Задать вопрос юристу

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Аккумулирование финансовых средств в бюджеты различных уровней, направленное на обеспечение ресурсами государства и органов местного самоуправления для решения социально-экономических задач, является важной сферой общественных отношений в контексте любой правовой системы.

При этом в условиях рыночной экономики несостоятельность налогоплательщика (предполагающая в том числе невозможность удовлетворения налоговых требований) не может рассматриваться как исключительное явление даже в условиях благоприятной экономической ситуации в стране. Более того, de facto проблемы, связанные с несостоятельностью, затрагивают все более широкие сферы общественных отношений и структурно усложняются в силу усложнения самой системы экономических отношений, а также положений регулирующего их законодательства.

Налоговые аспекты несостоятельности являются относительно самостоятельным компонентом общественных отношений, нуждающемся в особом налогово-правовом регулировании, адаптированном к специфике дела о банкротстве и многообразию интересов участвующем в нем лиц. В свете этого выделение налогообложения при банкротстве как особой сферы правового регулирования представляет собой глобальную тенденцию, проявляющую себя в правовых системах самых различных государств (и правовая система Российской Федерации не является исключением).

Предпосылкой для обозначенной тенденции является общемировая практика, направленная на совершенствование и гармонизацию законодательства о банкротстве. В частности, Международный валютный фонд опубликовал отчет, в котором предложил основные положения для рекомендуемого законодательства о банкротстве[1], а Всемирный банк настаивает на определении единых принципов и руководящих положений законодательства о несостоятельности для укрепления прав должников и кредиторов[2]. Процессы гармонизации законодательства о несостоятельности получили также мощный импульс в связи с принятием Руководства ЮНСИТРАЛ для законодательных органов по вопросам законодательства о несостоятельности[3]. Данный документ, как известно, нацелен на формирование устойчивого правового режима несостоятельности, в том числе через установление гармонизированных для всех государств правил иерархии требований (которые предъявлены кредиторами, включая налоговых кредиторов, к должнику).

Применительно к Российской Федерации обращает на себя внимание не только общее усложнение налогового законодательства и законодательства о банкротстве, но и количественный рост процедур несостоятельности организаций, инициированных в арбитражных судах. В частности, по

данным Национального исследовательского университета «Высшей школы экономики» по состоянию на 18.08.2017 г. продолжается нарастание волны банкротств на фоне продолжающейся стагнации в экономике, в подтверждение чего приводятся следующие статистические данные об инициированных делах: возбуждено в 2007 г. - 5 639 дел, в 2008 г. - 6 442 дела, в 2009 г. - 11 577 дел, в 2010 г. - 12 519 дел, в 2011 г. - 10 320 дел, в 2012 г. - 9 729 дел, в 2013 г. - 10 580 дел, в 2014 г. - 12 508 дел, в 2015 г. - 12 591 дел, в 2016 г. - 12 159 дел о банкротстве организаций[4]. Кумулятивный эффект проявляется в том, что в 2014 г. на рассмотрении находилось около 37,8 тыс. дел, в 2015 г. - 49,2 тыс. дел, в 2016 г. - около 63 тыс. дел. При этом справедливым будет утверждение, что практически в каждом деле к должнику предъявляются требования и об уплате фискальных платежей.

Определение оптимальной роли государства во взаимоотношениях с несостоятельным налоговым должником имеет существенное значение для правильного понимания особенностей правого режима налогообложения организации-банкрота. Предпринятые в 2016 - 2017 годы шаги федерального законодателя, направленные на то, чтобы конкретизировать положение государства (в лице его компетентных налоговых органов) в процедурах банкротства, существенным образом изменяют правовой режим налогообложения в делах о банкротстве организаций[5]. В частности, отмеченные изменения, по мнению многих специалистов, вводят презумпцию вины контролирующих должника лиц для привлечения к субсидиарной ответственности, в случае, если основная часть требований к несостоятельной организации образована в результате совершения налогового правонарушения. При этом срок давности для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц увеличен с двух до трех лет. Подобные изменения законодательства (наряду с отмеченными ранее фундаментальными предпосылками) дополнительно предопределяют актуальность избранной темы исследования, так как от правового режима исполнения налоговых обязательств в делах о банкротстве зависят не только вопросы законности налогообложения, но и вопросы эффективности деятельности государства по аккумулированию налоговых платежей в целом.

Цель диссертационной работы заключается в построении общей концепции формирования правового режима налогообложения при банкротстве организации и разработке комплекса предложений по совершенствованию правового регулирования исполнения налоговых обязательств при несостоятельности налогоплательщика.

Поставленная цель достигается путем решения ряда взаимосвязанных задач, наиболее значимыми из которых являются следующие:

- разработка целостной и непротиворечивой системы правового регулирования предоставления налоговому кредитору отдельных преференций в сравнении с частными кредиторами без установления приоритета публичных требований, с соблюдением баланса законных интересов участников дела о банкротстве;

- обоснование концепции принципиально равного правового положения налогового кредитора и частных кредиторов, участвующих в делах о банкротстве;

- систематизация основных научных подходов к содержанию понятия «обязательный платеж», уточнение его легальной дефиниции;

- обоснование комплекса предложений по совершенствованию правового режима налогообложения при несостоятельности (банкротстве) организаций путем изменения и дополнения действующего законодательства, а также корректировки подходов в судебно-арбитражной практике.

Степень научной разработанности темы. Научная литература по финансовому и налоговому праву применительно к рассматриваемой теме преимущественно касается вопросов защиты прав налогоплательщика, налогового администрирования, урегулирования бюджетных споров и распределения бюджетных доходов, полученных от несостоятельного налогоплательщика.

Различные аспекты применения налогового законодательства при банкротстве рассматривались в разрезе конкретных налогов и (или) в контексте тех или иных процедур банкротства в работах таких ученых, как А.В. Брызгалин, Д.В. Винницкий, И.И. Кучеров, С.Г. Пепеляев и некоторых других. Кроме того, имеются и специальные работы по проблемам банкротства, в рамках которых освещаются отдельные практические вопросы налогообложения, например, монография Е.Ю. Пустоваловой «Судьба требований кредиторов при банкротстве должника» и практический комментарий И.А. Цинделиани «Споры в сфере несостоятельности (банкротства) в практике Верховного Суда РФ».

Исследование вопросов применения налогового законодательства в делах о банкротстве организаций можно встретить в работах зарубежных ученых, в частности, в трудах Филипа Р. Вуда (Philip R.Wood), Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), Барбары К. Дэй (Barbara K. Day), Джонатана М. Вайс (Jonathan M. Weiss) и некоторых других.

Существенное влияние на исследование оказали работы членов Международного института банкротства (International Insolvency Institute)[6] и Американского института права (ALI)[7], исследовавших проблемы

гармонизации законодательства о банкротстве различных государств мира, в том числе вопросы учета налоговых требований одного государства в споре о банкротстве, рассматриваемом на территории другого государства.

Методологическую основу исследования составляет комплекс общенаучных методов познания: наблюдение, анализ и синтез, методы индукции и дедукции. Для достижения цели и решения задач исследования использовались частные научные методы: историко-правовой, правового прогнозирования, правового моделирования, сравнительно-правовой и системного анализа. Автором изучена общетеоретическая и специальная литература, связанная с темой исследования. В частности, по теории права, финансовому и налоговому праву, конституционному, административному, гражданскому праву, гражданскому и арбитражному процессу и некоторым иным отраслевым юридическим наукам. В значительном количестве привлекалась иностранная юридическая литература и иностранное законодательство (Франции, Германии, Великобритании, Италии, Индии, Китая, Бразилии, ЮАР, Мексики, Канады, США и некоторых других государств). В работе в объеме, обусловленном темой исследования, представлен анализ действующего законодательства о налогах и сборах, законодательства о банкротстве, смежных отраслей законодательства, практики Конституционного Суда РФ, а также арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Теоретическую основу исследования составляют положения известных специалистов по финансовому и налоговому праву, изложенные в научных

трудах Н.М. Артемова, Е.М. Ашмариной, А.В. Брызгалина, Д.В. Винницкого, Е.Ю. Грачевой, О.Н. Горбуновой, В.В. Гриценко, А.В. Демина, С.В. Запольского, М.В. Карасевой, Ю.А. Крохиной, В.Е. Кузнеченковой,

О. А. Ногиной, С.В. Овсянникова, С.Г. Пепеляева, Г.В. Петровой, Е.В. Порохова, Г.П. Толстопятенко, Н.И. Химичевой, Н.А. Шевелевой и др.

Кроме того, из области общей теории права гражданского и предпринимательского права использованы труды С.С. Алексеева,

М.И. Брагинского, В.С. Белых, В.В. Витрянского, Н.Д. Егорова,
С.А. Карелиной, А.В. Малько, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова,
В.Ф. Попондопуло, М.Л. Скуратовского, В.В. Степанова, Е.А. Суханова,
М.В. Телюкиной, В.Н. Ткачева, В.Ф . Яковлева, В.А. Химичева,

Г.Ф. Шершеневича и многих других авторов.

Для решения поставленных в исследовании задач потребовался анализ работ зарубежных ученых по отдельным вопросам налогообложения при банкротстве, включая труды Яна Ф. Флэтчера (Ian F. Fletcher), Дэвида Лэйси (David Lacey), Джейкоба Зигеля (Jacob S. Ziegel), Клауса Камлаха (Klaus Kamlah), Манфреда Бальца (Manfred Balz), Ричарда Л. Корала (Richard L.

Koral), Мари-Кристин Сордино (Marie-Christine Sordino), Филипа Р. Вуда (Philip R.Wood), Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), Барбары К. Дэй (Barbara K. Day), Джонатана М. Вайса (Jonathan M. Weiss), Томаса Х. Джексона (Thomas H. Jackson), Рона У. Хармера (Ron W. Harmer) и некоторых других.

Нормативно-правовой и эмпирической основой диссертации выступили источники налогового и некоторых иных отраслей законодательства Российской Федерации, а также государств членов G20, ОЭСР и БРИКС (в том числе Великобритании, Франции, Германии, Италии, Канады, США, Мексики, Бразилии, Австралии, Новой Зеландии, Китайской Народной Республики, Индии и других). Кроме того, настоящее исследование учитывает международное договорно-правовое регулирование исследуемых вопросов (Европейскую конвенцию о трансграничной несостоятельности 1960 г.[8], Европейскую конвенцию о некоторых международных аспектах банкротства 1990 г.[9], Конвенцию Европейского союза о трансграничной несостоятельности 1995 г.[10]), а также модельные и иные международные акты (в том числе Типовой закон «О трансграничной несостоятельности» ЮНСИТРАЛ 1997 г.[11] [12], Регламент Европейского парламента о процедурах несостоятельности 2000 г. , Единообразный закон о несостоятельности Организации по гармонизации коммерческого права стран Африки (ОХАДА)

1999 г. и т.п.). Детальному анализу подвергнута практика высших судов Российской Федерации по налоговым спорам в делах о банкротстве организаций, а также соответствующая практика нижестоящих судебных инстанций и разъяснения ФНС России.

Объектом диссертационного исследования являются налоговые отношения между государством, в лице уполномоченного (налогового) органа, и организацией (налогоплательщиком или налоговым агентом) в условиях несостоятельности последней, а также отношения и их налоговые последствия для третьих лиц, взаимодействующих с такой организацией.

Предметом исследования являются нормы российского налогового, бюджетного и иных отраслей законодательства, положения проектов федеральных законов и пояснительных записок к ним, положения иностранных и международных экспертных докладов о совершенствовании законодательства, положения рекомендаций и обобщений, подготовленных международными организациями, а также судебные акты по налоговым спорам, возникавшим в делах о банкротстве.

Научная новизна исследования. В работе предпринята попытка системного сравнительного анализа законодательства государств мира по вопросам правового регулирования исполнения публичных требований при банкротстве налогоплательщика (налогового агента).

Впервые исследованы различные проявления концепции «государство - невольный кредитор несостоятельного налогоплательщика» и сформулированы аргументы против ее внедрения в российское законодательство. Руководствуясь исторически- правовым подходом установлены причины существующих пробелов и противоречий в праве и предложены рекомендации по совершенствованию отдельных положений налогового и иных отраслей законодательства Российской Федерации. [13]

На защиту диссертантом выносятся следующие основные научные положения, отражающие результаты проведенного научного

исследования и его научную новизну:

1. В работе обосновывается, что правовой режим налогообложения при

банкротстве организации не является специальным режимом

налогообложения в том смысле, какое значение этому термину придается статьей 18 Налогового кодекса РФ[14]. На основании анализа действующего законодательства и практики его применения можно прийти к выводу о том, что в случае банкротства организации следует руководствоваться порядком определения элементов налогообложения и правилами освобождения от обязанности по уплате налога или сбора, свойственными тому налоговому режиму, который применяет организация (например, общему режиму налогообложения, УСН, ЕНВД и пр.), но с особенностями,

предопределяемыми принципами и целями законодательства о банкротстве. Следовательно, правила правового режима налогообложения при банкротстве организации являются более специфическими нормативными положениями по сравнению с общеустановленными предписаниями налогового законодательства (как в рамках общего режима налогообложения, так и специальных налоговых режимов, предусмотренных статьей 18 и Разделом VIII. 1 Налогового кодекса РФ).

2. На основании проведенного в диссертации анализа опровергнута целесообразность применения в Российской Федерации концепции наделения налоговых требований государства приоритетным режимом удовлетворения в делах о банкротстве по сравнению с требованиями частных кредиторов. Автором приводятся аргументы в пользу подхода, согласно которому наиболее эффективным для российской системы регулирования налогообложения является принцип признания равенства прав требований уполномоченного (налогового) органа и других кредиторов, как с точки зрения очередности удовлетворения требований, так и с точки зрения процедуры включения их в реестр.

Вместе с тем, принимая во внимание публично-правовой статус государства и муниципальных образований, доктринально обоснована возможность предоставления уполномоченному (налоговому) органу такой преференции как продление пресекательных сроков предъявления требований для включения в реестр, что объективно обусловлено необходимостью проведения контрольных мероприятий и аккумулирования сведений о задолженности по обязательным платежам. Предоставление

уполномоченному (налоговому) органу соответствующего права не предполагает изменения очередности требований или ограничения законных интересов других конкурсных кредиторов, но обеспечивает необходимые гарантии публично-территориальному образованию от явно

недобросовестных действий налогоплательщика-банкрота (так называемые злоупотребления правом) или действий, совершаемых контролирующими налогоплательщика лицами, в целях пресечения использования банкротства как механизма уклонения от уплаты налогов.

3. В работе аргументирован тезис о противоречивости законодательного подхода о непризнании объектом НДС операций по реализации имущества и имущественных прав, но признании объектом НДС операций по реализации/выполнению работ или реализации/оказанию услуг.

Руководствуясь сложившимся делением требований к должнику на текущие и «реестровые», в зависимости от момента возникновения обязанности по уплате налога, предлагается установить, что не признаются объектом НДС операции по реализации имущества (имущественных прав), выполнении работ и оказании услуг, средства от которых направляются на погашение требований кредиторов и уполномоченного органа, включенные в реестр требований. Отмеченное не исключает сохранение налоговой обязанности организации- банкрота по уплате НДС в отношении операций по реализации имущества (имущественных прав), выполнении работ и оказании услуг, совершенных в условиях обычной хозяйственной деятельности, выручка от которой не направляется на погашение требований, включенных в реестр.

4. В контексте предыдущего положения, вынесенного на защиту, предлагается изложить подп. 15 п. 2 ст. 146 Налогового кодекса РФ в следующей редакции: «операции по реализации товаров, работ (услуг), а также имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами), средства от которых направляются на погашение требований кредиторов и уполномоченного органа, учтенных в реестре требований кредиторов должника в установленном порядке».

5. С учетом систематизированной по периодам судебно-арбитражной практики в работе обосновывается доктринальная позиция о том, что удержанные суммы налога на доходы физических лиц должны подлежать уплате в бюджетную систему вне установленной очередности исполнения требований по Закону о банкротстве, поскольку они (указанные суммы) представляют собой налоговые платежи физических лиц, производимые за счет их дохода, а не за счет активов организации, включенных в конкурсную массу.

6. В целях устранения выявленного пробела в праве, заключающегося в предоставлении кредиторам, чьи требования обеспечены залогом имущества должника, больших прав в сравнении с уполномоченным налоговым органом, автором предложено наделить уполномоченный налоговый орган тем же объемом прав в ситуациях обеспечения налогового обязательства залогом имущества должника. Как известно, действующая редакция Закона о банкротстве в настоящее время прямо не предусматривает возможность использования налоговым органом преимуществ, предоставленных залоговому кредитора, даже в случаях, когда между налоговым органом и должником оформлен в установленном порядке залог имущества (см. ст.ст. 61, 73 НК РФ), обеспечивающий исполнение налоговой обязанности. В диссертации обосновывается юридическая несостоятельность подобной произвольной дифференциации статусов уполномоченного (налогового) органа и иных кредиторов.

7. В диссертации обоснована целесообразность законодательного закрепления возможности заключения (до момента принятия к производству дела о банкротстве) договора о залоге имущества должника или третьего лица в целях обеспечения погашения бесспорной (признанной) недоимки по налогам и сборам, в т. ч. если ее взыскание обеспечено арестом имущества в порядке ст. 77 НК РФ. Вместе с тем, по мнению диссертанта, заключение договора о залоге между налоговым органом и налогоплательщиком, в отмеченных обстоятельствах, должно исключать в дальнейшем возможность привлечения к субсидиарной ответственности по налоговым обязательствам контролирующих организацию лиц (а также исключать возможность взыскания с них убытков, связанных с налоговой недоимкой, исполнение которой было обеспечено договором о залоге).

8. Выявлены особенности правового режима налогообложения при

банкротстве организации, правовой характер которых с достаточной четкостью не определён в действующем законодательстве о налогах и сборах. Указанные особенности проявляют себя: (1) - при законодательно

предусмотренной замене публично-правового средства обеспечения налогового обязательства (в виде пени, предусмотренной ст. 75 НК РФ) на частноправовое средство обеспечения (в виде процентов, начисляемых в процедурах банкротства в соответствии со ст.ст. 81, 95, 126 Закона о банкротстве); (2) - при гипотетически возможном исполнении налогового обязательства в натуральной форме (в частности, при оставлении предмета налогового залога за уполномоченным органом, если такая возможность будет предусмотрена в ст. 138 Закона о банкротстве); (3) - при модификации срока уплаты налога применительно к положениям о моратории на удовлетворение требований (ст. 126 Закона о банкротстве). В диссертации обоснованы правовые механизмы имплементации указанных особенностей правового режима в систему налогового законодательства Российской Федерации.

9. В диссертации обосновывается возможность отступления от принципа личного исполнения налоговой обязанности при заключении мирового соглашения или в случае погашения задолженности должника в рамках дела о банкротстве третьими лицами. Кроме того, на базе произведенного анализа действующего законодательства и правоприменительной практики систематизированы основания отступления от принципа личного исполнения налоговой обязанности в случаях привлечения контролирующих налогоплательщика лиц к субсидиарной ответственности или взыскания с них убытков как в процедурах, применяемых по Закону о банкротстве, так и вне их пределов, в случаях прекращения или завершения производства по делу о банкротстве.

10. В результате системного анализа положений налогового и иного законодательства выявлен правовой пробел в ст.ст. 73 и 74 НК РФ в части определения правовой природы требований поручителя и залогодателя, исполнивших налоговую обязанность за налогоплательщика. По мнению диссертанта, действующие бланкетные нормы не позволяют определить правовую природу прав требований поручителя или залогодателя к несостоятельному налогоплательщику, так как общие правила гражданского законодательства о регрессе требований формально не исключают ошибочное толкование, приводящие к выводу о возникновении у поручителя или залогодателя права требовать уплаты «компенсации суммы налога» в свою пользу. Соответствующее упущение Налогового кодекса РФ в части неконкретизированной отсылки к гражданскому законодательству предлагается восполнить путем использования выработанной в рамках Закона о банкротстве нормы, согласно которой средства, предоставленные должнику для удовлетворения требований уполномоченного (налогового) органа, считаются предоставленными на условиях договора беспроцентного займа, срок возврата которого определен моментом востребования.

Теоретическая и практическая значимость

исследования. Теоретическое значение диссертационного исследования

состоит в развитии научных представлений о правовом режиме налогообложения при несостоятельности (банкротстве) организаций, выявлении присущих ему особенностей. Теоретические положения и выводы, сформулированные в результате исследования, направлены на развитие доктрины российского налогового и финансового права и могут быть использованы для дополнительной проработки отдельных аспектов защиты как финансовых интересов государства при банкротстве налогоплательщиков и налоговых агентов, так и защиты прав и свобод граждан (и их объединений) от нарушения их законных интересов при реализации уполномоченным (налоговым) органом его компетенции.

В результате проведения диссертационного исследования представлены практические рекомендации по совершенствованию налогового законодательства Российской Федерации, которые могут быть учтены в процессе законотворческой и правоприменительной деятельности.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена на кафедре финансового права Уральского государственного юридического университета. Положения и выводы, изложенные в диссертационной работе, представлялись в рамках международных научно-практических конференций, в частности, на VIII-ой сессии (2014 г.) Европейско-Азиатского правого конгресса (доклад по теме «Банкротство и реализация имущественных комплексов: проблемы налогообложения»,) на IX-ой сессии (2015 г.) Европейско-Азиатского правого конгресса (доклад по теме «Особенности разрешения налоговых вопросов в рамках дел о банкротстве»), на X-ой сессии (2016 г.) Европейско-Азиатского правого конгресса (доклад по теме

«Сравнительно-правовой анализ мирового опыта применения принципа взаимного признания иностранных налоговых требований в делах о банкротстве и перспективы его развития в странах БРИКС»), на XI-ой сессии (2017 г.) Европейско-Азиатского правого конгресса (доклад по теме

«Налоговые требования в рамках трансграничной несостоятельности и проблемы совершенствования разрешения споров»). Кроме того, диссертант представлял доклад по теме диссертации в рамках XXV-ой Международной конференции оценщиков «Инвестиционный климат регионов» (18-19 мая 2017 г.).

С 18 июля по 03 августа 2017 г. на базе Института государственного и международного права Уральского государственного юридического университета в рамках курса лекций для иностранных студентов из Пекинского объединенного университета представлены лекции по теме «Вопросы налогообложения при несостоятельности компаний: подходы государств БРИКС». Диссертантом, с учетом результатов проведенного исследования, разработаны отдельные элементы магистерского учебного курса «Особенности правового режима налогообложения при банкротстве», внедренного впоследствии в ходе реализации программы магистерского обучения в Уральском государственном юридическом университете.

По теме диссертации автором опубликовано пятнадцать статей (в том числе одиннадцать - в журналах, рекомендованных ВАК России).

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, подразделённых на семь параграфов, а также заключения, библиографии и двух приложений к диссертации в виде проектов федеральных законов.

<< | >>
Источник: Извеков Станислав Сергеевич. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕЖИМА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ПРИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ) ОРГАНИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Тема 5. Этапы перехода к экономическому и валютному союзу. Введение евро.
  2. Принудительное нововведение.
  3. Кризисное нововведение.
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Введение
  6. 7.1. Введение
  7. [г) ПРАВИЛЬНОЕ КОНСТАТИР ОВАНИЕ У РИКАРДО НЕКОТОРЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ ВВЕДЕНИЯ МАШИН ДЛЯ РАБОЧЕГО КЛАССА.НАЛИЧИЕ АПОЛОГЕТИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В РИКАРДОВСКОЙ ТРАКТОВКЕ ПРОБЛЕМЫ]
  8. Введение
  9. 3.4. Денежная реформа: введение новой денежной единицы
  10. Введение
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. Введение
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЕД України - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -