<<
>>

Долларизация транзитивной экономики и меры денежно-кредитной политики по ее преодолению

Одним из наиболее заметных явлений в денежно-кредитной сфере транзитивных экономик стран ЦВЕ и России, оказывающих существенное воздействие на развитие трансформационных процессов и определяющих специфику транзитивных экономик по отношению к

рыночным экономикам, является долларизация.

По данным исследования компании American Express население России хранит около 13,5 млрд. долл., а по данным отечественных экспертов — 60—70 млрд. долл. Всего в России, по оценкам ФРС США, аккумулировано 12% из 650 млрд. эмитированных наличных долларов США, т. е. 78 млрд. долл. Однако это явление нельзя рассматривать как прямое следствие перехода к рыночным отношениям, так как оно проявилось в некоторых странах ЦВЕ до начала процессов системной трансформации. Примерами могут служить Польша и бывшая Югославия, где даже велся официальный учет данного явления. В других странах из-за жесткого регулирования государством денежного обращения долларизация была распространена в меньших масштабах и замещение валют ограничивалось, главным образом, наличным обращением на "теневом" рынке.

Долларизация вносит определенные ограничения в возможности регулирования денежного обращения транзитивных экономик и поэтому требует выработки особых подходов в денежно-кредитной политике. Управление денежно-кредитной сферой со стороны центрального банка осложняется, поскольку денежные власти не могут надежно прогнозировать параметры денежного обращения, непосредственно контролировать динамику депозитов в иностранной валюте; в еще меньшей степени поддается управлению масса наличной иностранной валюты, что в конечном счете; снижает предсказуемость динамики составляющей денежной массы в национальной валюте.

Необходимо отметить, что понятие "долларизация" экономисты определяют по-разному. Некоторые исследователи[65] под термином "долларизация" понимают одновременно два разных явления:

  • отказ от национальной валюты и объявление иностранной валюты законным платежным средством (среди стран, официально применяющих доллар США как единственное платежное средство, можно назвать Эквадор, Восточный Тимор, Сальвадор, Панаму, Пуэрто-Рико.
    Ожидается расширение долларовой зоны и включение в нее Гватемалы, существует прогноз относительно присоединения к ней Аргентины, Бразилии, Мексики, других латиноамериканских стран, Индонезии);
  • использование иностранной валюты параллельно с национальной валютой.

Долларизация может быть официальной (official, formal or full dollarization) и неофициальной, или теневой (unofficial or shadow dollarization), когда национальная валюта используется в основном для совершения небольших сделок и официальных платежей (налоги, сборы и т. д.), в то время как иностранная валюта (доллар США) используется в проведении крупных операций и накоплении сбережений.

Существует также понятие полуофициальной долларизации (semiofficial dollarization). Данный термин используется для стран с бивалютной системой (bimonetary system). При полуофициальной долларизации, согласно определению МВФ, иностранная валюта считается "другим легальным платежным средством". На практике иностранная валюта в таких системах, как правило, используется как валюта банковских вкладов, а национальная валюта используется для выплаты заработной платы, налогов, осуществления повседневных расходов. В отличие от официально долларизированных стран в бивалютных системах продолжает действовать национальный центральный банк (или другой институт денежных властей) и имеется возможность реализации национальной денежно-кредитной политики. В то же время, например, JI. Н. Красавина выделяет определение в узком смысле, как "вытеснение национальных денег более устойчивым долларом США", и в широком смысле, как "замещение национальных денег не только долларом США, но и другими "твердыми" валютами (hard currency)".

Данный подход представляется обоснованным и актуальным, учитывающим современные тенденции развития мировой валютной системы. В то же время необходимо понимать, что в процессе долларизации происходит замещение не денег как таковых, а некоторых их функций, таких, как средства накопления, меры стоимости и средства обращения.

При этом, как правило, не рассматривается функция мировых денег, так как необходимо различать понятие долларизации внутренней экономики и использование доллара как международного платежного и резервного средства. Речь идет об усилении участия транзитивных экономик в мирохозяйственных связях и процессах глобализации. Для ведения внешнеторговых операций и операций с движением капитала необходимо открытие счетов в иностранной валюте (а также использование доллара при диверсификации валютных резервов с целью страхования валютного риска и т. д.).

Не совсем корректно, на наш взгляд, использовать понятие "замещение валют" в качестве синонима долларизации. В большинстве случаев долларизация экономики связана не с замещением валют, а с замещением активов. Такое явление можно объяснить, например, спекулятивным мотивом в кейнсианской теории спроса на деньги. Спекулятивный мотив спроса на деньги связан с их функцией сохранения ценности, а не с функцией средства платежа. За желание использовать всеобщее платежное средство в качестве средства сохранения ценности индивид должен заплатить потерей доходов от альтернативных видов имущества. Достаточно обоснованным, на наш взгляд, является деление долларизации на замещение валют (currency substitution) и замещение активов (asset substitution). Термин "замещение валют" относится к использованию иностранной валюты в качестве средства обращения, а "замещение активов" — как средства сбережения.

Можно также классифицировать явление долларизации и дифференцировать страны с транзитивной экономикой в зависимости от того, какая из функций денег замещается в первую очередь. Так, например, М. Савастано[66] выделяет два типа долларизации: долларизацию в широком и узком смысле слова. Первый тип связан с процессом замещения иностранной валютой большинства (всех) функций отечественной валюты. Второй охватывает лишь выполнение функции средства обращения. Такая классификация в большей степени акцентирует внимание на ликвидности иностранной валюты, которая становится производной от приобретения функции средства сбережения.

Некоторые западные экономисты предлагают варианты введения полной долларизации в отдельных транзитивных экономиках, узаконив обращение иностранной валюты на территории страны[67]. Сторонники такого подхода, как правило, указывают на следующие преимущества полной долларизации: с переходом на иностранную валюту обеспечивается эффективная интеграция страны в мировую экономику, усиление мирохозяйственных связей; использование устойчивой валюты укрепляет доверие к экономической политике в целом; долларизация способствует преодолению инфляции. В то же время, несмотря на обоснованность подхода, очевидно, что существуют альтернативные методы решения вышеуказанных проблем. Однако полная долларизация, которая фактически означает отказ от внутренней денежно-кредитной политики, вызывает существенные потери для экономики страны.

Помимо этого долларизация оказывает влияние на развитие денежного обращения при переходе к рынку по следующим основным направлениям:

  • долларизация влияет на темп инфляции (в той части, в какой она отражает замещение валют), поскольку иностранная валюта участвует в процессе обращения;
  • изменяется функция спроса на деньги: спрос становится более чувствительным к динамике валютного курса, увеличивается его эластичность по процентной ставке;
  • к спросу на иностранную валюту для внешнеэкономических сделок добавляется ,,внyтpeнний,, спрос, остро реагирующий на изменения ожиданий экономических агентов';
  • долларизация сужает источники инвестиций;
  • результатом долларизации является сокращение сеньоража.

Принимая во внимание те проблемы в бюджетной сфере, с которыми сталкивается на начальном этапе трансформации большинство стран с транзитивной экономикой, наличие значительной долларизации подталкивает правительства оказывать большее давление на центральный банк в сторону увеличения денежной массы, что приводит к ускорению инфляции. В то же время Н. Будина и Б. ван Аарле, рассматривая указанную проблему, приходят к противоположному выводу: максимизация дохода от сеньоража происходит при темпе инфляции ниже в ситуации с замещением валют, чем в ситуации без него .

Необходимо помнить, что помимо долларизации депозитов существует также долларизация кредитов. Степень долларизации кредитов определяет подверженность банковского сектора системному кредитному риску в случае значительных девальваций. Кредитование в национальной валюте при высоких и неустойчивых темпах инфляции сокращается, тогда как кредиты в иностранной валюте позволяют поддерживать инвестиционный потенциал экономики, но при этом вносят дополнительные риски в деятельность национальной банковской системы.

В качестве основного измерителя долларизации обычно применяется показатель, представляющий собой отношение депозитов в иностранной валюте в отечественной банковской системе к денежной массе в широком смысле. Этот показатель является достаточно доступным, но, на наш взгляд, не является репрезентативным и пригодным для межстрановых сопоставлений. В ситуации когда имеет место замещение валют, более оправданным было бы использование показателя, представленного отношением наличной иностранной валюты к денежной массе с включением в нее этой наличной валюты. Проблема количественного измерения долларизации сталкивается с серьезными препятствиями статистического характера. Для транзитивных экономик практически не существует точных статистических данных относительно объемов наличной иностранной валюты, обращающейся внутри страны, и депозитов за рубежом. Данные Казначейства США о вывозе наличных долларов за пределы страны касаются лишь сумм, превышающих 10 тыс. долл. (т. е. оценки оказываются заниженными). По данным этой статистики, в Россию за период 1989—1996 гг. было вывезено порядка 45 млрд. долл. наличными, эта сумма составляла 245 % от наличных денег в национальной валюте. Однако известно, что значительные объемы наличных долларов вывозятся из России в туристические поездки, для оплаты "челночного" импорта, в другие страны СНГ. Для стран ЦВЕ данные американской статистики дают очень незначительные (по сравнению с Россией) объемы вывоза наличной иностранной валюты — около 1 % от объема национальной наличной валюты в обращении в Венгрии и 7% в Польше за период 1989-1996 гг. Отметим, что в странах ЦВЕ экономические агенты в большей степени используют не американскую наличную валюту (что характерно для России), а европейские валюты, а в последнее время — евро.

К странам с наиболее высокими значениями степени долларизации (свыше 40%) относятся Болгария, Румыния и Хорватия. В России и Словении степень долларизации варьирует от 20 до 30%. Ниже 20% значения рассматриваемого показателя в 2003 г. были в Чехии, Польше и Словакии. Однако не следует забывать о том, что в странах с относительно низким уровнем развития финансовых систем большую роль играет масса наличной иностранной валюты в обращении и тезаврированной населением.

Для эффективной реализации мероприятий экономической, в том числе денежно-кредитной, политики, направленных на снижение степени долларизации экономики, необходимо в первую очередь выявить факторы, способствующие развитию этого явления. Среди основных факторов, влияющих на долларизацию, ученые-экономисты обычно выделяют следующие:

  1. Темп инфляции, который, безусловно, является наиболее важной причиной долларизации. Поскольку долларизация выступает как следствие решений экономических агентов во времени, важную роль в ее объяснении должны играть ожидаемые переменные, поведенческие установки населения;
  2. Реальные ставки процента по депозитам в национальной валюте. Одним из примеров влияния реальных ставок процента на долларизацию является опыт Польши на первом этапе перехода. Если в начале 1989 г. доля депозитов в иностранной валюте в этой стране составляла 80%, то уже к 1991 г. произошло ее снижение до 25%. За указанный период среди прочих результатов стабилизации был достигнут рост реальных процентных ставок по депозитам в отечественной валюте. Динамику степени долларизации в России также в основном определяют реальные процентные ставки по депозитам в национальной валюте. По нашему мнению, процессы долларизации в России обусловлены не столько реальной доходностью долларовых депозитов и попыткой сберечь накопления от инфляции, сколько опасениями номинального обесценения национальной валюты и неразвитостью отечественного финансового рынка, на кагором практически невозможно осуществить крупные займы в рублях.

Экономические агенты, опасаясь обесценения сбережений и валютного риска, предпочитают иностранные активы национальным. Дж. Туллио и Н. Иванова рассчитали, что положительная эластичность спроса реальной наличной долларовой массы к обесценению рубля в 3—4 раза выше, чем депозитов в иностранной валюте. При этом было обнаружено, что до введения валютного коридора снижение валютного курса имело следствием значительное увеличение спроса на доллары США, а после введения оно приводило к его существенному сокращению. Одной из интерпретаций этого явления является то, что ожидания относительно валютного курса были "экстраполирующими" до июня 1995 г. в том смысле, что падение курса рубля приводило к тому, что население ожидало его дальнейшего обесценения, тогда как после июня 1995 г. эти ожидания стали "регрессивными", т. е. падение курса рубля приводило к ожиданиям его дальнейшего роста ;

  1. Динамика (режим) валютного курса. Чем выше темпы внешнего обесценения национальной валюты, тем больше должна быть степень долларизации. Помимо собственно темпов падения валютного курса на долларизацию влияют его колебания на более коротких временных отрезках. Кроме того, существует статистический эффект воздействия динамики валютного курса на степень долларизации. Для целей сопоставимости депозиты в иностранной валюте учитываются в денежной массе в широком смысле с помощью пересчета но обменному курсу в национальную валюту. При резких изменениях курса подстройка всех показателей денежной сферы, как правило, произойти не успевает, в то время как объем депозитов в иностранной валюте пересчитывается автоматически.

Программы стабилизации, проводившиеся в наиболее успешных странах ЦВЕ, сопровождались, за исключением Словении, установлением какой-либо разновидности фиксированного валютного курса. Выбор режима валютного курса на ранней стадии преобразований, как показывает практика, может также оказывать косвенное влияние на процессы замещения валют через сокращение темпов инфляции. Проведенные российскими экономистами эконометрические исследования России, Польши, Словении, Словакии, определившие коэффициенты корреляции показателя степени долларизации и волатильности (изменчивости) валютного курса , показали, что только в Польше корреляция была значимой (коэффициент равнялся 0,90) и отрицательной. В России, Словакии наблюдалась незначительная положительная корреляция (коэффициент составлял 0,18, 0,19 соответственно), а в Словении связь вообще отсутствовала. Однако следует отметить, что взаимосвязь волатильности валютного курса и степени долларизации может изменяться при смене режима валютного курса. Однако вывод о более низкой степени долларизации при модификациях режима фиксированного валютного курса подтверждается;

  1. Динамика основных внешнеэкономических показателей — платежного баланса, внешнеторгового оборота, показателей межстраново- го движения капитала. Отслеживание динамики внешнеэкономических показателей позволяет определить изменение предложения иностранной валюты. Если в России основным источником поступления иностранной валюты является выручка от экспорта энергоносителей, то для большинства стран ЦВЕ эту роль играет приток иностранного капитала. Долларизация имеет больше возможностей для развития при благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре с точки зрения увеличения экспорта или притока капитала в страну;
  2. Степень долларизации, при прочих равных условиях, находится в обратной зависимости к уровню развития институтов финансового посредничества. Экономика с хорошо развитыми финансовыми рынками и банковской системой в состоянии быстро адаптироваться к ситуации высокой инфляции путем предложения обширного набора достаточно ликвидных инструментов, номинированных в отечественной валюте, приносящих высокий процент. Однако если уровень развития институтов финансового посредничества низок, то, при прочих равных условиях, экономические агенты будут держать большую долю активов в иностранной валюте в наличной форме или в виде депозитов за рубежом. Из всех транзитивных экономик на раннем этапе трансформации лишь бывшая Чехословакия и республики бывшей Югославии отличались относительно высоким уровнем развития банковской системы, но и в этих случаях набор предлагаемых ликвидных инструментов в национальной валюте был крайне ограничен. Одной из ключевых причин хранения иностранной валюты на депозитах за рубежом, по мнению М. Ю. Головнина[68] (помимо уровня доходности и положения национальной финансовой системы), является вероятность ее конфискации внутри страны. Одной из наиболее распространенных форм такой конфискации является замораживание депозитов в иностранной валюте (как это имело место в бывшей Югославии в 1991 г.) или конвертация депозитов по заниженному курсу (как было в России после кризиса 1998 г.).

Говоря об общих закономерностях развития процессов долларизации в транзитивных экономиках, можно сделать вывод, что максимальные значения степени долларизации приходятся на период, следующий за либерализацией цен и всплеском инфляции, а высокий темп инфляции в сочетании с либерализацией валютного рынка (отменой ограничений на внутреннюю конвертируемость иностранной валюты) выступает в качестве непосредственного импульса для процесса долларизации.

Однако наступление финансовой стабилизации и достижение приемлемого уровня инфляции не влечет за собой автоматически резкого снижения степени долларизации. Иногда, как, например, в Польше, наблюдается тенденция плавного понижения показателя, иногда после тенденции к снижению изменение ситуации в экономике влечет за собой увеличение степени долларизации (как в России или Словакии). По мнению некоторых исследователей, степень долларизации, как и ряд других макроэкономических переменных, испытывает эффект отставания: раз сильно отклонившись в одну сторону, она очень медленно возвращается в первоначальное положение. Как российские, так и зарубежные исследователи схожи во мнении о существовании среди транзитивных экономик различных моделей долларизации: отражающих зависимость данного явления от какого-либо доминирующего фактора: реальной ставки процента по депозитам в национальной валюте (Россия), темпа инфляции (Польша). Также надо отметить, что модель долларизации динамична и может меняться в период трансформации хозяйственной системы.

Анализ воздействия долларизации на денежное обращение позволяет сделать вывод, что в транзитивных экономиках она представляет собой негативное явление. Для борьбы с долларизацией может применяться комплекс мер экономической политики, как административных (прямых), так и рыночных (косвенных). Самым простым решением является запрет на открытие депозитов в иностранной валюте внутри страны и за рубежом. Однако у этого варианта есть существенный недостаток, связанный с тем, что попытки обойти это жесткое ограничение приведут, скорее всего, к распространению наименее желательной формы долларизации — обращению наличной иностранной валюты. В большинстве транзитивных экономик действует запрет на осуществление расчетов между резидентами в иностранной валюте. Но этой меры, как показала практика, недостаточно для устранения долларизации.

Уверены, что долларизация имеет свои причины, описанные выше. Поэтому при борьбе с нею следует ориентироваться на устранение причин, а не следствий. Основным средством борьбы с долларизацией, по мнению В. К. Бурлачкова, является обеспечение макроэкономической стабилизации . Это означает, что основными направлениями проведения денежно-кредитной политики должны быть: снижение темпов инфляции (в случае, если она высокая), уменьшение темпов внешнего обесценения национальной валюты, увеличение процентных ставок по инструментам в национальной валюте. При этом меры денежно-кредитной политики должны быть четко согласованы с проводимой валютной политикой и дополняться методами валютного регулирования, в том числе административными. В этой связи проведение политики быстрой и широкомасштабной валютной либерализации в России, на наш взгляд, несвоевременно и не адекватно существующим условиям и требованиям экономического развития.

До настоящего времени остается дискуссионным вопрос о выборе оптимального с точки зрения подавления долларизации режима валютного курса. Исследователи МВФ Т. Балино, А. Беннетт и др. считают, что гибкий валютный курс при долларизации позволяет увеличить степень автономии в управлении денежно-кредитной сферой[69]. С другой стороны, различные модификации фиксированного валютного курса позволяют стабилизировать ожидания экономических агентов в отношении его динамики и тем самым бороться с долларизацией. Меры денежно-кредитной и валютной политики могут оказывать непосредственное влияние на долларизацию. Эти меры должны в первую очередь увеличить издержки приобретения и хранения инструментов в иностранной валюте. Так, по депозитам в иностранной валюте могут устанавливаться более высокие резервные требования, чем по депозитам в национальной валюте. На покупку наличной иностранной валюты может вводиться налог, повышающий издержки проведения соответствующей операции. В России действует первая мера, но, на наш взгляд, была не совсем обоснованно отменена вторая.

* * *

Высокий уровень долларизации экономики России, даже по сравнению со странами ЦВЕ, подтверждает то, что основные причины этого явления до сих пор не устранены, поэтому борьба с долларизацией должна являться приоритетным направлением национальной денежно- кредитной политики.

Важнейшим средством борьбы с долларизацией является макроэкономическая стабилизация. При соответствующих условиях функционирования хозяйственной системы (низкие темпы инфляции, низкая волатильность финансового рынка) становится возможным проведение мер, направленных на удорожание обращения иностранной валюты, — повышение ставок налога на ее покупку, установление обязательной (минимальной) разницы между курсом покупки валюты и курсом ее продажи. Успешность реализации этих мер, как показывает опыт стран ЦВЕ, обеспечивается только при постепенности и последовательности их проведения, сопряженности их с экономической и структурной политикой.

<< | >>
Источник: Курьянов А. М.. Денежно-кредитная политика: от теории к практике.— М.: Изд-во "Бухгалтерский учет",2006.— 176 с.. 2006

Еще по теме Долларизация транзитивной экономики и меры денежно-кредитной политики по ее преодолению: