<<
>>

СТРУКТУРА ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ СОЦИАЛИЗМА КАК ВОПЛОЩЕНИЕ СИСТЕМООБРАЗУЮЩЕЙ ФУНКЦИИ ОБЩЕНАРОДНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА

Общие представления об общенародной форме собственности на средства производства в качестве основополагающего отношения коммунистического способа производства конкретизируются в ходе анализа диалектики ее вэзимодействия.со всей сово-

125

купностыо производственных отношений как форм действитель ного процесса присвоения.

Собственность и производственные отношения образуют диалектическое единство, в рамках которого собственности принадлежит активная роль {см.: 60, с. 20], Отсутствие специального исследования собственности в данном аспекте — главная причина слабости концепции о доминирующей роли формы собственности в способе производства. Описание процесса участия формы собственности в формировании производственных отношений и самодвижении экономической системы — путь доказательства ее системообразующей функции. Причем эта логическая операция является завершающим этапом объяснения собственности на пути восхождения от абстрактного к конкретному, Изучение системы нельзя начать с выявления ее системообразующих связей и свойств, не познав предварительно ее элементы (компоненты) и их функциональное назначение,

Абстрактный анализ собственности, разумеется, выходит за рамки непосредственного теоретического моделирования как капиталистической, так и .социалистической экономических систем, В них функционируют конкретные формы собственности, и в системный анализ вовлекаются исключительно они, причем на этапе логического синтеза категорий. Однако этот последний шаг в познании формы собственности так или иначе изначально предполагает аналитическое вычленение и изучение ее в качестве самостоятельной экономической категории. Для Маркса данная ступень уяснения (описания) собственности была пройдена до написания „Капитала** и потому не получила отражения в нем.

Вначале нужно выделить и рассмотреть собственность как особый функциональный элемент общественного производства, вскрыть внутреннюю структуру, что, в свою очередь, вызывает надобность познания генетической природы.

Затем только можно пуститься в обратный путь синтезирования собственности со всей совокупностью экономических форм способа производства, логического введения ее в целостную экономическую систему. На таком пути абстрактные суждения могут быть проверены на достоверность, приобрести строго конкретное объяснение за счет, синтеза „всеобщего содержания” собственности со специфически системным. Задача эта весьма сложная. Трудности ее решения показывают себя особенно в поиске методологической схемы „включения” собственности в экономическую систему. Но при обшей постановке вопроса ясно: необходимо прос ледить диалежтику взаимодействия общенародной формы собственности с совокупностью социалистических производственных о "ношений как форм, внутрг и посредством которых она „живет” в экономической системе на всех этапах ее исторического Движения. Отчасти такая постановка проблемы имела уже место, когда речь шла о процессе возникновения и становления общенародной собственности как генетической основы социалистического производства. Здесь же мы предпринимаем ограниченную попытку углубления знаний об общенародной форме собственности посредством исследования конструктивно-функциональной структуры производственных отношений социализма.

По мнению С. Солодковой, в системе имеют место конструктивные (субстанциональные) элементы, образующие ее качественный инвариант, а также функциональные элементы, которые непосредственно детерминируются структурой в качестве необходимых форм ее движения [см.: 146, с. 26]. Поэтому можно говорить о конструктивно-функциональной структуре как единстве субстанциональных компонентов системы и их непосредственных функциональных форм.

Предстоит постичь в самом общем виде» с одной стороны, состав элементов, захватываемых интегрирующим воздействием системообразующего отношения, благодаря чему открываются их системно-специфические качества, а с другой стороны - механизм качественной реализации системообразующего начала. Исходным аналитическим материалом послужат здесь накопленные наукой концептуальные представления о структуре социалистических производственных отношений, поскольку все они позитивно или негативно построены на принципе соотнесения/взаимосвязи каждого производственного отношения с общенародной формой собственности.

Широкое освещение получил в экономической литературе взгляд, согласно которому экономические отношения отождествляются с отношениями собственности и, кроме того, в непосредственном производстве вычленяют еше „организационно-технические”, „трудовые” производственные отношения [см,: 89, с. 16, 19; 114, с. 22]. Иногда выделяют еше организационно-экономические отношения [см.: 58, с, 17]. „Привязка** производственных отношений к производительным силам вполне разумна, но вот отрыв части их от формы собственности порождает возражения. Замечая это, ряд экономистов (И. И. Сигов, Г. Г. Мокрой и др.) пошли по другому пути. Не отрицая принципиально членение производственных отношений на две совокупности, они обнаруживают экономическое содержание и в отношениях первой группы. „В обмене деятельностью, - указывает И. И. Сигов, —* должны различаться материально-вещественная и социально-экономическая стороны. Одна определяется производительными силами, другая - отношениями собственности” [см.: 145, с. 24]. Причем в отношениях совместной деятельности и ибмена деятельностью проявляются отношения собственности. В этом преимущество выдвинутой концепции.

Что касается чисто технических отношений, то их содержание отражает связь „человек-техника” и не може г нас интересовать. Все же остальное: отношения специализации, кооперации (короче, обмена трудовой деятельностью и совместной деятельности) есть уже общественные отношения производства. Вычленение их, бесспорно, оправдано. Ведь они непосредственно'детерминируются- производительными силами и наиболее динамичны в экономической системе, что само по себе их „обособляет”. Вместе с тем нельзя абсолютизировать грани. Производство вообще есть объективный способ общественного присвоения материальных благ. Значит, все его конкретные формы без исключения должны выполнять данную целевую функцию.

Все производственные отношения (а не только „технические”) выражают организацию производительных сил и одновременно реализуют присвоение. Ьсли бы они не имели единого экономического качества, то каким образом могла бы проявиться их совместимость, однородность н, следовательно, интеграция в систему? Поэтому, исходя априори из наличия двух составных груші производственных опкшыний, все равно надо признать: социально-экономические отношения обратным корректирующим воздействием придают экономическую определенность и трудовым отношениям.

Вот почему позиция Л {ф Абалкина и И. И. Сигова более предпочтительна.

Однако нужно замечать следующее: реализовать собствен ность — это функция всех производственных отношений. Но комплектовать собой и тем самым характеризовать способ присвоения “ это функция лишь особой группы экономических отношений. Заработная плата, прибыль, процент, деньги и другие подобные формы вовсе не составляют технический способ функционирования производительных сил (в отличие от специализации, кооперации, концентрации и др.), но прямо представляют способ присвоения, заданный фирмой собственности. Задачей остается генетическое обоснование разграничения в целостной экономической системе двух (в принципе может быть и больше при конкретизации подхода) названных частей производственных отношений.

Известно, что К. Маркс специально не выделял „технических”, „организационных”, „трудовых” отношений, а проводил пофаэ- ное членение производственных отношений. Ведь каждая из фаз общественного производства реализует собственность специфическим образом. Не обнаруживается в трудах К. Маркса и ралли -

чение в пределах производства экономических и производственных отношений [см.: 5, с. 6-7; 15, ч. 1, с. 477], что верно подмечает Ю. К. Плетников [см.: 109, с. 284].

Дифференцируя производственные отношения на четыре фазы, К. Маркс делает это так, что никакого сомнения в их общей природе не возникает. Во „Введении” („Из экономических ру- , кописей 1857—1858 годов”) К. Маркс приводит много аргументов в доказательство того, что производство, распределение, обмен и потребление „образуют собой части целого, различия внутри единства” [4, с. 725]. „Полнейшая иллюзия, — писал он,- когда в производстве говорят о земле, в распределении — о земельной ренте” [4, с. 721]. Такую же связь он усматривал между наемным трудом и заработной платой. Этим, разумеется,

К. Маркс не отрицал наличие особых отношений распределения. Другое дело, что они не самосущны, имеют свою основу в непосредственном производстве* В итоге пофазного рассмотрения производственных отношений К. Маркс вывел определяющую роль отношений собственно производства, показав в то же время их зависимость от элементов других фаз воспроизводства, В этом и заключается методологическая значимость установления воспроизводственной структуры производственных отношений. Но она носит всеобщий характер и недостаточна для вскрытия специфического устройства конкретной экономической системы.

Правда, отдельные авторы поставили под сомнение правомер-. ность выделения пофазной структуры в общественном производстве [см.: 125, с, 65], Но доводы эти не выдержали критики и вряд ли есть необходимость на них останавливаться. Безусловно, спорным остается вопрос о том, как конкретно понимать по- фззное членение производственных отношений. Если учесть, что К. Маркс усматривал отношения распределения, обмена, потребления и в фазе непосредственного производства, то, видимо, правы авторы, которые считают целесообразным отличать отношения производства, распределения, обмена и потребления от одноименных фаз воспроизводства. Так, В. А, Рыбалкин резонно констатирует: сфера собственно производства включает в себя и функционально особые отношения распределения, обмена и v потребления [см,: 140, с. 41].

Методологически важное значение имеет прямое указание К. Маркса на то, что каждая фаза воспроизводства, в том числе и собственно производства, представляет собой момент в реализации отношении собственности* Анализируя присвоение в условиях простого товарного производства, он замечает, что собственный труд есть первоначальный способ присвоения, а обмен средство вторичного присвоения, т. е. присвоения чужого труда

[см.: 15, ч, 2, с. 441-442]. Если отношения фазы распределения являются „лишь выражением исторически определенного отношения Производства”, его оборотной стороной [11, ч. 2, с. 454], то из этого уже ясно: собственность не может реализоваться только в отношениях фазы распределения.

Отношения совместной деятельности и обмена деятельностью выступают формами экономической реализации общенародной собственности в непосредственном производстве наряду с ее функционально особыми элементами фаз собственно распределения, обмена, потребления. Никто же не отрицает, что при социализме характер труда в корне иной, чем при капитализме. Но почему же тогда трудовые отношения выставляются за, пределы экономических отношений? Экономические отношения „оформляют” собой не только распределение, но и процесс создания продуктов. Отрыв первых от вторых был и есть характерным для буржуазной политической экономии, подвергался резкой критике еще К, Марксом [см.: 4, с. 713].

Сказанное, однако, не отвергает идею о существовании двух относительно самостоятельных групп производственных отношений. Все производственные отношения есть общественные формы производительных сил и несут в себе экономическое содержание. Двойственность содержания как производства в целом, так и каждого его отношения очевидна [см.: 158, с. 97]. Это само по себе наталкивает на мысль о наличии у производственных отношений двух генетических оснований, т. е. факторов детерминации. Их критериальная определенность и позволяет вычленять две совокупности производственных отношений. Первая из них — формы разделения и обобществления труда, — даже будучи в итоге ассимилированной формой собственности, изначально конституирует обшсственно-технодогический способ функционирования производительных сил. Другая же совокупность - форма собственности с ее непосредственными функциональными элементами — собственно социально-экономическими отношениями представляет собой социально-экономический способ использования производительных сил. Абстрактно можно вычленять отношения функционирования и отношения присвоения производительных сил. Последние не генетически, а по СВЯЗИ субординации „снабжают” первые экономическим качеством. Вследствие этого общественное производство предстает как синтетическое единство материального и социально-экономического содержания.

Обе стороны общественного производства диалектически взаимодействуют, взаимопроникают, и потому все формы производства получают двойственное качество - материально-вешест-

венное и социально-экономическое. Соотношение и роль материальной и социальной сторон (субстанций) на їіримере общественного развития хорошо исследованы философом В. П. Кузьминым. Он пишет: „Становление социальной формы движения (в системном плане) характерно прежде всего тем, что природная материя как бы „уходит в основание”, становится, употребляя выражение К. Маркса, „носителем высшего качества”. При этом возникает явление двойственности качественной определенности социальных образований, устанавливаются отношения субординации, низшая форма движения „подчиняется” высшей. Но в отличие от других, имеющихся в природе форм соподчинения различных видов движения... в данном случае... обе „субстанции” (природная и социальная) сосуществуют. Они тесно взаимосвязаны и субординированы, но в то же время каждая из них опирается на свои специфические закономерности и обладает известной автономией” [98, с. 117].

л Итак, социальная субстанция, будучи высшим образованием, подчиняет себе материальную, т. е. играет решающую субординирующую роль в способе производства. Именно поэтому она (форма собственности), придавая всем элементам производства единое интегральное (социально-экономическое) качество, делает их совместимыми во взаимодействии друг с другом и, стало быть, выполняет системообразующую функцию. Материальное же основание, очевидно, не непосредственно, а опосредованно через форму собственности влияет на организацию экономической системы. Его можно назвать конечным, а форму собственности непосредственным и решающим основанием экономической системы. Такое объяснение детерминирующих факторов экономической системы отражает современную философскую концепцию о том, что в социальном детерминизме необходимо различать источники развития (внутренние противоречия) и дрижущие! силы — опосредованный, но решающий, направляющий фактор развития [см.; 110, т. 4, с. 189], Отдельные авторы понимают под движущей силой единство источника развития (первопричина) и других (опосредующих) факторов [см.: 109, с. 223]. Но от этого суть концепции не изменяется.

Признание формы собственности субстанциональным, системообразующим отношением означает, что оно не может быть частью целого, стоять наряду с другими отношениями производства, а выступает внутренней формой экономической системы. Но имеет ли „форма” экономической системы свое собственное существование?

Дело в том, что пониманию собственности в роли системооб- * разуюшего эвена (внутренней формы) экономической системы

препятствует устаревшее представление о форме лишь как о способе связи элементов содержания, их особом сцеплении друг с другом. Своего же собственного содержания форма в таком случае не имеет и не конституируется в особый элемент системы, Эмпирически данный взгляд легко подтверждается наблюдением широкого класса веществ, состоящих из одних и тех же атомов, как, например, углеводородные соединения, и тем не менее качественно разнящихся в зависимости от количественного состава атомов в молекуле и порядка пх сцеплений. Однако это верно только применительно к истолкованию систем неорганического типа, в которых в силу известней устойчивости элементов содержания само их расположение и взаимосвязь образуют то, что называют формой. Совсем иное дело система органического типа^Напомним, что К, Маркс относил социально-экономические системы к типу органических в аспекте „жизнедеятельности” [15, ч, 1, с, 229].Онане может постоянно соорганизовывать Весьма динамичные по природе элементы содержания в целостность (динамизм предрасполагает их к рассогласованию в процессе функционирования, к потере интегральных качеств), если не обладает особым структурообразующим звеном системы, имеющим свое собственное качество субстанционального порядка. Благодаря ему только и возможно осуществление системообра- зования, „принуждение” элементов содержания к организации в целостность. Именно в данной связи становится понятной идея К. Маркса о необходимости нахождения в системе первичного, основополагающего отношения способа производства, обусловливающего природу и способ связи всех других отношений. „Форма” здесь не противопоставляется „содержанию”. Напротив, речь идет о том, что в органической системе способ связи элементов предопределен наиболее устойчивым (субстанциональным) элементом содержания. Это позволяет выделить его как формообразующее, увидеть в нем функцию структурирования содержания. Когда говорят, что способ связи элементов зависит от их собственной природы, то, идя дальше в анализе органических систем, нужно уточнить — от природы основополагающего (системообразующего) отношения-элемента. Тогда „форма” как бы переходит в свою противоположность, сращивается с элементом самого содержания, „переплавляется” в него.

Внутренней формой биологической системы „человек” очевидно является его скелет, вполне содержательный элемент, качественно отличающийся от всех других компонентов тела. Аналогично соотношение формы и содержания в социально-экономической системе, где форма не растворяется в содержании, а напротив, обнаруживаете* в его субстанциональном ядре. Пос- 132 леднее не может существовать автономно» но в то же время нельзя сказать, что само по себе оно бессодержательно. Благодаря своей внутренней субстратности, форма собственности выступает субстанциональным условием формообразования элементов и, как верно отмечает Ю. К. Плетников, — сущностью экономической системы [см.: 109, с. 104].

Наличие в системе субстанциональных (структура) и функциональны* элементов следует учитывать в вопросе членения совокупности производственных отношений. Субстанциональные отношения общенародной собственности (взаимоположение субъектов присвоения) нельзя без соответствующей оговорки ставить рядом с группами функциональных экономических форм, поскольку, являясь структурными „нитями” связей, они существуют не рядом, а внутри функциональных социально-экономических форм присвоения (отчего их часто отождествляют). Во избежание этого было бы разумным социально-экономические отношения (прибыль, деньги, чистый доход и т. п.) не подменять широким понятием „отношения собственности”, а оговаривать как функциональные отношения собственности. Их можно назвать и „отношениями присвоения”, поскольку присвоение есть процесс, функционирующая собственность. Тогда достигается необходимая „чистота” терминологии.

Выделение двух субстанций общественного производства означает, что в воспроизводственном процессе оба основания развертываются и существуют в своих порожденных функциональных группах отношений. Поэтому можно выделить функционально-технологические производственные отношения — формы непосредственно материальной детерминации и функциональные социально-экономические отношения способа присвоения. Первые, будучи ассимилированными формой собственности в силу единства фаз воспроизводственного процесса, также несут в себе социально-экономическое содержание. Отсюда и получается: все производственные отношения являются экономическими и в то же время внутри данного единства обнаруживают две различные совокупности форм, разнящиеся генетической природой.

К первой совокупности относятся отношения обмена деятельностью и совместной деятельности, т. е, формы общественного разделения и обобществления труда и производства (часто их называют „формой производства”). Вторая группа включает как отношения непосредственного производства (первичное распределение факторов производства, их формы и способ соединения, планомерность и др.), так и экономические формы распределения, обмена, потребления продуктов производства, выходящие за рамки собственно производства. Понятно, что изучение данной группы отношений позволяет непосредственно описать содержание и способ функционирования социалистической собственности. При этом можно отграничивать далее и подгруппы отношений, свойственные способу производства в целом или же его отдельным фазам, этапам (генетический вектор).

Изложенное различение двух групп в экономически единой системе производственных отношений вполне согласуется с положением К. Маркса, писавшего; „Впрочем, разделение труда и частная собственность, это — тождественные выражения...” [26, с. 31].

Главный признак системности - наличие интегрального качества у всех элементов данного образования. И коль реально они интегрированы в систему, значит обладают специфическим социально-экономическим качеством, привнесенным формой собственности. Если в системе существуют отношения второй группы, Имевшие место и в других способах производства, то исключительно потому, что условия, их порождающие, еще не исчезли и в пределах нового генетического основания (формы собственности). Нельзя поэтому без оговорок утверждать, что есть социально-экономические отношения, генетически не связанные.с социалистической собственностью, У экономической системы социализма не множество социально-экономических оснований, а од- но-единственное. По верному замечанию В, Н. Черковца, система производственных отношений социализма однородна и не включает каких-либо досоциалистических производственных отношений [см.; 134, е, 54].              ¦              '

Расчленение всей совокупности производственных отношений на две относительно самостоятельные части имеет методологическое значение для объяснения экономического механизма функционирования и развития способа производства* а также практическое - в решении задач по совершенствованию хозяйственного механизма общества. В последнем случае нельзя упускать из вида обе субстанции и их воплощение в двуедиююм качестве производственных отношений, одновременно необходимо учитывать, какое из оснований является первичным для данной конкретной формы,

Отношения собственно сощіально-зкономические более устой чивы, ибо подвергаются модификации лишь опосредованно, в конечном итоге. Еще более укоренено их непосредственное ОС нование — форма собственности, которая трансформируется только при существенных изменениях во всех элементах экономической системы, когда „содержание” ее начинает вступать в противоречие с „формой”.

В целом диалектика взаимодействия структурных частей социалистических производственных отношений между собой и с формой общенародной собственности может быть освещена следующим образом. Первыми изменяются функционально-технологические производственные отношения под прямым диктатом динамично развивающихся производительных сил. Происходят преобразования в общественных, формах организации последних. При этом общее количество сдвигов фокусируется в углубляющемся обобществлении труда (производства) и передается Далее на социально-экономические отношения. Одновременно эта группа отношений корректируется, „подправляется” обратной реакцией социально-экономической субстанции и ее функциональных форм. Появляющиеся новые образования как бы проверяются на предмет своей пригодности в достижений основной цели способа производства. Отсюда обеспечивается совместимость элементов обеих групп производственных отношений, и их взаимодействие не разрушает, а напротив, воссоздает целостность экономической системы.

Каждое экономическое отношение производства в социалистической форме предполагает и все другие в такой же общественно-производственной форме. С переходом к бригадной организации труда изменилась и форма его оплаты (способ присвоения). Образование производственных объединений расширило возможности хозрасчета и т. д. Благодаря наличию прямых и обратных функциональных связей, система воспроизводится как целостность. С. Солодкова очень хорошо замечает: „Как и собственность на средства производства, функциональная связь воспроизводственных сфер интегрирует эти отношения в целое, в систему”, в свою очередь, взаимодействие функций элементов является интегрирующим, когда „прямые связи дополняются обратными, ибо прямая связь — конструирующая, а обратная — корректирующая, доделывающая” [146, с. 25].

В результате показанной детерминации и функционального взаимодействия обеих частей структуры постепенно происходит накопление количественных и качественных сдвигов во всех звеньях экономической системы, действительный процесс присвоения претерпевает определенное преобразование. Собственные элементные свойства (особенно отношений первой группы) все настойчивее вырываются за рамки внутреннего качества социально-экономической субстанции системы и потому „расшатывают” ее. Данный процесс очевиден на примере современной капиталистической собственности, пережившей реконструирование подформ от индивидуальной капиталистической до государственно-монополистической собственности и подошедшей тем не

Производительные' силы общества

Функционально- технологические производственные отношения .Социально-] о экономические Гл Форма ірунщ иональные^гробственностч

¦4i

отношений j

Схема 4

менее к черте самоустранения, замене социалистической общенародной собственностью, „Неужели же не ясно, — писал В. И. Ленин, — что форма производства становится в непримиримое противоречие с формой присвоения,,, не может не сделаться тоже общественной, т, е. социалистической?” [28, с. 178].

Изложенное согласуется с известным положением Г. В. Плеханова о том, что противоречие между производительными силами и производственными (или уже - имущественными) отношениями следует понимать как противоречие двух частей производственных отношений. „...Если фабрика, - писал он, — перестает уживаться с капиталом, то это значит, что некоторая часть общественных отношений производства перестает соответствовать другой их части и ...фраза „производительные силы общества противоречат его имущественным отношениям” должна быть понимаема именно в этом эволюционном смысле...” [48, т. 2, с, 532]. Подчеркнем, что Г. В. Плеханов усматривал в производственных отношениях две их совокупности — общественные отношения производства (отнюдь не „технические”) и имущественные, т, е. социально-экономические. Производственные отношения не могут противоречить непосредственно вещам (средствам производства) и работникам. Противоречие срабатывает лишь в том звене способа производства, в котором эти веши сами „облачаются” в социальное качество, т, е. в общественную форму. И именно она (отношения первой группы) в силу своей динамичности может приходить в противоречие с собственно социально-экономическими отношениями, в основе которых лежит более консервативное и потому сдерживающее их движение основание — форма собственности.

Описанный характер взаимодействия производительных сил, структурных частей производственных отношений и формы (структуры) собственности может быть представлен на схеме (сплошными стрелками показаны генетические и просто первичные связи детерминации, а пунктирными — вторичные связи коррекции, обратного воздействия). Зафиксировано не становление, а функционирование экономической системы социализма.

Форма собственности, будучи структурным отношением, обозначена на схеме 4 относительно самостоятельным элементом второй группы отношений в известной мере условно. Однако это имеет свой смысл, если рассматривать ее в качестве готового генетического основания и внутренней формы экономической системы. Признав форму собственности особым структурным звеном системы, нужно замечать взаимодействие не только функциональных элементов системы (обеих групп) между собой, но и всех их с „формой” (структурой) системы. Прямые генетические связи у нее существуют только с функциональными социально-экономическими отношениями, обратное воздействие которых подвергает эрозии и структуру самой формы собственности. В „Капитале” К. Маркс различает капиталистический способ присвоения (содержание), вытекающий из способа производства, и его форму - частнокапиталистическую собственность. Последняя-то, как капиталистическая оболочка, внутренняя форма производственных отношений и взрывается в результате известного уровня централизации средств производства и его обобществления [см.: 9, с. 773].

Описанный взгляд на структурное строение социалистических производственных отношений приводит в итоге к выводу: системосозидающая функция общенародной собственности осуществляется в силу ее активной формообразующей роли в способе производства.

<< | >>
Источник: А. Н. БОЙКО. СОБСТВЕННОСТЬ НА СРЕДСТВА производства: ГЕНЕЗИС, СТРУКТУРА, РАЗВИТИЕ. Киев -Донецк Головное издательство издательского объединения „Вища школа", 1985. 1985

Еще по теме СТРУКТУРА ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ СОЦИАЛИЗМА КАК ВОПЛОЩЕНИЕ СИСТЕМООБРАЗУЮЩЕЙ ФУНКЦИИ ОБЩЕНАРОДНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА:

  1. СТРУКТУРА ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ СОЦИАЛИЗМА КАК ВОПЛОЩЕНИЕ СИСТЕМООБРАЗУЮЩЕЙ ФУНКЦИИ ОБЩЕНАРОДНОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА
  2. 1.1. Точки зрения на собственность как ступени познания ее сущности
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -