<<
>>

§ 2. ВАЛЮТНЫЕ КУРСЫ И СТАВКИ ПРОЦЕНТА

В 80-е годы четко обозначилась связь валютных курсов с «ценой» кредитов в различных странах. Система валютных курсов эволюционировала от твердых золотых паритетов через ряд промежуточных ступеней к современным «плавающим» курсам.
Золотые паритеты валют официально отменены Меж-дународным валютным фондом, золото имеет рыночную («пла-вающую») цену. Систему валютных курсов называют «регули-руемым плаванием», так как западноевропейские страны под-держивают фиксированные соотношения обмена между своими валютами, правительства и центральные банки в состоянии оказывать влияние на уровень курсов косвенным путем (ва-лютные интервенции, изменение внутренней кредитной и внеш-неторговой политики).

Распространенное мнение о том, что «плавающие» курсы весьма нестабильны, неустойчивы, в значительной мере упро-щает действительность. Колеблющиеся курсы, как и любая си-стема «свободных рыночных» цен, — это не хаотическое движе-ние элементов, а некая саморегулирующаяся структура. Дейст-вительно, при переходе от твердых паритетов имели место сильные скачки курсов, однако примерно с 1975 г. рыночные «цены» валют демонстрируют достаточную стабильность (см. табл. 22).

Таблица 22. Экстремальный разрыв и дисперсия значений курса доллар-марка в 1975—1983 гг. (среднемесячные данные, %)* 1975 1976 1977 1978 im 1980 1981 1982 1983 Экстремаль-ный разрыэ Дисперсия -12*« ±4,9 + 9 2,8 + 12 3,1 + 15 4,5 + 10 2,7 +13

з,з -20 6.1 -10

3,3 -13 4,7 * Рассчитано по: Monats Berichte der Deutsche Bundesbank. Frankfurt- am-Main, 1984. N 8. S. 81; 1980. N 12. S. 78.

** Знаки «+», «—» указывают на тенденцию курса марки в долларах за год. В качестве дисперсии приведен коэффициент вариации.

Несмотря на значительные экстремальные разрывы (от + 15% до —20% в год), стандартные отклонения месячных данных происходили в узких пределах (около ±4,0%). Днев-ные данные за отдельные, относительно «нормальные» месяцы демонстрируют еще более яркую картину краткосрочной ус-тойчивости.

Так, за январь 1985 г. экстремальный разрыв рас-сматриваемого курса, т. е. разница между максимальным и минимальным значением, составил всего 2%, дисперсия — ±0,035% (максимум 17 января — 3,1947, минимум 8 января — 3,1285 маркн за долл., среднемесячный — 3,1677). Это —в три раза меньше официально установленных пределов колебаний курсов в период золотодолларового стандарта в 1944 — 1971 гг., а также меньше пределов «золотых точек» XIX — первой трети XX в. (около ±0,5%). Для сравнения отметим, что коэффициент вариации оптовых цен в условиях металличе-ского стандарта (хрестоматийный пример циклически стабиль-ных цей) в стране «классической» свободной конкуренции — Англии —в 1850— 1880 гг. был значительно больше —0,09 (±9%), в США —0,17 (±17%) (без 1862— 1868 гг.), в Гер-мании— 0,21 (±21 %).

Чрезвычайный рост курса доллара в 1980—1984 гг. ji по- стедущее его снижение с марта 1985 г. считаются по праву одним из главных феноменов развития мирдвой экономики. Дви-жение курсов валют в этот период не укладывалось в рамки господствовавшей до конца 70-х годов концепции паритета по-купательной силы валют (ППС), что ставило задачу адаптировать теорию к новым явлениям или по-новому объяснить факторы курсообразования в рамках традиционной концепции. Г. Кассель, с чьим именем обычно связывают теорию ППС, предполагал, что в условиях «нормальной торговли» свободные курсы незолотых валют выравниваются по соотношению цен в странах. Напри?іер, если стандартный набор благ в Англшг оценивается в 100 ф~. ст., а в США — в 480 долл., то естественной базой, вокруг которой будут колебаться рыночные курсы, станет уровень в 4,8 долл. за 1 ф. ст.

Исторический опыт показывает, что в определенные перио-ды данная теория имела статистические подтверждения. На-пример, в 1919— 1925 гг. английский фунт стерлингов и фран-цузский франк находились в «свободном плавании» друг к другу. Отклонения их номинального курса от реального (по соотношению оптовых цен) составили в среднем +7%; преде-лы колебаний —от—17% до +20%.

В 1944—1971 гг. при бреттон-вудской системе с твердыми паритетами валют и фик- сированной ценой золота размеры ревальвации и девальваций валют не производились в точном соответствии с ППС. М. Гил-берт, один из западных экспертов по международным финансовым проблемам, писал об этом периоде: «.. .определение раз-мера девальвации должно было исходить из всесторонней оценки положения, а не из узкого сопоставления цен и соотно-шения покупательских способностей». По расчетам Г. Г. Ма- тюхина, в 50—60-х годах имели место существенные и долговременные отклонения валютных курсов от ППС. С момента введения «плавания» валют в марте 1973 г. и до конца 70-х годов между курсами валют и их ППС наблюдалась устойчивая связь. Согласно Д. Н. Назарову, средний коэффициент ранговой корреляции двусторонних курсов 7 ведущих капита-листических валют в 1972— 1979 гг. составил 0,98. По данным В. Ачаркана, за 1971 — 1982 гг. коэффициент ранговой корреляции среднеквартальных валютных курсов и различий в тем-пах инфляции между США и 6 другими основными странами капитализма составил по оптовым ценам от 0,41 (для ФРГ) до 0,86 (для Италии); по экспортным — от 0,25 (для Канады) до 0,83 (для Франции).

Центральными курсовыми соотношениями в валютной си-стеме капитализма являются курсы доллар — марка ФРГ и доллар — иена. Они являются своеобразными «зеркалами» це-новых пропорций и сравнительной выгодности обмена товарами, услугами и капиталами между тремя центрами империа-лизма. Как видно из таблицы 23, в 70-е годы курсы марки ФРГ и японской иены против доллара США изменялись в целом приблизительно в том же соотношении, что и ППС.

За 1973— 1980 гг. муре доллара в марках лишь на 4 про-центных пункта был ниже ППС по экспортным ценам и на 2 пункта выше ППС по оптовым внутренним ценам в двух стра-нах. Больший разрыв наблюдался между двусторонним курсом валют ФРГ и США и соотношением потребительских цен в них (7 пунктов). В 1973— 1978 гг. хорошая корреляция прослежи-вается между курсом доллара в иенах и ППС этих валют по экспортным ценам (разрыв — 3 пункта); больший разрыв имел место с ППС по оптовым ценам (13 пунктов); связь ІЖЄ двусто-роннего курса валют США и Японии и соотношения потреби-тельских цен отсутствовала.

Ситуация резко изменилась в 80-е годы.

Так, в «завышен- ность» курса доллар — марка к двустороннему ППС составила приблизительно 55 — 60 процентных пунктов; а курса доллар — иена — 30 — 35 пунктов. В течение же 1973— 1984 гг. отчетливо прослеживается отсутствие связи двусторонний курсов и ППС валют (разрыв примерно в 35 — 40 и 15 — 20 пунктов соответ-ственно) .

Таблица 23. Движение курсов доллар—марка, доллар—иена и двусторонних паритетов покупательной силы (ППС) валют, 1973-1984 гг.* 1973 1980 1984 1980,1973 1984 1980 1984 1973 Примечание: Индексы рассчитаны на базе 1975 г. = 100. Приведены среднегодовые курсы валют. Паритет покупательной силы доллара к марке (пене) рассчитан как отношение индексов цен в ФРГ (Японин) к индексам цен в США.

* Рассчитано по: International Financial Statistics. Yearbook 1985. Wa-shington, 1986.

Безусловно, теория ППС имеет рациональные моменты, ко-торые неоднократно отмечались в советской экономической ли-тературе, ППС, вероятно, можно считать одной из стоимостных основ валютных курсов, Однако общеизвестны и нерешенные еще в рамках этой концепции проблемы, Во-первых, не вполне понятно, соотношение каких цен — оптовых внутренних, оптовых промышленных, экспортных, потребительских или средних (дефлятора ВВП) —следует брать для исчисления ППС, Во-вторых, наличие тесной корреляционной связи курсов валют и ППС ничего не говорит о направленности причинно- следственных связей. Между тем хорошо известно, что часто именно соотношение обмена валют «подтягивает» цены в тон или иной стране к уровню соответствующего ППС. Собственно, теория И. Фишера, появившаяся примерно в то же время, что и концепция Г. Касселя, и рекомендовавшая посредством ма-нипулирования паритетом валюты изменять до желаемого уровня индекс внутренних цен, основана на признании обрат-ной связи: валютный курс— цены. В-третьих, в рамках тео-рии ППС не решен вопрос о базовом периоде (годе, квартале), по сравнению с которым исчислялась бы степень «завышенно- сти» или «заниженности» курса. Понятно, что базисным должен являться тот период, в течение которого обменные соотношения валют находятся в равновесии со своими основными курсообра- зующими факторами. Однако в литературе вопрос об уровне курса равновесия остается дискуссионным.21 Например, 1975 или 1980 годы, принятые Международным валютным фондом за базовые для исчисления индексов цен, объемов производства и денежной массы, вряд ли можно без оговорок считать за годы равновесия в валютнофинансовой и ценовой сферах на мировом капиталистическом рынке. Наконец, в теории ППС учитывается в основном то влияние, которое оказывают товарные цены (их соотношения) на валютные курсы и лишь очень косвенно — сравнительные цены услуг и тем более капиталов на рынках различных стран. А ведь именно процессы миграции капиталов между странами все более воздействуют на форми-рование курсовых соотношений валют как в краткосрочном, так и в среднесрочном аспектах, потому что доля «капитального» фактора в общем объеме международных расчетов после акти-визации рынков капитала с конца 60-х годов резко возросла.

В целом в первой половій не 80-х годов «завышенность» дол-лара в течение почти 5 лет (в среднем к ППС стран ОЭСР уве-личение составило 30 — 35%) нельзя назвать лишь аномальным, временным отклонением. В 80-е годы, как никогда ранее, прослеживалась очень тесная связь между валютными курсами и сравнительными процентными ставками. Так, коэффициент корреляции между ними для ФРГ и США с 1 квартала 1975 г. до 111 квартала 1980 г. составил всего 0,05. На годовом уровне в 1973—1980 гг. курс доллара в марках понижался в среднем на 6,6%; разрыв краткосрочных ставок процента денежного рынка равнялся, наоборот, 2,3 пункта, а долгосрочных ставок по государственным ценным бумагам — 0,5 пункта в пользу

США, и только разрыв среднесрочных ставок по государствен-ным облигациям был 0,2 пункта в пользу ФРГ.

С конца 1979 г., когда Англия и США в! русле антиинфля-ционной политики резко повысили учетную ставку процента, в западной прессе появились высказывания о том, что определяющим фактором изменения валютных курсов является «процентный дифференциал» между странами. Однако, как отмечал западногерманский банкир В. Ян, в 1980 г. считалось, что «про-центные разницы — это лишь краткосрочные валютнооценоч- ные критерии, которые только отражают действие фундамен-тальных факторов, а в перспективе инфляционные различия между странами будут определять отношения обмена валют».

На протяжении 17 кварталов (с IV квартала 1980 г. до I квартала 1985 г.) коэффициент корреляции между цепными индексами курса доллар — марка и сравнительной цены денеж-ного капитала (рассчитанный как 100 плюс ставка денежного ;рынка) США к ФРГ составил 0,70, а между базисными индек-сами— 0,95. Следовательно, в последнем случае динамика кур-са почти на 90% объяснялась «процентным дифференциалом». При этом с количественной точки зрения безразлично, ставку процента какой срочности следует брать для сравнения с курсом валюты, так ікак коэффициенты корреляции между долго-срочными ставками по государственным облигациям и кратко-срочными ставками денежного межбанковского рынка и в США, и в ФРГ были очень высоки (они составили в 1973 — 1983 гг. около 0,85).

На наш взгляд, связь между валютными курсами и сравни-тельными ставками процента в долговременном аспекте пред-ставляется закономерной. В середине XIX в. К. Маркс харак-теризовал валютный (вексельный) курс как «барометр интер-национального движения денежного металла». Международ-ное движение золота\уже тогда обслуживало й мироторговый оборот, и миграцию капиталов. Среднегодовой экспорт капита-лов в 1860— 1868 гг. из Англии составлял около 39 млн ф. ст., что равнялось примерно 1/4 экспорта товаров. В условиях им-периализма качественно возросла роль вывоза капитала, что свидетельствует об усилении функции мировых денег как де-нежного капитала.

Современные деньги имеют кредитный (точнее — кредитно- бумажный, «гибридный») характер. Как отмечал Г. Г. Матю- хин, они «выражают не застывшую стоимость производитель- ного капитала». Кредитные деньги во внутреннем обращении двойственны: они противостоят потребительским товарам, ус-лугам и соизмеряют их стоимости, а также — капитальным активам, сравнивая степень прибыльности применения общест-венного труда в различных сферах экономики. Кредитные день-ги представляют собой диалектическое единство собственно денег («всеобщего эквивалента», «обособившейся и получившей самостоятельное выражение формы стоимости») и денежного капитала («обособившейся самовозрастающей стоимости»). По выражению Ю. В. Пашкуса, «вексель выражает не только стои-мость реализованного посредством кредитных отношений това-ра, но, принося процент, является одновременно средством реа-лизации капитала как собственности, представляя собой «об-особившуюся форму меновой стоимости капитала». Таким образом, кредитные деньги кристаллизуют в себе двойственный характер капиталистического производства. Внутренняя цен-ность кредитных денег как денег измеряется товарным «напол-нением» (зависит от темпов роста ВНП, денежной массы, цен), их.ценность как денежного капитала — средней нормой прибыли. К. Маркс отмечал: «Стоимость денег или товаров как 'ка-питала определяется не их стоимостью как денег или товаров, а тем количеством прибавочной стоимости, которое они производят для своего владельца». Однако средняя норма рентабельности, тем более ее межстрановая величина, весьма труд-но статистически уловима. Минимальной границей рентабель-ности является средняя ставка процента. Поэтому в качестве показателя самовозрастання капитала, на наш взгляд, следует брать среднюю ставку процента, для ее сравнительной между-народной величины — процентный дифференциал, очищенный от случайных компонент.

Следовательно, если валютный курс — это сравнительная «цена» одной валюты, выраженная в единицах инвалюты, и со-временные кредитные деньги имеют двойственный характер, та база колебаний курса валюты должна быть двойственной, ин-тегральной. Последняя формируется из двух «частных» сравни-тельных цен валют — собственно «денежной» (сравнительной степени обесценения) и «капитальной» (сравнительной степени самовозрастания). Номинальный процент, как правило, выше в той стране, где темп инфляции больше. Курс валюты увеличи-вается, когда степень ее самовозрастания относительно другой валюты превышает сравнительную степень ее обесценения против товаров, и наоборот. Если в стране А средний процент — 12 пунктов, темп инфляции—10%, а в стране Б соответствен-но— 7 и 8 пунктов, то валюта страны Б будет в тенденции ко-тироваться на международных рынках (при прочих равных условиях) ниже валюты более инфляционной страны А (точнее, индекс ее курса будет понижаться).

Таким образом, валютный курс как экономическая катего-рия выражает диалектически противоречивое единство двух «частных» сравнительных цен валюты. Противоречие цены денег как денег и «цены» денег как капитала является внутренней движущей основой валютных курсов.

С марта 1985 г. началась волна понижения курса доллара, которая, как считается, может иметь долговременный характер, В среднем в 1987 г. за 1 доллар платили 1,80 марок ФРГ, 144,6 японских иен, 1,49 швейцарских франков. Обеспечение американской валюты против этих трех денежных единиц в 1985— 1987 гг. составило приблизительно 38 — 40%. Номи-нальные ставки процента (для первоклассных заемщиков) в США в эти годы были выше, чем в ФРГ: 9,5, 9,5, 8,8, и 5,5, 3,8 и 3,4% соответственно. Однако инфляция (измеренная по потребительским ценам) была ниже в ФРГ примерно на 2% в 1985— 1986 гг, и на 3,5% в 1987г, В результате реальный про-цент на западногерманском кредитно-денежном рынке оказался даже несколько выше —на 0,2% в 1986 г, и на 0,7% в 1987г, Это послужило одной из важных причин удорожания валюты ФРГ по сравнению с американской,

<< | >>
Источник: Бабинцева Н. С., Воронин С. В., Мочерный С. В. и др. . Долги и кредиты в современной капиталистической экономике Бабинцева Н. С., Воронин С. В., Мочерный С. В. и др. ; Под ред.- Н. В. Раскова, Ю. В. Пашкуса, И. К. Ключникова. Издательство Ленинградского университета,1989. —216 с.. 1989

Еще по теме § 2. ВАЛЮТНЫЕ КУРСЫ И СТАВКИ ПРОЦЕНТА:

  1. Инфляция, реальные ставки процента и валютный курс
  2. Аргументы, доказывающие выгодность установления фиксированных валютных курсов
  3. § 2. ВАЛЮТНЫЕ КУРСЫ И СТАВКИ ПРОЦЕНТА
  4. 3.1. ВАЛЮТНЫЕ ФОРВАРДНЫЕ СТАВКИ. ФОРВАРДНЫЕ ОБМЕННЫЕ КУРСЫ
  5. 31.1. УСЛОВИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ВАЛЮТНОГО РЫНКА. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  6. 13.1. Сущность банковского процента, его функции
  7. Взаимосвязь валютных шоков и функционирования банковской системы в России
  8. Глава V ДЕНЕЖНЫЕ И ВАЛЮТНЫЙ КРИЗИСЫ
  9. 3. Валютный рынок и факторы, влияющие на валютный курс.
  10. 9.2. Валютный курс
  11. Валютная система, ее модификации. Элементы валютной системы