<<
>>

§ 5. Понятие и виды кредитных организаций, не входящих в банковскую систему Российской Федерации

Кредитные организации, не входящие в банковскую систему ("неформальные" кредитные организации), можно определить как большую группу разнородных юридических лиц, которые на постоянной профессиональной основе занимаются любыми банковскими операциями, но по разным причинам не входят в банковскую систему.
В эту категорию попадают неформальные кредитные организации двух видов: организации, занимающиеся предоставлением кредитов (займов), которые отвечают сформулированному выше экономическому понятию кредитной организации, и организации, которые осуществляют другие банковские операции, главным образом, безналичные расчеты. Правовое положение указанных организаций различно и может быть рассмотрено только одновременно с учетом каждой разновидности в отдельности.

Первая группа кредитных организаций осуществляет свою деятельность в секторе микрофинансирования. Эти кредитные организации специализируются на предоставлении займов и иных финансовых услуг незначительного размера (от 3000 до 10 000 долл. США*(68)) определенным целевым группам клиентов (главным образом, малым предприятиям и предпринимателям без образования юридического лица)*(69). Такие заемщики названы в программном документе TACIS "Микрофинансирование в России" как микропредприятия. Микропредприятием можно считать любой вид самозанятости как в городе, так и в сельской местности. Когда люди трудоустраиваются, делая при этом какие-то материальные вложения, начинается процесс создания малого предприятия. Микропредприятия - это стартовая площадка для предпринимательства*(70). Как правило, такие заемщики испытывают серьезные затруднения с получением кредитов в банках, поскольку рассматриваемые лица не имеют кредитной истории, надежного обеспечения, им требуется кредит очень незначительного размера. Исключительно важным различием между микрофинансированием и "формальным" финансированием является то, что первое обслуживает клиентов без учета прошлых результатов хозяйственной деятельности (начинающие), клиентов без досье заемщика и без зарегистрированного обеспечения.

Важной отличительной чертой микрофинансирования является и то, что оно преследует цель оказания содействия и защиты, поощряя обращаться за финансовыми услугами тех клиентов, которые обычно сами себя считают "неплатежеспособными" *(71). Далее, в этом же документе со ссылкой на книгу Маргариты Робинсон "Стратегические вопросы микрофинансирования" (1998) приводится следующее определение: "Микрофинансирование представляет собой мелкие финансовые услуги, связанные с выдачей кредитов и приемом депозитов, которые оказываются людям, занимающимся выращиванием сельскохозяйственной продукции или скотоводством; имеющим малые или микропредприятия, на которых производится или перерабатывается продукция, осуществляется ремонт или торговая деятельность; которые оказывают услуги; являются наемными работниками или работают на комиссионных началах; имеют доход от сдачи в аренду небольших участков земли, транспортных средств, рабочего скота, машин и инструментов, а также другим лицам и группам местных жителей в странах с развивающейся экономикой как в городе, так и в сельской местности" * (72).

Таким образом, микрофинансированием могут заниматься и банки. Однако они проявляют малую заинтересованность в таком обслуживании. По данным аналитиков, доля кредитования малых предприятий в общем объеме банковского кредитования незначительна и составляет всего 5-10%. Слабый интерес банков к этому сектору бизнеса объясняется относительно высокими рисками, связанными с кредитованием вновь создаваемых или существующих непродолжительное время организаций, отсутствием предпосылок системообразующего характера (четкой юридической базы и стимулирующего налогового режима) и большими операционными издержками, приводящими к низкой рентабельности подобных операций *(73).

Поэтому рассматриваемая область экономической деятельности традиционно обслуживается не банковским сектором, а так называемыми "микрофинансовыми" кредитными организациями. Все организации, работающие в рассматриваемой области деятельности (кроме банков и других "формальных" кредитных организаций) можно условно разделить на следующие группы в зависимости от типа их организации:

кредитные потребительские кооперативы;

государственные, муниципальные фонды;

частные микрофинансовые организации;

специализированные микрофинансовые организации.

В действующем законодательстве отсутствует обобщающее определение кредитных потребительских кооперативов.

Однако на практике такие кооперативы существуют в нескольких видах, и поэтому их родовое понятие обязательно должно быть сформулировано. Представляется возможным позаимствовать его из ст. 1 проекта федерального закона "О кредитной кооперации", принятого Государственной Думой во втором чтении. Указанный законопроект понимает под кредитным потребительским кооперативом (кредитным кооперативом) добровольное объединение физических и (или) юридических лиц на основе членства с целью оказания финансовых услуг своим членам за счет объединяемых ими в виде паевых взносов денежных средств. Кредитный кооператив рассматривается как некоммерческая организация, которая создается в форме потребительского кооператива. Деятельность по оказанию финансовой помощи своим членам кредитный кооператив осуществляет посредством привлечения денежных средств членов кредитного кооператива и предоставления займов членам кредитного кооператива на равных условиях.

В соответствии с ч. 4 ст. 8 рассматриваемого законопроекта кредитные кооперативы могут создаваться и осуществлять деятельность в виде: кредитных потребительских кооперативов граждан, сельскохозяйственных кредитных кооперативов, обществ взаимного кредитования, ипотечных кредитных кооперативов и иных кредитных кооперативов. Их деятельность может регулироваться не только рассматриваемым законопроектом, но и специальным законодательством. Однако проект закона "О кредитной кооперации" еще не принят. Поэтому не все из перечисленных выше видов кредитных кооперативов имеют легальную правовую базу для своей деятельности. Рассмотрим три вида кредитных кооперативов, деятельность которых уже сейчас регулируется специальным законодательством.

Кредитные потребительские кооперативы граждан создаются и действуют на основании ст. 116 ГК РФ и Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 117-ФЗ "О кредитных потребительских кооперативах граждан" *(74) (далее - Закон о кредитных кооперативах граждан). Они являются некоммерческими организациями и создаются в организационно-правовой форме потребительских кооперативов.

В соответствии со ст.

4 Закона о кредитных кооперативах граждан кредитный потребительский кооператив граждан - потребительский кооператив, созданный гражданами, добровольно объединившимися для удовлетворения потребностей в финансовой взаимопомощи. Кредитные потребительские кооперативы граждан могут создаваться по признаку общности места жительства, трудовой деятельности, профессиональной принадлежности или любой иной общности граждан. Число членов кредитного потребительского кооператива граждан не может быть менее чем 15 и более чем 2000 человек. Наименование кредитного потребительского кооператива граждан должно содержать словосочетание "кредитный потребительский кооператив граждан". Организации, не отвечающие требованиям настоящего закона, не вправе использовать в своих наименованиях словосочетание "кредитный потребительский кооператив граждан". Финансовая взаимопомощь в рамках кредитного кооператива осуществляется путем предоставления кооперативом денежных средств своим членам на основе договора займа (ст. 17 Закона о кредитных кооперативах граждан). Такой кооператив не вправе выдавать займы юридическим лицами, а также гражданам, не являющимся его членами. Помимо займов, кредитные кооперативы могут предоставлять своим членам и другие услуги, соответствующие целям их деятельности, в том числе заключать договоры страхования от имени и по поручению своих членов в соответствии со своим уставом и решениями общего собрания членов кооператива, оказывать консультационные услуги своим членам.

Кредитные ресурсы рассматриваемого кооператива формируются из двух основных источников - собственных средств кооператива и личных сбережений его членов. Эти средства направляются в фонд финансовой взаимопомощи кооператива, за счет которого и выдаются займы.

Личные сбережения членов кооператива передаются кредитному кооперативу на основании заключенного между ними договора. Такой договор должен быть составлен в письменной форме и содержать условия о сумме предоставляемых личных сбережений, порядке их передачи, сроке и порядке возврата кооперативом, размере и порядке платы за их использование. Стороны договора могут предусмотреть иные условия (ст. 15 Закона о кредитных кооперативах граждан). Рассматриваемый договор не назван договором банковского вклада, да и не может им являться ввиду специального субъектного состава последнего (кооператив банком не является). Вместе с тем, разница между этими двумя договорами несущественна, и поэтому взносы членов кооператива могут быть названы вкладами хотя бы в экономическом смысле. Представляется, однако, что рассматриваемый договор должен быть квалифицирован как договор заемного типа, поскольку в нем сохраняется основная цель договора займа - передача гражданами (займодавцами) денег в собственность кооператива (заемщика) с обязательством возврата переданной суммы и уплаты обусловленных процентов. Деятельность потребительских кооперативов по приему вкладов от своих членов и выдаче им займов не подлежит лицензированию, несмотря на определенное сходство с банковской деятельностью, поскольку она основана на прямом разрешении специального закона.

Деятельность сельскохозяйственных потребительских кредитных кооперативов основывается на ст. 116 ГК РФ и Федеральном законе от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" *(75) (далее - Закон о сельскохозяйственной кооперации). Они являются некоммерческими организациями и создаются в организационно-правовой форме потребительских кооперативов.

Сельскохозяйственные потребительские кредитные кооперативы представляют собой юридические лица, созданные сельскохозяйственными товаропроизводителями для целей кредитования и сбережения денежных средств членов данных кооперативов (ч. 8 ст. 4 Закона о сельскохозяйственной кооперации). Число членов кредитного кооператива не может быть менее чем 15 граждан и (или) 5 юридических лиц и более чем 2000 граждан или 200 юридических лиц. Членами кредитного кооператива не могут быть государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также акционерные общества, акции которых находятся в государственной собственности. Кредитные ресурсы сельскохозяйственного кредитного кооператива аккумулируются в фонде финансовой взаимопомощи, который формируется за счет части собственных средств кредитного кооператива и средств, привлекаемых в форме займов, полученных от членов кооператива, ассоциированных членов кооператива, кредитных и иных организаций. При этом займы принимаются только в денежной форме. Передача членами кредитного кооператива и ассоциированными членами кредитного кооператива этому кооперативу средств, не являющихся паевыми взносами, и выдача им займов оформляются договором займа, заключаемым в письменной форме. Договор займа может быть процентным и беспроцентным. Беспроцентный договор может быть заключен кредитным кооперативом только на основании решения общего собрания членов кредитного кооператива. Помимо финансовой помощи сельскохозяйственный кредитный кооператив вправе оказывать своим членам консультационные и иные услуги, соответствующие целям деятельности кооператива. Сельскохозяйственный кредитный кооператив не вправе выдавать займы гражданам или юридическим лицам, не являющимся членами кредитного кооператива; эмитировать собственные ценные бумаги; покупать акции и другие ценные бумаги иных эмитентов, осуществлять другие операции на финансовых и фондовых рынках, за исключением хранения средств на текущих и депозитных счетах в банках и приобретения государственных и муниципальных ценных бумаг (ст. 40.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации).

Ввиду наличия специального правового регулирования деятельность сельскохозяйственных потребительских кредитных кооперативов не подлежит лицензированию, несмотря на определенное сходство ее с банковской деятельностью по приему вкладов и выдаче кредитов.

Статья 8 проекта закона "О кредитной кооперации" относит общества взаимного кредитования к разновидности кредитных кооперативов. Однако в действующем законодательстве пока отсутствует норма, которая бы позволила четко определить их статус. Деятельность обществ взаимного кредитования регулируется исключительно ст. 12 Федерального закона от 14 июня 1995 г. N 88-ФЗ "О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации"*(76) (далее - Закон о поддержке малого предпринимательства). Ею предусмотрено, что общества взаимного кредитования субъектов малого предпринимательства создаются для аккумулирования временно свободных денежных средств участников указанных обществ в целях оказания им финансовой помощи. Эти общества вправе не размещать обязательные резервы в Банке России; могут поручать управление собственными ресурсами банку-депозитарию или иной кредитной организации; определяют размер, периодичность и порядок внесения вкладов (взносов) участниками указанных обществ, а также предельные размеры, сроки и условия оказания им финансовой помощи; не вправе предоставлять денежные средства физическим и юридическим лицам, которые не являются участниками указанных обществ.

Таким образом, из приведенной нормы неясно, являются ли общества взаимного кредитования юридическими лицами, коммерческими или некоммерческими организациями, и в какой организационно -правовой форме они должны образовываться. После вступления в силу проекта закона "О кредитной кооперации", если его редакция останется неизменной, общества взаимного кредитования приобретут статус потребительского кооператива.

Поскольку действующее законодательство никак не определяет ни механизм образования обществ взаимного кредитования, ни порядок их функционирования, такие организации либо вообще не регистрируются, либо регистрируются как субъекты малого предпринимательства или подразделения общественных организаций (аналогичные профсоюзным кассам взаимопомощи на предприятиях в советский период).

В Москве в национальную ассоциацию организаций финансовой взаимопомощи, учрежденную Гильдией купцов и промышленников России, входят только четыре таких общества. В своей деятельности эти общества полностью опираются на собственные средства, формируемые из членских и паевых взносов участников, что сближает их с кредитными кооперативами. В то же время доход, получаемый в результате банковских операций, пропорционально распределяется между членами общества, что не позволяет рассматривать эти организации как некоммерческие. Несмотря на то что общества взаимного кредитования осуществляют некоторые банковские операции, они до настоящего времени не лицензируются Банком России *(77).

Правовой основой создания и деятельности государственных и муниципальных фондов поддержки малого предпринимательства до 1 января 2005 г. была ст. 8 Закона о поддержке малого предпринимательства. Из ее прежней редакции следовало, что фонды поддержки малого предпринимательства являлись некоммерческими организациями, созданными в организационно-правовой форме фондов. Целью их деятельности признавалось финансирование программ, проектов и мероприятий, направленных на поддержку и развитие малого предпринимательства, в том числе путем предоставления кредитов субъектам малого предпринимательства. Деятельность фондов финансировалась, главным образом, за счет бюджетных средств, поступающих от приватизации государственного и муниципального имущества. Государственные фонды финансировались соответственно за счет бюджета Российской Федерации или субъекта Российской Федерации, муниципальные - за счет средств бюджетов муниципальных образований. Финансовое обеспечение федеральной политики в области государственной поддержки малого предпринимательства осуществлял специально созданный Правительством РФ Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства.

Наиболее крупный объем кредитования малого бизнеса был зафиксирован аналитиками в г. Москве. В

г. здесь было выдано кредитов на общую сумму до 1 млрд. руб. Положительный опыт микрофинансирования субъектов малого предпринимательства получен Центром содействия предпринимательству Свердловской области и Оренбургским областным фондом поддержки малого предпринимательства. Всего по состоянию на январь

г. в России действовали 75 региональных и более 200 муниципальных фондов поддержки малого предпринимательства*(78). Доля государственных фондов поддержки малого бизнеса на рынке микрофинансовых услуг составляет 24%*(79).

С 1 января 2005 г. отменено действие ст. 8 Закона о поддержке малого предпринимательства. Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства был ликвидирован. Таким образом, государственные и муниципальные фонды потеряли право предоставлять кредиты без лицензии Банка России, а Правительство РФ отказалось от прямого управления и финансирования этих фондов. В этой ситуации перед указанными организациями непосредственно встал вопрос о преобразовании в небанковские депозитно-кредитные организации и получении лицензии Банка России. Однако в настоящий момент целесообразность такого преобразования считается спорной в силу высоких требований по регистрации и отчетности*(80).

Частные микрофинансовые организации на практике создаются в разных организационно-правовых формах. В большинстве случаев эти организации были созданы как некоммерческие.

Так, в октябре 1998 г. была основана Женская Микрофинансовая Сеть в организационно-правовой форме некоммерческого партнерства. В настоящее время она объединяет организации из 7 регионов России. По состоянию на конец 2003 г., общий портфель займов составил 127 млн. руб.*(81)

Фонд Оппортьюнити России (Фора) был создан международной организацией "Оппортьюнити Интернешнл" и ее российскими партнерами в июле 2000 г. В настоящее время ФОРА работает в 9 регионах (областях) европейской территории России (Белгород, Липецк, Нижний Новгород, Новгород Великий, Ростов -на- Дону, Саратов, Санкт-Петербург, Тамбов и Воронеж). Головной офис фонда находится в Нижнем Новгороде. Фонд помощи международному сообществу (ФИНКА) осуществляет программу микрокредитования в Самарской области. Он применяет групповой метод микрокредитования, известный под названием "банковское обслуживание деревни". В Самаре такие деревенские группы образуют 5-10 соседей, которые сообща гарантируют получаемые друг другом ссуды, контролируют групповое кредитование и накопление сбережений, а также оказывают взаимную помощь. В настоящее время программа обслуживает 600 клиентов (88% из которых - женщины), а сумма выданных ссуд составляет 570 тыс. долл. США. Собрания групп проводятся еженедельно, и ссуды выдаются без предоставления обеспечения. Процент возврата ссуд составляет 96%*(82). Основной правовой формой микрофинансирования таких организаций является договор займа.

Среди частных микрофинансовых организаций может быть специально выделена группа коммерческих организаций, созданных в форме различных хозяйственных обществ, основной целью деятельности которых является систематическое предоставление займов населению. Иногда такие организации предоставляют не только займы, но оказывают и другие услуги, например передают во временное пользование товары народного потребления на условиях договора аренды с правом последующего выкупа.

На практике указанный вид микрофинансовых организаций образуется не только банками. Довольно часто их создают банки совместно с клиентами - некредитными организациями. Совершенно очевидно, что такая деятельность осуществляется без лицензии Банка России, без соблюдения экономических нормативов и других пруденциальных правил, установленных для кредитных организаций, а зачастую - без обеспечения. Необязательность резервирования снижает операционные издержки и бумажную волокиту, которая обычно не нравится клиентуре, но повышает все банковские риски. Учитывая, что такие займы чаще всего предоставляются лицам, которые не интересны обычным банкам, микрофинансовые заимодавцы устанавливают на свои услуги очень высокие проценты - до 98% годовых. Довольно часто банки используют рассматриваемые микрофинансовые организации для обхода пруденциальных требований Банка России и получения дополнительной прибыли. В этом случае кредитование происходит в два этапа. Во-первых, банки предоставляют своим микрофинансовым организациям крупные кредиты, выполняя все требования Банка России, во-вторых, микрофинансовые организации, получившие банковские деньги, выдают их мелкими займами, не соблюдая никаких пруденциальных правил. Очевидная попытка обхода закона (ст. 10 ГК РФ) породила мнение о притворности заключаемых ими договоров займа (ст. 170 ГК РФ). Соответственно на практике возник спор относительно законности таких операций.

Для обоснования совершенно противоположных правовых позиций существуют объективные условия. Во- первых, законодательство не содержит четких критериев для разграничения кредитного договора и договора денежного займа за исключением субъектного состава, что несущественно. Между тем деятельность по предоставлению кредитов может осуществляться только на основании лицензии и под контролем Банка России, а деятельность по предоставлению займов таким ограничениям формально не подвергается. Во-вторых, существует мнение ВАС РФ о разграничении кредитного договора и договора займа, которое изложено в п. 4 Информационного письма ВАС РФ от 10 августа 1994 г. N С1-7/ОП-555 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике"*(83). ВАС РФ полагает, что деятельность по передаче заимодавцем заемщику своих свободных денежных средств с обязательством последнего возвратить эту сумму и выплатить проценты не запрещена законом и не требует лицензирования, если она не носит систематического характера. В-третьих, имеется совершенно противоположное мнение Банка России. Оно отражено в его письме от 2 февраля 2005 г. N 06-33-2/482, которое было получено в ответ на запрос Ассоциации российских банков от 24 сентября 2004 г. N А-02/1Е. Банк России указал, что законодательство Российской Федерации не относит деятельность по предоставлению займов исключительно к банковской и не ограничивает состав субъектов договора займа. Данный вид деятельности регулируется ст. 807-818 ГК РФ. На основании изложенного Банк России сделал вывод, что организации, не являющиеся кредитными, вправе осуществлять указанную деятельность без банковской лицензии.

Для окончательного решения указанного вопроса de lege ferendae следует соответственно изменить законодательство о лицензировании кредитных организаций. В противном случае рассмотренные выше микрофинансовые организации должны получить банковскую лицензию. Последний вариант является более предпочтительным, так как позволит избежать очередного банковского кризиса.

Среди специализированных микрофинансовых организаций необходимо назвать лизинговые организации, действующие на основании гл. 34 ГК РФ и Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)"*(84) (далее - Закон о лизинге), и ломбарды, специализирующиеся на предоставлении кредитов гражданам под заклад принадлежащего им движимого имущества.

Организаций, которые осуществляют иные банковские операции, кроме кредитования, не так много. Указанные организации формально не считаются кредитными. Их нельзя назвать кредитными организациями даже в экономическом смысле, поскольку они не выдают кредитов, а выполняют, главным образом, безналичные расчеты. Однако эти организации осуществляют некоторые операции, отнесенные ст. 5 Закона о банках к числу банковских, т.е. отвечают тому критерию, который использует законодатель для разграничения кредитных и некредитных организаций. Именно по указанной причине они включены в предмет рассмотрения настоящей работы.

Указанные организации можно условно разделить на две группы в зависимости от наличия или отсутствия правового основания для своей деятельности.

Первую группу составляют те организации, которые выполняют отдельные банковские операции на основании специального законодательства об их деятельности.

Так, организации почтовой связи вправе осуществлять почтовые переводы денежных средств на основании ст. 2 Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ "О почтовой связи"*(85). В соответствии со ст. 161 и 166.1 Бюджетного кодекса РФ*(86) (далее - БК РФ) Федеральное казначейство открывает и ведет лицевые счета главных распорядителей, распорядителей и получателей средств федерального бюджета, в том числе лицевые счета бюджетных учреждений, а также по поручению высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации (местной администрации) в соответствии с заключенным соглашением - лицевые счета главных распорядителей, распорядителей и получателей средств бюджетов субъектов Российской

Федерации (местных бюджетов).

Вторую группу составляют организации, которые не имеют правового основания для осуществления расчетных банковских операций.

В настоящее время широкое распространение получила практика осуществления платежей по поручению населения в пользу третьих лиц организациями, не являющимися кредитными и не имеющими лицензии Банка России. Примером данной операции является прием торговыми организациями и индивидуальными предпринимателями платежей физических лиц в пользу операторов мобильной связи, а в ряде регионов и коммунальных платежей. В ответ на требования правоохранительных органов о прекращении незаконной банковской деятельности платежные организации пытаются следующим образом обосновать законный характер своей деятельности. Они утверждают, что собирают платежи от клиентов коммерческих организаций на основании заключенных с ними агентских договоров. Эта деятельность не рассматривается ими как банковский перевод средств. Рассмотрим две используемые этими организациями схемы совершения расчетов: субагентскую и схему расчетов на основе системы Е-PORT. Из субагентской схемы усматривается, что речь идет о получении агентом денег, причитающихся его клиенту - коммерческой организации. Этот механизм полностью соответствует механизму инкассовой операции. В результате изучения схемы получения платежей по системе Е-PORT можно сделать вывод, что такие платежи осуществляются по инициативе услугополучателя, т.е. самого физического лица. Последний дает поручение своему агенту заплатить его кредитору (например, оператору мобильной связи) за оказанные услуги. Для выполнения поручения клиента агент связывается не с кредитором, а с его агентом, которому и производится платеж. Данный механизм полностью соответствует механизму расчетов с помощью платежных поручений (банковский перевод).

В целом банковские расчетные операции могут быть определены как действия, направленные на получение или передачу денежных средств в интересах клиента. При этом в качестве юридической формы таких действий может быть использована практически любая гражданско-правовая конструкция посреднического характера (договор поручения, договор комиссии, агентский договор). Эта точка зрения неоднократно высказывалась в российской и советской юридической литературе *(87). Аналогичная позиция отражена и в зарубежном законодательстве. Так, в соответствии с п. а2 ст. 4 А-206 Единообразного торгового кодекса США банк, выполняющий платежное поручение клиента, считается его агентом или субагентом. В связи с изложенным нет оснований противопоставлять банковские расчетные операции агентскому договору, который на практике заключается небанковскими организациями для осуществления деятельности по приему платежей в пользу различных организаций, в том числе крупных операторов мобильной связи. Лица, желающие переслать денежные средства, могут использовать различные способы.

В России такая практика расчетов противоречит банковскому законодательству. Законом о банках предусмотрено, что перевод денежных средств по поручению физического лица без открытия банковского счета (за исключением почтовых переводов) является банковской операцией, которая должна осуществляться на основании соответствующей лицензии Банка России.

Переводы средств без открытия счета, выполняемые некредитными организациями, оказываются вне какого-либо государственного надзора и вне законодательства, обеспечивающего финансовую и валютную безопасность государства, вне мероприятий по борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем. Неформальные операторы перевода денег могут стать объектом использования преступниками или террористами. Риск отмывания денег и финансирования терроризма повышается в случае больших объемов международных расчетов, происходящих вне банковской системы, в отношении которых контрольные органы не имеют полного представления. Рассматриваемые переводы средств создают благоприятные условия для обхода любых существующих методов контроля за бегством капиталов из страны, уклонением от уплаты налогов и занятием контрабандой. Большие потоки денежных переводов в зарубежных странах осложняют эффективное проведение денежной политики и искажают информацию, на которой базируются принципы макроэкономической политики*(88).

Проблема, возникшая в России, известна и другим странам. Для многих из них потоки денежных переводов, осуществляемые в том числе через неформальных операторов перевода денег, являются важным и стабильным финансовым источником, поступающим от мигрантов, работающих за границей. По оценкам специалистов, официально зарегистрированные переводы денег, полученные развивающимися странами в 2004 г., превысили 93 млрд. долл. США*(89). Для снижения рисков отмывания денег и финансирования терроризма в неформальных системах перевода денег группа FATF выпустила Специальную рекомендацию У1. В ней проанализирован опыт нескольких групп стран, решивших эту проблему, а также даны соответствующие рекомендации заинтересованным лицам. Все страны, столкнувшиеся с проблемой перевода средств через неформальных операторов, по-разному подошли к решению этой проблемы. Один подход, использовавшийся некоторыми властями, заключается в том, чтобы требовать от операторов денежных переводов получения банковской лицензии с выполнением соответствующих пруденциальных требований. Другие страны просто запретили деятельность нелегальных операторов переводов денег и требуют, чтобы все переводы денег осуществлялись через банковский сектор. Однако FATF настаивает на использовании гибкого подхода с тем, чтобы побудить неформальных операторов перевода денег оставаться в легальном секторе, не уходить в подполье. Поэтому FATF призывает учитывать опыт некоторых стран, которые выпустили специальные нормативные акты и назначили надзорный орган для контроля за деятельностью неформальных операторов перевода денег. В Великобритании, США (на федеральном уровне) и ОАЭ (для операторов неформальной системы перевода денег "Хавала") был избран режим регистрации, а в Нидерландах, Швейцарии, Германии, США (на уровне штатов) и ОАЭ (для обменных контор) - режим лицензирования.

Основная цель системы регистрации состоит в том, чтобы побудить операторов денежных переводов предоставить о себе данные и взять обязательство соблюдать требования по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма. Основные элементы этой системы обычно включают процесс подачи заявки на получение регистрации, проверки биографических данных заявителя, контроль соблюдения программы превентивных мер по борьбе против отмывания денег и финансирования терроризма. В странах, выбравших режим лицензирования, легально разрешается работать лишь тем операторам, которые оказались в состоянии продемонстрировать свою способность соблюдать нормативные акты, включая требования в отношении противодействия отмыванию денег и борьбы с финансированием терроризма. Основные элементы этой системы обычно включают процесс подачи заявки, проверки заявителей на соответствие требованиям к определенному профессиональному уровню, контроль соблюдения нормативных требований и бизнес-планы, включая программы превентивных мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. Для осуществления функций надзора за операторами в этих странах выбирались различные органы, такие как центральный банк, органы финансового мониторинга или надзора за отмыванием денег, или же негосударственные организации, регулирующие торговлю ценными бумагами. FATF предложила использовать опыт стран по внедрению нормативно-правовой базы для регистрации или лицензирования операторов систем денежных переводов, чтобы легализовать их деятельность, не загонять "в подполье", иметь возможность государственного контроля за их деятельностью.

Указанные рекомендации имеют для России большое значение. Действующие на территории России неформальные операторы перевода денег не имеют на сегодняшний день каких-либо легальных правовых оснований. По действующему российскому законодательству указанные организации должны получить лицензию Банка России и стать расчетными НКО. Однако большинство таких организаций никогда не сможет получить банковскую лицензию, поскольку деятельность по переводу денег не является для них основной и сочетается с торговой, производственной и иной деятельностью, запрещенной для кредитных организаций (см. ст. 5 Закона о банках). Представляется, что на сегодняшний день нет оснований для полного запрета деятельности неформальных операторов перевода денег. Видимо, следует признать целесообразным издание специального нормативного акта, вводящего режим лицензирования для рассматриваемых организаций, а также систему контроля за их деятельностью.

<< | >>
Источник: Павлодский Е.А.. Кредитные организации в России: правовой аспект/ - Волтерс Клувер. 2006

Еще по теме § 5. Понятие и виды кредитных организаций, не входящих в банковскую систему Российской Федерации:

  1. § 3. Правовое положение кредитных организаций, входящих в банковскую систему Российской Федерации
  2. § 4. Виды кредитных организаций, входящих в банковскую систему Российской Федерации
  3. § 5. Понятие и виды кредитных организаций, не входящих в банковскую систему Российской Федерации
  4. 7. 3. Современная кредитная система Российской Федерации
  5. § 1. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ
  6. Тема . ПОНЯТИЕ И РОЛЬ НАЛОГОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  7. Тема 10. Бюджет Российской Федерации. Бюджетное устройство. Бюджетный федерализм
  8. Функции Банка России. Денежно-кредитная политика и методы ее проведения
  9. 1.2. Анализ проблем и пути развития банковской системы
  10. 6.3 Функции Банка России. Денежно-кредитная политика
  11. Сберегательный банк Российской Федерации и его операции
  12. §2. Банковский кредит
  13. Налоговый кодекс Российской Федерации
  14. 4.1. Методологические подходы к формированию финансового баланса субъекта Российской Федерации (на примере Иркутской области)
  15. § 2. Понятие, предмет и принципы правового регулирования валютных операций в Российской Федерации
  16. § 3. Валютное и банковское право как институты финансового права
  17. § 2. Предпринимательская деятельность банков
  18. § 3. Предпринимательская деятельность небанковских кредитных организации
  19. § 2. Предпринимательская деятельность квазибанковских кредитных организации