<<
>>

Инфляционные процессы и антиинфляционная политика

Одной из ключевых задач денежно-кредитной политики в условиях трансформации хозяйственной системы является контролирование (снижение) темпов инфляции. Инфляционные процессы в условиях транзитивной экономики — это сложные явления неравновесия, обусловленные, главным образом, неустойчивостью экономической и институциональной системы и постоянно воспроизводимыми внутренними дисбалансами, они имеют свои особенности и поэтому требуют выработки особых подходов в денежно-кредитной политике.

Достаточно распространен подход, определяющий инфляцию как негативное явление, деструктивно влияющее на социально-экономическое развитие общества. Так, Ф. Мишкин отмечает, что отсутствие стабильности цен ведет к издержкам для общества, которые значительны для экономик с высокими темпами инфляции и не исчезают при их замедлении . К этим издержкам применительно к транзитивным экономикам исследователи , как правило, относят следующие:

  1. Издержки, связанные с переориентацией инвестирования в финансовую сферу в ущерб реальному сектору экономики, обусловленные, во-первых, завышением доходности финансовых активов в условиях нестабильности цен, что приводит к перетеканию капитала из реального в финансовый сектор , во-вторых, замедленной индексацией налогов и налоговых вычетов, приводящих к неоптимальному размещению ресурсов по отраслям . Такие издержки существенны уже при умеренных темпах инфляции, а значит, могут создавать проблемы для роста транзитивной экономики на следующем после трансформационного спада этапе перехода к рынку;
  2. Издержки неопределенности общего уровня цен и относительных цен в экономике. Они выражаются в том, что агенты, не склонные к риску, будут отказываться от выгодных инвестиционных проектов, что опять же приведет к снижению экономической активности и падению роста в экономике. Хотя в условиях гиперинфляции эти издержки могут быть сравнительно малы, в транзитивных экономиках, не переходящих эту грань, потери от неопределенности могут оказаться значительными;
  3. Издержки хранения денег в номинальной форме, возникающие вследствие падения реальной стоимости национальной валюты из-за постоянного роста цен;
  4. Инфляция приводит к обесценению денежных сбережений граждан, т.
    е. к уменьшению их благосостояния и покупательной способности, а значит, к падению агрегированного спроса и сокращению выпуска.

Таким образом, издержки, возникающие в результате нестабильности цен, приводят к уменьшению инвестиций, отклонению их распределения от оптимального и, как следствие, к замедлению роста экономики. Помимо этого, безусловно, необходимо учитывать такой важный фактор, способствующий развитию кризиса в транзитивной экономике, как нестабильность финансовых рынков. Долговые контракты в транзитивных экономиках, в отличие от развитых рыночных экономик, в основном краткосрочны и номинированы в иностранной валюте.

Ожидание роста инфляции может привести к росту процентных ставок, что немедленно отрицательно отразится на движении денежной наличности фирм. Фирмы будут неспособны платить проценты по долгам, при этом стоимость активов во внутренней валюте резко упадет вследствие ожиданий высокой инфляции. Если при этом финансовая система страны хрупкая, это может привести к кризису последней и экономики.

Помимо негативного воздействия инфляция (при умеренных темпах) выполняет и положительные по своей сути перераспределительную и балансировочную функции. Наверное, поэтому некоторые исследователи выступают за необходимость четкой, взвешенной оценки как положительных, так и отрицательных сторон инфляции с учетом сложного взаимодействия ее с параметрами функционирования реальной экономики. Для этого, в частности, рассматривается возможность изучения инфляции в контексте теории общественного выбора, например, с учетом взаимосвязи таких объектов общественного выбора, как экономический рост и безработица.

Инфляционные процессы в странах ЦВЕ развивались не одинаково, но для всех стран характерной была высокая инфляция на первой стадии реформы, которая следовала за либерализацией цен и быстрым изменением их структуры (см. табл. 2.1).

Таблица 2.1

Темпы инфляции в период ценового шока, %

Страна Ожидавшиеся темпы инфляции Фактические темпы инфляции
Польша 90-100 249
Венгрия 34 32
Чехословакия 30 54
Болгария 288 339
Румыния 120 223

Источник: Amsden A., Kochanovich J., Taylor L.

The Market Meets Its Match. Restructuring the Economies of Eastern Europe. Cambridge; London: Harvard University Press, 1998.

Международный опыт перехода к рынку подтверждает, что темпы так называемой "трансформационной" инфляции, при прочих равных условиях, выше темпов инфляции, свойственной усгоявшимся рыночным экономикам. Некоторые исследователи в связи с этим выделяют некий "естественный уровень инфляции", который для транзитивных систем существенно выше, чем для развитых. Это в общем случае объясняется тем, что новые отношения обмена, собственности, распределения только формируются и отличаются конфликтностью, настоящая конкурентная среда еще не создана, а унаследованные структурные диспропорции не преодолены.

Высокая инфляция в период ценового шока в странах ЦВЕ означала быстрое снижение реальной заработной платы. Обусловившие такие темпы инфляции факторы, как правило, не являются исключительно монетарными. К факторам инфляционного давления относятся в основном институциональные и структурные, такие, например, как отмена рационирования на микроуровне, прекращение субсидирования предприятий, реализация монопольной власти предприятиями. При этом, конечно, наиболее негативным с точки зрения социальной цены реформ и ее поддержки населением являлся фактор реализации монопольной власти предприятиями. С ним связано не просто снижение реальной заработной платы, а перераспределение доходов с точки зрения их источников. Увеличивается доля доходов, связанных с прибылью, и соответственно снижается доля доходов, связанных с заработной платой.

Превышение темпов роста цен над темпами роста заработной платы всесторонне поддерживалось государством. Хотя либерализация доходов была важной составной частью общей экономической либерализации, практически во всех странах ЦВЕ понимали опасность раскручивания спирали "доходы—издержки производства—цены—доходы". Это проявление экономического поведения стало важным элементом государственной экономической политики и в значительной степени облегчило процесс стабилизации, последовавшей за либерализацией.

Вероятно, это и явилось причиной сравнительно ограниченной по времени и масштабам инфляции в странах ЦВЕ.

Действительно, по сравнению с инфляцией в России в первый год, последовавшей за либерализацией цен (1653%), инфляция в странах ЦВЕ выглядит весьма умеренной. Обращает на себя внимание также и то, что фактические темпы инфляции оказались в принципе сопоставимы с ожидавшимися темпами. Однако, по оценкам МВФ, качество прогноза инфляции для стран ЦВЕ было очень низким во всех случаях, кроме Венгрии. Обычно приводятся два основных обстоятельства, которые не были учтены и потому привели к недооценке инфляции. Во- первых, не было принято во внимание, что в социалистических странах существовал в предреформенный период высокий уровень монополизации в государственной промышленности. Во-вторых, обесценение национальной валюты, которое сопровождало либерализацию цен, стало сильным стимулом для национальных производителей относительно повышения ими собственных цен. Впрочем, анализ качества рецептов по экономической стабилизации в развивающихся странах еще до начала экономических реформ и в социалистических странах Восточной Европы показал, что недооценка темпов инфляции является общей проблемой.

В действительности темпы инфляции после 1991 I . (1990 г. для Польши) стали быстро снижаться, и, за исключением Румынии, в течение уже первого года либерализации цен их среднемесячные темпы роста не превышали 6—8%. Быстрее всех (менее чем за один год) высокую инфляцию преодолели Чехия и Словакия, затем Польша и Словения. Позднее преодолела инфляционный кризис Хорватия. В России и Румынии снижение темпов инфляции было кратковременным, затем они вновь выросли, а в Болгарии порог в 40% был пройдем лишь в 1998 г. (проследить динамику инфляции в странах 11.BE можно на основе табл. 1 приложения 2).

Хотя главной причиной инфляции на начальном папе перехода к рынку является расширение денежного предложения и ликвидация денежного навеса, сдерживание цен, как уже отмечалось, не гарантируется лишь усилиями денежных властей. Кроме обычного давления со стороны спроса и затрат, как правило, выделяют дополнительные факторы, которые являются проблемой при проведении антиинфляционной политики .

Во-первых, либерализация цен в начале трансформационного периода выражается в поиске агентами их равновесного уровня и существенном изменении относительных цен, поскольку при плановой экономике цены на товары повседневного спроса были, как правило, занижены. Во-вторых, изменение относительных цен ведет к значительному перераспределению ресурсов. В третьих, инерционность инфляции приводит к постоянной умеренной инфляции (15—40% в год) во многих транзитивных экономиках'. І Іоскольку инерционность темпов роста цен является следешиєм сформировавшихся инфляционных ожиданий, это может вносить довольно существенный вклад в формирование инфляции. В-чствсртых, с ростом дохода растет уровень цен в экономике на неторгуемые товары (в соответствии с эффектом Баласса—Самуэльсона реальные валютные курсы в странах с высокими темпами экономического роста повышаются, рост производительности труда приводит к повышению йен). Мри проведении стабилизационной политики денежным властям приходится определять, до какой степени инфляция является следствием роста относительных цен на неторгуемые товары.

Хотя для транзитивных экономик доминирующим фактором роста цен являются факторы денежного предложения, а не упомянутый эффект Баласса—Самуэльсона, последний часто оказывается более значимым для транзитивных и развивающихся экономик на втором этапе развития, следующем за трансформационным спадом. Безусловно, важны при формировании инфляционных процессов и факторы институционального характера: приватизация, создание конкурентных рынков занимают определенный период времени, при этом темпы формирования конкурентной среды и повышения эффективности в частном секторе могут существенно влиять на инфляционные процессы в транзитивных экономиках.

Антиинфляционное регулирование — сложный процесс, включающий, во-первых, внешнее антиинфляционное регулирование, главной функцией которого является перераспределение инфляции во времени и в формах или ограничение инфляции, вызванной внешними шоками, во-вторых, естественную способность развитых экономических систем к внутреннему регулированию без внешних воздействий, или так называемую систему встроенных антиинфляционных стабилизаторов.

Поэтому нам кажется обоснованной позиция авторов , которые считают, что антиинфляционная политика в транзитивных экономиках помимо методов внешнего воздействия на уровень цен (денежно-кредитная, бюджетно-налоговая политика, политика доходов и заработной платы) также должна быть направлена на формирование антиинфляционного иммунитета в экономике. Переходные экономики, как отмечалось, оказываются более чувствительными не только к шокам (внутренним и внешним), но и к действиям денежных властей, пытающихся эти шоки нейтрализовать.

Необходимо отметить, что на протяжении всего переходного периода основополагающим принципом реализации антиинфляционной политики в большинстве стран ЦВЕ было соблюдение баланса жесткости денежно-кредитной политики, который должен способствовать бы снижению инфляции и одновременно не препятствовать бы росту экономики (выходу из экономического кризиса). Антиинфляционная политика в странах ЦВЕ и в России на современном этапе не потеряла своей актуальности и является одним из приоритетных направлений экономической политики.

Подтверждением служит то, что общей тенденцией для стран ЦВЕ является постепенный переход к принципам прямого таргетирования инфляции и рассмотрение показателя инфляции как основного ориентира денежно-кредитной политики[62]. Первыми к новым принципам реализации денежно-кредитной политики перешли наиболее развитые страны ЦВЕ - Чехия, Польша и Венгрия, в настоящее время к таргетированию инфляции переходят Словакия, Словения и Хорватия. Переориентация на новые подходы к реализации денежно-кредитной политики произошла по нескольким причинам, но главным образом из- за невозможности в рамках других режимов обеспечить на определенном этапе трансформации проведение эффективной антиинфляционной политики. Однако существуют весомые аргументы против таргетирования инфляции для транзитивных экономик.

На наш взгляд, трансмиссионный механизм в странах ЦВЕ (как и в России) еще недостаточно хорошо развит, поэтому центральные банки не могут сделать своей целью таргетирование инфляции без риска подрыва доверия к денежно-кредитной политике, если не будут достигнуты поставленные цели, иными словами, для достижения целевых ориентиров по инфляции должна будет проводиться неоправданно ограничительная политика, создающая издержки для экономического развития.

При реализации режима прямого таргетирования инфляции основной проблемой (не имеющей к тому же на современном этапе комплексного теоретико-методологического обоснования) как раз и является вопрос определения скорости дезинфляции, установления тех или иных ориентиров по инфляции как промежуточных целей денежно- кредитной политики. Указанная проблема не является столь актуальной для стран, интегрирующихся в Евросоюз, так как они в большей степени ориентируются на достижение критериев монетарной конвергенции, установленных Маастрихтским договором. В то же время для денежных властей остальных стран ЦВЕ и России вопрос о целесообразности достижения тех или иных показателей по инфляции остается одним из первостепенных. Это в особенности актуально для России, имеющей безусловные приоритеты в темпах роста экономики.

Экономическая наука, как известно, руководствуется следующим теоретическим принципом: снижение темпов инфляции ведет к снижению уровня неопределенности в экономике, что способствует расширению долгосрочных инвестиций и экономическому росту. Считается, например, что оживление производства наступает при замедлении темпов инфляции до 20% в год, и наоборот, высокая инфляция всегда обусловливает экономический застой или спад.

Во многих транзитивных экономиках подобная логика действовала и рост экономики начинался после успешного преодоления пороговых значений инфляции, но в целом опыт трансформации хозяйственных систем стран ЦВЕ не свидетельствует о наличии безусловной зависимости между темпом инфляции и экономическим ростом. Так, например, в Румынии, Польше, Венгрии (1994—1996 гг.) наблюдался экономический рост при уровне инфляции свыше 20%.

Рассматривая практический опыт реализации таргетирования инфляции в трех странах ЦВЕ - Чехии, Польше и Венгрии, Дж. Йонас и Ф. Мишкин[63] отмечают, что наибольший эффект в антиинфляционной политике достигается в случае, если денежные власти принимают решение об установлении скорости дезинфляции совместно с фискальными властями (правительством). В этом случае действия правительства также будут направлены на поддержание политики дезинфляции.

При выборе инфляции в качестве таргетируемого показателя денежные власти должны находить оптимальное сочетание прозрачности (транспарентности) таргетируемого показателя и его способности адекватно отражать монетарную составляющую инфляции. Преимуществбм индекса потребительских цен (ИПЦ) является то, что значение этого показателя понятно населению и легко интерпретируется рынками. Недостатком же использования ИПЦ как таргетируемого показателя является то, что краткосрочные колебания могут отражать влияние факторов, не связанных напрямую с денежной политикой. Более "узкий" показатель инфляции мог бы лучше отражать влияние денежной политики, однако он будет менее понятен экономическим агентам, что может оказаться более серьезным недостатком с точки зрения доверия к политике центрального банка.

В этом плане показательным является опыт реализации таргетирования инфляции в Чехии. В качестве целевого ориентира при введении режима таргетирования инфляции (22 декабря 1997 г.) был установлен показатель "чистой инфляции", т. е. годовой показатель ИПЦ, за исключением влияния государственного ценового регулирования и косвенных налогов. Показатель в целом отражал влияние мероприятий денежно-кредитной политики (монетарную составляющую инфляции), но в то же время не обладал необходимыми свойствами транспарентности. Поэтому в апреле 2001 г. Национальным банком (по согласованию с правительством Чехии) при установлении ориентиров на период 2002—2005 гг. в качестве целевого показателя был избран общий индекс потребительских цен. Ориентир был установлен в виде коридора со слабым наклоном: начиная с уровня 3—5% в январе 2002 г. и заканчивая уровнем 2—4% в декабре 2005 г.

Следующей актуальной проблемой при реализации таргетирования инфляции является выбор точечного либо интервального целевого ориентира по инфляции. Эта проблема выбора не столь актуальна для транзитивных экономик, как для развитых экономических систем, из- за высокой степени неопределенности в экономиках переходного типа и соответственно большей вероятности выйти за пределы таргетируемого интервала. В то же время таргетирование точечной инфляции, на наш взгляд, имеет свои преимущества. При достаточно широком интервале таргетирования представляется более реальным сдерживание инфляции в его рамках, однако в этом случае уменьшается возможность контролирования инфляционных ожиданий населения. Выход за пределы таргетируемого интервала инфляции более опасен с точки зрения доверия для денежных властей, чем отклонение от точечной цели, а таргетирование довольно узкого интервала не имеет смысла в условиях нестабильности транзитивных экономик.

Не менее важен выбор временного горизонта таргетирования инфляции. В отличие от развитых экономических систем в транзитивных экономиках лаг влияния денежной политики на инфляцию, как правило, меньше. В этой связи можно отметить несколько отрицательных моментов, связанных с более коротким лаговым влиянием. Во-первых, это проблема управляемости — таргетируемый показатель слишком часто нарушается даже при оптимальной денежной политике. Во-вторых, это высокая нестабильность в применении определенных регулирующих инструментов, выражающаяся в том, что денежные власти постоянно изменяют регулируемый параметр (применяют определенный инструмент денежно-кредитной политики) вокруг некоторого значения в стремлении удержать целевое значение инфляции и краткосрочном горизонте. В-третьих, слишком короткий временной интервал воздействия денежно-кредитной политики подразумевает, что в функции потерь центрального банка вес флуктуаций выпуска слишком мал (здесь под функцией потерь центрального банка имеется в виду правило таргетирования, которое было описано ранее). Слишком короткий лаг влияния денежной политики на динамику цен может быть элиминирован установлением целевых показателей таргетирования инфляции на два или более года вперед, а также увеличением веса флуктуаций выпуска в функции потерь центрального банка.

Другим немаловажным аспектом реализации прямого таргетирования инфляции является вопрос о том, как денежные власти должны реагировать на большую, чем запланировано, скорость дезинфляции. В этом случае необходимо понять, что явилось причиной отклонения от запланированных целевых ориентиров. Возможны два решения этой проблемы: 1) изменение целевых значений скорости дезинфляции; 2) проведение мероприятий по возвращению динамики инфляции к запланированным показателям. Однако изменение целевых значений инфляции, во-первых, ставит под сомнение сам подход таргетирования цен с целью стабилизации инфляционных ожиданий; во-вторых, в том случае, если повышенная скорость дезинфляции связана с временными шоками, тогда изменение целевых значений инфляции приведет к дополнительным издержкам. Также маловероятно, что резкое уменьшение инфляции вызовет поддержку у политиков, особенно если сокращение инфляции сопровождается ослаблением экономической активности. В то же время, если избыточное сокращение инфляции связано с неправильным установлением целевых значений, то корректировка целевых значений инфляции приведет к сокращению издержек, связанных с отклонением реальных темпов дезинфляции от планируемых темпов.

Политика валютного курса при таргетировании инфляции, по мнению большинства авторов, не должна быть слишком активной . Избыточный контроль над валютным курсом может привести к нестабильности инструментов денежной политики, реального валютного курса и, как следствие, выпуска. Политика усиленного контроля над динамикой валютного курса может также иметь своим следствием переключение ожиданий населения с инфляции на валютный курс. Существует риск неадекватного восприятия происхождения шоков валютного курса и соответственно последующей неправильной корректировки валютного курса, что может привести к ухудшению ситуации в транзитивной экономике. Однако регулирование валютного курса со стороны денежных властей в некоторой степени все же необходимо. Степень участия денежных властей в регулировании динамики валютного курса, на наш взгляд, должна соответствовать степени открытости экономики.

Обобщая результаты российских и зарубежных исследований по антиинфляционной политике стран с трашшивмой экономикой[64], можно сделать вывод, что ограничение высоких и средних темпов инфляции должно быть фундаментальным приоритетом экономической политики, но борьба за снижение и без того шпкой инфляции вряд ли приведет к значительному улучшению функционирования хозяйственной системы. Односторонний упор на борьбу с инфляцией может не только внести искажения в экономическую политику, не позволяя экономике полностью реализовать свой потенциал рос та и промышленного производства, но и способствовать институциональным изменениям, уменьшающим экономическую гибкость хозяйственной системы.

Хозяйственная практика в транзитивных экономиках свидетельствует о том, что ни сокращение совокупного денежного спроса любой ценой, ни его искусственное расширение не гарантируют макроэкономической стабилизации. По нашему мнению, политика стабилизации будет эффективной только тогда, когда оптимально сочетаются рестриктивная политика в денежно-кредитной и бюджетно-налоговой сферах с мерами по стимулированию производства, сто реорганизации, созданию нормальной рыночной инфраструктуры. К ним относятся и методы прямого государственного вмешательства в случае, если рыночные методы не эффективны.

<< | >>
Источник: Курьянов А. М.. Денежно-кредитная политика: от теории к практике.— М.: Изд-во "Бухгалтерский учет",2006.— 176 с.. 2006

Еще по теме Инфляционные процессы и антиинфляционная политика:

  1. 17.6. Сущность и формы проявления инфляции. Антиинфляционная политика
  2. АНТИИНФЛЯЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКЕ Мищенко В.В.
  3. 22.4. Антиинфляционная политика
  4. 1.6 Антиинфляционная политика
  5. 2.2 Антиинфляционная политика в России
  6. 22.3. ИНФЛЯЦИЯ И АНТИИНФЛЯЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА
  7. Инфляционные процессы и антиинфляционная политика
  8. 4.5. Антиинфляционная политика. Особенности инфляции и антиинфляционной политики в России
  9. Тема 3. Инфляция: сущность, причины и методы борьбы. Антиинфляционная политика
  10. 12.7. Антиинфляционная политика государства
  11. § 2. Антиинфляционная политика
  12. Инфляция и антиинфляционная политика.
  13. Антиинфляционная политика
  14. Альтернативные теории преодоления инфляции. Адаптационная и антиинфляционная политика