<<
>>

Эволюция кредитных денег.

Кредитные деньги развились на базе кредита, органически связанного с капиталистическим способом производства. Можно сказать, что без кредита не было бы капитализма, хотя в то же время и кредит не мог полностью развиться при докапиталистическом способе производства.

Однако при коренном отличии сущности и функций кредита при капитализме и в докапиталистическую эпоху современные формы кредита ведут свое начало от докапиталистических форм. То же самое можно сказать и о кредитных деньгах.

Зародыши первых кредитных денег в форме платежных обязательств появились еще в древнем Риме. Это обусловливалось функцией денег как платежного средства. Дело в том, что обращение Т — Д—Т содержит в себе возможность разрыва акта Т — Д или акта Д—Г. Это может произойти, например, оттого, что производство различных товаров связано с различными временами года, что один товар находится в непосредственной близости к рынку, а другой еще должен быть доставлен на рынок, что один товаровладелец продает наличный товар, а другой выступает как представитель будущих денег, и т. д. В докапиталистическом мире такого рода разрыв определялся еще и политическими факторами, борьбой между должником и кредитором. Так, неуплата налога в установленный срок зачастую влекла за собой закрепощение должника. В римских провинциях сборы, которые вымогали проконсулы и пропреторы, являлись крупнейшим фактором развития платежных связей. Однако во всех случаях сами платежи там производились металлическими деньгами или их представителями, а кредитные или платежные обязательства обычно оставались на руках у кредитора до наступления срока платежа и не были кредитными средствами обращения, то есть кредитными деньгами.

То же самое характерно и для первой формы кредитных денег — векселя, появление которого обусловливалось торговым капиталом. Еще в Риме и Греции меняла одной страны выдавал путешественнику платежное требование или вексель на менялу другой страны.

Но и такой вексель являлся не более как зародышем кредитных денег. Торговый капитал мог обслуживаться тогда только товаром-деньгами, так как он был относительно редкой и почти единственной формой капитала в мире господствовавшего повсюду простого товарного производства и обращения. «Так как торговый капитал,— отмечал К- Маркс, касаясь этой древнейшей свободной формы существования капитала,— не выходит из сферы обращения и его функция состоит исключительно в том, чтобы опосредствовать обмен товаров, то,— если оставить в стороне неразвитые формы, вытекающие из непосредственной меновой торговли,— для его существования не требуется никаких других условий, кроме тех, которые необходимы для простого товарного и денежного обращения» 16.

Действительные кредитные деньги возникают тогда, когда капитал овладевает самим производством и придает ему совершенно другую, чем раньше, измененную и специфическую форму. Они вырастают не из обращения, как товар-деньги в докапиталистической формации, а из производства, из кругооборота капитала.

Будучи представителями денежного капитала, кредитные деньги отражают в обмене: I) неравенство стоимостей, возникающее из движения Д—Т — Д', когда капиталист бросает деньги в обращение с намерением вновь овладеть ими, уже в большем объеме; 2) всеобщее авансирование, включая систему оплаты рабочей силы, поскольку при капитализме всякий труд оплачивается по его окончании; 3) не застывшую стоимость, которая может быть выражена через товар-деньги, а движущуюся, функционирующую, изменяющуюся стоимость промышленного капитала, что возможно лишь благодаря тому, что кредитные деньги сами не несут в себе материализованной стоимости.

Хотя кредитные деньги, как и символы товара-денег, не имеют собственной стоимости, а приобретают ее в форме меновой стоимости, однако это происходит не только в процессе обращения, как, например, у бумажных денег, но н с помощью юридических норм. Любая сделка с кредитными деньгами выступает как юридическая то ли в форме договорных обязательств, то ли в форме обоснованного доверия кредитора к должнику, но всегда подкрепляемого силой закона.

Они теряют всякую стоимость не только когда выпадают из обращения, как в случае с бумажными деньгами, но и в случае невозможности экономического принуждения к должнику (его банкротства, полной материальной несостоятельности и т. д.), или когда они оказываются без поддержки закона (например, выписка векселя не по форме и т. п.). Потребительная стоимость кредитных денег заключается в их способности быть формой проявления капитала.

Современные виды кредитных денег складываются в начальный период промышленного капитализма, когда под влиянием требований первоначального накопления капитала промышленники все чаще предоставляют друг другу кредит, расширяя тем самым .возможности своего производства. Действительно, если можно купить средства производства или сырье без денег, выписав продавцу товара вексель, то это равносильно наличию дополнительного капитала. Если же «А» не просто дает кредит «В», но и сам пользуется кредитом у «С» и уплачивает «С» векселем «В», и если же и «С» получает кредит у «В», который затем погашает векселем последнего, то здесь совершается акт купли-продажи без всякого вмешательства наличных денег. Вексель «В» сам выполняет функцию средства обращения и заменяет собой деньги. Вексель тем лучше выполняет роль средства обращения, чем большим доверием обладает. Основное здесь — гарантия платежа, причем в большинстве случаев только благодаря такой гарантии купцы и промышленники и соглашались продавать свой товар в кредит. При этом гарантия важна не сама по себе, но как форма создания кредитных средств обращения.

Вексель с одной подписью малоизвестного коммерсанта имеет ничтожную способность к обращению. Но если «А» передает вексель торговца «В» коммерсанту «С» и ставит на нем передаточную надпись (жиро), то он повышает способность этого векселя к обращению, так как берет на себя наряду с «В» ответственность за платеж по нему. Поэтому всякое новое жиро на векселе увеличиваем его циркулярную силу. Максимальной сй- лой такого рода обладали те векселя, на которых уже не оставалось места для жиро и к которым приходилось приклеивать бумажные полосы — место для новых жирантов.

Тем не менее эти векселя продолжали иметь ограниченное обращение, поскольку предполагалось, что лицо, принимающее вексель, знает о платежеспособности жирантов. Однако никакая система информации не могла обеспечить получение таких сведений в рамках более или менее обширного района, а тем более страны или мирового капиталистического хозяйства.

Проблему решил банковский акцепт. Появление на векселе банковской подписи внесло принципиально новый момент в вопрос о платежеспособности по векселю, ибо он приобретал нечто большее, чем просто сумму частных гарантий. Акцептованный крупным банком вексель получал денежно-платежную гарантию со стороны общественного института, поскольку банк в своих кредитных операциях целиком и полностью является общественной организацией более или менее широких капиталистических кругов. В свое время советский экономист

  1. В. Атлас писал, что «акцептование векселя в местном банке, его дисконтирование в крупном депозитном банке и, наконец, переучет векселя в центральном эмиссионном банке, все это и есть процесс становления вексёля как средства обращения» 17. Но и после этого вексель остается низшей формой кредитных денег. Во-первых, его нельзя раздробить. Допустим, «В» продал товар «А» на 10 000 долл. и получил от него вексель на 10 000 долл. В то же время «А» необходимо закупить оборудование у «С» на 5000 долл., сырье у «Д» на 3000 долл., заплатить 1000 долл. за аренду и столько же рабочим в виде заработной платы. Полученным же векселем, он может уплатить только в одни руки и только всю сумму 10 000 долл. Возникает противоречие между данной формой кредитных денег и ее функциональным назначением как средства обращения. Во-вторых, векселя выполняют платежные функции лишь в той части, в какой взаимно компенсируются. Возникновение разницы должно уравновешиваться наличными деньгами.

Появившиеся противоречия разрешились переходом к высшей форме кредитных денег — банкноте.

Банкнота — это вексель банка. Первоначально она и внешне мало отличалась от обычного векселя: по образцу векселей на ней проставлялись круглые суммы, она не всегда выпускалась на предъявителя или была бессрочной. Свою родословную банкнота ведет с докапиталистической эпохи, когда банки еще не выполняли специфически кредитных функций, а служили лишь расчетными центрами. Таким чисто расчетным банком был, например, Амстердамский банк (учрежденный в 1609 г.)'. Он принимал вклады на хранение по весу металлических монет и выпускал банкноты, которые были простыми свидетельствами о наличии вкладов. Вследствие государственно-феодальной раздробленности, приводившей к существованию множества денежных систем, широкое распространение получили подделка монет самими феодалами, а также порча монет в обращении. В результате такие банкноты довольно быстро распространились в качестве средства обращения, поскольку заемщики предпочитали их металлической наличности.

Все банкноты имели полное металлическое покрытие (таковыми были, например, в Англии «билеты золотых дел мастеров» — goldsmith notes), писались от руки, и платеж по ним мог производиться частями. Постепенно банкноты приняли более современный вид и стали не именными свидетельствами на вклад, а безличными обязательствами банкиров к уплате данной суммы в металле всякому, предъявившему свидетельство к размену.

Коренное изменение роли банкноты по существу произошло тогда, когда банки стали выпускать их под коммерческие векселя промышленных и торговых капиталистов. Вместо того чтобы акцептовать эти векселя и тем самым брать на себя солидарную ответственность по платежу, банки начали покупать их, а взамен выпускать свои собственные. Банкир как бы сам превращается в лицо, оказывающее кредит и единолично отвечающее по своим векселям. В виде банкноты кредитные деньги приобретают всеобщую значимость, которая зависит теперь от общественного положения банка-эмитента.

С образованием буржуазных государств правительства начинают предпринимать меры по ограждению экономики страны от злоупотреблений банкиров эмиссионным правом. Частные банки И банкиры постепенно ли-

шаются эмиссионно-банкнотных функций, последние становятся привилегией либо государственных банков, либо одного или нескольких частных банков, находящихся в тесной связи с правительством. Анализируя последствия такого рода событий, 3. В. Атлас справедливо отмечал, что ликвидация частных эмиссионных банков и превращение их в централизованные, общественные и опирающиеся на правительственную власть эмиссионные банки привела к принципиальным, качественным различиям между первичной формой кредитных денег (векселем) и его развитой формой (банкнотой). «Как развитие формы стоимости приводит к превращению товара в деньги-все- общий товар, — писал он, — так и развитие формы векселя приводит к превращению частных кредитных денег во всеобщее средство обращения и платежа. По своей платежной и покупательной силе банкнота становится равноценной действительным деньгам» 18.

Банкнота центрального эмиссионного банка ликвидирует главные недостатки векселя. Поскольку она выпускается учреждением, выступающим от имени правительства, ее надежность как векселя гарантируется экономической и политической мощью государства. Это повышает ее циркулярную способность до уровня средства обращения национального масштаба, благодаря чему она имеет законную платежную силу на всей территории страны. Как средство обращения банкнота обладает значительными техническими преимуществами по сравнению с векселем: она дробима, бессрочна, выпускается на предъявителя. Она служит средством платежа во всех случаях, а не только когда платежи взаимно уравновешиваются. В результате отпадает необходимость в металлических деньгах для сальдирования расчетов.

Все перечисленное внешне приравнивает банкноту к государственным бумажным деньгам. По сути же дела она остается формой кредитных денег, особенность которых в том, что они непосредственно представляют товары.

Как известно, вексель выписывается на основании того, что один капиталист дает в кредит товары другому капиталисту. Вексель, таким образом, гарантируется товарной сделкой частного капиталиста. В свою очередь банкнота основывается на обращении векселей, Ее вы-

пуск ограничен количеством дисконтированных векселей, число которых ограничивается количеством совершенных меновых актов. Банкнота гарантируется этими векселями, а через них — товарными сделками всех частных капиталистов, которые являются клиентами банка. Банкнота же центрального банка обеспечена, кроме того, общественно необходимым минимумом товарного обращения нации.

Одним из первых буржуазных экономистов, обративших внимание на непосредственную связь кредитных денег с товарами, был Ф. Бендиксен. Будучи учеником Кнаппа, он тем не менее оказался более прозорливым, чем его учитель. Все еще употребляя для характеристики банкнот термин «создание» денег, Бендиксен в то же время строго ограничил сферу этого «создания» функцией обращения уже произведенных, имеющихся у общества в наличии и реализуемых ценностей. «Только проданные товары могут служить базисом для создания денег» 19, — писал он. Векселя как раз и являются свидетельством уже совершенной продажи.

Это обстоятельство еще не могли понять ни Рикардо, ни Р. Пиль, ни Оверстои. Очевидно, частично это объясняется тем, что в то время банкноты еще выпускались расчетными банками и «золотых дел мастерами» в качестве свидетельства на вклады в металлической монете. Не принимая во внимание то, что последующая банкнотная эмиссия стала базироваться на ином принципе, т. е. на совершившейся уже в процессе коммерческого кредита вексельной эмиссии, сторонники «денежной школы», которая существовала в Англии в середине XIX в., в соответствии с учением Рикардо пришли к выводу о необходимости полного золотого покрытия банкнот, и актом Пиля на практике было проведено ограничение банкнотной эмиссии золотой наличностью. Как отмечал Ф. Энгельс в примечаниях третьего тома «Капитала», Р. Пиль вновь вернул капиталистическое общество к тому противоречию производства и обращения, которое и была призвана разрешить банкнотная эмиссия. В итоге этот акт, «вместо того чтобы устранять кризисы... их усиливает до такой степени, что должен потерпеть крах либо весь промышленный мир, либо банковский акт» 20. Поэтому действие акта Пиля периодически приостанавливалось (например, в 1847, 1857, 1866 гг.), а с началом первой мировой войны и после нее этот акт превратился фактически в формальность.

Вернемся, однако, к эволюции кредитных денег. Поскольку вексель выполняет платежные функции, когда имеет место сальдирование взаимных требований, то его нормальное обращение возможно до тех пор, пока кредит непоколеблен. В условиях же кризиса, когда товары обесцениваются или не находят сбыта, кредитная цепочка разрывается. Владелец средств производства, рассчитывавший продать свою машину, чтобы оплатить полученным от такой сделки векселем другой вексель, который он сам ранее выдал, приобретая чугунные и стальные заготовки, уже не может этого сделать. И здесь проявляются преимущества банкноты. Будучи результатом не частной сделки, а общественного акта, она и в условиях кризиса продолжает оставаться средством платежа, приемлемым для всех, замещая собой вексель. В результате кругооборот денежного капитала не прекращается совсем, а лишь меняет форму.

Анализируя первые денежные кризисы и акт Пиля, Ф. Энгельс отмечал: «Опасение, что может быть потеряно доверие к банкнотам, проявляется здесь еще очень заметно; совершенно напрасное опасение, так как уже в 1825 г. выпуском имевшегося старого запаса однофунтовых банкнот, изъятых из обращения, был приостановлен кризис и тем самым было доказано, что даже в то время всеобщего и сильнейшего недоверия доверие к банкнотам не было поколеблено. И это вполне понятно: ведь фактически за этими знаками стоимости стоит вся нация со всем своим кредитом...» 21

Сокращение вексельного обращения и замещение его банкнотой (вследствие ли кредитных кризисов или же по причинам собственных недостатков векселя как низшей формы кредитных денег) не привело к повсеместному превращению кредитно-денежных систем в банкнотно-денежные. Дело в том, что банкнота, хотя и является высшей формой кредитных денег, тем не менее имеет ряд недостатков с точки зрения капиталистического производства. Во-первых, она выпускается под уже совершенные сделки купли-продажи, будучи наличными деньгами товарного обращения в статике (т. е. на какой-то отрезок времени), а не в динамике (т. е. без учета ближайшего увеличения или сокращения производства). Во-вторых, оказавшись ё руках буржуазного Государства, она то и дело подвергается злоупотреблениям с его стороны (т. е. эмитируется сверх потребностей кругооборота капитала), что создает угрозу для ее превращения в бумажные деньги.

Капиталистическое производство стремится выработать такую систему обращения, которая бы гибко следовала за ним, с тем чтобы по возможности сохранить единство движения товарного и денежного капиталов. Банкнота, следовательно, должна была дополняться такими кредитными инструментами, которые сохранили бы гибкость векселя, но были свободны от его недостатков. Развитие банков, рост монополий, сращивание промышленного и банковского капиталов привели к почти полной концентрации платежных расчетов в банках, что и разрешило в некотором смысле данное противоречие.

Трансформация форм кредитной эмиссии выражалась, в частности, в том, что вместо покупки векселя за банкноты банки стали открывать кредиты по своим счетам, причем должник банка становился его вкладчиком. Последний расплачивался с кредиторами чеками на банк, а получатель этих чеков платил ими банкиру, который обменивал их в расчетной плате на чеки, выданные на него. Кредит для капиталовложений стал обслуживаться с помощью так называемых контокоррентных операций, которые позволяли должнику — владельцу контокоррентного счета в банке располагать кредитом в условленной сумме целиком или частями и соответственно во всякое время производить обратные платежи. «Банки, заменяя неизвестный кредит своим собственным, более известным, повышают способность кредитных денег функционировать в сфере обращения, — писал Р. Гильфердинг, — тем самым они делают возможным взаимное погашение требований платежа: пространственно — в более обширной области, и во времени на более значительном его протяжении, умножая таким образом возможности компенсации»22. Когда платежи уравниваются, деньги функционируют лишь идеально, как расчетные деньги или мера стоимости.

Чеки и расчетные деньги вначале наибольшее распространение получили там, где существовали более строгие ограничения частной банкнотной эмиссии и где банки своей депозитно-чековой или жироэмиссией заполняли недостаток капиталистического общества в средствах обращения. Что касается векселя, в том числе его акцептной формы, то он сохранялся главным образом в отношениях между мелкими фирмами и банками и имел ведущее положение в международном обороте.

Постепенно чеки и расчетные деньги оттеснили на второй план банкнотную форму. Ею уже обслуживается более мелкий оборот, осуществляются платежи рабочим и служащим, а также межбанковское сальдирование жирооборота. Анализируя денежное обращение Англии середины XIX в., К. Маркс отмечал: «...за период с 1844 по 1857 г. общая сумма обращающихся банкнот положительно уменьшилась, несмотря на то, что торговый оборот, как показывают цифры ввоза и вывоза, более чем удвоился. Сумма мелких банкнот в 5 ф. ст. и в 10 ф. ст. увеличилась... Напротив, сумма банкнот более высоких достоинств (в 200—1 ООО ф. ст.) упала... Это объясняется следующим образом:

„8 июня 1854 г. частные лондонские банкиры допустили к участию в работе Расчетной палаты акционерные банки, и вскоре после этого Английский банк стал производить окончательные безналичные расчеты. Ежедневные расчеты совершаются теперь путем переводов на счета, которые различные банки имеют в Английском банке. Благодаря введению этой системы стали излишними банкноты крупных купюр, которыми раньше банки пользовались для взаимного погашения счетов"» 23.

В дальнейшем такая тенденция сохранилась, и в конце XIX — начале XX в. чеками и расчетными деньгами обслуживалось 98% всего коммерческого оборота в Англии, 95% —в США и около 85% —в Германии.

В целом эволюция кредитных денег развивалась следующим образом: вексель — акцептованный вексель — банкнота — чеки и расчетные деньги. Причем если вексель имел наибольшее распространение при капитализме частных, независимых предприятий, то акцептованный вексель — при капитализме акционерных компаний, а банкнота, чеки и расчетные деньги получили наибольшее развитие в условиях монополистического и государственно-монополистического капитализма.

Роль банков. Если металлические деньги не нуждаются в специальном институте, который обеспечивал бы их функционирование, то кредитным деньгам такой ин-

ститут необходим. Этим институтом являются банки. Даже из одного анализа эволюции кредитных денег видно, какую огромную роль они играли в этом процессе. Без банков не было бы кредитных денег или по крайней мере они не развились бы дальше своей низшей формы — обычного векселя. Будучи знаками стоимости, кредитные деньги не могли бы осуществлять общественную связь между продавцами и покупателями, обслу-' живать кругооборот капитала и быть представителями) всеобщего богатства, если бы за ними не стояли такие; важнейшие институты общенационального масштаба,: как банки.

В целом роль банков в эволюции кредитных денег сводится к двум моментам: приданию банкноте статуса законного платежного средства и развитию депозитноэмиссионной практики. В отличие от золота кредитные деньги, как уже отмечалось, не содержат в себе материализованного богатства, они лишь являются свидетельством на получение такового. Поэтому при расчетах между покупателем и продавцом или между заемщиком и кредитором одна из сторон может отказаться от принятия таких денег. Однако, когда, например, банкноте законом придается сила обязательного платежного средства, никто уже не сможет отказаться от ее принятия. Можно отказаться от чека, почтового перевода, но не от банкноты центрального банка. Несколько иное положение с разменной монетой. Она служит законным платежным средством только до определенной суммы, например, 50-пенсовые монеты — до 10 ф. ст., другие монеты — до 5 ф. ст.

Что касается денежно-эмиссионной практики, то здесь банки прежде всего осуществляют концентрацию денежного капитала. Как только банки начинают платить проценты по вкладам, в них стекаются денежные сбережения и незанятые деньги всех классов и слоев населения. Мелкие суммы, сами по себе неспособные функционировать в качестве денежного капитала, объединяются в крупные суммы и таким образом формируют экономическую силу. Происходит накопление денежного капитала, часть которого, т. е. незанятый денежный капитал, и выполняет функцию денег. Это, по словам К. Маркса, капитал, «авансированный» на выполнение функций денег24.

Банки, однако, не просто аккумулируют незанятый денежный капитал. Они также непосредственно осуществляют превращение денежного капитала в кредитные деньги и кредитных денег обратно в денежный капитал. Банковские депозиты, будучи важнейшей составной частью денежной массы, представляют в то же время элемент накопленного фонда денежного капитала. Стоимость капитала на стадии обращения существует лишь в двух формах: денежного капитала и товарного капитала, при этом последний всегда является одновременно и денежным капиталом, определенной суммой стоимости, выраженной в цене товара. Поэтому когда капиталист выписывает вексель, он тем самым не более как идентифицирует денежный капитал на бумаге. Когда же банк акцептует данный вексель, он делает его способным к обращению, иначе говоря, превращает денежный капитал в деньги. То же происходит при учете векселей и выпуске под них банкнот, при выдаче банком чековой книжки и т. д. Обратный процесс наблюдается, например, при открытии в банке депозитных счетов.

Банки связывают все формы кредитных денег (вексель, акцептованный вексель, банкноту, чек, расчетные деньги) в единую цепочку. Так, «А», покупая товар у «В», расплачивается собственным векселем на банк «Е». Далее «В» акцептует этот вексель у банка «Е» и затем, учтя его в банке «К», получает текущий счет, т. е. право выписывать чек. Наконец, банк «К» переучитывает или получает онкольную ссуду под данный вексель у центрального банка. Такая ссуда может быть выдана в банкнотах из эмиссионного фонда, если центральный банк в данный момент располагает на это правом, если же нет, то центральный банк эмитирует не банкноты, а жиросчета.

Через банки осуществляется балансирование долговых требований и регулирование всего денежного обращения, т. е. не только банкнот, но и других форм кредитных денег. Хотя такое регулирование при капитализме не может быть идеальным (о чем еще будет идти речь), оно тем не менее довольно значительно и позволяет оказывать влияние даже на ход капиталистического цикла.

Кроме предоставления ссуды денег и их получения банки производят также выдачу ссуды капитала и его мобилизацию с помощью займов. Образуемый с помощью кредита денежный капитал функционирует уже не как средство обращения, а как капитал, приносящий проценты. В данном случае отчуждается потребительная стоимость, которую кредитные деньги имеют благодаря своей способности превращаться в форму проявления капитала. Поэтому при обращении они не только сохраняют первоначальную величину стоимости, но и реализуют в результате своего движения определенную прибавочную стоимость, среднюю прибыль.

Банки осуществляют здесь управление капиталом, приносящим проценты, или денежным капиталом. Уплата денег, прием их, ведение счетов, хранение резерва покупательных средств, резерва средств платежа, незанятого капитала в денежной форме, сальдирование балансов, т. е. все то, что необходимо для регулирования денежного обращения и управления капиталом, также обеспечивается банками в виде технических операций, требующих особого труда и особых издержек — издержек обращения. «Разделение труда, — отмечал К. Маркс, — приводит к тому, что эти технические операции, обусловливаемые функциями капитала, выполняь ются, насколько возможно, для всего класса капиталистов особым подразделением агентов или капиталистов как их исключительные функции или сосредоточиваются в их руках» 25.

<< | >>
Источник: Г. Г. Матюхин. ПРОБЛЕМЫ КРЕДИТНЫХ ДЕНЕГ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Москва 1977. 1977

Еще по теме Эволюция кредитных денег.: