<<
>>

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются степень ее научной разработанности, объект, предмет, цель и задачи диссертационной работы, раскрываются методологическая основа, теоретическая, нормативная и эмпирическая базы, формулируются положения, выносимые на защиту, обосновывается научная новизна и практическая значимость полученных диссертантом выводов, отмечается их апробация.

В первом разделе «Финансовое право – отрасль публичного права, обусловливающая финансовую правосубъектность кредитных организаций», включающем две главы, проанализированы различные факторы правового и неправового характера, в совокупности, определяющие современные характеристики финансового права как отрасли публичного права, обусловливающей отраслевую (финансовую) правосубъектность кредитных организаций. Явления и процессы, свойственные государствам с рыночной экономикой, позволяют иначе взглянуть на правовое регулирование деятельности организаций, осуществляющих банковские операции, что обусловливает их финансовую правосубъектность в различных подотраслях и институтах финансового права.

Для установления факторов, влияющих на особенности современного финансового права и на их проявление в финансовой правосубъектности кредитных организаций, в первой главе «Исторические, социально-экономические и политико-правовые  предпосылки современного финансового права как отрасли, регулирующей публичные аспекты деятельности кредитных организаций» автор рассматривает понятие «финансовое право» в его историческом аспекте и современной трактовке (параграф 1.1 «Генезис понятия «финансовое право» и его актуализация в условиях рыночных отношений»).

В подпараграфе 1.1.1 исследованы труды ученых XIX в. и выяснено, что в указанный период чаще всего использовалось понятие «финансовая наука». Финансовая наука не всегда делилась на экономическую и правовую науки, так как считалось, что она принадлежит, с одной стороны, к циклу экономических наук, с другой – к правовым наукам.

Учеными XIX в. была выявлена важная особенность финансового права, которая присуща ему и сегодня: в отличие от других отраслей права оно по своему содержанию одновременно принадлежит конкретному государству и конкретному периоду времени.

Представления о финансовом праве отечественного государства в последующее время отражены  в подпараграфе 1.1.2. Помимо вопросов, касающихся места финансового права в системе права, здесь исследована также область финансово-правового регулирования. Научные подходы к характеристике советского финансового права свидетельствуют о том, что оно предназначалось для правового регулирования общественных отношений, связанных с финансами государства. Анализ определений современного финансового права позволил сделать вывод об изменениях в сфере финансово-правового регулирования, характерных для разгосударствленной экономики, выражающихся в тенденциях расширения границ предмета финансового права и в изменениях метода правового регулирования. Соответствующие изменения направлены как на финансовые отношения, так и на денежные и кредитные отношения.

С целью изучения особенностей финансовых, денежных и кредитных отношений в каждом подпараграфе параграфа 1.2 «Общая характеристика экономических отношений, определяющих сущность финансового права и финансово-правового регулирования банковской деятельности» на базе философского подхода к «понятию» как содержательному представлению о закономерном и существенном в явлениях и процессах окружающего мира исследованы отдельные экономические категории, положенные в основу предмета финансового права и в основу его понятийного аппарата. Речь идет о категориях, отраженных в понятиях «финансы», «деньги», «кредит», «финансовая система».

В подпараграфе 1.2.1, рассматривая понятие и содержание финансовых отношений, автор исходит из того, что термином «финансы» традиционно обозначают определенную группу общественных экономических отношений – финансовые отношения. Содержание этих отношений исследовано путем анализа работ ученых-экономистов.

Такой подход представляется обоснованным, автор соглашается с позицией ученых-правоведов, рассматривающих экономические понятия, используемые в процессе правового регулирования, именно в том значении, какое принято в экономической науке. Однако в результате исследования трактовок понятия «финансы», имеющихся в экономической науке, делается вывод о неоднозначности его содержания.

Современное понятие «финансы» сформировалось в результате исследования финансов не как экономического инструмента, а как экономической категории, что во многом было связано с изучением их функций. При этом в финансовой науке выделились две основные концепции сущности финансов: распределительная и воспроизводственная. Автором поддерживается воспроизводственная концепция финансов, позволяющая рассматривать их как единый механизм общественных отношений, складывающихся в связи с формированием, распределением и использованием любых фондов денежных средств общезначимого (публичного) характера.

По мнению диссертанта, в нынешних условиях для целей публичного финансово-правового регулирования целесообразно оперировать понятием «публичные финансы», которое более емко по содержанию, нежели понятие «государственные (муниципальные) финансы», и функциональнее, нежели понятие «финансы», так как включает в себя общественные экономические отношения, связанные не только с прямым финансированием затрат государства (муниципальных образований), направленных на решение их задач, но и с иными методами публичной финансовой деятельности, используемыми при решении задач общезначимого характера.

Материальной основой финансовых отношений служат деньги. При этом деньги сами по себе являются экономическим инструментом, выполняющим определенные, свойственные только ему функции. В связи с этим, складываются, прежде всего, денежные отношения. Уяснению содержания денежных отношений посвящен подпараграф 1.2.2.  Пониманию особенностей современных денежных отношений в качестве объекта финансово-правового регулирования способствовало исследование понятия «деньги» и видов денег в историческом, экономическом, а также в сравнительно-правовом (как институтов гражданского права и финансового права) аспектах. Денежные отношения как общественные экономические отношения, подлежащие регулированию нормами финансового права, связаны с эмиссией, обращением и изъятием из обращения наличных денег (денежной системой); с эмиссией и обращением безналичных денег (платежной системой); с обеспечением устойчивости национальной валюты. Указанные отношения представляют собой самостоятельный объект финансово-правового регулирования, необходимого для защиты публично-правовых интересов, связанных, с одной стороны, с обеспечением легитимности денег как средства платежа, с другой стороны,  с обеспечением процессов обращения денег с позиций их устойчивости и качества обращения.

В подпараграфе 1.2.3 в качестве определенной разновидности финансовых отношений диссертантом анализируются кредитные отношения, обусловленные специфическими особенностями характера и порядка формирования, распределения и использования соответствующих фондов денежных средств. Уяснение содержания кредитных отношений, как видно из трудов экономистов и юристов, затруднительно ввиду смены государственной политики в названной сфере отношений (кредитные реформы Советского государства, кардинальное изменение кредитных отношений в условиях рыночной экономики). Отмечается, что сложность формулировки понятия «кредит» связана также с наличием в нем особых разновидностей: государственного (муниципального) кредита и банковского кредита.

Кредитные отношения как совокупность общественных экономических отношений по государственному (муниципальному) и банковскому кредиту связаны с формированием, распределением и использованием фондов денежных средств на условиях возвратности, срочности, платности в целях решения задач экономического и социального характера.

В подпараграфе 1.2.4 автор исследует структуру финансовой системы современной России, чтобы определиться с составом звеньев современной финансовой системы с точки зрения включения в нее такого звена, как банковский кредит (часть кредита).

Согласно философскому подходу к толкованию понятия «система» для нее характерно не только наличие связей и отношений между образующими ее элементами (определенная организованность), но и неразрывное единство со средой, во взаимоотношениях с которой система проявляет свою целостность. Поэтому обосновывается взаимосвязь функционирования системы финансовых отношений и системы кредитных отношений. Выявлено, что, с одной стороны, эта взаимосвязь неоднократно подчеркивается как в экономической, так и правовой финансовых науках, с другой стороны, спор о наличии взаимосвязи во многом обусловлен различными подходами к пониманию самой финансовой системы как таковой, прежде всего, в экономической науке.

Кроме того, отмечается, что постепенно в науке финансового права стали выделяться два понимания термина «финансовая система». В одном случае под ним подразумевается финансовая система государства как собственника финансовых ресурсов, в другом – финансовая система государства как территориальной целостности, в границах которой функционируют различные звенья финансовой системы (ее именуют финансовой системой общества). Такое разделение справедливо, поскольку позволяет учитывать особенности финансовой системы государств с рыночной экономикой.

Под банковским кредитом как звеном финансовой системы автором понимаются общественные экономические отношения, складывающиеся в процессе аккумулирования кредитными организациями (банками, небанковскими кредитными организациями) временно свободных денежных средств (кредитных ресурсов) с целью их размещения от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, срочности, платности для удовлетворения потребительских целей граждан, хозяйственных нужд экономических субъектов, решения социально-экономических задач государства и муниципальных образований.

С учетом выявленных взаимосвязей финансовых и кредитных отношений представляется целесообразным использование взамен понятия «финансовая система» более емкого понятия «финансово-кредитная система», поскольку в условиях как планово-экономических, так и рыночных отношений оно позволяет охватить все экономические отношения, складывающиеся в связи с формированием, распределением и использованием фондов денежных средств (финансовых ресурсов и кредитных ресурсов), независимо от их особенностей, а также позволяет обозначить их взаимосвязь и единство в решении задач публичного характера.

В параграфе 1.3 «Публичный интерес и его роль в финансово-правовом регулировании банковской деятельности» исследуется понятие «публичный интерес», содержание которого позволяет определить цель, основные характеристики и содержание правового регулирования банковской деятельности нормами финансового права. Публичные аспекты финансово-правового регулирования  банковской деятельности (в том числе деятельности кредитных организаций) обосновываются автором не только посредством обращения к теории права, но и к правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации. Анализ работ дореволюционных ученых свидетельствует, что категория «публичный интерес» была изучена ими в качестве атрибута общественной и правовой жизни капиталистической формации и конституционного государства. Поэтому их выводы можно использовать при решении различных вопросов, вытекающих из финансовой деятельности современного Российского государства.

Диссертант проявляет солидарность с авторами, рассматривающими проблемы реализации публичного интереса в аспекте предполагающего обеспечение баланса частных и публичных интересов действия принципа приоритета публичных интересов. В работе подчеркивается, что для финансово-правового регулирования деятельности кредитных организаций данный принцип означает следующее: недопустимость нарушения прав и законных интересов лиц (в том числе государства (муниципальных образований)), вступающих в правоотношения с кредитными организациями; недопустимость нарушения прав и законных интересов кредитных организаций при регулировании их деятельности посредством норм финансового (публичного) права.

Одним из направлений развития современного финансового права является обеспечение его политико-правовой детерминированности,  выраженности и прогнозируемости, что отдельно исследовано в параграфе 1.4 «Финансово-правовая политика и ее значение для финансовой правосубъектности кредитных организаций». Автором проанализирован ряд работ в области теории права, раскрывающих феномен правовой политики, это позволило установить различные диалектические связи  политики и права, отражающие их взаимообусловленность. В то же время в ходе исследования трудов в области финансового права были изучены отдельные характеристики финансово-правовой политики.

Для оценки современной финансово-правовой политики в сфере банковской деятельности, в том числе деятельности кредитных организаций, в диссертации исследованы правовые документы политического характера, а также массив нормативных правовых актов, связанных с финансово-правовым регулированием всей банковской системы в целом и кредитных организаций в частности. Как результат выявлены два наиболее актуальных ее направления: укрепление доверия к отечественной банковской системе (последовательно реализуется на протяжении ряда лет); поддержка в условиях мирового финансово-экономического кризиса банковской системы и других сфер экономики посредством использования потенциала банковской системы (данное направление свойственно текущему моменту).

В целях кодификации банковского законодательства как одного из направлений развития современной финансово-правовой политики диссертант обратился к опыту правового регулирования банковской деятельности в Республике Беларусь, в Украине и во Франции, а также проанализировал отдельные нормативные правовые акты России и позиции отечественных ученых, поддерживающих идею названной кодификации. Проведенное исследование позволило сформулировать название нового кодекса – Денежно-кредитный кодекс Российской Федерации, а также ряд его концептуальных характеристик.

Вторая глава «Теоретические основы финансового права, определяющие особенности финансовой правосубъектности кредитных организаций» начата с изучения категории «финансовая деятельность государства (муниципальных образований)», которая многие годы играет роль базовой категории финансового права (параграф 2.1 «Базовый и системообразующий характер категории «финансовая деятельность государства (муниципальных образований)» для финансового права»). Необходимость изучения  содержания финансовой деятельности государства (муниципальных образований) обусловлена ее современными особенностями, в соответствии с которыми границы данной деятельности значительны расширены.

Автор обращает внимание на содержание публичной финансовой деятельности, осуществляемой не органами государственной власти (местного самоуправления) и не государственными (не муниципальными) организациями, а субъектами иной формы собственности (например, кредитными организациями). В связи с этим исследуется понятие «децентрализованный фонд денежных средств» и предлагается новый подход к проблеме децентрализации финансовых и кредитных ресурсов.

По мнению диссертанта, базовому характеру анализируемой категории соответствует ее системообразующая функция, которая позволяет определенным образом группировать нормы финансового права и выделять среди них отдельные подотрасли и институты.

Обозначенные особенности нашли отражение в определении финансовой деятельности государства (муниципальных образований).

Параграф 2.2 «Предмет финансового права в аспекте правового регулирования деятельности кредитных организаций» состоит из трех подпараграфов, в которых исследуются дискуссионные вопросы предмета современного финансового права (подпараграф 2.2.1), проблемы разграничения предмета финансового права и предмета административного права (подпараграф 2.2.2), а также проблемы разграничения предмета финансового права и предмета гражданского права (подпараграф 2.2.3).

Поскольку доктринальные исследования современного финансового права, посвященные его предмету, многооаспектны, то автор группирует их определенным образом, выделяя научные направления, разделяющие общественные отношения, связанные со сферой государственного управления и регулирования, на отношения, регулируемые нормами финансового права, и отношения, регулируемые нормами административного права, и направления, разделяющие общественные отношения, связанные с денежным оборотом, на отношения, регулируемые нормами финансового права, и отношения, регулируемые нормами гражданского права.

Проблема разграничения предметов правового регулирования указанными отраслями права рассматривается через призму правовых коллизий, а именно, коллизий правовых доктрин. Коллизии правовых доктрин и родственные им коллизии соответствующих правовых норм представлены как начальные этапы соответствующих юридических конфликтов, выраженных в юридических спорах, подлежащих разрешению судебными и иными компетентными органами.

Исследуя проблему разграничения предмета финансового права и предмета административного права, обусловленную сложностью определения отраслевой принадлежности институтов банковского регулирования и банковского надзора, диссертант обращается к теории административного права дореволюционного, советского и современного периодов, в которой прослеживается определенная эволюция взглядов на предмет административного права в зависимости от политики и экономики государства. Внутриорганизационные отношения являются частью предмета административного права вне зависимости от того, внутри функционирования каких органов публичной власти они складываются (как органов традиционных ветвей власти, так и органов со специальным статусом).  В то же время в предмет административного права включается лишь управленческая деятельность органов исполнительной власти. Согласно этому управленческая деятельность (в широком смысле понятия «публичное управление») иных органов власти или уполномоченных организаций (например, Банка России, кредитных организаций и других) может включаться в предмет других отраслей права, в частности, финансового права.

Изучая проблему разграничения предмета финансового права и предмета гражданского права, обусловленную сложностью определения отраслевой принадлежности норм, регулирующих имущественные (денежные) отношения с участием кредитных организаций, автор приводит примеры соответствующих противоречий, имеющихся в современном банковском законодательстве, а также анализирует отдельные случаи их устранения. Актуальность данной проблематики подтверждается материалами судебной практики Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации.

Сложность разграничения частного и публичного права подтверждается анализом трудов дореволюционных, советских и современных ученых.  По мнению диссертанта, финансово-правовое регулирование имущественных (денежных) отношений имеет своей целью обеспечить: формирование соответствующих фондов денежных средств публичного характера для решения публичных задач; их использование на обозначенные цели; создание условий по развитию таких фондов; единство и целостность финансово-кредитной системы; бесперебойность работы системы платежей; устойчивость национальной валюты.

В аспекте решения проблемы использования отдельных цивилистических конструкций в нормах отраслей публичного права, в частности, финансового права, диссертант предлагает различать такие понятия, как «использование цивилистических конструкций» (опосредующих любые имущественные отношения) и «использование гражданско-правовых норм» (регулирующих публичные отношения).

В результате исследования проблем в рамках параграфа 2.3 «Метод финансового права и его особенности в регулировании деятельности кредитных организаций» автор присоединяется к мнению той группы ученых, которые рассматривают метод правового регулирования в качестве дополнительного критерия при выделении и разграничении отраслей права и считает, что метод не может служить единственным основанием для разграничения финансового права с другими отраслями права. Вместе с тем каждая отрасль права имеет свой метод правового регулирования, в котором совокупность отдельных приемов правового регулирования находится только в свойственном ей сочетании.

Выявлена определенная особенность метода финансового права, связанная с применением правовых ограничений (в основном количественных) как особого вида дозволений и реализующаяся при регулировании деятельности кредитных организаций в аспекте обеспечения финансовой устойчивости, как отдельных кредитных организаций, так и всей банковской системы в целом.

В параграфе 2.4 «Соотношение финансового права и банковского права» это соотношение рассматривается с позиций научной дискуссии о комплексных образованиях в праве и о соотношении системы права и системы законодательства (подпараграф 2.4.1). Автор присоединяется к мнению ученых, в соответствии с которым существуют не комплексные отрасли права, а комплексные отрасли законодательства. Поэтому в подпараграфе 2.4.2 банковское право рассматривается как комплексная отрасль законодательства, так как оно включает в себя нормативные правовые акты, регулирующие всю совокупность общественных отношений, связанных с функционированием банков и банковской системы в качестве особых субъектов экономической деятельности.

Исследование работ российских и украинских ученых, посвященных понятию «банковское право», его месту в системе права, а также отдельным аспектам комплексного правового регулирования, позволяет сделать вывод о многообразии научных подходов к указанному правовому образованию. В частности, имеются точки зрения, исключающие возможность регулирования банковского кредита нормами финансового права. В связи с проблемами денежно-кредитных отношений, которые также опосредуются деятельностью банков, в подпараграфе рассматривается позиция ученых, определяющая содержание эмиссионного права.

Финансовым правом регулируются следующие отношения с участием кредитных организаций: по поводу обеспечения финансовой устойчивости кредитных организаций (банковское регулирование, банковский надзор, страхование вкладов и др.); в связи с участием банковской системы в процессе денежной эмиссии, денежного обращения и расчетов; иные финансовые отношения (бюджетные, налоговые и др.). Первые складываются по поводу организации и функционирования банковской системы, вторые – по поводу организации и функционирования денежной и платежной систем, третьи – по поводу организации и функционирования финансовой системы. В финансовом праве на непосредственное регулирование банковской деятельности направлен институт финансово-правового регулирования банковской деятельности.

Раздел второй «Общая характеристика кредитных организаций как субъектов финансового права» посвящен исследованию кредитных организаций с позиций признаков юридического лица публичного права и отдельных подотраслей и институтов финансового права, которые предопределяют их финансовую правосубъектность. Для изучения ее содержания рассмотрены вопросы, связанные с понятиями «субъект права», «правосубъектность» и др.

В третьей главе «Экономико-правовые основы банковской деятельности кредитных организаций» исследуются исторические формы банковской деятельности, без изучения которых, по мнению автора, невозможно понять и оценить существо современной банковской деятельности кредитных организаций (параграф 3.1 «Исторические формы банковской деятельности и их роль в формировании современного подхода к правосубъектности кредитных организаций»). В связи с этим были рассмотрены характеристики банковской деятельности государств Древнего мира, которая по содержанию представляла собой естественное единство таких видов хозяйственной деятельности, как привлечение денежных средств на хранение, выдача кредитов, а также содействие денежному и платежному обороту путем осуществления меновых и расчетных операций. Из истории развития банковской деятельности известно, что создание банков как специализированных организаций началось в основном в Средние века, в России оно происходило в XVIII в., что обусловливалось какими-либо нуждами государства.

Кроме того, исследуются мнения ученых, задающихся вопросом: что следует считать банком – универсальную банковскую деятельность, то есть деятельность по реализации вкладных, расчетных, меновых и кредитных операций, осуществляемую как частными банкирами, так и товариществами, или деятельность специализированных организаций, связанную с обслуживанием капиталоемкой промышленности. Диссертант проявляет солидарность с авторами, поддерживающими первую точку зрения.

Далее подробно разбирается содержание современной законодательной дефиниции «кредитная организация» (параграф 3.2 «Правовая природа понятия «кредитная организация»»), что позволяет рассматривать правосубъектность кредитных организаций не только с позиций частного права, но и с позиций публичного права. При этом отмечается, что основу финансовой правосубъектности кредитных организаций составляют такие признаки, которые присущи ей и как корпорации, и как учреждению. Первое означает необходимость осуществления финансово-правового регулирования деятельности кредитных организаций с позиций обеспечения их финансовой устойчивости для защиты интересов широкого круга лиц, предполагающего определенные ограничения корпоративных интересов самой кредитной организации. Второе означает недопустимость ущемления прав и интересов кредитных организаций при возложении на них обязанностей, связанных с решением задач публичного характера (свойственных, как правило, учреждениям).

Параграф 3.3 «Банковские и другие операции кредитной организации» посвящен анализу банковских операций кредитных организаций в аспекте их соотношения с другими операциями кредитных организаций, а также иными видами их деятельности. Здесь рассмотрены понятие «банковская деятельность» и классификации видов банковской деятельности, проведен сравнительный анализ понятий «операция» и «сделка», выявлено их значение для характеристики банковской деятельности, сделаны предложения по внесению отдельных изменений в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности», дано определение универсального понятия «банковские операции» и обозначены признаки других операций кредитной организации.

В параграфе 3.4 «Формы кредитных организаций» рассматриваются вопросы универсализации и специализации банков (подпараграф 3.4.1), выявляются особенности банков и небанковских кредитных организаций (подпараграф 3.4.2), раскрываются проблемы отнесения к числу кредитных организаций иных организаций, функционирующих на рынке финансовых услуг, но не выполняющих при этом банковские операции («квазибанковских организаций») (подпараграф 3.4.3). Такой широкий подход способствует всестороннему исследованию законодательно установленных форм кредитных организаций – банков и небанковских кредитных организаций, главные особенности которых обусловлены принадлежащими им правами на совершение банковских операций и возложенными обязанностями по соблюдению экономических нормативов деятельности.

С целью более подробной характеристики банков и небанковских кредитных организаций в работе описаны особенности лицензирования их деятельности, существенно влияющие на содержание и объем принадлежащей  им финансовой правосубъектности.

В четвертой главе «Общая характеристика финансовой правосубъектности кредитных организаций» рассматриваются вопросы, связанные с функционированием кредитных организаций как субъектов публичного права, а также особенности отдельных подотраслей и институтов финансового права, определяющие специальную отраслевую финансовую правосубъектность кредитных организаций.

В параграфе 4.1 «Правосубъектность юридических лиц публичного права» исследуются различные аспекты понятия «правосубъектность», в том числе вопросы правосубъектности юридических лиц публичного права. Поддерживая концепцию юридического лица публичного права, автор выделяет существенные и факультативные признаки юридического лица публичного права, формулирует его понятие, раскрывает содержание правосубъектности. Поскольку правосубъектность юридических лиц публичного права характеризуется компетенцией (правообязанностью), то наделение субъектов публичного права только правами или только обязанностями для участия в конкретных правоотношениях не означает  признания за ними статуса юридического лица публичного права.

Теоретические положения правосубъектности, а также правосубъектности юридических лиц в сфере публичного права были применены для раскрытия понятия и содержания финансовой правосубъектности кредитных организаций (параграф 4.2 «Понятие и виды финансовой правосубъектности кредитных организаций»). Обобщая выводы, полученные в ходе исследования особенностей современного финансового права, и рассматривая противоречивые позиции ученых о видах отраслевой правосубъектности кредитных организаций, автор придерживается широкого понимания финансовой правосубъектности кредитных организаций, которая обусловлена не только подотраслями бюджетного и налогового права, а также институтом финансового контроля (валютного и др.), но и институтом финансово-правового регулирования банковской деятельности. Обладание активной финансовой правосубъектностью предполагает наличие у кредитных организаций определенного объема компетенции или субъективных юридических прав, обладание пассивной правосубъектностью – наличие субъективных юридических обязанностей.

Проблемы финансовой правосубъектности кредитных организаций рассмотрены в аспекте допустимости (недопустимости) совмещения функций органов исполнительной власти и функций хозяйствующих субъектов. Предлагаемые диссертантом формулировка и толкование понятия «финансовая правосубъектность кредитных организаций» отражены в содержании положений, выносимых на защиту.

В параграфе 4.3 «Подотрасли и институты финансового права, определяющие финансовую правосубъектность кредитных организаций» исследуются особенности отдельных правовых образований в системе финансового права, которые регулируют общественные отношения с участием кредитных организаций. Их анализ важен не только с позиций исследования содержания финансовой правосубъектности кредитных организаций, но и с позиций обеспечения баланса частных и публичных интересов в сфере финансово-правового регулирования деятельности кредитных организаций.

Для установления особенностей института финансового контроля и надзора (подпараграф 4.3.1) рассмотрены характеристики контроля и надзора как особых методов государственного управления (регулирования). Относя контрольную и надзорную деятельность кредитных организаций к деятельности «квазигосударственного» характера, диссертант выделяет сферы контрольно-надзорной деятельности, в которых кредитные организации обязаны осуществлять контроль или надзор на основании компетенционных норм финансового права. В данном случае их правосубъектность носит активный (компетенционный) характер. Автор доказывает, что в случаях, когда надзор осуществляется за деятельностью самих кредитных организаций, они также выступают субъектами, а не объектами надзора, объектом является их деятельность. Соответствующая правосубъектность кредитных организаций носит пассивный характер.

В подпараграфе 4.3.2 рассматриваются особенности института финансово-правового регулирования банковской деятельности, вопросы, касающиеся состава банковской системы, то есть ее элементов. Автор придерживается широкого понимания банковской системы (в отличие от узкого понимания, изложенного в законе). В качестве внутрисистемных связей им названы те, которые охватываются содержанием финансовой правосубъектности кредитных организаций: банковское регулирование, банковский надзор, обязательное страхование вкладов.

Здесь же выделены и охарактеризованы отдельные направления банковского регулирования как особой формы государственного регулирования банковской деятельности кредитных организаций. По мнению автора, банковское регулирование – это основополагающий субинститут института финансово-правового регулирования банковской деятельности.

Содержание подпараграфа 4.3.3 посвящено отдельным аспектам бюджетного и налогового права, благодаря которым наиболее тесно пересекаются фискальные интересы государства и муниципальных образований и  коммерческие интересы кредитных организаций. В частности, это касается участия кредитных организаций в обслуживании счетов бюджетов, осуществления отдельных операций со средствами бюджетов и др. Несмотря на критическое отношение к структуре современной бюджетной системы (включающей бюджеты государственных внебюджетных фондов), в котором автор солидарен с другими учеными, для целей исследования он все же руководствуется соответствующими нормами Бюджетного кодекса Российской Федерации, так как правила проведения банковских операций со средствами бюджетов касаются всех бюджетов бюджетной системы. В подпараграфе дается также оценка принципа адресности и целевого характера бюджетных средств, закрепленного в указанном законе, и предлагаются дополнения к его ст. 38.

При анализе особенностей правового регулирования налоговых отношений, в которых кредитные организации обладают не только общей отраслевой, но и специальной финансовой правосубъектностью, рассматривается принцип удобства уплаты налогов, в отношении которого предлагаются дополнения к ст. 3 Налогового кодекса Российской Федерации.

В третьем разделе «Содержание финансовой (специальной) правосубъектности кредитных организаций в аспекте отдельных направлений современной финансово-правовой политики» исследуются проблемы укрепления доверия к банковской системе, проблемы совершенствования финансово-правовых процедур при осуществлении банковского надзора, проблемы привлечения кредитных организаций к обеспечению фискальных интересов государства и муниципальных образований.

В пятой главе «Финансовая правосубъектность кредитных организаций в сфере функционирования  банковской системы» освещаются те аспекты финансовой правосубъектности кредитных организаций, которые касаются функционирования банковской системы в целом. Так, речь идет о финансово-правовом регулировании страхования вкладов, возврата кредитов, а также об осуществлении надзора за деятельностью кредитных организаций.

В параграфе 5.1 «Проблемы укрепления доверия к банковской системе и их влияние на правосубъектность кредитных организаций» рассматриваются вопросы об укреплении доверия к отечественной банковской системе, связанные непосредственным образом с институтами банковского кредитования, обязательного страхования вкладов, банковского надзора. В то же время в подпараграфе 5.1.1 обозначается общая проблема укрепления доверия к банковской системе как одного из направлений современной финансово-правовой политики. Автор обращается к текстам посланий Президента РФ, Основных направлений единой денежно-кредитной политики и позициям ученых, обеспокоенных ею. Отмечается, что решение поставленных вопросов, которое может воплотиться даже в нормах Гражданского кодекса Российской Федерации, должно учитывать финансово-правовую доктрину и соответствующее финансовое правотворчество. Содержание подпараграфа 5.1.2 связано не только с проблемами функционирования системы обязательного страхования вкладов как одного из эффективных способов обеспечения доверия к банковской системе, но и с проблемами возникающей при этом пассивно-активной правосубъектности кредитных организаций (банков). При ее характеристике диссертант исходит из законодательно закрепленного принципа обязательности участия банков в системе страхования вкладов, что обусловливает пассивный характер правосубъектности. Одновременно с этим, банкам принадлежит право выбора: совершать банковские операции по привлечению во вклады денежных средств физических лиц и открытию и ведению банковских счетов физических лиц или нет. Именно наличие лицензии на указанные банковские операции и предполагает обязательное участие в системе страхования вкладов. Указанное субъективное юридическое право свидетельствует об активном характере соответствующей правосубъектности.

Автором рассматривается история создания системы страхования (гарантирования) вкладов в России и за рубежом.

В подпараграфе 5.1.3 исследуются проблемы, возникающие в практической деятельности кредитных организаций в связи с невозвратом кредитов. Автор системно анализирует соответствующие положения банковского, гражданского и уголовного законодательства, в результате чего делает вывод об их неэффективности в аспекте обеспечения надлежащего исполнения заемщиками обязанностей по кредитным договорам и в аспекте легкомысленного, а иногда и противоправного поведения банков в отношении формулирования соответствующих условий кредитного договора.  В связи с этим предложено на законодательном уровне закрепить принцип обеспеченности возврата кредита. Обеспеченность возврата кредитов наряду со страхованием вкладов выступит одной из эффективных основ укрепления доверия к банковской системе и укрепления самой системы. При этом под обеспеченностью должно пониматься не только наличие какого-либо обеспечения, но и его реалистичность (по аналогии с понятием «достоверность», закрепленным в ст. 37 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

Параграф 5.2 «Проблемы регулирования финансового рынка и их влияние на правосубъектность кредитных организаций в сфере банковского надзора» посвящен анализу вопросов, связанных с государственным регулированием рынка финансовых услуг, в том числе рынка банковских услуг. Рассмотрение дискуссионного вопроса о создании единого мегарегулятора на финансовом рынке (подпараграф 5.2.1) позволяет сделать вывод о неготовности на сегодняшний день к апробации идеи создания единого мегаоргана, как ввиду отсутствия соответствующих экономических предпосылок (параллельности функционирования каждого из финансовых рынков), так и ввиду отсутствия разработок теоретического характера. Поэтому финансовая правосубъектность кредитных организаций в аспекте их поднадзорности Банку России в настоящее время характеризуется стабильностью. Сохраняются и полномочия Банка России, то есть полифункциональность правового статуса центрального банка как особого юридического лица публичного права, что связано с сохранением его полномочий в области и банковского регулирования, и банковского надзора.

Подпараграф 5.2.2, посвященный  совершенствованию финансово-правовых процедур, осуществляемых субъектами банковского надзора, содержит размышления и выводы автора, связанные с необходимостью определенных изменений в его правовом регулировании. В частности, освещается история правового регулирования банковского надзора в России, а также отмечается его содержательная (риск-ориентированная) направленность в условиях современной финансово-правовой политики. В связи с этим обозначается проблема банковского мониторинга как одного из методов банковского надзора, применяемого наряду с лицензированием банковских операций и проверками кредитных организаций, проводится комплексный анализ положений Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», позволяющий охарактеризовать осуществляемый Банком России мониторинг финансового положения кредитных организаций.

В подпараграфе выявляются проблемы банковского надзора, точнее, возникающей при этом пассивной правосубъектности, связанной с несовершенством правового регулирования соответствующих финансово-правовых процедур. Отмечается необходимость более внимательного отношения не только к путям достижения целей публично значимого характера, но и к защите интересов самих кредитных организаций, что должно реализовываться в рамках общей государственной политики, связанной с охраной и защитой интересов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении публичного контроля и надзора.

Автор предлагает включить в Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» специальный раздел (как это было ранее), который регламентировал бы деятельность Банка России по осуществлению банковского надзора, и разрабатывает его концептуальные основы.

Особенности содержания финансовой правосубъектности кредитных организаций в сфере бюджетного права и налогового права, обусловленные отдельными направлениями современной финансово-правовой политики, рассмотрены в шестой главе «Финансовая правосубъектность кредитных организаций в сфере фискальных интересов государства  и муниципальных образований».

Так, в параграфе 6.1 «Финансовая правосубъектность кредитных организаций в процессе исполнения бюджетов» исследуется содержание нормативных правовых актов и материалов судебной практики, посвященных осуществлению кредитными организациями различных операций со средствами бюджетов и бюджетных учреждений.  В подпараграфе 6.1.1 рассматриваются особенности правового регулирования участия кредитных организаций в обслуживании счетов бюджетов, в частности, проблемы, связанные с понятием «счет бюджета» и сопредельными понятиями «бюджетный счет», «единый счет бюджета» и другими, а также основания и порядок привлечения кредитных организаций для обслуживания счетов бюджетов и осуществления отдельных операций со средствами бюджетов.

При этом выявлены определенные проблемы, которые требуют законодательного разрешения: 1) многообразие понятий, основанных на понятии «счет», что не только не способствует уяснению их общего смысла как совокупности взаимосвязанных понятий, но и влечет соответствующие интерпретационные и правоприменительные коллизии и ошибки; 2) отсутствие четкости в правовом регулировании привлечения кредитных организаций для обслуживания  счетов бюджетов и совершения других операций со средствами бюджетов: не ясен императивный и диспозитивный порядок их привлечения к участию в данных правоотношениях, что не позволяет сделать вывод об активной или пассивной правосубъектности кредитных организаций.

В аспекте возникающей при этом правосубъектности отмечается, что реализация активной правосубъектности возможна в условиях применения диспозитивного метода правового регулирования и предполагает проведение конкурса с последующим заключением договора на осуществление банковского обслуживания; реализация пассивной правосубъектности возможна в условиях императивного метода правового регулирования и предполагает закрепление соответствующих требований в законе также с последующим заключением договора. Данные договоры будут носить публично-правовой характер и неизбежно содержать элементы отдельных гражданско-правовых договоров; в них обязательно должны быть предусмотрены условия об оплате соответствующих услуг кредитных организаций.

Диссертант резюмирует, что в большинстве бюджетных правоотношений участие кредитных организаций в процессе исполнения бюджетов должно быть опосредовано их активной правосубъектностью, за исключением случаев, когда последним необходимо выполнять отдельные поручения органов публичной власти.

Исследование проблем правового регулирования участия кредитных организаций в банковском обслуживании бюджетных учреждений в отношении доходов, полученных от экономической деятельности, приносящей доход (подпараграф 6.1.2) также было осуществлено на основе анализа содержания нормативных правовых актов и материалов судебной практики. Очевидно, законодатель до конца не определился в вопросах правовой природы таких доходов, а, соответственно, и в вопросах осуществления банковских операций с ними.

Автор считает, что в бюджет должна перечисляться не только часть доходов, получаемых в виде налога на прибыль организаций, но и определенная их часть как компенсация затрат бюджетных средств и износа государственного или муниципального имущества, использованного для их получения. Оставшаяся часть денежных средств, полученных от инициативной деятельности бюджетных учреждений, в соответствии с п. 2 ст. 298 Гражданского кодекса Российской Федерации, действительно, должна поступать в их собственное распоряжение; банковские операции с этими средствами могут осуществляться в любой кредитной организации, но с учетом проведения конкурса, что свидетельствует о возникающей при этом финансовой правосубъектности кредитных организаций активного типа.

  Финансово-правовая политика в сфере размещения бюджетных средств на банковских депозитах (подпараграф 6.1.3) характеризуется динамичностью, что, вероятнее всего, связано и с проблемами финансово-экономического кризиса. Финансовую правосубъектность кредитных организаций, возникающую при правовом регулировании возможности и порядка размещении бюджетных средств на банковских депозитах, следует относить к правосубъектности активного типа.

     В параграфе  6.2. «Финансовая правосубъектность кредитных организаций в процессе налогового администрирования» отмечаются различные правовые основания участия кредитных организаций в налоговых отношениях, но более подробно исследуется их правосубъектность, обусловленная институтом налогового администрирования. Анализируются противоречивые мнения ученых, неоднозначно оценивающих само понятие «налоговое администрирование», однако автор соглашается с правомерностью использования данного понятия и предлагает свою формулировку его определения. Кроме того, в данном подпараграфе проводится определенная аналогия с администрированием уплаты иных фискальных платежей (сборов, страховых взносов и др.).

Автором констатируется нарушение баланса частных и публичных интересов при правовом регулирования участия кредитных организаций в процессе налогового администрирования, так как кредитные организации, будучи коммерческими организациями, выполняют возложенные на них публичные обязанности на безвозмездных началах. Безусловно, соответствующая правосубъектность носит пассивный характер.

Выявлены основания, позволяющие выделить в налоговом праве и правосубъектность активного типа, что возможно в случае участия кредитных организаций в обеспечении исполнения обязанности по уплате налога, сбора, пени и штрафа посредством поручительства и выдачи банковских гарантий.

В заключении диссертационного исследования резюмируются основные выводы, формулируются важнейшие рекомендации теоретического и практического характера, связанные с финансовой правосубъектностью кредитных организаций, излагается ее концепция, а также намечаются определенные направления дальнейшей работы над обозначенными проблемами.

В приложении содержится концепция главы «Отношения между кредитной организацией и государством (муниципальным образованием)» Денежно-кредитного кодекса Российской Федерации как закона, предназначенного для систематизации банковского законодательства.

<< | >>
Источник: РЫБАКОВА Светлана Викторовна. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ  КАК СУБЪЕКТОВ СОВРЕМЕННОГО ФИНАНСОВОГО ПРАВА. А В Т О Р Е Ф Е Р А Т диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов 2010. 2010

Еще по теме ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ:

  1. 65. ПОНЯТИЕ МОТИВАЦИИ. ОСНОВНЫЕ . ТЕОРИИ СОДЕРЖАНИЯ ПРОЦЕССА И МОТИВАЦИИ
  2. 3.3 Основные направления совершенствования управления государственной корпоративной собственностью
  3. 2.4.2. Содержание кодекса корпоративного управления
  4. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  5. Состав и содержание работ, выполняемых в процессе создания предприятия
  6. § 1. Условия труда и содержания «восточных рабочих» в сельском хозяйстве
  7. Дискуссии 50-х^— начала 60-х годов о содержаний закона планомерного, пропорционального развития.
  8. НАПИСАНИЕ КУРСОВОЙ РАБОТЫ
  9. 1. Основное содержание финансов как экономической категории.
  10. СОДЕРЖАНИЕ ОСНОВНОЙ ЧАСТИ КУРСОВОЙ (КОНТРОЛЬНОЙ) РАБОТЫ