на верховенстве закона и демократии. Поэтому его особенность в том, что союз не является новым государством взамен существующих, его нельзя сравнить и с другими международными организациями. Т.е. историческое разнообразие стран, регионов и культур должно быть сохранено. Эта цель четко зафиксирована в положениях Договора о ЕС. Принцип субсидиарности играет первостепенную роль в этой политике. Следуя этому принципу, ЕС берет на себя решение только тех задач, которые оно может урегулировать лучше, чем национальные и местные органы власти государств-членов. Также данный принцип был обозначен договором в качестве высшего требования, которым должно руководствоваться Сообщество в достижении целей ЕС. Договор гласит: «Цели Союза будут достигнуты в соответствии с положениями настоящего договора,…через уважение принципа субсидиарности…». Таким образом, страны-члены ЕС делегируют суверенитет общим институтам, представляющим интересы Союза как единого целого в вопросах, представляющих общий интерес. Все решения и процедуры вытекают из основных договоров, ратифицированных странами-членами.

Существуют пять институтов, которые собственно и осуществляют руководство ЕС, исполняя при этом свою конкретную роль:

-Европейский парламент (избираемый народами стран-членов);

-Европейский Совет (состоящий из правительств стран-членов);

-Европейская Комиссия (движущая сила и исполнительный орган);

-Суд (соблюдение закона);

-Палата аудиторов (надлежащее и законное управление бюджетом ЕС).

Комиссия ведет свое происхождение от Верховного органа ЕОУС, который в рамках первого из Европейских сообществ осуществлял как исполнительную, так и законодательную функцию. Римские договоры о ЕЭС и Евратоме наделили законодательной властью Совет, а надгосударственный исполнительный институт был назван Комиссией.

С 1967 г. Комиссия, как и Совет -- единый орган для ЕЭС, ЕОУС и Евратома -- Комиссия европейских сообществ. Данное наименование сохраняется, в официальных документах по сей день, в том числе в актах, издаваемых самой Комиссией («Решение Комиссии Европейских сообществ...» и т.п.).

Подобная терминология явно устарела после создания Европейского Союза и превращения Комиссии в один из институтов Союза в целом. Хотя (в отличие от Совета) специального решения о переименовании Комиссии не принималось, с учетом новых реалий сейчас для ее наименования широко используется термин «Европейская комиссия».

В частности, согласно официальному тексту Хартии Европейского Союза об основных правах, именно Европейская комиссия совместно с Европейским парламентом и Советом Европейского Союза выступает в качестве одного из ее авторов.

В данной работе будут рассмотрены проблемы, касающиеся Комиссии ЕС и сделана попытка достигнуть главной цели - дать характеристику Комиссии как одного из важнейших органов ЕС.

Комиссия играет главную роль в обеспечении повседневной деятельности ЕС, направленной на выполнение основополагающих Договоров. Она выступает с законодательными инициативами, а после утверждения контролирует их претворение в жизнь. В случае нарушения законодательства ЕС Комиссия имеет право прибегнуть к санкциям, в том числе обратиться в Европейский суд.

Комиссия обладает значительными автономными правами в различных областях политики, в том числе аграрной, торговой, конкурентной, транспортной, региональной и т.д. Комиссия имеет исполнительный аппарат, а также управляет бюджетом и различными фондами и программами Европейского Союза.

Комиссия в западной литературе и средствах массовой информации традиционно характеризуется в качестве главного исполнительного органа Союза, а иногда даже как его «правительство».

С этой характеристикой в целом можно согласиться, но с несколькими оговорками:

во-первых, Комиссия обладает таким качеством в рамках Европейских сообществ, прежде всего ЕС -- т.е. первой опоры Союза (в этом отчасти причина сохранения старого названия - Комиссия Европейских сообществ).

во-вторых, исполнительно-распорядительными полномочиями в Союзе обладают также Совет и Европейский центральный банк, влияние которых не следует недооценивать, особенно в сфере второй и третьей опор и кредитно-денежного регулирования;

в-третьих, Комиссия наделяется достаточно широкими полномочиями в сфере законодательной власти, в которых выражается система сдержек и противовесов на уровне надгосударственных институтов Союза.

Рассмотрев в данной работе вопросы, имеющие отношение к Комиссии Европейского Союза, мы решили следующие задачи:

- отразили вопросы, связанные с формированием Комиссии, а также затронули последние изменения в данной процедуре, которые возникли после расширения ЕС;

- рассмотрели структуру и состав Комиссии ЕС, также затронув тему последних изменений в этом вопросе;

- наконец, были отражены процедурные вопросы работы Комиссии, а также ее полномочия.

В результате этого мы можем сделать вывод, что решена главная цель данной работы - Комиссия Европейского Союза представлена нами как реально действующий орган, имеющий достаточно большие полномочия в рамках данного образования.[14]

Штрафы за нарушение антимонопольного законодательства.

Санкции за нарушение антимонопольного законодательство могут быть наложены одним из трех способов: в виде штрафов или конфискаций в отношении предприятий, нарушивших закон; в виде штрафов или тюремного заключения, которые применяются к физическим лицам, принимавшим участие в нарушении; в виде возмещения ущерба пострадавшим от нарушения, которое может носить компенсационный или штрафной характер.

В США, например, практикуется сочетание частных исков о возмещении ущерба и преследования со стороны государственных органов, причем преследуются не только корпорации, но и физические лица, которые активно участвовали в совершении нарушения, при этом параллельно с тюремным заключением применяются штрафы. Канада, Австралия, Франция, Германия, Испания, Япония, Корея и другие, кроме административных штрафов, накладываемых на предприятия, применяют штрафы для физических лиц, противоправные действия которых при этом обычно квалифицируются как уголовное преступление. Кроме того, в США, Канаде, Мексике, Германии, Ирландии, Словакии, Японии, Корее должностные лица, участвующие в наиболее серьезных нарушениях конкурентного права (как правило, картельных соглашения), могут быть приговорены к различным срокам лишения свободы (максимальные сроки варьируются от 3 до 5 лет). В соответствии с законодательством некоторых стран (Австралия, Канада, Дания, Финляндия, Германия, Швеция, Швейцария, Великобритания и другие) лица, пострадавшие от нарушений норм законодательства о конкуренции, могут требовать возмещения убытков либо в рамках административной процедуры, которая реализуется антимонопольным органом, либо в порядке самостоятельного гражданского иска. Причем в Ирландии и Новой Зеландии предусматривается возможность взыскания штрафных убытков, а в США - ущерба в тройном размере. Предельные размеры штрафов, накладываемых на предприятия, могут выражаться либо в фиксированных денежных суммах (Австралия - 10 млн AUD за участие в картелях, Канада - 10 млн CAD за сговор на торгах, Мексика - 375 000 размеров минимальной недельной заработной платы для данного федерального округа - эта сумма эквивалентна 1,5 миллионам долларов США), либо в проценте к какому-либо экономическому показателю, чаще всего обороту компании (Франция - 10% от мирового оборота компании, Европейский Союз - 10% от мирового оборота за предыдущий год, Венгрия, Италия, Швеция - 10% оборота за предыдущий год, Великобритания - 10% оборота на территории страны за весь период нарушения, но не более трех лет), либо в кратном размере к определенному показателю, например прибыли, полученной в результате нарушения закона, либо убытков, нанесенных нарушением (Германия, Новая Зеландия - тройной размер дополнительной прибыли, полученной в результате нарушения, США - двойной размер прибыли или убытков). В некоторых странах устанавливается несколько вариантов вычисления максимального размера штрафа, и выбор либо оставляется на усмотрение правоприменительного органа, либо в качестве максимума - наибольшее значение из предложенных вариантов (США, Германия, Япония, Корея, Испания, Нидерланды, Ирландия, Польша, Чехия, Словакия). Норвегия пошла еще дальше: там суд может также принять решение о конфискации прибыли и незаконно полученного по картельным соглашениям имущества. Римский договор (Treaty of Rome) 1957 г., создавший Европейское экономическое сообщество, содержал четко выраженные меры по обеспечению конкурентной политики.3 В частности, статья 85 запрещает соглашения между предприятиями, решения об объединении предприятий и координированную деятельность, которые могут нанести ущерб торговле между государствами-членами и которые имеют своей целью или результатом воспрепятствование, ограничение или нарушение свободного действия конкуренции внутри общего рынка. Статья 86 признает несовместимым с общим рынком и запрещает злоупотребление одним или несколькими предприятиями своим доминирующим положением на общем рынке или на существенной части его. В Европейском Сообществе основным институтом, реализующим санкции за нарушения статей 85 и 86 Римского договора (статьи 81, 82 в новой редакции Амстердамского договора), является Комиссия ЕС (административная организация с квазисудебными правомочиями, решения которой могут быть обжалованы в Европейский суд). Частные истцы также могут подавать жалобы, в особенности иски о возмещении ущерба, в суды стран членов ЕС. Европейский суд справедливости постановил, что запреты, установленные статьями 85 и 86 Римского договора, по своей сути могут оказывать влияние на отношение между частными лицами и, следовательно, порождают права частных лиц, которые должны защищаться национальными судами.[15]

<< | >>
Источник: Девяткин Е.А.. Антимонопольное регулирование. Учебное пособие. 2007

Еще по теме Тема 1. Становление антитрастового (антимонопольного) законодательства. Антитрастовое законодательство США.:

  1. Содержание
  2. Тема 1. Становление антитрастового (антимонопольного) законодательства. Антитрастовое законодательство США.
  3. ВОПРОСЫ ДЛЯ ИТОГОВОГО КОНТРОЛЯ
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -