<<
>>

ВВЕДЕНИЕ К ИЗДАНИЮ ПЕРЕВОДА САЛИЧЕСКОЙ ПРАВД

[103]

(Салическая прайда, или Салический закон (Lex Sa- lica), — наиболее типичный памятник древнегермайского законодательства. Впрочем, следует думать, что Салическая пріавда не есть древнейший сборник обычного права германцев.

Вестготская правда (Lex Wisigothorum), редактированная при Эврихе, — по-видимому, более древнего происхождения. Однако первоначальная редакция Вестготской правды дошла до нас в немногих уцелевших отрывках, а последующие ее редакции, носящие яркие следы воздействия римского іпраіва, более позднего происхождения !. Из дошедших до нас сборников писаного права германцев Салическая правда — древнейшая. Оттого она и наиболее типичная. Нигде с такою ясностью и полнотою не отразился дух древнегерманского права, не затемненного посторонним римским влиянием, как в Салической правде. Римское влияние сказалось здесь чисто внешним образом—в усвоении плохого римского языка и римской монетной единицы — золотого солнда, разделенного на серебряные денарии. Что касается самых принципов законодательства, то они остались чисто варварскими, т- щ чисто германскими. Вот почему можно сказать, что изучить Салическую правду это значит вообще познакомиться с характерными чертами юридического быта древних германцев, тем более что многие

* Впервые опубликовано в издании:              «Салическая правда. Рус

ский перевод Lex Salica Н. П. Грацианского и А. Г. Муравьева» (Казань, 1913)®.

1 Ср. Н. Brunner. Deutsche Rechtsgeschichte, I. Leipzig, 1887, S. 320 sqq.; R. Schroder. Lehrbuch der deutschen Rechtsgeschichte.

  1. Aufl., Leipzig, 1894, S. 230 sqq.

из последующих варварских .Правд редактировались .под сильнейшим влиянием Правды Салической [104]. Но Салическая правда интересна для нас не только как памятник юридический. Это прежде всего исторический источник в самом широком смысле данного слова, проливающий свет на все стороны жизни древнегерманското общества.

Данное обстоятельство придает Правде особую ценность, так как памятники по истории древнего быта германцев вообще очень немногочисленны. Конечно, уже по самому своему характеру Правда не может дать исчерпывающего материала для изучения жизни древнегерманското общества. Исторический материал, доставляемый Правдою, далеко не полон и не удовлетворителен, так как Правда не является таким кодексом действующего нрава, который задавался бы целью точно регламентировать все стороны жизни варвар а-франка. Являясь не чем иным, как частичною, и даже случайною записью обычного .права германцев, Салическая .правда о многих сторонах жизни варвар.а-франка совершенно умалчивает, а о других упоминает вскользь, мимоходом. Это и естественно, так как весь уклад внутренней жизни франкского общества для каждого члена данного общества был очевидным, общеизвестным фактом, почему и не нуждался в какой-либо специальной регламентации. Единственная цель Правды, вызванная практическими потребностями времени, — установить точным .образом формы судебной процедуры и перечислить штр.афы за преступления и проступки. Правда — это не что иное, как судебник, и притом судебник далеко не систематический и не полный, составившийся путем возведения конкретных судебных казусов в судебный обычай [105]. И само собой разумеется, что нечего и думать восстановить на основании этого судебника полную картину быта салических франков. Вот почему данные Салической правды необходимо пополнять данными других близких ей по характеру и по времени памятников. Таковы все остальные варварские Правды, формулы, грамоты или акты, капитулярии королей и императоров, политики и картулярии, жития святых, хроники.

Однако и то немногое, что лает Правда как исторический источник, издавна приковывало- к ней внимание уче- ных-иселедователей. Уже начиная -с половины XVI столетия Правда издавалась неоднократно[106]. Впрочем, до 40-х годов минувшего -столетия издания -Правды были -очень неудовлетворительны. Текст этого памятника издавался по отдельным, случайно попавшимся рукописям, причем по большей части издавалась не древнейшая, а позднейшая его редакция, так называемая Эмендата (Lex Emendata).

Вот почему все эти издания теперь научной ценности не имеют, за исключением разіве одного только издания Герольда, содержащего любопытный текст Салической правды, -оригинал которого в настоящее .время утерян [107]„ Издание Правды ©.первые было .поставлено на строго научную -почву -французом Гіардессю, выпустившим в 1843 г. свой «Салический закон», содержащий текст, примечания .и -целый ряд исследований п-o -отдельным вопросам[108]. Парде-ссю старательно изучил не-один десяток манускриптов Салической правды и, сличивши их друг с другом, дал в своем «Салическом законе» .восемь последовательных редакций этого памятника. Ню если работа по -сличению и классификации рукописей выполнена Пардеосю -образцово, то в целом его «Салический закон» оставляет желать много лучшего. И этот исследователь, подобно своим предшественникам, обратил главное внимание на Эмендату, признавши -в ней чистейший текст памятника, и :в своих исследованиях и примечаниях изучил не древнейший текст Правды, а преимущественно Эмендату. С другой стороны, гро-

моздкое издание Пардессю неудобно' с точки зрения чисто технической. Тексты расположены здесь не параллельно, а один за другим, так что сравнительное их изучение связано со многими неудобствами. Как бы то ни было, но издание Пардессю легло в основу всех позднейших изданий Салической правды, из которых мы назовем только главнейшие.

В 1846 г. появилось «Древнее прано Салических франков» Вайца, .изданное им в качестве приложения в капитальной «Истории германских государственных учреждений»[109]. Давши в своей работе тщательный анализ Правды как исторического источника, Вайд їв заключение опубликовал и самую Правду. Но он издал лишь древнейший текст памятника, а под отдельными титулами и артик- лами поместил некоторые шз позднейших разночтений. В 1874 г. точно по такому же плану построил свое издание Салической правды Беренд [110]. Но если у Вайца, кроме тщательной разработки памятника, мы находим ценное объяснение германских терминов Правды, данное Мюлленгофом, то у Беренд а нет ни того, ни другого.

Центр тяжести этого издания лежит в другой области, именно в области точного установления генеалогии рукописей Правды (Behrend) и происхождения позднейших добавлений (Boretius). Что касается текста, то оба издания ставят трудности для сравнительного его изучения.

В 1850 г. Меркель свел восемь текстов громоздкого издания Правды Пардессю в один, откинувши большую часть разночтений[111]. Само собой разумеется, что при такой постановке дела издание не могло отвечать своему научному назначению. Зато предисловие, предпосланное Правде знаменитым Яковом Гриммом, ценно и до настоящего времени. В 1876 if. текст, обработанный Меркелем, был переиздан Клементом, с добавлением немецкого перевода Правды, примечаний и предисловия [112].

В І800 г. (появилось английское «синоптическое» издание Правды, предпринятое Гессельсом и. Воплотивши в своей работе :все достоинства «'Салического закона» Пар- доссю, Гессе лье сумел избежать его недостатков. Здесь, как и у Пардессю, дано 8 редакций Салической правды [113], но расположены они параллельно одна другой, что значительно облегчает сравнительное изучение памятника. Овоему изданию Гесоельс предпослал сжатое и очень ценное «.Введение», а в /конце издания Керн поместил блестящие объяснения терминов малбергской глоссы. И мы едва ли ошибемся, если скажем, что издание Гес- сельса есть лучшее из всех существующих изданий Салической правды.

Издание Салической правды Геффкена [114], появившееся в 1898 г., следует комбинации текстов у Беренда и дает, в качестве Erlautcrungen, ценную сводку параллельных мест из других аналогичных памятников и литературы предмета.

В 1906 г. появилось русское учебное издание Салической .правды Д. И. Егорова [115]. Построенное ;по образцу изданий В.айца и Беренда, оно снабжено обширными примечаниями, значительно облегчающими изучение памятника. Приходится только пожалеть о чрезвычайной краткости «(Введения», лишь в самых общих чертах намечающего вопрос о происхождении и о характере Салической правды.

Прежде чем приступить к изучению Салической правды как исторического источника, необходимо детальным образом выяснить следующие вопросы:

  1. Кто такие салические франки и где они обитали при Хлодвиге и (ранее?
  2. Где и когда редактировали -салические франки свою Правду?
  3. Какую редакцию Правды следует -считать первоначальною?

Разрешение всех этих -вопросов, в особенности второго и третьего, породило в исторической литературе оживленные споры. И само -собой разумеется, что оно может быть только проблематическим.

В исторических -памятниках франки начинают фигурировать лишь -с 242 г. н. э.[116], когда незначительный их отряд -совершил вторжение в -Галлию. По свидетельству Вописка, варва-ры были наг-олову разбиты трибуном шестого легиона Аврелианом — будущим императором, причем 700 из них остались на поле сражения, -а 300 были захвачены в плен и отведены в рабство [117]. По-видимому, как -в это, так и в последующее ів-ремя название «-фіранки» ее у потреблял о-сь в -смысле этнического -термина, а прилагалось ко многим западногерманским народностям. Пейтингеровская карта общим именем -франки (pran-ci) называет хавков, ампеиариев и хам-авов [118]. Григорий Турский, передавая рассказ Сульпиция Александра о похо- дах Арбогаста против франков, упоминает в числе последних бруктеров, хамавов, ампсиариев и хаттов [119]. Ам- миан Марцеллин говорит о франках-салийцах [120] и аттуа- риях [121]. Трудно решить, почему эти народности, сохраняя свои племенные имена, в то же время обозначались одним общим наименованием «франки». Многие полагают, что франки —¦ это конфедерация зарейнских германцев, направленная против Рима, в целях завоевания его территории[122]. Однако для такого предположения мы не имеем ровно никаких оснований. Исторические документы не говорят нам о том, чтобы франки повиновались общим вождям и преследовали общие цели. Напротив, они обыкновенно-нападают и защищаются по одиночке [123]. Поэтому вернее думать, что название «франки» — простой эпитет, указывающий на отличительные свойства или целых германских народностей, или отдельных отрядов воинов, выходивших из состава этих народностей. Данный эпитет, по-івидимому, указывал или на бродячий образ жизни германцев-франков (wang, wrang), или на их отвагу (frak, ferax) [124].

Ill — IV столетия ознаменовались постоянными натисками варваров-франков на территорию Римской империи. Так, в 263 г. их многочисленное скопище прошло через всю Галлию и скрылось в Испании. В 277 г. франки были разбиты в Галлии Пробом, который ворвался за ними в самое сердце Германии. В самом конце III в. фринки потерпели ряд поражений от Констанция Хлора, а в первой половине IV в.—пт Константина Великого и его ближайших преемников[125]. Поражения франков сопровождались их массовыми поселениями на территории Римской империи то в качестве рабов и колонов, то в качестве военных поселенцев — летев. Панегирист Константина Великого—Еівмєний—восхваляет отца императора кесаря Констанция Хлора за то, что он не только сломил оружие варваров, но и обуздал их дикий характер. Переселивши франков на территорию империи, он заставил их старательно возделывать ту самую пошву, которую они ранее беспощадно опустошали[126]. «Мы видели ранее и теперь еще видим, — восклицает Евмсний в другом панегирике, специально посвященном Констанцию Хлору, — как под всеми портиками наших городов расположились ряды пленных варваров. Мы видим мужей, трепещущих в диком смятении, жен и старух, взирающих на малодушие супругов и сыновей, скованных мальчиков и девочек, забавляющихся дружескими разговорами. И все они распределены для службы вашим провинциалам, ожидая отправки в поместья для обработки пустующих участков... Таким образом, хамав или фриз теперь обрабатывает для меня землю. Прежний бродяга и разбойник превращается в мирного сельского хлебопашца. Он постоянно пригоняет на мои рынки скот для продажи, и цены на хлеб зависят от варвара-земле- дельца. Если же его призывают к военному набору, он охотно является для отбывания службы. Он покорно выполняет всевозможные повинности и смиренно подставляет дли ударов -свою -спину. Х-отя он и называется воином, н-о это настоящий слуга, и он -счастлив таким -положением» [127].

Однако успехи римского оружия не могли остановить натиска варваров -из-за Рейна. Будучи сами теснимы сильными -соседями -с севера и востока и ощущая настоятельную потребность в новых местах для поселения, франки не могут оставаться -спокойными -у себя доgt;м.а. Вот почему они массами врывают-ся на территорию Северной Галлии. Блистательные по-беды римлян не приводят к желанным результатам, так как на место истребленных варваров тотча-с же приходят другие. В конце концов римлянам приходится идти на компромисс, именно допустить поселение на территории Галлии целых франкских племен в качестве -подданных и союзников императоров. Салийцы и -были первыми из франков, получившими разрешение осесть в пределах империи. По рассказу Амімійана Марцеллина, это случилось при следующих обстоятельствах. Кесарь Юлиан, отправившись в 368 г. на войну с франками, прежде всего двинул свои легионы на тех из них, «которых -обычно называли -салий- цами» (...eos videlicet quos -consuetudo Salios appellavit). Эти салийцы «-с давних н-op оружием захватили себе места -для поселения на римской почве -около- Ток-сан д- рии» (ausos olim in Romano solo .aipud Toxiandriam locum habita-cula sibi figere praeli-center). Узнавши -о приближении Юлиана, они выслали к нему -послов -с предложением мира на выгодных для обеих -сторон условиях. Облаекав- ши послов и заверивши их в своих мирных намерениях, кесарь, в противоположность своим обещаниям, коварным образом обрушился на варваров. Последние «не столько сражались, сколько умоляли о пощаде и сдались ему безусловно со всем своим имуществом и со всеми семьями» (...jamque precantes potius quam resistentes..., dcdentes se cum opibus liberisque suscepit). Тогда Юлиан переменил ігнев на милость и, по-івидимому, разрешил салийцам остаться на территории Галлии. Аммиан Мар- неллин, рассказывая об изгнании Юлианом за Рейн другого франкского народа—хамавов, об изгнании салийцев умалчивает[128]. Напротив, из рассказа Зосима мы узнаем, что некоторое время спустя Юлиан принял на территорию Галлии еще одну группу салийцев, вытесненных с Батав- ского острова северными соседями, и этих новых пришельцев завербовал в вспомогательные отряды римского войска [129].

Таковы первые сведения о салических франках, которым суждена была блестящая будущность в Галлии. Как видим из скудных показаний источников, они еще задолго до 358 г. (olim!) заняли северо-западный угол Галлии с частью Токсандрии, т. е., по-видимому, область до нижней Шельды, и простирали свои владения по морскому берегу до северной оконечности Батавского острова. Является теперь вопрос, откуда же пришли в данную местность салические франки и из каких старых германских народностей составилось это новое племя? Прежнее мнение о том, что родину салических франков следует искать на юго-восточном побережье Флазиева озера (теперешнего Зюдерзее), в области, известной под именем Salland, в настоящее время можно считать опровергнутым. Оставлено также и прежнее производство найме- нования салийцы от наименования протекающей по данной местности (реки Sala (іпо-здінейшая Иосель). На самом деле, ни один исторический документ не говорит иа-м о том, чтобы салические франки когда-либо проживали в области Solland. Напротив, нам известно доподлинно, что с III в: Sail and была во владении хамавов, вошедших затем в состав так называемых франков рипуарских 20. Точно так же у нас нет никаких оснований утверждать, что река Иосель когда-либо носила название Sala [130]. Словом, салические франки, по-видимому, никакого отношения к области Salland не имеют. Бернсе думать, что предки салических -франков—старинные союзники римлян — батавы; может быть, также соседи последних-— гу- герны и канненефаты[131]. При таком разрешении вопроса родиной с-алических фр-анков следует считать не Salland, а Батавский остров, описание которого мы находим у Це заря [132] и у Тацита [133]. Это сравнительно небольшая полоса земли в упьях Рейна, представляющая собой форму правильного треугольника. Южная сторона этого треугольника—В-аал, М-ерведа и старый Маас, западная—• при-морс-кий берег, а восточная—правый рукав -саімого Рейна[134]. Насельники Батавскаго острова, распространившись по морскому берегу до Шельды, и получили наименование салических, т. е. приморских, франков, от кельтского слови sal. sale, saile, что означает море,зп. Эта теория о происхождении ездийцев находит себе подтверждение и в исторических памятниках. Мы видели, что, по свидетельству Зосима, салийцы пришли им-енно из Батавии [135].

Но каково бы ни -было происхождение салических франков, для нас важно констатировать тот факт, что уже в половине IV в. они твердо осели на римской территории. Можно думать, что еще -при Юлиане они расширили свои владения к юго-востоку до Мааса и таким путем захватили всю римскую Токсаедрию37. Мы видели, что салийцы отдались в безусловное подданство Римской империи и обязались защищать ее территорию от вторжения неприятелей. (Впрочем, у цих сохранились свои племенные короли, которые, может быть, и назначались с согласия императора, однако не всегда были покорны императорскому правительству. Так, в 30-х годах V столетия один из этих королей, или конунгов,—Хлойо—захватил область Камбре и завладел всею страною до Соммы™. Тревожимые постоянными натисками зарейи- ских и задунайских варваров, римляне, очевидно, не всегда имели возможность умерить стремления своих союзников 39. Впрочем, влияние Рима на салийцев продолжает оставаться в силе и в течение V в. Претенденты на франкский престол ищут помощи у императорского правительств©, и последнее горячо поддерживает кандидатуру своих сторонников40. И наоборот, римляне не стесняются низлагать с франкского престола таких королей, которые почему-либо им неугодны.

В этом отношении особенно интересна история Хиль- Оерика, преемника Хлойо,— того самого Хильдерика, который храбро сражался на Каталаунской равнине под

  1. Ср. Е. W і е 1 е г s її е і m. Geschichte der Volkerwandcrung, I, S. 474.
  2. G r e g. T h u г о n. Hist., II, 9: «Chlogio autem, missis exploralo ribus ad urbem Camaracum, perlustrata omnia, ipse sccutus, Romanus proteret, civitatem adpraehemlit, in qua paucum tempus resedens, usque Sumenam fluvium occupavit».
  3. Хлойо еще ранее пытался захватить страну атребатов (между верхней Шельдою и Лисом), но был изгнан обратно в Токсапдршо Дэцием (Е. Wietersheim. Geschichte der Volkerwanderung, II, S. 209). Однако в 430 г. Аэдий, очевидно, не мог явиться на защиту римской территории.
  4. См. приведенный в кн. N. D. F u s t е 1 de С о u 1 a n g е s. L’inva- sion germanique...», p. 472 рассказ Приска о некоем длинноволосом юноше — претенденте на франкский престол, явившемся в Рим просить помощи против своего брата. Этот юноша был усыновлен Аэдием, получил от него и от императора многочисленные подарки и сделался другом империи.

т

знаменами Аэдия [136]. «Хильдерик, -король франков,—-рассказывает Григорий Турский, ~~ .предавался- чрезмерной роскоши и бесчестил дочерей своих подданных. Эти последние, возмущенные такими поступками, низвергли его с престола. Узнавши, что они замышляют лишить его жизни, Хильдсрик укрылся в Тюрингии... Франки же... единогласно избрали королем Эпидия, присланного... Римской республикой в качестве magister rnilitum». Однако по истечении некоторого времени франки стали раскаиваться в своем поступке, и Хильдерик, «возвратившись из Тюрингии, снова был восстановлен на .престоле»[137]. Разбирая приведенный рассказ Григория Турского и сопоставляя его с рассказом Фредегара[138] о деспотическом правлении заместителя Хндьдерика—Эгн- дия, Фюстель де Куланж справедливо замечает, что здесь мы находим яркое доказательство фактического господства римлян над салийщами. На -самом деле, мы видим, что, изгнавши -своего .короля, франки -естественно подчинились римскому военачальнику, который являлся в стране представителем императора, т. е. носителем верховной власти. Однако непосредственное правление этого военачальника оказалось еще более деспотическим, нежели правление Хильдернка, и салийцы .поспешили снова призвать последнего -из Тюрингии [139]. Все это -говорит за то, что слова пролога Салической правды о «тягчайшем иге римлян» (Roma.norurn j'uguin durissimurn) Ц тяготевшем в -свое время над франками,—не пустой звук, а отражение фактич-еок-ой действительности. Magi- ster militum, очевидно, не фиктивно только распоряжался франками. И лишь в критические для Рима минуты салийцы могли действовать самостоятельно и даже враждебно по отношению к империи.

Из дальнейшего рассказа Григория Турского мы видим, что, возвратившись на родину, Хильдерик до конца дней своих оставался верным союзником римлян. И он оказал империи немало услуг, успешно сражаясь против вестготов, саксов и алемаинов[140]. Когда же Хильдерик скончался (481 г.), ему наследовал знаменитый Хлод- виг [141], сумевший положить крепкие начала могуществу франкского государства. При Хлодвиге отношения са- лийцев к империи коренным образом изменяются. «Тягчайшее иго римлян» прекращается само -собой, так как слабое правительство Одоа-кра не имеет возможности поддерживать верховенство империи в Галлии. Правда, в первые годы пріавления Хло.двига в Галлии существует другая могучая сила, сдерживающая наступательное движение салийцев на юг, -сила веетг-от-ского короля—законодателя Эвриха. И, очевидно, опаоая-сь противодействия со стороны последнего, молодой фр-анкский конунг пока не помышляет о завоеваниях. Но едва Эврих скончался (485 г.) [142], Хлодвиг напал ,на Суаосонекого наместника—римлянина .Сиагрия, риз-бил его наголову (486 г.) и в медленном движении на юг захватил всю -страну до Луары[143]. С неменьшим успехом действо-вил Хлодвиг и на -севере. В 491 г. он -подчинил своей власти тюри.-нг-ов [144]. а в 496 г. — алемаинов [145]. В том же 496 г. Хлодвиг со всем народом .принял крещение, «склонивши свою гордую выю» п-ер-ед лиц-ом св. Ремигия[146]. Хлодвиг-христиан-ин действует с неменьшим успехом, нежели Хлодвиг-языч- иик. В 508 г. о-н совершенно изгоняет вестшт-ов из Галлии[147], а :в 509 г. покоряет франков рипуар-схих[148]. Истребивши всех своих родственников 5Ь, он делается единодержавным властителем Галлии, за исключением Бургундии, король которой—ГундО'бальд—сумел отстоять свою независимость [149]. Обласканный Восточной империей, возведенный императором Анаетасием в звание римского консула, Хлодвиг юридически закрепляет за своим народом то положение, которого он добился оружием [150]. Скончался Хлодвиг в 511 г., оставив своим наследникам могучее франкское королевство, созданное непрерывными двадцатипятилетними войнами [151].

Является теперь вопрос, когда же салические франки редактировали свою Правду. Тогда ли, когда они были еще на своей родине, в Батавии, или тогда, когда они уже осели на территории Галлии? И если мы примем последнее, то возникают дальнейшие вопросы, именно: что считать родиной Правды—Токсаедрию ли, более широкую область до Соммы, еще более широкую область Галлии до Луары, объединенное франкское государство последних лет Хлодвиг а или, наконец, королевство п ос л еду ю- щих Меровингов—преемников Хлодвита?

По-видимому, ясные указания относительно времени, места и способа редакции нашего памятника дают так называемые прологи к Салической правде, из которых первый—более длинный—обыкновенно считают древнейшим 6, относя его ‘возникновение ко второй ,поло вине YT столетия[152]. Народная традиция, записанная в первом прологе, повествует, что франки редактировали свою Правду еще /во /времена язычества (dum adhuc ieneretur barbara) и что редакция Правды произведена была выборными старшинами в количестве четырех человек (per prooeris ipsius gentes qui tunc tempore ejusdem aderant rectores electi de pluribus viris quattuor his nominibus: Wisogastis, Bodo-gastis, Salegastis et Widogastis in loco eognominantia Salchamae, Bodochamae, Widochamae), кого-рые, собравшись на три заседания (per tres mallos convenientes), тщательно -обсудили все поводы к тяжбам и вынесли о каждом из них отдельные решения (o-mnes causarum originis sollicit-e discutiendo tractandis de singulis iudicium decreverunt), с. течением времени исправленные -с -большею ясностью королями Хлодвиго-м, Хиль- дебертом и Хлотарем (et quod minus in pactum habebatur edonii, per praecelsos regis Chlodovehi et Hilde- berti et Chlotarii fuit lu-cidius emendatum) [153]. Другой — менее длинный и более поздний пролог — прямо говорит, что вышеназванные -четыре мужа ¦— Визога-ст, Салегаст, Ар-огаст и Видота-сш—¦жили «in villis qui ultra Renum sunt», т. e. в селах, которые за Рейном[154],— Бодохеме, Салехеме и Видохем-е. Так-о-ва народная традиция. Бели мы примем ее на веру, то вынуждены будем отнести время редакции Правды к той отдаленной (языческой) эпохе, когда салические франки еще н-е появились на территории Галлии и -когда у них в полной -силе господствовали народные собрания. Однако содержание самого -памятника решительно противоречит этой традиции, почему достоверность ее обычно оспаривается—одними исследователями целиком, другими в частностях [155]. Так, в титуле XLVII—de filtortis (-о розыске)—территория действия Правды -определяется двумя границами: Угольным лесом (Carbonaria) на севере и рекою Ligere или Ligeris на юге 8. А мы знаем, что- и Угольный лес, и реку Ligeris во всяком случае следует искать на территории Галлии[156]. Да и самый дух памятника не дает возможности относить время его возникновения к столь отдаленной эпохе. Вот почему все исследователи Правды приходят к единогласному выводу, что ее редакция не могла совершиться ранее второй пол овины IV столетия, т. е. ранее появления франков на территории Галлии. И все- таки по вопросу о времени и месте 'редакции Правды существуют непримиримые разногласия. Если Вайц[157] и Фальбек[158] относят ее возникновение к началу V в.—времени правления Хлойо (428—448), :то другие ученые считают временем ее появления правление Хлодвина. Из последних одни склонны допускать возникновение Правды до принятия Хлодвигом христианства[159], другие—¦ после принятия христианства, с распространением с алий- цен до Луары [160], или же с окончательным образованием франкского государства[161]. Наконец, в последнее время находит все больших и больших сторонников высказанное еще Виардою[162] и поддержанное Фюстель де Кулан- жем[163] мнение ю возникновении Правды в более позднее время, причем одни из защитников этого мнения приурочивают дошедшую до нас редакцию Правды к половине VI столетия[164], другие—к VII[165] и даже VIII столетию[166]. И трудно решить, на чьей стороне истина, так как указания Правды по данному вопросу чрезвычайно сбивчивы, неясны и неполны. По-видимому, ценный м-атериал для определения времени .возникновения Правды дает цитированный уже титул XLVII, который, как мы видели, определяет территорию действия Правды, а, следовательно, и 'территорию расселения 'основного ядра франкского племени данной эпохи двумя границами—-Угольным лесом и рекою Ligeris. Нои здесь мы встречаемся с большими затруднениями. Прежде вееіго местоположение Угольного леса до сих пор еще не определено с достаточной ясностью: одни исследователи ищут его к северу от Турне[167], другие—к юту от этого города [168]. Еще труднее определить местоположение другой названной в т. XLVII границы—реки Ligeris. Если большинство исследователей отождествляют Ligeris с Луарой[169], то Вайц видит в ней яе Луару, а Лейю или Лис—один из верхних притоков реки Шельды[170]. Таким образом, т. XLVII не есть твердый критерий для определения места и времени редакции Правды. Не лучше -обстоит дело и -с другими выражениями Правды, по-,видимому, указывающими на -существова- ние ее в языческое время[171] їй во времена действия народоправства[172]. Многие ученые, противопоставляя этим выражениям все содержание памятника, видят в них или позднейшую вставку, или .простой пережиток древних времен, или, наконец, уступку новых законодателей старинным привычкам народа[173]. Многие, ;в особенности Фюстель де Куланж[174], стараются выдвинуть в пользу более позднего происхождения Правды свидетельства ее о высоком положении королевской власти и королевских слуг, стерших следы прежнего -многовластия. Наконец, некоторые от внутреннего содержания Правды обращаются к внешней ее форме — латинскому языку ;и монетной единице, черпая здесь новые (косвенные) аргументы в пользу гюзднейшег-о происхождения памятника [175]. В качестве вывода из всех этих противоречивых мнений относительно времени возникновения Правды можно сказать с большей или меньшей степенью достоверности следующее.

Во-первых, несомненно, что Правда возникла на территории Галлии. Народная традиция, относящая возникновение Правды к эпохе обитания салических фринков «ultra Renum», ловерия не заслуживает. Не заслуживает потому, что она опровергается не только отдельными выражениями Правды, -но и воем ее -содержанием, которое никак не -может быть приложимо к быту беспорядочного германского общества III или начала IV столетия. Да и вообще мы не -имеем права п-олагать-ся на народную традицию, записанную в п-рологах. Мы должны рассматривать е-е -как р'аботу народной фантазии, окружившей важное дело редакции священных, с точки зрения германца того времени, обычаев древности дымкой легенды. Самые имена названных в прологах старейшин, имена, -совпадающие с названиями местечек, наводят нас на такое сомнение. Имена эти, без -сомнения, вымышленные2, а одно из них—Salegastis,—надо полагать, произошло -от -самого названия Правды—Lex Salega [176]. Для нас нет никакого сомнения, что оба пролога, -в особенности первый, чисто эпические произведения, т. е. продукт -коллективного народного творчества. Их содержание—сплошная похвала франкам. Их размер—размер победной песни франк-окопо войска.

(Впрочем, отрицать какое бы то ни было значение за традицией тоже рискованно. Каждая народная традиция, как -бы ни была она фантастична, обычно содержит в себе зерно истины. Так было и в данном случа-е. -Надо •думать, что в народе сохранилось какое-то смутное воспоминание о -самом способе составления Прнвды. Надо думать, что редакция Правды, предпринятая по почину королевекой власти, была произведена путем опроса старейших представителей племени относительно древнейших судебных обычаев франков, так как другого пути для отыскания данных обычаев не -было[177]. И народная масса в -своем стремлении как можно более возвысить важный акт редакции Правды, в -своем ж-елании подчеркнуть священный характер записанных в Правде обычаев приписала своим представителям более того, что они совершили на -самом деле, и постаралась окутать облик этих мудрецов священными сумерками древности[178].

Так мы должны смотреть на традицию. Спрашивается теперь, когда же был произведен запечатленный в данной традиции опрос представителей племени, когда и при каких обстоятельствах -совершилась редакция Правды. Мнение Вайца и Фальбека, считающих временем редакции Правды правление Хло-йо, едва ли .может быть принято. Оно не подтверждается ни одним прямым ука заниєм Правды, а ссылка обоих исследователей на традицию, отраженную в прологах, как мы видели,—доказа ¦ тельство ненадежное. Точно так же и ссылка на внутреннее содерж-ание Правды, на самый дух запечатленного в ней законодательства скорее гово-р.ит -против теории Вайца и Фальбека, так как мы видим здесь сильную королевскую власть, не дающую ме-ста прежнему -многовластию. Наконец, молчание Григория Турского о редакции Салической правды вовсе не есть твердое доказательство того, что последняя возникла в -более раннюю эпоху, мало знакомую историку франков. Напротив, целый ряд -соображений заставляет іна-с утверждать, что Правда не могла возникнуть ранее расширения пределов владычества франков при Хлод-виге. Уже -самый -факт редакции Правды говорит за то, что салические франки в эпоху этой редакции заняли важное положение среди германцев и римлян, почему и нуждались в более прочном устройстве своей государственной жизни. А это случилось не -ранее правления Хл-одвига, так как еще при предшественнике последнего—Хиль дер ике—римляне неоднократно распоряжались судьбами салийцев по собственному усмотрению. Далее, -мы уже говорили, что в Правде красною нитью проглядывает -верховенство короля и его -королевских .приближенных. (Верховный и безапелляционный судья франков—король[179]. Суд отправляется но его королевским законам [180], лица, -стоящие под непосредственным его покровительством, занимают особое положение в обществе [181]. Нарушение -его—королевско-го—мира влечет за со-бою страшные наказания, до политической и гражданской смерти включительно[182]; и наобо-рот, выдача его—королевской — грамоты делает человека неприкосновенным [183]. Народ всегда и неизменно подчиняется своему «господину» (dominus)—королю. Даже публичное судебное собрание (mallus-publicus) является послушным исполнителем его повелений, и притом таких повелений, которые, по-,видимому, нарушают традиционные народные вольности[184]. Кто ж-е этот король, занимающий -столь высокое положение среди франков? Это не Хлойо—правитель небольшой области до Соммы, и даже не Хильде- рик, которого франки не задумали-сь низложить -одно время с престола. Первый из франкских королей, к которому могут быть приложимы ми ого числен шью свидетельства Правды о высоком положении верховной власти, это—Хлодвиг. Он первый из Мсровингов крепко держал -в -своих руках бразды государственного упр-авления и.не признавал ничьей власти рядом с -своею па протяжении громадной территории. Увенчанный победами, он -был неограниченным господином своего народа, и даже на -Мартовских -полях, в присутствии всего-вооруженного войска, распоряжался как деспот, разрубая воинам т-оловы по простому капризу[185].

Следующие два обстоятельства служат сильнейшим подтверждением того, что Правда иге могла возникнуть ранее правления Хлодвига. Это—усвоение франками латинского языка и -своеобразная монетная сдиниц-а Салической правды. Латинский текст памятника варварского законодательства указывает на то, что франки успели войти в тесные сношения с галло-римлянамн,- •на-ст-олько- тесные, что язык последних стал если не общеупотребительным, то, (ПО крайней мере, понятным для многих из победителей. А это прямо намекает на 'распространение франкского владычества, но крайней мере, до 'Луа-ры. Далее, монетная единица Салической правды уже не та, что -была у франков при Хилъдерике. Найденный в могиле Хильдерика клад позволяет утверждать, что около '481 г. принятый франками золотой еолид насчитывал не 40, а лишь ,24 серебряных денария93. Между тем в Салической правде мы находим постоянные указания па то, что еолид равен 40 денариям. Это постоянное подчеркивание размера золотого оолида, это постоянное обозначение величины судебных штрафов двумя денежными знаками, обозначение, незнакомое ни одному из примитивных законодательств, ясно говорит за то, что монетная система франков недавно подверглись реформе и что население еще не успело привыкнуть к новым денежным знакам. Очевидно, что такого рода реформа могла быть произведена лишь после Хильдерика, т. gt;е. после 481 г.94

Итак, у нас ость целый ряд данных :за то, что Правда не могла возникнуть ранее времени Хлодвига, в частности ранее второй половины -его правления. Но этим вопрос о времени возникновения Прн-вды разрешается только наполовину. На самом деле, из оказанного- вовсе не вытекает, что Правда возниша непременно при Хлодви- ге. Она -могла возникнуть и позднее, -при преемниках Хлодвига. Словом, до -сих пор нам удало-сь лишь определить terminus post quem. Оста-ет-ся определить terminus ad qu-ern. Мы и попытаемся теперь установить ту грань, после которой Правда не могла быть редактирована.

Казалось бы, что -вопрос очень нетрудно разрешить на основании нумизматических данных, именно путем ¦точного установления времени реформы разменной -серебряной монеты -салических франков, -реформы, -которая, как мы видели, имела место до редакции Правды. Но в том-то и дело, что дата этой реформы не установлена даже и приблизительно5. Зетбер, как кажется, впервые, привлекший нумизматические данные для определения времени редакции Правды, считал -реформу монетной единицы -салических франков делом -рук Хлодника [186]. Мнение этог-о исследователя принято Шрёдеро-м [187] и Бруннером [188], Однако Гиллигер не так давно -отнес означенную реформу к -концу VI -столетия [189] и в лице Р-иче- ля нашел -горячего сторонника своих предположений ". Бруннер продолжал на-станв-ать -на своем прежнем мнении [190] и был поддержан Кра-ммером[191]. Но и Билли- rep 102 с Ричелем 103 тоже упорно защищали свои взгляды. Наконец, Люшин отнес отраженную в Правде реформу монетной единицы салических франков к первой трети VII столетия 104. И само собой разумеется, что уже самые противоречия во мнениях целого ряда ученых, оперирующих над одним и тем же материалом, ясно говорят гл недостаточность этого материала для разрешения интересующего' нас вопроса. Очевидно, что время происхождения нашего памятника нельзя определить на основании одних только нумизматических данных. Вот почему, оставляя пока вопрос о монетной единице Салической правды открытым, обратимся для окончательною разрешения поставленной выше проблемы к другого рода данным, именно к данным историко-юридическою характера. А такие данные мы находим, -с одной стороны, в позднейших прибавлениях к Правде, с другой стороны, -в эпилогах.

По общепринятому -мнению исследователей Правды, покоящемуся на сличении древнейших из дошедших до нас рукописей, основной текст памятника состоит из 05 титулов. Остальные титулы являются позднейшими добавлениями и изданы в форме королевских капитуля- риев. Среди этих капитуляриев один, известный под именем Hilperici regis cdictiim, бесспорно принадлежит Хлльперику, занимавшему франкский престол -с 561 г. по 58-1 г. 105 Между прочим, в ст. 3 эдикта Хилыгерика мы читаем такое постановление: «Если кто, имея -соседей, оставит после своей см-срти сыновей или дочерей, то, пока живы сыновья, пусть они владеют землею, согласно

  1. В. Н і 1 1 і g е г. Alter und Mtinzrechnung der Lex Salica. Eine Antikritik. — HVjs, XII, 1909, S. 161 sqq.; Schilling und Denar der Lex Salica.-—HVjs, XIII, 1910, S. 281 sqq. Cp. Lex Salica. Spilog und Hunderttiteltext. — HVjs, XIV, 1911, S. 153 sqq.
  2. S. Rietschcl. Die Entstehungszeit der Lex Salica. — ZSRG. G.A, XXX, 1909, S. 117 sqq. Впрочем, в дайной статье S. Rietschel несколько изменяет свое прежнее мнение и относит реформу франкской монетной единицы к 60 г. VI столетия. Этот же год он считает временем редакции Правды. Между тем В. Hilliger относит возникновение древнейшего текста Правды к началу VII столетия, дошедшие же до нас тексты он считает порождением начала VIII столетия.
  3. A. Luschin von Ebengreuth. Der Denar der Lex Salica.— SBAk in Wien, Bd. 163, Abh. 4, S. 1 sqq.
  4. Издается или как титул LXXVIII (Hessels, p. 409), или как капитулярий V (Bchrend—Boretius, S. 105. To же и у Егорова, стр. 118).

Салическому закону. Если же сыновья внезапно умрут, дочь пусть пол учит во владение эти земли тонно таким же образом, каким получили бы их сыновья, если бы оставались живы. И если умрет брат, а другой останется :в живых, брат пусть получит (во владение земли, іне соседи» [192]. Ясно, что в данном случае эдикт имеет целью несколько видоизменить порядок наследования земли, предписанный титулом LIX Салической правды «de alo- dis», причем имеется даже ссылка на старое постановление Правды. А 'отсюда вытекает с необходимостью, что Салическая правда была известна как писаный закон еще до издания эдикта Хильнерика, т. е., по 'крайней мере, до 584 г.

Из других прибавлений ,к Салической дрнвде для нас важен так называемый Pactus pro tenore paeis dominorum Childeberti et Chlotharii regis 307, т. e. договор о сохранении мира, заключенный между (королями Хильдебертом и Хлотарем. В ученой литературе долго спорили о том, кого следует разуметь под этими королями: родных братьев—Хильдеберта I и Хлотаря I, совместно правивших в Галлии с 511 по 558 г., или же двоюродных братьев — Хильдеберта II и Хлотаря II, правивших с 584 по 595 или 596 г.[193] Вопрос, как нам кажется, решен окончательно Бруннером [194], который привел целый ряд твердых данных за то, что упоминаемые в Pactus Хильдеберт и Хлотарь—родные братья, а не двоюродные бр.атья—сыновья враждебных друг другу матерей—Бру- негильды и Фредегонды. Следуя за Бруннером, ,мы и будем считать .временем (возникновения Рactus правление Хильдеберта I и Хлотаря I.

В ст. 5 Рactus pro tenore pads мы читаем такое постановление: «Если раб будет обвинен в воровстве, следует просить господина, чтобы в течение 20 ночей представил его в -судебное /собрание; и если /будет сомнение, пусть (раб) подвергнется испытанию жребием. И -если ,в течение (этого) срока (его) задержит законное препятствие, пусть -будет то же самое їв течение других 20 ночей. И предъявитель иска представит трех из р-авных себе лиц и/других трех из избранных, чтобы они клятвою подтвердили выполнение сроков по Салическому закону»[195]. Ясно, что законодатель имеет /здесь їв виду некоторое видоизменение постановлений т. XL Салической правды «Si servus in furtum fuerit inculpatus», причем предписания Правды относительно количества судебных сроков и способа их назначения, по-видимому, остаются їв полной силе. А /отсюда следует, что Правда как писаный закон существо/вала, по крайней мере, до -558 г.—-времени /смерти Хильдеберта I.

Наконец, обратим внимание еще на одно прибавление к Правде6, которое в дошедших до нас рукописях непосредственно- следует за основными титулами памятника 11L Это -прибавление состоит из 12 .глав, причем в некоторых из них содержится малбергская глосса и двойное -исчисление штрафов по солидам и денариям. Внешний вид прибавления, .а равно и место, занимаемое им в рукописях, заставляют считать его древнейшим из всех прибавлений, т. е. предшествовавшим изданию Pactus. Если же Pactus появился не позднее 558 г., то первое прибавление возникло еще в /более раннее время, может быть, їв правление Хлодвига. Некоторые исследователи прямо и называют первый капитулярий капитулярием короля Хлодвига [196].

Обратимся теперь к эпилогам2*7. Если мы даже и согласимся с теми исследователями Правды, которые считают эпилоги порождением начала VII столетия пз, то от этого ценность их обоих отнюдь не проигрывает їв сравнении с ценностями прологов. Для нас не столько важно время появления прологов и эпилогов, сколько самый характер тех и других источников. Выше мы пытались доказать, что оба .пролога—продукт коллективного народного творчества, следовательно, очень ненадежный источник. Характер эпилогов совсем другой. Как по своему внутреннему содержанию, так и по внешнему своему виду они являются произведением королевской канцелярии, следовательно, источником осведомленным и во всяком случае более надежным, нежели народная традиция. И если мы обратимся теперь к анализу содержания обоих эпилогов, мы найдем в них полное подтверждение того, что вытекает с необходимостью из анализа капитуляриев. «Первый король франков постановил,—читаем мы в эпилоге I,—руководствоваться в судебных решениях титулами с 1-го до 62-го. А потом вместе со своими приближенными сделал прибавление с 63-го титула до 78-го. А король Хильдеберт... нашел достойным внести добавления от 78-го титула до 83-го, что он и передал брату своему Хлотарю в писаном івиде. Хлотарь же, с благодарностью принявши эти титулы от старшего своего брата, потом... обсуждал, что к этому следует прибавить,... и постановил то, что следуете титула 89 по 63 (93?). И потом вновь написанное он передал своему брату, и они .порешили, чтобы все это сохранялось незыблемо, как и ранее установленное» [197].

Содержание II эпилога їв общем то же, что и содержание I, е очень незначительными вариантами. Салический закон подразделяется здесь не на четыре, а на три книги, так как результаты законодательной деятельности «первого короля франков» объединены в одной книге. Добавления Хильдеберта оканчиваются 84-м титулом. С этого же титула начинаются добавления Хлотаря, коней которых не обозначен [198].

Таким образом, по данным эпилогов, редакция Правды есть дело рук «первого короля франков»—Хлодвига. Ему же принадлежат и первые прибавления. Дальнейшие прибавления сделаны двумя сыновьями Хлодвига— Хильдебертом и Хлот.арем. Наконец, в числе лиц, производивших ревизию Правды, упоминается и Хильперик. Припомним, что по данным, извлеченным из анализа прибавлений, древнейшее из последних непосредственно следовало за изданием Правды и появилось ранее издания Pactus. Pactus, уже предполагающий существование Правды в писаном виде, есть результат совместной законодательной деятельности сыновей Хлодвига—Хильдеберта и Хлотаря. Наконец, один из капитуляриев, тоже исходящий из признания (существования Правды, принадлежит Хилыперику. Следовательно, данные двух разнородных источников їв общем совладают друг с другом. И мы можем с большою долею вероятности утверждать, что Правда возникла не позднее последних лет правления Хлодвига.

В подтверждение высказанного положения можно привести еще несколько доказательств косвенного' характера. Так, из текста Салической правды мы можем заключить, что в эпоху редакции памятника туземное население Галлии не отправляло военной службы во франкском государстве[199]. Между тем уже при сыновьях Хлодвига галло-римляне ходят на войну наравне с франками [200]. Далее, нельзя не обратить внимания :на полнейшее умолчание Правды о церкви и ее служителях. Это можно объяснить только тем обстоят ельство-м, что христианство принято франками лишь в недавнее время, почему христианская церковь и не успела еще организоваться на твердых началах. Наконец, заслуживает быть отмеченным отсутствие в Правде таких выражений, как jubemus, constituimus. Очевидно, что королевская власть получила .абсолютный х.аірактер опять-та.ки лишь в самое недавнее время. Очевидно, что, считаясь с старинными обычаями народа, она не стремится к подчеркиванию своего верховного авторитета[201].

Из всего вышесказанного мы имеем право сделать следующие заключения.

  1. Салическая правда как частичная запись обычаев салических франков была редактирована по почину верховной власти, по соображениям государственной выгоды, причем редактирована она 'были /со слов старейших представителей племени.
  2. Место возникновения              Правды —объединенное франкское королевство, распространившееся ,за Луару.
  3. Время редакции Правды—последние годы правления Хлодвига.

На.м остается рассмотреть вопрос относи/тельно древнейшей редакции Правды. По мнению некоторых исследователей, древнейший, /не дошедший до нас текст Салической правды был написан на германско/м языке, а дошедший до :нас латинский текст—простой перевод текста германского[202]. Сторонники этого взгляда видят остаток древнегермаиского текста па/мятника в так называемой малбергской глоссе. Это очень часто /встречающиеся в сохранившемся латинском тексте Правды слова нелатинского корня, в виде чисто механических /вставок /с пометкою mall, или malb. и объяснительным hoc est [203]°. Слава эти настолько испорчены, что один из исследователей Правды склонен был приписывать им не германское, а кельтское происхождение [204]. Большинство исследователей, впрочем, отказываются видеть в мал-бергекой глоссе остаток древн©германской редакции Правды и считают ее простым пояснительным термином, может быть, имевшим процессуальное значение, а может -быть, употреблявшимся при судоговорении исключительно для облегчения понимания последнего зав оеви тел я ми-франками [205]. Некоторые из сторонников этого взгляда склонны даже считать малбергскую глоссу позднейшим придатком, не входившим їв первоначальную редакцию .памятника [206]. Не входя в детали спорного вопроса о пресловутой мал- бергской глоссе, заметим, что, по нашему мнению, наиболее вероятное его разрешение представляется :в таком виде. Если принять во внимание то обстоятельство, что Салическая правда есть запись судебных обычаев, существовавших издавна, необходимо признать и то, что издавна существовали также известные судебные термины и процессуальные формулы, употреблявшиеся при франкском судоговорении. Когда судебные обычаи франков были .записаны на латинском языке, то в эту запись естественно вошли дреївнегермансікие термины (малберг- екая глосса) для облегчения деятельности судей, с одной стороны, и для более ясного понимания процесса тяжущимися,-— с другой. С этой точки зрения малберг- ская глосса как устная традиция ‘предшествовала записи Правды. Что же касается существования ее в писаном виде, то на это нет никаких указаний. Тем более нет никаких доказательств того, что латинский текст Правды есть текст переводный. Надо полагать, что Правда первоначально -была редактирована письменно именно по- латыни. Другой вопрос, дошла ли до нас эта первоначальная латинская редакция. Большинство исследователей сходятся на том, что дошедшие до нае рукописи Правды появились значительно позднее ее первоначальной редакции, текст которой утерян. Доказательством этого является то обстоятельство, что сохранившиеся рукописи Правды часто значительно разнятся одна от другой и иногда носят явный характер авторизованной переписки какого-то текста неизвестного. Все эти вторичные или производные тексты возникли не в одно івіремя и имеют не одинаковую ценность. Исследователи Правды дали несколько остроумных комбинаций этих производных текстов по отдельным семьям, или группам, в порядке их происхождения. Из них наиболее удачной, на наш взгляд, является позднейшая комбинация Гес-оель-са и Бруннера, родственная комбинации Беренда. Она сводится к следующему. Тексты, возникшие путем авторизованной переписки текста древнейшего, составляют I семью. Эти сходные друг с другом рукописи содержат 65 титулов с малбергскою глоссою и разнятся лишь в мелких деталях. Когда появился ряд таких рукописей I семьи, возникла потребность свести их в один текст; в результате появились компиляции II -семьи, тоже в 65 титулов и с малбергскою глоссою, но с некоторыми добавлениями под влиянием христианства. Этой второй семье родствен текст, -опубликованный Герольдом по очень хорошей, по в настоящее время утерянной рукописи. По Ге-ссельсу, он -составляет V семью, а по Бруннеру, занимает особое мест-о, вне деления на -отдельные группы или семьи. Возникшие таким образам компиляции послужили основанием для дальнейших переделок, образцы которых мы им-еем в рукописях III семьи. Эти последние -имеют уже по 99 титулов и распадаются на две группы, причем втор.ая из них—более ПО-ЗДНЯЯ ПО (Происхождению — не содержит малбе-ргской глоссы. Рукописи IV ісемьи—это списки Lex Emendata Карла Великого, без глоссы, с тенденцией к исправлению вульгаризма дре-вних текстов. С появлением Эмендаты — этой официальной редакции Правды, предпринятой правительством,—дальнейшие ее переделки .прекратились. Схематически указанную эволюцию текстов можно представить в виде такой схемы (см. стр. 104).

Само собой разумеется, что для нас наиболее ценны рукрписи I—II семей как древнейшие [207]. Но и последующие редакции Правды имеют большое значение для сравнительного (синоптического) изучения малопонятных выражений нашего памятника. Наконец, заслуживают внимания и позднейшие 'прибавления к основному тексту

Древнейший текст (латинский), до нас не дошедший Рукописи! семьи как авторизованная переписна текста древнейшего (Cod. 1-4 у Hessels)

Рукописи Л семьи-компиляция рукописей Iсемьи ( Cod 6 5 у Hessels)

Рукописи Ж семьи в 93титулов, с глоссою и без глоссы ( Cod 7-9 у Hessels)

и родственная им рукопись Герольда (и семья Cod. JO у Hessels)

Эмендата Карла Великого (Ш семья. Lex Е men data у Hessels)

Правды, тоже облегчающие ее понимание. Кроме королевских новелл, или капитуляриев (числом 7), появившихся в период времени от Хлодвига до Людовика Благочестивого [208], мы имем здесь ряд частных работ, иногда основанных на древнейшем, не дошедшем до нас тексте Правды. Таковы прежде всего так называемые Sep- tem eausas [209] и Recapitulatio Legis Salicae [210]. Первая работа возникла при Меровингах [211], вторая—при Каролин- гах [212]. Обе они содержат исчисление денежных взысканий по Салической .правде. Таковы, далее, появившиеся

в іполовине ЇХ столетия в Италии Extravagantia 1з°. Таковы, наконец, уже не ра-з цитированные нами прологи и эпилоги [213].

<< | >>
Источник: Н. П. ГРАЦИАНСКИЙ. Из СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ Сборник статей ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР М о скв а 1960. 1960

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ К ИЗДАНИЮ ПЕРЕВОДА САЛИЧЕСКОЙ ПРАВД:

  1. Н. П. ГРАЦИАНСКИЙ КАК ИСТОРИК-МЕДИЕВИСТ
  2. ВВЕДЕНИЕ К ИЗДАНИЮ ПЕРЕВОДА САЛИЧЕСКОЙ ПРАВД
  3. О МАТЕРИАЛЬНЫХ ВЗЫСКАНИЯХ В ВАРВАРСКИХ ПРАВДАХ [716]
  4. ПРИМЕЧАНИЯ[1071]
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -