<<
>>

РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ

Рынок ценных бумаг есть рынок фиктивного капитала т. е. капитала, застывшего в форме титулов на процентный доход. Эмиссия ценных бумаг представляет собой акт ссуды, при котором ссужаемый денежный капитал переходит из рук денежных капиталистов в руки функционирующих капиталистов (промышленных и торговых предприятий), а также государства и его органов.

Поэтому эмиссия означает одновременно движение ссудного капитала в сторону его приложения для производства прибавочной стоимости (возможно также непроизводительное приложение). Покупка вновь эмитированных ценных бумаг инвесторами, т. е. индивидуальными денежными капиталистами, банками, страховыми компаниями и т. п., означает, что происходит соответствующее накопление денежного капитала в общественном масштабе.

Будучи эмитирована, ценная бумага начинает жить самостоятельной жизнью, она обладает способностью сколько угодно раз переходить из рук в руки, менять своего соб

ственника. Когда собственник ценной бумаги продает ее, он извлекает свой капитал в форме денег. Одновременно капитал другого собственника, имевший форму денег, связывается в виде ценных бумаг. При этом с точки зрения общественного производства никакого накопления не происходит.

Таким образом, в той мере, в какой движение ценных бумаг обслуживает накопление денежного капитала в общественном масштабе, рынок ценных бумаг совпадает с рынком ссудных капиталов, является его элементом. Когда же происходит только обращение уже возникших ценных бумаг, при котором, как выражается іГильфердинг, ценная бумага «движется туда и сюда, описывает круги, но не совершает поступательного движения» 3, мы имеем дело с рынком фиктивного капитала. В этом смысле здесь и рассматривается рынок ценных бумаг.

Не следует представлять себе дело так, что существуют два разных рынка ценных бумаг: рынок новых эмиссий и рынок фиктивного капитала как таковой.

В реальной жизни обе формы движения ценных бумаг тесно переплетают ся и дополняют друг друга. Вообще без возможности постоянного обращения эмитируемых бумаг не были бы возможны и сами эмиссии: покупатели вновь эмитируемых бумаг найдутся лишь в том случае, если они будут уверены, что они всегда смогут реализовать эти бумаги за деньги по ценам, в принципе определяемым их доходностью.

Однако различие обоих «отделов» рынка ценных бумаг совершенно реально. Это проявляется и в организационных формах торговли ценными бумагами. Фондовая биржа есть рынок фиктивного капитала как таковой, тогда как накопление ссудного капитала через эмиссию ценных бумаг (или, проще говоря, размещение новых эмиссий) происходит вне биржи. Об этом речь еще будет ниже.

Рынок ценных бумаг является неотъемлемым элементом капиталистической экономики, и с развитием капитализма, особенно на монополистической его стадии, его масштабы и значение колоссально возрастают.

Правда, одновременно потрясения периода общего кризиса капитализма подрывают рынок ценных бумаг. Доверие к ценным бумагам падает. Место промышленных акций и облигаций в значительной мере занимают облигации государственных займов. Рынок ценных бумаг подрывает

ся также инфляцией, которая на известной стадии развития делает вообще невозможной эмиссию твердопроцентных бумаг. Во Франции в 50-х годах правительство было вынуждено прибегать при выпуске облигационных займов к «золотой оговорке», привязывая сумму погашения к цене золота на свободном рынке.

Характеризуя положение в Западной Европе после второй мировой войны, группа экспертов Организации европейского экономического сотрудничества отмечала: «Организованные рынки ценных бумаг в первую очередь ощущают потрясения, связанные с войнами и революциями; а будучи раз подорванными, они нелегко восстанавливаются» 4.

Тем не менее периоды восстановления после обеих мировых войн и особенно циклические подъемы 20-х годов и середины 50-х годов характеризовались довольно быстрым оживлением, а затем и бурным ростом рынка ценных бумаг.

Естественно, что при этом одновременно растут новые эмиссии промышленных ценных бумаг и биржевые обороты с ними. Имевшее место в Западной Европе (и в Японии) во время и непосредственно после второй мировой войны почти полное расстройство рынка ценных бумаг сделало невозможным и финансирование промышленности путем эмиссии акций и облигаций. Крупная промышленность и государство вынуждены были искать другие методы финансирования послевоенного восстановления и начальной фазы подъема. В разных сочетаниях и с различным акцентом в отдельных странах применялись в основном три метода финансирования, которые до войны, как правило, пграли меньшую роль: 1) так называемое самофинансирование, т. е. использование большой части прибыли для внутрипромышленного накопления без распределения по дивидендам; 2) государственные субсидии и кредиты; 3) банковый кредит.

Лишь в 1952—1953 гг. рынок ценных бумаг начал в какой-то мере восстанавливаться в ФРГ. Во Франции инфляция и политическая неустойчивость в течение длительного времени мешали, да и теперь мешают функционированию рынка ценных бумаг.

Вместе с тем в 50-х годах произошли большие сдвиги в этой области. Восстановление и подъем способствовали росту промышленных эмиссий и возрождению бирж. В свою очередь, это форсировало подъем, который неизбежно

означал одновременно укрепление крупнейших монополий в экономике стран Западной Европы и Японии.

В США не было столь резких колебаний в масштабах и роли рынка ценных бумаг, поскольку война оказала на их экономику совершенно иное влияние. Однако и там активность рынка ценных бумаг, после длительного понижения в 30-х годах в связи с глубочайшим кризисом и в 40-х годах в связи с войной, резко возросла в 50-х годах.

Рост акционерной формы предприятий, образование значительных государственных долгов уже на весьма ранней стадии развития капитализма привели к возникновению фондовой биржи — определенным образом организованного, регламентированного и централизованного рынка ценных бумаг.

В Лондоне история биржи восходит к концу XVII в , а в особом помещении, называемом фондовой биржей, операции начались в 1773 г. В Нью-Йорке биржа возникла в 1792 г., а «собственную крышу» приобрела в 1817 г.

Биржа открыла огромные возможности для спекуляции и для централизации денежного капитала путем биржевых махинаций. Еще Даниэль Дефо — автор бессмертного «Робинзона Крузо» и видный публицист своего времени (начала XVIII в.) писал: «Биржевые спекуляции акциями были с точки зрения частной деятельности мошенническими, а с точки зрения государственной — изменническими» °. В США состояния ряда семейств современной финансовой олигархии имеют своим происхождением биржу, учредительную и спекулятивную прибыль от операций с ценными бумагами. Это в значительной мере относится, например, к семейству Морганов.

Несмотря на хищничество крупных биржевиков, биржа эпохи промышленного капитализма, как и товарные рынки, была рынком свободной конкуренции. В эпоху монополистического капитализма рынок ценных бумаг неизбежно тоже монополизируется. Это связано с образованием мощных банков, в значительной мере подчиняющих себе биржу. В США крупные банкирские дома (инвестиционные банки и примыкающие к ним большие дилерские фирмы) , богатство и сила которых нередко шли от биржевиков предшествующей эпохи, захватили в свои руки подавляющую часть торговли ценными бумагами.

Прежде всего на них приходится большая часть операций на бирже. Они действуют как за собственный счет, так

и выполняют поручения своих клиентов, среди которых в последнее время возрастает роль финансовых учреждений, особенно крупных коммерческих банков, управляющих по доверенности пенсионными и личными доверительными фондами. Остальная масса биржевых дельцов в значительной мере сведена к роли агентов, обслуживающих эти крупные фирмы.

1C другой стороны, развитие мощных банков позволило им сосредоточить значительную часть торговли ценными бумагами вообще без участия биржи. Имея большой портфель различных ценных бумаг и будучи тесно связаны друг с другом, крупные банки способны сами вести большую и регулярную торговлю ценными бумагами, не прибегая к посредничеству биржи. Опираясь в основном на германский опыт, эту тенденцию отмечали уже Гильфердинг и немецкие буржуазные экономисты, писавшие в начале XX в. В. И. Ленин показал значение этого факта в общих рамках развития монополистического капитализма: «Смена старого капитализма, с господством свободной конкуренции, новым капитализмом, с господством монополии, выражается, между прочим, в падении значения биржи»6. Ленин говорит далее, что буржуазные экономисты, показывая усиление роли банков за счет биржи, отказываются видеть социально-экономический смысл этих фактов: образование новейшего (монополистического) капитализма, который является преддверием социалистической революции.

Процесс уменьшения роли фондовой биржи продолжался и в последующие десятилетия, причем в действие вступил наряду со старыми ряд новых факторов, характерных для периода общего кризиса капитализма. В книге, изданной незадолго до второй мировой войны, американский экономист Эдвардс (Edwards) писал, имея в виду как США, так и другие развитые капиталистические страны: «На протяжении XIX столетия фондовая биржа играла важную роль не только в финансовой, но и в экономической и политической жизни нации. Однако после великой (первой мировой.— А. А.) войны значение фондовой биржи уменьшилось вследствие тенденции к концентрации банков, относительного уменьшения объема финансирования корпораций, увеличения финансирования государства, которое обычно производилось путем прямого обращения к инвесторам, и более полного государственного регулирования

Операций с ценными бумагами» 1. Можно видеть, что действие всех названных Эдвардсом факторов усилилось во время ©торой мировой войны. Это способствовало дальнейшему уменьшению роли биржи.

Вместе с тем надо оговориться, что процесс уменьшения роли биржи в эпоху империализма нельзя понимать упрощенно. Это сложный процесс, в котором имеются противодействующие факторы. Дело не только в уменьшении роли биржи, но и в определенноїм изменении ее функций. Далее мы увидим, какую роль играет биржа в послевоенной капиталистической экономике.

Остановимся на структуре рынка ценных бумаг в США, на соотношении биржи и внебиржевого рынка. Биржа является в основном рынком для акций крупных утвердившихся корпораций. Как мы уже говорили, лишь ничтожная часть (примерно 2000) всех корпораций имеет обращение акций на биржах. Во внебиржевом обороте (согласно американскому термину, over the counter, т. е. «через прилавок») более или менее регулярно продаются акции примерно 25 тыс. корпораций. К этому числу относятся следующие главные категории: 1) новые, еще недостаточно утвердившиеся (хотя порой и крупные) компании; 2) средние и часть мелких компаний, которые не в состоянии выполнить требования, предъявляемые при введения акций на» биржу; 3) банки, страховые и инвестиционные компании. Последняя категория корпораций не имеет биржевого обращения акций отчасти по традиции, отчасти потому, что они особенно заинтересованы в неразглашении информации о своих делах.

На конец 1959 г. курсовая стоимость всех акций, допущенных к обороту на биржах, составляла 338 млрд. долл., а стоимость акций, более или менее регулярно обращающихся во внебиржевом обороте — 66 млрд. долл., в том числе акции банков —17,5 млрд. долл., страховых компаний — млрд. долл. 8 Таким образом, стоимость акций, обращающихся только во внебиржевом обороте, составляла примерно одну шестую часть общей массы акций. Однако значительная часть акций, допущенных на биржи, на деле обращалась во внебиржевом обороте. По оценке конца 40-х годов, на внебиржевой оборот приходилось 24% всего оборота акций 9.

Биржевые обороты в колоссальной мере сконцентрированы в Нью-Йорке. Раскиданные по всей стране брокер

ские конторы передают поручения на покупку и продажу акций в Нью-Йорк. В стране имеется 20 фондовых бирж, но, например, в 1960 г. 84% всех биржевых оборотов акций пришлось на нью-йоркскую фондовую биржу. Кроме того, в Нью-Йорке имеется еще одна биржа, официальное название которой «Американская фондовая биржа», и на нее пришлось еще 9% оборотов 10.

Если в обороте акций биржа все же играет большую роль, чем внебиржевая торговля банков, то торговля облигациями за последние десятилетия почти совершенно ушла с биржи и ведется банкаїми. Хотя на конец 1959 г. на биржах были допущены к обороту выпуски облигаций (государственных и промышленных) на общую сумму 107 млрд. долл., фактический биржевой оборот в 1960 г. составил только 1,6 млрд. долл. «Биржей» для огромнотю оборота государственных облигаций служит узкий круг тесно связанных между собой банков, конкретно —б коммерческих банков и 12 дилерских фирм.

Ко имеющимся оценкам, внебиржевой оборот промышленных облигаций в 10—20 раз больше биржевого. Б целом не менее 95% всех сделок со всякого рода облигациями совершается вне биржи, а если суммироівать оборот всех ценных бумаг (акций и облигаций), то доля внебиржевого оборота может быть (по данным конца 40-х годов) оценена в 89% п.

Хотя подобных данных нет за сколько-нибудь длительный период времени, не может быть сомнения, что от десятилетия к десятилетию в XX в. доля биржи в обороте ценных бумаг падает, а доля внебиржевого рынка растет. Возможно, что в 50-х годах, когда за счет повышения курсов акций объем биржевых оборотов сильно вырос, тогда как государственный долг и сумма обращающихся государственных облигаций увеличились мало, действие этой тенденции количественно (с точки зрения выражающих ее цифр) приостановилось. Но эта приостановка не отменяет общую закономерность.

Конкретные причины относительного ослабления роли биржи в США при росте значения внебиржевого оборота ценных бумаг, осуществляемого банками, следует видеть в следующем. Основная причина, отмеченная еще В. И. Лениным, это — образование мощных банковых монополий, которые концентрируют в своих руках операции с ценными бума

гами и проводят эти операции помимо биржи. В США операции с промышленными бумагами монополизируют крупные банкирские дома, которые осуществляют эмиссии и, согласно техническому выражению, «делают рынок» для эмитированных ими бумаг, т. е. систематически продают и покупают их. В операциях с государственными бумагами участвует также горстка коммерческих банков. Растущая концентрация ценных бумаг, в том числе и акций, в руках кредитно-финансовых учреждений' коммерческих банков, страховых и инвестиционных компаний, пенсионных фондов. Эти учреждения мало нуждаются в бирже для своих операций с ценными бумагами и охотнее имеют дело с банкирскими домами. Сам объем их операций нередко столь велик, что им невыгодно [ВЫХОДИТЬ на биржу, так как одновременная покупка большого числа акций может сразу вздуть их цены, а продажа — вызвать соответственно падение цен. Рост кредитно-финансовых корпораций, акции которых не вводятся на биржу: банков, страховых и инвестиционных компаний.

Можно видеть, что названные здесь вторая и третья причины связаны с первой и представляют собой как бы ее развитие. В общем, речь идет об усилении монополизации рынка ссудных капиталов. Огромный рост государственного долга и увеличение доли государственных облигаций в общей массе ценных бумаг. Если федеральный долг за послевоенные годы вырос сравнительно мало, то зато огромные эмиссии произвели местные органы власти. Уменьшение (особенно во время второй мировой войны и в первые послевоенные годы) доли акций в эмиссии ценных бумаг корпораций. Установление относительно жесткого государственного регулирования биржевых операций (после кризиса 1929—1933 гг.) и гораздо более слабое регулирование внебиржевого оборота. Очень часто учредители новых компаний и протежирующие их банки отнюдь не стремятся к введению акций на биржу, чтобы сохранить большую свободу рук для различных манипуляций с акциями, в частности для реализации учредительской прибыли.

Эта группа причин связана уже с проявлениями государственно-монополистического капитализма в кредитно- финансовой области.

В последние годы фондовая биржа привлекает к себе в капиталистических странах большое внимание печати и сравнительно широких кругов населения. Это имеет место и в США и в других развитых капиталистических странах. Пожалуй, впервые с 20-х годов движение биржевых курсов и обороты биржи играют такую важную роль в качестве экономического показателя. Причины этого носят двоякий характер. С одной стороны, имеет значение более чем десятилетний период повышения курсов акций и известное расширение владения акциями. С другой стороны, возрастает неустойчивость капиталистической экономики и поэтому увеличивается роль биржи как ее барометра.

Рост числа мелких акционеров означает, что движение курсов акций приобретает жизненно важное значение для относительно широких групп населения, в основном мелкой и средней буржуазии, буржуазной интеллигенции, чиновников, верхушки рабочего класса. Падение курсов акций несет большие потери этим группам. Но роль биржевых потрясений далеко выходит за эти рамки. Механизм воздействия, которое оказывает на экономику резкое падение курсов акций, состоит в том, что оно способствует сокращению и без того недостаточного платежеспособного спроса, затрудняет реализацию товаров. Для промышленников биржевой крах обычно является сигналом к сокращению капиталовложений, поскольку прибыльность последних становится проблематичной. Он неблагоприятно отражается на потребительском спросе, особенно на товары длительного пользования. Жилищное строительство чутко реагирует на биржевые потрясения. Биржевые крахи, будучи обусловлены обострением противоречий капиталистического воспроизводства, вызывают еще большее обострение этих противоречий.

Как известно, курс акций прямо пропорционален размеру выплачиваемых дивидендов и обратно пропорционален ссудному проценту, преобладающему в данный момент на рынке ссудных капиталов. Однако курс акций зависит не столько от фактически выплаченного дивиденда, сколько от перспективы дивидендов на ближайшее будущее. Уже это вносит в курсы акций момент неопределенности и неизбежно обусловливает их резкие колебания. Дивиденды выплачиваются, как правило, из прибыли корпорации, и их

размер в значительной мере определяется современным уровнем и перспективами прибылей, которые в свою очередь зависят от положения данной корпорации, всей отрасли промышленности и экономического положения страны в целоім.

В рамках более или менее длительного периода курсы акций следуют за движением дивидендов и прибылей. Однако непосредственное влияние на курсы оказывают спрос и предложение на рынке ценных бумаг. Как рыночные цены товаров постоянно отклоняются от стоимости (цены производства) под влиянием спроса и предложения, так и курсы акций отклоняются от среднего уровня, определяемого дивидендом. Но отклонение курсов акций, в силу специфики фиктивного капитала как особого товара, могут быть больше, длительнее и резче. Поэтому в период циклического подъема курсы акций обычно повышаются сильнее, чем цены самых «конъюнктурных» товаров.

Подобно товарам, акции могут повышаться в цене по причине инфляции. Этим они отличаются от твердопроцентных бумаг (облигаций), повышение курсов которых ограничено несравненно более узкими пределами. Прежде всего курсы повышаются под влиянием роста денежных сумм прибылей и дивидендов, что обычно сопутствует инфляции. Кроме того, при инфляции денежные капиталисты рассматривают акции как средство страхования от потерь, вызываемых обесценением денежной единицы, и поэтому увеличивают спрос на акции за счет других форм приложения ссудного капитала.

Рассмотрим движение курсов акций в США, сравнив движение курсов акций с уровнем прибылей и дивидендов. Соотношения, приводимые в табл. 43 (отношение курса к прибыли в расчете на одну акцию и средняя доходность, т. е. процентное отношение дивиденда к курсу), обычно используются для анализа сдвигов на бирже.

Курсы акций, резко упавшие в результате кризиса 1929—1933 гг. (низший уровень — 21,05 был достигнут в 1932 г.), во время войны несколько повысились. Однако неопределенность перспектив американской экономики непосредственно после войны, трудности реконверсии, а также наступившее в 1948—1949 гг. первое послевоенное кризисное падение производства обусловили стагнацию курсов акций в 1945—1949 гг., несмотря на значительный рост дивидендов и прибылей, В результате этого к 1949 г.

Средний курс акции, долл.

1

Прибыль на 1 акцию, долл

2

Отношение курса к прибыли

3 = 1:2

Дивиденд на 1 акцию, долл.

4

Средняя доходность, %

5=4:1

Средняя доходность про мышлен. облигаций, %

6

I. 1929 86,00 4,91 17,52 2,89 3,41 5,21
1939 35,72 2,23 16,02 1,48 4,15 3,77
1945 46,02 2,96 15,49 1,92 4,19 2,87
1949 46,68 5,94 7,86 3,09 6,63 2,96
1953 72,81 7,25 10,04 4,00 5,49 3,43
1954 89,04 7,54 11,81 4,23 4,78 3,16
1955 117,36 9,39 12,50 4,75 4,06 3,25
1956 130,55 9,25 14,11 5,31 4,07 3,57
1957 125,46 9,10 13,79 5,43 4,33 4,21
1958 132,02 7,79 16,95 5,29 4,05 4,16
1959 163,47 9,08 18,00 5,41 3,31 4,65
1960 155,46 8,93 17,41 5,59 3,60 4,73
1961 185,66 8,87 20,91 5,70 3,07 4,66
1962 177,87 10,20 17,44 5,99 3,37 4,62
II. 1963, XII 216,57 6,82 3,15

Источники. I: «Moody’s Industrial Manual», 1963 (среднегодовые); II: «Survey of Current Business», February 1964 (среднемесячная).

* Исчислено на базе курсов акций 200 крупных корпораций с учетом количества акций каждой корпорации. Поэтому ряд является полностью сравнимым. Исчисление среднего курса в долларах (а не в виде индексов) позволяет непосредственно сравнивать курс акций с суммой прибылей и дивидендов на одну акцию.

отношение курса к прибыли достигло исключительно низкой величины (7,86), а средняя доходность акций оказалась необычайно высокой (6,63%).

В 1950 г., когда началась война в Корее, а с нею и новая волна милитаризации в экономике США, наступил перелом на фондовой бирже. Курсы акций начали резко повышаться и с 1949 по 1953 г. в среднем возросли на 56%. Уже в этот период повышение курсов обгоняло рост прибылей и

дивидендов, однако эта диспропорция еще не была особенно сильно выражена. Военные прибыли позволили значительно поднять выплаты дивидендов.

Иное положение сложилось в последующие 7—8 лет, Несмотря на срывы тенденции к повышению в 1957 и 1960 гг., в целом за 1953—1961 гг. произошло огромное повышение курсов акций: они поднялись более чем в 2,5 раза. Как видно из табл. 43, это повышение далеко выходило за пределы роста прибылей и дивидендов. В результате к 1961 г. отношение курса к прибыли поднялось до необычайно высокого уровня, а доходность акций снизилась почти до 3%. Эти показатели очень близки к показателям 1929 г.

Столь низкая доходность акций означает, что новые покупатели акций приобретают их не с целью получения устойчивого дохода на свой капитал (такой, и даже более высокий процент можно получить путем вклада в банк, без риска и расходов, связанных с покупкой и хранением акций), а со спекулятивной целью, в расчете на дальнейший рост курсов акций.

Представляет интерес сравнение двух последних граф таблицы — средней доходности акций и промышленных облигаций. Нормальным является положение, когда доходность акций несколько выше, чеїм доходность облигаций. Это объясняется тем, что держатель акций может претендовать на определенное вознаграждение за более высокую степень риска по сравнению с держателем облигаций. Оплата процентов и основного долга по облигациям является безусловным обязательством корпорации и его невыполнение означает банкротство, тогда как дивиденд по акциям выплачивается по усмотрению правления. Кроме того, курс акции в гораздо большей степени подвержен падению, чем курс облигации.

Мы видим, что с 1949 г. снижение доходности акций сопровождалось одновременным ростом доходности облигаций. Это отражает тенденцию к значительному повышению ссудного процента, характерную для экономики США в 50-х годах. При этом масштабы повышения курсов акций выступают еще более выпукло: как мы видели выше, курс акции обратно пропорционален ссудному проценту, и, следовательно, повышение последнего при прочих равных условиях должно было создать тенденцию к понижению курсов акций. В результате указанного движения уровней

доходности, с 1957 г. доходность акций оказалась значительно ниже доходности облигаций,— положение, также имевшее место в 1929 г.

Углубить и расширить анализ экономической роли биржевого бума 1953—1961 гг. позволит сравнение роста курсов акций в главных капиталистических странах с изменением основных экономических показателей (см. табл. 44).

Таблица 44

Прирост курсов акций и других экономических показателей в главных капиталистических странах за период 1953—1961 гг.

(в %)

Курсы

акций

Промыш

ленное

производ

ство

Валовой национальный продукт в текущих ценах Оптовые цены Дивиденды корпораций
США   181 20 43 8 57
Англия    147 30 56 16 91
ФРГ   658 90 ИЗ 5 204
Франция   338 84 100 32 35

Источники. Все данные, кроме дивидендов,—«International Financial Statistics», July 1962. Валовой национальный продукт Франции в 1961 г. исчислен на основе данных о промышленном производстве. Данные о дивидендах взяты из национальной статистики соответствующих стран и относятся: по США к 1961 г., по Англии к 1960 г., по ФРГ к 1958 г., по Франции к 1959 г.

Из приведенных данных видно, что в главных капиталистических странах (это можно было бы показать практически для всех развитых стран) произошло резкое повышение курсов акций, причем это расширение фиктивного капитала во много раз превосходило рост действительного капитала, показателем чего можно считать промышленное производство и национальный доход. Поскольку национальный доход или валовой продукт выражается в текущих ценах, его рост отражает не только увеличение физического объема национальной продукции, но и рост цен. Однако мы видим, что даже с учетом этого повышение курсов акций было несравненно больше и, в частности, много

кратно превосходило рост цен. Сравнение курсоїв акций с дивидендами показывает, что выявленная в предыдущей таблице тенденция для США действовала и в остальных странах.

Воплощенный в акциях фиктивный капитал непомерно разбух и перерос тот действительный капитал, на который он опирается и бумажным дубликатом которого является. В ФРГ и во Франции наиболее очевидны «классические» причины биржевого бума, это — циклический подъем, рост производства и торговли. Вместе с тем, в этих странах огромный рост курсов акций был закономерной реакцией после почти полного паралича рынка ссудных капиталов и ценных бумаг в предшествовавшем десятилетии. Наконец, во Франции особое значение имел инфляционный процесс, более сильный, чем в остальных странах.

В Англии и особенно в США эти годы не были периодом подъема: прирост производства был невелик, экономика несколько раз откатывалась назад и в течение ряда лег фактически характеризовалась застоем. Тем не менее биржевой бум получил большой размах. Повышение курсов акций в США было примерно в 9 раз больше, чем прирост промышленного производства, в Англии — в 5 раз, в ФРГ — в 7 раз, во Франции — в 4 раза.

Причины резкого повышения курсов акций в США в условиях низких темпов роста экономики можно видеть в следующем. Милитаризация экономики и растущий объем военных заказов, особенно предоставляемых крупным промышленным корпорациям, акции которых занимают ведущее положение на бирже, в течение длительного времени поддерживали иллюзию, что стагнация производства и обусловленное этим отсутствие значительного роста прибылей есть временное явление, за которым последует большой подъем. В действительности, прибыли в расчете на одну акцию достигли максимума в 1955 г. и после этого вплоть до 1962 г. неизменно были ниже (см. табл. 43). На протяжении 50-х годов товарные цены медленно, но неуклонно повышались, и угроза усиления инфляции постоянно висела в воздухе. В соответствии с описанной выше закономерностью это способствовало увеличению спроса денежных капиталистов на акции за счет твердопроцентных бумаг.

Спрос на акции искусственно форсировался путем широкой кампании по распространению акций среди обеспеченных слоев населения. Значительное развитие получила продажа акций служащим и рабочим непосредственно на предприятиях, продажа акций в рассрочку и т. п. Возрос спрос на акции со стороны кредитно-финансовых институтов, особенно пенсионных фондов, инвестиционных и страховых компаний, доверительных отделов банков. В последние годы эти учреждения поглощали ежегодно суммы акций, почти равные всем новым эмиссиям акций. Хотя новые эмиссии акций значительно возросли по сравнению с первыми послевоенными годами, они все же заметно отставали от спроса на акции. Причина — общие умеренные размеры финансирования крупной промышленности путем эмиссии ценных бумаг, что объясняется, в свою очередь, прежде всего низкими темпами роста производства и капиталовложений; кроме того, в составе новых эмиссий сохранялось преобладание облигаций над акциями, Доля прибыли корпораций, выплачиваемая по дивидендам, возросла, а поскольку именно дивиденд является самым непосредственным фактором, определяющим курс акций, это в известной мере способствовало поддержанию курсов. Большинство корпораций продолжало выплачивать, а многие даже повышали дивиденд в такие неблагоприятные для американской экономики годы, как 1958 п 1960, когда прибыли испытывали воздействие кризисных спадов 12. Курсы акций многих корпораций искусственно вздувались путем разжигания интереса инвесторов, использования разного рода манипуляций, разглашения ложной или «слегка неточной» информации о состоянии дел компании, распространения разного рода слухов и т. п. Это особенно имело место с акциями корпораций в новых быстро растущих отраслях промышленности, более или менее тесно связанных с военным производством (радиоэлектроника, счетно-решающие устройства, химическая промышленность, саімолето- и ракетостроение и т. п.). Неоднократно бывало, что при стабилизации или даже известном снижении курсов акций крупных корпораций в старых отраслях (металлургия, автомобильная промышленность, железные дороги и т. п.) эти акции бурно росли и в конце концов «вытягивали» биржу в целом.

Максимально высокий уровень курсюов был достигнут в конце 1961 г., а 1962 г. характеризовался снижением курсов, которое неоднократно принимало форму значительных биржевых крахов. К этому времени в США (да и в других империалистических странах) назрело противоречие между разбухшим фиктивным и отстающим в своем росте действительным капиталам. Как теория, так и длительный исторический опыт показывают, что способ временного разрешения этого противоречия может носить только бурный, катастрофический характер, он связан с биржевыми крахами, резким падением курсов акций.

В самом деле, какой иной способ ликвидации разбухшего фиктивного капитала можно себе представить? Говоря абстрактно, известное соответствие между фиктивным и действительным капиталом могло бы быть восстановлено путем увеличения последнего, т. е. путем быстрого расширения производства, национального дохода и накопления при более или менее стабильных курсах акций. Но это обычно невозможно. Сама проблема возникает уже в итоге известного подъема или хотя бы оживления хозяйства, когда не только данное противоречие, но и более глубокие противоречия ищут себе разрешения. В той мере, в какой рост экономики еще возможен, он неизбежно связан с дальнейшим вызреванием противоречия между фиктивным и действительным капиталом. Он может происходить лишь в условиях дальнейшего усиления спекуляции, расширения кредитной надстройки и т. д.

Столь же нереально разрешение этого противоречия путем постепенного равномерного понижения курсов акций. Это противоречит как самому характеру капиталистического воспроизводства, так и специфике рынка ценных бумаг. Даже падение товарных цен часто происходит в форме лихорадочных, неравномерных срывов. Но рынок ценных бумаг отличается еще гораздо большей неустойчивостью.

Резкие колебания цен акций, особенно их падение, выполняют определенную социальную функцию, способствуя централизации богатства в руках крупных капиталистов. Хотя падение цен па бирже является выражением стихийных экономических процессов, оно может быть усилено сознательными действиями представителей финансового капитала.

Вместе с тем надо Иметь в виду, что в связи с рядом важных изменений в экономике капитализма и в частности в сфере фиктивного капитала за последние 30 лет форма и экономическая роль биржевых крахов должны в известной мере измениться.

Крупнейший в истории биржевой крах 1929 года в США, который сыграл немалую роль в развитии кризиса 1929—1933 гг., произошел в итоге биржевого бума, который имеет некоторое сходство с бумом последних лет. Но вместе с тем положение на бирже в то время характеризовалось рядом явлений, которые теперь отсутствуют или играют менее значительную роль.

Прежде всего в 20-х годах гораздо большую роль в буме играли акции холдинг-компаний и инвестиционных компаний. Эти акции отличаются особой неустойчивостью и подверженностью крахам. Сравнительно небольшое падение акций компаний, лежащих в основании пирамиды, может вызвать гораздо более сильное падение курсов в следующем ярусе и т. д.

Биржевая спекуляция в 20-х годах в огромной мере опиралась на кредит: покупатели акций оплачивали наличными лишь небольшую часть покупаемых акций, а основную массу покрывали кредитом, который они получали от фирмы, ведущей торговлю ценными бумагами, коммерческого банка и т. п. Обеспечением кредита служили сами купленные акции. Когда курсы акций стали падать, обеспечение сократилось, и кредиторы потребовали пополнить его. Для этого спекулянтам приходилось срочно продавать акции, что олять-таки усиливало падение курсов. В настоящее время сумма биржевого кредита несомненно значительно меньше, хотя масса биржевых бумаг по стоимости в несколько раз больше, чем в 1929 г.

В то время более значительная часть акций, чем теперь, находилась в руках спекулянтов и других держателей, склонных сбрасывать бумаги при первых сигналах неблагополучия. Наличие значительных пакетов акций у пенсионных фондов и страховых компаний, что имеет место теперь, может в какой-тю мере ослабить темп падения акций, поскольку эти учреждения обычно не торопятся сбрасывать акции, а стремятся переждать период низких курсов. Выше уже говорилось, что значение этого факта ограничено.

Йаканец, определенное значение имеют существующие теперь ограничения продажи акций на срок, когда продавец продает акции, которых у него нет (по американской терминологии — short selling). Эти сделки в 1929 г. усиливали понижательную тенденцию. Ряд других мер государственного регулирования биржи, в частности ограничение биржевого кредита, могут также играть известную роль.

Такие соображения заставляют думать, что едва ли в современных условиях возможен биржевой крах, который непременно принял бы масштабы и формы краха 1929 г. Но, с другой стороны, видно, что все названные факторы затрагивают лишь непосредственно биржу. В таких ограниченных рамках эти факторы играют известную роль. Но биржа есть явление производное, вторичное. Биржевые потрясения, как правило, лишь отражают развитие противоречий в сфере капиталистического производства (хотя они оказывают большое обратное влияние на сферу производства). Поэтому устойчивость биржи нельзя рассматривать отдельно от устойчивости экономики.

Кроме того, значение указанных выше изменений в собственно биржевой сфере легко преувеличить. Так, например, известно, что хотя целевые ссуды коммерческих банков брокерам и брокеров спекулянтам под ценные бумаги находятся под контролем государства и размер этих ссуд жестко регулируется, вследствие чего официально публикуемые суммы невелики, значительная часть банковых ссуд, предоставляемых формально без особого целевого назначения, на деле используется для финансирования спекулятивных покупок акций.

Некоторое снижение курсов акций в 1962 г. не разрешило противоречия между разбухшим фиктивным и отстающим в своем росте действительным капиталом. Конец 1962 г. и 1963 г. характеризовались новым резким повышением курсов акций.

При ухудшении экономического положения в целом на бирже могут возникнуть новые факторы, действие которых теперь еще невозможно оценить. Порождаемое особенностями современного капитализма огромное увеличение фиктивного капитала усиливает неустойчивость капиталистической экономики.

К. Маркс. Капитал, том III. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. I, стр. 401. D. А. Alhadeff. Monopoly and Competition in Banking. Berkeley and Los Angeles, 1954, p. 37.

3P. Гильфердинг. Финансовый капитал. Соцэкгиз. 1959, стр. 186. Стоит привести дальнейшее рассуждение Гильфердинга но атому вопросу: «Перемена владельцев, постоянное обращение (акций.— А. А.) не оказывают никакого влияния на уже основанное предприятие. Производство и доход от него не затрагиваются тем, что свидетельства на доход перейдут из рук в руки; точно так же и стоимость (величина.— А. А.) дохода не изменится от изменения цены акций. Наоборот, эти изменения цен акций, caeteris paribus (при прочих равных условиях), определяются стоимостью дохода. Следовательно, купля и продажа свидетельств на получение процента — явление чисто экономическое, простая передвижка в распределении частной собственности, не оказываюхцая никакого влияния ни на производство, ни на реализацию прибыли...» (там же). «The Supply of Capital Funds for Industrial Development in Europe: Resources, Structure, Methods», Organization lor European Economic Cooperation. Paris, 1957, p. 73. Цит. по: «Лондонская фондовая биржа. Путеводитель для неимущих», Бюро исследования по вопросам труда. ИЛ, 1961, стр. 15—16. В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 27, стр. 334. G. W. Edwards. The Evolution of Finance Capital, L.— N. Y.— Toronto, 1938, p. 325. «Securities and Exchange Commission, 26th Annual Report», 1960, p. 68—71. Охвачены компании, имеющие не пенсе 300 акционеров. Инвестиционные компании исключены. G. L. L е f f 1 е г. The Stock Market. N. Y., 1951, p. 6. «Statistical Abstract», 1961, p. 460. G. L. L e f f 1 e r. Op. cit., p. 6. Журнал «Форчун» (август 1958) опубликовал по этому поводу интересную статью под названием «Репутации и дивиденды». Он приводит, в частности, такие примеры. Медная монополия Кеннекотт коппер продолжала в первых двух кварталах 1958 г. платить традиционный дивиденд 1,50 долл. ыа акцию, хотя прибыль упала до 1,08 долл. на акцию. Компания платила дивиденд за счет накопленных ею наличных ресурсов (счета в банках, казначейские векселя), сумма которых превышала 230 млн. долл. Авю- мобильная компания Крайслер платила дивиденды и при убытках, поскольку прекращение выплат «потрясло бы имеющую решающее значение для корпорации систему ее отношений с дилерами и отразилось бы на ее способности получать ссуды» (стр. 80).

<< | >>
Источник: А. В. Аникин. КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА СОВРЕМЕННОГО КАПИТАЛИЗМА (ИССЛЕДОВАНИЕ НА МАТЕРИАЛАХ США) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Москва —1964. 1964

Еще по теме РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ:

  1. 7.8. Операции кредитных организаций на рынке государственных ценных бумаг
  2. Международный рынок ценных бумаг
  3. Рынок ценных бумаг и его участники
  4. Внебиржевой рынок ценных бумаг
  5. 4.5. Российский рынок ценных бумаг: его становление, регулирование и перспективы развития
  6. Первичный и вторичный рынок ценных бумаг. Фондовая биржа
  7. Тема 29. Рынок ценных бумаг
  8. Финансовый рынок. Рынок ценных бумаг
  9. РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ
  10. 7.3. Рынок ценных бумаг: структура, содержание, функции
  11. 17.1. Мировой рынок ценных бумаг: тенденции и модели развития
  12. Тема 4. Рынок ценных бумаг. Фондовая биржа
  13. Рынок ценных бумаг
  14. Рынок ценных бумаг
  15. Рынок ценных бумаг: сегменты и состояние
  16. Рынок ценных бумаг
  17. 13.5 Рынок ценных бумаг. Фондовая биржа