<<
>>

Воздействие Европы на Азию в I500-i820-x гг.

Создававшиеся в Азии европейские торговые посты размещались по большей части на побережье. Поэтому на протяжении всего XVIII в. нарушения суверенитета азиатских стран были не слишком распространены.

Однако во второй половине века

ТАБЛИЦА 3.4А.

Подушевой ВВП в азиатских стран в 1500-2003 гг., междунар. долл. 1990 г.

Страны

1500

1700

1820

195°

2003

Восточная Азия, в среднем

567

571

580

669

4329

Китай

боо

боо

боо

448

4803

Япония

5°°

570

669

1921

21 218

Индия

55°

550

533

619

2іб0

Бангладеш

540

939

Пакистан

643

1881

Индонезия

565

580

612

840

3555

Южная Корея

боо

боо

боо

854

15 732

Северная Корея

боо

боо

боо

854

1127

Другие страны Восточной Азии

544

548

557

826

4458

Западная Азия, в среднем

590

591

607

1776

5899

Аравия

550

550

550

2065

Ьз13

Иран

боо

боо

588

1720

5539

Ирак

550

55°

588

1364

1023

Турция

боо

боо

643

1623

6731

Другие страны Западной Азии

645

645

645

2234

7707

Азия, в среднем

568

572

581

717

4434

Западная Европа

771

997

1202

4578

19 9J2

Примечания и источник: Maddison (2001), приложение Б и Maddison (2003: 154-157 и 180-188), с обновлениями.

Я исходил из допущения, согласно которому динамика подушевого дохода в і500"і820 гг. для Китая, Японии, Индии, Индонезии и Кореи (объединенной) соответствует и другим странам Восточной Азии.

Великобритания перехватила рычаги управления и потоки доходов на части территории, принадлежавшей империи Великих Моголов и приходившей все в больший упадок. В Индонезии голландцы еще в начале XVII в. установили монопольный контроль над Островами пряностей (Молуккскими), истребив их коренное население. Для работы на плантациях на этих островах использовался рабский труд. Вплоть до окончания Наполеоновских войн на остальной территории Индонезии контроль и принуждение были не столь жесткими. Суверенитет Китая и Японии не подвергался посягательствам со стороны европейцев до начала ХІХв.

В результате деятельности специализировавшихся на торговле с Азией компаний в Европе возникли новые товарные рынки. Согласно оценке Пракаша, в 1678-1718 гг. в Бенгалии англий-

ТАБЛИЦА 3.4Б.

ВВП азиатских стран в 1500-2003 гг., млн междунар. долл. 1990 г.

Страны

150°

1700

1820

195°

2003

Восточная Азия, всего

150 822

217 380

397 207

885 111

15 081356

Китай

61 8оо

82 8оо

228 боо

244 985

б 187 984

Япония

7700

15 39°

2° 739

160 966

2 699 2бі

Индия

6о 500

9° 75°

ш 417

222 222

2 267 136

Бангладеш и Пакистан

49 994

423 679

Индонезия

6046

7598

10970

66358

762 545

Южная Корея

3282

5°°5

5637

17 8оо

758 297

Северная Корея

1518

2607

8087

25 3ю

Другие страны Восточной Азии

ю 142

13721

17 237

114 699

і 957 225

Западная Азия, всего

1° 495

12 291

15 269

юб 283

1 473 739

Аравия

2475

2475

2861

gt;9 583

337 528

Иран

2400

3000

3857

28 128

371 952

Ирак

55°

55°

643

7°4i

25 256

Турция

378 о

5°4°

6478

34 279

458 454

Другие страны Западной Азии

1290

1226

•43°

17 252

280 549

Азия, всего

161 317

229 671

412 476

991393

!б 555 °95

Западная Европа

44 183

81 213

*59 851

і 396 078

7 857 394

США

8оо

527

12 548

і 455 9і6

8 43° 762

Источники: См.

табл.3.4а.

ские и голландские закупки тканей обеспечивали и% занятости в производстве текстильной продукции (Prakash 1998: 327)* Создававшиеся EIC центры торговли разрослись в крупные города (Бомбей, Калькутта и Мадрас). Азия предъявляла относительно низкий спрос на европейские товары. Поэтому европейские закупки финансировались посредством использования благородных металлов или доходов от внутриазиатской торговли. В то же время экспорт серебра в Индию и Китай способствовал монетизации экономик этих стран. Наиболее очевидное отрицательное экономическое воздействие операций европейских компаний на Азию состояло в ограничении морских перевозок и торговой деятельности азиатских купцов. Данные об экономическом развитии Азии в 1500-2003 гг. представлены в табл. 3.3, 3.4а и 3.46.

Сравнительный анализ опыта Индии,

Индонезии, Японии и Китая

Для того чтобы лучше понять различные аспекты европейского воздействия и долгосрочные отклонения в развитии азиатских стран, было бы полезно сопоставить соответствующий опыт Индии, Индонезии, Китая и Японии, на долю которых в 1500 г. приходилось 84% населения Азии.

Воздействие Англии на Индию

Установление связи между Англией и Индией принято ассоциировать с созданием в 1600 г. британской Ост-Индской компании (eic), получившей монополию на торговлю с Азией. В течение первых полутора столетий ареной ее действий было побережье Индии с его новыми, первоначально служившими англичанам торговыми базами, городами Мадрасом (основан в 1639 г.), Бомбеем (1668 г.) и Калькуттой (1690 г.). В середине XVIII в. основными предметами экспорта были ткани и шелк-сырец из Индии, а также китайский чай. Закупки индийских товаров финансировались главным образом за счет экспорта слитков благородных металлов, а китайских —посредством экспорта бенгальского опиума и хлопка-сырца. После 1757 г., когда EIC получила право на управление Бенгалией, британо-индийские отношения приобрели характер эксплуатации.

В начале XVIII в. британцы поддерживали в целом мирные отношения с империей Великих Моголов, власть и военная мощь которой были слишком велики, чтобы бросить им вызов.

Но после смерти Аурангзеба в 1707 г. власть Моголов ослабела. Императоры играли роль символических сюзеренов. Фактически все рычаги контроля оказались в руках правителей провинций, превратившихся в набобов (навабов) образовавшихся впоследствии на территории империи государств.

В период расцвета императорской власти, в эпоху правления Акбара (і55б-16°5)gt; Джахангира (1602-1627) и Шах-Джахана (1627-1658) моголы демонстрировали религиозную терпимость. Это была одна из причин, определивших успех их правления по сравнению с мусульманскими султанатами со столицей в Дели. Моголам удалось взять под контроль обширные территории в стране, население которой превышало по численности европейское и отличалось в высшей степени сложным расовым, языковым и религиозным составом. Однако император Ауранг- зеб (1658-1707) отказался от политики религиозной терпимости. По его приказу были разрушены индуистские храмы, вновь вве

ден джизья (подушный налог на немусульман) и конфискованы некоторые немусульманские княжества (в случаях окончания титула на правление). После его смерти в империи разразилась целая серия войн. На западе Индии было образовано независимое индуистское государство Маратха со столицей в Пуне. Один из высших государственных деятелей империи Моголов Низам-уль-Мульк, предвидевший ее распад, в 1724 г. провозгласил себя независимым правителем Хайдарабада. В 1739 г. в Индию вторглись войска правителя Персии Надир-шаха. Персы вырезали население Дели и захватили огромные трофеи (включая павлиний трон Шах-Джахана и алмаз Кохинур). По возвращении Надир-шах издал указ об освобождении жителей Персии от налогов на три года вперед. Кроме того, персы аннексировали Пенджаб и провозгласили независимое царство в Лахоре. Впоследствии Пенджаб был захвачен сикхами. Другие области (например, Бенгалия, Майсур и Ауд) оставались в составе империи Моголов, но власть ее правителя, как и поток доходов, стремительно ослабевала. Непрерывные военные столкновения обусловили постепенное разрушение экономики и торговли.

Все эти внутренние политические и религиозные конфликты облегчили британской Ост-Индской компании задачу установления контроля над Индией. Она умело играла на противоречиях между местными правителями, заключая временные союзы то с одним из них, то с другим и устраняя их поодиночке. Большинство находившихся в распоряжении EIC воинских формирований составляли местные жители, отличавшиеся высокой дисциплиной и регулярно получавшие денежную плату. В 1757 г. эти войска завоевали Бенгалию (провинция империи Великих Моголов), в 1803 г* были покорены провинции Мадрас и Бомбей, а в 1848 г. под натиском превосходящих сил сикхи были вынуждены оставить Пенджаб. Кроме того, им удалось вытеснить с рынка французских и датских коммерческих соперников англичан. В то же время правительство Великобритании установило прямое правление в Индии только после восстания сипаев в 1857 г. Через некоторое время была ликвидирована и британская Ост-Индская компания.

После победы в битве при Плесси в 1757 г. операции EIC в Бенгалии осуществлялись в рамках двойственной системы. Компания осуществляла эффективный контроль, и набоб был не более чем марионеткой. Основные задачи компании заключались в том, чтобы ее должностные лица преумножили свое богатство, а также в финансировании экспорта на основе налоговых поступлений жителей Бенгалии, а не поставок в Индию благородных металлов. Однако территориальные завоевания обусловили

изменение ее роли, так как государственные приоритеты были изменены в пользу управления, а не торговли. В 1773 г. операции EIC стали объектом надзора парламента Великобритании. Набоб был отстранен, и генерал-губернатором Бенгалии был назначен Уоррен Гастингс. На него была возложена непосредственная ответственность за администрирование, при условии того, что весь штат чиновников составляют индийцы. Торговая монополия EIC в Индии продлилась до 1813 г., а в Китае — до 1833 г.

В 1782 г. Гастингс оставил пост генерал-губернатора, и ему на смену пришел Чарльз Корнуоллис. Под его руководством в Индии была создана система государственного управления, которая по духу своему была гораздо ближе не Англии тех времен, а меритократической бюрократии Китая. На всех высших должностях индийцы были заменены англичанами. В Бенгалии была создана хорошо оплачиваемая гражданская администрация, в большей или меньшей степени свободная от коррупции, содержание которой было относительно недорогим, а с точки зрения поддержания закона и порядка она оказалась гораздо более эффективной, чем чиновничество во времена Великих Моголов. Начиная с 1806 г. EIC начинает подготовку своих сотрудников в колледже Хейлибери близ Лондона, а в 1833 г. вводится процедура отбора кандидатов на работу по результатам экзаменационного конкурса. После 1853 г. отбор целиком и полностью осуществлялся на основе заслуг кандидата. В 1829 г* система управления была усилена. Британская Индия была разделена на округа, достаточно небольшие для того, чтобы их мог контролировать отдельный английский чиновник, одновременно выполнявший функции сборщика платежей, судьи и начальника полиции.

Британское владычество в Индии поддерживалось относительно небольшим количеством англичан. В 1805 г. их общее число составляло всего 31 тыс. человек (22 тыс. солдат и офицеров и 2 тыс. гражданских служащих). К 1931 г. численность англичан увеличилась до 168 тыс. человек (бо тыс. служили в армии и полиции; 4 тыс. человек выполняли функции гражданского управления; в частном секторе работали 26 тыс. англичан; количество членов семей британцев достигало 78 тыс. человек). Доля англичан в общей численности населения Индии никогда не превышала 0,05%. Таким образом, прослойка лиц, осуществлявших государственное управление, была гораздо более тонкой, чем во времена мусульманского правления Индией.

Администрация ЕІС находилась под сильным влиянием радикальных последователей Иеремии Бентама. В 1819 г. одним из высших должностных лиц компании был назначен Джеймс Милль, автор монументальной истории Индии, не скрывавший презрения к ее институтам[19]. Одним из очень влиятельных должностных лиц EIC был историк Маколей, а Мальтус преподавал экономику в колледже Хейлибери. Сам Бентам консультировал реформу индийских институтов. Утилитаристы воспринимали Индию как полигон для экспериментальной проверки своих идей (например, проведение конкурсов для кандидатов на различные гражданские должности), которые они хотели бы применить и В Англии. После ИНДИЙСКОГО восстания 1857 Г'э ко" гда британское правительство ввело прямой контроль над колонией, эти основанные на радикальной вестернизациии подходы были отброшены и политика приобрела в большей степени консервативный характер. Англичане отказались от попыток установления прямого контроля над индийскими «туземными княжествами», рассматривая их как объекты «руководства» со стороны официальных «резидентов» Великобритании. В Индии насчитывалось несколько сотен таких княжеств, в которых проживало 20% населения страны. Наиболее крупными из них были Хайдарабад, Джамму и Кашмир и Майсур. Под управлением португальцев оставалась Гоа (0,15% населения Индии), а французы сохранили контроль над еще меньшей по численности населения Пудучерри.

Империя Великих Моголов была окончательно ликвидирована. Мусульмане сыграли ведущую роль в восстании, поэтому британцы отказались от использования их в индийской армии или на государственной службе.

Осуществленные англичанами изменения в системе государственного управления в колонии имели важнейшие социально-экономические последствия. В табл. 3.8 и 3.9 сопоставляет-

ТАБЛИЦА 3.5.

Сравнительные макроэкономические результаты Индии и Великобритании в 1600-2003 гг.

1600

*757

l857

1947

2003

ПОДУШЕВОЙ ВВП, междунар. долл. 1990 г.

Индия 550 Великобритания 974

540

1432

520

2757

618

6604

2l60

21 310

ЧИСЛЕННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ, ТЫС.

чел.

Индия 135 ООО Великобритания 6170

185 ООО 12 157

227 ООО 28 186

414 ООО

49519

і 049 7°°

бо 271

ВВП, млн междунар. долл. 1990 г.

Индия 74 250 Великобритания 6007

99 9°° 17 407

118 040

77 717

255 852 327 044

2 267 136 1 280 625

Источник: Maddison (2001; 2003) и www.ggdc.net/Maddison.

ся социальная структура индийского общества в период расцвета империи Великих Моголов и в конце британского правления. Англичане переняли созданную моголами налоговую систему, обеспечивавшую элите доход в размере 15% национального прироста прежде всего за счет налога на землю. В конце колониального периода на долю земельного налога приходился лишь 1% национального дохода, а совокупное налоговое бремя не превышало 6%. Основные выгоды от сокращения налогов и сопутствовавших ему изменений в правах собственности получили высшие касты в сельской экономики — заминдары, превратившиеся в землевладельцев, а также основной источник заемных денежных средств для деревенских жителей. На место расточительной военной аристократии Моголов пришла небольшая по численности вестернизированная элита, имевшая в своем распоряжении меньшую долю национального дохода. В «туземных княжествах» сохранялась остаточная группа готовых прийти на помощь элите князьков и махарадж. Вплоть до 1920-х гг. новая элита едва ли не полностью состояла из англичан, одной из отличительных черт которых были и британские потребительские матрицы. Следствием этого стало сокращение спроса на предметы роскоши, традиционно производившиеся индийскими ремесленниками. В XIX в. пошатнулось и положение основной отрасли Индии (текстильной промышленности), поскольку на этот рынок стали беспошлинно поступать английские хлопчатобумажные ткани.

$

РИС. 3.1. 			Сравнительные уровни подушевого ВВП в Индии и Великобритании в 1500-2030 гг.

РИС. 3.1.

Сравнительные уровни подушевого ВВП в Индии и Великобритании в 1500-2030 гг.

w

4—-

С

о

сп

ТЗ

«

?

х

V

о

н

о

S

В течение первого века британского правления в Индии продолжилось падение подушевого дохода (его начальные признаки проявились в период распада империи Великих Моголов в первые десятилетия XVIII в.). Начиная с 1857 г. и вплоть до обретения независимости в 1947 г- имел место медленный рост подушевого дохода, сопровождавшийся ускоренным ростом населения. В табл. 3.5 представлены данные об изменении доходов и численности населения в Индии и Англии, начиная с 1600 г. и до окончания колониального правления Британии в 1947 г. (рис. 3.1 и табл. 3.6). В рассматриваемый период подушевой доход в Великобритании увеличился почти в 7 раз, в то время как в Индии аналогичный показатель возрос лишь на 12%. В 1947-2003 гг. увеличение доходов в обеих странах было примерно одинаковым, хотя начиная с 1990 г. доходы в Индии росли более высокими темпами.

«Выкачивание» ресурсов в пользу Великобритании как следствие правления колонией было основным предметом критики метрополии со стороны индийских националистов в конце XIX в. Величина «оттока» измерялась превышением стоимости индийского экспорта над импортом, составлявшим в период 1868-1930 гг. около 1% национального дохода Индии (табл. 3.7). Таким образом, колония лишилась примерно одной

ТАБЛИЦА 3.6.

Баланс товарных поставок и поставок золота или серебра в Индию в 1835-1967 гг.

Годы

В текущих ценах (среднегодовое значение)

В ценах 1948-1949 гг., млн ф. ст.

В расчете на душу населения в ценах 1948-1949 гг., ф. ст.

1835-1854

4,5

н/д

н/д

1855-1874

7,3

5°,о

0,21

1875-1894

13,4

8о,о

0,30

1*95-194

16,8

77,6

0,26

194-1934

22,5

59,2

0,19

1935-1946

27,9

66,1

0,17

1948-1957*

"99,9

-97,6

-0,21

1958-1967*

-472,7

-384,7

-0,67

* Данные относятся к Индии, Пакистану и Бангладеш.

Примечания и источник: Постоянные цены 1948 г. в дальнейшем корректируются с использованием дефлятора национального дохода. Цены предыдущих периодов корректируются с использованием ценового индекса Мукхерджи (Mukherjee 1969)- В отношении импорта применяются цены СИФ, в отношении экспорта — цены ФОБ.

ТАБЛИЦА 3.7.

«Выкачивание» Англией ресурсов из Индии в 1868-1930 гг.

Превышение индийского экспорта над импортом

Доля товарного

Годы

экспорта в ЧВП* Индии, %

как доля ЧВП Индии, %

как доля ЧВП Великобритании, %

1868-1872

5,2

1,0

1,1

1911-1.915

9,0

1,3

°»9

1926-1930

9,6

0,9

0,5

* ЧВП — чистый внутренний продукт.

Источники: Maddison (1986b), pp. 646-648. Данные о «выкачивании» (т.е. колониальное бремя, измерявшееся превышением экспорта над импортом колонии) широко приводятся в литературе индийского национализма (см.: Naoroji 1901).

пятой чистых сбережений, которые в противном случае могли бы использоваться для импорта капитальных благ. Обретение независимости действительно означало прекращение этого процесса. Еще более важным был тот факт, что около 5% национального дохода Индии приходилось на долю находившихся в ней англичан. Если бы Британия ушла из Индии на 50 лет раньше и на смену англичанам пришла бы местная элита, ей и досталась бы большая часть этих доходов.

Тем не менее представляется маловероятным, что в отсутствие британского колониального управления, начиная с середины XVIII в. и до конца XIX в., в Индии, на руинах империи Великих Моголов, сформировалась бы стремившаяся к модернизации национальная элита или были бы заложены основы правовой и институциональной структур.

Мы имеем возможность проанализировать последствия британского правления Индией, рассмотрев унаследованную от Великих Моголов социально-экономическую структуру и отмечая те изменения, источником которых стали инновации в способе государственного управления, правах собственности и структуре спроса и выпуска.

Социальная структура в период империи Великих Моголов. Начиная с XIII в. и до превращения Индии в английскую колонию ее правящей элитой были мусульмане. Моголы обладали достаточной военной властью для того, чтобы присваивать излишек, производившийся в пассивном сельском обществе. Правящий класс вел расточительный образ жизни, когда основные предметы роскоши поставлялись городскими ремесленниками, производившими высококачественные хлопчатобумажные ткани, шелка, ювелирные изделия декоративные мечи и оружие.

Основным источником доходов аристократии моголов была земля. Однако они были не потомственными землевладельцами, а джагирдарами, владельцами джагиров (получали часть земельного налога, выплачиваемого группой сельских поселений), земельных наделов, формально принадлежавших падишаху. Таким образом, часть получаемого налога присваивалась джагирдарами, а остальная часть должны была поступать в государственную казну в денежной форме или в форме содержания определенного количества наемной конницы. Данная практика соответствовала традициям кочевых племен, которые и создали ислам.

Джагиры выдавались могольской знати на не слишком продолжительное время и регулярно заменялись земельными участками в других областях. Эта система побуждала военную знать к растрате ресурсов и обусловила низкий уровень производительных инвестиций. У землевладельцев не было стимулов к улучшению качества временно принадлежавших им земель. Могольская знать строила обнесенные прочными высокими стенами поместья, на территориях которых всегда были

ТАБЛИЦА 3.8.

Социальная структура империи Великих Моголов на рубеже XIV—XV вв.

Доля в рабочей силе, %

Доля (после налогообложения) в национальном доходе, %

НЕСЕЛЬСКАЯ ЭКОНОМИКА

18

52

Император Великих Моголов и суд Мансабдары (военная элита) Джагирдары Туземные князья Назначенные заминдары Наследственные заминдары

1

15

Купцы и банкиры

Традиционные профессии

Мелкие торговцы и предприниматели

Солдаты и мелкая бюрократия

Городские ремесленники и строители

Слуги

Метельщики Уборщики мусора

4

37

СЕЛЬСКАЯ ЭКОНОМИКА Господствующие касты Крестьяне и сельские ремесленники Безземельные крестьяне Слуги

Метельщики Уборщики мусора

72

45

РОДО-ПЛЕМЕННАЯ ЭКОНОМИКА

ю

3

Источник: Maddison (1971: 33).

предусмотрены места для гаремов, обширных садов и фонтанов. Она вела полигамное домашнее хозяйство, что требовало большого количества слуг и рабов. Дворяне из числа моголов, как правило, были обладателями самой разнообразной роскошной одежды, изготовленной из прекрасных хлопчатобумажных и шелковых тканей. Во времена Великих Моголов по приказам императоров были построены великолепные дворцы и мечети в Агре, Дели, Фатехпур-Сикри и Лахоре.

Джагирдары были заинтересованы в том, чтобы изъять у деревенской общины максимальное количество средств, потратить их на удовлетворение собственных нужд и умереть, будучи в долгу перед государством. В то же время часть индуистского дворянства (заминдары), сохранявшего наследственный контроль над дере-

ТАБЛИЦА 3.9. Социальная структура Индии в конце британского правления

Доля в рабочей силе, %

Доля (после налогообложения) в национальном доходе, %

НЕСЕЛЬСКАЯ ЭКОНОМИКА

18

44

Английские чиновники и военные

Британский бизнес, владельцы плантаций, торговцы, банкиры

о,об

5

Туземные князья

Крупные заминдары и джагирдары Индийские капиталисты, купцы и менеджеры

3

Новый индийский профессиональный класс

0,94

6

Мелкие торговцы и предприниматели, представители традиционных профессий, государственные служащие и неквалифицированные работники, солдаты, железнодорожные

и промышленные рабочие, городские

ремесленники, слуги, метельщики и уборщики мусора

*7

30

СЕЛЬСКАЯ ЭКОНОМИКА

75

54

Деревенские рантье, сельские ростовщики, мелкие заминдары, ответственные арендаторы

9

20

Работающие собственники, защищенные арендаторы

20

18

Добровольные арендаторы, издольщики, сельские ремесленники и слуги

2 9

12

РОДО-ПЛЕМЕННАЯ ЭКОНОМИКА

7

2

Источник: Maddison (1971: 69).

венскими доходами, и индуистские князья, правившие и получавшие доходы от своих автономных, в рамках империи, княжеств, имели совершенно другие стимулы, направлявшие их действия.

Могольская элита, туземные князья и заминдары экспроприировали у сельского населения относительно крупные доходы. Объем получаемых ими средств достигал примерно 15% национального дохода (табл. 3*8)* Однако в конце британского правления наследники старой элиты получали всего 3% национального дохода (табл. 3*9)*

Способность моголов собирать столь значительные налоговые платежи в отсутствие правящего класса, осуществлявшего непосредственный надзор над процессом производства, была обусловлена покорностью сельского населения, преимущественно индуистского. Сельские поселения выполняли функции по защите крестьян. Это были самодостаточные единицы, способные выжить в периоды военных действий или вражеской оккупации. Налоговые платежи выплачивались коллективно, независимо от того, кому в то время принадлежала государственная власть. Завоеватели Индии мгновенно получали доступ к уже готовому к использованию источнику доходов и не имели никаких оснований для того, чтобы изменять эту систему.

Важнейшим отличием индийского общества от всех остальных был институт каст. Имеется в виду разделение населения на взаимоисключающие группы, выполнявшие четко определенные, передававшиеся по наследству экономические и социальные функции. Древние религиозные манускрипты разделяют индусов на четыре основные группы. На вершине социальной пирамиды находятся брахманьц каста духовных лиц. Они не имеют права осквернять свою чистоту ручным трудом. Вслед за брахманами идут воины (кшатрии), купцы (вайшьи) и крестьяне (шудрии). Последний ярус пирамиды отводится париям (мелехасы), людям, не принадлежащим ни к одной из каст, удел которых — оплачиваемая черная работа. Представители различных каст не имеют права вступать в брак между собой или разделять вместе трапезу. Они обязаны вести обособленную социальную жизнь. Кастовая система оказала отрицательное воздействие на экономическую эффективность, поскольку способствовала установлению таких стандартов жизни сельского общества, которые ограничивали возможность использования всего имевшегося потенциала физического труда; распределение по сферам деятельности осуществлялось строго в соответствии с происхождением людей, а не их склонностями к труду; установка по отношению к труду носила не функциональный, а ритуальный характер; и наконец, в Индии сохранялось табу на убой скота (о происхождении и роли кастового деления общества см.: Lai 2005).

В отношениях с государством деревня выступала как единая общность. Поземельные налоги в общем случае выплачивались коллективно, а внутреннее распределение бремени оставалось на усмотрение деревенского старосты или счетовода. Социальная верхушка индийской деревни была союзником государства, сополучателем выгод, приносимых системой эксплуатации. Нижний социальный слой деревни состоял из неприкасаемых, эксплуатация которых достигала высшей степени. Скорее всего, в отсутствие кастового деления деревенское общество было бы более эгалитарным, уравнительным. Маловероятно, что в большей степени однородное крестьянство столь покорно воспринимало бы тяжелую налоговую нагрузку.

Помимо сельского общества, около ю% населения Индии было объединено в большое количество родо-племенных общин. Коренные племена вели независимое языческое существование как охотники или лесные жители, полностью изолированные от индийского общества и не платившие налогов моголам.

Следствием этой социальной системы стала длительная стагнация индийской экономики на месте и низкий уровень производительных инвестиций. Лишь 5% обрабатываемых земель искусственно орошались водой, в то время как в Китае этот показатель был равен 30%.

Поскольку навоз почти не использовался для удобрения почвы, то индийцы, большая часть которых была вегетарианцами, практически не имели выгод от огромного числа священных коров. В стране не издавались пособия по ведению сельского хозяйства, а правительство не предпринимало ни малейших усилий, направленных на повышение его продуктивности. В течение многих лет урожайность зерновых культур сохранялась на одном и том же уровне.

Одной из важнейших характеристик Индии была доступность земли, что оказало важное воздействие и на социальную структуру, и на кастовую систему. Что касается численности населения, то площадь обрабатываемых в Индии земель была гораздо более значительной, чем в Китае и Японии. Как известно, в экономике с относительно доступной землей весьма высока вероятность использования различных институтов принуждения (кастовая система, феодализм, рабство, крепостничество или апартеид). В таких странах, как Китай или Япония, напротив, доступ к земле был существенно более затруднен и отношения собственности на селе в значительно большей степени основывались на рыночных стимулах. Прекрасный анализ воздействия доступности или ограниченности земли на социальные институты представлен в работе Домара (Domar 1989: 225-238). Э. Бо- зеруп в свою очередь приходит к выводу, что ограниченность земли стимулирует повышение подушевого трудового вклада В сельском хозяйстве (Boserup 1965)*

Воздействие англичан на индийское сельское хозяйство. Колониальное правительство модифицировало традиционные институциональные устои индийского сельского хозяйства посредством создания прав собственности, характер которых в гораздо большей мере соответствовал западному капитализму. За исключением автономных туземных княжеств, старая военная аристократия была лишена прав собственности на землю. Доходы, которые приносили ее представителям, а значит и государству Великих моголов, джагиры были присвоены англичанами. Одновременно в Бенгалии (округ включал в себя территории современной Бенгалии, Бихара, Ориссы и часть Мадраса) были усилены вторичные (в период правления моголов) права собственности, принадлежавшие сборщикам налогов (заминдарам). До тех пор, пока заминдары осуществляли платежи по земельным налогам, они пользовались возможностью наследственной передачи своих прав. В тех случаях, когда заминдары имели задолженность по уплате налогов, она «замораживалась» на уровне 1793 г. Однако в Мадрасском и Бомбейском округах англичане лишили собственности большую часть старой могольской и маратхской знати и крупных заминдаров, передав права собственности на землю и обязанности по сбору налогов представителям традиционно доминировавших в деревне каст. Представители более низких каст из числа крестьян стали арендаторами обрабатывавшихся ими наделов.

Появление более четких титулов собственности на землю сделало возможным использование ее в качестве залога. Повышению статуса ростовщиков способствовал переход от мусульманского к британскому праву. Ростовщики существовали и в могольский период. Но при правлении Великобритании они стали играть гораздо более важную роль. В это время значительная часть земельных участков сменила своих владельцев в рамках продаж находившегося в залоге имущества.

Со временем увеличились и доходы землевладельцев, что стало возможным благодаря действию двух факторов. Одним из них было возрастание потребности в земельных наделах, обусловленное ростом численности населения. Увеличилась и стоимость земли, и платежи за ее аренду. Вторым фактором явилось ограничение земельного налога, в результате чего возросла степень неравенства между сельскими жителями. Благодаря снижению бремени земельного налога и увеличению арендных платежей деревенские землевладельцы получали более высокие доходы; одновременно снизились доходы арендаторов и сельскохозяйственных рабочих, что было вызвано ограничением их традиционных прав и ухудшением переговорных позиций в силу растущего недостатка земли. В период британского владычества произошел рост численности безземельных сельскохозяйственных рабочих.

В период колониального правления площадь орошаемых земель в Индии увеличилась примерно в 8 раз. В британской Индии орошалось около четверти всех сельскохозяйственных земель, в то время как во времена Моголов —не более 5%. Расширение ирригации позволило добиться повышения доходов в сельском хозяйстве и уменьшения случаев недорода и голода, вызывавшихся засухами. Интенсивные ирригационные работы велись в Пенджабе и Синде. Это было вызвано стремлением властей предоставить землю выходившим в отставку солдатам индийской армии (многие из которых были пенджабцами), а также добиться повышения численности населения в области, расположенной вблизи спорной границы с Афганистаном. Эти в прошлом пустынные районы стали крупнейшей в мире зоной орошаемого земледелия и важнейшим производителем пшеницы и хлопка, направляемых как на экспорт, так и на продажу в другие части Индии.

Расширение и усовершенствование транспортных возможностей (строительство железных дорог и Суэцкого канала, появление морских судов с паровыми двигателями) способствовало развитию сельского хозяйства на основе специализации на производстве товарных культур. Одним из следствий этого было увеличение доходов, но основой сельхозпроизводства по-прежнему оставалось натуральное хозяйство. Плантации поставляли сырье для выработки краски индиго, производства сахара, чая и джутовых изделий. Это сырье имело немаловажное значение с точки зрения экспорта, но в контексте индийского сельского хозяйства соответствующие производства играли второстепенные роли. В 1946 г. на две основные статьи экспорта —вывоз чая и джута — приходилось менее %$% валового производства сельскохозяйственной продукции. Таким образом, расширение рынков за счет международной торговли имело для Индии существенно меньшее значение, чем для других азиатских стран, таких как Бирма, Цейлон, Индонезия или Таиланд. Данные об интенсивности использования сельскохозяйственных земель в азиатских странах и Австралии приведены в табл. 3 ю-

Отметим распространение в Индии некоторых сельскохозяйственных культур, произраставших изначально в Америке. Появившийся в 1600 г. в Индии табак быстро заполучил довольно значительные площади под посадку. В XVII в. в ограниченных масштабах началось выращивание кукурузы. С гораздо большим энтузиазмом были встречены ввезенные примерно в это же время ананасы.

В период британского правления Индия по-прежнему страдала от периодически вспыхивавших голода и эпидемий. За-

т

ТАБЛИЦА 3.10.

Интенсивность использования земли в Японии, Китае, Индии, Индонезии и Австралии в 1993 г.

Страна

Общая площадь земли, тыс. га

Площадь обрабатываемой и орошаемой земли, тыс. га

Доля

обрабатываемой земли, %

Население, тыс. чел.

Площадь обрабатываемой земли на душу населения, га

Япония

37 780

4463

11,8

124 753

0,04

Китай

959 696

95 975

10,0

і 178 440

0,08

Индонезия

181 157

30 987

17,1

188 359

0,16

Индия

З28 759

169 650

51-6

899 ООО

0,19

Австралия

771 ЗЗ6

4486

6,0

17 769

2,62

Источник: FAO Yearbook (1994).

сухи 1876-1878 и 1899-1900 гг. привели к гибели миллионов людей. В 1890-х гг. разразилась эпидемия бубонной чумы, а в 1919 г.—неслыханная по числу жертв эпидемия инфлуэн- цы. В 1920-1930-х гг. засухи обходили Индию стороной, а голод 1944 г* в Бенгалии был вызван не столько плохим урожаем, сколько военными условиями и проблемами с транспортировкой грузов морем. В то же время стабильные урожаи, которые Индия получала после 1920-х гг., были частично обусловлены положительными изменениями в погодных условиях.

Воздействие Англии на индийскую промышленность. Несмотря на достаточно интенсивные контакты с Европой, начиная с XIV в., о передаче индийцам европейских технологий не было и речи. В доколониальный период присутствовавшие в Индии европейские компании никак не участвовали в производственной деятельности. При исполнении заказов на индийские товары посредниками выступали местные купцы и брокеры. Вот почему европейцы практически никак не влияли на использовавшиеся в производстве технические приемы (см.: Habib 1978-1979; Qaisar 1982). Образование в Индии было доступно лишь узкой группе населения. И для мусульман, и для индуистов оно носило не светский, а религиозный характер. Поэтому вероятность получения индийцем технических знаний из книг была весьма невелика.

Первый печатный станок появился в Гоа в 1556 г. благодаря иезуитам. В 1580 г. императору Акбару была представлена отпечатанная на нескольких языках Библия, однако она была воспринята без особого любопытства. В 1675 г. английская Ост-Индская компания приобрела печатный станок для города Сурат, но отсутствие индийского типографского шрифта стало причиной провала и этого предприятия. Аристократические покровители индийских переписчиков и иллюстраторов манускриптов не воспринимали всерьез возможность книгопечатания.

Однако их очень интересовали европейские пистолеты, мушкеты и артиллерийские орудия. Индийские правители нанимали европейских технических специалистов в этих областях, а ремесленники продемонстрировали прекрасную способность копировать и улучшать многие образцы оружия. В то же время индийские войска лишь изредка заимствовали вооружение, аналогичное европейскому. Оружейным мастерам Индии не удалось создать технологию выплавки железа, из которого могли бы производиться пушки, поэтому орудия отливали из бронзы.

Португальцы организовали производство в Индии кораблей европейской конструкции, которые поставлялись местным купцам. Англичане строили корабли для Ост-Индской компании в Сурате, и их корабельные мастера, вероятно, передали свои знания индийским ремесленникам. Вместе с тем английское воздействие на традиционную конструкцию индийских кораблей было невелико. В Индии были известны и астролябии, и другие навигационные приборы, по этой причине там копировали лишь некоторые европейские инструменты.

До появления железных дорог в наземном транспорте не применялись никакие европейские технологии. Основной тягловой силой оставались волы. Лошади не использовались ни для повозок, ни для карет. Индия так и не переняла ни появившуюся в Европе в X в. конскую упряжь, ни гораздо более раннюю китайскую упряжь. Колесная тачка была изобретена в Китае в III в., а в XII в. она появилась и в Европе. Но и через несколько столетий после первых контактов с европейцами индийцы предпочитали переносить тяжести на голове или спине. Некоторые европейские технологии позаимствовала, как представляется, индийская стекольная промышленность. Однако индийцы даже не пытались воспроизвести европейские часы. Фонари, зеркала, телескопы и очки оставались в Индии «иноземными диковинками».

В период правления Великих Моголов Индия имела гораздо более развитую промышленность, чем любая другая страна, которой впоследствии суждено было стать европейской колонией. В доколониальные времена она являлась единственным экспортером промышленных товаров. Разрушение индийской

промышленности стало одним из следствий британского колониального правления.

В 1757-1857 гг. англичане упразднили могольский суд и избавились от трех четвертей аристократии (за исключением туземных княжеств). Более половины местных заминдаров лишились своих полномочий. На смену им пришла европейская бюрократия. Новые правители носили европейскую одежду и обувь, пили импортное пиво, вина и крепкие алкогольные напитки и использовали европейское оружие. Вкусы нового правящего класса перенимали индийские мужчины из нового «среднего» класса, выполнявшие функции служащих или посредников. В результате этих политических и социальных изменений спрос на предметы роскоши, изготовлявшиеся индийскими ремесленниками, уменьшился примерно на три четверти, что стало сильнейшим ударом по изготовителям прекрасных муслинов, ювелирных изделий роскошной одежды и обуви, декоративных мечей и оружия. По моей оценке, внутренний рынок этих товаров составлял около 5% национального дохода Индии в период правления Великих Моголов.

Вторым ударом стал массовый импорт дешевых английских тканей, начавшийся после окончания Наполеоновских войн. В значительной степени сократилось надомное прядение, которым занимались деревенские женщины. Одновременно существенно снизился спрос на деревенские ручные ткацкие станки, поскольку многие индийцы переключились на использование фабричных, а не домашних тканей.

Современные для того времени прядильные производства начали появляться в Бомбее в 1851 г. Тем самым Индия опередила Японию на 20 лет, а Китай —на 40 лет. Индийцы выпускали преимущественно необработанную пряжу, продававшуюся на внутреннем рынке, а также экспортировавшуюся в Китай и Японию. Экспорт составлял примерно половину всего объема производства. В 1890 г. Индия столкнулась с конкуренцией Японии. Экспорт индийской пряжи в эту страну прекратился уже в 1898 г. Вскоре японские фабрики в Китае начали конкурировать с индийской продукцией и на этом рынке. В конце 1930-х гг. индийский экспорт пряжи в Китай и Японию сошел на нет. Резко сократился и вывоз готовых тканей. Теперь уже Индия импортировала пряжу и ткани из Китая и Японии.

Если бы Англия проявила желания предоставить индийскому рынку тарифную защиту, то ланкаширская текстильная технология была бы перенята гораздо раньше. Напротив, импортируемые британские товары поступали в Индию без взимания пошлин. Но в 1920-х гг., когда основу индийского текстильного импорта составляла уже японская продукция, торговая политика Великобритании изменилась. К 1934 г* таможенный тариф на ввоз одежды из хлопчатобумажных тканей был увеличен до 50%. При этом на английские товары распространялась преференциальная поправка. В результате импортная продукция была в значительной части вытеснена с внутреннего рынка местными текстильными изделиями. Если в 1896 г. индийские фабрики обеспечивали лишь 8% местного потребления одежды, то в 1913 г. их доля увеличилась до 20%, а в 1945 г. —до 76%. К тому времени импорт в Индию штучных текстильных изделий полностью прекратился.

Современное джутовое производство началось в Индии в 1854 г. Большинство быстрорастущих предприятий располагались вблизи Калькутты. Значительная их часть находилась в руках иностранцев (преимущественно шотландцев). В 1879- 1913 гг. количество джутовых челноков увеличилось в ю раз (гораздо быстрее, чем в производстве хлопчатобумажных тканей). В массе своей изделия из джута направлялись на экспорт.

Еще одной быстрорастущей отраслью была добыча угля (преимущественно в Бенгалии). Производство угля, достигшее к 1914 г. 15,7 млн тонн, в основном соответствовало спросу со стороны индийских железных дорог.

В 1911 г. компания Tata запустила в Джамшедпуре, штат Бихар, первый сталеплавильный завод (на 15 лет позже, чем в Китае). Первый японский сталеплавильный завод был построен в 1898 г. И в Китае, и в Японии первые сталелитейные производства, равно как и первые текстильные фабрики, были государственными предприятиями.

Дополнительным толчком к развитию индийских промышленных, страховых и банковских компаний стало зародившееся в 1905 г. движение свадеши, участники которого призывали к бойкоту английских товаров в пользу отечественной продукции. Недостаток британских товаров во время Первой мировой войны послужил укреплению позиций индийских производителей на внутренних рынках стали и текстильных изделий. После войны под давлением националистов правительство начало осуществление комплекса мер, направленных на поощрение закупки индийских товаров торговлей. В 1921 г. была создана правительственная тарифная комиссия, на которой утверждались направленные на защиту внутреннего рынка пошлины на ввозимые в страну товары.

Многие из наиболее высокооплачиваемых рабочих мест в коммерческой, финансовой, деловой сферах и в плантационном сельском хозяйстве занимали иностранные специалисты. В течение длительного времени после того, как привилегии британской Ост-Индской компании были законодательно отменены, доминирование англичан в большинстве сфер хозяйственной деятельности сохранялось благодаря их контролю над банковским сектором. В 1913 г. на долю зарубежных банков приходилось свыше трех четвертей всего объема банковских депозитов, в то время как на долю индийских акционерных банков—менее одной четверти. В XVIII в. в Индии существовало несколько очень влиятельных банкирских домов, крупнейший из которых принадлежал Джагату Сету. Они осуществляли перевод средств и выдачу ссуд в интересах империи Великих Моголов, наваба Бенгалии, британской Ост-Индской и других зарубежных компаний, а также индийских купцов. Еще одной важной функцией индийских банков был обмен денежных единиц, выпускавшихся в разное время в различных областях страны. Со временем англичанам удалось значительно потеснить эти коренные банкирские дома.

Для управления промышленными предприятиями и ведения большей части международной торговли использовалась система управляющих агентств, первоначально учреждавшихся бывшими должностными лицами британской Ост-Индской компании. Они были тесно связаны с английскими банками, страховыми и судоходными компаниями. Управляющие агентства имели практически монополистический доступ к капиталу, а перекрещивающиеся директораты позволяли им контролировать и поставки, и рынки. Они доминировали и на других азиатских рынках. У них были гораздо более прочные, чем у индийцев, связи с государственными чиновниками. Агентства имели множество возможностей для принятий решений в соответствии со своими собственными интересами, а не интересами акционеров. Агентства выплачивали комиссионные, исходя из валовой прибыли или совокупного объема продаж, и очень часто выступали посредниками, которые организовывали поставки сырья для находившихся в их ведении компаний. Таким образом, индийские капиталисты в огромной степени зависели от английского коммерческого капитала, а во многих отраслях промышленности (морские перевозки и банковское обслуживание, страхование и добыча угля, плантационное производство зерновых и джута) доминировали британские фирмы.

Никак не способствовало повышению продуктивности индийской промышленности пренебрежительное отношение английской администрации к организации технического образования, а также нежелание британских фирм и управляющих агентств проводить обучение индийцев или передавать им управленческий опыт. Даже в текстильной промышленности Бомбея, большая часть капитала которой принадлежала индийцам, в 1925 г. около 28% управленческого и контролирующего персонала были англичанами. В более сложных отраслях доля управляющих-англичан была еще более высокой. Следствием этого был рост издержек производства. На более низких уровнях широкое распространение приобрела практика найма посредников, самостоятельно набиравших рабочую силу и поддерживавших трудовую дисциплину. Рабочая сила в большинстве своем состояла из неквалифицированных работников. Для того чтобы получить и сохранить работу, они вынуждены были давать взятки посредникам. Следует упомянуть и о проблеме расовых, языковых и кастовых различий между менеджерами, управленцами низшего звена и рабочими. К числу факторов, препятствовавших повышению производительности труда в индийской промышленности, относились и небольшие размеры предприятий, а также высокая степень разнообразия выпускаемой продукции. Все перечисленные выше причины, к которым следует добавить завышенный валютный курс, затрудняли конкуренцию индийских экспортных товаров с предлагавшейся на рынке продукцией японских предприятий.

Какой была бы Индия, если бы ей удалось избежать растянувшегося на две сотни лет английского колониального правления? Представляется, что события могли бы развиваться по одному из трех наиболее вероятных сценариев. Один из них предполагает сохранение правления местной элиты при существовании нескольких иностранных анклавов (как это было в Китае). Учитывая существовавшее в индийском обществе стремление к разделению, стране, скорее всего, пришлось бы пережить несколько гражданских войн, основным результатом которых стал бы территориальный раздел Индии. В отсутствие прямого иностранного вмешательства и новой образовательной системы в Индии, вероятно, так и не образовался бы слой ориентированной на модернизацию интеллигенции, так как индийское общество было глубоко консервативным. К тому же в стране так и не сформировалась однородная цивилизация, как основа для реактивного национализма. В случае осуществления этого сценария прирост населения был бы несколько меньшим, однако средний уровень жизни был бы немного выше в силу формирования более многочисленного высшего класса и меньшего оттока ресурсов в другие страны. Второй сценарий основан на рассмотрении событий, которые могли бы произойти в том случае, если бы в Индии был установлен колониальный режим другой европейской страны — скажем, Франции или Нидерландов. Видимо, в этом случае экономические результаты гипотетического колониального правления были бы близки к тем, которые имели место в реальной действительности, в период правления англичан. Наиболее интересным представляется третий сценарий развития событий, согласно которому завоеванная одной из европейских держав Индия получила бы независимость в конце XIX в. Вероятно, в случае его осуществления возросли бы и темпы роста доходов, и темпы роста населения. Скорее всего, отток фондов за границу был бы существенно меньшим, чем это происходило в реальности, внутренний рынок был бы защищен таможенными пошлинами, увеличилось бы количество государственных предприятий, принимались бы меры, направленные на развитие местной промышленности и обеспечение технического образования. Иными словами, были бы осуществлены все те шаги, которые были предприняты после 1947 г. В то же время Индии едва ли удалось бы добиться результатов, сравнимых с достижениями Японии (революция Мэйдзи). К важнейшим факторам ограничения продуктивности относятся существенно более «короткий» налоговый рычаг, не столь сильное, как в Японии, стремление к массовому образованию, а также религиозные и кастовые барьеры[20].

Независимая Индия. В 1947 г. эпоха британского колониализма в Индии закончилась. Несмотря на раскол страны и отделение Пакистана, переход к независимости прошел относительно гладко и мирно. По сравнению с другими азиатскими странами в целом, период после 1947 г. можно охарактеризовать как время стабильности для Индии. На национальное движение повлияло то, что: а) хорошо организованная группа национальной буржуазии, представители которой приняли западные ценности и произошедшие в колониальный период изменения в социальной системе, готовилась к обретению страной независимости начиная с 1885 г.; б) Неру привнес в это движение мягкий вариант социализма и завышенные ожидания относительно экономического планирования и государственной промышленности; в) значительная часть коренного населения Индии пошла за политиком-праведником Махатмой Ганди, настаивавшем на преимуществах надомного ткачества и священных атрибутах самообеспеченности в производстве. Ганди стремился к сотрудничеству западников и социалистов в рядах партии «Индийский национальный конгресс» и настаивал на необходимости исключительно ненасильственных политических действий.

В течение длительного времени сочетание плановой экономики Неру и гандистского стремления к самообеспеченности отрицательно отражалось на динамике экономического роста. Порочный круг был разорван в 1991 г. с приходом на должность министра финансов правительства Индии Манмохана Сингха. Принятые им меры по раскрепощению экономики способствовали ускорению экономического роста. Индия превратилась в одну из наиболее динамично развивающихся азиатских экономик.

В 2004 г. Манмохан Сингх стал премьер-министром Индии. Он положительно оценивает долгосрочные политические и культурные результаты взаимоотношений Индии и Великобритании:

Сегодня, когда мы получили возможность оценить произошедшее в перспективе, а также воспользоваться ретроспективной оценкой, индийский премьер-министр имеет все основания заявить и о положительных аспектах отношений Индии и Великобритании. Идеи верховенства закона, конституционного правительства, свободы прессы, профессиональной гражданской службы, современных университетов и исследовательских лабораторий возникли в эпоху, когда древняя цивилизация встретилась лицом к лицу с господствующей мировой империей, и выдержали проверку временем. Мы сохраняем верность всем этим идеям и делаем все возможное, чтобы осуществить их в реальной жизни. Наша судебная и правовая системы, наша бюрократия и наша полиция представляют собой важнейшие, полностью соответствующие потребностям страны институты, выросшие из британо-индийской администрации. Но самым значительным наследием Британской Индии остаются английский язык и современная система начального и среднего образования (Singh 2005).

РИС. 3.2. 			Сравнительные уровни подушевого ВВП в Индонезии и Великобритании в 1500-2030 гг.

РИС. 3.2.

Сравнительные уровни подушевого ВВП в Индонезии и Великобритании в 1500-2030 гг.

Голландское воздействие на Индонезию

Португальцы были первыми европейцами, установившими прямой контакт с Индонезией. В 1511 г. португальские войска под Албукерки заняли стратегически важный порт Малакку, расположенный на западном побережье Малайского полуострова и отделенный от Суматры Малаккским проливом. Это позволило португальцам доминировать над узкими проливами, связывающими друг с другом торговые миры Индийского океана и Китайских морей. Малакка была крупнейшим центром торговли. Данные о сравнительных уровнях подушевого дохода Индонезии и Великобритании представлены на рис. 3.2.

В то время в Индонезии не существовало никакой центральной власти. В древности Суматра была центром малайского царства Шривиджая, распавшегося еще в XI в. В XVI столетии территория современной Индонезии принадлежала нескольким небольшим исламским государствам. На востоке Явы доживало свои последние дни индуистское королевство Маджа- пахит, а большинство прибрежных торговых областей острова контролировались мусульманскими правителями.

Наиболее привлекательными с коммерческой точки зрения были Молуккские острова (Тернате, Тидоре, Макиан, Моти и Бакан), архипелаг Банда, острова Серам и Амбон. Большинство из них были вулканического происхождения, им принадлежала мировая монополия на производство гвоздики, мускатного ореха и мациса. В Азии все эти пряности продавались по очень высоким ценам. Начиная с XV в. арабские торговцы небольшими, но все возрастающими партиями ввозят эти товары через Египет в Европу. По оценке Рейда, на протяжении XV в. экспорт пряностей в Европу увеличился в 4 раза. Небольшой спад наблюдался лишь в 1500 г., когда торговля через Египет была ограничена турками. Но уже к 1600 г. предыдущее пиковое значение экспорта пряностей было превышено в 5 раз.

В 1522 г. португальцы создали укрепленную базу на острове Тернате, а в 1529 г. приобрели у испанцев поселение на Тидоре. Это позволило им восстановить, а затем и добиться расширения потока пряностей в Европу. Но в 1575 г. восстание коренного населения вынудило португальцев оставить Тернате.

Первые голландские корабли прибыли в Бантам, расположенный на западной оконечности Явы, в июне 1596 г. На борт были приглашены местные торговцы: «... множество яванцев и представителей других национальностей — турки, китайцы, бенгальцы, арабы, персы, гуджаратцы и др. Каждому нашлось место на кораблях, а на палубах, как на рынке, были разложены разнообразные товары» (van Leur 1955: 3).

Голландцы высоко оценивали потенциал торговли с Азией, для наиболее полного использования которого в 1602 г. была учреждена объединенная (голландская) Ост-Индская компания (VOC), получившая монополию на торговлю на азиатских рынках. В это время Португалия находилась под властью Испании, а голландцы вели войну с Испанией в Европе. Неудивительно, что они стремились покончить с присутствием иберийцев в Индонезии. Голландцам удалось довольно быстро достичь этой цели, несмотря на то что Малакка оставалась в руках португальцев до 1641 г. С 1619 г. штаб-квартира голландцев находилась в Батавии близ Бантама[21]. Через некоторое время голландская Ост-Индская компания начала войну с местными торговцами, а также со своими португальскими, испанскими и английскими конкурентами. В 1621 г. голландцы убили или взяли в рабство почти всех производителей мускатного ореха на островах архипелага Банда. На их место пришли голландские плантаторы и рабы. Весь урожай мускатного ореха поступал в распоряжение VOC. В 1623 г* голландцы захватили в Амбоне и впоследствии обезглавили главного торгового представителя британской Ост-Индской компании и 20 его подчиненных.

В начале XVII в. три четверти голландского экспорта из Азии составляли перец и другие пряности. Поскольку голландцы обладали монополией на продажу этих товаров, они приносили особенно высокую прибыль. Конкурируя с Индией, голландцы расширили производство перца на Яве и Суматре. Пик производства пришелся на 1670 г., когда в Нидерланды было отправлено морем более 2 тыс. тонн черного и бо тонн белого перца (Glamann 1981: 83). В конце XVII в. относительная важность экспорта пряностей и перца снизилась[22]. К тому времени крупнейшими статьями азиатского экспорта в Европу стали шелк и хлопчатобумажные ткани, а также изделия из Китая и Индии, спрос на которые был более эластичным. Повысилось и значение доходов, которые приносила голландцам внутриазиатская торговля, что было обусловлено их привилегированным положением в Японии. В 1637 г. по инициативе голландцев на Яве началось производство сахарного тростника. Однако его поставщики столкнулись с острой конкуренцией со стороны бразильских и вест-индских производителей, а размеры азиатского рынка были ограничены. В конце XVII в. голландцы начали выращивать кофейные деревья на Яве и Суматре.

Ко времени появления голландцев на Яве остров был разделен между султанатами Бантам, Чиребон и Матарам. Но власть, которой обладали правители этих государственных образований, не шла ни в какое сравнение с властью правителей Китая, Индии или Японии. Административная и военная организация индонезийских султанатов была относительно слабой, а внутренние коммуникации поддерживались с большим трудом. Не отличались жесткостью ни институциональные соглашения, ни меры, посредством которых правящий класс присваивал производимый населением прибавочный продукт. В то же время в регионе были широко распространены различные формы долговой зависимости и других видов отработок. Экономика была гораздо менее урбанизированной, чем индийская, китайская или японская, равно как и степень монетизации была существенно ниже. Налоговые платежи взимались преимущественно в натуральной форме или в форме отработок, а не как земельный налог. Существовавшие в индонезийских деревнях механизмы контроля над изъятием податей были далеко не столь жесткими, как в кастовых индийских поселениях, с их четкой иерархией и гораздо более суровыми религиозными санкциями. Вулканические почвы Явы были очень плодородными, что позволяло собирать относительно богатые урожаи. Представляется, что индонезийские крестьяне в общем работали меньше, чем индийские. В случае если правители устанавливали чрезмерно высокие налоги, крестьяне поднимали бунты или перебирались в другие места.

В XVII—XVIII вв. голландцы оказывали незначительное воздействие на индонезийскую экономику и местных правителей. Основным источником их прибыли был контроль за перераспределением в свою пользу доходов, которые в прошлом получали португальские и азиатские купцы. В то время, когда голландцы делали первые шаги в Азии, рабский труд использовался в регионе в ограниченных масштабах. Рабство в голландских колониях было легализовано специальным указом и просуществовало до i860 г. В 1673 г. около половины населения Батавии, в которой находилась штаб-квартира VOC, были рабами. С течением времени, как представляется, сфера применения рабского труда постепенно сокращалась в пользу других форм принуждения к труду (см.: Reid 1983)-

В 1800 г. VOC прекратила свое существование. В 1801 г. голландская Ост-Индия получила статус колонии, что инициировало дальнейшие шаги в направлении создания территориальной империи. Был усилен контроль Батавии над находившимися в ее ведении территориями. В частности, были упразднены отдельное губернаторство в Семаранге, а также султанаты в Бан- таме и Черибоне. Был повышен статус голландских представителей в государствах-«наследниках» Матарама: Джокьякарте и Суракарте. В 1810 г. Нидерланды были оккупированы Францией и голландская Ост-Индия перешла под управление англичан. Лейтенант-губернатором колонии был назначен Стэмфорд Раффлз, продолживший реформирование административной системы на западный манер. При нем был законодательно введен и налог на землю. В 1817 г. Раффлз опубликовал двухтомный труд «История Явы» (History of Java). В этой работе были представлены обширные статистические данные и оценка экономического потенциала острова:

Почвы Явы отличаются плодородием и разнообразием растительности. Для того чтобы вырастить любые произрастающие в тропическом климате культуры, достаточно совсем немного внимания или усилий. Одновременно гористый ландшафт (и соответствующее изменение температурного режима в зависимости от высоты над уровнем моря) позволяет использовать все преимущества регионов с умеренным климатом. Основным продуктом питания населения является рис. Урожайность этой культуры позволяет собрать в 30, 40 или 50 раз больше, чем посеял крестьянин. Столь высокие сборы связаны с плодородием почвы. Кроме того, в некоторых местах возможен сбор не только одного, но двух или трех урожаев в год, причем, во многих случаях, одной и той же сельскохозяйственной культуры. Известно, что тропические регионы чаще всего испытывают недостаток воды. Здесь же она имеется в изобилии (Raffles 1817:107-108).

Последней попыткой местной аристократии свергнуть голландскую администрацию была Яванская война (1825-1830 гг.). Восстание возглавил принц Дипонегоро, старший сын султана Джокьякарты. В ожесточенных партизанских сражениях были убиты и умерли от ран и болезней 200 тыс. индонезийцев. Одним из результатов этой войны стал отказ голландцев от политики вестернизации прав собственности и поземельного налогообложения Раффлза. Новая политика основывалась на двойном администрировании, сохранении у власти традиционных правителей, а также законе и обычаях, как основных инструментах применения ими властных полномочий. В осуществлявшейся после 1830 г. голландской колониальной политике мы можем выделить две основные фазы. Обе они включали в себя интенсивное развитие тропического сельского хозяйства и вывоз продукции.

Первая фаза: система «выращивания» івзо-і870 гг. Первая, получившая известность как система «выращивания» (cultuurstelsel), фаза основывалась на присвоении колонизаторами части доходов коренного населения посредством принуждения к поставкам некоей доли урожая или к обязательным отработкам. Для того чтобы воспрепятствовать уклонению от исполнения обязанностей или побегам, голландцы контролировали перемещение и выбор места жительства представителями коренного населения и китайцами. Начиная с 1816 г. в голландской Ост-Индии были введены в действие законы о пропусках, направленные на поддержание трудовой дисциплины и проведение политики этнического апартеида. Голландцы сохраняли государственную монополию на экспорт, опасаясь, что в случае установления режима свободной торговли значительная часть прибылей уйдет в руки английских или других зарубежных коммерсантов. После отмены в 1830-х гг. торговли африканскими рабами, что значительно осложнило положение вест-индских производителей, выросли экспортные цены на сахарный трост-

ТАБЛИЦА 3.11А.

Численность населения Индонезии (тыс. чел.) и реальные доходы (гульдены 1928 г.) представителей различных этнических групп в 1700-1929 гг.

Год

Коренное

население

Китайцы и выходцы из других азиатских стран

Европейцы*

Всего

Числен

ность

Поду

шевой

доход

Числен

ность

Поду

шевой

доход

Числен

ность

Поду

шевой

доход

Числен

ность

Поду

шевой

доход

1700

13015

47

156

7,5

1245

13ю3

48,4

1820

17829

49

90

193

8,3

2339

17927

50,8

1870

28594

50

279

187

49,0

2163

28922

54,9

1913

49066

б4

739

240

129,0

3389

49934

76,2

W9

58297

78

1334

301

232,0

4017

59863

98,2

* Включая выходцев из Евразии.

Источник: Maddison (2001: 87). Реальный доход относится к чистому внутреннему продукту (ЧВП).

ТАБЛИЦА 3.11Б .

Реальный доход населения Индонезии и доли в нем представителей различных этнических групп в 1700-1929 гг.

Год

Совокупный доход, млн гульденов 1928 г.

Доля коренного населения, %

Доля выходцев из Китая и других азиатских стран

Доля

европейцев

1700

633,5

96.7

1,9

м

1820

910gt;4

96.0

1,9

2,1

1870

1587.9

90,0

3,3

6,7

1913

3806,9

- 82,5

6,0

н,5

1929

5880,6

77.4

6,8

15.8

Источник: Maddison (2001: 87).

ник и кофе. Если подушевой ВВП индонезийцев в 1820-1870-х гг. вырос на незначительную величину, то доля голландцев в ВВП возросла с 2 до 7%, а численность проживавших в Ост-Индии выходцев из Нидерландов увеличилась почти в б раз (табл. 3.11а и 3.116). Половина платежей, поступавших государственным органам в Индонезии, направлялась в метрополию как доход короля Нидерландов от монополии на перевозку морем отправляемого на экспорт урожая зерновых культур (табл. 3.12 и 3.13). Го-

ТАБЛИЦА 3.12.

Экспорт сырьевых товаров из Индонезии в постоянных (1928 г.) ценах

в 1830-1937 гг., тыс. гульденов

1830

1870

1913

1928

1937

Сахар

995

21 747

217 848

375 796

167 372

Чай

31 140

37430

98 210

94062

Хинная кора

2

5561

4866

128 235

Каучук

О

8497

278 050

522 605

Пальмовое масло

О

15

9197

62 725

Кофе

13824

61 121

20 450

80 935

69 862

Табак

359

11 930

119383

95 823

66 689

Копра

н/д

49 776

юб 490

117003

Перец

н/д

27 618

42 870

54 957

Кукуруза

н/д

3962

12950

17 241

Маниока

н/д

3563

33 775

85 670

Нефть

0

24 720

108 482

187625

Олово

17688

74 088

96 555

108 440

Другие

її 949

53813

102 795

233 027

291 719

Всего

27 127

169 441

695 706

і 577 026

і 974 205

Источник: Maddison (1989: 666-667); заимствовано из работы Кройцберга (Creuzberg

!97б)‘

сударство доминировало в производстве сахарного тростника и кофе, а также осуществляло продажу монопольных франшиз торговцам опиумом. В то же время большая часть индонезийского табака оставалась в руках частных производителей и торговцев. Пользовавшиеся благосклонностью властей частные лица получали субсидии на строительство сахарных заводов.

Участие в администрировании на Яве 76 местных регентов (наместников) и 34 тыс. сельских старост открывало широкие возможности для коррупции. Она не оказывала влияния на размер оттока средств из Индонезии, но вела к усилению классовой дифференциации коренного населения. Использование более эффективных технических приемов голландской бюрократии способствовало утяжелению налогового бремени сельского общества.

Вторая фаза: плантационная экономика 1870-1929 гг. Начиная с 1848 г., когда в Нидерландах установилась более демократическая политическая система, в метрополии нарастала критика в отношении практики эксплуатации и бюрократиче-

ТАБЛИЦА 3.13.

Рост индонезийского экспорта и активного сальдо торгового баланса в 1698-1930 гг.

Годы

Доля в

ЧВП Индонезии, %

Доля активного сальдо торгового баланса Индонезии в ЧВП Голландии,%

экспорта сырьевых товаров

активного сальдо торгового баланса

1698-1700

1,8

о,7

1,1

1778-1780

Ь7

о,9

Ь7

1868-1872

18,4

7,4

5,5

1911-1915

21,9

7,6

8,7

1926-1930

29,4

ю,3

8,9

Источник: Maddison (1989: 646-647).

ского фаворитизма и кумовства в Индонезии. В 1870-х гг. после открытия Суэцкого канала и в связи с расширением использования пароходов в морских перевозках стало очевидно, что экономический потенциал Индонезии используется далеко не полностью. Поэтому голландские власти решили открыть колонию для частного предпринимательства и инвестиций. Это повлекло за собой значительное ускорение экономического роста, сопровождавшееся расширением политического контроля и экономическим развитием Суматры, Борнео, Сулавеси и Малых Зондских островов (см. табл. 3.13).

Примерно с 1870-х гг., когда в плантационном сельском хозяйстве окончательно укоренилось частное предпринимательство, затраты и выгоды оценивались в большей степени рационально, а агрономические исследования способствовали повышению урожайности различных культур (особенно сахарного тростника). Европейцы получили право приобретать наследуемые земельные участки под плантации на 75 лет на условиях лизгольда, что способствовало быстрому увеличению численности голландской общины в Индонезии. Если в 1870 г. государственные предприятия производили около 55% вывозимого в другие страны урожая зерновых культур, то в начале 1890-х гг. их доля снизилась до нуля. На рубеже XIX-XX вв. происходил быстрый рост экспорта новых сырьевых товаров (нефть, каучук и олово) с Суматры. К тому времени этот остров полностью входил в состав голландской Ост-Индии. Голландцы и англичане отказались от взаимных территориальных притязаний на Золотой Берег (Гана) и Суматру, что позволило по-

ТАБЛИЦА 3.14.

Присутствие чистого иностранного капитала в азиатских странах в 1938 г*

Страна

Млн долл. США

Долл. США на душу населения

Бирма

187

12

Цейлон

104

21

Китай

1787

3

Индия

3441

п

Индокитай

391

4

Индонезия

2371

35

Япония (1932)

637

ю

Корея (1941)

1718

73

Малайя

695

164

Филиппины

279

18

Тайвань

201

З1

Таиланд

200

14

Примечания и источник: Maddison (1990: 369). Данные о Японии см. в работе Аллена и Донниторна (Allen and Donnithorne 1954: 264); иены конвертированы в доллары. В состав Китая включена Маньчжурия. См. также работу Ван дер Энга (van der Eng 1998: 309), согласно которой в 1938 г. на вложения в Индонезию приходилась половина голландских зарубежных инвестиций.

ложить конец требовавшей огромных затрат тридцатилетней войне между Нидерландами и султанатом Ачех. Индонезия получила весьма значительные иностранные инвестиции, преимущественно голландские. В расчете на душу населения уровень инвестиций в Индонезию был выше, чем в любой другой азиатской стране, за исключением Малайи и Кореи (табл. 3.14).

В 1870-1937 гг. подушевой ВВП Индонезии увеличился более чем на три четверти, а экспорт в расчете на душу населения вырос в 5 раз. Подушевой доход коренного населения увеличился примерно на 5°%gt; в определенной степени благодаря интенсификации затрат труда. В китайской общине (внесшей важный вклад в такую составляющую роста, как мелкое предпринимательство) средний подушевой доход возрос более чем на 6о%. Но самые крупные выгоды получили члены голландской общины, средний подушевой доход которых удвоился и более чем в 50 раз превысил аналогичный показатель для коренного насе-

ТАБЛИЦА 3.15.

Направления иностранного присутствия в Азии в 1929-1941 гг.

Число граждан метрополии

Доля в общей численности населения, %

Голландская колония

Индонезия (193°)

240 162

0,40

Английские колонии

Бирма (1931)

34 ООО

0,23

Цейлон (1929)

7500

0,15

Индия (1931)

168 134

0,05

Малайя (29З1)

33 8”

0,77

Французская колония

Индокитай

42 345

о,і8

Японские колонии

Корея (1930-1935)

573 ооо

2,62

Тайвань (1930)

228 ООО

4.96

Маньчжурия (194і)

1 200 ООО

2,8°

Американская колония

Филиппины (1939)

36ООО

0,15

Китай

267 ООО

о,об

Примечания и источник: Maddison (1990: 363) и Maddison (1998: 52). Включая выходцев из Евразии в Индонезии (134 ооо), Малайе (16 043) и Индокитае (приблизительно 14 ооо). В данные о Филиппинах включены ю 500 японцев, но исключены военнослужащие США и 200 ооо испано-филиппинских метисов. В 1935 г. в Японии проживали 9700 иностранцев.

ления. Доля голландцев во внутреннем продукте возросла приблизительно с 7 до 16%.

Одновременно увеличились и денежные трансферты в Нидерланды, источниками которых были прибыли от иностранных инвестиций и повышения эффективности производства и маркетинга. Заметим, что в фазе системы «выращивания» (cultuurstelsel) источником прибылей были доходы, полученные путем прямого насилия.

В конце колониального периода голландское присутствие в Индонезии находилось на пропорционально более высоком уровне, чем любой другой европейской метрополии в азиатских колониях, за исключением Малайи (табл. 3.15). Доля голландцев в общей численности населения Индонезии была в 8 раз выше, чем доля англичан в Индии. Пропорционально количество европейских военнослужащих в Индонезии было примерно таким же, но количество европейцев в гражданской администрации было почти в 15 раз выше, чем в Индии. Голландское присутствие в частном секторе (особенно в горнорудной промышленности и плантационном сельском хозяйстве) также было гораздо выше. Голландцы, как правило, приезжали в колонии семьями, и доля родившихся у них в Индонезии детей была более высокой, чем в других европейских колониях.

«Этическая» политика. В конце XIX в. в Нидерландах развернулась широкая дискуссия по поводу эксплуататорского характера колониально режима. Одним из ее результатов стал переход государства в 1900 г. к так называемой этической политике, которая теоретически была направлена на повышение благосостояния коренного населения колоний. Власти Нидерландов были тем более склонны к увеличению расходов и ужесточению надзора над действиями своих союзников в администрации колоний, что совсем недавно на Суматре закончилась крупнейшая колониальная война, вызвавшая активизацию политической деятельности националистов.

Предполагалось, что основным результатом «этической» политики будет увеличение численности и служебных окладов существовавшей в то время бюрократии, пополнение ее рядов за счет привлечения новых технических специалистов и рост государственных инвестиций. Значительная часть этих капиталовложений направлялась на создание систем орошения, выгодных прежде всего западным владельцам плантаций сахарного тростника. До 1932 г. государство действовало в соответствии с указом о «кули», направленным на обеспечение плантаций (в основном на Суматре) дешевой рабочей силой и предусматривавшим применения уголовных наказаний к беглым рабочим. Расходы на социальное обслуживание и образование коренного населения Индонезии находились на чрезвычайно низком уровне. В 1930 г*э согласно данным переписи, только 6,4% коренного населения колонии владели грамотой, а голландским языком—лишь 0,32%.

Голландцам удалось интегрировать ослабленные остатки правящего класса коренных жителей Индонезии в единую бюрократическую систему посредством создания двойственной администрации из чиновников-европейцев (Europees bestuur) и параллельной структуры чиновников-«аборигенов» (Inlands bestuur), в которую вошли едва ли не исключительно представители местной аристократии и их родственники и друзья. Контроль над бюрократией осуществлялся «тонким слоем» европейских чиновников, своего рода сторожевыми псами местной администрации. Демонстрируемые представителями последней достоинство и различные регалии были призваны создать у общественности впечатление, что перед ней находятся не голландские марионетки, а вполне самостоятельные фигуры. В 1930 г. доля туземных индонезийских княжеств в общей численности населения колонии достигала 20,6% (для сравнения: в Индии этот показатель составлял 24,2%). Эти княжества пользовались большей автономией, их правители получали более высокие доходы и сохранили собственные вооруженные силы.

Независимая Индонезия. Переход голландской колонии к независимости оказался далеко не таким гладким, как освобождение Индии, и имел в высшей степени противоречивые экономические последствия. В марте 1942 г* началось японское вторжение в Индонезию. Голландские войска быстро капитулировали, и все подданные Королевства Нидерланды были интернированы. Захватив власть над Индонезией, японцы попытались привлечь на свою сторону коллаборационистов. Все полномочия, которыми в прошлом была наделена голландская администрация, японцы передали представителям знати из числа коренного населения и местным чиновникам (ранее находившимся в подчинении у официальных лиц метрополии). В то же время их престиж и политическое влияние были в значительной мере ограничены, так как японцы привлекли на свою сторону две группы населения, которые при голландском правлении были лишены доступа к власти. Японские оккупанты стали инициаторами создания новой организации — Машуми, призванной отстаивать интересы мусульманского населения и обеспечить его участие в принятии решений. Для того чтобы создать массовое движение в поддержку японского присутствия, были освобождены арестованные голландцами лидеры националистической партии (Национальная партия Индонезии была основана в 1927 г.) А. Сукарно и М.Хатта. В конечном итоге эта партия и получила наибольшие выгоды. После капитуляции Японии в августе 1945 г. Сукарно объявил о независимости Индонезии. Вскоре он был избран президентом страны, а Хатта —вице-президентом. До 1959 г. в Индонезии существовала парламентская демократия. Главные роли в политическом процессе играли три крупнейшие политические партии.

Пытаясь восстановить колониальное правление, голландцы предприняли военную интервенцию в Индонезию. Но, натолкнувшись на ожесточенное сопротивление, в декабре 1949 г* они вывели свои войска и скрепя сердце признали независимость бывшей колонии. В 1959 г. Сукарно упразднил парламентскую систему, на смену которой пришла «управляемая демократия».

Пользуясь поддержкой армии и коммунистической партии, он провозгласил себя высшим руководителем Индонезии. Основные усилия Сукарно направил на осуществление энергичной внешней политики, добиваясь повышения международного статуса страны. Наряду с Неру, Насером, Тито и Чжоу Эньлаем, Сукарно сыграл важную роль в создании Движения неприсоединения, подготовительная конференция которого была проведена в 1955 г. в индонезийском Бандунге. Предполагалось, что основная цель движения состоит в том, чтобы страны третьего мира сохраняли нейтралитет в конфликте Востока и Запада. Однако занятая Сукарно позиция противоречила интересам Запада, а Индонезия все больше зависела от поставок вооружений из СССР.

В 1957 г. индонезийское правительство приняло решение о конфискации всей сохранявшейся в стране голландской собственности. В 1962 г. Индонезия захватила голландскую колонию на западе Новой Гвинеи и включила ее в состав страны как провинцию Ириан-Джая. В 1963 г. Сукарно выступил с резким протестом против образования нового самостоятельного государства Малайзии, и Индонезия вышла из состава ООН. И наконец, он не раз выступал с осуждением интервенции США во Вьетнаме. В конечном итоге Сукарно был отстранен от власти в результате военного переворота в Индонезии в 1967 г.

Сукарно не уделял сколько-нибудь серьезного внимания экономическому развитию. Его «политика» нанесла значительный ущерб частным предприятиям и отпугнула иностранных инвесторов. В 1966 г. 50% государственных расходов финансировались за счет бюджетного дефицита. В ^957—гг* индекс стоимости жизни увеличивался на 70% в год. В 1967 г. подушевой доход в Индонезии был на четверть ниже, чем в 1941 г. В то время около 16% ВВП приходилось на долю проживавших в стране голландцев, которые впоследствии возвратились на родину. И тем не менее рядовые индонезийцы жили хуже, чем 26 лет назад.

В 1967 г. президентом Индонезии стал генерал Сухарто. После прихода к власти военных были казнены около 40 тыс. коммунистов из числа союзников Сукарно. Адам Малик, получивший назначение на пост министра иностранных дел в правительстве Сухарто, занял прозападную позицию. Министром экономики стал султан Джокьякарты (наиболее известный аристократ в рядах движения за независимость). По его инициативе были созданы благоприятные условия для развития частных предприятий и привлечения иностранных инвестиций. Владельцам иностранных предприятий, конфискованных в период правления Сукарно, выплатили компенсацию. Правительство

Сухарто стремилось сбалансировать бюджет, ограничить темпы инфляции и интегрировать страну в мировую экономику. В результате зарубежные кредиторы согласились на списание крупной внешней задолженности Индонезии, после чего последовал существенный приток иностранного капитала преимущественно в нефтедобывающую отрасль. За 19^7"_1997 гг* подушевой доход индонезийцев увеличился почти в 4 раза, в то время как годовые темпы роста составили 4,7%.

В середине 1997 г* вследствие финансового кризиса в Восточной Азии, приведшего к массовому оттоку зарубежного краткосрочного капитала, режим Сухарто оказался под сильным давлением. Наиболее серьезно пострадала от кризиса как раз Индонезия. К декабрю 1997 г. национальная валюта этой страны обесценилась на 55% при одновременном сокращении промышленного производства. Ослаблению режима правления способствовали проблемы со здоровьем Сухарто, недовольство его вероятным преемником и сомнительные финансовые сделки членов семьи главы государства. В мае 199^ г- Сухарто подал в отставку. С тех пор у власти в Индонезии побывали четыре президента. В 2004 г. подушевой доход превысил уровень 1997 г. более чем на 1%. В то же время в Индонезии появились первые признаки восстановления экономики.

Ответ Японии на действия Запада

Реакция Японии на контакты с Западом значительно отличалась от отклика других азиатских стран. Отношения с Западом тщательно отслеживались, контролировались и направлялись, поскольку, в отличие от своих соседей, японцы были в гораздо большей степени заинтересованы в заимствовании западных технологий. Пытаясь догнать Запад в экономической и военной областях, в 1868 г. Япония начала перестройку своего общества и экономики. В конце XVI в. эта страна уже продемонстрировала свою способность к радикальной трансформации. И наконец, еще одним периодом значительных изменений японского общества стало время, наступившее после Второй мировой войны.

Первые контакты Японии и Запада датируются 1543 г., когда близ острова Танегасима, расположенного к югу от полуострова Кюсю, потерпел крушение португальский корабль. Его моряки были вооружены неизвестным в то время в Японии огнестрельным оружием. Японские военные очень быстро осознали потенциал нового для них вида вооружения. Им удалось скопировать португальские мушкеты и организовать их производство в Японии. Новое огнестрельное оружие сыграло определяющую роль в исходе начавшейся в 1467 г. и завершившейся в 1573 г. гражданской войны. Кроме того, японцы проявляли интерес к португальским кораблям, картам и навигационной технике. Наиболее наглядно технологии и поведение этих «южных варваров» были отображены на крупных по размерам ширмах, украшенных изображениями, исполненными в технике лаковых миниатюр, и ставших важнейшей художественной новинкой периода Адзути-Момоямы (1568-1603 гг.).

Это был особенно благоприятный период для португальских купцов как посредников в китайско-японской торговле. Китай установил очень жесткие условия для поддержания торговых отношений с Японией. Корабли японских купцов имели право продавать свои и приобретать китайские товары лишь в Корее, на островах Рюкю и во Вьетнаме. Вражда между двумя странами еще более усилилась после произошедших в Японии политических изменений. Середина XVI в. ознаменовалась окончанием правления сегунов из рода Асикагы, когда Япония играла подчиненную роль в торговле с Китаем. Им на смену пришли три жестоких военных диктатора: Нобунага (i573”15^2)gt; Хидэёси (1582-1598) и Токугава Иэясу, правивший Японией в 1598-1616 гг. Последнему удалось истребить всех потенциальных врагов и создать действенную новую систему государственного управления.

Эти политические преобразования происходили как раз в то время, когда Япония стала одним из самых крупных производителей серебра. В 1530-х гг. здесь были открыты богатые месторождения, а через некоторое время широко распространилась новая технология извлечения серебра из руды с низким содержанием металла (см.: Innes 1980). В свою очередь Китай в конце XV в. отказался от подверженных высокой инфляции бумажных денег в пользу серебряной монеты. К тому же в этой стране соотношение цен на золото и серебро было гораздо более благоприятным, чем в Японии. Поскольку сохранялся запрет на вход японских судов в порты Китая, поставки серебра осуществлялись португальцами и китайскими контрабандистами. Португальские корабли доставляли индонезийские пряности из Малакки в Макао, где их приобретали китайские купцы. Португальцы же закупали китайские шелка и золото и уходили из Макао в южнояпонские порты (сначала в Хирадо, а затем и в Нагасаки). Там они сбывали китайские товары, закупали японское серебро, продавали его в Макао, вновь закупали шелка и отправлялись в Японию (табл. З-1^)-

Вскоре за португальскими купцами в Японию последовали христианские миссионеры-иезуиты. Первым из них был Франциск Ксаверий, находившийся в Стране восходящего солнца

ТАБЛИЦА 3.16.

Китайский импорт серебра из Японии и Филиппин в 1500-1700 гг., метр, т

Годы

Поставки из Японии

Португальские перевозки через Макао

Перевозки мексиканского серебра через Филиппины

Всего

1550-1600

1280

380

584

2244

1601-1640

1968

Ч8

719

2835

1641-1685

1586

о

108

1694

1685-1700

41

о

137

178

Всего (1550-1700)

4875

428

1548

695!

Примечания и источник: von Glahn (1996: 140, 232). Начиная с 1571 г., после того как испанцы утвердились на Филиппинах, мексиканское серебро доставлялось морем из Акапулько в Манилу. Однако испанцы играли самую незначительную роль в торговле между Манилой и Китаем. В качестве посредника в торговле выступали представители китайского населения Манилы.

в 1549-1551 гг. Миссионерская деятельность была очень успешной. В конечном итоге количество христиан-японцев увеличилось до 300 тыс. человек (значительно большее количество новообращенных, чем в Индии и Китае). В 1596 г. испанские власти в Маниле отправили в Японию францисканскую миссионерскую миссию. У японцев возникли подозрения, что Испания, возможно, планирует захват Японии (как это было с Филиппинами). По приказу Хидэёси в Нагасаки были казнены эти испанские миссионеры и 19 принявших христианство японцев. С этого момента Япония все более подозрительно относилась к миссионерской деятельности португальцев. Поэтому были установлены контакты с менее «назойливыми» и не выказывавшими религиозных амбиций английскими и голландскими купцами. В конце концов японские власти запретили христианство на своей территории. В 1638 г. иезуиты и португальцы были выдворены из Японии. Впрочем, контакты с англичанами были прекращены еще в 1623 г. Тем самым торговля с Японией стала вотчиной китайских и голландских купцов. Японцам было запрещено строить океанские морские суда и посещать другие страны. Базой торговли с Кореей стал японский остров Цусима, а торговлю с островами Рюкю (Окинавой) осуществляло княжество Сацума, располагавшееся на юге острова Кюсю.

® 1^39"1^53 гг* единственной европейской страной, поддерживавшей торговые отношения с Японией, была Голландия. Начиная с 1641 г. голландцам было предписано покинуть торговую факторию в Хирадо, довольствуясь небольшим искусственным островом (Дэдзимой) в гавани Нагасаки. К концу XVII в. прибыль от торговли с Японией постепенно сходила на нет. Снижение доходности торговли было обусловлено растущими издержками производства серебра и одновременным падением спроса на китайский шелк и фарфор, вызванным созданием импортозамещающих отраслей в Японии. Несмотря на то что значение внешней торговли снизилось, небольшая голландская фактория была весьма полезна. В ней находили пристанище три знаменитых европейских ученых — безрассудно смелый путешественник и натуралист немец Энгельберт Кемпфер (1690-1692), знаменитый шведский ботаник Карл Петер Тунберг (1775—1.776) и немецкий естествоиспытатель Филипп Франц фон Зибольд (1823-1829 и 1859-1862). Длительное время книги, написанные этими исследователями, оставались важнейшими источниками знаний о Японии. Кроме того, голландская фактория сыграла важную роль в заимствовании «принимающей стороной» европейских научных знаний и технологий.

В Японии, в отличие от Китая и Индии, не существовало культурных запретов на иностранные диковинки. К тому времени японцы уже переняли множество китайских «вещиц», и в тех случаях, когда они обнаруживали нечто более интересное, они тщательно рассматривали возможность заимствования.

В XVII в. японское общество, религия, литература и институты были построены по образцу Китая времен правления династии Тан. При создании столицы страны, города Нары, в качестве образца был взят Сиань (столица Китая в эпоху царствования Тан). Заимствование буддизма по китайскому образцу благоприятствовало приобретению храмами значительной земельной собственности и доходов. Япония переняла китайские идеограммы, шрифт кандзи, китайский литературный стиль, китайскую манеру в одежде, китайский календарь, методы летоисчисления и измерения времени. В то время между Китаем и Японией имелось значительное сходство и с точки зрения сельскохозяйственного производства и питания, в которых превалировало выращивание и потребление риса и продуктов из него. В сравнении с Европой японцы потребляли существенно меньше мяса и мясопродуктов. Гораздо более низкая доступность земли в Японии и Китае, чем в Европе или Индии, обусловила высокую трудоемкость сельского хозяйства в обеих странах.

Однако на протяжении всего XVIII в. Япония уступала Китаю по экономическим результатам. В отличие от западного соседа, в Японии так и не сформировались ни меритократическая бюрократия, ни образованная светская элита. Книгопечатание стало известно в Японии столь же рано, как и в Китае, однако оно ограничивалось выпуском буддистских грамот и талисманов. Начиная с 1185 г. император Японии был лишен основных рычагов власти, а функции государственного управления взяли на себя передавшие власть по наследству сегуны и децентрализованная военная элита. В результате сложившиеся в сельском хозяйстве отношения собственности были более близки к феодальной Европе, чем к Китаю. Разделение Японии на конкурирующие друг с другом феодальные области означало, что частное сельскохозяйственное производство и оросительные системы развивались, с учетом необходимости их защиты, преимущественно на склонах гор и возвышенностей. Поместная система оказала отрицательное воздействие на специализацию в сельхозпроизводстве и развитие товарного производства зерновых культур.

Япония отставала от Китая и в развитии промышленности. Если Китай еще в XIV в. переключился на производство одежды из хлопчатобумажных тканей (в прошлом ткани вырабатывались из конопли), то его восточный сосед освоил эту технологию только в XVII в. Шелковые ткани производились в Японии в ограниченных масштабах, и до конца XVII в. потребление зависело в первую очередь от китайского импорта. Вплоть до XVII в. Япония отставала от Китая в технологиях перевозки грузов и добычи полезных ископаемых. Распространение побочной занятости сельских жителей было слишком медленным, что ограничивало развитие промышленности.

В 1598 г. после длившейся столетие гражданской войны прежний режим правления потерпел в Японии полный крах. Старая столица, город Киото, была разрушена, и новый порядок начал устанавливаться на «обломках» старого режима, параллельно со строительством нового главного города страны — Эдо (Токио). Основателем сёгуната Токугава стал Иэясу, служивший и Нобунаге, и Хидэёси и перенявший у своих предшественников некоторые технические приемы управления государством. Так, в период правления Хидэёси в 1582-1590 гг. были проведены два кадастровых описания собственности. Продуктивность земельных наделов оценивалась в коку рисового эквивалента (150 кг риса, достаточных для пропитания одного человека в течение года). На основе этой оценки урожайности (кокудака) сёгуны впоследствии распределяли доходы, получаемые даймё. Первоначально этот распределяемый доход достигал 40% урожая.

Проведенные при Хидэёси кадастровые описания собственности оказали принципиально важное воздействие на соци-

альную организацию и права собственности. Они означали значительный шаг вперед по сравнению с традиционными феодальными отношениями.              .

і

Согласно новой системе, земельные участки записывались на свободных крестьян (хиакусо), которые и обрабатывали землю. Крестьянские семьи группировались в деревни (мура), представляющие собой расположенные в сельской местности стандартные налоговые и административные единицы... Тем самым была проведена разграничительная линия между крестьянским и некрестьянским населением... ставшая основой для окончательного формирования четырех классов социальной системы, в которой свою самостоятельную правовую идентичность получили самураи, крестьяне, ремесленники и купцы (Hall 1971: 154—155).

СЁГУНАТ ТОКУГАВА, 1603-1867 гг. Деятельный правитель был представителем нового типа сегунов, установившим гораздо более строгий контроль над объединенной страной. Сёгуну и его приближенным принадлежали земли, на которых производилась примерно четверть всего собиравшегося в Японии риса. На долю императора-марионетки, его двора и аристократии Киото приходилось лишь 0,5% сбора риса. Доля синтоистских храмов и буддистских монастырей составляла около 1,5% (существенно меньше, чем они получали в недалеком прошлом)[23]. На остальной территории Японии правили 270 крупнейших феодалов (даймё), осуществлявших управление своими вооруженными вассалами (самураями) из родовых поместий. Доходы в размере приблизительно одной трети урожая риса назначались сёгуном мелким даймё (фудай), а остальной доход приходился на долю могущественной провинциальной знати (тодзама) из числа наиболее влиятельных представителей военной элиты, которым удалось выжить в гражданской войне (см.: Hall and McClain 1991: ijo—156)- Некоторые из этих тодзама- даймё в 1600 г. противостояли Токугава Иэясу во время решающей битвы на равнине Сэкигахаре. Крупнейшими из феодальных княжеств Японии того времени были Тёсю, расположенное на юге острова Хонсю, и Сацума, занимавшее южную часть острова Кюсю. Иэясу не рискнул идти на продолжение конфликта с властителями этих областей, способных собрать крупные силы самураев, а принял решение лишь о сокращении размеров их владений. Феодальные князья смирились с этим, так как они сохранили автономию в пределах оставшихся у них территорий. В то же время, согласно системе санкин котай, все даймё обязаны были построить резиденции (ясики) в Эдо. В них в качестве заложников (как гарантия «правильного» поведения) постоянно проживали жены и дети феодалов. Сами даймё должны были в течение одного года оставаться в своих провинциальных владениях, а следующий год проводить вместе с семьей и слугами в Эдо.

Эта система воспринималась как весьма обременительная феодальная обязанность. Вот как описывает ее воздействие на даймё из области Тоса (на юге острова Сикоку) в 1690-х гг. Л. Робертс:

Ежегодно от 1,5 до 3 тыс. жителей Тосы вместе со своей поклажей проделывали 500-мильный путь через горы, море и по прибрежной дороге от своих домов до великой столицы Эдо. Весной 1694 г. во время переписи населения в городе проживало 4556 выходцев из Тосы. Нимало не преувеличивая, можно сказать, что половина расходов Тосы была связана с затратами на существование системы двойного места жительства (Roberts 1998: 18).

Даймё владели различными по территории областями. Доход сегуна составлял 7 млн коку (свыше 1 млн тонн риса). Минимальный объем дохода мелкого даймё достигал ю тыс. коку (1500 метрических тонн). Вместе с тем ежегодный доход 28 даймё варьировался в диапазоне от юо тыс. до свыше і млн коку. В конце сёгуната Токугава в число крупнейших даймё входили Канадзава, Сендай, Сацума и Тёсю (Craig 1961:11; Reischauer and Fairbank 1958: 605). Часть получаемого от государства риса даймё продавали купцам за деньги. Со временем они оказывались во все больших долгах перед купцами и банкирами (большинство деловых людей выбирали для проживания Осаку).

Это была система сдержек и противовесов. Государство носило преимущественно светский характер. Однако важную роль в нем играли конфуцианские ценности. В основном правителям Японии удавалось сохранять мирное течение жизни. Сельские области были полностью демилитаризованы. Начиная с 1588 г. Хидэёси проводил политику изъятия оружия у населения. Сдать оружие были вынуждены абсолютно все граждане, за исключением самураев. Производители огнестрельного оружия сталкивались со все более жесткими ограничениями. И в конце концов в 1615 г. его использование было полностью запрещено. В том же 1615 г., после того как были убиты оставшиеся к тому времени родственники Хидэёси и разрушено его родовое поме-

стье в Осаке, власть сёгуна стала главной и неоспоримой. Даймё и их самураям было предписано проживание в единственном на всю область поместье. Все остальные укрепленные поселения были разрушены. Кроме того, даймё обязаны были отказаться от управления сельским хозяйством. Взамен им предоставлялось право на взимание натуральных платежей (поставки риса) с проживающих в области крестьян. Даймё были лишены твердых прав собственности на землю и не могли ни продавать ее, ни покупать. Сёгун же имел право приказать даймё изменить место жительства, конфисковать, уменьшить или увеличить, в зависимости от действий феодала (или его намерений, согласно полученных сёгуном в рамках надзора или шпионажа сведений) размер натуральных крестьянских платежей. В 1601- 1705 гг. «были упразднены около 200 даймё, вновь созданы 172 даймё, 280 феодальных областей были увеличены в размерах, а 280 даймё были переданы в другие руки» (Hall and McClain 1991:              Назначавшиеся сёгуном должностные лица осуще

ствляли непосредственное управление крупнейшими городами страны (Эдо, Киото, Осакой и некоторыми другими), контролировали отношения с зарубежными странами и доходы от добычи золота и серебра.

Влияние на сельское хозяйство. В новых условиях сельское население было уже не таким бесправным, как прежде, вынужденным покоряться произвольным требованиям феодальной знати и военных. Платежи в пользу даймё были высокими, но их размер оставался в общем постоянным. Следовательно, при увеличении сборов их доля в общем количестве собранного риса снижалась. Прекращение локальных столкновений вооруженных групп означало появление возможности безопасной обработки крестьянами земель, расположенных в открытых долинах, и, как следствие, расширение масштабов мелиорации и площади сельскохозяйственных земель. Наиболее активно эти работы велись в отстававшей в развитии долине Канто, окружавшей новую столицу страны Эдо.

В большинстве случаев одна крестьянская семья обрабатывала участок площадью і га. Наряду с этим в рамках одной деревни имела место значительная дифференциация земельных наделов, площадь которых во многом зависела от мнения местного старосты и его помощников. Поземельный налог уплачивался только теми крестьянами, участки которых были зарегистрированы в земельном кадастре. Та же самая регистрация и определяла право участия в сельских сходах. Арендная плата за землю была весьма значительной. Сами арендаторы находились на социальной лестнице ступенькой ниже, чем землевладельцы. Поземельный налог уплачивался деревней в целом, а пропорции распределения этого фискального бремени устанавливались на сельском сходе.

Одним из следствий упразднения феодальных отношений стали существенные социальные изменения, которые привели к ускорению роста численности населения:

...образование семей приобрело всеобщий характер, что послужило своего рода «фитилем» для взрывного роста численности населения, выразившегося в росте рождаемости в деревне XVII столетия. Постепенное исчезновение такой профессии, как прислуга, представители которой, как правило, избегали заводить семьи, означало пропорциональный рост количества женатых мужчин. Типичное домашнее хозяйство теперь состояло из единственной семейной пары и ее детей, следствием чего стало существенное сокращение его размеров. Особенно нагляден этот феномен в тех случая, когда мы обращаемся к записям в деревенских регистрационных книгах после 1670 г. В эпоху сёгуната Токугава обрабатывались практически все доступные пахотные земли. Пастбища и леса сохранились лишь в нескольких областях страны. [Кроме того, увеличение численности населения] означало интенсивное пополнение активно растущих новых городов (Hayami 1986: 3).

Первым, изданным на коммерческих началах, руководством по ведению сельского хозяйства на основе «самого передового опыта» стала напечатанная китайскими строчками NogyoZemho («Энциклопедия сельского хозяйства», 1697 г.). Вслед за ней в начале XVIII столетия в Японии были изданы сотни подобных книг (см.: Robertson 1984). Крестьяне начали использовать зерновые с коротким вегетационным периодом, что позволило перейти к практике одновременного культивирования двух культур (два урожая в год). Расширилось использование удобрений (отходы сои, водоросли и т.д.), совершенствовались технологии и инструменты обмолота. Значительно выросло производство товарных сельскохозяйственных культур, таких как хлопок, табак, масличные культуры, сахарный тростник (на юге Кюсю и на островах Рюкю). Очень быстро развивалось культивирование тутового шелкопряда. Следствием этих изменений в сельскохозяйственной практике стали значительное увеличение вложений труда в расчете на душу на селения и существенный рост побочной промышленной занятости сельского населения.

Некоторое представление о прогрессе в сельскохозяйственном производстве в период сёгуната Токугава в Японии позволяет получить анализ данных, представленных в кадастровых обследованиях. В 1598 г. совокупный выпуск отрасли оценивался в 18,5 млн коку. В начале XVIII в. этот показатель увеличился до 26,1 млн коку, что в общем соответствует росту численности населения (см.: Hall 1991: к)2)* Согласно предложенной Накамурой оценке производства зерновых в 1600-1872 гг., в период сёгуната Токугава подушевой выпуск увеличился примерно на четверть (Nakamura 1968). В 1874 г. на долю риса и других зерновых культур приходилось 72% валовой стоимости сельскохозяйственной продукции. Доля других традиционных для Японии продуктов составила 10,7%, а доля относительно новых сельскохозяйственных культур, таких как хлопок, сахарный тростник, табак, масличные, коконы тутового шелкопряда и картофель,—17,2%. В 1600 г. большая часть этих культур была еще неизвестна и избежала налогообложения. Поэтому их производство росло быстрее, чем сбор зерновых культур. Если предположить, что в 1600 г. на эти новые культуры приходилось около 5% выпуска, то в период сёгуната Токугава общее их производство в расчете на душу населения возросло примерно на 40%. Данные о выпуске сельскохозяйственной продукции в период до 1600 г. отсутствуют. Однако представляется весьма вероятным, что в XVI в. в Японии имел место относительно небольшой рост производства, что в то время было обусловлено длительной жестокой гражданской войной.

Интерпретация замедления роста численности населения Японии в XVIII в. Если в 1600-1700 гг. население Японии увеличилось на 46%, то в 1700-1820 гг.—менее чем на 15%[24]. Чем объясняется столь значительное снижение темпов его прироста? В прошлом наибольшим признанием пользовалась мальтузианская интерпретация, согласно которой замедление объяснялось увеличившейся смертностью от болезней и голода в результате ограниченности земли.

Современная, во многом отличная от мальтузианской интерпретация основывается на изучении данных о рождаемости, смертности и ожидаемой продолжительности жизни в японской деревне. Известно, что и в XVIII в., и в начале XIX столетия имели место случаи массового голода. Однако демографический спад, по всей видимости, был вызван волюнтаристическими, волевыми факторами, такими как растущее количество случаев безбрачия, контроль над рождаемостью и более позднее вступление в брак. Согласно имеющимся данным, 1720-1840 гг. характеризовались низким показателем рождаемости, который примерно соответствовал уровню смертности, а ожидаемая продолжительность жизни (34 года при рождении) не слишком отличалась от такого же показателя в Европе (36 лет) и была гораздо выше, чем в Китае и Индии (24 и 21 год— см.: Maddison 2001: 29-30). Сложившаяся в то время возрастная структура населения благоприятствовала высоким вложениям труда: 6о% и более населения принадлежали к возрастной группе от 15 до 64 лет, две трети населения было экономически активным и только одна треть имела на содержании иждивенцев. Обратной стороной демографического спада было повышение уровня жизни основной массы населения Японии благодаря расширению площади обрабатываемых земель, использованию удобрений и новых средств производства, увеличению урожайности и побочной занятости сельских жителей в промышленности и сфере услуг. Одновременно повысилась степень товарности и специализации в экономике.

Урбанизация. В 1600 г. в городах с населением ю тыс. и более человек проживало 4,4% японцев. К 1800 г. доля жителей таких городов в общей численности населения достигла 12,3%. Динамика урбанизации в Японии резко контрастировала с ситуацией в Китае, где аналогичный показатель оставался постоянным (4%) на протяжении трех столетий (XVI-XVIII вв.)[25]. Динамика урбанизации во многом определялась политикой Токугавы. Когда-то обыкновенная деревня Эдо при Токугаве превратилась в город-миллионер. Около четверти его жителей составляли родственники и иждивенцы даймё, обязанные проживать в Эдо (см.: Smith 1986: 350)* Было построено около 200 городов, находившихся под защитой замков. Их население наполовину состояло их самураев. До 1600 г. большинство из этих поселений не имели статуса города. К числу крупнейших городов под защитой замков, с населением свыше юо тыс. человек, относились Канадзава и Нагойя. В середине XVIII в. численность населения Киото и Осаки достигла 300 тыс. человек. Киото был местом пребывания императора и его двора, а также центром процветающей сельскохозяйственной области. Осака превратилась в крупный торговый метрополис. В какой-то степени трехкратное увеличение доли городского населения в общей численности населения произошло благодаря концентрации самураев в городах под защитой замков, а также обязанности даймё иметь вторую резиденцию в Эдо. В то же время оно стало отражением повышения уровня жизни населения Японии.

Растущие города создали рынок для близлежащих сельскохозяйственных областей. К тому же они предъявляли спрос на слуг, обслуживание, развлечения и театры. Армейские квартирмейстеры превращались в купцов, специализировавшихся на торговле сырьевыми товарами, в банкиров и ростовщиков. Коммерсанты активно способствовали расширению каботажной торговли и перевозок во Внутреннем Японском море (см.: Crawcour 1963). Все это означало существенное расширение различных видов деятельности в сфере услуг в расчете на душу населения.

Образование и заинтересованность в овладении знаниями, полученными на Западе. Одной из особенностей рассматриваемого нами периода стало существенное повышение уровня образования населения Японии. При этом основной акцент делался не столько на буддистских, сколько на светских, неоконфуцианских ценностях. Значительно расширилось книгоиздание и оборот ксилографических оттисков. В VIII — начале XVII в. в Японии было издано менее юо иллюстрированных книг. Но уже в XVIII в. увидели свет множество изданий с цветными иллюстрациями, а грамотность мужского населения достигла 40%.

С точки зрения знакомства с научными и техническими достижения Запада японцы во многом зависели от китайских книг (например, от переводов на китайский язык работ Маттео Риччи и других проживавших в Пекине иезуитов), но в 1720 г. сёгун Токугава Ёсимунэ отменил запрет на изданные в Европе книги. Важным поворотным пунктом стал проведенный в 1771 г. эксперимент, когда два японских врача провели патологоанатомическое исследование человеческого тела, сравнивая различные его части (легкие, почки и кишечник) с описаниями в китайской книге и голландском учебнике по анатомии. Сравнение по первому источнику оказалось не очень точным, а по второму полностью соответствовало тому, что обнаружили врачи. По этой причине переводы с голландского языка различных книг и обучение на их основе способствовали аккультурации западных научных знаний (рапгаку) в японском обществе. Конечно, они были количественно ограничены, но помогли японцам избавиться от чрезмерного почтения к «китайским вещицам» и пробудили любознательность в отношении «западных штучек». Благодаря голландцам «прорубленное окно» в мир Запада во многом способствовало подготовке интеллектуальной почвы для Реставрации Мэйдзи (1868 г.). Обучение голландскому языку, потребовавшее огромных усилий, стало одним их важнейших инструментов великого японского просветителя, книги которого издавались миллионными тиражами, и вестернизатора Юкити Фукудзавы (1832-1901). Именно он был основателем созданного по западным образцам Университета Кэйо.

Правление сегунов из рода Токугава оказало положительное воздействие на экономический рост государства. Японии удалось догнать и перегнать Китай по такому показателю, как подушевой ВВП. Однако мы обязаны отметить и его отрицательные стороны.

В частности, в Японии сохранялась многочисленная элита (около 6% населения), ее военный потенциал никак не позволял справиться с вызовами, с которыми страна столкнулась в XIX в. Образ жизни высших слоев японского общества требовал огромных расходов. (Более четверти ВВП тратилось на удовлетворение потребностей и прихотей элиты.) Отказавшись от соглашений периода Токугава, правительство Мэйдзи получило возможность использовать значительные добавочные ресурсы для экономического развития и модернизации армии и флота.

Система наследуемых привилегий и огромные статусные различия, а также едва ли не полное отсутствие меритократическо- го элемента означали, что очень многие рожденные на земле Японии таланты оставались невостребованными своей страной. Отрицательное воздействие вызванного этим обстоятельством чувства неудовлетворенности наглядно иллюстрирует автобиография Фукудзавы. Принятая во времена сёгуната Токугава система оказалась в высшей степени неэффективной, так как она основывалась на громоздкой, неповоротливой организации сбора налоговых доходов в натуральной форме и пристальном, неусыпном надзоре над экономической деятельностью. К тому же неотъемлемой составляющей этой системы были ограничения на распространение новых технологий. Одним из наиболее важных был запрет на использование на японских дорогах колесных средств передвижения и едва ли не полное отсутствие мостов. Эти ограничения были введены по соображениям безопасности, однако они привели к тому, что любые передвижения по стране требовали значительных затрат времени и денежных средств. Одновременно существовали ограничения на размер судов, что затрудняло каботажное плавание. Кроме всего прочего, эти суда едва ли могли использоваться для береговой обороны. Следует упомянуть и об ограничениях на права собственности (на продажу и покупку земли), установление сегуном произвольных налогов и нередкие отказы от исполнения своих обязательств даймё и самураями, когда их банкиры или поставщики оказывались на грани банкротства. Политика изоляции, отказ от любых прямых или дипломатических контактов с Западом, обосновывалась соображениями национальной безопасности Японии. Она же была одним из главных препятствий на пути к экономическому росту страны.

Первый «западный шок», 1853-1869 гг. Отказ от принятой в эпоху сёгуната Токугава политики изоляции Японии был вызван западным «вторжением». В июне 1853 г. в Токийский залив вошел отряд из четырех военных кораблей коммодора М. Перри, которому было поручено передать японским властям предложение президента США Филлмора о начале переговоров, посвященных заключению договора о дружбе и торговле между двумя странами. Власти надеялись избавиться от американцев, как они поступали раньше, когда западные корабли пытались проникнуть в японские порты. В то же время Япония впервые столкнулась с присутствием иностранных военных судов, а ее властям было известно, что перед лицом военной и морской агрессии в результате Первой опиумной войны в 1842 г. Китай был вынужден открыть свои гавани для торговли с иностранцами. Советники сёгуна осознавали, что японцы должны вести себя очень осторожно, так как «пришельцы с Запада» имели явное превосходство в вооружении. Они попытались тянуть время, но в марте 1854 г. коммодор Перри возвратился в Японию с отрядом уже из девяти кораблей. Сёгунат согласился подписать договор, в соответствии с которым Япония открывала для нуждавшихся в пополнении запасов и ремонте иностранных кораблей два порта. Заключенное соглашение не предусматривало ведения торговли. Однако защита интересов американцев требовала присутствия в Японии генерального консула США. Консул Харрис прибыл в 1856 г. и развернул деятельность по подготовке нового договора, преследовавшего далеко идущие цели. Он подчеркивал, что британская и французская агрессия против Китая (1858-1860 гг.) была наглядным предупреждением для властей государств, не желавших идти на сотрудничество со странами Запада. В июле 1858 г. США и Япония подписали новый договор, предусматривавший открытие шести портов для торговли с зарубежными странами. В каждый из этих портов назначался американский консул с экстерриториальными привилегиями. Его функции ограничивались исключительно надзором за импортными и экспортными пошлинами. В течение нескольких недель на Японию оказывалось давление с тем, чтобы она подписала аналогичные соглашения с Францией, Нидерландами, Россией и Великобританией. Точно такой же договор англичане вынудили подписать и Китай (за исключением пункта об импорте опиума).

Заключение этих соглашений означало, что сёгунат столкнулся с крупными политическими проблемами. Вынужденный отказ от политики самоизоляции означал «потерю лица» властями Японии. Главный советник сёгуна, для того чтобы узнать реакцию элиты страны на американские предложения 1853 г., разослал соответствующие послания всем даймё. Это его действие означало подрыв прерогативы сёгуна на единоличное определение внешней политики Японии. Ответы даймё продемонстрировали, что элита настроена в основном на продолжение изоляционистской политики. Тем не менее первый договор с США был подписан. Когда рассматривались расширенные договоры 1858 г., новый главный советник Ии Наосукэ должен был получить одобрение императора. Обычно такое согласие было простой формальностью, но в этот раз император под давлением сторонников изоляционизма отказал в просьбе. Однако и эти соглашения был подписаны. В i860 г. Ии стал жертвой хорошо организованного покушения, и движение против правления рода Токугава получило дополнительный импульс. Тем более что преемником умершего в 1858 г. сёгуна стал двенадцатилетний мальчик.

В попытке достичь примирения в 1862 г. сёгунат отменил требование санкип котай о двойном месте жительства. В результате значительная часть даймё покинула Эдо. Две крупнейшие области тодзама-даймё Сацума и Тёсю потребовали от императорского двора восстановить в Японии власть императора. После непродолжительной борьбы в ноябре 1867 г. Ёсинобу, последний сёгун дома Токугава (пришел к власти в 1866 г.), был свергнут. Изменение режима правления в Японии прошло относительно гладко, без гражданской войны. Победители не предпринимали попыток разорвать «неравноправные договоры».

Новый император Японии Мэйдзи взошел нахризантемовый трон в феврале 1867 г. в возрасте 14 лет. С января 1868 г. он стал главой государства. Император Мэйдзи был символом двухтысячелетней японской традиции, согласно которой этот род имеет божественное происхождение. Законность правления императора Мэйдзи никогда не ставилась под сомнение, и он превратился в сосредоточие японского национализма нового типа.

Характеристика реформ периода Мэйдзи. Япония ответила на западный вызов широкими реформами — созданием современных западных капиталистических институтов, решительно встав на путь ускорения экономического роста и наращивания военной мощи. Осуществленные изменения были радикальными и эффективными.

В процессе претворения в жизнь реформ Мэйдзи был упразднен сёгунат и 270 областей даймё. Император оставил Киото, выбрав в качестве резиденции Эдо (переименованный в Токио). Он стал главой централизованного государства, разделенного в 1871 г. на 46 префектур. На место самурайских отрядов пришла комплектуемая по призыву армия. Получило законодательное признание юридическое равенство различных социальных классов. Были упразднены принятые в прошлом различия в одежде и правах между самураями, крестьянами, ремесленниками и купцами. Всемерно продвигалась вестернизация в одежде и социальных привычках, в результате чего полностью вышли из моды японские косички. Люди обрели полную свободу выбора своих занятий, право выращивать любые сельскохозяйственные культуры и изготавливать любые товары. Была введена частная собственность на землю, участки которой могли абсолютно свободно продаваться и покупаться. Теперь государство взимало налоги не в натуральной форме, в виде поставок риса, а в денежной, установив единый для всей страны уровень налогообложения. Исчезли всяческие препятствия для свободного движения товаров, а также был упразднен паспортный контроль, затруднявший передвижения населения. Вдобавок были отменены запреты на экспорт риса, пшеницы, меди и шелка-сырца.

Государственное содержание даймё и самураев в натуральной форме было заменено выплатой пенсий и предоставлением облигаций. Функции этого военного класса были переданы современным вооруженным силам, формировавшимся на основе всеобщей воинской повинности. Были внесены изменения в календарь, начала проводиться массовая вакцинация населения, буддистские монастыри были отделены от государства. В Японии была создана национальная денежная и банковская система. Государство прилагало огромные усилия, направленные на развитие сельского хозяйства и промышленности.

Лидеры этой революции, а также наиболее влиятельные чиновники нового правительства и командование армии были выходцами из Тёсю, Сацумы и других южных областей (Тоса и Сага), наиболее враждебно относившиеся к сёгунату Токугава. Финансовую поддержку новой элите оказывали богатые купцы, в первую очередь те, кто принадлежал к торговому дому «Мицуи».

В массе своей даймё не сопротивлялись изменениям. Теперь им не надо было нести расходы, связанные с двойным местом жительства. Они были освобождены от обязательств по огромным долгам и получали пенсии в связи с отрешением от должности. В 1884 г. из представителей различных семейств даймё (507 человек) и 137 членов семейств кугэ (представителей родовой японской аристократии, членов суда в Киото) была образована палата пэров имперского парламента Японии (см.: Jansen and Rozman 1986: 85). В 1876 г. назначенные даймё пенсии были заменены облигациями, годовой процент по которым ровнялся лишь трети натурального (в виде риса) государственного обеспечения в 1867 г. В период между 1876 г. и окончанием эпохи Мэйдзи уровень цен возрос вдвое, что означало дальнейшее сокращение реального дохода по этим облигациям.

Самураи вынуждены были искать работу, и основным источником их занятости был новый государственный аппарат. Они заполонили имперские, региональные и муниципальные органы власти, равно как и полицию, и вооруженные силы. Правительство пыталось предоставить самураям рабочие места в промышленности. Однако многие из них испытывали чувство озлобленности по отношению к «верхам», которое выплеснулось в продолжавшемся полгода Сацумском восстании (1877 г.).

Сложности точной оценки численности самураев в 1872 г. в условиях замены государственного содержания на облигации описаны в работе К.Ямамуры (Yamamuraig74: 119-120). Общее число самураев и квазисамураев, которые могли претендовать на получение облигаций, составило 426 тыс. человек. С учетом членов семей общее число самураев достигало 1,94 млн человек, или 5?6%gt; от численности населения Японии[26].

Переход на твердые налоги, взимаемые в денежной форме, вынудил многих японских крестьян продать принадлежавшие им участки земли. Если в начале периода Мэйдзи доля арендуемых земель в общей их площади составляла 31%, то к его концу она достигла 46%.

Государство играло в экономике Японии гораздо более важную роль, чем правительства большинства европейских стран и США. В 1880-х гг. расходы японского правительства на приобретение товаров и услуг увеличились до ю% ВНП. Государство несло ответственность за 40% прироста основного капитала, а также осуществляло крупные трансфертные платежи в адрес бывших самураев и даймё и поддерживало высокий уровень военных расходов.

Важнейшим приоритетом считалось создание человеческого капитала. Была осуществлена реформа системы образования, направленная на приобретение учащимися необходимых на тот момент времени навыков. В целях повышения уровня грамотности был упрощен алфавит. В 1886 г. обязательным стало четырехклассное школьное образование, а в 1907 г. —шестиклассное. В конце периода Мэйдзи почти две трети детей оканчивали начальную школу, а 20% продолжали учебу в средней школе. В Японии были созданы современные университеты и организованы высшие технические школы по таким направлениям, как медицина, военная наука, навигация, коммерция и рыболовство. Для обучения гражданских служащих был специально учрежден Токийский имперский университет. Помимо того, был создан целый ряд исследовательских институтов. Правительство Японии не только направляло своих граждан на обучение в Европу, но и приглашало иностранных специалистов, призванных помочь в создании современной армии, военно-морского флота, правовой системы, системы здравоохранения, полиции и администрации, а также в модернизации сельского хозяйства и промышленности. Государство оказывало финансовую поддержку издательствам, переводившим книги зарубежных авторов и иностранную техническую литературу.

Правительство прилагало усилия, направленные на развитие консультационных услуг, призванных способствовать усовершенствованию технических приемов в сельском хозяйстве, увеличению потребления мяса, молока, молочных продуктов и расширению применения шерсти. Во времена сёгуната Токугава лошади и волы использовались только для транспортировки грузов и военных целей. Правительство организовало импорт новых пород крупного рогатого скота, лошадей, овец, свиней и птицы, что позволило расширить круг продуктов питания и внесло важный вклад в повышение тяговой мощности и производство удобрений. Кроме того, государство финансировало выпуск литературы по вопросам животноводства и обучение ветеринарных врачей.

В начале периода Мэйдзи японские коммерсанты не обладали опытом, необходимым для управления современными промышленными предприятиями, и не слишком стремились к занятиям предпринимательской деятельностью. Поэтому инициатором создания предприятия в ряде отраслей промышленности выступило государство. Под его эгидой было проложено несколько железнодорожных линий и предоставлены гарантии получения финансовой отдачи частным компаниям, которые возьмутся за строительство других дорог. Государство построило фабрики по производству хлопчатобумажных и шелковых тканей, завод по выпуску сельскохозяйственной техники, цементные заводы, стекольный и кирпичный заводы, а также оснащенные современным оборудованием шахты. Впоследствии многие из них были проданы частному бизнесу. При этом государство продолжило активную деятельность в отраслях тяжелого машиностроения, связанных с производством вооружений.

Компания Mitsubishi, пользуясь государственной поддержкой, развернула строительство кораблей, и в 1913 г. Япония вышла на 6-е место в мире по тоннажу торгового флота. Увеличение доходов от морских перевозок позволило финансировать быстро расширявшийся импорт. Общий тоннаж торговых судов, оснащенных паровыми двигателями, увеличился с 26 тыс. тонн в 1873 г. до 1,5 млн тонн в 1813 г. В 1914 г. на долю торгового флота пришлось 57% всей японской торговли, а в 1919 г., когда впервые было достигнуто положительное сальдо «невидимой торговли», этот показатель достиг 8о%.

Государственное средне- и долгосрочное финансирование промышленности осуществлялось посредством различных специализированных институтов. Это было очень важно, поскольку в прошлом в Японии отсутствовал рынок капиталов как таковой и страна осознанно избегала прямых иностранных инвестиций. Для того чтобы организовать кредитное обслуживание, в 1902 г. был учрежден «Японский промышленный банк». Впоследствии в 46 префектурах страны была создана сеть местных «промышленных и сельскохозяйственных банков». Государство побуждало деловых людей к созданию сберегательных банков, сберегательных касс почтовых отделений и страховых компаний. В частности, иокогамский «Банк звонкой монеты» предоставлял краткосрочные кредиты, необходимые для финансирования японского экспорта.

В современном секторе экономики промышленная деятельность все более концентрировалась в руках нескольких крупных холдинговых компаний (дзайбацу), имевших тесные политические связи с правительством страны и сочетавших промышленную и банковскую деятельность. В прошлом многие из высших руководителей дзайбацу были государственными гражданскими служащими высоких рангов.

В основе роста японской текстильной промышленности лежало такое сравнительное преимущество, как дешевый женский труд. Первой от открытия экономики выиграла отрасль по производству шелковых тканей, так как в 1860-х гг. европейское «поголовье» тутового шелкопряда резко уменьшилось в связи с эпизоотией. Вывоз шелка-сырца был крупнейшей статьей японского экспорта в период Мэйдзи. В то же время отрасль по производству хлопчатобумажных тканей первой пострадала от конкуренции со стороны импорта. Однако положение изменилось уже в 1890-х гг. Если в 1887 г. количество хлопкопрядильных веретен составляло 77 тыс., то к 1913 г. оно увеличилось до 2,4 млн единиц. Импорт хлопчатобумажных нитей и тканей сошел на нет, и Япония превратилась в важнейшего импортера хлопчатобумажной продукции.

К 1868 г. Япония практически полностью перешла на принципы свободной торговли, что повлекло за собой отрицательные последствия для экономики страны. Денежная система Японии и сложившейся паритет золота и серебра отличались от зарубежных, и в этом смысле страна была в проигрыше. Ввоз иностранных товаров нанес значительный ущерб некоторым японским отраслям ремесленного производства. Вместе с тем появление новых зарубежных технологий и промышленного оборудования означало огромный выигрыш для экономики в целом. Обладая хорошими морскими коммуникациями, ограниченная в природных ресурсах Япония выиграла от международной специализации больше, чем многие другие страны мира. Вплоть до 1930-х гг. японская промышленность имела немалый доход, поскольку огромные рынки Индии и Китая не были защищены ни высокими тарифными барьерами, ни другими труднопреодолимыми препятствиями. В этих странах, а также в своих колониях Япония первой построила рынки для экспортировавшихся промышленных товаров.

Первоначально зарубежные торговцы, обладавшие правами экстерриториальности, получали в Японии монопольно высокие прибыли. В их число входили и многие созданные в Индии английские «управляющие агентства». Японцы скопировали организационное устройство компаний такого типа. К концу периода Мэйдзи дзайбацу открыли мощные специализированные торговые дома с широкой агентской сетью за рубежом, осуществлявшей продажи японских товаров и закупки импортной продукции. Таким образом, большинство японских фирм были сосредоточены на производстве, отдав зарубежный маркетинг на откуп специализированным торговым компаниям.

Японский империализм. Основная задача модернизации вооруженных сил состояла в улучшении международных позиций страны, что позволило бы разорвать неравноправные договоры и заставить другие государства с уважением относиться к национальному суверенитету Японии. Военные успехи Страны восходящего солнца произвели желаемый эффект. В 1899 г. права зарубежных торговцев на экстерриториальность были упразднены, и в 1911 г. Япония получила полную свободу изменения ввозных пошлин. Решение этой задачи было воспринято в Японии как предоставление легитимной возможности для расширения колониальной империи, не опасаясь западного вмешательства.

Особую тревогу в этом контексте вызывала экспансионистская политика России. В i860 г. русские захватили 82 млн га бывшей китайской территории в Восточной Сибири, включая крупный участок на Тихоокеанском побережье до границы с Кореей. Япония опасалась, что следующим объектом российской экспансии может стать входивший в ее состав малонаселенный остров Эдзо (в период правления Мэйдзи переименованный в Хоккайдо). В 1870 г. численность население Эдзо составляла 120 тыс. человек, из которых половина приходилась на представителей коренного населения острова — айнов, схожих по образу жизни с населявшими Аляску эскимосами. Благодаря миграции японцев и переселению самураев к 1900 г. население острова увеличилось до 8оо тыс. человек. В 1875 г. в обмен на признание своего суверенитета над островом Сахалин Россия признала суверенитет Японии над Курильскими островами, протянувшимися от Хоккайдо до Камчатского полуострова.

Подвергался сомнению и суверенитет Японии над островами Рюкю (расположенными между Японией и Тайванем). В течение более чем двух столетий они служили важным плацдармом для торговой деятельности купцов из области Сацума на юге острова Кюсю. Сацумское княжество взимало налоги с жителей этих островов. Китай рассматривал Рюкю как свою территорию, однако контакты между сторонами практически отсутствовали. В 1879 г. Китай отверг официальное заявление Японии о суверенитете над островами Рюкю, но в 1882 г. они были включены в состав префектуры Окинава. В 1876 г. Япония сделала никем не оспоренное заявление о своем суверенитете над Бонинскими (Огасавара) островами и островами Кадзан (Иводзима), расположенными в 1300 км восточнее Окинавы.

Кроме того, Япония намеревалась превратить в зависимое государство Корею, открыв этот рынок для японских товаров. Эта идея не отличалась новизной. Еще в XVI в. ее пытался осуществить объединитель Японии Тоётоми Хидэёси. Предпринятая Японией в 1869 г. попытка установить дипломатические отношения с Кореей окончилась неудачей. Однако в 1876 г. крупному отряду японских военных кораблей удалось навязать Корее соглашение об открытии для торговли с зарубежными странами портов Пусан, Инчхон и Вонсан. В то же время Корея оставалась зависимым от Китая государством. Одновременно в этой стране все более нарастало российское влияние. В 1894 г. японская армия вторглась в Корею, вытеснила из нее китайцев и, форсировав реку Ялуцзян, вошла на территорию Китая. Японцы захватили Порт-Артур и Дайрен на Ляодунском полуострове (северное побережье Желтого моря) и оккупировали город Вэйхай на южном побережье провинции Шаньдун. Тогда же японский флот высадил десант на Пескадорские острова, расположенные между континентальным Китаем и Тайванем.

В соответствии с заключенным в 1895 г. Симоносекским договором, Китай был вынужден признать утрату протектората над Кореей. Тайвань, Пескадорские острова и Ляодунь отходили Японии. Китай открывал для торговли с Японией свои порты Чунцин, Сучжоу, Ханчжоу и Цзинчжоу. Японские граждане (а значит, и другие иностранцы) получили право открывать фабрики и другие производства в Китае. К тому же Китай должен был выплатить контрибуцию в размере 200 млн лян. После отказа Японии от притязаний на Ляодунский полуостров (под давлением Франции, Германии и России) размер контрибуции был увеличен до 230 млн лян. По своему размеру это была крупнейшая контрибуция из всех, когда-либо выплачиваемых Китаем. Объем выплат со стороны западного соседа составил треть ВВП Японии.

Победа Японии стала поводом для предъявления Китаю новых требований со стороны различных государств. В 1896 г. Россия отторгла у Китая узкую полосу проходившей через Маньчжурию земли (длиной 170о км) для строительства новой Китайско- Восточной железной дороги до Владивостока (более короткой, чем путь до него по Транссибирской магистрали). В 1897 г. русские заняли Порт-Артур и Дайрен и получили право на строительство Южно-Маньчжурской железной дороги от Харбина до Порт-Артура. В том же году Германия получила по концессии стратегически важный порт Циндао на юге Шаньдунско- го полуострова. В 1898 г. Великобритания получила в аренду на 99 лет «новые территории», необходимые ей для расширения базы в Гонконге, а также порт на Шаньдунском полуострове и добилась подтверждения о распространении сферы своего влияния на районы, прилегающие к реке Янцзы. Французы получили в аренду порт Гуанчжоу, расположенный напротив острова Хайнань. Сфера влияния Франции распространялась на весь Южный Китай. Сферой влияния Японии была признана расположенная напротив Тайваня провинция Фуцзянь.

В 1904-1905 гг. стремившаяся развязать себе руки в Корее и на юге Маньчжурии Япония без объявления войны атаковала российскую военно-морскую эскадру, Ее армия вытеснила российские войска из Дайрена, Порт-Артура, Южной Манчжурии и с южной части острова Сахалин. В августе 1904 г* японский военно-морской флот нанес поражение русскому Тихоокеанскому флоту. На помощь последнему вышли корабли Балтийского флота России, прибывшие на арену военных действий в августе 1905 г. Однако уже в конце месяца большая часть этих кораблей была потоплена в Цусимском проливе. В соответствии с заключенным в сентябре 1905 г* Портсмутским мирным договором (Нью-Гемпшир), Россия уступила Японии южную часть Сахалина (Карафуто), признала ее ведущую политическую, военную и экономическую роль в Корее, передала право собственности на Южно-Маньчжурскую железную дорогу и, с согласия Китая, арендные права на Порт-Артур, Дайрен и Квантунский полуостров. В 1910 г. Корея стала японской колонией.

В 1914 г. Япония перешла на сторону Антанты, но не принимала активного участия в боевых действиях, что позволило ей избежать материальных и людских потерь. Япония без какого-либо ущерба для себя захватила немецкую колонию Циндао на Шаньдунском полуострове и острова Микронезии (Марианские, за исключением Гуама, Каролинские и Маршалловы острова). После войны она получила мандат Лиги Наций на управление Микронезией. Однако Циндао пришлось возвратить Китаю.

Для Японии Первая мировая война стала стимулом к организации производства товаров, которые замещали ранее импортировавшуюся из европейских стран продукцию (как для самой себя, так и для других азиатских рынков). Ей удалось добиться значительного расширения (за счет Великобритании) своих долей на китайском и индийском рынках текстильной продукции. Значительные доходы приносили и морские перевозки (высокий спрос дополнялся резким ограничением обычных поставок из Европы). Благодаря получению крупных доходов Япония не только полностью рассчиталась по зарубежным займам, но и создала крупные золотовалютные резервы.

В начале 1930-х гг., в период коллапса мировой торговли и возникновения дискриминационных торговых союзов, Япония попыталась создать свою собственную «сферу совместного процветания», в которую вошла и Маньчжурия.

Маньчжурия ускользнула из-под китайского контроля после развала империи Цин (1911 г.). В 1920-х гг. ею управлял поддерживаемый Японией военачальник Чжан Цзолинь. После его гибели в 1928 г. японская Квантунская армия захватила столицу страны Мукден и установила контроль над Маньчжурией. В 1932 г. Япония открыла в Китае второй фронт, продвигаясь в сторону Шанхая. В качестве цены за вывод японских войск Китай должен был создать вокруг Пекина и Тяньцзиня демилитаризованную зону, оставляя беззащитным север страны. В 1932 г. Япония создала в Маньчжурии марионеточное государство. В 1933 г. в его состав вошла принадлежавшая Внутренней Монголии провинция Джехол. В 1934 г* главой Маньчжоу-го был провозглашен бывший китайский император Пу И, однако реальная власть в стране принадлежала командующему Кван- тунской армии численностью 300 тыс. солдат. Под давлением китайского правительства Лига Наций осудила эти действия. В знак протеста Япония вышла из Лиги Наций, избежав санкций с ее стороны. В 1935 г. СССР продал принадлежавшую ему Китайско-Восточную железную дорогу Японии (в 1916 г. в России была построена альтернативная железная дорога до Владивостока к северу от реки Амур) и оставил Маньчжоу-го.

В 1930-е гг. Япония осуществила крупные инвестиции в добычу маньчжурского угля и руд различных металлов, а также в создание различных отраслей промышленности. За 1929-1941 гг. в современных отраслях добавленная стоимость увеличилась более чем в 4 раза, а в добыче полезных ископаемых —в 3 раза. В 1945 г. на долю Маньчжурии приходилась половина объема производства современной продукции в Китае. В 1924" 1941 гг. средние темпы роста ВВП составляли 4,1% в год. При этом на долю сельского, лесного и рыбного хозяйства приходилась лишь треть ВВП. В 1945 г. в Маньчжоу-го находились свыше і млн японских граждан. Это были в основном чиновники, технические специалисты, административный, управленческий и контролирующий персонал. Около ю% японцев были заняты в сельском хозяйстве, примерно 45% в промышленности и 26% на государственной службе.

Маньчжоу-го была самой крупной из японских колоний. В 1941 г. ее население составляло 45 млн человек, проживавших на территории площадью 1,3 млн кв. км. Для сравнения: в то время в Корее численность населения достигла 24 млн человек (площадь 221 тыс. кв. км), а в Тайване —б млн человек (площадь 36 тыс. кв. км). Сахалин был больше по площади, чем Тайвань, но на этом острове проживали лишь 400 тыс. японцев. На подмандатных Японии островах Тихого океана (площадью 2 тыс. кв. км) численность коренного населения составляла 40 тыс. человек, в то время как японцев —юо тыс. человек. Площадь арендуемой Японией территории Квантунского полуострова достигала 3,5 тыс. кв. км. Численность населения са-

ТАБЛИЦА 3.17.

Сравнительные экономические результаты Японии и ее бывших колоний в 1820-2003 гг. (среднегодовой темп роста реального ВВП в сложных

процентах)

Страна

1820-1870

1870-1913

1913_1941

1941-1955

1955-1990

1990-2003

Япония

о,4

3,4

4,0

1,1

6,6

1,1

Корея

0,1

1,0

3,7

0,0

8,о

5,6

Маньчжоу-го

н/д

н/д

3,8а

н/д

н/д

н/д

Тайвань

1,6

4,5

2,1

8,4

5,1

Китай

-0,4

0,6

о,7Ь

1,2С

5,3

8,6

Индия

0,4

0,8

0,4

1,3

4,1

5,7

Индонезия

ід

2,0

2,5

-о,3

4,9

4,1

Великобритания

2,1

1,9

!,7

о,8

2,8

2,3

а1924-1941 гг.; Ь1913-1938 гг.; "1938-1955 гг.

Источники: Данные о Маньчжоу-го см. в работе Чжао (Chao 1979: 258); обновленные данные о других странах см. в работе Мэддисона (Maddison 2003).

мой Японии в то время составляла 74 млн человек (площадь 382 тыс. кв. км).

Японский колониализм значительно отличался от колониальной политики западных стран в Азии. В колониях проживало множество японцев. В них находились многочисленные воинские части и был установлен гораздо более жесткий полицейский надзор. Япония осуществляла крупные инвестиции в развитие промышленности на территории колоний (особенно в Корее и в Маньчжоу-го). На долю империи в целом приходилось около 40% объема торговли, и колониальное развитие было тесно связано с производственными планами японских компаний. Японские инвестиции имели большое значение для постколониаль- ного развития получивших независимость стран (табл. 3.17).

В 1913-1941 гг* годовые темпы роста ВВП Японии составляли 4%, что обусловило значительное сокращение отставания от западных стран по такому показателю, как подушевой ВВП. Из табл. 3.17 мы видим, что в рассматриваемый период японские колонии также росли значительно быстрее, чем другие азиатские страны и мировая экономика в целом.

Растущие империалистические амбиции, 1937-1945 гг. В июле 1937 г. Япония вторглась на север Китая и захватила Пекин и Тяньцзинь. Оказавший сопротивление Нанкин был взят в декабре того же года. Японские войска истребили юо тыс.

мирных жителей этого города. Армия китайского правительства отступила далеко на юго-запад страны, к Чунцину. Япония оккупировала большинство крупных городов и наиболее экономически благополучные области восточного Китая. В 1940 г. в Нанкине было создано марионеточное правительство Китая под руководством известного изменника родины Ван Цинвэя. Эта ситуация сохранялась в Китае до 1945 г*

В 1940 г. Япония заключила договор о союзе с Германией и вскоре после этого начала бурную кампанию по расширению своей азиатской империи за счет европейских колониалистов и США. В сентябре 1940 г. был оккупирован Вьетнам. В результате нанесенного в декабре 1941 г. упреждающего удара была потоплена часть Тихоокеанского флота США, разрушены аэродромы и портовые сооружения в Пёрл-Харборе. Тем самым временно, на два месяца, были подорваны силы американского военно- морского флота. Это позволило Японии ценой минимальных потерь захватить Гонконг, Малайю, Сингапур, Бирму, Индонезию, Филиппины, Новую Гвинею и Соломоновы острова.

Поражение и оккупация Японии, 1945-1952 гг. После ряда ожесточенных морских и воздушных сражений американские войска в августе 1943 г. начали вытеснять Японию с Соломоновых островов. К середине 1945 г. они захватили Филиппины, Окинаву и Марианские острова. Американцы оказались перед выбором: либо вторжение в Японию с Окинавы с использованием обычных вооруженных сил (предполагаемые потери і млн человек), либо атомная бомбардировка с аэродромов, расположенных на Марианских островах. Был выбран второй вариант действий. 6 августа 1945 г. атомная бомба была сброшена на Хиросиму, а 9 августа —на Нагасаки. После этого американские войска без боя оккупировали Японию, а их командующий генерал Макартур был наделен диктаторскими полномочиями по управлению страной до 1949 г*

Мирный договор между США и Японией был подписан только в 1952 г* И3 колоний в метрополию возвратились 5 млн беженцев. Вооруженные силы были распущены. Американцы инициировали реформу, в процессе которой была перераспределена одна треть земельного фонда. Крупнейшие бизнес- группы (дзайбацу) были разделены на самостоятельные компании (после завершения оккупации все вернулось на круги своя). В Японии была принята новая конституция, согласно которой полномочия императора были ограничены, и отменено пэрство.

Начало корейской войны означало, что ситуация изменилась в пользу Японии. Стимулом к экономическому развитию была уже война сама по себе. К тому же США были заинтересованы в том, чтобы стать гарантом обороны Японии и оказать помощь в восстановлении ее экономики. Япония превратилась в важнейшего союзника США в Азии.

В 1950-х гг. Япония продемонстрировала миру способность инициировать процесс беспрецедентно быстрого экономического роста. Она смогла обратить в свою пользу предоставляемые отставанием в развитии возможности двух видов: а) послевоенное восстановление и переключение ресурсов на мирные цели; б) возобновление начатых в 1868 г. усилий, направленных на достижение уровня развития наиболее передовых капиталистических стран.

Факторы сверхбыстрого роста Японии в iggo-igjo-х гг.

  1. Социальная и политическая стабильность. С этнической и лингвистической точек зрения население Японии было в высокой степени гомогенным, без каких-либо религиозных противоречий или иммиграции. По сравнению со средними для Азии показателями, японцы имели гораздо более высокий уровень образования. При этом образование действительно было всеобщим и равным. Созданные в компаниях профсоюзы и общая практика пожизненной занятости способствовали согласию на рынке труда. К тому же в течение последних 50 лет режим правления в Японии был однопартийным и достаточно эффективным.
  2. Полная демилитаризация. Очень низкие расходы на вооружение позволили использовать крупные средства для развития экономики. Это был значительно более крупный выигрыш, чем выгоды, полученные в период Мэйдзи после демонтажа «окаменевшей» за время сёгуната Токугава военной структуры. Военные расходы были сокращены с 25% ВВП едва ли не до нуля. Миллионы демобилизованных военнослужащих, работники оборонных предприятий, производивших боеприпасы, самолеты и корабли, а также те, кто вернулся в страну из бывших колоний, представляли собой квалифицированную и дисциплинированную рабочую силу, а также огромный резерв технических, управленческих и административных талантов. Для того чтобы перевести экономику на мирные рельсы и выйти на предвоенные уровни подушевого дохода потребовались годы (уровень 1941 г. был вновь достигнут лишь в 1956 г.). И лишь после этого началось чудо догоняющего развития, когда в течение 17 (до 1973 г.) лет подушевой доход возрастал на 8,3% в год.
  3. Количество и качество трудового «входа». Как и в большинстве стран, приобретших в течение нескольких столетий опыт интенсивного выращивания риса и сбора нескольких урожаев этой культуры в год, в Японии сложилась традиция тяжелого напряженного труда на протяжении многих часов, когда времени для продолжительного отдыха практически не оставалось. Благодаря относительно ограниченному приросту населения возрастная структура благоприятствовала высокой доле занятых в общей численности жителей страны. В 1950 г. средний уровень образования был близок к сложившемуся в то время в Западной Европе (в Японии — g,i года, в Великобритании— ю,8 лет, в Германии —ю,4 г°Даgt; во Франции —9,6 лет) и значительно превышал аналогичные показатели для азиатских стран (в Индии —1,4 года, в Китае —2,2 года, в Корее—3,4 года, на Тайване —3,6 года)[27]. За прошедшее с тех пор время уровень образования в Японии значительно вырос: в 2001 г. он составлял 16,6 лет (для сравнения: в Великобритании—15,5 лет). Это оказало огромное воздействие на успехи Японии в догоняющем росте. В год «процветания Дзимму» (1961 г.), когда ВВП увеличивался на 1% в месяц, мне довелось в течение месяца жить в Японии. Я посетил завод корпорации Sony, основанной Акио Моритой и Масару Ибукой (бывшими военно-морскими инженерами). На этом предприятии выпускались простые транзисторные радиоприемники, но все начальники его цехов имели степени докторов философии (по физике), а все рабочие —законченное среднее образование. Не меньшее впечатление, с точки зрения высочайшей эффективности, произвели на меня верфи корпорации Ishikawajima Harima, поездка на сверхскоростном пассажирском экспрессе из Токио в Киото, Банк Японии, Агентство экономического планирования, министерства образования и сельского хозяйства, в каждом из которых посетитель мог подробно поговорить с десятком бодрых, только что закончивших коллективную утреннюю гимнастику экономистов.
  4. Традиции бережливости и высокая склонность к сбережениям. ® 195°_1973 гг* объем основных производственных фондов в расчете на душу населения увеличивался на 8% в год. Динамика роста основного капитала подкреплялась высокой нормой личных сбережений и необыкновенно высокой способностью государства находить средства для осуществления инвестиций.
  5. Благоприятные возможности для входа на мировой рынок. Как союзник США, Япония пользовалась режимом наибольшего благоприятствования в торговле с Америкой, Западной Европой и на мировых рынках, достаточно рано присоединившись к ГАТТ. К тому же в 1961 г. она стала одним из государств — основателей ОЭСР. До середины 1970-х гг. сохранялся и весьма конкурентный курс иены. В 1950-1973 гг. объем экспорта Японии увеличивался более чем на 15% в год (по этому показателю ее опережали лишь Корея и Тайвань).

Резкое замедление темпов роста экономики Японии после 1973 г. В 1973“199°'х гг* темпы экономического роста Японии резко уменьшились. Если в предшествующей фазе сверхбыстрого роста подушевой ВВП увеличивался на 8,1% в год, то в рассматриваемый период он возрастал лишь на 3% в год. Это замедление было вызвано тем, что Японии удалось достичь уровня подушевого дохода, сравнимого с другими развитыми капиталистическими странами. Тем самым она полностью использовала важнейшее преимущество догоняющего развития. Вместе с тем показатель роста ВВП на 3% в год был более высоким, чем в то время демонстрировала группа стран с наиболее высоко развитыми экономиками- После 199° г* темпы роста японской экономики еще более замедлились. В 1990-2003 гг. имело место незначительное увеличение ВВП, на уровне менее 0,9% в год. По сравнению с 1973“х99° гг* существенно более низким стал и рост экспорта.

К сожалению, японцы испытывали завышенные ожидания относительно потенциала роста и прибыли. Высокие нормы инвестиций сохранялись и в конце 1980-х гг. На фондовом рынке Японии постепенно «надувался» огромный пузырь, высокими темпами росли цены на землю и жилье. Достигнув пика в 1989 г., через три года фондовый индекс снизился наполовину. Несмотря на постепенный рост, рекордного значения фондового индекса не удалось достичь и по сию пору. Не менее сильным был коллапс на рынке земли под жилищное строительство и на рынке жилья. Падение чистой стоимости семейных активов и прибылей бизнеса привело к резкому повышению дефляционных рисков. В 1995 г. Банк Японии снизил учетную ставку до 0,5% (сохранявшуюся на этом уровне до самого недавнего времени). Но, принимая решения о расходах и заимствованиях, потребители по-прежнему проявляли повышенную осторожность. Большинство деловых предприятий были признаны

РИС. 3.3. 			Сравнительные уровни подушевого ВВП в Японии и Великобритании в 1500-2030 гг.

РИС. 3.3.

Сравнительные уровни подушевого ВВП в Японии и Великобритании в 1500-2030 гг.

несостоятельными или прошли через процедуру банкротства. Многие банки обнаружили, что их активы не приносили должной отдачи.

Столкнувшись с очень слабым спросом и депрессивными ожиданиями, правительство Японии ответило на них резким увеличением государственных расходов и крупными бюджетными дефицитами[28]. Государство не позволило «спокойно умереть» оказавшимся на грани банкротства институтам, а предоставило им финансовую поддержку. Некоторое представление о переинвестировании в Японии позволяют получить приведенные в табл. 6.5 (глава 6) сравнительные данные о соотношениях промышленных основных фондов и выпуска в Японии (3,95), США (2,34) и Великобритании (1,75)*

После 15-летней стагнации мы наблюдаем признаки восстановления экономики Японии. Государство позволило банкам списать половину «плохих» долгов и приняло решение о приватизации почтовых сберегательных касс. Повышению производительности способствует деятельность иностранных инвесторов. Когда корпорация Nissan оказалась на грани банкротства, инвестиции Renault, взявшей на себя управление и маркетинг, позволили ей войти в число производителей автомобилей, демонстрирующих наиболее высокие в отрасли результаты деятельности. Многие японские фирмы отказались от традиционной политики пожизненной занятости и предприняли решительные действия по сокращению затрат и ускорению технологического развития. Вслед за повышением прибылей в 2005 г. значительно вырос и фондовый рынок Японии. Тем не менее в будущем темпы роста японской экономики будут, скорее всего, ниже, чем в странах Западной Европы (рис. 3*3)*

Трансформация Китая

В мировой перспективе Китай продемонстрировал исключительные экономические результаты. В 1300 г. это была ведущая, с точки зрения величины подушевого дохода, экономика мира. Китай обгонял Европу и по уровню развития технологии, и по степени интенсивности использования природных ресурсов, и по возможностям администрирования огромной по территории империей. Однако уже к 1500 г. Западная Европа превзошла Китай по величине реального дохода в расчете на душу населения, а также в технологической и научной сферах. Начиная с 1840-х гг. и до середины XX столетия в мире, в котором экономическое развитие приобрело устойчивый характер, результаты Китая действительно снижались (рис. 3.4). Но во второй половине века китайская экономика перешла на рельсы догоняющего развития, на которых она останется, как представляется, и в первой четверти XXI в. К 2030 г. по такому показателю, как подушевой доход, Китай, скорее всего, значительно превзойдет среднемировой уровень. Что касается объема ВВП, то к этому времени Китай, весьма вероятно, придет на смену США, крупнейшей в настоящее время экономике мира (рис. 3.5).

В Китае впервые в мире была создана система бюрократического государственного управления. В X в. у руля управления страной уже стояли профессионально подготовленные государственные служащие, набираемые на основе результатов эк-

РИС. 3.4. 			Сравнительные уровни подушевого ВВП в Китае и Великобритании в 1500-2030 гг.

РИС. 3.4.

Сравнительные уровни подушевого ВВП в Китае и Великобритании в 1500-2030 гг.

Источник: Maddison (2003) Источник: Maddison (2003)

РИС. 3.5. 			Сравнительные уровни ВВП Китая и США в 1500-2030 гг.

РИС. 3.5.

Сравнительные уровни ВВП Китая и США в 1500-2030 гг.

заменов на меритократической основе (т. е. исходя из способностей и заслуг человека). Как мы знаем из классических работ Конфуция, бюрократия является важнейшим инструментом достижения и поддержания социального и политического порядка в расположенном на огромной территории унитарном государстве. Бюрократия была избавлена от проблем во взаимодействиях с земельной аристократией, церковью, судебной властью, опальными интеллектуалами или городской буржуазией. Лишь время от времени у нее возникали противоречия с армией. Бюрократия использовала общий для всего Китая письменный язык. Система образования была снизу доверху пропитана конфуцианской идеологией. В сравнении с многоуровневыми системами государственного управления в феодальных Европе и Японии китайская бюрократия была довольно эффективной и не требовала слишком высоких затрат. Например, в эпоху правления в Японии рода Токугава численность членов домашних хозяйств сёгуна, даймё и самураев составляла около 6% от общей численности населения страны, в то время как в Китае численность членов имперского двора, бюрократии, военных и образованного дворянства, представлявших собой правящую элиту, составляла лишь 3% от общей численности населения. Доля налоговых платежей в ВВП в Китае не превышала 5%, в то время как в Японии она достигала 25%. В то же время китайская бюрократия имела возможность в несколько раз увеличить свои официальные доходы с помощью «обычных расходов» и неналоговых платежей. Дворянство в свою очередь получало рентный доход. Доходы китайской элиты в целом, вероятно, достигали 15% ВВП.

Более чем через тысячу лет инициатором приема на государственную гражданскую службу прошедших профессиональную подготовку кандидатов на основе имевшихся у них личных заслуг и способностей выступил император Франции Наполеон I. Однако европейским бюрократам никогда и не снился статус и власть, которыми наделялись образованные китайские государственные служащие. В каждой западноевропейской стране государственная власть была раздроблена между гораздо большим количеством противодействовавших сил. Европа состояла из граничивших друг с другом национальных государств, заинтересованных в многостороннем диалоге, поддерживавших тесные торговые отношения и относительно легко осуществляемый интеллектуальный обмен. Раздробленность Европы на различные государства стимулировала конкуренцию и инновации в гораздо большей степени, чем это было возможно в Китае.

Китайская бюрократия оказывала в высшей степени положительное влияние на развитие сельскохозяйственного производства. Подобно физиократам, китайские чиновники рассматривали этот сектор как ключевой для экономики источник прибавочного продукта, получаемого в форме налогов и обязательных платежей. Государство способствовало увеличению производства сельскохозяйственной продукции посредством строительства гидротехнических сооружений. Благодаря раннему изобретению книгопечатания (за 500 лет до того, как оно появилось в Европе) китайцы имели возможность сделать общедоступной информацию о передовых технических приемах посредством широкого ее распространения. Государство оказывало поддержку фермерам, переселявшимся в новые перспективные регионы. Для того чтобы смягчить последствия неурожаев в Китае была создана государственная система зернохранилищ. Китайское государство способствовало инновационной деятельности, побуждая крестьян к культивированию рано созревавших сортов, что позволяло собирать два или три урожая в год. Чиновники выступали инициаторами выращивания новых культур —чая во времена династии Тан, хлопка во времена династии Сун, сорго во времена династии Юань. Во времена империи Мин в Китае появились такие новые сельскохозяйственные культуры, как кукуруза, картофель, сладкий картофель, арахис и табак.

Недостаток сельскохозяйственных земель компенсировался интенсивным использованием труда, орошением и естественными удобрениями. Земля обрабатывалась непрерывно, без отдыха под паром. Потребность в фуражных культурах и пастбищных землях была минимальной. Китайцы разводили в основном домашнюю птицу и свиней, питавшихся пищевыми отходами. Потребление мяса крупного рогатого скота, молока и шерсти было незначительным. Увеличение белка в рационе питания достигалось посредством производства в мелких водных хозяйствах рыбы и уток. Более высокая продуктивность земли позволяла увеличить плотность расселения, сократить транспортные издержки, увеличить долю поступающей на рынок сельскохозяйственной продукции, высвободить рабочие руки для сельского ремесленного производства, для выпуска хлопчатобумажных тканей и изготовления из них комфортной и легко стирающейся одежды.

В период VIII—XIII вв. произошел важнейший сдвиг «центра тяжести» китайской экономики. В VIII в. три четверти населения проживали на севере страны, а ведущими зерновыми культурами были пшеница и просо. В конце XIII в., напротив, три четверти населения Китая жили к югу от реки Янцзы. В прошлом это была болотистая, малонаселенная территория. Однако строительство оросительных систем и использование раннеспелых культур означало создание идеальных условий для массового выращивания риса и увеличения подушевого дохода на одну треть. Впоследствии, начиная с XIII в. и до начала XIX столетия, Китаю удавалось поддерживать средний подушевой доход на более или менее постоянном уровне, несмотря на то что за рассматриваемый период население страны увеличилось в 4 раза. Наиболее наглядно его способность к экстенсивному росту была продемонстрирована в XVIII в., когда ВВП Китая увеличивался быстрее, чем в Западной Европе (при всем том, что в этом регионе подушевой доход вырос на одну пятую).

Однако во всех остальных, за исключением сельского хозяйства, сферах деятельности бюрократическая система несла с собой отрицательные последствия. Чиновники и связанные с ними мелкие дворяне относились к числу типичных искателей ренты. Их деятельность препятствовала возникновению торговой и промышленной буржуазии по европейскому образцу. В условиях недостаточной защищенности частной деятельности предпринимательство не имело под собой прочной основы. Любые обещавшие прибыль начинания немедленно оказывались под надзором чиновничества. Деятельность более крупных предприятий была ограничена государственными или общественными монополиями.

Воздействие Китая на мировую экономику. Один из самых ярких примеров отрицательного воздействия бюрократического регулирования на экономику —едва ли не полный отказ Китая от международной торговли в XV в. и последующее исчезновение высокоразвитого в прошлом судостроения.

Ввиду исторической важности этого самоустранения большой интерес представляет рассмотрение опыта Китая в XIII — начале XV в., когда эта страна была наиболее динамичной силой в азиатской торговле.

Воздействие Китая на мировую торговлю существенно возросло, когда империя Сун потеряла земли па севере страны и была вынуждена перенести свою столицу в Ханчжоу, расположенный к югу от Янцзы. Это был процветающий, плотно заселенный регион, основу сельскохозяйственного производства которого составляло выращивание риса. Продовольственное самообеспечение означало отсутствие необходимости поставок продуктов из отдаленных областей, что позволило правителям империи Сун намеренно разрушить плотины Великого канала.

В отличие от большинства китайских правителей, императоры из династии Чжао (империя Сун) в гораздо большей степени полагались на налоги, которыми облагалась коммерческая деятельности, и поощряли строительство портов и внешнюю торговлю. Важнейшим портом страны в то время был Цюаньчжоу, расположенный в боо км к северу от Кантона. В империи были созданы благоприятные условия для крупномасштабного производства в отрасли, специализирующейся на выпуске керамических изделий, и разработки новых товаров для внешнего рынка. Неудивительно, что печи для обжига керамики в Цзиндэчжэне (провинция Цзянси) работали в круглосуточном режиме.

Для того чтобы защитить Янцзы и прибрежные области от нападений монголов, в 1232 г. в Китае был создан профессиональный военно-морской флот. На кораблях, предназначенных для ведения боевых действий на Янцзы, уже устанавливались гребные колеса, приводимые в движение по педальному принципу и защищенные специальными пластинами. Они были вооружены мощными катапультами, позволявшими поражать вражеские суда тяжелыми камнями или пороховыми бомбами. После поражения империи Сун и прихода к власти династии Юань (1279-1368) в Китае значительно расширилось строительство судов для транспортировки зерна в Пекин, морских коммерческих перевозок в рамках торговли с азиатскими странами и для военно-морских операций. Была возобновлена сухопутная торговля по Шелковому пути с Европой и Средним Востоком. Кроме того, династия Юань в 1274 и в 1281 гг. предприняла две неудачные попытки морского вторжения в Японию. В первой из них участвовал флот из 900 кораблей. Во второй раз количество кораблей было еще больше, а общая численность сил вторжения составляла 250 тыс. солдат.

Как и во времена империи Сун, значительная часть купечества, торговавшего в эпоху правления династии Юань, были иммигрантами из различных частей мусульманского мира. Об этом говорят, в частности, наблюдения венецианца Марка Поло, посетившего Китай в последней четверти XIII в., и марокканца Ибн Баттуты, путешествовавшего по миру 50 лет спустя. Оба они оставили поразительные свидетельства о широкой международной торговле, которую вел в то время Китай.

В начале правления династии Мин (1368-1644) Китай предпринял ряд морских экспедиций в «Восточный» и «Западный» океаны. Инициатором этих походов был император Юнлэ, третий правитель из династии Мин (1402-1424). Это был узурпатор, поднявший бунт против своего племянника и лишивший его власти. Морские экспедиции должны были продемонстрировать могущество и богатство Китая, а также укрепить положение его нового правителя. Одновременно Юнлэ стремился распространить китайский сюзеренитет на возможно большие по своим размерам территории. Поскольку Корея уже была одной из постоянных сторон в китайской системе даннических отношений, Юнлэ в 1404 г, предпринял попытку закрепления аналогичного статуса за Японией. Подчиненное положение последней в отношении Китая сохранялось с небольшими перерывами вплоть до 1549 г* Система данничества предполагала первоначальный обмен «дарами». С китайской стороны это были, как правило, шелка, изделия, выполненные в стиле лаковой миниатюры, и фарфор. Другой стороне дозволялись менее ценные ответные «подарки».

Эти даннические отношения рассматривались как средство утверждения морального и культурного превосходства Китая, как инструмент цивилизаторского воздействия на варваров, сосредоточившихся на границах Поднебесной, и обеспечения безопасности страны. Правители Китая исходили из того, что ведущую роль в развитии и надзоре над торговыми отношениями должно играть государство. Следствием подобных воззрений стал запрет на частную торговлю. Основная идея заключалась не в создании колониальной империи, но в утверждении «мягкой» гегемонии Китая. Этот традиционный подход к взаимоотношениям Китая с внешним миром резко отличался от того, который был принят в монгольской династии, поставившей себе цель покорения мира. Вероятно, император Юнлэ ощущал необходимость восстановления более привлекательного образа китайской цивилизации.

В 14°5“1433 гг* семь организованных Китаем морских экспедиций осуществили дальние походы в «Западные» океаны. Командовал экспедициями адмирал Чжэн Хэ. Он с 15 лет служил при дворе сына императора и стал его товарищем по оружию. Чжэн Хэ был евнухом. В то время при имперском дворе Минг находились тысячи преданных верховному властителю евнухов, которые пользовались его доверием и рассматривались императорами этой династии как противовес бюрократии. Дело в том, что китайские чиновники считали пустой тратой денег морские экспедиции. Ведь перенос столицы империи Мин из Нанкина в Пекин и восстановление Великого канала требовали огромных средств. В связи с этим в стране были значительно увеличены налоги и введены специальные платежи для прибрежных провинций. Для того чтобы повысить доходы казны, император Юнлэ включил печатный станок, резко увеличив количество бумажных денег в обращении (табл. Зл8)* Последовавшая вслед

ТАБЛИЦА 3.18.

Обменные курсы бумажных денег и серебра в империи Мин в 1376-1540 гг.

Год

Официальный

Рыночный

1376

1,00

1,00

!397

0,07

1413

0,05

1426

0,0025

1540

0,0003

0,0001

Источник: Atwell in Twitchett and Mote (1998: 382).

за этим инфляция привела к исчезновению из частной экономики трансакций с использованием бумажных денег. Начиная с 1430-х гг. доминирующим средством обмена в ней становится серебро. Тем более что налоговые платежи принимались государством только в серебре.

При императоре Юнлэ военно-морской флот империи Мин включал 2700 патрульных и боевых кораблей, приписанных к сторожевым постам или островным базам, 400 крупных боевых кораблей, базировавшихся вблизи Нанкина, и 400 зерновых транспортов (см.: Needham 1971: 484). Для экспедиций Чжэн Хэ на верфях Лонгджинг, близ Нанкина, с семью очень крупными сухими доками были построены еще 317 кораблей. Самыми крупными кораблями, участвовавшими в экспедициях в «Западные» океаны, были так называемые корабли-сокровищницы. Один из них был флагманским кораблем Чжэн Хэ. Он имел гораздо большую грузоподъемность, чем каракка «Санта-Мария» Христофора Колумба. Длина китайского корабля составляла, согласно оценкам, 120-125 м, ширина —50 м, а осадка —12 м; «Санта-Мария» имела длину 34 м, ширину—7,9 м, осадку — 4 м (см.: Xi and Chalmers 2004).

Китайские корабли значительно отличались от европейских судов, использовавшихся для плавания в Индийском океане. Одной из специфических черт первых являлось большое количество мачт (9 на «кораблях-сокровищницах» и несколько меньшее количество на не столь крупных судах). Корабельные паруса были «прошиты» бамбуковыми рейками, что позволяло очень точно брать рифы (уменьшать площадь паруса, подбирая и стягивая его нижнюю часть). Когда паруса необходимо было свернуть, они немедленно собирались в «складки». В случае

ТАБЛИЦА 3.19.

Военно-морская дипломатия Китая: экспедиции в «Западные» и «Восточные» океаны в 1405-1433 гг.

Количество

Места, которые посетили экспедиции

Годы

Количество

кораблей

диции (включая военных)

в «Западных» океанах

в «Восточных» океанах

1405-1407

62 крупных, 255 малых

27 ООО

Кожикоде (Каликут)

Чампа, Ява, Суматра

1407-1409

небольшое

количество

н/д

Каликут и Коччи

Сиам, Суматра, Ява

1409-1411

30 ООО

Малакка, Коллам (Килон)

Суматра

Ч13-Ч15

63

29 ООО

Ормуз, Красное море, Мальдивские острова, Бенгалия

Чампа, Ява, Суматра

1417-1419

н/д

н/д

Ормуз, Аден, Могадишо, Малинди

Ява, острова Рюкю, Бруней

1421-1422

41

н/д

Аден, Восточная Африка

Суматра

1431-1433

юо

27500

Цейлон, Каликут, Аден, Ормуз, Джидда, Малинди

Вьетнам, Суматра, Ява, Малакка

Примечания и источник: Needham (1971); Levathes (1994)* Подробные официальные отчеты об этих путешествиях были уничтожены чиновниками, выступавшими против возобновления экспедиций. Приводимые сведения основываются на письменных свидетельствах участников экспедиций и позднейшей имперской истории.

если парус был поврежден, рейки ограничивали область прорыва. Крупные суда имели 15 и более водонепроницаемых отсеков. Поэтому частично поврежденное судно сохраняло плавучесть и могло быть отремонтировано прямо в море. Корабли имели до бо кубриков. По сравнению с европейскими моряками у китайцев были гораздо более комфортные условия пребывания на судне. В Европе водонепроницаемые отсеки впервые появились на английских кораблях лишь в 1795 г. (Ibid.)

В табл. 3.19 перечислены основные характеристики шести морских экспедиций, осуществленных во времена правления императора Юнлэ, и седьмой, которая была предпринята после его смерти. Целью первых трех экспедиций было посещение Индии и Островов пряностей, а последних трех —исследование восточного побережья Африки, Красного моря и Персидского залива. Поскольку флотилии включали в себя большое количество огромных по своим размерам кораблей, одна из задач китайских моряков состояла в том, чтобы произвести впечатление на правителей стран, в которых они побывали с визитами. Китайцы руководствовались мирными намерениями, но вооружение кораблей и численность моряков позволяли отразить любое нападение на флотилию (за время экспедиций произошло три таких инцидента).

Важнейшая цель этих вояжей заключалась в установлении добрососедских отношений с различными странами посредством передачи даров от правителей и сопровождении послов или правителей в Китай или из Поднебесной. Экспедиции не преследовали ни торговых, ни военных целей. Их участники были заняты, в частности, поиском новых растений, которые могли бы использоваться в медицинских целях. Вот почему численность врачей в экспедиции достигала 180 человек. Большой интерес проявлялся к неизвестным в Китае африканским животным. Благодаря морским экспедициям жители Поднебесной познакомились со страусами, жирафами, зебрами, слоновой костью и носорожьими рогами. Однако это была лишь экзотика. Международный обмен образцами флоры и фауны был далеко не столь значительным, как после знакомства европейцев с Америкой.

Во время седьмого путешествия командующий флотилией адмирал Чжэн Хэ умер, и морская дипломатия лишилась поддержки китайских властей. Расширение даннических отношений Китая с расположенными в «Западных» океанах странами никак не отразилось на безопасности его границ. Более того, морские экспедиции привели лишь к обострению ситуации с налоговым и денежным кризисом. Меритократическая бюрократия Китая всегда выступала против этих экспедиций, осуществлявшихся в соответствии с интересами евнухов. Поэтому морские походы были прекращены, а официальные отчеты о них —уничтожены. Фокус внимания переместился на обеспечение безопасности новой северной столицы Китая от потенциальных вторжений с территории Монголии или Маньчжурии. Поставки продовольствия в новую столицу были гарантированы благодаря Великому каналу, в 1415 г. вновь открытому на всем его протяжении. Длина канала составляла 2300 км, что сопоставимо с расстоянием от Парижа до Стамбула. После строительства новых шлюзов Великий канал функционировал лучше, чем когда-либо прежде, и его можно было использовать круглый год. Китай получил возможность отказаться от транспортировки зерна в столицу морем. На смену морским судам пришли ходившие по каналу баржи. Таким образом, проблема защиты морского побережья страны утратила былую остроту.

Конец океанской дипломатии означал исчезновение потребности в «кораблях-сокровищницах». Одновременно возникла возможность сокращения флота, ответственного за береговую оборону. К 1474 г. количество входивших в него кораблей уменьшилось с 400 до 140 единиц. Большинство верфей было закрыто. Значительная часть моряков была отправлена в отставку. Даннические соглашения со странами «Восточного» океана (Бирма, Непал, Сиам, Индокитай и острова Рюкю) сохраняли свою силу. Наряду с этим продолжал действовать и запрет на частную торговлю. Более того, был введен запрет на строительство и использование морских джонок с более чем двумя мачтами.

Располагая более совершенной морской технологией, чем Европа, Китай, тем не менее, повернулся спиной к мировой экономике. На протяжении длительных периодов во времена правления династий Мин и Цин Китай фактически не вел торговли с зарубежными странами. Следствием такого добровольного «выключения» стало развитие в крупных масштабах незаконной частной торговли и пиратства. Основными бенефициарами запрета стали китайские и японские морские разбойники, а также португальцы, получившие в 1557 г. разрешение на создание собственной базы в Макао, права на которую они сохраняли до 1999 г* В XVII в. голландцы попытались вытеснить португальцев с Макао, но потерпели неудачу и в 1661 г. были вынуждены оставить Тайвань.

Презрительное отношение китайцев к Западу и его последствия. Неспособность Китая вплоть до середины XX в. адекватно ответить на технологический вызов Запада была обусловлена в первую очередь и в основном идеологией, стереотипами мышления и системой образования, соответствовавшими этноцентричному мировоззрению бюрократии, безразличной к любым разработкам, сделанным вне пределов Поднебесной. Например, в Пекине в течение приблизительно двух веков постоянно присутствовали ученые из числа иезуитов. Некоторые из них, и в частности Маттео Риччи, Иоганн Шаль и Фердинанд Вербист, поддерживали близкие контакты с представителями правящих кругов. Однако китайская элита не проявляла особого любопытства к интеллектуальным или научным достижениям Запада. В конце XVIII в. лорд Макартни провел при дворе китайского императора целый год, дожидаясь возможности вручить ему боо различных подарков от короля Георга III. Дары включали модель Солнечной системы, глобусы, математические приборы, хронометры, телескопы, измерительные инструменты, зеркала, изделия из меди и другие разнообразные вещицы. После преподнесения этих даров императору Цяньлуну последовал официальный ответ: «Мы не нуждаемся ни в чем из представленного... Мы никогда не придавали большого значения необычным или искусно изготовленным вещам. Мы не нуждаемся ни в чем из того, что было изготовлено в вашей стране». Эти глубоко укоренившиеся ментальные установки способствовали тому, что Китай и не пытался перенять хоть что-то полезное из протокапиталистических достижений Запада в 1500-1800 гг. Та же самая причина обусловила игнорирование Китаем возможностей участия в гораздо более динамичном процессе экономического роста в последующие десятилетия. Первые китайские посольства или зарубежные миссии стали появляться в Европе и других странах мира лишь после 1877 г.

В 1820-1950 гг. мировая экономика добилась огромного прогресса, какие бы критерии его измерения мы ни использовали. Мировой продукт увеличился в 8 раз, а мировой доход в расчете на душу населения —в 2,6 раза. В США подушевой доход возрос в 8 раз, в Европе — в 4 раза, в Японии — в 3 раза. В других азиатских странах, за исключением Японии, экономический прогресс оставался весьма скромным, однако только в Китае произошло снижение продукта в расчете на душу населения. Доля Китая в мировом ВВП снизилась с одной трети до одной двадцатой. Реальный подушевой доход китайцев снизился с 90% от среднемирового уровня до 20%. Большинство азиатских стран столкнулось примерно с теми же проблемами, что и Китай. Имеются в виду местные институты, препятствовавшие модернизации, и зарубежное колониальное присутствие. Наиболее острыми эти проблемы оказались в Китае, что помогает объяснить в высшей степени разочаровывающие экономические результаты этой страны.

Внутренние силы, подрывавшие режим правления маньчжуров. Перерыв в поступательном развитии Китая был вызван внутренними причинами и зарубежным вмешательством. Внутренние конфликты привели к огромным потерям с точки зрения численности населения и экономического благосостояния (табл. 3.20). Восстание тайпинов (1850-1864 гг.) охватило более половины провинций Китая и нанесло огромный ущерб его наиболее богатым областям. В начале 1890-х гг. в пяти самых пострадавших от него провинциях численность населения была меньше, чем в 1820-х гг. К тому же значительная часть этих провинций оказалась в зоне затопления, которая образовалась в 1855 г. в результате разлива реки Хуанхэ (Желтой реки). Вышедшая из берегов река (одной из причин этого было пренебрежение государ-

ТАБЛИЦА 3.20.

Изменение численности населения китайских провинций в 1819-1953 гг., млн чел.

Китайские провинции

1819

1893

1953

Провинции, ставшие основной ареной восстания тайпинов3

153.9

101,8

145,3

Провинции, в которых происходили мусульманские восстания*1

4ПЗ

26,8

43П

Десять собственно китайских провинций0

175.6

*49$

338,6

Три маньчжурские провинции4

а,о

54

4Ь7

Синьцзян, Монголия, Тибет, Нинся, Цинхай

64

11,8

14,0

Всего

379.4

38б,7

582,7

а Аньхой, Чжэцзян, Хубэй, Цзяньси, Цзянсу. ъ Ганьсу, Шэньси, Шаньси. сФуцзянь, Хэнань, Хэбэй, Хунань, Гуанси, Гуандун, Гуйчжоу, Шаньдун, Сычуань, Юньнань. dХэйлунцзян, Гирин, Ляонин.

Источник: Maddison (1998: 47).

ства работами по созданию оросительных систем) буквально опустошила провинции Аньхой и Цзянсу. В прошлом Хуанхэ несла свои воды в море по иному руслу, сливаясь с рекой Хуайхэ. Но после 1855 г. русло Желтой реки переместилось почти на 400 км к северу. Теперь от Кайфына Хуанхэ протекала уже через Шаньдун- ский полуостров. Провинции Шэньси, Ганьсу и Синьцзян были аренами мусульманских восстаний. В 1860-1870-х гг. население этих регионов подвергалось жестоким репрессиям. В республиканскую эру в Китае в течение двух десятилетий (1927-1949 гг.) продолжалась гражданская война между вооруженными сторонниками партии Гоминьдан под командованием Чан Кайши и возглавляемыми Мао Цзэдуном коммунистами.

Роль КОЛОНИАЛЬНОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ДЕЛА КИТАЯ. Ко- лониальное проникновение в Китай началось с захвата Гонконга английскими канонерками в 1842 г. Непосредственная причина этой операции — обеспечение беспрепятственного доступа англичан в Кантон для обмена индийского опиума на китайский чай. Во время второго англо-французского вторжения в Китай в 1858-1860 гг. был разрушен летний дворец императора в Пекине. Заключенный впоследствии договор предусматривал открытый доступ иностранцев во внутренний Китай через Янцзы и огромную сеть внутренних водных путей, выходивших на открытую местность в районе Шанхая.

Это была эра фритредерского империализма. Со стороны Запада торговлю вели индивидуальные фирмы, а не компании-монополисты. В этом состояло принципиальное отличие нового времени от враждебных и взаимно ограничивающих режимов ведения операций в эпоху торгового капитализма. Заключение Англией и Францией договора Кобдена-Шевалье означало устранение барьеров в европейской коммерции на основе режима наибольшего благоприятствования для тех или иных государств. Европейские страны достигли соглашения о применении аналогичного принципа и в договорах, заключавшихся с Китаем. В связи с этим перед началом Первой мировой войны аналогичные торговые привилегии получили еще 12 европейских стран, Япония, США и 3 латиноамериканских государства.

Эти неравноправные договоры навязали Китаю использование низких тарифных барьеров, узаконили торговлю опиумом. Кроме того, иностранцы получили права экстерриториальности и консульские юрисдикции в 92 портах, открытых для торговли в 1842-1917 гг. Некоторые из этих открытых «портов» находились за тысячи километров от моря (Харбин расположен в самом сердце Маньчжурии, Чунцин —в 1400 км вверх по Янцзы). Англия, Франция, Германия, Япония и Россия получили в «аренду» огромные участки китайской территории. Для того чтобы отслеживать соблюдение Китаем своих обязательств в отношении низких тарифов, была создана морская таможенная инспекция (на должность генерального инспектора был назначен сэр Роберт Харт, занимавший ее в 1861-1908 гг.). Этому органу был поручен и сбор таможенных платежей в интересах китайского правительства. Значительная часть доходов направлялась на уплату «контрибуций», предназначенных для компенсации затрат, которые страны-колониалисты понесли во время войн с Китаем. Система «договорных портов» просуществовала до 1943 г.

Вдобавок к этим неравноправным «портовым» соглашениям Китай понес крупные территориальные потери. К тому же была разрушена его сеть даннических государств. В i860 г. Китай уступил России 82 млн га земли, включая протяженный участок на тихоокеанском побережье, где впоследствии был построен новый порт Владивосток. В 1860-х гг. в состав Российской империи вошли Ташкентское, Бухарское, Самаркандское, Хивинское и Кокандское ханства. В 1882 г. Япония получила острова Рюкю. В 1885 г. под протекторат Франции был передан Индокитай, а через год англичане получили Бирму. В 1895 г. Японии отошел и остров Тайвань. К тому же Страна восходящего солнца получила протекторат над Кореей. В 1911 г. была провозглашена независимость Тибета и осуществлена депортация китайского населения. В 1915 г. под протекторат России была передана Внутренняя Монголия. В 1931-1933 гг* Япония захватила принадлежавшие Китаю маньчжурские провинции и Жэхэ, на территории которых было создано марионеточное государство Маньчжоу-го. Реакция маньчжуров на это вмешательство была невнятной и неэффективной. Движение китайского сопротивления началось только после нападения японцев в 1937 г*

Центром многостороннего колониального режима были международные поселения в Шанхае. Первыми участок для строительства к северу от «туземного города» в 1843 г* закрепили за собой англичане. Впоследствии рядом с ним вдоль берега реки Хуанпу напротив Пудуна начали строительство французы, немцы, итальянцы, японцы и американцы. На выделенных различным странам участках колониальные власти возводили штаб-квартиры компаний, крикетный клуб, загородные и теннисные клубы, бассейны, ипподромы, гольф-клуб, кинотеатры, церкви, школы, гостиницы, больницы, кабаре, публичные дома, бары, консульства и полицейские участки. Во многом аналогичные, но не столь крупные поселения были созданы в Тяньцзине и Ухани. Свободный доступ в эти сегрегированные поселения из числа местных китайцев имели только те, кто был слугами у приезжих господ.

Основными получателями выгод, связанных с брендом фри- тредерского империализма и экстерриториальными привилегиями, были иностранцы. Открытые порты представляли собой блистающие островки современности, однако остальные китайские города оставались на прежнем уровне развития. В некоторых из них сохранялось множество лежащих в руинах зданий, разрушенных еще во время массового тайпинского восстания 1850-1864 гг. Открытие экономики не оказало сколько-нибудь существенного воздействия на развитие китайского сельского хозяйства.

Продолжающееся быстрое развитие открытых портов и свобода в организации производства в Китае, предоставленная иностранцам в 1895 г*? внесли огромный вклад в рост современного сектора экономики, в который входили железнодорожный транспорт, банковский сектор, коммерция, промышленное производство и добыча полезных ископаемых. Одновременно происходил постепенный рост китайского капитализма, основным источником которого были компрадоры-посредники, осуществлявшие свою деятельность главным образом в открытых портах. Не следует забывать и о притоке в страну капитала, источником которого была деятельность проживавших за рубежом китайцев, в прошлом эмигрировавших в другие азиатские страны.

Доля экспорта в китайском ВВП была мизерной (0,7% ВВВ в 1870 г., 1,2% ВВП в 1913 г.), что гораздо меньше, чем в Индии, Индонезии и Японии.

В 1928 г. Китай возвратил себе тарифную автономию. Одновременно он добился ослабления некоторых ограничений своего суверенитета в открытых портах. В первой половине XX в. Китай столкнулся со значительным дефицитом во внешней торговле, в то время как Индия и Индонезия, например, имели положительное сальдо. Часть дефицита покрывалась денежными переводами, которые 9 млн проживавших за рубежом китайцев регулярно отправляли своим семьям. В 1930-х гг. вслед за девальвацией в США (1932 г.) произошел значительный отток серебра из страны. И поэтому в 1935 г. Китай перешел от серебряных к бумажным деньгам.

Начиная с i860 гг. наиболее динамично, с точки зрения экономики, развивавшимися регионами Китая были Шанхай и Маньчжурия. Во времена правления династии Цин Маньчжурия была закрыта для этнических китайцев вплоть до i860 г. Необходимость в заселении региона ханьцами (китайцами) возникла лишь после того, как Китай был вынужден уступить малонаселенную территорию к северу от Амура России. В 1860- 1930 гг. население Маньчжурии увеличилось в ю раз с 3,3 млн человек до 31,3 млн человек (см. обсуждение опыта Маньчжурии выше, в разделе о Японии).

Рост значения Шанхая во многом определялся его местоположением, своего рода входом в огромную систему внутренних водных путей Китая.

Общая протяженность внутренних водных путей, пригодных для едва ли не круглогодичной навигации на джонках, составляла около 30 тыс. миль. Сюда же следует добавить каналы или искусственные водные пути, проложенные в дельте, протяженностью около 500 тыс. миль. Неудивительно, что в 1865-1936 гг. в Шанхае обрабатывалось 45-65% всего объема внешней торговли Китая (Eckstein et al. 1968: 60-61).

Уже в 1840 г., во времена правления династии Цин, это был важнейший морской порт. В то время численность население Шанхая достигла 230 тыс. человек. К 1938 г Шанхай стал крупнейшим городом Китая с населением 3,6 млн человек. Сегодня в городе насчитывается 16 млн жителей.

Через семь десятилетий после начала крупных внутренних волнений и унизительного иностранного вмешательства империя Цин потерпела крах. Бюрократическая элита из числа мелкопоместного дворянства продемонстрировала неспособность к проведению важнейших реформ или осуществлению модернизации в силу своей глубочайшей консервативной привязанности к существовавшей на протяжении тысячи лет форме правления, от которой зависели и привилегии, и статус чиновников. После уничтожения империи в течение почти четырех десятилетий политическая власть была узурпирована военными. Последним пришлось иметь дело с еще более жестокими гражданскими войнами и отражать еще более серьезную иностранную агрессию, чем правителям из династии Цин. Новые импульсы к экономическим изменениям практически отсутствовали, а пятиярусная политическая структура гоминьданов- ского правительства была отнюдь не демократической. Страна избавилась от колониализма в форме открытых портов только в 1943 г.[29] Ограниченная модернизация экономики была осуществлена лишь в открытых портах и в Маньчжурии, куда проникли иностранные капиталистические предприятия и где удалось пробиться росткам китайского капитализма.

Экономические результаты маоистского периода развития Китая в 1949-1978 гг. Образование в Китае народной республики означало, что политическая элита страны столкнулась с резкими изменениями, повлекшими за собой, в частности, и переход на иной способ государственного управления. Был установлен гораздо более высокий уровень централизованного контроля, чем во времена империи Цин или в период правления Гоминьдана. Он распространялся сверху донизу, вплоть до самых нижних уровней власти, охватывая и рабочие места, и крестьянские, и домашние хозяйства. Коммунистическая партия отличалась высокой дисциплиной и пристально следила за деятельностью бюрократического аппарата. Армия была тесно интегрирована в систему государственного управления. Пропаганда политики государства и его идеологии осуществлялась посредством массовых движений под контролем партии. Частная собственность земельных владельцев местных и иностранных капиталистов была ликвидирована посредством ее экспроприации государством. В Китае была построена командная экономика по советскому образцу.

ВСТАВКА 3.1.

Постепенный выход Китая из международной изоляции

(1949-2001 гг.)

Октябрь 1949 г. Создание Китайской Народной Республики. Установление дипломатических отношений с Бирмой, Индией и коммунистическими странами. Афганистан, Дания, Финляндия, Израиль, Норвегия, Пакистан и Великобритания признали КНР в 195° г-

Февраль i960 г. СССР соглашается на предоставление КНР финансовой и технической помощи. Объем кредитов достиг 1,4 млрд долл., количество технических специалистов, направленных на работу в Китай,— ю тыс. человек. Китай признал независимость Внутренней Монголии, согласился на совместное с СССР управление железными дорогами в Маньчжурии, создание военных баз в Порт-Артуре и Дальнем, а также создание советских горнодобывающих предприятий в Синьцзяне.

25 июня 1950 г. Вторжение северокорейской армии на юг полуострова и продвижение вглубь страны к Пусану.

27 июня 1950 г. СШ А отказались от нейтралитета в отношении Тайваня, направив к острову корабли своего 7-го флота.

Октябрь і95о г. Китай направляет добровольцев (в конечном итоге их количество достигло 700 тыс. человек) в Северную Корею. Они должны помочь оттеснить силы ООН, продвинувшиеся в направлении китайской границы на реке Ялуцзян.

1950-1951 гг. Китай захватывает Тибет.

Июль 1953 г. Прекращение военных действий в Корее.

1954 г. Индия отказывается от выдвигавшихся Великобританией требований об экстерриториальности Тибета.

195 8 г. Китай выступает с угрозами Тайваню. Инциденты на островах Кэ- мое и Мацзу. Н. С. Хрущев отказывается от предоставления помощи в создании атомного оружия.

После сотни лет уступок или подчинения другим государством, после иностранных интервенций новая власть воспринималась как защитник национальной целостности Китая, готовый использовать любые средства для отстаивания интересов своей страны, действуя в условиях минимальных связей с мировой экономикой. Большую часть маоистского периода развития Китай поддерживал лишь самые необходимые контакты с внешним миром. В 1952_1973 гг* в США действовало полное эмбарго на торговлю с Китаем, поездки в эту страну и финансовые трансакции с ней. Начиная с i960 г. аналогичной политики в отношении Китая придерживался СССР.

195 9 г. Восстание в Тибете, Далай-лама бежал в Индиго.              »

i960 г. СССР отзывает советских специалистов и отказывается от завершения уже начатых проектов.

1962 г. Пограничный конфликт с Индией, поводом для которого стало строительство Китаем на территории Аксайчина участка шоссе, соединявшего Синьцзян и Тибет.

1964 г. Испытания первой китайской атомной бомбы; водородная бомба прошла испытания в 1969 г.

1963-1969 гг. Пограничные конфликты с СССР в Маньчжурии. Китай поднимает вопрос о легитимности советско-китайской границы в Маньчжурии и Синьцзяне.

Апрель 1971 г. США снимает эмбарго на торговлю с Китаем.

Октябрь 1971 г. КНР вступает в ООН, Тайвань лишается места в этой организации.

Февраль 1972 г. Визит президента США Р. Никсона в Китай.

Сентябрь 1972 г. Визит премьер-министра Танаки позволяет Китаю нормализовать отношения с Японией.

1973 г. США и КНР устанавливают дипломатические отношения de facto.

Декабрь 1978 г. США официально устанавливают дипломатические отношения с КНР и разрывают их с Тайванем.

Февраль-март 1979 г. Пограничная война с Вьетнамом после изгнания этнических китайцев и вторжения в Камбоджу с целью свержения режима «красных кхмеров».

1980 г, Китай становится членом Всемирного банка и МВФ и в 1986 г. вступает в Азиатский банк развития.

1997 г. Возвращение Китаю Гонконга; возвращение Китаю Макао в 1999 г*

2001 г. Китай принимают во Всемирную торговую организацию.

Источник: MacFarquhar and Fairbank (1987 and 1991).

В маоистсткую эру эти политические изменения сопровождались весьма значительными издержками, что означало сокращение отдачи усилий, направленных на развитие страны. Китайский вариант коммунизма предусматривал осуществление рискованных крупномасштабных экспериментов. Во время «большого скачка» (1958-1960 гг.) нанесенные китайцами самим себе «раны» привели экономическую и политическую систему Китая на грань краха. Еще одним глубоким потрясением для политической системы и системы образования стала «культурная революция» (1966-1976 гг.). Распределение ресурсов было в высшей степени неэффективным. Экономический рост Китая был более медленным не только по сравнению с другими коммунистическими странами, но и по сравнению со среднемировыми показателями. И тем не менее достигнутые экономические результаты означали существенный шаг вперед. За 19552— 1978 гг. ВВП Китая вырос в 3 раза, реальный продукт в расчете на душу населения — более чем на 8о%, а производительность труда —на 6о%. Значительно изменилась и структура экономики. В 1952 г. доля промышленности в ВВП Китая составляла лишь одну шестую от доли сельского хозяйства. В 1978 г. доля промышленности уже превысила долю сельскохозяйственного производства. Этот результат был достигнут, несмотря на политическую и экономическую изоляцию Китая, враждебные отношения с США и СССР, а также войны с Южной Кореей и Индией.

Реформы в Китае после 1978 г. В начале этого периода произошел важнейший политический сдвиг по направлению к прагматичному реформизму, в основу которого были положены смягчение централизованного политического контроля и значительная модификация экономической системы. Благодаря этим изменениям Китай встал на путь устойчивого развития и существенного ускорения экономического роста. В 1978- 2003 гг. темпы роста ВВП составляли 7,9% в год* Одновременно замедлился рост численности населения, и темпы роста реального дохода достигли 6,6% в год. Темпы развития Китая были более быстрыми, чем в любой другой азиатской стране. Важнейшим фактором были исключительно высокая доля инвестиций в ВВП и их ускоренный рост (табл. З*21)*

Другой важнейшей причиной ускоренного роста было повышение эффективности распределения ресурсов в экономике. Коллективные хозяйства в агросфере были упразднены, и решения относительно производства стали принимать, как и прежде, индивидуальные крестьянские хозяйства. Деятельность частных лиц и малых предприятий в промышленности и сфе-

ТАБЛИЦА 3.21.

Доли инвестиций в основной капитал в ВВП различных стран мира по текущим ценам, %

Страна

1978-1989

1990-1999

2000-2003

Китай

29,0

33gt;3

38.5

Индия

20,2

22,2

22,7

Индонезия

33*4

26,4

19gt;4

Япония

29,5

25gt;о

Гонконг

26,9

29gt;3

26,3

Малайзия

*9»6

Збgt;1

24,0

Сингапур

39’5

35,4

27gt;3

Южная Корея

29gt;5

35,6

29’9

Тайвань

з$gt;4

22,9

19,4

Таиланд

28,0

36,8

23.0

СССР/Россия

28,7

18,0*

18,0

США

19.3

17^5

18,8

* 1995-1999 гг-

Источники: Данные по Китаю взяты из China Statistical Yearbook 2005, China Statistics Press, Beijing, pp. 63-64.              "

Данные по Японии, Корее и США —из National Accounts for OECD Countries, vol. 1, Main Aggregates, 1993-2004,

Paris, 2006, за 1978-1992 гг.—из издания 1999 г. Данные об Индонезии предоставлены Пьером ван дер Энгом (оценки национальных счетов). Данные о других странах Азии взяты из Asian Development Bank, Key Indicators of Developing Asian and Pacific Countries, 1999 and 2005 editions. Данные о СССР за 1978-1989 гг.—Maddison (1998), о России — Госкомстат.

ре услуг была освобождена от контроля со стороны правительства, после чего и первые, и вторые продемонстрировали гораздо более высокие темпы роста результатов деятельности, чем государственный сектор. Значительно возросла роль внешней торговли и иностранных инвестиций. Эти изменения означали усиление рыночных сил и способствовали знакомству потребителей с множеством разнообразных новых товаров.

Новая экономическая политика была самостоятельно разработана в Китае и не имела ничего общего с предписаниями относительно «перехода», предлагавшимися СССР на основе собственного опыта. Особенно впечатляет контраст между результатами КНР и СССР в период реформ. Если экономика Китая развивалась высокими темпами, то советская экономика потерпела крах, что привело к распаду СССР. В 1978 г. подушевой доход в КНР составлял 15% от аналогичного показателя для бывшего СССР. В 2003 г. доход на душу населения в Китае увеличился до 89% от российского.

Период осуществления китайских реформ пришелся на время значительного ослабления международной напряженности. Существенно улучшились и геополитические позиции Китая, и его международное положение, и его рычаги воздействия на другие страны. Китай стал второй по величине экономикой мира, не очень значительно опередив Японию, но оставив далеко позади себя страны бывшего СССР. Китай мирным путем добился возвращения Гонконга и Макаои объявил о переходе к политике «двух систем». Ее цель заключается в поиске решений, способных убедить вернуться в общенациональное поле Тайвань.

После 1978 г. Китай отказался от монополии государства на внешнюю торговлю и от автаркической политики полного самообеспечения. Произошла децентрализация процесса принятия решений о внешней торговле. Девальвация юаня способствовала значительному повышению конкурентоспособности китайской продукции. В стране были созданы особые промышленные зоны, функционировавшие как области свободной торговли. Следствием повышения роли рыночных сил стали появление и развитие конкуренции, улучшение распределения ресурсов и возрастание степени удовлетворенности потребителей. Благодаря международной торговле (табл. 3.22), потокам прямых инвестиций и новым возможностям для учебы и поездок в другие страны, а также устранению барьеров, препятствующих посещению страны иностранными гражданами, взаимодействие Китая с мировой экономикой стало гораздо более широким и интенсивным. К 1998 г. по такому показателю, как объем накопленных прямых иностранных инвестиций, КНР опережала любую другую страну мира, за исключением США и Великобритании. В то же самое время Китай благоразумно сохранял контроль над другими, более волатильными типами международного движения капитала. Хотя процесс вступления КНР во Всемирную торговую организацию занял 15 лет, сегодня по объему экспорта страна занимает третье место в мире.

Китаю еще предстоит решить целый ряд ключевых проблем. Весьма значительными остаются разрывы в уровнях развития регионов страны. Например, средний доход домохозяйства в Шанхае в 8 раз превышает аналогичный показатель в Гуйчжоу, беднейшей провинции КНР. Одной из важнейших причин недовольства жителей Китая являются значительные различия в доходах городского и сельского населения, неравенство возможностей в сферах образования, здравоохранения и занятости.

ТАБЛИЦА 3.22.

Выраженный в постоянных ценах товарный экспорт некоторых западных и азиатских стран в 1870-2003 гг., млн долл. 1990 г.

Страна

1870

1913

1929

‘95°

1973

2003

8 азиатских стран, всего

5243

17 266

24 294

gt;9 757

145412

і 547 589

Япония

51

1684

4343

3538

95 i°5

402 861

Китай

1398

4197

6262

6339

її 679

453 734

Индия

3466

9480

8209

5489

9679

86 097

Индонезия

172

989

2609

2254

9605

70320

Южная Корея

6

171

1292

112

7894

299 578

Филиппины

55

180

678

697

2608

27892

Тайвань

7

70

261

l8o

57б!

134 884

Таиланд

88

495

640

1148

3081

72 233

4 страны Запада, всего

25 005

108 036

114 026

112489

567 55°

2311 917

Франция

3512

11 292

16 боо

16 848

104 l6l

404 077

Германия

6761

38 200

35068

13 179

194 171

785 035

Великобритания

12 237

39 348

З1 99°

39 348

94 670

321 021

США

2495

19 19б

30368

43 114

174 548

801 784

Примечания и источник: Данные за 1870-1973 гг.—Maddison (2001: 361). Данные по Японии и западным странам обновлены в соответствии с OECD Economic Outlook

  1. и (2001), а также изданием МВФ International Financial Statistics. Данные по другим азиатским странам приведены по изданию Азиатского банка развития Key Indicators (2005). Данные по Тайваню за 1870-1913 гг. приведены по: Но (1978: 379~3^°)- Дан‘ ные по Корее за 1900-1913 гг. приводятся по: Maddison (1989: 140); предполагается, что объем экспорта за 1870-1900 гг. был таким же, как и объем японского экспорта. В 1973 г. объем экспорта Гонконга в долларах 1990 г. составил ю 379 млн долл., в 2003 г. — 240 813 млн долл.

В Китае сохраняется такое наследие маоистского периода, как крупные государственные промышленные предприятия. Большинство из них относится к числу убыточных. Эти предприятия продолжают свою деятельность благодаря государственным субсидиям и неплатежам по кредитам, которые вынуждены предоставлять им государственные банки. Впрочем, относительное значение государственных предприятий существенно снизилось. Если в 1992 г. в государственном секторе промышленности было занято 45 млн человек, то к 2005 г. этот показатель снизился до ю млн человек.

Еще одной проблемой является большой объем просроченных кредитов в банковском секторе. Последний в значительной степени контролируется государством, которое не самым эф-

ТАБЛИЦА 3.23.

Сравнительная динамика дохода и экспорта азиатских и западных стран в 1950-2003 гг. (среднегодовые совокупные темпы роста)

Страна

Подушевой ВВП

Объем экспорта

1950-ТО

1973-1990 199°-

со

о і

О 1

1950-1973

1973-1990

1990-2003

Япония

8,1

З.о

0,9

15.3

6,7

2,6

Китай

а,8

4,8

7.5

2.7

ю,3

16,5

Индия

М

2,6

3.9

2.5

3.7

12,8

Индонезия

я,б

3.1

2,6

6.5

6,0

8,1

Ю. Корея

5.8

6,8

4,7

20,3

13.2

12,5

Филиппины

а,7

°.7

1,0

5.9

6,9

10,0

Таиланд

3.7

5.5

3.4

4.9

11,5

5,5

Тайвань

в,7

5.3

4.3

16,3

12,6

9,2

Гонконг

5.3

5.5

2,1

0,6

5,5

2,1

Франция

4,0

1.9

і gt;3

8,2

4.2

5,2

Германия

5.°

!.7

1,2

12,4

4,5

5,1

Великобритания

2,4

!.9

2,0

3.9

4,о

4,3

США

3,5

2,0

1.7

6,3

4,9

5.6

фективным образом распоряжается полученными от вкладчиков денежными средствами.

В то же время довольно трудно проявлять пессимизм в отношении перспектив экономики, демонстрирующей в последней четверти XX в. высочайший динамизм, в которой иностранные инвестиции и внешняя торговля стали инструментами значительного повышения эффективности распределения ресурсов. Китай остается страной с низкими показателями дохода и производительности. Да, у нее имеются возможности для быстрого догоняющего развития, которых лишены развитые экономики, рост которых ограничен в силу того, что они функционируют вблизи технологических границ. Догоняющие страны могут использовать технологические средства, уже созданные в ведущих государствах. Для этого им необходимо развивать человеческий и материальный капитал, открывать экономики для международной торговли, создавать институты, позволяющие поддерживать абсорбационные способности и политическую стабильность. Когда догоняющие страны приблизятся к лидирующим, темпы роста их экономики, скорее всего, пойдут на спад (табл. 3.23).

Почему в процессе перехода к рыночной экономике Китай продемонстрировал более высокие результаты, чем Россия? Отказавшись от коммунистической командной экономики, Китай, по сравнению с Россией, добился гораздо больших успехов. В табл. 3*24 приводятся данные о росте ВВП в России, Индии, Японии и США начиная с 1990 г* Китай рос быстрее, чем все эти страны, но наиболее наглядно сопоставление с Россией. В 1990 г. Китай превосходил Россию по показателю ВВП почти в 2 раза, а к 2003 г.— уже в 6,5 раза. Было бы весьма полезно обобщить причины различий в экономических результатах России и Китая.

  1. На первом этапе основным приоритетом для китайских реформаторов было сельское хозяйство. Они покончили с коллективистским безумием Мао и предоставили индивидуальным крестьянским хозяйствам возможность самостоятельно добиваться повышения своих доходов. Российские реформаторы в общем игнорировали сельское хозяйство. Потенциал же индивидуальных крестьянских хозяйств был разрушен Сталиным еще в 1920-е гг. Китайское правительство поощряло мелкое промышленное производство в небольших городах и деревенские предприятия. Успешное управление такими предприятиями местными чиновниками и партийной элитой означало возможность законного увеличения доходов.
  2. КНР, в отличие от СССР, сохранила свою территориальную целостность. В Китае доля этнических меньшинств была не слишком большой (по сравнению с СССР), а политическая система функционировала достаточно стабильно. Посредством дипломатии, выдержки и создания капиталистических анклавов Китаю удалось вновь присоединить к себе Гонконг и Макао в качестве особых административных регионов.
  3. Важную роль в период реформ в КНР сыграло то обстоятельство, что за пределами страны проживало большое количество китайцев. Большинство иностранных инвестиций и иностранных предпринимателей прибыли в Китай из Гонконга, Сингапура, Тайваня. Необходимо упомянуть и о возвращении в КНР этнических китайцев из других стран мира.
  4. Когда Китай приступил к реформам, показатели производительности и дохода находились на очень низком уровне. В 1978 г., когда началась эра реформ, подушевой доход китайца не достигал и 15% подушевого дохода в СССР. Гораздо меньшей была в КНР и степень индустриализации экономики. В случае осуществления правильной политики отсталость в развитии становится благоприятной позицией с точки зрения государства, которое поставило перед собой цель быстро догнать передовые страны. То, что уровень доходов китайцев был гораздо ниже, чем в Гонконге, Японии, Малайзии, Южной Корее, Сингапуре и на Тайване, облегчало возможность использования преимуществ отсталости и позволяло осуществить крупные структурные изменения. Это означало, что период сверхвысоких темпов роста мог быть значительно более протяженным, чем в других странах.
  5. Руководство КНР в высшей степени настороженно относилось к опасностям, связанным с гиперинфляцией (Китай получил соответствующий опыт во времена правления Гоминьдана). Если в России частные сбережения были обесценены, то китайское правительство поощряло граждан к сбережениям (за время реформ они значительно возросли). Увеличение объема сбережений — основное условие, благодаря выполнению которого Китаю удалось добиться очень высоких уровней инвестиций. В России процесс реформ сопровождался гиперинфляцией, крупномасштабным бегством капиталов, валютным кризисом и отказом от исполнения обязательств по обслуживанию внешнего долга. Китайское правительство пользовалось полным доверием иностранных кредиторов, а утечка капитала сохранялась на низком уровне.
  6. Китай отказался от приватизации государственного сектора, однако его доля уменьшилась «естественным путем». Сегодня в Китае имеют свое дело множество богатых предпринимателей. Некоторые из них пользуются полной поддержкой государства. Однако в Китае так и не появились олигархи «российского образца».
  7. Одним из основных приоритетов Китая было поощрение экспорта готовых изделий, в частности, посредством организации на прибрежных территориях особых безналоговых промышленных зон. Для того чтобы добиться увеличения экспорта, КНР поддерживала заниженный курс национальной валюты. Быстрый рост российской экономики после 1998 г. был в значительной степени связан с повышением цен на экспортируемые природные ресурсы, и прежде всего на нефть и природный газ.
  8. Осуществление Китаем политики планирования семьи привело к сокращению рождаемости и изменению структуры населения, что способствовало экономическому росту. В 1978-2003 гг. доля населения в трудоспособном возрасте увеличилась с 54 до 70%. Одновременно вырос и такой показатель, как ожидаемая средняя продолжительность жизни. В России, напротив, этот показатель снизился.

ТАБЛИЦА 3.24.

Сравнительные экономические результаты Китая, Индии, Японии, России и США в 1990-2003 гг.

Уровни ВВП по ППС, млрд долл.              ВВП              Китая,              %              к              ВВП              других

!99°г-              стран

Год

Россия

Япония

Китай

США

Индия

Россия

Япония

США

Индия

то

1151

2321

2124

5803

1098

185

92

37

199

т1

1°93

2399

2264

5792

1112

207

94

39

204

1992

935

2422

2484

5985

Ибд

266

103

42

212

1993

854

2428

2724

6146

•238

319

112

44

220

1994

745

2455

2997

6396

1328

402

122

47

226

1995

715

2504

345°

6558

1426

483

138

53

242

1996

689

259°

3521

6804

1537

54

136

52

229

1997

699

2636

37°7

7110

l6l 1

530

141

52

230

1998

662

2609

3717

74°7

17l6

561

142

217

1999

7°4

2605

39б1

7736

I82O

5бЗ

152

51

218

2000

774

2667

4319

8019

1900

558

іб2

54

227

2001

814

2673

4781

8079

2009

587

179

59

238

2002

852

2664

5374

8209

2080

631

202

65

258

2003

94

2699

6188

8431

2267

677

229

73

273

Источник: Доступно на сайте: www.ggdc.net/Maddison.

Перспективы Китая. В табл. 3.25 приводится сравнительная оценка перспективы роста ВВП Китая в следующие четверть века. Что касается роста подушевого ВВП, то я допускаю ощутимое его замедление— с 7,3% в год в 1990-2003 гг. до 4,5% в год в 2003-2030 гг. Это обусловлено несколькими причинами. В период реформ изменения в возрастной структуре населения сделали возможным повышение экономической активности населения до такого уровня, который не может быть повторен в будущем. В силу низкой отправной точки, для периода 1952-1995 гг. к показателю среднего уровня образования рабочей силы как множимому был применен множитель 5. В период быстрого роста в Китае произошло ухудшение состояния природной среды. Поэтому, чтобы уменьшить причиненный ущерб, Китаю придется увеличить количество ресурсов, направляемых на экологические цели.

Китайским властям придется вспомнить и об относительном снижении доходов населения сельских областей, а так-

Год

Роль Китая в

ТАБЛИЦА 3.25. мировой экономике

в 1500-

2030 ГГ.

Китай

Япония

Индия Зап. Европа

США

Китай/ Весь мир Весь мир

НАСЕЛЕНИЕ, МЛН ЧЄЛ

15°0

103,0

15,4

110,0

57,3

2,0

438,4

0,23

1820

381,0

З1*0

209,0

Ш,о

10,0

1041,8

0,37

1913

4374

51,7

303,7

261,0

97,6

1791,1

0,24

!95°

546,8

83,8

359,0

304,9

152,3

2524,3

0,22

1973

881,9

108,7

580,0

358,8

211,9

3916,5

0,23

2003

1288,4

127,2

Ю49,7

394,6

290,3

6278,6

0,21

2030

1458,0

121,0

1421,0

400,0

364,0

8175,0

0,l8

ПОДУШЕВОЙ доход,

междунар. долл. 199° г-

1500

боо

500

550

771

400

566

1,06

1820

боо

669

533

1204

1257

667

0,90

1913

552

1387

673

3458

5301

1526

0,36

1950

448

1921

619

4579

95б1

2113

0,21

!973

838

и 434

852

и 416

16 689

4091

0,20

2003

4803

21 2X8

2160

19 912

29 037

6516

0,74

2030

15 763

30 072

7089

31389

45 774

и 814

1,33

ВВП,

млрд междунар,

. долл. 1990 г.

1500

61,8

7,7

60,5

44,2

о,8

248,3

0,25

1820

228,6

20,7

111,4

160,1

12,5

694,6

о,33

1913

241,4

71,7

204,2

9°2,3

517,4

2733,3

0,09

1950

245,°

161,0

222,2

1396,2

1455,9

5336,7

0,05

*973

739,4

1242,9

494,8

4096,5

3536,6

16 022,9

0,05

2003

6187,9

2699,0

2267,1

7857,4

8430,8

40 913,0

0,15

2030

22 982,8

3488,0

ю 074,0

12 556,0

16 662,0

96 580,0

0,24

Примечания и источник: Данные за 1500-2003 гг. приводятся по Maddison

  1. , с обновлениями; данные на 2030 г.—из главы 7. Эти прогнозные оценки основываются не на эконометрических исчислениях, а на анализе динамики роста в различных частях мировой экономики и вероятности ее продолжения или изменения. Оценки ВВП были скорректированы для того, чтобы отразить покупательную способность стороны в принятом за точку отсчета 1990 г. (см.: Maddison 1998, pp. 149-166). В Китае покупательная способность юаня гораздо выше, чем его обменный курс. Специалисты по сравнительной экономике часто допускают ошибку, игнорируя то обстоятельство, что неправильная оценка обменного курса ведет к серьезной недооценке уровня ВВП Китая. Эту ошибку допускают и журналисты, и политики, и экономисты. Довольно часто мы читаем в газетах, что второй по величине экономикой мира является Япония, в то время как ВВП этой страны более чем вдвое меньше, чем аналогичный показатель Китая. Следует заметить, что официальная китайская статистика завышает оценку роста ВВП. Причины этого объясняются в одной из моих работ (Maddison 1998), где содержится и детальная переоценка результатов функционирования китайской экономики. С помощью профессора Гарри By я пересмотрел и обновил оценки для периода 1952-2003 гг., осуществив понижательные корректировки официальных оценок роста в соответствии с реально добавленной в промышленности и сфере «нематериальных» услуг ценности.

же низком уровне развития в них образования и здравоохранения. Для решения этих проблем потребуются значительные ресурсы. Еще одним фактором замедления роста может быть приближение среднего технологического уровня Китая к границам, вблизи которых функционирует экономика развитых стран. Повысятся затраты, связанные с техническим прогрессом, поскольку на смену имитационным решениям должны будут прийти инновационные. Согласно даже моим консервативным допущениям, в 2018 г. Китай вновь станет самой крупной экономикой мира, оттеснив США на второе место. Средний подушевой доход китайцев останется значительно более низким, чем в США, Западной Европе и Японии, но ощутимо превысит среднемировой уровень.

<< | >>
Источник: М эддисон Э.. Контуры мировой экономики в 1-2030 гг. Очерки по макроэкономической истории [Текст]/ пер. с англ. Ю. Каптуревского; под ред. О. Филаточевой. — М.: Изд. Института Гайдара,2012.—584 с.. 2012

Еще по теме Воздействие Европы на Азию в I500-i820-x гг.:

  1. Глава 32. Экономическая роль государства: общественный выбор и побочные эффекты экономической деятельности
  2. 6. МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ УСЛУГАМИ
  3. Рыночная система
  4. 24.3. Методы государственного экономического регулирования. Макромаркетинг
  5. 26.5. Интеграционные процессы в мировой экономике
  6. 5.1.3. Система международных стандартов
  7. Содержание
  8. Контуры мирового развития
  9. Демография Древнего Рима
  10. Глава з Взаимоотношения Азии и Запада в 1500-2003 гг.
  11. Воздействие Европы на Азию в I500-i820-x гг.
  12. Знакомство европейцев с Африкой
  13. ПОЧВЕННО-КЛИМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА В СССР
  14. Экспорт капитала и борьба за хозяйствен- ную территорию.
  15. Зарождение многонациональных корпораций
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -