<<
>>

5.7. Политика централизации финансовых ресурсов, внутренний рынок капитала и оптимизация инвестиционного бюджета

Диверсифицированные компании в среднем инвестируют на 10 % больше[60], чем специализированные и имеют более высокий финансовый рычаг.

Причем если для специализированных компаний существует положительная связь между финансовым рычагом и стоимостью компании в случае низких инвестиционных возможностей, то для диверсифицированных фирм эта связь слабее и не всегда статистически значима.

Для диверсифицированных компаний негативное влияние финансового рычага на инвестиционные решения более существенно по сегментам с высоким Q Тобина, чем по направлениям со слабыми инвестиционными возможностями. Также имеет место большее негативное влияние для неключевых сегментов, чем для ключевых.

«Вопрос о том, как отличаются решения, принимаемые в рамках иерархической структуры, от решений, принимаемых на рынке, еще в 1937 году был поднят Коузом. Он предположил, что решения внутри компании принимаются исходя, скорее, из соображений силы, нежели согласно относительным ценам»[61].

Долгое время эта гипотеза Коуза не имела эмпирической поддержки. Однако с 1978 года публичные американские компании были обязаны раскрывать информацию по продажам, прибыли и инвестициям по основным направлениям бизнеса (сегментам). Это позволило аналитикам сравнить инвестиционные решения, принятые бизнес-единицами в рамках иерархической структуры, с решениями, принятыми специализированными компаниями на внешнем рынке в той же самой отрасли, и, таким образом, выявить различия. Большинство исследований относится к концу 1990-х годов (Lamont, 1997, Shin amp;amp; Stulz, 1998).

Главный вывод исследований по инвестиционным решениям в диверсифицированных компаниях таков: качество иерархичной структуры управления инвестиционным процессом диверсифицированной группы компаний, с наличием права контроля у центра и созданием внутреннего рынка капитала, зависит от степени эффективности распределения ресурсов в компании, от выстроенных мотивационных механизмов между менеджерами по уровням управления.

Сам по себе процесс централизации денежных потоков не несет в себе негативной нагрузки на стоимость.

Право контроля у центра дает возможность:

• присваивать часть выгод от проекта;

• перераспределять ресурсы между направлениями деятельности.

Потенциально внутренний рынок капитала, концентрирующий генерируемые бизнес-направлениями денежные потоки, может наиболее эффективно перераспределить ресурсы от подразделений с текущими высокими денежными потоками, но низкими инвестиционными возможностями в направления с большими потенциалами роста с общей целью – максимизировать фундаментальную стоимость. Такие примеры имеются на рынке[62].

Более того, центр может ограничить избыточное инвестирование подразделений, имеющее место в результате случайных благоприятных внешних факторов, приведших к росту денежного потока (например, случайный всплеск цен, который может породить неоправданные инвестиции).

Есть еще одна выгода в централизации финансовых ресурсов – удешевление внешних заимствований, особенно в условиях высокой непрозрачности компаний. При централизованном финансовом управлении менеджер проекта не привлекает деньги на внешнем рынке. Для него существует «посредник», так называемый центр, который может либо на бесплатной основе, либо на условиях невысокой платности (такой механизм введен в НК «ЛУКОЙЛ» с 2004 года) предоставлять ресурсы бизнес-единицам на проекты, выгодные с точки зрения центра. В результате бизнес-единицы начинают конкурировать за ограниченные ресурсы и повышать эффективность своего функционирования. Растет и эффективность управления, так как обоснование заявки на инвестиции требует качественной работы производственных, маркетинговых, аналитических финансовых служб. Задача инвестиционного центра – выявлять победителей и проигравших.

Таким образом, существенное преимущество внутреннего рынка капитала – возможность смягчить кредитные ограничения, связанные с несовершенным рынком капитала и рационированностью. Крупная диверсифицированная компания с низкой волатильностью общего денежного потока может привлекать кредитные ресурсы гораздо эффективнее, чем небольшая, пусть даже высокоэффективная, компания.

Исследователи отмечают, что внутренний рынок капитала также стимулирует поиск новой информации, внедрение инноваций, увеличивает заинтересованность в мониторинге инвестиционных решений.

Однако внутренний рынок капитала не всегда работает эффективно. Исследование инвестиционных предпочтений по сегментам показывает, что диверсифицированные компании инвестируют относительно больше в сегменты с низким значением Q Тобина, чем их отраслевые специализированные конкуренты[63]. Исследование, акцентирующее внимание на влияние ситуационных событий на инвестиционную активность диверсифицированных компаний, показывает, что:

• существенное увеличение финансового рычага влияет на инвестиционную политику диверсифицированных компаний (Peyer, Shivdasani, 2001)[64];

• больше капитала вкладывается в те бизнес-единицы, которые генерируют больше денежного потока. Долгосрочные эффекты осуществляемых инвестиций не принимаются во внимание;

• существенное изменение инвестиционной политики следует за распадом диверсифицированных фирм (Ahn amp;amp; Denis, 2004).

К неэффективности работы внутреннего рынка капитала приводит ряд факторов: отсутствие мотивационных механизмов для менеджеров разных уровней управления, слабость корпоративного управления, непонимание влияния факторов, приводящих к неэффективности и экономия на консультационных и экспертных услугах, рост взаимозависимости проектов.

Первая проблема – низкая мотивация менеджеров низших уровней на инициацию инвестиционных предложений и их реализацию. Это связано с тем, что результаты их усилий «национализируются» центром. Как результат – недоинвестирование. В зависимости от степени контроля, которым наделяются менеджеры уровня бизнес-единиц, такие лично-оритированные тенденции можно скорректировать.

В модели Раджан/Зингалес (Rajan, Zingales, 2000)[65]показано, что из-за централизации прибыли в головной компании, бизнес-единицы не мотивированы на поиск и принятие эффективных проектов.

Их интерес – найти «защищенные» проекты, доходы от которых будет трудно перераспределить. Например, может возобладать «дальнозоркость» в выборе проектов. Если такие проекты удастся отстоять, то у центра существенно исказится информация о действительной инвестиционной привлекательности данного направления и дальнейшее перераспределение ресурсов может еще больше усугубить ситуацию. Правильная инвестиционная мотивация создается в том случае, если бизнес-единицы несущественно отличаются по стоимости, создаваемой их проектами. Разнообразие инвестиционных возможностей между подразделениями одной организации приводит к смещению направлений инвестирования и в итоге – к отходу от оптимальной программы. Результатом будет переинвестирование в целом по группе и появление кредитных ограничений со стороны внешнего рынка капитала. Исследование Раджан/Зингалес по американским компаниям на отрезке 1980 – 1993 гг. продемонстрировало превалирование отрицательных эффектов внутреннего рынка капитала на инвестиционную деятельность.

Выявлено, что перераспределение ресурсов связано не столько с инвестиционными возможностями подразделений (например, измеряемыми показателем Q Тобина), сколько с размером бизнес-направления, количеством доступных к распределению средств. Причины такого положения – отсутствие стратегии по группе компаний, наличие агентских проблем, управленческие ошибки по распределению централизованных ресурсов.

Вторая проблема внутреннего рынка капитала – повышение зависимости проектов друг от друга. Объективно независимые проекты оказываются сильно связанными из-за общего источника финансирования. Например, по американским нефтяным компаниям наблюдается эффект «взаимовлияния ликвидности» (intracompany liquidity spillovers). Так, денежные потоки большинства нефтяных компаний уменьшились из-за снижения мировых цен на нефть в 1986 году, причем компании урезали инвестиционные программы по направлениям, которые не были связаны с нефтяным бизнесом и показывали инвестиционную привлекательность. Аналогичная ситуация наблюдалась и по российским компаниям в период финансового кризиса 1998 года, при переходе на недифференцированную от сложности добычи шкалу налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ)[66]нефтяных компаний.

Из рассмотрения выгод и недостатков внутреннего рынка капитала возникает вопрос: существует ли оптимальный размер внутреннего рынка и сколько уровней управления (контроля) над проектами будет рекомендовано компании? Перед компанией возникает дилемма. С одной стороны, централизация собственных финансовых средств ослабляет кредитные ограничения, предоставляя бизнес-единицам организации больший объем ресурсов для инвестирования. С другой стороны, при большом числе проектов на рассмотрении центру достаточно сложно отобрать эффективные варианты и сформировать программу в разрезе множества направлений деятельности. Как показывают исследования, центр легко справляется с задачей отбора и мониторинга небольшого числа проектов. Большой выбор часто порождает ситуацию делегирования полномочий (два уровня: центр и бизнес-единица, или три уровня: центр, бизнес-единица, операционная единица), и как следствие – агентские конфликты и возможные искажения в инвестиционной политике.

Нивелировать влияние внутренних факторов (поведенческих, агентских), приводящих к неоптимальному инвестиционному бюджету, можно, используя следующие пять механизмов:

• построение системы компенсации, привязанной к собственности (через фондовые опционы для топ-менеджеров и передачу доли собственности) и к долгосрочным показателям эффективности, персонификация ответственности за принятие и реализацию инвестиционных проектов[67];

• мониторинг деятельности, в том числе – инвестиционных решений, крупными владельцами капитала, регулирующими органами или эффективно построенным советом директоров;

• придание новых функций совету директоров (по инвестиционному консультированию и экспертизе);

• использование финансового рычага, как дисциплинирующего инструмента для наемных менеджеров;

• структура заемного капитала, включая срочность заимствований, степень их открытости (частные, публичные, банковские), использование лизинга, гибридных инструментов финансирования, например конвертируемых займов.

Найдено успешное решение поведенческих проблем отбора проектов в условиях внутреннего рынка капитала и агентских проблем на разных уровнях управления: совету директоров (СД) делегируются новые функции. Традиционное восприятие роли СД связано с функцией контроля (мониторинга) и выстраивания взаимоотношений с наемным топ-менеджментом. Этой функции соответствует традиционно создаваемые комитеты по аудиту и вознаграждению. Вторая область делегирования, которая только внедряется по российским компаниям,– выработка (а не только утверждение, одобрение) стратегии (корпоративной и по бизнес-единицам). Для реализации этой функции создаются комитеты по развитию (стратегическому инвестированию), которые занимаются выработкой и определением инновационных и инвестиционных приоритетов, созданием положений и регламентов отбора инвестиционных проектов в программу в соответствии с зафиксированными финансовыми ограничениями. Так как консультационные услуги по разработке стратегии на инвестиционном рынке достаточно дорого стоят, то частично эти затраты могут быть сняты через привлечение независимых директоров с профессиональными знаниями в нужных областях (инвестиционно-финансовая аналитика, маркетинг).

<< | >>
Источник: Тамара Викторовна Теплова. Инвестиционные рычаги максимизации стоимости компании. Практика российских предприятийМосква - 2007. 2007

Еще по теме 5.7. Политика централизации финансовых ресурсов, внутренний рынок капитала и оптимизация инвестиционного бюджета:

  1. РЫНОК КАПИТАЛА
  2. 4.1. Особенности формирования финансовых ресурсов в условиях агропромышленной интеграции
  3. 3. Бюджетирование как механизм рациональнойорганизации финансовых ресурсов
  4. 2. 4 Рынок капитала в России: инвестиционный климат
  5. 12.2. Финансовые ресурсы и собственный капитал организации
  6. ФИНАНСОВЫЙ МЕХАНИЗМ, '              ФИНАНСОВЫЕ              РЕСУРСЫ И СОБСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ ПРЕДПРИЯТИЙ
  7. Бюджетирование как механизм рациональной организации финансовых ресурсов
  8. Пассивные операции банков. Источники формирования финансовых ресурсов банков: собственные (капитал) и привлеченные (депозитные и недепозитные)
  9. 14.4. Финансовые ресурсы и собственный капитал организаций
  10. Понятие финансовых ресурсов предприятий и их классификация
  11. Формирование собственных финансовых ресурсов
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -