<<
>>

Российский денежный рынок в 1909—1913 гг.

1.

Расчеты П.Грегори позволяют увидеть, как использовался произведенный в России совокупный продукт. В табл. 16 приведены данные о его распределении за двадцатилетие, с 1894 по 1913 г.

Они показывают, что в среднем за указанный период 4/$ суммы произведенного в России годового продукта шло на личное потребление: питание, розничные покупки, квартплату, услуги (транспортные, почтовые, коммунальные, медицинские, а также на домашнюю прислугу). Около Ую поглощалось государством. Ую составляли капиталовложения в сельское хозяйство, промышленность, коммуникации, торговлю, строительство, т.е. в фонд накопления. Наконец, около 1,5% уходило за границу в уплату отрицательного сальдо платежного баланса. Разумеется, показатели за отдельные годы в той или иной мере отклоняются от проведенных средних данных. Но в этих отклонениях легко заметить определенную тенденцию: в периоды экономических подъемов возрастает удельный вес капиталовложений в народное хозяйство и снижается доля личного потребления. Кроме того, очевидно постепенное увеличение удельного веса расходов на содержание центральных и местных органов государственной власти. Изучаемый нами период предвоенного экономического подъема подтверждает эти наблюдения. Доля капиталовложений в народное хозяйство в 1909—1913 гг. была выше среднегодовой за все двадцатилетие. Следует, однако, отметить, что она была ниже, чем в 1894—1898 годах. Причем, достигнув своего максимума в начале подъема — в 1910 г., эта доля в дальнейшем пошла на снижение. Что касается государственных расходов, то их доля, наоборот, к концу интересующего нас пятилетия существенно возросла, показав в 1913 г. абсолютный рекорд.

Таблица 16.

Распределение продукта, произведенного в России в 1894—1913 it. (в текущих ценах)

Годы

Продукт,

произве

денный

в

России

Его распределение

Личное

потребление

Правитель

ственные

расходы

Внутренние

накопления

(инвестиции)

Отток накоплений за границу (-) или их приток из-за границы (+)

млн

руб.

млн

руб.

% млн

руб.

% млн

руб.

% млн

руб.

%
1894-1898 45773 35326 77,2 3973 8,7 5672 12,4 -802 1J
1899-1903 59933 47872 79,9 5024 8,4 г 6143 10,2 -894 1,5
1904-1908 68476 55164 80,6 6175 9,0 6359 9,3 -778 1,1
1894-1908 174182 138362 79,5 15172 8,7 18174 10,4 -2474 I,4
1909 16101 12947, 80,4 1402 8,7 1752 10,9 +29
1910 17610 13305 75,6 1488 8,4 2614 г 14,8 -203 1,2
1911 17323 13432 77,5 1482 9,7 2026 П,7 -182 1,1
1912 20267 15737 77,7 1934 9,5 2264 11,2 -332 1,6
1913 21422 16306 76,1 2224 10,5 2314 Г 10,8 -578 2,7
1909-1913 92723 71727 77,4 8730 9,4 10970 11,8 -1296 1,4
1894-1913 266905 210089 78,7 23902 9,0 29144 10,9 -3770 ?

По мнению П.Грегори, сравнившему в своем исследовании распределение в России чистого национального продукта (ЧНП) и в ряде других стран с развитой или быстро развивавшейся капиталистической экономикой (см.

табл. 16.147), столь значительная доля капиталовложений, которая имела место в России, была необычна для страны с низким уровнем душевого потребления48. Согласно привлеченным им данным, Россия в начале XX в. по степени производительного использования ЧНП входила наряду с Германией и США в трио государств, резко выделявшихся среди остальных стран мира масштабами своих внутренних накоплений. Однако участники этого трио существенно отличались в отношении других показателей использования ЧНП. США выделялись низкой долей государственных расходов (4,9%) и высоким удельным весом личного потребления (81,9%). Для Германии, наоборот, были характерны низкий уровень личного потребления (75,5%) и высокий - государственных расходов (8,4%). Что касается России, то накануне Первой мировой войны она, снизив долю личного потребления в использовании ЧНП почти до уровня Германии (77,4%), в то же время превзошла ее по удельному весу государственных расходов (9,4%).

Таблица 16. L

Распределение чистого национального продукта в России и других странах (в % от суммы ЧНП в текущих ценах)

Страны

Годы

Частное

потреб

ление

Госу-

дарст-

венные-

расходы

Накоп

ления

(инвес

тиции)

В том числе.

Отток накоплений за границу (-) или приток их из-за границы (+) Чистые внутренние накопления
Россия 1909-1913 77,4 9,4 11,8 -1,4 13,2
Велико

британия

1909-1913 82,7 7,9 9,4 +6,8 2,6
Германия 1909-1913 75,5 8,4 16,1 +0,9 15,2
Франция 1909-1913 87,8 87,8 12,2 +3,3 8,9
США 1889-1908 81,9 4,9 13,2 +0,6 12,6
Дания 1890-1909 93,8 93,8 6,2 -2,4 8,6
Норвегия 1885-1914 88,7 7,0 4,3 -5,2 9,5
Швеция 1901-1920 86,4 6,1 7,5 -0,5 8,0
Италия 1901-1910 84,3 4,5 11,2 + 1,5 9,7
Канада 1890, 1910, 1913 91,2 8,2 0,6 -8,8 9,4
Япония 1909-1913 87,5 8,8 3,7 -1,6 5,3
Австралия 1900/1—

1919/20

92,3 92,3 7,7 -1,9 9,6

Природа отмеченных особенностей распределения ЧНП в России и, в частности, высокого уровня его инвестирования в экономику страны при рекордном удельном весе государственных расходов, нуждается в специальном исследовании.

Но констатация этих особенностей, на мой взгляд, будет полезна для понимания тех общих условий, в которых функционирвал денежный рынок в России.

2.

Литература, посвященная денежному рынку (то есть рынку ссудных капиталов) в России, невелика. Она, в сущности, ограничивается специальными разделами в трех книгах: в справочно-аналитическом издании под редакцией М.И.Боголепова «Русские биржевые ценности: 1914—1915 гг.» (Пг., 1915), а также А.Е.Финн- Енотаевского «Капитализм в России (1890—1917 гг.)» (М., 1925) и И.Ф.Гиндина «Русские коммерческие банки: из истории финансового капитала в России» (М., 1948). Далеко не исчерпав тему, эти разделы тем не менее дают необходимое общее представление о ней, что позволяет мне ограничиться рассмотрением лишь некоторых проблем.

Несмотря на существенные различия во взглядах, авторы упомянутых разделов единодушны в признании предвоенного экономического подъема в качестве важного этапа в формировании денежного рынка в России.

«Строго говоря, русский денежный рынок, в качестве серьезной и существенной основы народно-хозяйственной жизни, приобрел значение лишь с недавнего времени, — писали авторы раздела биржевого ежегодника. — Период его возмужалости начинается только в конце XIX века. Постройка железных дорог, привлечение иностранных капиталов, оборудование и расширение почтово-телеграфных линий, рост добывающей и обрабатывающей промышленности, введение золотой валюты, быстрый рост населения в городах и другие факторы создали необходимые предпосылки для развития кредитных форм хозяйства в широком масштабе. На фоне этих новых экономических условий денежный рынок постепенно совершал свою эволюцию от простых форм к более сложным, он креп и совершенствовался, выделяясь из аморфной массы хозяйства в тонкую и чувствительную организацию... Экономическое строительство, в полосу которого вступила Россия в 90-х гг., требовало огромных денежных средств. Внутри страны эти средства не могли быть почерпнуты и вследствие отсутствия сбережений, т.е. по причине бедности подавляющей массы народонаселения, и вследствие того, что обширные в географическом смысле районы оставались еще вне сферы товарного хозяйства, т.е. не были втянуты в национальный, а через него и в мировой рынок. Поэтому первые годы новейшей эпохи развития нашего денежного рынка прошли под сильным влиянием иностранных капиталов, главным образом германских и французских, а отчасти бельгийских, голландских и английских... В начале нынешнего столетия народное хозяйство России уже прочно вошло в стадию капиталистического развития, вследствие чего спрос на капиталы принял более равномерный характер. На почве капиталистических отношений, подчинивших экономическую жизнь страны, сложилась новая организация денежного рынка, отвечающая расширившимся и усложнившимся требованиям на деньги как со стороны текущего коммерческого оборота, так и со стороны эмиссий. Прежде всего значительно возросло число кредитных учреждений. Банки мобилизовали национальные денежные капиталы страны, находившиеся до этого времени в распоряжении частных хозяйств в форме текущих оборотных средств, денег и сокровищ, и предоставили их в распоряжение денежного рынка. Емкость последнего поэтому чрезвычайно увеличилась. Наряду с этим весьма упрочилось положение Государственного банка, который, опираясь на колоссальные запасы золота, получил возможность в крупном масштабе снабжать рынок добавочными ресурсами, равно как и принимать важное участие в производстве прямых операций по краткосрочному кредитованию. Эти два фактора - организация национального денежного капитала путем расширения сети банковских учреждений и упрочение положение Государственного банка - дали рынку обильные средства, усилили его значение в народном хозяйстве, придали ему большую самостоятельность и в значительной мере ослабили зависимость от иностранных влияний. В данном отношении крупную роль сыграли также и другие обстоятельства. Большие затраты на войну 1904—1905 гг., производившиеся больше частью внутри страны, существенным образом способствовали увеличению поступления денег на вклады и текущие счета в банках. Превосходные урожаи 1909—1910 гг., реализованные по высоким ценам, дали рынку новые сотни миллионов рублей, тем самым значительно усилив его средства. В результате — наш денежный рынок за последние годы приобрел необходимые черты, свойственные богатым заграничным рынкам. Колоссальные требования на капиталы, предъявлявшиеся к рынку со стороны народного хозяйства, - о краткосрочных помещениях мы и не говорим, — были удовлетворены в размере 75%, причем учетный процент временами стоял ниже, чем в Германии и Австро-Венгрии. Более того, русский денежный рынок даже неоднократно мог оказывать помощь германскому рынку»49.

А.Е.Финн-Енотаевский, отнюдь не склонный к преувеличению результатов капиталистического развития российского народного хозяйства, анализируя данные о выпуске ценных бумаг в России в предвоенные годы, отмечал: «Вышеприведенные данные показывают, что за пятилетие 1909—1913 гг. фондовый, бумажный капитализм сделал у нас значительный шаг вперед по сравнению с 1900—1908 гг... Что здесь для нас представляет особый интерес, это то, что главная часть выпущенных бумаг в 1909—1913 гг., а именно на 3,8 миллиарда руб., была размещена в России (в 1904— 1908 гг. на 2,9 миллиарда руб.). Это указывает на увеличение у нас в те годы емкости денежного рынка»50.

Особый интерес представляют выводы И.Ф.Гиндина, сделанные им на основании весьма обстоятельного статистического изучения развития денежного рынка в России «Денежный рынок до начала 1890-х годов развивался крайне медленно. Основная задача, стоявшая перед русским капитализмом, - железнодорожное строительство, — была решена почти целиком за счет импорта капиталов извне. С 1890-х годов вплоть до Первой мировой войны происходил все нараставший процесс расширения внутреннего денежного рынка. Однако и в 1890-х годах как продолжавшееся интенсивное железнодорожное строительство, так и создание тяжелой промышленности происходили за счет дальнейшего импорта капиталов... Русский денежный рынок в качестве рынка, имеющего самостоятельное значение для кредитования и финансирования хозяйства, сложился только в 1909—1913 гг. и по сумме ссудных капиталов (ресурсы банков) достиг весьма внушительных размеров. Однако при сравнении их с ресурсами западных денежных рынков необходимо вносить существенную поправку на длительное замораживание банковских средств при финансировании, во- первых, и замедленный оборот капиталов в русской торговле — во- вторых. Эта, так сказать, пониженная эффективность русского денежного рынка ставила его, несмотря на крупные ресурсы, в один ряд с денежными рынками второго порядка (Италия, Австро-Венгрия)»51.

Итак, все авторы констатируют резкое возрастание в предвоенные годы емкости денежного рынка в России, его размеров.

Чтобы убедиться в правильности такого вывода и составить представление о динамике роста в стране свободных денежных капиталов, рассмотрим прежде всего данные о вкладах в российские кредитные учреждения, воспользовавшись с этой целью результатами обработки И.Ф.Гиндиным публикаций отчетов Государственного банка, а также сводов балансов акционерных коммерческих банков, обществ взаимного кредита и городских общественных банков52 Для полноты картины добавим к ним имеющиеся сведения о вкладах в мелкие кредитные учреждения53. Составленная таким образом табл. 17[‡‡] свидетельствует, что сумма всех видов вкладов увеличилась в 1909—1913 гг. на 100,5%. Следовательно, среднегодовой ее прирост в период предвоенного экономического подъема был выше, чем в 1894—1899 гг.: 20% против 18%. Анализируя полученные им данные, И.Ф.Гиндин писал: «Такого темпа прироста вкладов в кредитной системе (около 130% за 6 лет54) не было почти ни в одной стране. Только в Германии, и то лишь в одних акционерных банках, рост вкладов во время промышленного подъема 1890-х годов приближался к указанному проценту. Но в 1909—1913 гг. вклады в главных капиталистических странах увеличились всего на 30—40%»55.

* * *

Другим показателем емкости денежного рынка является, как известно, стоимость размещенных на нем ценных бумаг. Следует, однако, отметить, что ее определение связано, по меньшей мере, с двумя трудностями. Первая состоит в том, что все имеющиеся в нашем распоряжении как официальные сведения о находившихся в обращении государственных, гарантированных правительством и негарантированных фондах, так и различного рода неофициальные подсчеты этих ценностей учитывают их номинальную стоимость, а не фактическую, курсовую, подсчет последней представляет собой настолько сложную и трудоемкую задачу, что пока еще не нашлось охотников взяться за ее решение. Поэтому нам придется оперировать лишь данными о номинальной стоимости российских ценностей.

Вторая трудность обусловливается тем, что выпущенные в обращение российские фонды размещались не только в России, но и в других странах. Поэтому для суждения о ценностях, размещенных на российском денежном рынке, необходимо знать, сколько их оказалось за границей. Суммарные данные о размещении государственных и гарантированных ценностей на 1 января 1904 и

  1. 1913 гг. были опубликованы перед Первой мировой войной в изданиях Министерства финансов, «Русский денежный рынок 1906—1912»; и «Министерство финансов 1904—1913». Они использованы мной в табл. 18.

К сожалению, среди остатков делопроизводственной документации Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов, находившейся сейчас в ЦГИА СССР, не сохранились материалы, на основе которых рассчитывались упомянутые данные. Что касается государственных ценностей, то, несомненно, такой основой служили сведения о платежах по ним, производившиеся иностранными банками и заграничными отделениями петербургских банков по поручению царского правительства. Судя по документам Государственного казначейства, обнаруженным Б.В.Ананьичем, эти сведения носили весьма детальный характер, отражая суммы платежей процентов и погашения по каждому отдельно взятому займу, что позволяло достаточно точно определить номинальные суммы ценностей, по которым были произведены платежи. Однако нужно иметь в виду, что не все российские государственные займы оплачивались за границей. На 1 января 1914 г. сумма займов, оплачивающихся только в России, составляла 12,5%56. Возможность обладания их облигациями иностранцами отнюдь не была исключена, поскольку некоторые из этих займов котировались на иностранных биржах. К пересылке купонов в Россию для оплаты прибегали и владельцы других российских займов. Поэтому уменьшение или увеличение заграничных платежей по российским государственным ценностям могло быть вызвано не только их перемещением из-за границы в России или наоборот. Так, например, в 1909—1911 гг. наблюдалось резкое сокращение доли заграничных платежей в общей сумме платежей процентов и погашения по государственным займам. Первоначально руководители Министерства финансов объясняли такое явление возвращением российских фондов из-за границы57. Но затем им стало ясно, что была и иная причина. «Уменьшение суммы заграничных платежей в 1911 г., — читаем мы в пояснениях к смете по системе государственного кредита на 1913 г., — объясняется не только постепенным возвращением наших фондов в Россию, но и тем, что банкиры, пользуясь благоприятными курсами, в большом количестве пересылали купоны и тиражные облигации для оплаты в Россию»58.

Вероятно, чиновники кредитной канцелярии, исчисляя суммы размещенных за границей российских государственных займов, руководствовались не только сведениями о заграничных платежах. Но какими еще? На этот вопрос у нас пока нет ответа. Не ясно и то, на основе какой информации устанавливались опубликованные данные о размещении гарантированных царским правительством займов железнодорожных обществ.

Внимательно следя за состоянием расчетного баланса России, Министерство финансов должно было получать сведения о заграничных операциях как с гарантированными, так и с негарантированными ценностями. Об этом говорят обнаруженные мной в личном фонде П.А.Сабурова В ЦГИА СССР справки Министерства финансов «о состоянии расчетного баланса» России за 1899, 1900 и 1901—1902 гг.59, где приведены не только «суммы, поступившие по обороту с правительственными займами и по покупке и продаже бумаг за границей», но также «выручка займов железнодорожных и торгово-промышленных обществ» и «прилив иностранных капиталов к промышленности». Судя по опубликованным в упомянутых выше двух изданиях показателям выпуска в России и за границей различных категорий российских ценностей и их реальном приросте в России в 1904—1912 гг., сведения о заграничных операциях с российскими негарантированными фондами продолжали поступать в Министерство финансов. Однако результаты расчетов размещения этих фондов, если такие расчеты производились, не публиковались. Не удалось их обнаружить и в архивах.

97

Недостаточность официальных данных о размещении российских фондов - учет ими лишь государственных и гарантированных ценностей, а также слишком короткий период, который они охватывают — обусловили необходимость расчетов исследователей. Среди них особое значение имеют расчеты, выполненные П.В.Олем и И.Ф.Гиндиным. Первый рассчитал за период с 1827 по 1915 г. суммы принадлежавших ежегодно иностранцам акций (паев) предприятий60. Второй, использовав цифры П.В.Оля, создал сводную статистику размещения российских ценностей по их основным категориям на 1 января 1861, 1881, 1893, 1900 и 1914 годов 61

4 — 4502

Таблица 18 представляет собой попытку реализации замысла И.Ф.Гиндина на базе обновленного цифрового материала. Суммы облигаций государственных займов, гарантированных правительством облигаций и акций железнодорожных обществ и обязательств казенных ипотечных банков, размещенных в России и за границей, на 1893 и 1900 гг. рассчитаны мной заново, а на 1908 г. уточнены62. Вместо данных об этих ценностях на 1914 г., полученных И.Ф.Гиндиным в результате исчислений, использованы принципиальные данные на 1913 год63. Показатели отечественных вложений в акции и облигации акционерных предприятий определены, исходя из установленных Л.Е.Шепелевым общих сумм акционерных и облигационных капиталов российских акционерных обществ64. Поскольку в данном случае нас интересует вопрос о размещении российских ценностей, данные Л.Е.Шепелева об акционерных капиталах зарубежных компаний, производивших свои операции в России, были выделены из общих сумм иностранных инвестиций в акции всех действовавших в российском народном хозяйстве акционерных предприятий65.

Что касается облигаций городов, то суммы отечественных и иностранных вложений в них на 1893, 1900 и 1908 гг. даны в исчислении И.Ф.Гиндина, а на 1913 г. ориентировочно оценены мной.

Следует подчеркнуть, что данные табл. 18 носят приблизительный характер. Пожалуй, в наибольшей мере это относится к цифрам П.В.Оля, которые лежат в основе всех расчетов соотношения отечественных и иностранных вложений в ценные бумаги действовавших в России акционерных предприятий. В литературе не раз высказывались сомнения в их точности. В частности, И.Ф.Гиндин пришел к выводу, что за 1910—1914 гг. в отличие от предшествующего времени они превышены. По его мнению, это превышение составляло на 1 января 1915 г. «по крайне мере» 15%66

По сравнению с результатами произведенной во Франции в сентябре 1918 г. — январе 1920 г. регистрации российских ценных бумаг, принадлежавших французским гражданам67, данные П.В.Оля о размещении во Франции к началу Первой мировой войны акций и облигаций российских компаний выше более чем на 20%. Произведенное мной сравнение показателей французского участия по каждому отдельно взятому акционерному обществу подтверждает высказывавшееся в литературе предположение о том, что данные П.В.Оля представляют собой экспертные оценки, основывавшиеся, вероятно, на сообщениях биржевой прессы о распределении участий между российскими и иностранными банками, бравшими на себя реализацию новых выпусков акций различных обществ. Между тем картина окончательного размещения таких выпусков, как правило, отличалась от первоначального распределения участий, в частности, за счет того, что в предвоенные годы, как мы увидим ниже, размещенные за границей российские ценности имели тенденцию возвращаться в Россию.

Некоторое преувеличение иностранного участия в акционерных предприятиях, действовавших в России, обусловливается и теми допусками, на которые приходится идти при расчетах из-за отсутствия необходимой информации. Так, иностранные вложения в облигации действовавших в России акционерных предприятий условно принимаются за иностранные вложения в облигации российских обществ, поскольку нам не известна доля иностранных компаний в этих вложениях. В то же время акционерные капиталы действовавших в России иностранных компаний рассматриваются как целиком размещенные за границей, хотя какая-то их часть, несомненно, принадлежала российским подданным.

Статистические сведения, которыми мы располагаем, не учитывают размещения в России не только акций иностранных компаний, но и облигаций займов зарубежных государств, городов и железнодорожных обществ. Между тем облигации иностранных государственных займов котировались на российских биржах. На 1 января 1914 г. их сумма равнялась 124 млн. руб.68. От общей суммы ценных бумаг, котировавшихся на российских биржах (18 235 млн. руб.), это составляло всего 0,7%. Но сам факт котировки иностранных ценностей говорит о том, что возможность размещения в России хотя бы небольшого их количества была вполне реальной.

Сохранившиеся остатки делопроизводственной документации крупнейших петербургских банков свидетельствуют об их участии во многих международных консорциумах, бравших на себя размещение различных процентных и дивидендных бумаг, выпускавшихся за рубежом. И.Ф.Гиндин, предпринявший еще в 20-е годы при изучении отношений банков и промышленности в России попытку анализа синдикатских операций Азовско-Донского и Петербургского учетного и ссудного банков, установил по архивным материалам, что общая сумма участий Азовско-Донского банка «в эмиссиях, проводимых заграничными банками», составляла на 1 апреля 1914 г. около 2 млн. руб., причем их характер «иллюстрируется как разнообразием заграничных банков, так и значительным числом эмиссий чисто иностранных бумаг»69.

4*

Обычно банки распределяли («расписывали») полученные ими доли в международных эмиссионных консорциумах между своими директорами и привилегированными клиентами, предоставляя им онкольные ссуды под залог переуступаемых ценных бумаг, К сожалению, сколько-нибудь систематическое изучение содержания онкольных портфелей российских банков невозможно из-за плохой сохранности их документации. Однако в предвоенные годы иностранные фонды стали появляться и в собственных банковских портфелях, сведения о составе которых публиковались в ежегодных отчетах. Не давая истинного представления о числе и размерах участий банка, эти сведения указы-

99

вают на наличие таких его интересов, которые он не считал нужным или не мог скрывать70.

Судя по отчетам Русско-Азиатского банка, унаследовавшего операции с иностранными ценными бумагами от своего предшественника — Русско-Китайского банка, в его петербургском портфеле71 в 1910—1913 гг. находились довольно крупные пакеты акций Lena Goldfields (10500 шт. на 315,0 тыс. руб. в 1910 г.), Марокканского банка (2200 шт. на 299,0 тыс. руб. в 1910—1913 гг.), Anglo-Russian Bank (5000 шт. на 236,4 тыс. руб. в 1911—1912 гг.) и Салоникского банка (14 325 шт. на 537,2 тыс. руб. в 1913 г.), а также облигаций Китайского реорганизационного займа 1913 г. (на сумму 509,4 тыс. руб. в 1913 г.)72.

В портфеле правления Петербургского Международного банка иностранные ценности появились в 1911 году. Это были акции Lena Goldfields (7 775 шт. на 349,9 тыс. руб.). Но они оставались здесь недолго. Уже в следующем году их сменили акции Emba Caspian Oil Company (45 875 шт. на 412,9 тыс. руб. в 1912 г.; 20 195 шт. на 96,7 тыс. руб. в 1913 г.) и Russian General Oil Corporation (4100 шт. на 67,6 тыс. руб. в 1912 г.; 3 975 шт. на 66,2 тыс. руб. в 1913 г.). В 1913 г. банк стал также владельцем акций Bibi Eibat Oil Company (60 401 шт. на 143,7 тыс. руб.) и облигаций Китайского реорганизационного займа 1913 г. (на сумму 412,6 тыс. руб.)73.

Этот далеко не полный перечень, составленный по отчетам только двух банков, также свидетельствует о том, что на российском денежном рынке в предвоенные годы размещались в какой- то своей части акции зарубежных банков и компаний, в том числе даже таких, которые не действовали в России, а также иностранные государственные ценности. К сожалению, мы пока не в состоянии установить их количество. Можно лишь предполагать, что оно было относительно невелико, и поэтому его недоучет не должен заметно отразиться на общих показателях, характеризующих емкость российского денежного рынка.

С другой стороны, трудно допустить, чтобы закладные листы частных ипотечных банков не размещались, хотя бы в небольшом количестве за границей, но у нас опять-таки нет иного выхода. И в том, и в другом случае речь идет о явлениях, которые еще не приобрели достаточно широкого, массового характера и именно поэтому не получили статистического отражения.

Отдавая отчет в том, что используемые нами цифры приблизительны, необходимо вместе с тем иметь в виду, что эта приблизительность детерминирована источниками, поскольку содержащаяся в них информация обычно обеспечивает возможность обоснованных расчетов лишь до определенных пределов. Последние и являются критерием достоверности полученных результатов. Они как бы отграничивают допустимые неточности в расчетах от недопустимых.

Как отмечалось выше, И.Ф.Гиндин показал, что цифры П.В.Оля только применительны к предвоенному периоду «никак не могут быть согласованы с цифрами акционерной и кредитной статистики»74. При этом он установил масштаб необходимых поправок. В свою очередь моя попытка определить пределы допустимых неточностей при расчетах размещения государственных и гарантированных займов подтвердила в основном достоверность исчислений И.Ф.Гиндина75. Вместе с тем она обнаружила возможность их уточнений, которые и были произведены в дальнейшем.

Это дает основания надеяться на то, что содержащиеся в табл. 18 данные, несмотря на их приблизительный характер, более или менее правильно отражают основные тенденции и пропорции развития денежного рынка России в годы предвоенного экономического подъема и потому отвечают задачам данного исследования.

* * *

Обратимся к их анализу. Общая сумма ценных бумаг, выпущенных в обращение в России (см. табл. 18), возросла в 1908— 1912 гг. почти на l/з. Среднегодовой ее прирост за это время (971,0 млн. руб.) более чем в полтора раза превышает среднегодовой прирост как за 1900—1907 гг. (518,5 млн. руб.), так и за 1893—1899 гг. (537,0 млн. руб.). При этом произошло резкое изменение структуры капиталовложений в российские ценные бумаги по сравнению с предшествующим периодом.

Доля облигаций государственных займов в общей сумме прироста российских ценных бумаг, достигшая в 1900— 1907 гг. 59,6%, теперь упала до 3,3%. А все государственные ценности (включая закладные листы Дворянского и свидетельства Крестьянского банков, поглотившие в 1900—1907 гг. 3/4 новых вложений), в предвоенные годы привлекли лишь 1/5 их часть. Главным объектом вложений стали ценные бумаги акционерных предприятий.

В состав российского государственного долга входили, как известно, займы перешедших в казну железных дорог. Отделив их от займов на «общие нужды», мы можем проанализировать новые вложения по их назначению (см. таб. 18.476). Государственные займы на «общие нужды», на долю которых в 1900—1907 гг. приходилось более половины всего прироста ценных бумаг, составили в 1908—1912 гг. всего 0,5% от суммы прироста. Это, казалось бы, противоречит нашим наблюдениям, сделанным выше при рассмотрении распределения ЧНП. Однако нужно принять во внимание, что займы являлись лишь одной из статей государственных доходов. В 1900—1907 гг., когда царское правительство ока-

1908-1913 1900-1908 1893-1900 1913 1908 | 0061 00

40

CO

Годы (на 1 января)

ил

40

2472' 1440! 8873 8714 6242 4802 Облигации государственных займов

Облигации государственных займов. Обязательства Дворянского и Крестьянского банков

00

04

О

04

О

¦U

L/1

NJ

2025 1165 04 NJ

О

40

Закладные листы Дворянского и свидетельства Крестьянского банков
1019 3076 1792 *—* о 00 40 оо 9879 68031 5011, Всего
-с*.

о

40

оо

04

04 1658 1249 1063 1047,

Гарантированные правительством облигации и акции железнодорожных обществ

ю

nj

NJ

04 О NJ

Ch

NJ

о

ugt;

oo

-J

Облигации займов российских городов

NJ

40

4^

4^

О

и»

40

2953 2224 1784 1225,

Закладные листы акционерных земельных банков

2354 40

О

1184! 4581 LZZZ 2937 oo

ugt;

Акции

Акции и облигации российских акционерных предприятий

і—*

nj

ю

4^

О

U)

00

-J

оо

UJ

04

NJ gt;—* 04 '-J

oo

Облигации
2476 OJ

Ui

о

1322 5059 2583 2253 40

Co

Всего
4855 4148 3759 20993' 16138 11990 8231,

Всего российских ценных бумаг

ьо —1 04 СЛ

СЛ

ugt;

ugt;

40

40

ugt;

04

oo

40

Акции иностранных предприятий, действовавших в России

2630 иgt;

04

1598 5612 2982 2618 >—i

О

NJ

О

Всего акций и облигаций, действовавших в России предприятий

5009 4182 4035 21546 16537 12355 8320

Всего российских ценных бумаг и акций иностранных предприятий, действовавших в России

Капиталовложения в российские и государственные и гарантированные правительством ценные бумаги, а также акции и облигации действовавших в России акционерных предприятий (в млн руб.)*

Таблица 18.1.

Годы (на 1 января)

Облигации государственных займов. Обязательства Дворянского и Крестьянского банков

Гарантированные правительством облигации и акции железнодорожных обществ

Облигации займов российских городов

Закладные листы акционерных земельных банков

Акции и облигации российских акционерных предприятий

Всего отечественных вложений в российские ценные бумаги

Акции иностранных предприятий, действовавших в России предприятий

1

Всего акций и облигаций, действовавших в России предприятий

Г

Всего отечественных капиталовложений

Облигации государственных займов Обязательства казенных банков Всего Акции Облигации і

Всего

1893 2712 209 2921 424 17 1225 739 43 782 5369 782 5369
1900 2917 459 3376 495 83 1784 1640 67 1707 7445 1707 7445
1908 4072 10691 5141 721 177 2224 1637 158 1795 10058 1795 10058
1913 4463 1839 6302 793 261 2953 3433 219 3653 13961 3652 13961
1913* 4463 1839 6302 793 261 2953 3605 258 3863 14172 3863 14172
1893-1900 205 250 455 71 66 559 901 24 925 2076 _ 925 2076
1900-1908 1155 610 1765 226 94 440 -3 91 88 2613 88 2613
1908-1913 391 770 1161 72 84 729 1796 61 1857 3903 1857 3903
1908-1913* 391 770 1161 72 84 729 1968 100 2068 4114 2068 4114

Таблица 18.2.

Годы (на 1 января)

Облигации государственных займов. Обязательства Дворянского и Крестьянского банков

Гарантированные правительством облигации и акции железнодорожных обществ

Облигации займов российских городов

Закладные листы акционерных земельных банков

Акции и облигации российских акционерных предприятий

Всего иностранных вложений в российские ценные бумаги

Акции иностранных предпри- ' ятий, действовавших в России

Всего акций и облигаций, действовавших в России предприятий

Всего иностранных капиталовложений

Облигации государственных займов Обязательства казенных банков Всего Акции Облигации і

Всего

1893 2090 2090 623 114 35 149 2862 89 238 2951
1900 3325 102 3427 568 4 397 149 546 4545 365 911 4910
1908 4642 96 4738 528 26 590 198 788 6080 399 1187 6479
1913 4410 186 4596 865 164 1148 259 1407 7032 553 1960 7585
1913* 4410 186 4596 865 164 976 220 1196 6821 553 1149 7374
1893—1900 1235 102 1337 -55 4 _ 283 114 397 168з 276 673 1959
1900-1908 1317 -6 1311 -40 22 193 49 242 1535 34 276 1569
1908-1913 -232 90 -142 337 138 558 61 619 952 154 773 1106
1908-1913* -232 90 -142 337 138 386 22 408 741 154 562 895

Отечественные капиталовложения в российские государственные гарантированные правительством ценные бумаги, а также в акции и облигации действовавших в России акционерных предприятий (в млн руб.)*

Иностранные капиталовложения в российские и государственные и гарантированные правительством ценные бумаги, а также в акции и облигации действовавших в России акционерных предприятий (в млн руб.)*

Капиталовложения в российские государственные и гарантированные правительством займы на «общие нужды» и железнодорожное строительство (в млн руб.).

Годы (на 1 января)

Отечественные

капиталовложения

Иностранные

капиталовложения

Все

капиталовложения

В государственные займы

Всего на ж/д строительс тво

В государственные займы

Всего на ж/д строительс тво

В государственные займы

Всего на ж/д строительс тво

На

«общие

нужды»

На ж/д строительс тво На

«общие

нужды»

На ж/д строительс тво На

«общие

нужды»

На ж/д строительс тво
1893 2583 129 553 595 1495 2118 3178 1624 2671
1900 2793 124 619 595 2730 3298 3388 2854 3917
1908 3647 425 1146 1914 2728 3256 5561 3153 4402
1913 3986 477 1270 1601 2809 3674 5587 3286 4944
1893-1900 210 -5 66 0 1235 1180 210 1230 1246
1900-1908 854 301 527 1319 -2 -42 2173 299 485
1908-1913 339 52 124 -313 81 418 26 133 542

залось вынуждено особенно часто прибегать к займам, они приносили в среднем не более 309 млн руб. в год, т.е. около 13% от общей суммы среднегодовых бюджетных поступлений (2384 млн. руб.). А в 1908—1912 гг. их доля составила чуть более 1% (31,8 млн от 2835 млн руб.)77.

К тому же почти полное прекращение в 1908—1912 гг. притока капиталов в государственные займы на «общие нужды» было в какой-то мере компенсировано увеличением вложений в бумаги казенных ипотечных банков, деятельность которых имела главной целью поддержание помещичьего землевладения и обеспечение наиболее безболезненного для существующего строя перераспределения земельной собственности.

Происходившие в стране сложные и неоднозначные по своему общественно-политическому значению аграрные преобразования нашли свое отражение и в значительном росте вложений в закладные листы акционерных земельных банков, в гораздо большей степени чем казенные банки выполнявших функции кредитования сельскохозяйственного производства. В целом ипотечные ценности принесли в 1908—1912 гг. около 1/3 прироста всей суммы ценных бумаг. А на долю акционерного предпринимательства, железнодорожного дела и городского хозяйства пришлось соответственно 51,0, 11,1 и 4,6%.

Если все вложения в российские ценные бумаги мы разделим на производительные (акционерное предпринимательство, железнодорожное дело, городское хозяйство, частный ипотечный кредит) и непроизводительные (государственные займы на «общие нужды», казенный ипотечный кредит), то увидим, что производительные вложения, увеличившись за пятилетие 1907—1912 гг. по сравнению с предшествовавшим пятилетием почти втрое, составили более 4/5 общего прироста (см. табл. 18.4).

Эти изменения в направлениях новых капиталовложений внесли заметные коррективы в структуру находившихся в обращении российских ценностей.

Доля государственных ценностей в общей сумме российских ценных бумаг, снизившись почти на 10%, теперь едва превышала половину. При этом государственные займы на «общие нужды» составляли 26,6%, казенный ипотечный кредит — 9,6%, а в целом непроизводительные вложения — 36,2% На долю производительных вложений приходилось таким образом 63,8%, которые распределялись следующим образом: акционерное предпринимательство — 24,1%, железнодорожное дело (государственные и гарантированные правительством железнодорожные займы) - 23,6%, частный ипотечный кредит — 14,1%, городское хозяйство — 2,0%.

Таблица 18.4.

Производительные и непроизводительные вложения в российские ценные бумаги (в млн. руб.)

Годы (на 1 января)

Отечественные

капиталовложения

Иностранные

капиталовложения

Все

капиталовложения

Произво

дитель

ные

Непроиз

водитель

ные

Произво

дитель

ные

Непроиз

водитель

ные

Произво

дитель

ные

Непроиз

водитель

ные

1893 2577 2792 2267 595 4844 3387
1900 4193 3252 3848 697 8041 3949
1908 5342 4716 4070 2010 9412 6726
1913 8136 5825 5245 1787 13381 7612
1913[§§] 8347 5825 5034 1787 13381 7612
1893-1900 1616 460 1581 102 3197 562
1900-1908 1149 1464 222 1313 1371 2777
1908-1913 2794 1109 1175 -223 3969 886
1908-1913* 3005 1109 964 -223 3969 886

*С внесением 15%-ной поправки, предложенной И.Ф.Гиндиным.

Отечественные вложения в российские ценности увеличились в 1908—1912 гг. на 38,8%, а при внесении поправки, предложенной Гиндиным, — даже на 40,9%. Как видим, они росли быстрее, чем общая сумма этих ценностей. Следовательно, упомянутые выше выводы о расширении в предвоенные годы емкости денежного рынка в России были справедливыми. На его долю пришлось тогда 80,4 (84,7*)% прироста находившихся в обращении российских ценных бумаг, значительно больше, чем в 1893—1898 гг. (55,2%) и в 1900—1907 гг. (63,0%). Соответственно сократилась доля заграничных денежных рынков. В итоге на 1 января 1913 г.

  1. (67,5)% российских ценностей оказались размещены в России.

5.

Как уже упоминалось накануне Первой мировой войны Министерство финансов опубликовало данные о ежегодном выпуске в России и за границей российских ценных бумаг в 1906—1912 гг., а также их прирост в России за эти годы. Сам факт, что эти данные были опубликованы в виде диаграмм, подчеркивал их приблизительный характер. К тому же данные о выпуске российских ценных бумаг, опубликованные почти одновременно в двух разных изданиях Министерства финансов «Русский денежный рынок,

  1. 1912 гг.» и «Министерство финансов, 1904—1913 гг.», - не вполне совпадают. Что же касается данных о приросте российских ценных бумаг в России, опубликованных в одном из этих изданий — «Министерство финансов, 1904—1913 гг.», — то их группировка несколько отличается от той, которая была применена при публикации данных о выпуске этих бумаг. Наконец, и данные о выпуске российских ценных бумаг, и сведения об их приросте в России не вполне согласуются с содержащимися в тех же изданиях цифрами размещения российских государственных и гарантированных правительством ценностей в России и за границей. Поэтому предпринятое мною сравнение упомянутых данных (см. табл. 19) носит сугубо ориентировочный характер.

Данные о выпуске российских ценных бумаг в 1908—1912 гг. подтверждают уже сделанное наблюдение об уменьшении значения иностранных инвестиций. Лишь займы железнодорожных обществ и городов выпускались в расчете приемущественно на заграничный рынок. Однако, как показывает сравнение данных о выпуске этих займов и их приросте в России, займы городов, размещенные за границей, имели тенденцию возвращаться в Россию, а займы железнодорожных обществ, размещенные в России, наоборот, уходить в какой-то их части за границу. Последняя тенденция была характерна и для ценных бумаг, выпускавшихся преимущественно на внутренний рынок, за исключением лишь облигаций государственных займов. В целом же за пятилетие в России было выпущено вдвое больше российских ценных бумаг, чем за рубежом. И хотя некоторая часть российских ценностей, размещенных в России, ушла за границу, это не могло поколебать главной роли внутреннего денежного рынка.

Выше речь шла о размещении российских ценностей, в том числе акций и облигаций учрежденных в России акционерных обществ. Но и в России действовали иностранные общества, либо учрежденные за границей специально для этой цели, либо основавшие здесь свои филиалы (см. табл. 18.2, стб. 12). Иначе говоря, общая сумма иностранных инвестиций была выше суммы размещенных за границей российских ценностей. И хотя разница была невелика, ее все же нельзя игнорировать, особенно при рассмотрении соотношения отечественных и иностранных капиталовложений в акционерное предпринимательство.

В целом доля заграничных денежных рынков в финансировании народного хозяйства и политического режима в России, поднявшаяся к началу XX в. до 2/5, составила на 1 января 1913 г. чуть более 1/3. Поскольку иностранные инвестиции в меньшей мере, чем отечественные, направлялись на удовлетворение различных непроизводительных потребностей, их доля среди производительных вложений (около 2/5) была выше, чем среди непроизводительных (около 1/4). Почти половина иностранных вложений в государственные и гарантированные правительством ценные бума-

1908 г. 1909 г. 1910 г. 1911 г. 1912 г.

1908-1912 гг.

Категории ценных бумаг

Выпушено

Выпушено

Выпушено

Выпущено

Выпушено

Выпушено

За границей В России Прирост в России «

V

Я

  1. Я се

6

се

СО

В России Прирост в России За границей

і

В России Прирост в России За границей В России Прирост в России За границей В России Прирост в России За границей , В России Прирост в России
Государственные фонды 200,0 131,0 175,0 70,4 119,0 153,5 15,3 175,0 200,0 489,2
Гарантированные и негарантированные акции и облигации железнодорожных обществ 138,0 18,0 27,1 99,0 70,0 9,0 78,7 40,8 36,0 63,0 15,0 13,1 178,6 26,3 47,2 557,3 170,1 132,4
Закладные листы государственных и частных земельных банков 277,5 179,6 150,0 272,0 174,8 463,0 232,2 635,0 405,9 100,0 544,7 311,4 250,0 2192,2 1303,9
Займы городов 69,1 3,2 28,4 26,6 7,0 0,1 31,5 41,8 10,2 16,6 10,9 58,6 55,1 2,1 6,3 198,9 65,0 103,6
Акции банков 1,3 9,5 9,5 4,8 17,9 17,9 32,5 61,7 61,7 21,0 93,1 93,1 4,3 167,0 167,0 63,9 349,2 349,2
Акции и облигации торгово- промышленных предприятий 46,0 137,0 132,7 40,1 82,6 72,4 62,4 106,5 88,2 155,4 226,3 221,8 114,0 157,9 136,5 417,9 710,3 651,6
Итого: 254,4 645,2 508,3 945,5 449,5 344,6 205,1 713,8 547,3 256,0 980,3 946,0 452,0 898,0 683,7 1663,0 3686,8 3029,9

Выпуск российских ценных бумаг в России за границей и их прирост в России

в 1908—1912 гг. (в млн. руб.)

ги, а также в акции и облигации действовавших в России акционерных предприятий оказалась помещена в железнодорожные ценности. 3/4 этих ценностей находилось за границей. В остальных категориях ценных бумаг с большим или меньшим перевесом преобладали отечественные капиталы.

Вложения в акционерное предпринимательство составляло около V4 всех иностранных инвестиций. Это не намного превышало долю вложений в государственные займы «на общие нужды». Тем не менее иностранные инвестиции составляли на 1 января

  1. г. примерно треть акционерного и облигационного капитала, действовавших в России акционерных предприятий.

Таким образом, если при выходе России из кризиса иностранному капиталу, судя по количественным показателям его участия в российском народном хозяйстве, принадлежала очень важная, если не ведущая роль, то во время подъема главным источником финансирования экономического развития страны и ее промышленного роста стали внутренние накопления. Вместе с тем данные, характеризующие структуру иностранных инвестиций в России, свидетельствуют, что обнаружившееся в условиях выхода народного хозяйства страны из кризиса стремление иностранного капитала к более тесному сотрудничеству и сращиванию с российским капиталом, принятию правовых и организационных форм, свойственных местному предпринимательству, оказалось устойчивым.

* * *

У нас есть возможность на основе документальных материалов, обязанных своим происхождением оформлению допуска российских ценных бумаг к котировке на Парижской бирже в 1909—

  1. гг., установить, какие российские ценности пользовались в то время спросом на французском денежном рынке. Процесс оформления такого допуска был довольно сложным. Заботу по введению на Парижскую биржу акций или облигаций иностранных компаний брал на себя обычно какой-либо французский банк или банкирский дом, чаще всего тот, который возглавлял гарантийный консорциум. Получив его представление, глава парижских биржевых маклеров обращался за разрешением к министру финансов. Тот в свою очередь запрашивал мнение министра иностранных дел, а последний обращался за консультацией к французскому послу в соответствующей стране. В результате, связанная с этим документация откладывалась как в архиве Министерства финансов, так и в архиве Министерства иностранных дел Франции. В первом из них — она образовывала многочисленные досье, посвященные отдельным предприятиям, акции или облигации которых допускались к котировке. Во втором — оказывалась сосредоточенной в одном месте, будучи систематизированной в хронологическом порядке. Сравнительное изучение этих двух документальных комплексов, один из которых хранится в настоящее время в Национальном архиве, а другой в Архиве Министерства иностранных дел Франции, позволяет восполнить некоторые имеющиеся в каждом из этих комплексов пробелы. В итоге выяснилось, что с января 1908 по июль 1914 г. на Парижскую биржу были допущены выпуски ценных бумаг шести российских промышленных обществ (Брянского, «Проводник», «Нефти», Дюмо, Тер-Акопова и Харьковского паровозостроительного завода), семи банков (Петербургского Частного, Соединенного, Русско-Азиатского, Азовско-Донского, Сибирского, Русского для торговли и промышленности и Московского Частного) и одиннадцати железнодорожных компаний (железнодорожных ветвей Волго-Бугульминской, Юго-Восточной, Северо-Восточной, Уральской, Алтайской, Рязано-Уральской, Аккерманской, Юрга-Кольчугинской, Черноморской и Се- миреченской железных дорог), а также облигации объединенного займа девяти железнодорожных обществ. Это значит, что интерес французских инвесторов к российским промышленным ценностям ограничивался узким кругом давно существовавших промышленных предприятий, в которых французский капитал был заинтересован, как правило, с конца XIX в. или самое позднее с конца 900-х годов. Выпуски их акций и облигаций в 1909—1914 гг. допускались на Парижскую биржу неоднократно. Что касается новых объектов французских инвестиций, то ими были российские банки и железнодорожные общества78.

<< | >>
Источник: Бовыкин В.И.. Финансовый капитал в России накануне Первой мировой войны. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН),2001. - 320 с.. 2001

Еще по теме Российский денежный рынок в 1909—1913 гг.:

  1. 7.4. Особенности экономического развития России в конце XIX – начале XX вв.
  2. 1.2. Особенности эволюции коммерческих банков в начале XX в.
  3. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯДеньги как инструмент. Экономические трюки
  4. СОСТОЯНИЕ ФИНАНСОВ В РОССИИ НАКАНУНЕ Октябрьской революции 1917 г.
  5. Финансовые отношения России В ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД 1921-1925 гг.
  6. РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
  7. Глава I ОБЩИЕ УСЛОВИЯ И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX вв. МЕСТО РОССИИ В МИРОВОЙ СИСТЕМЕ КАПИТАЛИЗМА
  8. Российский денежный рынок в 1909—1913 гг.
  9. Развитие крупнейших российских банков
  10. Распространение высших форм монополистических объединений
  11. НЭП ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКА
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -