<<
>>

1. ДЕНЕЖНЫЙ, ССУДНЫЙ И ФИКТИВНЫЙ КАПИТАЛ

Уяснение и разграничение основных понятий теории кредита денежного, ссудного и фиктивного капитала — имеет важное значение для исследования накопления денежного капитала. Как известно, раздел III тома «Капитала», посвященный кредиту, был самой незавершенной частью марксовой рукописи, и Энгельс был вынужден оставить его в основном в неизменном виде, ограничившись упорядочением материала и самыми необходимыми дополнениями.

В результате мы оказываемся, как и в «Теориях прибавочной стоимости», внутри творческой лаборатории Маркса, мы видим его лшсль в движении, а не в виде готового результата. Это имеет свои преимущества, но и создает трудности.

Уяснение основных понятий в сфере кредита имеет также особое значение, потому что ни в какой другой области язык капиталистического рынка так не засоряет научную терминологию. «Поразительно вообще,— заметил Маркс,— насколько иной смысл и иную форму приобретают все категории политической экономии в этой кредитной тарабарщине денежного рынка» h

Маркс проводит в нескольких местах четкое различие между категориями денежного и ссудного капитала. Под денежным капиталом он понимает функциональную форму, которую принимает промышленный капитал в процессе своего кругооборота. Ссудный капитал — это выделившаяся, обособившаяся категория капитала, который имеет особый тип кругооборота и присваивает часть создаваемой в обществе прибавочной стоимости в специфическом виде ссудного процента. Особенно ясно Маркс формулирует это различие в следующем месте: «В дальнейшем исследовании мы покажем, что денежный капитал здесь (у Фуллар- тона и других представителей banking school.— А. А.) смешивается с moneyed capital в смысле капитала, приносящего проценты, тогда как в первом смысле денежный капитал означает всего лишь переходную форму капитала, рассматриваемую в отличие от других форм капитала: от товарного капитала и производительного капитала» 2.

Английский термин moneyed capital здесь означает «ссудный капитал». В немецком оригинале Маркс применяет в разном контексте два термина:  das  zinstragende

Kapital; das Leihkapital. Оба они в равной мере выражают ссудный капитал именно как обособившийся вид капитала, однако в первом термине это выражено более определенно.

В этом основном смысле различие денежного и ссудного капитала показано у И. А. Трахтенберга, а также, например, у известного комментатора Маркса Д. И. Розенберга3. Дело, однако, осложняется рядом обстоятельств.

Во-первых, можно видеть, что у Маркса понятие денежного капитала (Geldkapital) употребляется в двояком смысле: с одной стороны, как форма, которую принимает в своем кругообороте промышленный капитал, а, с другой, как любой капитал в денежной форме. Употребляя это понятие во втором смысле, он, например, много

кратно говорит о концентрации предложения денежного капитала банками 4. Капитал рантье не является формой кругооборота промышленного капитала, напротив, это выделившийся в особый вид капитал, всегда сохраняющий денежную форму. В этом смысле капитал рантье — денежный капитал, а сами рантье представляют собой денежных капиталистов — особую группу всего класса капиталистов. Маркс многократно называет рантье, а также банкиров денежными капиталистами (Geldkapitalisten), но в «Капитале» невозможно найти термин «ссудные капиталисты» (Leihkapitalisten).

Во-вторых, в связи с толкованием денежного капитала как любого капитала в денежной форме видно, что Маркс проводил еще одну линию различия между денежным и ссудным капиталом, или, вернее, показывал, что с развитием кредита и кредитной системы различие в этом смысле стирается. Как известно, капитал перестает быть капиталом, если он накопляется в виде праздно лежащего сокровища (металлических денег). Но наличие определенного денежного запаса — необходимый момент воспроизводства как индивидуального, так и всего общественного капитала. Ясно, что это совсем не то образование металлического сокровища, что у пушкинского скупого рыцаря.

Этот денежный капитал непосредственно не производит прибавочной стоимости, но он необходим для того, чтобы процесс воспроизводства был непрерывен и, следовательно, чтобы производительный капитал ее регулярно порождал. Такой капитал выделяется из самого функционирующего капитала в ходе его непрерывного оборота, а также накапливается как фонд возмещения капитала, для целей расширения производства и в виде резервного фонда. Этот денежный капитал Маркс называет скрытым (latent), подчеркивая, что он лишь в общих рамках всего процесса воспроизводства функционирует как капитал 5.

Накопление такого денежного капитала не является само по себе накоплением ссудного капитала. Однако с развитием капиталистической кредитной системы подобное накопление становится редкостью, своего рода аномалией. Денежный капитал накопляется либо в виде ценных бумаг (у функционирующих капиталистов — обычно в виде краткосрочных бумаг), либо банковых депозитов, либо, наконец, банкнот. Это означает отдачу капитала в

ссуду (банкноту тоже можно рассматривать как ссуду ее держателя эмиссионному банку, а через него — государству и т. д.). Более того, и у денежных капиталистов, включая коммерческие банки, денежный капитал в виде металлических денег сходит на нет. Маркс говорит: «Для стран с развитым кредитом мы можем допустить, что весь денежный капитал, который может быть употреблен для ссудных операций, существует в форме вкладов в банках и у лиц, ссужающих деньги. По крайней мере это справедливо для дела в общем и целом» 6.

Таким образом, при развитой кредитной системе практически весь денежный капитал:, в каком бы смысле мы ни употребляли этот термин, отдается в ссуду, присоединяет к качеству денежной формы качества отчуждения посредством ссуды, становится ссудным денежным капита- л о м» 7.

Здесь гаадо отметить одно интересное явление. В эпоху промышленного капитализма и в первый период монополистического капитализма тенденция к замене металлической формы сокровища накоплением ссудного капитала действует безусловно.

Но в эпоху общего кризиса капитализма, особенно после второй мировой войны, в действие вступают новые факторы, которые влияют на роль золота в функции частного сокровища. В связи с хронической инфляцией и обесценением денег, а также вследствие роста общей политической и экономической неустойчивости капитализма отдача в ссуду временно свободного или выделившегося в самостоятельную форму денежного капитала может стать невыгодной или нежелательной. Для капиталиста становится выгоднее заморозить часть своего капитала в золоте с целью предохранить его от обесценения (либо от конфискации и т. п.). Отсюда — большой рост частной тезаврации золота после второй мировой войны.

Эти явления указывают на нездоровый характер развития капиталистической экономики и сами по себе заслуживают пристального внимания. Но они, конечно, не отменяют основные закономерности развития капиталистического кредита, в частности тенденцию к превращению всего потенциального денежного капитала (капиталистической формы сокровища) в ссудный капитал.

В третьих, важное значение имеет различие между денежным капиталом с субъективной (индивидуальной) и объективной (общественной) точек зрения. Находящийся в денежной форме капитал индивидуальных денежных капиталистов, а также высвобождающийся в процессе кругооборота и резервный капитал промышленных капиталистов с самого начала и субъективно, и объективно представляет собой именно денежный капитал, и его превращение в ссудный капитал не означает какого- либо качественного изменения. В сущности его бытие как денежного капитала уже разнозначно превращению в ссудный капитал.

Но накопление денежного капитала, рассматриваемое с общественной точки зрения, никогда не ограничивалось только этим. Любой денежный доход, в том числе заработная плата и доход непроизводительных классов, может быть элементом такого накопления. Здесь Маркс применяет термин «сбережение» (Ersparung). Марксистская политическая экономия использует понятие сбережения для обозначения сберегаемого дохода, не используемого сберегателем в качестве капитала. Маркс предвидел увеличение роли такого денежного сбережения с развитием капитализма, особенно с развитием капиталистической кредитной системы и акционерного дела. Так он пишет: «... в ходе развития капиталистического производства дело действительного сбережения и воздержания,... поскольку оно доставляет элементы накопления, выпадает на долю тех, которые получают минимальное количество этих элементов и зачастую еще теряют свои сбережения, как, напр., рабочие при крахе банков» 8.

Формы привлечения таких сбережений прошли за последующее столетие длинный путь развития. Мы видели колоссальное развитие страхового дела, которое означает привлечение сбережений в крайне специфической, полупринудительной форме, а в большой мере — безвозвратное и безвозмездное изъятие части дохода наподобие налогов. Даже полностью добровольные сбережения классов, доход которых получается в форме заработной платы или в иной форме оплаты личного труда, не являются капиталом с субъективной точки зрения. И уже совсем далеки от капитала полупринудительные и прямо принудительные «сбережения».

Но капиталистическая кредитная система, собирая эти сбережения и обезличивая их, в мгновение ока превращает их в денежный, а тем самым в ссудный, капитал. Объективно, с общественной точки зрения любое сбережение в денежной форме есть накопление денежного капитала, поскольку он отдается в ссуду и может быть использован заемщиком для производства прибавочной стоимости.

Между субъективными целями, с которыми производится сбережение части дохода, и объективным использованием этих сбережений как денежного ссудного капитала существует разрыв, поскольку здесь вклиниваются акционерные общества и кредитно-финансовые учреждения. Чем мощнее они, чем более они монополизируют дело накопления и предложения ссудного капитала на рынке, тем этот разрыв больше.

Имея в виду, что кредитно-финансовые учреждения неизбежно превращают в ссудный капитал весь аккумулируемый ими денежный капитал и все денежные сбережения и выбрасывают его на рынок, мы в этой главе рассматриваем лишь первую часть этого процесса: образование капитала в денежной форме и денежных сбережений. Если смотреть с точки зрения учреждений, то анализируются только их пассивные операции, привлечение денежного капитала. Поскольку мы видели, что в капиталистической экономике любые денежные сбережения объективно играют роль денежного капитала, здесь и ставится вопрос именно о накоплении денежного капитала. Первое слово подчеркивает денежную форму накопления, второе — объективный характер любого денежного накопления как накопления капитала.

Перейдем к вопросу о фиктивном капитале. Хотя Маркс иногда употребляет это понятие просто для обозначения всякого рода «бумажного капитала» в виде долговых требований или обязательств9, основное значение имеет трактовка фиктивного капитала в связи с капитализацией любого регулярного дохода. Обычная форма такого фиктивного капитала — ценные бумаги, т. е. титулы, удостоверения на право получения регулярного дохода.

Здесь мы имеем не только требование на деньги, но и требование на регулярный доход, средний размер которого в тенденции приближается к ставке ссудного процента.

Эта тенденция осуществляется путем колебании «цены» фиктивного капитала, его денежной величины. В связи с этим фиктивный капитал необходимо является особым товаром, становится предметом купли — продажи. Фиктивный капитал возникает и развивается на основе ссудного капитала, но он представляет собой совершенно особую экономическую категорию, принципиально отличную от ссудного капитала. Это различие в некоторых отношениях трудно уловимо, и не случайно И. А. Трахтенберг впадает в ошибку, говоря: «...мы трактуем фиктивный капитал не как особый вид капитала, а как особую форму ссудного капитала» 10. Дело в том, что накопление фиктивного капитала представляется идентичным накоплению отданного в ссуду денежного (т. е. ссудного) капитала-собственности, претензия которого на часть прибавочной стоимости вытекает из его денежной формы и предъявляется в виде и в размере ссудного процента. Маркс отметил эту внешнюю идентичность: «И под накоплением денежного капитала большею частью подразумевается только накопление этих притязаний на производство, накопление рыночной цены, иллюзорной капитальной стоимости этих притязаний» п.

Однако экономически накопление денежного капитала, являющееся результатом высвобождения его из кругооборота промышленного капитала или результатом сбережения части дохода, принципиально отличается от накопления фиктивного капитала в результате повышения его рыночной оценки. Оно совпадает лишь в той мере, в какой рост фиктивного капитала отражает накопление денежного капитала в виде ценных бумаг, т. е. новые эмиссии акций и облигаций. За период с 1954 по 1960 г. рыночная стоимость всех акций в США возросла с 258 млрд. долл. до 442 млрд. долл. или на 184 млрд. долл. Между тем новые чистые эмиссии (т. е. эмиссии за вычетом выкупа акций) составили за этот период только 22 млрд. долл. Ясно, что «накопление» фиктивного капитала представляет совершенно особый процесс 12.

Генезис ссудного и фиктивного капитала различен. Первый возникает в результате выделения и обособления денежной функциональной формы кругооборота промышленного капитала, второй — из того, что при капитализме всякий регулярный доход принимает форму процента и получает способность капитализации.

Фиктивным капитал (ценные бумаги) есть особая сфера приложения ссудного капитала, а не форма или часть последнего. Это проявляется, в частности, в том, что величина ссудного капитала на рынке, соотношение предложения и спроса на него определяют ставку ссудного процента, тогда как величина фиктивного капитала сама зависит от этой ставки 13. Говоря о ссудном капитале, мы рассматриваем движение, кругооборот особого вида капитала. Фиктивный капитал есть результат этого движения, как бы застывшая форма, в которой остановился, запечатлелся этот кругооборот и которая приобрела самостоятельное существование.

Накопление денежного капитала представляет собой процесс, тесно связанный с накоплением действительного капитала. В капиталистической экономике, товарно-денежной по своей природе, накопление денежного капитала является необходимым моментом расширенного воспроизводства. Размеры его накопления оказывают влияние на темпы расширенного воспроизводства в той мере, в какой он используется для финансирования реальных капиталовложений, и служат одним из основных факторов, определяющих норму действительного накопления в стране.

Ясно, что «накопление» фиктивного капитала, г е. прирост рыночной цены массы обращающихся ценных бумаг,— процесс, несравненно менее связанный с действительным накоплением. Однако это отнюдь не безразличный для экономики процесс. Как известно, разбухание фиктивного капитала в фазе подъема способствует вызреванию кризиса. Но в данном контексте мы подчеркиваем другую сторону вопроса: хотя это «накопление» совершенно фиктивно с общественной точки зрения, оно реально с точки зрения индивидуального капиталиста и владельца ценных бумаг. Оно увеличивает его денежный капитал, рассматриваемый как сумма денег, за которую могут быть реализованы ценные бумаги, увеличивает его богатство, меняет социальный статус. Когда в Америке говорят, что некто «стоит» 100 миллионов долларов, то имеется в виду прежде всего рыночная стоимость находящихся в его владении акций. Поэтому социально-экономический анализ включает рассмотрение вопроса о «накоплении» и распределении фиктивного капитала.

Мы отделяем вопрос о первичном накоплении денежного капитала от вопроса об источниках его предложения на рынке ссудных капиталов, что включает уже аккумулирующую и трансформирующую деятельность банков и других финансовых институтов. Предложение и спрос на рынке ссудных капиталов рассматриваются в следующей главе.

Можно назвать пять главных источников первичного накопления денежного капитала в современной капиталистической экономике: 1) накопление чисто денежного капитала, т. е. капитала денежных капиталистов, выделившихся в особую группу класса буржуазии; 2) накопление временно высвобождающегося в денежной форме промышленного капитала; 3) накопление денежного капитала за счет доходов всех классов; 4) накопление денежного капитала у государства и его органов; 5) накопление в результате действия самой кредитной системы как таковой14. Здесь мы дадим общую характеристику этих источников.

Под накоплением чисто денежного капитала понимается в соответствии с рядом соображений Маркса накопление капитала у собственно денежных капиталистов. Имеется два основных типа таких капиталистов: рантье, т. е. индивидуальные денежные капиталисты, отдающие в ссуду только собственный денежный капитал, и банкиры, т. е. денежные капиталисты, «работающие» не только со своим собственным, но и с привлеченным капиталом вкладчиков. Вопрос о развитии социального типа чистого денежного капиталиста-рантье рассматривается ниже, в связи с классовой структурой накопления денежного капитала.

Что касается банкира, то в эпоху монополистического капитализма место индивидуальных (неакционерных) мелких банковых предприятий заняли крупные и сверхкруп- ные акционерные банки. Резко уменьшилась доля собственного капитала, на основе которого оперируют банки, и возросла доля депозитов (см. стр. 164). Но хотя относительно собственный капитал банков уменьшился, абсолютно он во много раз вырос за слет обратного превращения части прибыли в капитал, накопления нераспределенной прибыли. Специфика банков как предприятий, осуществляющих движение ссудного капитала, состоит в том, что

у них накопление происходит практически целиком в денежной форме.

Накопление денежного капитала в банках (за счет их собственного капитала, а не аккумуляции чужого капитала и сбережений) поэтому принципиально отличается от накопления денежного капитала у промышленных предприятий, где это — лишь момент в кругообороте капитала, временная форма фонда накопления или резерв. Рост собственного капитала акционерных банков (в основном коммерческих) является теперь важным источником накопления денежного капитала. Аналогичную роль играет и накопление собственного капитала страховых компаний. Однако, как мы видели, здесь есть и важные отличия. Собственный капитал банка довольно четко отделяется от привлеченного денежного капитала. У страховой компании это отделение носит весьма условный характер. Страховая компания не только привлекает возвратные сбережения и трансформирует их в ссудный капитал, но и изымает безвозвратно часть доходов и использует их как ссудный капитал, почти ничем не отличающийся от собственного капитала.

Накопление денежного капитала как промышленного капитала, временно находящегося в денежной форме, в современных условиях есть преимущественно накопление, осуществляемое акционерными обществами. Высвобождение денежного капитала как момент кругооборота промышленного капитала в акционерных обществах в ряде отношений принципиально не отличается от этого явления в индивидуальном промышленном предприятии: он тоже высвобождается как результат текущей деятельности, как временная денежная форма фонда возмещения и накопления и как резерв.

Однако в эпоху монополистического капитализма в накоплении денежного капитала промышленными капиталистическими предприятиями происходят важные изменения. В первую очередь надо отметить появление и развитие с и- стемы участий. Она обычно рассматривается с точки зрения ее роли в контроле финансовой олигархии над ярусами корпораций. Но ее можно рассматривать и как новое явление в накоплении денежного капитала. Система участий означает, что часть капитала промышленной корпорации уже не временно высвобождается как денежный

капиіал, а постоянно закрепляется в форме акции друіи\ корпораций. Имея формально вид денежного капитала, эта часть по существу является капиталом контроля и приносит часто доход отнюдь не в скромных размерах ссудного процента, а монопольную прибыль.

Другая характерная черта состоит в усилении неустойчивости в накоплении денежного капитала в промышленности и в частом появлении избыточного накопления. По расчетам Голдсмита, доля ликвидных средств (банкноты, депозиты в банках и государственные ценные бумаги) до кризиса 1929—1933 і г. устойчиво составляла 6—7% активов корпораций. В 1945 г. эта доля достигла 18%, а в 1956 г. составляла в среднем 12%. Однако особенно характерна эта избыточная ликвидность для крупных корпораций. По данным Совета управляющих ФРС, в 1956 г. 32 крупных химических компании держали в денежной форме 18% своих активов, 9 автомобильных компаний — 19%, а 18 металлургических — даже 21% 15. Надо учесть, что эти данные не включают вложения в акции и облигации других компаний.

Такая непомерно высокая ликвидность не может теперь уже рассматриваться как наследие войны. Она объясняется в первую очередь низкими темпами роста экономики, ограниченными возможностями прибыльных капиталовложений. Капитал в денежной форме в лучшем случае способен приносить лишь ссудный Процент, тогда как будучи вложен в производство, он приносит промышленную прибыль. Отсюда закономерно вытекает стремление сводить денежный капитал к минимуму16. Поэтому теперешняя избыточная ликвидность крупных корпораций является вынужденной.

Накопление излишнего денежного капитала у крупных промышленных корпораций представляет собой явление того же порядка, что уменьшение их потребности в банковом кредите (ср. гл. V) и общий рост нх самофинансирования, который рассматривается в гл. X. Своеобразие развития кредитной сферы в США в 50-х и в начале 60-х годов заключается в том, что эти явления сочетаются с фактами в целом высокого спроса на ссудный капитал и повышения процентных ставок. Как уже отмечалось, при объяснении этого надо учитывать большой спрос на ссудный капитал со стороны государства и частной непроизводственной сферы.

В накоплении денежного капитала за счет доходов всех классов самая важная тенденция заключается в увеличении роли кредитно-финшгоо- вых учреждений. Исключительное значение имеет рост хчреждений страховой группы.

Остановимся на денежных средствах государства как источнике накопления денежного капитала. Эти средства возникают в результате сбора налогов и размещения государственных займов и связаны, следовательно, с перераспределением доходов государством. В процессе этого перераспределения они временно откладываются на счетах в банках. Это явление имеет чисто внешнее сходство с временным высвобождением денежного капитала в промышленности.

Назвать образование этих денежных средств накоплением можно лишь весьма условно, поскольку оно является обратной стороной поглощения государством ресурсов ссудного капитала. В периоды большого роста объема бюджета и увеличения государственного долга могут расти и іщшжньїе средства бюджета; это как раз и наблюдалось в США в последний период второй мировой войны. Тем не менее, в той мере, в какой этот денежный капитал образуется в виде банковых депозитов, он сливается со всей массой денежного капитала и становится его неотличимой частью.

Накопление денежного капитала в результате действия самой кредитной системы носит особый характер. Этот источник гораздо больше отличается от всех предыдущих, чем каждый из них от другого Речь идет о весьма сложном и противоречивом процессе создания банками денег, которые используются как денежный капитал.

Действие кредитной системы имеет еще другое значение: она способствует росту денежных сбережений и их аккумуляпии в качестве денежного капитала. Но роль этого фактора сводится в конечном счете к тому, что он усиливает накопление из остальных источников, особенно же из сбережений населения. Поэтому мы здесь можем этим не заниматься.

К. Маркс неоднократно возвращается к вопросу о том, что банки могут предоставлять ссуды либо своими банкнотами, либо путем записи на счет, одним словом, не за счет денежного капитала, аккумулированного из одного

из «первичных» источников, а на основе собственною кредита банков 17. Это возможно по двум причинам, которые тесно связаны между собой. Во-первых, обязательства эмиссионных банков (банкноты) и коммерческих банков (депозиты) отличаются тем единственным в своем роде качеством, что они выполняют функции денег. Во-вторых, обязательства банков представляют собой в большей или меньшей мере выражение общественного кредита; с ростом концентрации коммерческих банков, с их превращением в горстку монополистов, тесно связанных с государством, это качество их кредита еще более развивается.

Взгляды Маркса по вопросу о способности банков создавать средства обращения и платежа, превращаемые в денежный капитал, долгое время игнорировались не только буржуазными экономистами, но и реформистскими теоретиками. Так, Гильфердинг не уделяет никакого внимания этому вопросу, хотя он подробно рассматривает роль и операции банков.

Одной из заслуг И. А. Трахтенберга надо считать то, что он восстановил в истинном свете взгляды Маркса, освободив их от искажений. Он пишет в частности: «Широко распространено убеждение, получившее уже прочность предрассудка, что учению Маркса о банках противоречит взгляд, что банки могут «создавать» ссудный капитал. Обычно и без всякого в сущности основания Марксу приписывается мысль, что деятельность банка является только посреднической» 18

Действительно, без признания этой способности банков нельзя понять два влажнейших проявления их роли в экономике современного капитализма: финансирование ими расширения производства в фазе подъема экономического цикла и их роль в инфляционном процессе.

В той мере, в какой коммерческие банки предоставляют ссуды предприятиям или покупают государственные ценные бумаги за счет создаваемых ими денег, это находит свое немедленное отражение в росте депозитов предприятий и государства. По мере использования этих средств депозиты распределяются по всей банковой системе и формально представляют собой накопление денежного капитала держателями этих депозитов. Таким же образом ведь и накопление государственных бумажных денег выступает формально как накопление денежного капитала, хотя на

деле этому соответствует просто изъятие части национального дохода государством для целей непроизводительного потребления.

Если выданная таким путем ссуда банка действительно используется как капитал, если за счет этих средств производятся реальные капиталовложения, то общим экономическим результатом является повышение нормы накопления: ведь в конечном счете для дополнительных капиталовложений, финансируемых банковым кредитом, нужны материальные элементы национального дохода. Потребление населения снижается, а в качестве бумажного «эквивалента» на руках у него остаются банкноты и банковые депозиты. При определенных условиях, особенно когда кредитная экспансия банков направляется на финансирование юсударства, следствием создания денег банками является инфляция со всеми ее известными социальными последствиями.

Таким образом, накопление денежного капитала в результате создания денег кредитной системой внешне выступает главным образом как накопление из доходов, хотя оно принципиально отличается своим вынужденным характером, будучи обусловлено извне. В статистике денежного накопления накопление в результате «кредитотворчества» банков не может быть особо выделено. В известной мере о нем можно судить лишь по самой структуре накопления: оно вызывает увеличение доли банкнот и бессрочных депозитов в общей сумме накопления.

Исследовать структуру накопления денежного капитала по источникам в динамике за сколько-нибудь длительный период не представляется возможным из-за отсутствия статистических данных Поэтому мы здесь ограничимся анализом положения в последние годы, дополняя анализ рядом соображений, касающихся изменении в структуре накопления. Основным источником данных является статистика денежных потоков ФРС Выделение источников накопления этой статистикой не совпадает с их научной классификацией. Однако возможности анализа этих данных все же значительны. Приводимые в табл. 37 данные отражают только прирост финансовых активов, т. е. требований, возникающих в результате сбережений и движения денежного капитала. Поглощение, использование денежного капитала здесь не показано. Далее, здесь сделана попытка показать только

первичные источники накопления и исключить посреднические функции банков и других кредитно-финансовых учреждений, т. е. аккумуляцию и передачу денежного

Таблица 37

Источники накопления денежного капитала в США в 1954—1960 гг * (в среднем за год)

Источники. «Federal Reserve Bulletin», August 1961, August 1962.

* Проценты исчислены на базе суммарных данных за 7 лет. Сделан ряд расчетов и допущений

капитала, фактически накопленною в других секторах. С известными оговорками накопление в седьмом и восьмом секторах есть накопление собственного капитала кредитно-финансовых учреждений. Накопление денежного капитала здесь учитывается исключая прирост денежной оценки фиктивного капитала. В той мере, в какой накопление осуществляется путем вложения денежного капитала в ак

ции, учитывается лишь размещение вновь эмитируемых акций по фактическим ценам.

Накопление компаний страхования жизни (в части резерва премий), корпорационных и государственных пенсионных фондов (полностью) рассматривается как элемент накопления населения. Если перенести государственные фонды из накопления населения в накопление федерального правительства, штатов и местных властей, то доля населения (по второму варианту таблицы) уменьшится с 70,5% до 64,6%, а доля всех органов государства возрастет с 7,8% до 13,7%.

В первом варианте таблицы предоставление промышленными и торговыми корпорациями коммерческого (и потребительского) кредита рассматривается как накопление денежного капитала. Поскольку при коммерческом кредите не выделяется капитал в денежной форме, правильнее, однако, не учитывать его как составную часть накопления денежного капитала. Отсюда — второй вариант таблицы.

В нашей статье, напечатанной в журнале «Мировая экономика и международные отношения», приведены подобные расчеты за весь послевоенный период (1946— 1960 гг.) 19. Их сравнение показывает, что сколько-нибудь существенных изменений в структуре накопления денежного капитала за послевоенный период не произошло. Основные выводы можно суммировать следующим образом. Подавляющая часть денежного капитала имеет своим источником денежный капитал и сбережения насе- гения. Это закономерно вытекает из самой сущности капиталистической системы хозяйства. С одной стороны, мы имеем здесь накопление класса капиталистов, денежный капитал которых (особенно акции) выражает их собственность на средства производства. С другой стороны, важнейший элемент капиталистической системы составляет использование узкой группой монополистов сбережений широких масс трудящихся для укрепления своего господства. Данная статистика не позволяет видеть классовую структуру накопления. Для целей такого анализа мы воспользуемся ниже другими материа- іами. Денежный капитал промышленных корпораций в довольно малой мере является источником накопления и

предложения капитала на рынке. За период 1954— 1960 гг. было два года (1956 и 1960 гг), когда финансовые активы корпораций (не учитывая коммерческий кредит) сократились. Более подробное исследование несомненно могло бы показать зависимость этого накопления от циклических факторов: в периоды сравнительно высокой конъюнктуры корпорации уменьшают свой бездействующий денежный капитал, используя его для финансирования капиталовложений. Роль государства как источника денежного капитала довольно значительна, особенно если учесть накопление в государственных страховых и пенсионных фондах. Это является следствием большого объема бюджета, а также развития различных видов экономической деятельности государства, в том числе предоставления кредитов. Отсутствие накопления денежного капитала у фермеров (отрицательное накопление) отражает тяжелое экономическое положение масс трудовых фермеров, длительные трудности, переживаемые сельским хозяйством США. Значительная доля банков и других кредитно-финансовых учреждений отражает высокий уровень их прибылей їв последние годы. Характерно, что доля небанковых учреждений в дца с лишним раза больше доли банков. Это — следствие большого роста и высокой прибыльности ряда кредитно-финансовых учреждений, особенно страховых компаний, ссудо-сберегательных ассоциаций, компаний по финансированию потребительского кредита и др. Большой прирост суммы иностранных требований связан с резким ухудшением платежного баланса США, особенно после 1957 г. Помимо прироста задолженности загранице за 7 лет на 13,7 млрд. долл , США потеряли за этот период золота на 4,4 млрд. долл. (целиком в 1960 гг.). Как известно, эти процессы продолжались и в 1961 —1963 гг.

Необходимо сказать, что одни лишь данные о накоплении денежного капитала, как они выше приведены, говорят далеко не все о положении данного сектора в экономике. Напомним, что они дают валовое денежное накопление, только прирост денежного капитала (активов) без учета изменения задолженности каждого выделенного сектора

Характеризуя сложность кредитных отношений, Маркс замечает: «Каждый дает кредит одной рукой и получает кредит другой» 20. Это еще более характерно для любой группы экономических единиц, для любого сектора: одни больше дают креддт, другие больше получают его и т. д.

В 1954—1960 гг. в среднем за год городское население, как мы видели, накопляло денежный капитал в размере 27,5 млрд. долл. Однако в этот же период прирост его задолженности (главным образом в форме жилищно-ипотечного и потребительского кредита) составлял 15,5 млрд. долл. в год. Следовательно, «чистое» денежное накопление, или финансирование населением других секторов, составляло лишь 12,0 млрд. долл. Кроме того, накопление собственного напитала кредитно-финансовых учреждений давало 4 млрд. долл. в год.

Из этих 16 млрд. долл. «чистого» денежного капитала финансирование корпораций поглощало 6,1 млрд. долл. в год, государства —3,4 млрд. долл. (в том числе штатов и местных органов власти — 3,2 млрд. долл.), фермеров — 1,4 млрд. долл., а всего около 11 млрд. Остаток приходится на финансирование неакционерных предприятий и на чистый вывоз американского капитала заграницу (а также содержит и статистические погрешности)

Совершенно иной характер носило накопление денежного капитала во время войны. В 1942—1945 гг. в среднем за год «чистое» денежное накопление населения составляло 22,7 млрд. долл., корпораций—6,6 млрд. долл., неакционерных предприятий — 4,8 млрд. долл., фермеров — млрд. долл.21. Весь этот денежный капитал (вместе с приростом собственного капитала финансовых учреждений) поглощало федеральное правительство путем увеличения государственного долга. В подавляющей части «накопление» было само скорее результатом, чем источником финансирования войны:  государство  размещало

облигации у коммерческих банков и федеральных резервных банков, а банки покрывали покупку облигаций созданием депозитов и банкнот. За счет этих видов денежного капитала и опять-таки облигаций федерального правительства происходил почти целиком рост финансовых активов населения и предприятий, а также небанковых кредитно-финансовых учреждений. Такое накопление денежного капитала носит ярко выраженный инфляционный характер.

1909- -1914 1922- -1929
Форма накопления млрд.

долл.

% млрд.

долл.

0

0

Банкноты и депозиты в банках    0,74 34,1 1,35 22,0
Вклады (паи) в ссудо-сберегательных ассоциациях .... 0,09 4,1 0,61 9,9
Резервы в частных страховых и пенсионных учреждениях    0,28 12,9 1,23 20,0
Резервы в государственных страховых и пенсионных учреждениях   

0,16 2,6
Ценные бумаги   1,06 48,8 2,80 45,5
федерального правительства   

—1,14 -18,5
штатов и местных органов власти    0,10 4,6 0,41 6,7
корпораций    0,96 44,2 3,53 57,4
Итого    2,17 100,0 6,15 100,0

Источники. 1909—1914,  1922—1929:  R.  W.  Golds

mith. A Study of Saving in the United States, vol. 1. Princeton, 1955, table S-34; 1946—1957: «United States Income and Output», 1958, table V-9, p. 194; 1958—1960: «Survey of Current Business», July 1961, p. 25.

* Смыкание ряда Голдсмита и ряда Комиссии по ценным бумагам и биржам произведено путем внесения ряда поправок, учитывающих различную полноту данных и известную разницу в методологии.

<< | >>
Источник: А. В. Аникин. КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА СОВРЕМЕННОГО КАПИТАЛИЗМА (ИССЛЕДОВАНИЕ НА МАТЕРИАЛАХ США) ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» Москва —1964. 1964

Еще по теме 1. ДЕНЕЖНЫЙ, ССУДНЫЙ И ФИКТИВНЫЙ КАПИТАЛ:

  1. 7.1. Сущность, структура и функции рынка ссудных капиталов 
  2. 2.1 Понятие денежного обращения. Наличное                     и безналичное обращение
  3. Глава V ДЕНЕЖНЫЕ И ВАЛЮТНЫЙ КРИЗИСЫ
  4. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Банковый капитал и банковая прибыль.
  5. ГЛАВА 5 КОНЦЕНТРАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА И РОСТ ПРИБЫЛЕЙ КАПИТАЛИСТОВ
  6. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯСОСТАВНЫЕ ЧАСТИ БАНКОВСКОГО КАПИТАЛА
  7. ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯДЕНЕЖНЫЙ КАПИТАЛ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЙ КАПИТАЛ.- III (окончание)
  8. 16. Фиктивный и реальный капиталы
  9. 17. Фиктивный и реальный капиталы
  10. 1.6. Наличное и безналичное денежное обращение
  11. 1.1. Деньги и денежное обращение
  12. Вопрос 6 Механизм наличного и безналичного денежного обращения
  13. 1.2. Денежный оборот и денежное обращение
  14. КРЕДИТ И РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА
  15. КРЕДИТ, АКЦИОНЕРНОЕ ДЕЛО И ФИКТИВНЫЙ КАПИТАЛ