<<

Тема 8. Правовой аспект взаимоотношений государства с бизнесом

1. Основные положения хозяйственного и торгового права

2. Международное право предпринимательской деятельности: необходимость соответствия деятельности предпринимателей требованиям международного права

3.

Экономический анализ законов. Теорема Коса. Формула Хенда

4. Интеграция Казахстана в мировую экономику. Государственное регулирование ВЭД

1. Право формируется и развивается с прямым участием государства, придающего юри­дическим нормам общеобязательную силу и обеспеченность. От характера государства, его политического режима зависят особенности права. Обусловленное в своем формиро­вании и функционировании государством право, в свою очередь, в процессе социального развития может становиться определяющим фактором по отношению к государству, реа­лизуясь в правовом государстве.

Если право призвано выражать нормативные начала общественной жизни, ее потреб­ности, то государство во всех случаях неизменно остается институтом организованной политической власти.

Право представляет собой такой специфический феномен цивилизации, определяю­щие черты которого прямо зависят от государства, причем прежде всего именно от тех особенностей государства, которые характеризуют его как властную силу, как орган при­нуждения. Если говорить о странах СНГ, то трудности этапа становления, коренной поли­тико-экономической трансформации объективно привели Казахстан и другие союзные республики к пониманию стабилизирующей роли взаимных связей как важнейшей пред­посылки не только к выходу из глубокого кризиса, но и включения их в мировое хозяйст­во на приемлемых и адекватных потенциалу государств СНГ условиях.

С обретением суверенитета Казахстан и другие страны начали активно формировать новые внешнеэкономические связи. Новые независимые государства стали объектом стра­тегического интереса многих ведущих стран мира, международных организаций.

Экономический интерес объясняется несколькими причинами:

Во-первых, Казахстан и Центральная Азия в целом, Закавказье занимают исключи­тельно важное геостратегическое положение на азиатском континенте, через их террито­рию пролегают важнейшие наземные, воздушные, коммуникационные линии.

Во-вторых, регион, и особенно Казахстан, - это одна из имеющих мировое значе­ние кладовых драгоценных металлов, руднометаллургического сырья, энергетических ресурсов, среди которых особый интерес представляет Каспий с его колоссальными запасами нефти и газа.

В-третьих, центральноазиатские и закавказские государства - это огромный, ма- лоосвоенный рынок сбыта готовой продукции, потребительский потенциал которого будет расти одновременно с освоением его природных ресурсов и ростом благосос­тояния населения.

В-четвертых, имея ведущие позиции в производственной сфере молодых независимых государств, особенно в экспортных отраслях, транспорте, можно оказывать влияние на экономическое положение соседних государств и регионов.

В-пятых, это регион, требующий огромных инвестиций, которые могут быть вложены именно в отрасли, обеспечивающие значительную часть остального мира сырьевыми ре­сурсами, и которые, несмотря на колебания конъюнктуры и цен, будут всегда востребова­ны экономикой развитых, но не имеющих собственные ресурсы стран.

В-шестых, ослабление традиционного многовекового влияния России и российской экономики и потребность в поддержке самостоятельного развития делают республику потенциально более восприимчивой к влиянию со стороны других политических сил.

В данном отношении государство выступает в качестве формирующего и обеспечи­вающего фактора. Все же главное в миссии государства по отношению к праву состоит в том, чтобы сообщить определенным нормам, принципам, положениям особое, юридиче­ское качество, а затем они начинают действовать сами, в значительной мере самостоя­тельно, и это действие может быть обращено уже и против государства.

Весьма важным представляется качественно различать два случая, два пути юридиче­ского воздействия. Первый, основной, органичный для права случай - придание опреде­ленным нормам, принципам, положениям качества юридических путем введения в виде юридических дозволений и юридических запретов. Здесь открывается простор для само­стоятельного активного поведения (через юридические дозволения) и очерчиваются до­пустимые пределы такого поведения (через юридические запреты).

Второй случай, характеризующий непосредственное «включение» государственной власти в правовую сферу, - введение в правовую ткань прямых нормативных государст­венных предписаний для тех или иных лиц совершать определенные действия, поступки.

Эти два качественно различных случая выражают две различные функции права, раз­личную степень государственного «присутствия» в праве и отсюда различную степень на­личия в нем собственно правовых начал.

Формирующей и гарантирующей ролью государства не исчерпывается его миссия в отношении права. Здесь есть и другие грани. Важнейшая из них связана с тем, какой по­литический режим - авторитарный или демократический - выражен в государстве. Режим демократии, в отличие от авторитарных порядков, основан на ограничении политической власти, которая уже в результате этого не может превратиться в самодовлеющую силу. Сама демократия нуждается в адекватных юридических формах, которые обеспечивали бы необходимый простор для самоуправления, но в то же время оградили бы их от гос­подства силы и беспредела. Режим демократии выдвигает на первый план политической жизни человека его статус и права.

Действительное правовое развитие, соответствующее демократическим, гуманным : положениям этого социального феномена, начинается в сферах государственного, адми­нистративного, процессуального права именно тогда, когда деятельность государственных органов ограничивается, строго упорядочивается при помощи строго разрешительного порядка и их властные полномочия в отношении граждан закрепляются в исчерпывающем перечне.

При помощи права в рамках правового государства осуществляется придание цивили­зованности государственной власти, когда снимаются или во всяком случае значительно преодолеваются негативные проявления феномена власти и когда оказывается возможным в полной мере раскрыть позитивный потенциал государства как формы управления, его роли в упрочении отношений в ряде сфер жизни общества, в том числе в экономике. С этим, в частности сопряжено формирование товарно-рыночного хозяйства, отличающего­ся относительной экономической чистотой.

Наиболее высокой ступенью развития права, всесторонне раскрывающей его потенци­ал, является не просто правовое государство, а его развитие - правовое общество, в кото­ром устанавливается безусловное верховенство права, абсолютное и ненарушимое гос­подство его начал и ценностей.

Государство - ближайший источник правотворчества, осуществляемого в формах прямой правоустановительной деятельности и санкционирования. Результат правотворче­ства - нормативный юридический акт. Именно здесь, в результате правотворчества, и об­ретают свою жизнь законы, нормы получают государственное признание и обеспечение, что и ведет к созиданию и совершенствованию права как нормативного институциональ­ного образования.

Непосредственно правообразующее значение в процессе формирования права имеет деятельность государства, его компетентных органов. Именно с этой стороны, со стороны активно-творческих элементов, выраженных в деятельности компетентных государствен­ных органов, формирование права и выступает в виде правотворчества.

Следовательно, правотворчество - это завершающая процесс формирования права го­сударственная деятельность, в результате которой определенные положения возводятся через закон, через иные источники в юридические нормы.

Имеющиеся подходы к разработке и осуществлению программы перехода основаны на опыте, накопленном как развитыми, так и развивающимися странами. Это - опыт стран, различающихся конкретными деталями экономической политики, основополагаю­щими конституционными и институциональными структурами, степенью достигнутой в обществе свободы и подходом к проблеме экономического роста и развития в целом. Из этого опыта можно извлечь ряд уроков.

Общий замысел конституционных изменений, разрабатывающих «правила установле­ния правил», должен быть воспринят населением.

Правовая и регулирующая инфраструктура (ПРИ), которая сформируется в соот­ветствии с общим замыслом, должна обеспечить среду, благоприятную для неокрепшей рыночной экономики.

Политико-экономическая система должна включать в себя государственный сектор и политические структуры, способные подняться над собственными, сиюминутными ин­тересами при решении жизненно важных вопросов.

Политика, ориентированная на поддержку антимонопольных сил, должна разраба­тываться таким образом, чтобы одновременно способствовать устойчивому экономичес­кому росту.

Конституционный проект. Речь идет не только о верховенстве закона, но и о выборе самого закона и желаемой степени свободы. Последняя предполагает выбор одной из мно­гих правовых систем, которыми руководствуется человечество. Решающую роль здесь должны играть политико-экономическая ситуация, культура и обычаи страны. Основные вопросы, возникающие в связи с проблемой выбора конституционных альтернатив, сле­дующие. Благоприятствует ли конституционный порядок свободе поиска и социальному экспериментированию, или же он по своей сути репрессивен? Обеспечивает ли он свободу доступа в экономическую и политическую системы, свободу формирования правовых ис­ков новых институтов? Обеспечивает ли он механизмы, достаточные для сдерживания хищнических устремлений правительства? Стимулирует ли он чувство гражданского дол­га, эффективно уменьшающее издержки и риск неожиданных ситуаций? Стимулирует ли он самоорганизацию, устремленность к лидерству в бизнесе и политике? Оценить потен­циальное влияние конституционных правил можно через ожидаемые трансакционные из­держки, кото ые имеют место при реализации общественного или коллективного интересов.

Трансакционные издержки, -возникающие при реализации общественного интереса, вклю­чают в себя затраты, вызванные стремлением отдельных групп интересов получить часть общего дохода. «Творцы конституции» не могут с абсолютной точностью предсказать ре­акцию на свой выбор. Скорее они должны предусмотреть возможные варианты реакции и осознать взаимозависимость между первоначальным проектом и последствиями его реализации.

Очевидно, что само по себе законодательство не может создать благоприятных усло­вий для рационального распределения ресурсов и предпринимательской инициативы. Не­обходимы также механизмы и структуры, способствующие формированию доверия к кон­ституционным основам. Любая жизнеспособная и регулирующая инфраструктура, лежа­щая в основе рыночной экономики, основана на неприкосновенности частной собственно­сти, выполнении контрактов и несении ответственности за причиненный ущерб. Одна из поразительных особенностей развивающихся стран в том, что механизмы ПРИ поощряют монополизм, низкую эффективность и коррупцию. А механизмы, необходимые для укре­пления доверия к системе, уверенности в собственных силах и рыночной эффективности, либо неэффективны, либо отсутствуют вовсе. Во многих странах неадекватная ПРИ ока­залась основным препятствием для формирования условий экономического роста. Без со­блюдения основных прав человека невозможно развитие соответствующих мотиваций. Люди могут следовать своим интересам лишь в случае, если они сами и создаваемые ими организации обеспечивают реализацию неотъемлемых прав. Без права частной собствен­ности отсутствуют стимулы к накоплению и инвестициям.

Основополагающим элементом ПРИ является система прав собственности. Эконо­мическая теория прав собственности занимает в современной литературе по проблемам институциональной экономики важное место. Признается, что система прав собственно­сти экономически эффективна в том случае, когда эти права универсальны, исключитель­ны и могут быть переданы другому лицу. Если по вопросам собственности имеются мно­гочисленные теоретические и эмпирические исследования, то по экономике договорного права таких работ значительно меньше. Однако договорное право играет ключевую роль в развитии рыночной экономики. Действенное договорное право позволяет предвидеть воз-; можные варианты развития событий и укрепляет доверие к контрактам, значительно сни­жая вероятность отступлений от них. Эффективный обмен возможен в том случае, если хотя бы одна из сторон действует в соответствии с принятыми правилами, отступать от которых не намерена. Если же договорное право получит поддержку со стороны судебной власти, число нарушенных контрактов уменьшится, а вместе с тем снизится угроза ре­форме в целом.

Еще одним элементом ПРИ, необходимым для широкомасштабного экономического, роста, является деликтное право. Оно охватывает область отношений между людьми, не подпадающих под действие договорного права. В той мере, в которой деликтное право позволяет предсказывать возможные последствия тех или иных действий, оно создает благоприятную базу для заключения действенных страховых контрактов, в основе кото­рых лежит принцип распределения риска. Помимо трех упомянутых базисных состав­ляющих, ПРИ включает в себя еще ряд элементов, относящихся как к частному сектору (свод коммерческих законов, законодательство о компаниях, закон о банкротстве, различ­ные правила регулирования предпринимательской деятельности), так и к государственно­му (конфликтное право, институты социальной защиты, а в некоторых странах также и : различные службы поддержки реформ). Одновременно с политикой приватизации должны раз­рабатываться антимонопольные меры и мероприятия по стимулированию конкуренции.

Участие государственных чиновников в предпринимательской деятельности может стать серьезным препятствием для развития рыночных отношений. Часто чиновники за­интересованы в поддержании монополии в хорошо защищенных от проникновения новых участников отраслях. В задачу ПРИ входит препятствовать подобного рода деятельности и наказывать за нее.

Еще одним элементом ПРИ, необходимым для получения надежного знания о проис­ходящем, без чего невозможно осуществлять своевременные и предсказуемые меры по регулированию экономики, является служба информации. Любая информация в совре­менном мире может предстать в двоякой ипостаси. Она является средством общественной и внутриполитической стабильности, но в ряде случаев может нести в себе возможности и угрозы внутриполитической стабильности. Как известно, информационный поток пред­ставляет собой силу, способную мобилизовать политический потенциал общества и на­править его в определенную сторону, формировать стратегию развития общества посред­ством информационного воздействия на общественное сознание. Основную угрозу внут­риполитической стабильности оказывает внешнее информационное воздействие, главны­ми признаками и последствиями которого могут стать:

· Бесконтрольное информационное воздействие иностранных СМИ на общественное сознание и поведение граждан республики.

· Внешняя манипуляция общественным сознанием, способная привести к информа­ционному расколу общества - искаженное противоречивое восприятие населением проис­ходящих событий в стране.

· Информационные конфликты, нарушающие стабильность.

· Нарушение координированного функционирования основных субъектов.

· Нарушение свободного, сбалансированного потока информации.

· Нарушение информационного суверенитета и безопасности государства.

· Разрушение единого информационного пространства

Эффективность ПРИ в этой области зависит от надежности и оперативности постав­ляемой гражданскими службами информации, отражающей состояние экономики на те­кущий момент. Такая информация может включать в себя данные о целях и сроках сдел­ки, активах компаний, структуре собственности, ожидаемых результатах слияния, после­дующих бизнес-планах, объемах производства, продаж и закупок, географических рын­ках, вертикальных связях, кооперационных связях, перекрестных владениях, барьерах входа на рынок, информацию о конкурентах и пр. Как правило, для представления ука­занной информации законодательно устанавливаются специальные формы (например, форма СО в Европейском союзе, специальная форма нотификаций в США - HSR Pre-Merger Notification Report Form и Model HSR Second Request). Компании должны полностью и абсолютно достоверно представить требуемую информацию. Непредставление информа­ции в срок или представление искаженной информации может повлечь штрафные санк­ции. Точность и качество этих данных должны быть подвергнуты тщательной проверке независимыми институтами, например свободной прессой.

Реформу экономической политики можно проводить сразу по двум или нескольким направлениям только в том случае, если принята конституция, определяющая основные права и действует ПРИ, обеспечивающая их соблюдение. Такая реформа включает в себя макроэкономическую стабилизацию, реформу ценообразования и рынка, разукрупнение и приватизацию предприятий и т. д. Для укрепления рыночных механизмов, регулирующих доступ и вытеснение предприятий с рынка, а также стимулирование инновационной ак­тивности, разработаны программы приватизации, демонополизации, развития свободной торговли и стимулирования иностранных инвестиций.

Движение к рыночно ориентированной экономике требует принятия поддерживающе­го ее хозяйственного и торгового права. Многие основные элементы права способствуют реализации рыночной экономики, такие как нормы, устанавливающие права собственно­сти или разрешающие деятельность торгово-промышленных предприятий; законы, тради­ционно объединяемые в хозяйственное и торговое право; законы, регламентирующие до­говора, аренду, торговлю, средства платежа и кредитные обязательства, сделки с обеспе­чением и банкротство.

Функционирование рыночной экономики зависит от нескоординированных решений многих участников рынка в отношении характера и условий сделок, которые они заклю­чают.

2. Международное право предпринимательской деятельности (МППД), тесно связанное с внешней торговлей, возникло одновременно с этой сферой человеческой деятельности. Для стран Запада моментом зарождения и того, и другого считается рубеж XI-XII вв. То было время, когда после длительного периода исключи­тельно локальных торговых связей (начавшегося с падением Римской империи) на юге Европы с началом крестовых походов возродилось торговое мореплавание в Средиземном море, а на севере, во Фландрии получило развитие сукноделие. Кроме того, вскоре между Италией и Фландрией был положен и наземный путь. Вдоль этого пути возникли ярмарки (Бокэр, Ланью, Треза и др.), где в установленные дни сходились негоцианты из разных стран. С того времени развивались торговля и внешнеполитические связи, можно выде­лить ряд этапов становления:

Первым из них было право самоуправления гильдий. Его создателями были не по­литические власти, а купечество. Возникшее право было международным в том смысле, что его положения были идентичны во всех странах. Целью нормотворчества купцов ста­новилось ослабление государственной власти.

Расцвет купеческого права приходится на XIII-XIV вв., после чего начинается его упадок. Сказывается централизация власти и образование крупных государств. Право гильдий уступает место государственным законам. В Англии этот процесс растягивается на три столетия. В итоге, купеческое право растворяется в общем праве (Common Law, 1780).

Накануне Великой французской революции страны Запада располагали целым на­бором методов урегулирования конфликтов.

Возникает вопрос: если государство берет на себя часть международной торговли, можно ли считать его привилегированным субъектом? Большинство государств долгое время поддерживали точку зрения, что государство - субъект привилегированный, учиты­вая его природу суверена. На это возражали фирмы: «Для идентичных операций - иден­тичные правила». С 60-х годов эта точка зрения начала находить поддержку у всех разви­тых западных государств. Однако развивающиеся государства продолжают придержи­ваться точки зрения, что государство должно сохранить за собой статус привилегирован­ного субъекта. Отметим, что комиссия ООН по Международному праву в 1991 г. закончи­ла рассмотрение проекта статей об «иммунитете государства и его имущества», который, возможно, подготовит почву для договора, решающего на международном уровне про­блему, которая на настоящий момент имеет только национальное решение.

Традиционно используемый принцип - государство не может быть объектом уголов­ного или административного разбирательства в иностранных судах. Основа государствен­ного иммунитета - один из обычаев международного права, сложившегося в результате действия принципа уважения суверенитета и равенства государств. Но должен ли такой иммунитет, оправданный в случае, когда речь идет о суверенитете иностранного государ­ства, поддерживаться в случае, если государство вступает на рынок и становится рядовым действующим лицом экономических взаимоотношений?

Как государство - редкий гость в суде, относится к арбитражной процедуре? Или если иначе сформулировать вопрос: в какой степени собственное право разрешает государству прибегать к этой форме негосударственного правосудия? И если право этого не позволяет, то что делать государству, если оно подписало международную конвенцию, опираясь на собственные правовые нормы?

Рассматривая вопрос об использовании арбитража, целесообразно разделить ответ:

страны англосаксонской системы не препятствуют государству и государственным органам участвовать в арбитражных судебных процедурах;

другие государства могут запретить это или установить более или менее жесткие ограничения.

Например, во Франции государство и государственные учреждения в принципе не мо­гут быть участниками арбитражного разбирательства. Многие авторы (Риго, Венглер) с непримиримостью оспаривают возможность контракта, заключенного между государст­вом и частным лицом, который регламентировался бы международным публичным пра­вом. Их точка зрения основывается на следующих посылках:

а) контракт в этом случае имел бы характер международного договора, а такая воз­можность заранее исключена в деле англо-иранской нефтяной компании, рассмотренном Международным судом ООН (1952);

б) частное лицо не является элементом международного правопорядка, а государство-участник не может предлагать ему «карточку участника клуба» субъектов международно­го права;

в) международное право не имеет достаточно конкретных принципов для регламента­ции контрактов.

Эти возражения - в центре ожесточенной теоретической полемики.

К числу внешнеторговых операций можно отнести куплю-продажу, предоставление кредита, страхование, перевозки, передачу залога, акцепт переводного векселя, подачу за­явки на торговую марку или патент.

Существуют две правовые системы, в первую очередь претендующие на регулирова­ние международного договора: право страны его заключения и право страны, где он ис­полняется. Исторически долгое время преобладало первое и некоторые национальные за­коны, например, итальянские, поддерживают эту позицию до сих пор. Право страны ис­полнения договора, однако, отражает более реалистичный подход:

Исполнение - цель договора и его важнейший этап, тогда как его заключение - лишь единовременное действие.

Исполнение договора отражает его содержание, тогда как место подписания может быть случайным или сомнительным.

В этой связи понятно, почему французская судейская практика, несмотря на принци­пиальные высказывания в пользу права страны заключения договора, склоняется к пред­почтению права страны исполнения при важнейших видах договоров - договорах купли-продажи, комиссии, спорных перевозок, торгового посредничества. Аналогичная тенден­ция прослеживается в Швейцарии и Германии.

Примером игнорирования внешних связей может служить международный режим промышленной собственности (патенты, торговые марки, эскизы и модели).

Парижский союз 1883 г. и последующие соглашения в этой области регулируют лишь вопрос о положении иностранцев, которые приравниваются в правах к местным гражда­нам. Однако, поскольку существенной унификации статуса промышленной собственности до сих пор не проводилось, его регулирование остается в компетенции национальных го­сударств и неодинаково в различных странах. Так действует принцип «независимости» патентов: торговых марок, эскизов и моделей. На практике возникают следующие послед­ствия: количество патентов, находящихся в собственности изобретателя, зависит от коли­чества стран, в которые он направил заявки. Ни международного патента, ни иных видов международной промышленной собственности не существует. Ситуация настолько небла­гоприятна, что в рамках ЕЭС путем подписания 15 декабря 1975 г. соответствующей кон­венции был создан «патент сообщества».

Поскольку продажи составляют огромное большинство предпринимательских опера­ций, договор купли-продажи занимает особое место в МППД. Представляется, что по этому вопросу государство занимает реалистическую позицию в союзе с деловым миром. Со стороны профессионалов определяются цели, виды договоров, общие условия, со сто­роны государства - несколько конвенций, содержащих единообразные нормы или регули­рующие конфликты законов. В сфере конфликтов законов наиболее значительной остает­ся Гаагская конвенция о праве международных торговых операций от 15 июня 1955 г., применяемая в отношении движимого имущества. Подписанная 35 странами, конвенция ратифицирована лишь 8 европейскими государствами и одним африканским (Нигер). По­сле разработки Венской конвенции 1980 г. появилась новая Гаагская конвенция от 22 де­кабря 1986 г. о праве, применяемом к международным договорам купли-продажи товаров, в обсуждении которой приняли участие 60 государств, и ее ратификация началась. Кон­венция ООН о международной торговле товарами (КМТТ), принятая в 1980 г., представ­ляет собой полезный образец для развивающихся стран, рассматривающих вопрос о при­менении современных законов о договорах или о сбыте. Она применяется к договорам между покупателем и продавцом о сбыте, причем каждый из них ведет свою деятельность в разных странах, которые являются сторонами, подписавшими ее, хотя в соответствии со сделанным в ней акцентом на принцип свободы заключения договоров стороны смогут предусмотреть и другие условия. КМТТ была подготовлена рабочей группой юристов из различных регионов мира под покровительством Комиссии Организации Объединенных Наций по международному торговому праву (ЮНСИТРРАП).

Многие страны приняли КМТТ, которая обещает впервые обеспечить эффективный комплекс правовых норм, регулирующих торговлю.

Во-первых, КМТТ является современным торговым правом, совместимым с правовы­ми традициями многих стран. В ней предусматривается принцип свободы заключения до­говоров, в соответствии с которым стороны получают свободу, достаточную для того, чтобы изменять или заменять практически любое положение на свои собственные условия.

Во-вторых, конвенция уже в значительной мере присутствует в торговом праве раз­личных стран мира.

В-третьих, КМТТ уже была успешно приспособлена для местного применения и реа­лизована в новых и, по существу, единообразных законах о торговле скандинавских госу­дарств; в частности, можно сослаться на законы Швеции и Финляндии, которые являются примером широкого использования КМТТ применительно к торговой деятельности от­дельных государств.

В качестве отправной точки для реформы законодательства Казахстана в коммерче­ской деятельности КМТТ предполагает уникальные возможности.

3. Свобода хозяйственной деятельности всегда означает свободу в рамках законности, а не анархию. Поэтому обеспечение верховенства закона всегда рассматривалось как пер­воочередная обязанность государства.

Если рассматривать Казахстан, то можно сказать, что одной из характерных особенно­стей современной национальной системы регулирования внешнеэкономической деятель­ности является ее высокая нормативно-правовая обеспеченность. Солидная законодатель­ная база гарантирует стабильность правового регулирования внешнеторговых операций, предсказуемость развития международных экономических отношений.

Государственное регулирование в этом случае опирается на специальные законы, в которых установлены пределы действия органов исполнительной власти, права и обязан­ности участников внешнеторговой деятельности.

Основными целями государственного регулирования внешнеторговой деятельности являются:

· защита экономического суверенитета;

· обеспечение экономической безопасности РК;

· стимулирование развития национальной экономики при осуществлении внешнеторго­вой деятельности;

· продвижение товаров, происходящих из РК, на мировой рынок;

· обеспечение условий эффективности интеграции экономики РК в мировую экономику.

· Действенная рыночная экономика предполагает экономическую законность. Эконо­мическую законность можно определить как:

· Взаимно непротиворечивый комплекс законов общего и абстрактного характера.

· Уверенность населения в стабильности и обеспечение исполнения этих законов.

Государство должно иметь волю и полномочия для обеспечения верховенства закона в экономической сфере.

Новая отрасль экономической науки - экономический анализ права использует эконо­мический анализ для определения того, какие правовые нормы являются экономически эффективными с тем, чтобы давать рекомендации, какими должны быть эти нормы.

Основатели экономического анализа права (1960 г.) - Гидо Калабрези и Рональд Коуз. Далее его развил Гари Беккер, который считал уместным включение в экономический анализ вопросов любви, расовой дискриминации, благотворительности, брачных отноше­ний. Юрист должен заставить ответчика платить. Суд рассматривает, какой эффект будут иметь различные правовые нормы, экономист должен предотвратить будущие происшествия.

Теоретический анализ категории собственности показывает, что она выражает собой совокупность как правовых (волевых), так и экономических (объективных) отношений в обществе. Юридическое и экономическое содержание собственности взаимосвязаны и взаимообусловлены, между ними действует, образно говоря, «закон сообщающихся сосу­дов», в силу чего собственность является одновременно категорией и экономики, и права. Однако в этом единстве определяющее значение принадлежит экономической стороне собственности. Если собственность не приобретает форму экономической реализации, т. е. не используется в производстве или не приносит доход собственности, то она остается «юридической фикцией». Сама же экономическая реализация собственности осуществля­ется через производственные отношения, или, говоря более точно, через те или иные фор­мы хозяйственной, предпринимательской деятельности.

Но юридическая форма собственности не есть только результат производства, она оказывает активное влияние на последнее, ускоряя или замедляя его развитие. Право соб­ственности закрепляет материальную основу любого общества - экономические отноше­ния собственности. Поэтому отношения собственности и право собственности - взаимо­связанные категории. Право собственности является юридическим выражением, формой закрепления экономических отношений собственности.

Традиционное, экономическое решение, например, обеспечивает формула Л. Хенда (названа в честь американского судьи, занимавшегося решением экономических споров), в соответствии с которой ответчик признается виновным в халатности, если убытки от не­счастного случая, умноженные на коэффициент вероятности несчастного случая, превы­шают расходы на меры предосторожности, которые ответчик мог бы предпринять для предотвращения несчастного случая. В соответствии с этой формулой лицо наказывается лишь в том случае, если оно действовало неэффективно и не могло принять экономически оправданных мер предосторожности.

Данная формула предполагает разумную осторожность между неконтролируемыми сторонами и фокусируется на мерах предосторожности и на том, какая из сторон могла бы инвестировать ресурсы, чтобы предотвратить нанесение вреда.

Степень небрежности:

Издержки мер предосторожности меньше издержек несчастного случая, следова­тельно, ответственность ответчика;

Издержки мер предосторожности больше издержек, явившихся результатом несча­стного случая, следовательно, неразумно инвестировать ресурсы на предотвращение.

Экономисты предвидят эффект законодательного права на стоимость, эффективность и существующее распределение дохода и богатства. Если суд знает ущерб пострадавшего, но не знает прибыли лица, нанесшего ущерб, то запрещение - неэффективное средство защиты, возмещение убытков - эффективное средство защиты.

Даже при неопределенности, анализ эффективности закона показывает, какое право и средство защиты выбрать.

Один из основных выводов из экономического анализа права - необходимость реши­тельной поддержки свободы контрактов, которая позволяет сторонам включать в контракт любые взаимоприемлемые условия.

Р. Коуз продемонстрировал, что рыночная экономика при свободе контрактов и четко определенных правах собственности обычно приводит к эффективным решениям незави­симо от того, как распределены эти права собственности.

В условиях рыночной экономики с ее конкуренцией и неодинаковым уровнем соци­ально-экономического развития в различных странах вся история международной торгов­ли в этом столетии представляет собой борьбу двух противоположных курсов внешнетор­говой политики государств - курса на либерализацию внешнеторгового режима и курса на протекционизм - защиту отечественных предпринимателей с помощью различных барье­ров и ограничений

Государство никогда не оставалось безучастным к развитию внешнеэкономических связей. Государственная политика в этой области может варьировать от установления мо­нополии государства на внешнеторговые операции до радикальных проявлений внешне­торгового радикализма.

Национальная система государственного регулирования внешнеэкономических связей формируется с учетом ряда факторов - экономических, социально-политических, геогра­фических, исторических и др.

В стране происходят качественные изменения факторов роста производства и потребле­ния. На фоне высоких темпов экономического роста и важных качественных изменений в экономике правительство начинает менять методы государственного регулирования, страте­гию и тактику государственной экономической политики. Уже введена система долгосрочно­го, средне- и краткосрочного индикативного планирования, которая позволяет вести эконо­мическую политику, основанную на долгосрочной стратегии структурного и институцио­нального социально-экономического развития страны, учитывающую мировой опыт и актив­ное участие государства в формировании полноценной развитой рыночной экономики .

Экономическое законодательство Казахстана претерпело серьезные изменения. Начи­ная с 1991 г., принято свыше 260 законов по экономике. Значительным событием в жизни страны стало принятие Гражданского кодекса. Он признан модельным и взят за основу странами-участницами межпарламентской Ассамблеи государств СНГ с целью унифика­ции своих законодательств, состоялась официальная церемония представления новой Конституции Казахстана Президенту. Однако многие принятые законы не успевают за стремительными преобразованиями в экономике, противоречат друг другу. В феврале 1995 г. принят Таможенный кодекс - правовая база для цивилизованного прохождения таможенных процедур. Идет активная разработка экономического законодательства Ка­захстана. Пока об экономическом анализе законов вопросы не ставятся, хотя рыночная экономика требует этого прежде всего.

4. Важным компонентом экономического развития государств СНГ, в том числе и Ка­захстана, являются их интеграция в международную торговую систему. Это позволит им строить свою стратегию развития более предсказуемой к стабильной торговой среде, га­рантирует им такие же права, какие имеют все другие партнеры.

Вступление в ГАТТ/ВТО диктует необходимость разработки национальной системы включения в систему мирохозяйственных связей. Государство должно обеспечить свой, национальный баланс интересов, свести воедино четыре составляющие государственной политики, обеспечить их эффективную взаимосвязь. Это:

Формирование цельной и единой системы внешэкономической деятельности, ко­гда тарифные и нетарифные, экономические и административные методы регулирования применяются в комплексе.

Проведение в отношении национальных товаропроизводителей политики протек­ционизма и поддержки, развития конкуренции и качества выпускаемой продукции, фор­мирование условий для интенсивного роста внутреннего производства.

Сохранение прежних выгодных двух- или многосторонних региональных торгово- экономических и производственно-технологических связей, определенных договорными отношениями или фактически сложившихся за предыдущий период.

Развиваются взаимосвязи Казахстана с региональными экономическими организация­ми и комиссиями ООН, прежде всего с экономическими и Социальной комиссией для стран Азии и Тихого океана (ЭСКАТО) и Европейской экономической комиссией (ЕЭК). Казахстан, будучи евразийским государством, заинтересован в расширении деловых кон­тактов с обеими структурами. Пытаясь привлечь внимание к специфическим проблемам экономики стран переходного периода, наше государство стало инициатором проведения серии региональных семинаров в Алматы. Сегодня Казахстан является членом 72 международных и финансовых организации, конвенции и соглашении.

Необходимое в таких условиях торговое право разрешает участникам торгово-предпринимательской деятельности свободно договариваться об условиях сделок, препят­ствует мошенничеству и злоупотреблениям, использует власть государства для обеспече­ния соблюдения законных прав, возникающих в результате договорных соглашений. Тор­говое право направлено на уменьшение правовых препятствий на пути лиц, сотрудни­чающих на своих собственных условиях в целях создания материальных ценностей.

Торговое право всех государств пронизано логикой рынка, оно обнаруживает сильную международную направленность, о чем свидетельствует успех принятой ООН в 1980 г. конвенции о договорах по международной торговле товарами.

Когда две стороны соглашаются на обмен, каждая предпочитает то, что она приобре­тает, тому, чего она лишается. Соответственно каждый ожидает стать более богатым. Если бы рынок мог работать совершенно, то постоянный обмен должен был бы распределить каждый вид ресурсов той стороне, которая ценила бы его наиболее высоко, тем самым способствуя росту богатства и удовлетворению интересов участников рынка.

Решения покупателей и продавцов создают спрос и предложение, диктуя цены и сиг­нализируя производителям о желательном объеме выпуска продукции. Широкомасштаб­ное вмешательство государства в этот процесс ведет к дефициту, нежелательным излиш­кам, устареванию продукции и общей экономической апатии.

Значительная часть торгового права существует для того, чтобы способствовать функ­ционированию этой системы рыночного обмена и чтобы защитить ее. В основе большинства норм торгового права лежат четыре юридических принципа .

1. Свобода заключения договоров. Свобода сторон в принятии решений относительно того, заключать ли конкретную сделку и соглашаться ли на условия сделки, является пра­вовой движущей силой рыночной экономики. Частные лица могут вступать в обязываю­щие правовые отношения быстро и непосредственно, без политических или бюрократиче­ских помех. Тем самым экономические решения могут приниматься немедленно и сторо­нами, самым непосредственным образом связанными с их успешной реализацией. Более того, целесообразность большинства коммерческих сделок будет определяться только участвующими в них сторонами.

Торговое право обеспечивает соблюдение только тех юридических обязательств, ко­торые, как понимается, сторона взяла на себя добровольно. Право смогло выработать нормы, показывающие, когда сторона вступила в такие правовые обязательства, к приме­ру, обозначив границу, за которой переговоры о сделке становятся обязательствами по до­говору. Однако стороны сами могут устанавливать условия своих обязательств. Даже то­гда, когда в торговом праве приводятся нормы ведения конкретных видов сделок, стороны часто остаются свободными отказаться от соответствующих норм или внести в них изме­нения. Хорошим примером является статья 6 из конвенции ООН о международной тор­говле товарами, которая разрешает сторонам «отменять применение настоящей конвенции или ... частично отменять, или изменять действие любого из ее положений».

Свобода заключения договоров, конечно, имеет свои пределы. Вообще договоры, пре­дусматривающие действия, являющиеся нарушением закона, такие как нелегальный сбыт наркотиков, не будут создавать юридических прав. Другие договоры могут быть право­мерными сами по себе, но могут иметь следствием независимые правовые санкции, к примеру, договоры, ограничивающие конкуренцию в торговле. В обоих этих случаях за­кон в первую очередь предусматривает защиту тех, кто не является сторонами договора. Помимо этого некоторые стороны, такие как потребители или меньшинства, могут поль­зоваться специальной защитой от невыгодных коммерческих сделок на том основании, что они не в состоянии должным образом защитить свои интересы. Однако государства обычно позволяют сторонам коммерческих сделок заключать сделки по своему усмотре­нию и воздерживаются от глубокого вмешательства в частные договоры, осуществляемо­го, к примеру, путем настаивания на «справедливых» ценах или на обязательных стандар­тах качества.

2. Защита обоснованных ожиданий. Стороны, которые вступают в коммерческие сделки, обычно зависят от закона в части защиты своих прав в будущем. Часто для сторон будет невозможно или неэффективно исполнять условия договора в одно и то же время. Так, например, мастер, берущийся изготовить мебель по заказу, теперь полагается на за­кон для того, чтобы добиться в будущем соблюдения покупателем обязательств по обес­печению доставки мебели и по уплате за нее оговоренной цены. Такие права и обязатель­ства могут создаваться либо соответствующими законами, либо соглашением между сто­ронами. Судам следует тщательно обеспечивать соблюдение условий соглашения, посред­ством которого стороны согласились защищать себя от неопределенностей в будущем.

Иногда трудно защитить ожидания обеих сторон. К примеру, покупатель может за­ключить договор с оптовым продавцом на приобретение апельсинов за определенную це­ну. Заморозки могут погубить много апельсинов, повысив текущую цену или цену при продаже за наличные (с немедленной доставкой) до рекордного уровня, так что продавец сможет поставить апельсины только с большим убытком для себя. Продавец мог не ожи­дать такого пагубного роста цен, однако покупатель, возможно, заключал форвардный до­говор прежде всего с целью защитить себя от неожиданных повышений цен. Законы тор­говых наций, регламентирующие сбыт, различаются в том, каким образом в них рассмат­риваются такого рода неожиданные проблемы, однако все они будут обеспечивать соблю­дение того распределения рисков, которое можно обнаружить в договоре между сторонами.

Защита от мошенничества и злоупотреблений. Рыночные решения не могут эф­фективно распределять ресурсы до тех пор, пока эти решения не являются результатом свободного выбора, сделанного при наличии всей необходимой информации. Коммерче­ским сделкам, отмеченным печатью мошенничества или насилия, не следует давать юри­дической силы. К тому же подобные сделки разрушают у общественности доверие к рын­ку и правовой системе. Договоры, основанные на принуждении или обмане стороны, яв­ляются недействительными, подложные передаточные надписи на чеках являются не имеющими силы, а должникам, которые лгут на судебном производстве по делам о бан­кротстве, отказывается в выгодах от банкротства. Пределы такого положения достигаются только в том случае, когда жертву мошенничества нельзя будет защитить без ущерба для невиновной третьей стороны.

3. Сокращение издержек обмена. Торговое право стремится предоставить сторонам возможность вступать в сделки и исполнять их с наименьшими издержками при удовле­творении требования о сведении к минимуму мошенничества. Учет внешних эффектов в экономической политике государства есть одно из проявлений тонкого регулирования рыночной экономики, которая склонна к перекосу цен: низкие цены на одни виды товаров и услуг, как правило, обладающих негативным внешним эффектом, и слишком высокие цены на услуги с положительным внешним эффектом. В этом перекосе наблюдается одно из проявлений внутренней сущности рыночной экономики, в которой каждый преследует лишь свои собственные интересы и равнодушен к общественной ползе. Если издержки в связи с заключением сделки будут велики, стороны откажутся от возможностей, которые могли бы быть выгодными. Так, к примеру, объем формальностей, необходимых для со­ставления юридически действительного договора, таких как засвидетельствование у нота­риуса в некоторых правовых системах, со временем уменьшается. Возможно, наиболее значительным способом, с помощью которого современное торговое право сократило из­держки заключения договоров, является обеспечение стандартных условий для типового соглашения. В современных законодательствах, регламентирующих торговлю товарами к примеру, главным образом предписываются готовые правила распределения рисков и ру­ководства исполнения договоров, хотя стороны остаются свободными принять сущест­вующие правила по взаимному согласию.

<< |
Источник: Государство и бизнес. Лекции. 2016

Еще по теме Тема 8. Правовой аспект взаимоотношений государства с бизнесом:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  2. 1.1. Муниципальное образование как подсистема социально-экономической системы региона
  3. Функции, роль и особенности государственных финансов
  4. § 1.1. Генезис развития и экономическое содержание холдинга
  5. 5.5. Адаптация внутреннего контроля
  6. 8.1. Франчайзинг в сфере услуг
  7. 14.1. Специфика рынка труда и занятости в отдельных секторах сферы услуг
  8. Библиография
  9. Тема 8. Правовой аспект взаимоотношений государства с бизнесом
  10. і.з. тенденции развития системы негосударственного пенсионного обеспечения
  11. 1.2. Государственное регулирование франчайзинга
  12. § 1. Правовой статус Центрального банка и правовое положение банков в Российской Федерации как участников валютных операций
  13. § 2. Понятие, классификация и характеристика субъектов финансового права
  14. § 1. Понятие и финансово-правовое регулирование статуса организаций в сфере образования и науки
  15. § 2. Финансово-правовое регулирование инновационной деятельности в сфере образования и науки
  16. Коммерческая концессия, франчайзинг, франшиза: соотношение понятий
  17. Сущность коммерческой концессии как способа осуществления предпринимательской деятельности
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -