О глобальном финансовом кризисе 2008-2009 годов

Я вам должен с самого начала сказать, что я – не являюсь профессиональным специалистом в области кризисов. Я думаю, таких людей, видимо, вообще не существует. Кроме того, я не отношусь и к финансовым аналитикам, которые любят писать по этому поводу.

Я не являюсь политологом, которые тоже вещают очень много, и, на мой взгляд, часто – не по делу. Я попытаюсь высказать вам свою точку зрения на этот счёт. И я с самого начала хочу сказать, что это не претендует на истину в последней инстанции. Это – всего лишь частная точка зрения. Причем, точка зрения, которая сейчас будет высказана, в некоторых моментах, а иногда – в существенных моментах, не совпадает с тем, что сейчас вы слышите из средств массовой информации, от нашего правительства и из других источников. Связано это с тем, что у меня на этот счёт есть некоторое своё представление. Если позволите, я сейчас его вам и представлю.

Начну я с общеизвестных фактов, которые уже все уши прожужжали, и о которых вы все, конечно, знаете. Началось это у нас в стране летом 2008 года (в июле – августе), а на Западе (в частности, в США) – ещё в 2007 году.

Первое, о чём пишут: всё произошло, якобы, из-за ипотеки. Из-за «проклятой ипотеки», которая спровоцировала такие бедствия, которые неизвестно, когда закончатся. «Лопнул» ипотечный «пузырь», который надувался примерно десять лет. Дальше последовало банкротство крупнейших ипотечных компаний, которые тоже у всех на слуху: Фани Мэй и Фрэди Мак. Это ипотечные структуры, которые контролировали оборот примерно 70% ипотечных бумаг Соединённых Штатов. Они «лопнули», и с этого момента все стали говорить об ипотечном кризисе.

А потом последовала целая серия последствий банкротства этих «лопнувших» структур: обвал биржевых индексов крупнейших фондовых бирж мира. Вы прекрасно знаете их названия: и Dow-Jonеs, и Nasdaq, и S&P500, и целый ряд других, на которые ориентируются, когда говорят – растёт экономика или падает.

Кроме того, осенью 2008 года целый ряд стран (а всего их порядка 30) стал последовательно, шаг за шагом девальвировать свои валюты. Это коснулось, как вы знаете, и рубля. Девальвация была разного масштаба: в Китае это, примерно, 0,5 %, в других странах – до 50% и более. Причём это коснулось не только стран «третьего мира», но и крупных, развитых стран, типа Великобритании.

Кроме того, стали говорить о так называемой «рецессии». «Рецессия» – это изменение ВВП в обратную сторону. «Процессия» – это движение вперёд, а «рецессия» – движение показателей назад. Началась рецессия с перспективой на глубокую и длительную депрессию, когда всё остановится и замрёт. И, наконец, всё это вылилось в то, что совокупный спрос мировой экономики на энергоносители резко упал из-за того, что затормозились процессы производства и всего остального. И, соответственно, вы знаете, что цена на нефть упала в 5 раза: со 140 – 150 долл. за баррель до 30 – 31 долл. за баррель. Потом немного поднялась и сейчас колеблется около 41– 42 долл. за баррель.

Это всё – внешние обстоятельства, которые у всех на слуху. И на основании этих внешних проявлений, и, чаще всего, только на основании именно этих обстоятельств, делается вывод, что мы вступили в полосу очень мощного финансово-экономического кризиса, которая, якобы, будет мощнее, чем известная депрессия 30-х годов ХХ века. И даже некоторые пугают нас с вами и, вообще, всё человечество, что последствия могут быть очень серьёзными, вплоть до развязывания мировой войны. Аргументом служит аналогия с кризисом 30-х годов ХХ века: как известно, из депрессии 1929 – 33 годов удалось выйти только через вторую мировую войну. Соответственно, и сейчас не может быть по-другому.

Теперь я сформулирую вам свой основной тезис, который в дальнейшем буду пытаться аргументировать и, соответственно, обосновывать. Этот тезис будет состоять из двух моментов. Первый момент: с моей точки зрения, это – не кризис. По понятию «кризис». Понятие «кризис» не сегодня изобретено.

Оно существует, по крайней мере, уже несколько столетий. Классики экономики и политэкономии про кризисы и про это понятие много и очень часто писали в 19-м и даже раньше – в 18-м веках. В частности, у Маркса (не знаю, читали вы или не читали?) есть, просто, фундаментальные вещи на этот счёт: что следует понимать под «кризисом», а что – не следует. И то, что сейчас происходит, с моей точки зрения, не попадает в это понятие «кризиса», экономического, финансового и любого другого. Чуть позже я попытаюсь пояснить, что я здесь имею в виду.

И второй момент, который мне хотелось бы сегодня высказать, и, соответственно, аргументировать: у нас последнее время много говорят, что «российская экономика стала частью мировой экономики», что «мы вошли в мировой рынок», что «мы вошли в мировые финансы», и, соответственно, «то, что происходит в мире – то же происходит и у нас». У меня на этот счёт немножко другая точка зрения. И я считаю: то, что происходит у них (я имею в виду в США, в Европе, в Японии), и то, что происходит у нас (имеется в виду – в России), это – «две большие разницы», как говорят в Одессе. Это – совершенно разные вещи. Существуют даже некоторые оценки на этот счёт, т.е. оценки факторов, которые повлияли на происходящее сейчас в России. По этим оценкам (которым я склонен доверять, поскольку знаю людей, сделавших их) не более 15 – 17 % того, что у нас происходит – это влияние западного, прежде всего американского «кризиса». Все остальные 85% – это наши, доморощенные деяния. И к тому, что на Западе происходит, если и имеет какое-то отношение, то только по общей терминологии. Одни и те же слова используются: у них «кризис» – у нас «кризис», у них «рецессия» – у нас «рецессия» и т.д. Общее – не более чем такая, внешняя, оболочка.

Вот это – два момента, которые мне бы хотелось сегодня с вами обсудить. И если у вас будут вопросы, то я, с удовольствием, попытаюсь на них ответить.

Итак, сначала – почему происходящее нельзя называть «кризисом» в прямом и точном смысле этого понятия.

Дело в том, что понятие «кризис» («экономический» я имею в виду, а «финансы» – неотъемлемая составная экономики; поэтому говорить о «финансовом кризисе» или «финансово-экономическом кризисе» можно, только если это подпадает под общее понятие «кризиса»), которое формировалось в 18-м, а окончательно оформилось в 19-м веке, предполагает несколько вещей. Во-первых, понятие «кризис» предполагает циклическое повторение одних и тех же фаз. Это – те самые знаменитые волны подъемов и спадов показателей экономики, которые эмпирически наблюдались практически с 17-го века. У Маркса есть целые большие разделы в «Капитале», где он последовательно и на фактах показывает, что длина вот этой волны (см. рис. 1) составляет, порядка, 11 лет. Чуть больше–чуть меньше, в разных местах, может быть, немного по-разному, но в любом случае цикличность – неотъемлемый атрибут «кризиса». Это – первый момент.

Рис. 1. Волна экономического кризиса

Второй момент. Понятие «кризис» сформировалось в силу того, что были замечены и поняты причины кризисов, которые были связаны с разной длиной циклов – потребительских и обновления средств производства. Средства производства в своём обороте имеют более длинный цикл, чем оборот предметов потребления. Первые имеют большую длину. Во времена Маркса это было, порядка, 10 – 11 лет. Сейчас цикл обновления средств производства немного уменьшился. Но всё равно от этого никуда не денешься. В то же время цикл жизни потребительских товаров – существенно короче. Короткие циклы наслаиваются на длинные, и когда их фазы начинают совпадать и совмещаться, возникает фаза «рецессии». Или – падения. Это – второй момент понятия «кризис».

И, наконец, третий момент, который, на мой взгляд, наиболее важный и существенный в понятии «кризис». Это понятие всегда предполагает наличие внутреннего механизма (я подчёркиваю – внутреннего механизма, встроенного в экономику) выхода из кризиса. Т.е. на протяжении всех столетий, когда наблюдались эти циклические падения и, соответственно, последующие подъёмы, никто специально не продумывал, и никто специально не выстраивал систему мер для того, чтобы выйти из того или иного кризиса. Даже в самые глубокие кризисы 19-го века, которые описывает тот же Маркс, когда происходило просто «крушение всей экономики», когда казалось: «Всё! Конец света!», тем не менее, и в этих случаях внутренние механизмы начинали всё вытаскивать. И, соответственно, опять начинался подъём.

А теперь смотрите: вот эти три важнейших момента, которые входят в понятие «экономического кризиса», не присутствуют, на мой взгляд, в том, что сейчас происходит. Просто, вообще! Происходящее не связано с цикличностью, поскольку это – разовое явление, которое случилось сейчас, в начале 21-го века. А в 1929 – 33 гг – было совершенно другое. Не то, что сейчас. Это – не есть какое-то закономерное, циклическое повторение. Это – «разовое явление», которое следует квалифицировать именно так. А кризис – не есть «разовое явление», это есть закономерное, циклическое повторение.

Во-вторых, то, что сейчас происходит, никак не связано с обновлением средств производства в экономике. Просто, никак не связано! Это связано совсем с другими факторами, чуть позже я буду их подробно обсуждать.

И третий момент – на мой взгляд, наиболее важный: «кризис» по понятию предполагает внутренний механизм выхода их него. А то, что сейчас происходит, совсем другое, поскольку из этой ситуации никому неизвестно, как выходить. Нет этой «внутренней пружины». И если сейчас оставить всё на самотёк, то нет никаких оснований считать, что через некоторое время всё начнёт оживать. И начнётся подъём. То, что случилось, есть некое уникальное явление, которое заведомо предполагает необходимость гигантских усилий разных стран, причём согласованных усилий, чтобы выйти из той ситуации, в которой все сейчас оказались.

Поэтому, на мой взгляд, вот эта риторика, связанная с «кризисом», она – либо из-за не очень высокой грамотности, особенно журналистов, которые об этом сейчас много пишут, или тех же политиков. Либо – это некая «ширма», которая специально выставляется людьми, которые хорошо понимают, что вопрос – совсем не в кризисе. Вопрос в чём-то другом, но об этом пока не следует сколько-нибудь широко распространяться или в это углубляться. Т.е. это – некая «ширма», которая, вместо того, чтобы вскрывать что-то, наоборот, что-то призвана скрывать. Поэтому, на мой взгляд, нет сколько-нибудь серьёзных оснований считать, что то, что сейчас происходит, следует называть «кризисом» в соответствии с культурным понятием, которое существует уже несколько веков.

И второй момент, который я продекларировал пока что безосновательно, но сейчас постараюсь сказать подробнее: то, что у них происходит, и то, что у нас происходит, это – совершенно разные вещи, вызванные совсем разными причинами. И если и связаны, то – через косвенные обстоятельства, которые не могут служить серьёзными основаниями, если люди говорят со знанием дела, что «мы вошли в мировую финансовую систему», и что «у нас всё так же, как у них». У них – плохо, и у нас – плохо.

Сначала я скажу, как я понимаю происходящее на Западе. И, прежде всего, в Соединённых Штатах. Откуда всё это взялось? Речь сначала будет, если хотите, о глубинных, исторических предпосылках того, что сейчас происходит. Вначале я должен сказать о некоторых известных вам фактах. Они, в общем, широко известны. И даже обсуждаются вскользь в современной прессе. Это, как бы, такой – первоисток нынешнего финансового «кризиса». Я имею в виду то обстоятельство, или то историческое событие, которое легло в основу очень многих разворотов в финансах, в глобализации финансов и во всём том, что связано с сегодняшними событиями. Я имею в виду событие 1944 года, это – так называемое Бреттон-Вудское соглашение.

Есть маленький городок Бреттон Вуд на восточном побережье США. В этом маленьком городке на северо-востоке Соединённых Штатов в конце 1944 года прошло международное совещание, где по приглашению госдепартамента США участвовало примерно 30 представителей европейских государств, участников антигитлеровской коалиции. Тогда Германия, Италия, Испания и другие страны, воевавшие на стороне фашистской Германии, не участвовали в этом мероприятии. Они вступили в это соглашение позже, уже после войны, опять же, в значительной мере, под давлением Соединённых Штатов. Это был уже почти что конец войны, оставалось всего несколько месяцев до Победы. Госдеп США пригласил около 30 стран. Вы знаете, наверное, кого: Великобританию, Францию, Голландию, Бельгию, Швецию, Ирландию… В общем, известный набор стран. Советский Союз не присутствовал. Они собрались и один из руководителей госдепа США, как свидетельствуют теперь и мемуары, и документы той эпохи, некоторые из которых мне в своё время удалось посмотреть и почитать, стал говорить примерно следующее: «Господа, война заканчивается, Европа вся лежит в руинах, мы готовы вам помочь, готовы предоставить кредиты, готовы дать технологии, готовы помочь консультантами, специалистами, и прочим, и прочим… Рассчитываться чем будете?» В зале сначала повис немой вопрос. Поскольку вначале было не понятно, куда «гнут» Соединённые Штаты. Я это буду на схемке показывать (см. рис.2), чтобы было понятно не только на словах, но и как это всё разворачивалось. Предположим, что это – США, а это – европейские государства (рисует и пишет): Франция, Голландия, Бельгия и т.д.

Рис. 2. Исходная ситуация перед Бреттон-Вудским соглашением

Итак, США спрашивают: «Чем рассчитываться будете?» Повис вопрос, а потом один из европейцев спрашивает: «Что Вы имеете в виду?» А американец говорит по-простому: «У вас экономика лежит в руинах. У вас, по нашим сведениям, золота нет, поскольку у нас, в США, 95% мирового запаса золота, остальные в Советском Союзе. Всё остальное – у нас, поскольку вы воевали, а мы торговали».

Соответственно, имелось в виду, что в Европу и в СССР американцы везли по ленд-лизу северными морскими караванами в огромных количествах военную технику, одежду, питание и т.д… Известно, что на фронтах 2-й мировой войны каждый второй автомобиль был американским, каждый четвёртый самолёт – американский, каждая, чуть ли не первая банка тушенки была американская. Ну, и т.д. Только Советский Союз это всё получил, подписав соглашение, по которому обязался отправить Соединённым Штатам на тех же самых кораблях в обратную сторону, порядка, 300 тыс. тонн золота. Ни много – ни мало. Ну, а в Европе – что-то американцам отправили, что-то немцы разграбили, что-то так «разошлось».

Так вот. В Европе золота нет и, соответственно, американец говорит (если немного вольно его интерпретировать): «Вы у себя внутри стран можете хоть фантиками со своим населением рассчитываться. Это ваше внутреннее дело и нас это не касается. А что касается нашей помощи, то нас ваши ничем не обеспеченные бумажки не интересуют. Чем будете рассчитываться?» Тогда был задан вопрос: «А что, собственно, Соединённые Штаты предлагают?» А Соединённые Штаты предложили очень простую вещь. Казалось бы, очень заманчивую. «Мы – говорит – вам поможем при одном условии: вы принимаете доллар США в качестве резервной валюты в своих международных расчётах». Вот, смотрите: не в качестве «внутренней валюты» этих стран, а – «резервной волюты».

А что предполагает понятие «резервная валюта»? Понятие «резервная валюта» предполагает одну очень простую вещь: внутри любого из этих государств должна действовать собственная валюта соответствующего государства, а вот в международных расчётах и, соответственно, все сальдо торговых балансов должны покрываться этой самой «резервной валютой». Иными словами, в расчетах между этими государствами должны использоваться доллары США, а также, если, например, Франция Голландии поставляет товаров на миллион долларов, а Голландия Франции – на полмиллиона, то сальдо должно покрываться за счёт резервов Голландии. И, соответственно, все эти операции (показывает и рисует. См. рис. 3) должны быть только в резервной валюте.

Рис. 3. Начало разворачивания схемы «долларизации мира»

Казалось бы, очень простая вещь! Более того, как свидетельствуют источники, Соединённые Штаты заявили, что они готовы по-честному поставлять необходимое количество долларов в Европу по мере нарастания послевоенного товарооборота и роста потребности в резервной валюте. Было заявлено, что они готовы вбрасывать в Европу столько долларов, сколько будет требоваться разворачиваемому и наращиваемому европейскому товарообороту. «Если вы подписываете это соглашение, – говорит американец, – то всё, что обещали – кредиты, техника, специалисты – всё будет предоставлено, чтобы в кратчайшие сроки восстановить разрушенную экономику Европы».

Так вот, Бреттон-Вудское соглашение этому и было посвящено. Эти европейские страны подписали данное соглашение, и с этого момента начался процесс, который получил впоследствии название «долларизация мира». Т.е. стала разворачиваться схема, сконструированная американцами, которая так и стала называться: «схема долларизации мира». Иными словами, «наводнение» долларами сначала Европы, а потом, по мере присоединения других стран, их – тоже. Там еще целый ряд дополнительных соглашений был подписан. Сначала были присоединены европейские страны, воевавшие на стороне гитлеровской Германии, а потом и из других частей мира – Япония и т.д.

Может быть, здесь есть какие-то вопросы?

Из зала – А альтернативных вариантов не предусматривали?

Берёзкин Ю.М. – Нет, американцы альтернативных вариантов не предлагали, а европейцы были, по сути дела, «поставлены на колени». У них не было возможности диктовать что-либо. Экономика, действительно, была разрушена. При этом надо иметь в виду, что в 40-е годы ХХ века всё ещё действовал «золотой стандарт». Деньги должны были быть обеспечены золотом. «Золотой стандарт», как известно, появился в Европе в конце 18-го века (это мы с вами ещё специально будем говорить, когда у нас «Финансовый менеджмент» начнётся). Даже в екатерининской России (это – конец 18-го века) уже ходили бумажные ассигнации, которые обеспечивались золотом. Если в это бремя в каких-то странах золота не было, то говорить о деньгах было нельзя. По понятию «денег». Сейчас совершенно другая ситуация, это мы специально будем обсуждать, как устроены современные деньги. Сейчас они оторваны от золота, от «золотого стандарта». Но тогда это было принципиально важно. И поскольку у них не было золота, то говорить не о чем было. А его не было по факту. Во всяком случае, в распоряжении правительств. Может быть, у частных лиц у кого-то и было. Но у соответствующих правительств не было.

Из зала – А как СССР на это реагировал?

Берёзкин Ю.М. – А это без СССР происходило, пока. У товарища Сталина были другие замыслы. Он проводил всякие политические ходы, чтобы как можно большую часть Европы подключить к социалистическому лагерю. Частично ему это удалось. Но у него был замах на существенно большую часть. Этого не случилось.

Есть ещё вопросы? (пауза) Тогда я дальше двинусь.

Ну, а дальше, как известно, с 1945-го года стал действовать «План Маршалла». Это – американский генерал, под руководством которого за 3 – 4, в некоторых случаях за 5 лет экономика Европы была полностью восстановлена. К 1950-м годам от разрушений в Европе, практически, ничего не осталось. Началось мирное «раскручивание» экономики. Начал нарастать товарооборот между европейскими странами. И по мере наращивания внутриевропейского товарооборота США вбрасывали в Европу всё больше и больше долларов. И смотрите: основной смысл этой схемы состоял в том, чтобы долларовая масса, которая была вброшена в Европу в соответствии с этим соглашением, здесь зациклилась (См. рис. 3) и стала ходить между этими государствами, не выходя за пределы этой зоны, очерченной Бреттон-Вудским и последующими соглашениями.

Так происходило примерно 15 – 17 лет. Американцы исправно наращивали этот долларовый оборот, который требовался европейцам, чтобы обеспечить международные расчёты и для покрытия сальдо торговых балансов разных стран. До тех пор, пока в середине 60-х годов тогдашний французский президент де Голль не сделал действие, которое позволило Соединённым Штатам осуществить следующий шаг в разворачивании этой схемы.

Началось с того, что де Голль усомнился, что американцы всё это делают бескорыстно. Как известно, бесплатный сыр – только в мышеловке. И де Голль, может быть, сам к этому пришёл, может быть, советники помогли. Но факт есть факт, он понял, что здесь что-то не чисто. В чём – в чём, а в альтруизме американцы никогда не были замечены. Ни при каких обстоятельствах. Это французы очень хорошо понимали. И де Голль распорядился снарядить сухогруз (корабль имеется в виду), на него погрузить несколько контейнеров с американскими долларами и отправить назад, в Соединённые Штаты. Соответственно, с сопровождающими дипломатическими бумагами, в которых было написано примерно следующее: «Мы уже не нуждаемся в вашей помощи, мы хотим расторгнуть это соглашение, которое было в своё время ошибочно подписано, теперь у нас всё нормально, и мы сами справимся». Вот, примерно, такой смысл был в сопроводительных бумагах.

Когда корабль туда приплыл, в Америке поднялся очень большой шум в финансовых кругах, в госдепартаменте и в других структурах. Госдеп США выступил с ярым протестом против действий Франции, «поскольку это нарушало – как было заявлено – все представления о международных соглашениях». И «если Франция подписала, она обязана следовать требованиям данного соглашения». «Такие демарши – мол – устраивать нельзя, поскольку, если эти доллары неконтролируемо попадут опять в США, то это может привести к расстройству экономики и финансов Соединённых Штатов». Ведь это – те же самые доллары, что и в самих США обращаются, это же – не какие-то специальные деньги, выпущенные исключительно для нужд Европы.

Вы же прекрасно понимаете, будучи банкирами и финансистами, что в экономике денежная масса должна соответствовать определенным вещам. И если она начинает не соответствовать (а эта долларовая масса никаким боком не была согласована с потребностями экономики США в деньгах, и не была предназначена для того, чтобы опять попасть в США), то расстройство экономики неизбежно.

Американцы возвратили сухогруз с долларами опять во Францию, собрали совещание участников соглашения уже в Европе и очень жёстко заявили (в несколько вольном переводе): «Господа европейцы! Так делать нельзя. Если мы на что-то соглашаемся, то нужно следовать этим соглашениям. Соответственно, мы, Соединённые штаты, вынуждены (и это ваши действия нас спровоцировали)[1] сделать дополнительные коррекции первоначальных условий Бреттон-Вудского соглашения с тем, чтобы впоследствии больше никогда ни у кого из участников соглашения не возникало желания вернуть опять в США ту или иную, более-менее существенную, сумму долларов». И они ещё раз напомнили, что «эта долларовая масса предназначена исключительно для того, чтобы служить только в качестве резервной валюты и только для обслуживания товарооборота между странами, подписавшими этот договор». И далее заявили: «Мы вынуждены построить границу между США и долларовой зоной остального мира». А к тому времени эта зона уже вышла за пределы Европы.

В данном случае речь шла о границе не из колючки, о «юридической границе», поскольку колючку через океан протянуть, как известно, нельзя. Смысл этой «юридической границы» состоял в нескольких моментах. На территории Голландии они предложили построить крупный банковский центр. И он действительно был построен в 70-х годах недалеко от Амстердама. Насколько я знаю, его территория сопоставима с территорией старой части Иркутска, застроенной одними небоскрёбами. И сейчас он реально действует. На схеме (рис. 4) это можно представить так: это такая «дырочка», или «канал» в этой границе, предназначенный для того, чтобы через него могли бы ходить доллары туда-сюда.

Рис. 4. Замыкание схемы «долларизации мира»

Но строго подконтрольно, в соответствии с определёнными лимитами, т.е. пределами, заранее оговоренными и соответствующими заключённым договорам между компаниями-резидентами США и компаниями-резидентами долларовой зоны. Равно как между правительствами США и правительствами стран долларовой зоны. Товарооборот между ними, разумеется, должен быть. Он тоже должен быть в долларах, и, соответственно, доллары из Штатов в зону и наоборот должны проходить только через данный «канал». А фактически – через регистрацию в этом банковском центре, где вместе должны сидеть американские и европейские специалисты и каждый раз всё подсчитывать, сколько долларов в год должно ходить туда-сюда. Любые другие попытки перевезти через «юридическую границу» должны жестко блокироваться. Блокироваться самыми разными способами, в т.ч. силовыми. Таможня, ФБР, пограничники и другие структуры должны всячески препятствовать любым попыткам переброса долларов на территорию США, не санкционированным данным банковским центром.

А что это означало, по логике вещей? Это означало, что вброшенная в зону долларовая масса замкнулась сама на себя, а её движение – зациклилось. «Мышеловка» захлопнулась. И после этого стал невозможен (без санкции специально созданного органа) возврат долларовой массы в США.

Это касалось даже простых ситуаций. Я могу вам рассказать на этот счёт свою житейскую ситуацию в качестве примера. У меня предыдущая жена (она сейчас в Штатах живёт) в 90-х годах здесь, в Иркутске, в течение, примерно, 10 лет имела бизнес с американскими компаниями. Она получала бюджетные деньги (из городского и областного бюджетов) по договорам с администрациями Иркутска и Иркутской области, и на эти деньги привозила сюда, в Иркутск, медицинское оборудование.

В Иркутске до сих пор целый ряд клиник оснащен американским оборудованием: клиника ветеранов, кардиологическая клиника, онкологическая больница и ещё ряд, вплоть до ритуального зала (морга), что расположен рядом с остановкой транспорта «8-я Советская». Все они теперь оснащены американским медицинским оборудованием.

Так вот, бюджетные деньги конвертировались в валюту, и она была обязана все свои договоры регистрировать в данном банковском центре. В противном случае, эти доллары не могли туда попасть, в принципе. Даже такие, не очень крупные суммы. Это же – не какие-то миллиарды были. Так, «мелочь», по сути дела. И, тем не менее, факт есть факт.

Может быть, вопросу появились?

Из зала – А этот центр и сейчас существует?

Берёзкин Ю.М. – Конечно, существует. Он до сих пор действует. Более того, штаб-квартиру НАТО разместили здесь же, поблизости. И на этот счёт никаких иллюзий не должно быть. В Амстердаме – банковский центр, а «наискосок, через дорогу», в Брюсселе – расквартированы американские войска. Чтобы, в случае чего, – даже не надо было через океан лететь: если кто-то «дёрнется», сразу поставить на место. И никто никаких иллюзий не имеет относительно того, зачем штаб-квартира НАТО расположена в Брюсселе? Дружба – дружбой, а это вещь – серьёзная. Поскольку речь идёт о деньгах, которые не просто – большие. По некоторым оценкам, сейчас в долларовой зоне крутится, примерно, в 6 раз больше, чем годовой ВВП США. Вы знаете, какой годовой ВВП в Штатах? Примерно 12 трлн. долларов. Для сравнения, в России ВВП равен 1 трлн. долларов. Т.е. в 12 раз больше российского. А там, в долларовой зоне речь идет примерно о 70 трлн. долларов. Т.е. если они, эти 70 триллионов, сюда, в Штаты, попадают (или хотя бы небольшая часть из этих 70), то Америка сразу разрушается и превращается в «банановую республику». Экономика, просто, сразу вся лопнет. Поэтому этого, ни при каких обстоятельствах, не должно случиться. Просто – ни при каких обстоятельствах!

Ещё есть вопросы? Тогда я двигаюсь дальше.

Когда все эти вопросы были оформлены соответствующими договорами (а это уже был 1971 год), США уже по собственной инициативе объявили, что они отменяют «золотой стандарт». Т.е если раньше доллары, которые в зону вбрасывались, были обеспечены золотом (и это было специально оговорено в Бреттон-Вудском соглашении: 1 тройская унция золота приравнивалась к 1 доллару), то теперь это всё отменялось и вводились так называемые «плавающие» курсы.

Для сравнения, знаете, сколько сейчас золото стоит? На сколько доллар обесценился с тех пор? 1тройская унция золота сейчас стоит $900. Ещё недавно цена золота составляла 250, а теперь 900. А первоначально, в 1944 году, равнялась одному доллару.

В 1971 году отменяется «золотой стандарт». Отменяется фиксированный курс доллара в золотой привязке, и вводятся «плавающие» курсы разных валют. С этого момента начались эти непрерывные измерения, биржевые котировки валют и всё остальное. Но самое главное, что с этого момента началось, это то, что политики и журналисты называют «рейганомикой», поскольку тогда президентом был Рейган. Американцы объявили, что они уже просто так не будут вбрасывать долларовую массу в зону хождения доллара в качестве резервной валюты, как они делали раньше. Было заявлено: «Те доллары, которые уже имеются в резервах разных стран, это – деньги! Это – не фантики! И все это должны понимать. И, следовательно, у кого, сколько накопилось резервной валюты (в разных странах – разное количество), будьте добры, за них рассчитаться». Рассчитаться чем? Товарами, разумеется.

А что это означает? На мой взгляд, собственно, ради этого всё и затевалось. Поскольку современные «бумажные» деньги (в отличие о металлических, золотых) не несут на себе своё собственное материальное обеспечение (как вы, наверное, знаете), возникает колоссальная диспропорция в обмене бумажных денег на реальные товары. Эквивалентным обменом там уже даже не пахнет. Бумажка – есть бумажка. Современная 100-я долларовая купюра обходится Соединенным Штатам примерно в 2 цента. Т.е в 5000 раз дешевле того номинала, который обозначен на этой купюре. В 5000 раз! Это – если «бумажные». А когда появились в 1980-х годах «электронные» деньги, там вообще трудно сосчитать, во что стала обходиться эмиссия денег. Эта стоимость стремится к бесконечно малым величинам. А это в практическом плане означает, что если у разных стран накоплено в качестве резервов миллиарды долларов, то отныне они обязаны были поставлять в Штаты товаров стоимостью, равной номинальным объёмам своих резервных фондов. Спрашивается, что за товары? Это те товары, которые соответствующая страна делает лучше других. Из Великобритании – Роллс-Ройсы, виски и другие, производимые англичанами и шотландцами; из Франции – вино, духи, моды и всё то, что у французов лучше; из Германии – мерседесы, бытовую технику и другие немецкие товары. И т.д., и т.п. (см. рис 5).

Рис. 5. «Кормление» США остальным миром

Вот с этого момента Соединенные Штаты стали «жиреть» и «пухнуть», как на дрожжах. Стало огромными темпами расти богатство, как у самих Соединённых Штатов, так и у американских граждан. По одной простой причине: туда (в мир) поставлялись ничего не стоящие «бумажки», а оттуда – полноценные товары на суммы, минимум, в 5 тысяч раз дороже «бумажек». Вот представьте ситуацию. Пример, конечно, немного утрированный, но очень жёсткий. Если, предположим, что среднего класса мерседес стоит 50 тысяч долларов, то Америке он обходится по цене гамбургера. За десятку. Понимаете, что это означает? То же самое и по нефти, и по металлам, и по всем остальным вещам.

Есть оценки, которые совсем недавно опубликованы. Вы сами можете залезть в Интернет, написать в поисковой системе «финансовый кризис» и оттуда много вывалится, в т.ч., например, такие оценки: если взять годовой мировой валовой продукт и всю эмитированную денежную массу, которая «крутится» между разными странами, то второе будет больше первого, не много – не мало, на 30000 %. Представляете? Это, вообще-то, трудно себе даже представить.

И ещё есть такие оценки. Они много раз в разных местах повторяются. После того, как данная схема окончательно замкнулась, Соединённые Штаты стали давать миру примерно 20% всего мирового производства, а потреблять при этом, примерно, 40% того, что в мире производится. Потребляют в 2 раза больше, чем производят. И это – в силу того, что они вынудили другие страны их «кормить», фактически, бесплатно. Обыкновенное «кормление» бесплатно! Только в силу действия целого ряда международных соглашений и разворачивающихся схематизмов, в которые они загнали полмира, и, соответственно, целый ряд государств теперь, хочешь – не хочешь, вынуждены и обязаны это делать. Дёргаться – нельзя! Выйти из этого соглашения – нельзя!

Когда это всё стало разворачиваться в 70 – 80-х годах, и стало окончательно ясно, в какую «мышеловку» все попали, в Европе созрел план. И вы его, конечно, знаете. Это – план введения европейской валюты «евро». Идея состояла в том, чтобы объединить какое-то количество европейских государств (сейчас их, по-моему, 15) и от имени этого нового Европейского союза выпустить в обращение валюту «евро», которая бы заместила доллар в европейских расчётах и резервах. А со временем вытеснила бы его из Европы совсем.

Ну, сам замысел этот появился впервые еще лет 40 назад. Сначала об этом не впрямую говорилось, а только о клиринговых зачётах между европейскими государствами. Были программы так называемого «Клиринга 1», потом – «Клиринга 2». Потом они ввели «экю». Это была такая, временная, условная денежная единица, в которой они считали параллельно с расчётами в долларах. И, соответственно, учились считать в будущих собственных денежных единицах. А в конце 20-го – начале 21-го века (запущена была, по-моему, с 1999 года) началась, собственно, «Программа евро». И она уже, как известно, с переменным успехом 10 лет разворачивается. Смысл «Программы евро» состоял в том, чтобы заместить долларовый оборот оборотом евро, а доллары постепенно вытеснить из Европы. Вытеснить настолько, насколько это удастся. В начале, как вы знаете, евро вводилось по курсу один к одному с долларом. Постепенно, за счёт определённых действий, согласованных между европейцами, они стали наращивать плавающий курс евро по отношению к доллару, и за счёт роста курса евро стали вытеснять долларовую массу. И эта долларовая масса «нависла» над Соединёнными Штатами.

Здесь надо сделать оговорку. Вы не должны это понимать так, что европейцы уже вытеснили доллар из Европы. Им удалось пока маленькую долю вытеснить. Примерно, четверть резервной долларовой массы удалось заместить евро. А американцы всячески пытаются тормозить и мешать введению евро. Вплоть до развязывания разных локальных войн. Есть целый ряд специалистов, которым я склонен доверять, поскольку их знаю и знаю их аналитические и методологические способности. Так вот, они утверждают, что есть основания утверждать, что недавняя война в центре Европы в Югославии, приведшая к расчленению Югославии на ряд мелких государств, это – прямая агрессия Соединенных Штатов против введения евро. Югославы, в целом, и сербы с албанцами, в частности, американцам и «нафик» не были нужны, извините за такой жаргон. Не югославы, так другие бы оказались на их месте. Но американцам важно было развернуть некие активные военные действия, чтобы войска НАТО в этом были задействованы. А поскольку войска НАТО финансируются, в основном, американцами в долларах, то «Программа евро» временно отодвигалась.

Перерыв будем делать?

Из зала – Давайте продолжим.

Берёзкин Ю.М. – Хорошо, вопросы есть?

Из зала – Вопрос касается вот той цепочки товаров, с машинами за 10 долларов для США и т.д. Если для США автомобили и другие товары обходятся в 5 тысяч раз дешевле их реальной цены, то это же не значит, что сами американцы покупают эти товары по столь низкой цене? Видимо, государство США выступает неким «буфером» между своими гражданами и поставщиками товаров?

Берёзкин Ю.М. – Безусловно.

Из зала – Достаются гражданам Америки эти машины…

Берёзкин Ю.М. – …не по цене бутерброда.

Из зала – Да, не по цене бутерброда. А, следовательно, у них (у государства) возникает некая масса богатства. Куда это богатство идёт? Видимо, на социальные программы…

Из зала – На войну, прежде всего.

Берёзкин Ю.М. – Во-первых, это дармовое богатство идёт на военные нужды, во-вторых, на социальные программы тоже. Но там тоже свои хитрости есть.

Например, мне знающие люди, пожившие там, рассказывали такие вещи. Если американец зарабатывает, предположим, 2 тыс. долларов в месяц, то ему дают зарплату в размере 4 тысяч долларов, а то и 5 тысяч, заведомо понимая, что он их не заработал. Но при этом в 1970-е годы была развёрнута очень жесткая социально-психологическая обработка населения. Если не вдаваться в саму социальную психологию, то были развернуты программы, грубо говоря, «выстругивания» американцев, как таких «буратино», жёстко ориентированных на совершенно определённые стандарты потребления. И это стали воспитывать с детства, на всех уровнях, включая вузы. С тех пор в американских университетах главный предмет знаете, какой? Политкорректность. Не профессиональные предметы, а политкорректность, где тебя, буквально, муштруют, чтобы ты вёл себя строго в соответствии с занимаемым положением в обществе, в соответствии с теми ступеньками в социальной иерархии, которые ты занимаешь на протяжении всей жизни. Грубо говоря, если ты просто менеджер, то у тебя должен быть маленький дом и рядом стоять «форд». Если ты занял более высокую социальную позицию, то у тебя должен быть двухэтажный дом совсем в другом районе и рядом стоять «мерседес». А если ты стал топ-менеждером компании, то там, просто, другой уровень потребления. Там совсем другие и зарплаты, и всё остальное. На порядок. Соответственно, вот эти деньги (и блага), которые Соединённым Штатам «задарма» достаются, они идут на это.

Но это – даже не самое главное. Самое главное состоит в том, что львиная доля тех денег, которые Соединённые Штаты стали аккумулировать за счет долларизации мира, была пущена на «раскручивание» финансового рынка. Не знаю, понимаете ли вы, для чего был придуман известный теперь всем непрерывный рост биржевых индексов? Он не всегда существовал. Он был придуман именно тогда, в начале 70-х годов, а главным образом, развился в 80-х – 90-х годах. Он был придуман и реализован на всех биржевых площадках мира, чтобы оттягивать на себя вот эту пустую долларовую массу. Если индексы всё время растут, то всё больше и больше долларов завязывается в акциях, в других бумагах, которые постоянно котируются и растут в цене. Поскольку они номинированы в долларах, следовательно, должна быть долларовая масса, которая их связывает. И надувание финансового «пузыря» связано именно с этим.

Ну, и примеры. Это особенно было заметно в высокотехнологичных бизнесах, в IT- технологиях («Силиконовая долина» в Калифорнии и иже с ней, где в своё время всё это разворачивалось в первую очередь). Есть специальный показатель, определяющий степень капитализации компаний: отношение курсовой стоимости акций компании к объему годовой прибыли. Обычное значение этого показателя для средней, не «hi-tech`овской» экономики США равно 12 – 15. Это значит, что за счёт прибыли стоимость пакета акций может быть «отбита» в течение 12 – 15 лет. В «hi-tech`е» это отношение сейчас знаете, какое? 1500 раз! В полторы тысячи раз стоимость акций больше той прибыли, которую получают эти компании. Это такой «пузырь», который всё больше и больше раздувается, чтобы на себя оттягивать всё больше и больше пустой долларовой массы.

Не знаю, ответил ли я на Ваш вопрос?

Из зала – Да. У меня ещё один вопрос. Когда за полученные доллары европейские страны платят товарами, что с долларами происходит? Их количество уменьшается?

Берёзкин Ю.М. – Почему же? Они становятся собственностью, допустим, Голландии. Если я у Вас взял деньги, а Вам дал товар, то полученные мной деньги становятся своеобразным залогом для получения в будущем другого товара от меня или кого-то другого. Вы можете деньги предъявить и получить эквивалентную величину товара. Но – теперь (после замыкания схемы) товар в обмен на доллары Вы можете получить только внутри долларовой зоны. Американцы, получив за них товары, не собираются (и не собирались изначально) их (деньги) выкупать обратно. До этого деньги были собственностью США (хоть и находились в Ваших руках). А теперь эта денежная масса переходит в Вашу собственность: Вы теперь можете делать с ней, что хотите. Только вот вопрос: а что с ней делать, если американцам вернуть этот псевдозалог нельзя? И получается, что Вы теперь дали американцам бессрочный и беспроцентный товарный кредит.

А Китай не вошел в это долларовое соглашение. И он действует совсем по-другому. Если США даёт 20% ВВП мира, то Китай даёт уже 40% мирового производства. И они продают свою продукцию во всём мире (и главным образом в США) за доллары. У них долларовый фонд уже составляет 4 трлн. долларов. Это – треть ВВП Соединённых Штатов. Китайцы предпочитают держать эти доллары в государственных бумагах Соединённых Штатов. Они каждый день покупают эти краткосрочные американские государственные боны, потом гасят и снова покупают. И говорят так: если хотя бы один день Китай не купит американские гособлигации, то Америке станет просто тошно жить.

Из зала – А потребление у Китая какое?

Берёзкин Ю.М. – Что-то, порядка, 8 или 10% от мирового. 4 триллиона – это такая «дубина» в руках Китая, которой они «размахивают» над Штатами и говорят: «Если что, то вам мало не покажется». И это – очень серьёзно. Америка это хорошо понимает.

Из зала – Получается, что США сейчас живёт за счёт ограбления других народов. Да?

Берёзкин Ю.М. – Согласен.

Из зала – Так же и Рим когда-то жил за счёт ограбления других. Но это же всегда заканчивалось катастрофой?

Берёзкин Ю.М. – И эта «катастрофа» настала. Вот то, что сейчас происходит… Я, к чему веду? Вы немножечко опоздали и не слышали, как я с самого начала сказал: «Это – не кризис!» Это – начало «спускания паров» из этого раздутого «мыльного пузыря». Поскольку американцы поняли, что если эта долларовая масса бесконтрольно обвалится на них, то Штатам мало не покажется. Поэтому лучше до этого не доводить, остановить всё, заблокировать все банковские операции… Что они, собственно говоря, и сделали осенью прошлого года. Ведь вы поймите, ипотечный кризис, который разразился в США, не мог повлиять на то, что сейчас происходит. Чтобы вы понимали: ипотека составляет всего 1,5% от ВВП США. Полтора процента не могут заблокировать экономику. Такую гигантскую. Если брать весь жилищно-строительный комплекс США, то там ипотека составляет 70%. Обычно, эти «70%» и фигурируют у журналистов. Они пишут: «Ипотека – 70% экономики США, вот они всё и развалили». Это – чистая ложь. 70% – это от объема жилищного строительства. Ну, строят там, в основном, за счёт ипотеки. А сама ипотека – «ноль без палочки». Это не есть причина происходящего. Это – всего лишь такая отдушина и своеобразная ширма. А вообще-то, надо было «спускать пузырь» хай-тековский, который стал уже, просто, невероятно раздутым. Нужно «спускать» вот те «30000%», о которых я говорил чуть раньше. «30000%» в фиктивных, по сути, бумажках, которые номинированы в долларах. Речь не только о самих пустых, ничем не обеспеченных долларах, но и о львиной доле финансовых активов – акциях, облигациях и т.д., которые тоже уже давно не имеют соответствующего материального обеспечения. Они «выросли» за счёт биржевой «раскрутки» и непрерывного многолетнего роста всех этих индексов. Они больше десяти лет из года в год росли. Чуть опустятся и опять растут, чуть опустятся и опять растут. Их постоянно гонят вверх спекулятивные операции. Этот «пузырь» рано или поздно сам бы лопнул. Но он бы мог лопнуть в ущерб его создателям. Он сознательно и специально «надувался». А сейчас его хотят специально «сдуть», но таким, контролируемым способом. И еще раз повторяю: ни к экономическому, ни к финансовому кризису это никаким боком не может быть отнесено. Это – особое уникальное явление, которое специально разыгрывалось, начиная с 1944 года. Всё это назревало 65 лет.

Оно бы и само лопнуло, лет через пять – шесть. И симптомы уже давно проглядывались. Например, в 1999 году произошел такой казус, который, собственно говоря, заставил или подтолкнул тех, кто придумал и контролировал всё это… Я не знаю, как их назвать, скажем, «менеджеров» этой схемы. В кавычках, конечно. Некоторые говорят, что это – владельцы Федеральной Резервной Системы США. 20 коммерческих банков являются владельцами ФРС. Ну, и соответственно – собственники этих банков. Может быть, они. Может быть, кто-то ещё. Этого я не знаю. Но вернёмся к казусу 1999 года.

Дело в том, что Россия присоединилась в начале 1990-х годов к этому соглашению и вошла в число стран долларовой зоны мира. В 1992 году американцы развернули на свои деньги и по своему проекту то, что сейчас называется «Московской межбанковской валютной биржей». Американцы очень гордятся этим своим «детищем». Говорят, что это – одна из самых совершенных в техническом отношении валютных бирж мира. И я думаю, что там вся информация прямиком идёт на американский спутник. Но я не об этом хотел сказать. Это к слову пришлось.

В 1999 году произошло событие, которое заставило американцев начать продумывать дальнейшие шаги по нейтрализации возможных последствий «надувания» этого «пузыря». Дело в том, что в 1999 году из России в обход «границы» и в обход вот этого «шлюза», который специально и очень долго обустраивался, чтобы лишние доллары в США не попадали (показывает на рис.5), прошло, ни много – ни мало, 4 млрд. долларов. Прошли эти доллары через Bank of New-York. Это была очень шумная вещь. Об этом писали все агентства мира, что из России в Штаты, не жданно – не гадано, по электронным каналам прошли 4 миллиарда долларов, благодаря хакерским схемам…

Я слышал, как рассказывали знакомые методологи, которые работают время от времени в экспертных советах при министерстве финансов и при минэкономразвития, что по данным наших спецслужб (ну, а там, в министерстве это всё муссируется) из за этой выходки российских хакеров «слетело» в США столько голов! С финансовых постов. Просто – не меряно. Они грубо, но точно говорят: «волосы повыпадывали из всех мест у очень многих больших начальников».

(Смех в зале).

Берёзкин Ю.М. – Вообще, это было, просто, – жуть и страх! Это было страшнее, чем взрыв двух башен в Нью-Йорке, поскольку там всего 3000 человек легло под обломками башен, а здесь опасность – гораздо большая! Если незамечено прошло по электронным сетям 4 млрд. долларов, то где гарантия, что не сможет пройти 40 или 400 миллиардов? Или 4 триллиона? А если это пройдёт, то это будет просто катастрофа для Соединённых Штатов. И я думаю, что с 1999 года эта нынешняя ситуация уже специально планировалась. И это – есть плановая вещь. А не какой-то «кризис», который взял и, не с того – не с сего, разразился.

Может быть, ещё какие-то вопросы появились?

Из зала – Если это – плановая вещь, то можно прогнозировать дальнейшую ситуацию…

Берёзкин Ю.М. – Про «дальнейшую» я намерен дальше говорить. Я пока ещё и половины не сказал.

Из зала – Как так получается, что Америка оказывается всё время на 10 шагов впереди всего мира? Почему другие не могут прогнозировать развитие ситуации? За счёт всего мира живёт, а другие даже следующий шаг не могут предугадать…

Берёзкин Ю.М. – Знаете, уважаемые коллеги…

(говорят одновременно)

Из зала – Там же 90 % всех учёных – со всего мира собраны, в т.ч. из Советского Союза. И они что, ничего не могут сделать?…

Берёзкин Ю.М. – Ну, конечно. «Учёные» – это программисты, в основном. Это – дорогостоящая рабочая сила, стянутая со всего мира. Это – «умные мозги» и они делают работу по определённым заданиям за большие деньги. Например, платят вам 10 тысяч долларов в месяц, и вы обязаны по 12 часов сидеть у экрана компьютера и выполнять совершенно конкретное задание. Никакими другими делами ты не можешь заниматься. Это – узко направленная, такая, вещь.

А что касается Вашего вопроса в принципе, то я бы так ответил. Я в 2001 году защитил докторскую диссертацию примерно вот по этой тематике. Смысл темы можно назвать так: «Схемная организация экономики и финансов». В ХХ веке весь мир вступил в фазу или в полосу такую, которая будет теперь довольно долго длиться, и которая основывается на том, что все наиболее передовые и прорывные вещи делаются не за счёт того, что какие-то «программы развития» разрабатываются или «инвестиционные проекты» какие-то. Это всё теперь – частное и второстепенное. А самые прорывные вещи организуются за счёт разработки финансовых, или шире – методологических схем. Продумывается какая-нибудь схема организации разных людей, разных компаний и даже целых государств (не уведомляя никого об этом). И если тебя «втащили» в схему (а способы могут быть самые разные, в т.ч. такие, что ты, как бы, сам что-то начинаешь делать, не подозревая, что тебя уже используют), то вырваться из схемы тебе уже не светит.

Вот вы все в банках работаете. Все современные банки работают по определенным схемам. Вы из этих схем вырваться не можете. Кто-то ту или иную схему первый придумал, потом её легализовали. Это всё вошло в систему документов, в учебники. Вас по этим учебникам научили, поставили на определенные должности. Вы теперь должны в этом двигаться. И выскочить из этого уже не можете. Это – такой вот «капкан».

И данная схема, о которой я говорю, – такой же «капкан». Если ты её простраиваешь и втягиваешь в неё 4 десятка государств, то что происходит дальше? Дальше каждое твоё действие предопределяется самой схемой, а схема всё время разворачивается. И ты каждый раз оказываешься на шаг впереди.

На этом принципе опережения построены все схемы. Все схемы ухода от налогов – всё то же самое. Все схемы разворачивания финансово-промышленных групп – всё то же самое. Все эти «вертикально интегрированные структуры» – всё то же самое. Существует масса схем. Одни уже отработали свой ресурс, другие, наоборот, только что «раскручиваются». Я могу вам дать электронный вариант своей книги, там, наверное, сто схем описано. Или – около того. Вы можете почитать сами.

Если схема начинает «раскручиваться», и вы в неё попали, вам «не светит» из неё вырваться. Вырваться можно только за счёт построения более мощной схемы. Некоторые утверждают такую принципиальную вещь: если раньше воевали танками, то сейчас уже давно идёт война схем. И побеждают те (люди и государства), у кого схемы – более мощные. Поскольку схему «задавить» можно только другой, более мощной схемой.

А большинство людей этого, просто, вообще, не видят. И даже не догадываются об этом. Ощущают лишь последствия реализации тех или иных схем, когда всё уже кончилось. Схемы сидят на людях и людьми движут. А иногда – и целыми государствами. Схему можно вычислить. Но если ты её вычислишь, особого толку не будет. Ну, будешь знать следующий шаг её развёртывания и как-то, может быть, даже сможешь подготовиться к нему. Не более того. Ну, как украинцы говорят: «понятно, что украинская ночь темна, но сало нужно перепрятать». Да?

(Смех в зале)

Берёзкин Ю.М. – Если ты вычислишь какую-то схему, то своё «сало», может быть, и перепрячешь. Но не более того. Схема от этого не перестанет разворачиваться, поскольку схемы даже юриспруденция не видит. И это – вещь очень жёсткая и серьёзная. На этот вопрос так просто, тем более коротко, не ответишь.

Из зала – Но ведь Китай противостоит Штатам, и представляет для них угрозу…

Берёзкин Ю.М. – Да. В Китае – свои схемы. И тоже – очень мощные. Например, они там уже дано разворачивают схему «валютного дракона». И тем, кто в неё попадает, тоже мало не кажется. Но это всё – для отдельного разговора.

Из зала – Так случилось, что в результате военных действий Европа попала в эту ситуацию, а Китай – нет, он остался в стороне. А если бы и он там оказался?

Берёзкин Ю.М. – Видите ли, история не терпит сослагательного наклонения. Случилось так! Как бы оно могло случиться по-другому? – никто не знает. Это – по факту. Американцы просто воспользовались той ситуацией, когда другие за счёт войны ослабели, а они, наоборот, обогатились. Во всех смыслах – обогатились. Стянули к себе все «мозги». Стянули всё золото. Не пострадали, абсолютно. Ну, и т.д. А Европа, наоборот, была унижена, размазана, разгромлена. Европа вынуждена была пойти на определённые шаги.

Из зала – А когда отменяли «золотой стандарт», Европа же не была уже унижена?

Берёзкин Ю.М. – Это же американцы отменяли «золотой стандарт» своего доллара. Это же – американская валюта. Вот Вы представьте себе: я – представитель Соединённых Штатов, а Вы – представитель Франции. Я говорю: «Вот – мой доллар. Сегодня он привязан к тройской унции золота, а с завтрашнего дня не будет привязан к золоту». Что Вы мне можете возразить?

Из зала – Это же было в соглашении.

Берёзкин Ю.М. – В соглашении подписано только одно: «Мы, Франция, обязуемся использовать доллар США в качестве резервной валюты». И дальше – пояснение, что такое «резервная валюта». Внутри Франции доллары не ходят. А вот на международной арене Франция подписалась, во-первых, всё считать в долларах, а во-вторых, покрывать все разрывы в торговом балансе долларами из накопленных резервов. И всё! Больше они ни на что не подписывались. И Франция не может диктовать американцам, обеспечивать золотом их валюту или не обеспечивать.

Но есть и другая причина. Дело в том, что золота сейчас в мире очень мало. Очень мало! Не знаю, знаете ли вы или не знаете? Есть такой подсчёт. Представьте себе куб, у которого все стороны – по 12 метров. И этот куб – из чистого золота. Так вот: это – всё то золото, которое добыто всем человечеством за всю историю, и которое существует сейчас в мире в разной форме, начиная от слитков и кончая ювелирными изделиями. Больше золота в мире нет. А внутренний валовой продукт мира просто многократно превышает объем существующего золота. Золото сейчас уже в принципе не может быть ничему обеспечителем. Это сейчас – очень маленькая часть ликвидного товара. И не более того. Это теперь ликвидный товар, который иногда некоторым (далеко не всем) можно использовать, чтобы, например, «перепрятать сало».

Из зала – А почему нельзя привести весь мировой валовой продукт к стоимости существующего золота? Взять, и дисконтировать всё…

(Смех в зале)

Берёзкин Ю.М. – Ну, во-первых, «дисконтирование» – это немного из другой оперы. Это мы с вами еще будем проходить, когда начнём разбирать «Финансовый менеджмент». А во-вторых, Вы же, что предлагаете? Представьте себе, что у Вас будет золотая монета величиной с нынешний гривенник, которая будет стоить, как вот это здание, в котором мы сейчас находимся. И что Вы с ней будете делать?

Из зала – Да, тяжелый случай будет.

(Смех в зале)

Берёзкин Ю.М. – Ну, Вы же про это говорите: расчленить 123=1728 кубометров наличного золота на маленькие кусочки и привязать их к тому, что сейчас в мире производится. Будет вот такая конструкция: одна монета станет просто неподъёмной. Имеешь одну монету – уже олигарх. И что?

(Смех в зале)

Таких «олигархов» тоже будет – раз-два и обчёлся.

Из зала – А вот такой вопрос: Европа же ещё тогда, в конце войны могла не соглашаться на предложение американцев. Ведь у них была альтернатива …

Берёзкин Ю.М. – Была. И могли не соглашаться. Но альтернатива была только одна: пойти «под Советский Союз».

Из зала – А зачем обязательно «под кого-то ходить»?

Берёзкин Ю.М. – Да нет. Тут надо понимать тогдашнюю политическую ситуацию. Советский Союз тогда был не «курочкой» какой-то, которая сидела сбоку и за всем тихо наблюдала. Это был агрессивный «ястреб», который зорко следил, где бы чего ещё прихватить. Вся экономика, точнее – Народное хозяйство СССР работало на советскую военную машину. 75% ВВП Советского Союза – это была военная продукция.

Из зала – Т.е. альтернатива для Европы – применение силы?

Берёзкин Ю.М. – Либо сила с Запада, либо – с Востока.

Из зала – С Запада – финансовая сила шла, а с Востока – военная.

Берёзкин Ю.М. – Да. И они предпочли финансовую.

Из зала – У СССР была 5-ти миллионная сила, натасканная, обученная, прошедшая все бои и вооружённая по последнему слову техники.

Берёзкин Ю.М. – Да, да. И Вы поймите, американцы же ничем не угрожали. Они же выглядели, как такие, кроткие «ангелочки»: «Мы вам готовы искренне помочь». И в течение десятилетий «искренне» везли в Европу контейнерами эти доллары. И ничего не спрашивали. Вот представьте себе: Вы по телефону звоните в Вашингтон и говорите: «Нам не хватает ещё 10 млрд. долларов». А в ответ слышите: «Пожалуйста, получите 2 контейнера».

Из зала – Они, что, не понимали, к чему это приведёт?

Берёзкин Ю.М. – Знаете, есть такая поговорка: хорошо быть умным вчера, как моя жена сегодня.

(Смех в зале)

Вот Вы, примерно, про это говорите. Вы лично могли представить ещё три года назад, когда всё раскручивалось, был большой рост всего и вся, Вы могли представить, что всё это скоро рухнет?

Из зала – Нет, конечно.

Берёзкин Ю.М. – Нет! Так же и они. У них всё идёт как надо, им нормально помогли, восстановили экономику за 3 года, и дальше помогают. Говорят: «Ребята, раскручивайте товарооборот, мы вам помогаем». Ну, как этому противостоять? Нет, отказаться и сказать: «Не нужны нам ваши доллары, мы пойдём под Советский Союз». Так, что ли?

Из зала – Т.е. соблазн был?

Берёзкин Ю.М. – Соблазн. И очень мощный. И на этом было построено очень многое в этой схеме.

Теперь давайте я немного про другое скажу. Или перерыв сделаем?

Из зала – Давайте перерыв сделаем, а потом Вы скажете, что у нас происходит.

Берёзкин Ю.М. – Да. Я и хотел начать разговор о том, что у нас происходит.

(перерыв)

Из зала – Такой вопрос возник. Как удалось ввести евро, если это было не в интересах США?

Берёзкин Ю.М. – «Евро» вводился очень интересным образом. Дело в том, что ни одно европейское государство выйти из Бреттон-Вудского соглашения не могло. Европейцы сделали очень хитро. Они объявили о создании надгосударственной структуры, называемой «Европейский союз». Европейский союз с американцами не подписывал никаких соглашений. И Европейский союз объявил о выпуске своей валюты «евро» в противовес американскому доллару. А отдельные государства, подписавшие соглашение, как были, так и остаются. Они, вроде бы, и ни причём. А на деле Франция или Германия, будучи членами ЕС, от долларов постепенно начинает избавляться, выталкивая их из своего оборота и заменяя вновь вводимой валютой евро. А другим способом избавиться от долларовой зависимости было невозможно.

Более того, я вам сейчас скажу такую вещь, которая может показаться полуфантастической, но, тем не менее, не исключено, что это – начало разворачивания новой схемы. Во что она выльется, сейчас могут предполагать только её конструкторы и создатели.

Дело в том, что 4 года назад, в 2005 году три государственных руководителя –президент США Буш, президент Мексики Фокс и премьер-министр Канады Мартин в Техасе договорились о создании Североамериканского союза. Была утверждена аббревиатура – UNA – Union of North America, Союз Северной Америки. Была разработана эмблема Союза. В качестве эксперимента стали даже в одном из штатов – в Северной Каролине – выпускать водительские права с этой атрибутикой: там в виде голограммы – эмблема UNA. И сейчас многие мексиканцы, когда переходят нелегально американскую границу, всячески стремятся попасть в штат Северная Каролина, чтобы там получить водительские права. Их там легко выдают мексиканцам. А водительские права, как известно, там являются, фактически, удостоверением личности гражданина, в данном случае – гражданина Союза Северной Америки.

После 2005 года эта троица подписала ещё ряд соглашений, в одном из которых предусматривается введение новой, надгосударственной, или, как они говорят, надрегиональной денежной единицы Северной Америки – amero (амеро). Название сделано по аналогии с евро. Причём, об этом есть сведения, совершенно из разных источников полученные. Например, в 2007 году один из проректоров нашего университета на Ученом совете рассказал, что он, будучи в командировке в Москве, заходил к своим знакомым, работающим в одном из министерств. И они ему сказали, что российские спецслужбы выяснили (тогда ещё, два года назад), что Соединённые Штаты в спешном порядке печатают в огромном количестве новые купюры красного цвета, называемые «амеро». Предполагается, что эта новая валюта предназначена для обращения внутри трёх североамериканских государств – Канаде, Соединённых Штатах и Мексике.

Чтобы убедиться, что это не является очередной «уткой», достаточно открыть Интернет, войти в любую поисковую систему и набрать слово «амеро». Оттуда вывалится примерно 120 разных файлов с разнообразной информацией по этому поводу. Вплоть до фотографий этих денежных единиц, и много-много чего ещё про это же. Обсуждается этот факт уже давно и на разных уровнях. Известны также действия указанных выше североамериканских руководителей, которые трактуются разными авторами как «способствующие реализации данного проекта». Например, Фокс в публичном интервью после окончания своего президентского срока не стал отрицать данного факта, сказав только, что это – «дело не сегодняшнего дня». В свою очередь, известно, что Буш весь свой второй президентский срок всячески препятствовал укреплению границы между США и Мексикой, вопреки многочисленным требованиям Конгресса США о закрытии южной, мексиканской границы США. Дело в том, что мексиканцы лезут в Штаты через эту границу как тараканы. Она, фактически, сейчас открытая. В Штатах много разных проблем с нелегальными эмигрантами: криминал и прочее. Их, не много – не мало, 12 млн. человек. И, тем не менее, Буш всячески тормозил создание границы с Мексикой, чтобы закрыть несанкционированный доступ на территорию Штатов. И не потому, что это – дорогое «удовольствие». А потому что – не факт, что её, возможно, в скором времени придётся ликвидировать, если создание UNA и введение новой денежной единицы встанет в повестку дня. Сейчас эти купюры штабелями хранятся в Форт-Ноксе, но в любой момент американцы могут взять и, как европейцы, вбросить на рынок трёх стран новую денежную единицу.

Это сейчас с гражданами Северной Америки вообще не обсуждается. Но точно также не обсуждалось введение евро с гражданами европейских стран. Просто, по факту – взяли и сделали. Это может случиться, если назревающее «нависание» долларовой массы над Соединёнными Штатами станет реальностью. Ну, например, если Китай вдруг законфликтует с Соединёнными Штатами, то это вполне может случиться. И тогда у американцев будет такой контраргумент.

И это – не просто какое-то рядовое печатание новых купюр (как часто бывает при деноминации денег). Это будет началом новой схемы создания принципиально новой архитектуры мировых финансов. Если это, не дай бог, случится, то США, попросту, «кинут» весь мир, объявив, что доллары больше деньгами не являются. А случиться это, повторяю, может в любой момент. Более того, поговаривают даже, что Обаму специально «выбрали» президентом, чтобы он из-за своей неопытности и глупости во время организованного самими Штатами «кризиса» довёл американцев до такого состояния, когда они «на стены полезут» от безысходности. И тогда-то всем и скажут: «А у нас – вот такой выход есть». В Канаде – не меряно полезных ископаемых, в Мексике – не меряно дешевой рабочей силы, а в США – не меряно «мозгов» и денег. И население – полмиллиарда человек. Не много – не мало! А в Европе всего лишь 300 млн. человек. В этой комбинации Америка может резко усилить свои позиции на мировой арене.

Если такое случится, то все 70 трлн. долларов, гуляющих сейчас по миру, будут объявлены «неденьгами». Скажут: «У кого есть долларовые накопления, наклейте на стены – будут красивые обои с портретами бывших президентов».

(Смех в зале)

А тем странам, которые привязали свои деньги к доллару, как это сделала Россия руками «младо-реформаторов-революционеров» в начале 1990-х годов, от такого действия североамериканцев мало не покажется. Вот, Китай накопил 4 трлн. долларов, но он свой юань не привязывает к доллару. В отличие от России. Если такое случится, то наша экономика вся вдрызг сразу развалится. Другим странам, которые накопили большие резервы в долларах, тоже сладко не будет. В Японии, например, 1 трлн. долларов, в других странах – несколько меньше, но всё равно много.

Это – к вопросу: что будет дальше? А сейчас это всё придерживается, как бы, «на всякий случай». Но у них такой резервный ход уже есть. Подготовлен. И если они его запустят в действие, то дальше последствия – просто не предсказуемые. Просто, не предсказуемые! Я думаю, что некоторые государства перестанут существовать. И не факт, что Россия останется в том виде, в котором она сейчас существует.

(Шум в зале)

А теперь давайте поговорим о том, что в России сейчас происходит. Я теперь буду говорить более коротко, и буду ссылаться на то, что я уже много чего сказал.

Было несколько исторических предпосылок к тому, что сейчас в России происходит. Первая предпосылка относится к началу 1990-х годов, это – вход в Бреттон-Вудское соглашение. Россия подписала это соглашение и обязалась использовать в качестве резервной валюты доллар США. И США через МВФ вбросили в Россию первые несколько десятков миллиардов долларов. Это – начало 90-х годов.

Обратите внимание: это произошло тогда, когда Европа была уже готова отказаться от долларов, во всяком случае – основные государства Европы. Ну, не будем считать Великобританию, поскольку это – «пятая колонна» США в Европе. Великобритания делает всё, чтобы Европейский союз развалился, чтобы евро не было, сама не входит ни в ЕС, ни в еврозону. И не будем считать вот этих мелких «независимых государств», типа стран Балтии или Польши. Т.е. тех, кого называют «пуговицами на сюртуке Европы»: они то в одну сторону «застёгиваются», тогда обращены к Европе, то в другую сторону – тогда к Советскому Союзу и России. В зависимости от того, на какую сторону «пуговицы застёгнуты», на той стороне и «играют». Это такие – псевдогосударства. Мифические государства. С которыми, на самом деле, никто никогда не считался, и не считается. Ни Россия, ни Америка, ни Европа.

А вот остальные европейские государства затеяли игру в выталкивание доллара из своей экономики. И именно в этот момент Россия подсуетилась руками Гайдара и иже с ним, и говорит, так, по-простому: «Господа американцы! Так давайте к нам. У нас большая страна. Мы столько на себя оттянем ваших долларов, что у вас, хотя бы на время, перестанет голова болеть от того, что вы не знаете, куда деть доллары, которые Европа выталкивает».

Более того, обратите внимание, вон там, около магазина «Алмаз» стоят «жучки», чернявые ребята, которые только и делают, что «доллары – туда, доллары – сюда». Все про них знают. Я однажды со знакомым ФСБ-эшником разговаривал в неформальной обстановке о них. Спрашиваю у него: «Вы что им позволяете делать-то? Это же противозаконно»…

Вот, вы – банкиры, вы знаете, что есть Федеральный Закон «О валютном регулировании в РФ». Открываешь, там чёрным по белому написано: «Единственной валютой на территории Российской Федерации может быть только рубль РФ. Хождение любых других валют – запрещено». Да? И что мы видим? На автомобильной барахолке ценники в долларах. Квартиры покупают за доллары. И даже ценники в информационных газетах и бюллетенях стоят в «у.е.», как будто никто не знает, что имеется в виду. Ну, и т.д. Все наиболее существенные вещи покупаются за доллары. Доллары свободно ходят по стране. Такое можно наблюдать только в экзотических, туристских странах, типа Турции или Тайланда. Между тем, ни в одной стране, которые подписали соглашение с американцами, доллары никогда не ходили и до сих пор не ходят. А в России доллар, наряду с рублями, – запросто.

Так вот, я этого товарища из ФСБ спрашиваю: «…это же противозаконно, а они у всех на глазах, запросто долларами оперируют…». А он говорит: «У нас жёсткое указание: их не трогать. Мы их всех наперечёт знаем. Все они у нас на учёте стоят. Но трогать нельзя».

Нельзя, и всё! В нашей стране можно делать не по Закону. Только для того, чтобы оттянуть сюда значительную долларовую массу. У нас – очень значительная масса долларов оттянута, прежде всего, из Европы. Даже можно посчитать, примерно, сколько? Если у нас рублёвая масса в обращении порядка 14 – 15 трлн. рублей, поделите на курс доллара (это – данные ещё до последней «мягкой» девальвации, поэтому делить нужно на 25 – 27 рублей за доллар), и вы получите долларовую массу, которая ходит по стране. Это будет не очень маленькая сумма. Это, конечно, не триллионы долларов. Но – довольно серьёзная сумма.

А это означает такую вещь. Когда значительная часть крупных развитых стран стала пытаться из этого «капкана» выскочить за счёт разных действий, Россия взяла и в этот «капкан» голову засунула. Сама. Это – раз. Это был первый шаг, на мой взгляд, просто катастрофический.

Из зала – Это Гайдар?

Берёзкин Ю.М. – Ну, конечно, и Гайдар, и Чубайс, и Немцов… Это – те, кого ещё называют «чикагскими мальчиками». Их в самом конце 1980-х годов учили в Чикаго спецслужбы США. Это – достоверный факт, они этого даже сами не отрицают. В течение полугода учили. Чему их там учили? – одним им известно, ну, ещё, может быть, их друзьям. Но факт есть факт. И то, что они сделали, когда-нибудь им Господом Богом зачтётся.

Это – первый момент. Второй момент, ещё, наверное, более существенный. Эта «мышеловка» – ладно. Это можно отнести на продажность «младо-реформаторов». Второе же, что было сделано, уже к продажности и жадности не отнесёшь. Речь идет о полном отказе России от создания собственной валютной и финансовой системы. Как это ни покажется странным, или тяжело воспринимаемым, но я склонен считать, и у меня есть аргументы так считать: в нашей стране нет собственной валюты, и у нас нет собственных финансов. В валютно-финансовом смысле мы являемся «провинцией Соединённых Штатов Америки». Прежде всего. А как говорят некоторые «злые языки», у Центрального Банка России самой главной функцией, которая впрямую, конечно, не прописана в Уставе ЦБ РФ, но практически подразумевается: служить «филиалом обменного пункта ФРС США». Подразумевается, хотя бы тем, что там объявлено, что каждый выпущенный в обращение рубль должен быть обеспечен соответствующим количеством долларов в золотовалютных резервах, с точностью до курса рубля к доллару. Сейчас немного изменили этот принцип обеспечения рубля. Как известно, сейчас – бивалютная «корзина» золотовалютных резервов ЦБ РФ, где 55% долларов и 45% евро. Считают, однако, всё равно всё в долларах, до сих пор. Но это только недавно сделали. А длительное время там были только доллары. Рубль обеспечивался только долларом с точностью до курса, который сам же Центральный Банк и устанавливает.

Так вот, ЦБ РФ, как некоторые, на мой взгляд, точно квалифицируют, является филиалом обменного пункта рублей на доллары Федеральной Резервной Системы США. Именно это он и делает. И больше – ничего. А все эти «контрольные функции в двух уровневой банковской системе России», на мой взгляд, малозначимая вещь. Тем более, давно очевидно, что с этим Центральный Банк совсем не справляется.

Благодаря проамериканской политике ЦБ РФ, «рубль» не является сегодня полноценной денежной единицей. Просто, не является! Рубль является инструментом конвертации материальных ценностей России в доллары (а теперь ещё и в евро). Не поможет теперь и отказ от полной привязки рубля к доллару. Если все 90-е годы мы работали на США, то при отказе от долларов и замене их на евро в золотовалютных резервах, мы будем работать уже на Европу. Всё равно собственной валюты у нас от этого не появится. Собственные деньги вводятся совершенно по-другому. У нас с вами будет следующее занятие, где я буду обсуждать устройство современных денег. Это уже – в рамках «Финансового менеджмента». И я вам попытаюсь показать, что доллары, которые в долларовой зоне крутятся, это – совсем не те доллары, которые обращаются в самих США. «Бумажки», конечно, те же самые. Но «бумажки» это – всего лишь материал-носитель денежных отношений, а вовсе не деньги. Сами же деньги, называемые «долларами», и обращающиеся в Штатах, устроены совсем не так, как они устроены в долларовой зоне. Там и механизм обеспечения, и механизм эмиссии, и всё остальное – просто, совсем другое, нежели в зоне. И, соответственно, все современные валюты, которые сейчас существуют и являются крупными валютами (типа английского «фунта стерлинга», швейцарского «франка», канадского «доллара», австралийского «доллара», японской «йены», и даже – китайского «юаня»), устроены совершенно не так, как наш «рубль». «Рубль» является инструментом перевода благ в валюту. Сделано это, на мой взгляд, специально, чтобы эта валюта регулярно вывозилась из страны и тем самым «вымывала» материальные ресурсы России. И она на протяжении всех этих лет исправно вывозится. Вывозится примерно по 70 – 80 млрд. долларов ежегодно (а в 2008 году, из-за кризисной паники уже около 150 млрд. долларов ушло из России).

Отсюда у нас отсутствие инвестиций. Инвестиционный рынок России – просто, мёртвый. Например, и по данным министерства финансов РФ, и по данным американского журнала Wall Street Journal[2] в Россию в 2008 году пришло всего 46 млрд. долларов иностранных инвестиций. А что такое 46 млрд. долларов инвестиций? Это для любой нормальной страны – раз чхнуть. В расчёте на душу населения России – это всего 300 долларов. Это просто несопоставимо с аналогичными показателями, характерными для развитых стран. Мало того, из этих 46 млрд. долларов портфельные инвестиции составил 35 млрд. долларов. Ну, понимаете, что это такое? Это спекулятивные деньги, которые крутятся на РТС и ММВБ. В «голубых фишках» и т.д. Остаётся на «реальные» инвестиции 11 млрд. долларов, или примерно по 70 долларов на одну российскую душу в год. Для такой гигантской страны! С такими инвестициями страна жить не может. Она постепенно умирает. Вот мы начнём изучать «Финансовый менеджмент» и я вам там покажу, что если в экономике нет значительных и регулярных инвестиций, причём – не этих, спекулятивных, которые на РТС или другой какой-то фондовой бирже гонят индексы вверх, то экономика не может нормально существовать. Сейчас стало принятым и спекулятивные деньги называть «инвестициями». Но это, на мой взгляд, неправильно. «Инвестиции» это – те деньги, которые захватывают материальные ресурсы и преобразуют их во что-то. Вот это у нас просто отсутствует. И отсутствует, главным образом, потому что «деньги» у нас устроены совсем не так, как устроены все современные деньги других стран. У нас деньги это – такие «фантики», предназначенные для обмена на доллары (теперь ещё и на евро). Нет собственных денег. И я, честно говоря, не знаю, чем вы, банкиры, занимаетесь? Вы гоняете, в общем, «воздух». Достаточно им, Штатам, взять и выпустить уже напечатанные «амеро», и вся российская банковская система, состоящая из 1200 банков, вместе с «рублём», сразу рухнет. За три дня!

Я здесь специально немножко утрирую, чтобы вам доходило до печёнок. Потому что, если округло говорить, то всё пролетает мимо ушей. Дело в том, что у нас ситуация с финансами – жутко плохая. И вовсе не из-за того, что «кризис». Она была жутко плохой все эти годы. И наши правительства – ни самые первые, ни эти, последние президенты, палец о палец не стукнули, чтобы ситуация сдвинулась хоть чуть-чуть в лучшую сторону.

И ведь обратите внимание, известно, как деньги вводятся. Тот же самый «зелёный» американский доллар вводился в конце 19-го века. До тех пор, пока его не ввели, на территории США было – вы не поверите, но это так – примерно две тысячи разных денежных единиц. В каждом штате, в каждом округе была своя печатная машинка для печатания псевдоденег. И тот, кто путешествовал от одного океанского побережья до другого, был вынужден несколько десятков, а то и сотен раз менять одни «деньги» на другие. Поскольку в разных местах они были просто разные. Так вот, в конце 19-го века они придумали механизм, как ввести единые полноценные деньги. Этот «грин бак», так называемый. Который мы, почему-то, «баксами» называем. «Бакс» – уже во множественном числе. У них поэтому «баки», а не «баксы».

Известно, как они вводятся. Есть схема введения полноценных денег. И «евро» точно так же вводилось. И Япония вводила свои «йены» после войны так же. Точно по той же самой схеме. Известно это всё, вот уже больше ста лет! И в нашей стране можно было ввести полноценные деньги, независимые от иностранных финансовых систем. Если не в начале 90-х годов, то в начале 2000-х – точно. Этого сделано не было. И не сделано до сих пор. И это – вторая фундаментальная причина сегодняшней ситуации. Это – похлестче, чем то, когда Россия вот сюда (показывает на рис.5) «голову» затолкала и оттянула на себя крупную долларовую массу.

Ну, и третья причина – структурная. Экономическая. Мы сидим, начиная ещё с советских времён, с 70-х годов ХХ века, когда было открыто самое крупное нефтяное месторождение в Тюменской области – Самотлор, на «нефтяной игле». И Советский Союз последние 20 лет своей жизни жил только за счёт нефти. Потом к этому нефтяному «фонтану» прибавился ещё газовый. Но он был существенно меньше. И развал Советского Союза произошёл, прежде всего, потому что американцы договорились с шейхами, чтобы те опустили цену барреля нефти до 8 долларов. А у нас себестоимость 15 (а с учетом транзакционных затрат – около 25 долларов). И когда это случилось, всё в Советском Союзе затрещало по швам. С этого, собственно говоря, «перестройка» и началась. Т.е. искусственно, специально это было всё устроено. А когда Советский Союз развалился, цены опять подняли. И это – не какие-то там «закономерные» волны кризиса. Это всё давно уже делается искусственно и специально.

И, соответственно, эта «нефтяная игла», на которой Россия также сидит, и от которой зависело псевдоблагополучие последних лет, это – очень страшная вещь. Это – пострашнее, чем оттянуть на себя пустые доллары. Пустые, ничем не обеспеченные доллары. И втянуть в это дело полстраны. Во всяком случае, вся Москва помешалась на гонке за этими пустыми долларами. Там почти никто не верит, что, на самом деле, это – пустышки, которые в любой момент могут быть отменены, и стать настоящими фантиками.

Ведь смотрите, как половина экономики России рухнула в начале 90-х годов, так и до сих пор лежит «на боку». Всё машиностроение, вся лёгкая промышленность, вся химия… Ну, всё! Начни перечислять – времени не хватит. Военная промышленность только-только сейчас, и то только чуть-чуть, стала оживать. Вот наш Иркутск, просто, не показательный в этом отношении. А ведь большая часть городов, где существовала советская промышленность, сейчас находятся в ужасающем виде.

Вот пример. Мои родственники живут на Алтае, в маленьком, когда-то машиностроительном, городке, который называется Рубцовск. Все сельскохозяйственные тракторы, которые за Уралом пахали, это – оттуда. Сеялки – тоже. Я туда время от времени приезжаю, смотрю: это – просто жуть! Представляете, двухкилометровые корпуса заводов давным-давно стоят мёртвые. Как будто, вчера бомбардировка произошла. У нас, в Иркутске, заводские корпуса хоть в магазины «Фортуны» превращают. А там всё разломали, разбомбили, растащили, и всё мёртвое стоит. Если возьмёте Новосибирск – столицу Федерального округа, где на левом берегу Оби когда-то был «завод на заводе», то там сейчас всё выглядит так, как будто тоже только вчера бомбили. И так по всей стране, во всех этих воронежах, курсках и т.д. Никакого сдвига нет! Никаких инвестиций! Только – «нефтяная игла»!

Вот сейчас американцы, чтобы решить свои, давно назревавшие проблемы, заблокировали многие банковские операции, специально обвалили биржевые индексы, соответственно, экономика США замерла, спрос упал, т.ч. на нефть. В результате, вы знаете, цена нефти упала в 5 раз, до 30 долларов за баррель. И это, я думаю, ещё не предел. Я думаю, что предел – те самые 8 долларов за баррель, из-за которых рухнул такой колосс, как Советский Союз. Если это в ближайшее время случится, вы сами можете себе представить последствия. Там не просто социальные программы кончатся, там полстраны на улице окажется. Особенно молодёжь. А если наши правители ещё и западные банки с западными страховыми компаниями впустят в страну (сейчас западным банкам и страховщикам не разрешено здесь работать), я бы не взялся прогнозировать, что будет с вашей банковской системой. Я думаю, что все ваши (или наши, я здесь не отделяю себя) 1200 банков «пойдут по миру». Лопнут сразу, за считанные дни. Поскольку наши банки занимаются, вообще-то, не тем, чем занимаются банки во всём мире. Ведь «проблема ликвидности», на которой сейчас попалось большинство российских банков, связана с совершенно определёнными вещами. Ликвидность исчезла, главным образом, из-за того, что большинство крупных банков, типа Внешэкономбанка, ВТБ и других, львиную долю свободных остатков денежных средств…

Из зала – …держат за рубежом.

Берёзкин Ю.М. – … «за рубежом» – это бы ладно. Они же играли на бирже. В эти наши «бумажки», которые на РТС и ММВБ торгуются. А те упали сразу в 5 – 6 раз. Представьте: вы вложили туда 10 миллиардов, и всё в 6 раз упало в цене. Исчезло. Просто, испарилось. Отсюда ликвидность в банках исчезла, как по мановению волшебной палочки. А, кроме того, наши крупные банки занимали значительные суммы за рубежом. Как известно, внешний долг России на конец 2008 года достиг (если чуть округлить) 500 млрд. долларов, из них на российские корпорации (ТНК, РУСАЛ и др.) пришлось примерно 300 миллиардов, а на банки – около 200 миллиардов долларов[3]. И те, и другие брали иностранные краткосрочные кредиты под 3 – 5%, и всё время перекредитовывались. Год заканчивался, они возвращали с процентами и снова брали.

А сейчас, во-первых, эти кредиты нужно возвращать, а во-вторых – когда обратились снова за перекредитованием к западным (в основном, европейским) банкам, то они сказали: «У нас кризис, у самих нет денег, чтобы заткнуть все «дыры». Вы нам, пожалуйста, верните долг, он нам сейчас очень нужен». Отсюда возникла «длинная рука», просящая помощь у правительства. И правительство вынуждено было эту помощь выделить, уменьшив Стабфонд почти на 1 трлн. рублей. Иначе (в случае невозврата долга) – соответствующие крупные пакеты акций, как корпораций, так и банков, должны были уйти на Запад в счёт долгов (как залог невозвращённого долга). Так возникла «дыра» ликвидности российских банков.

Смотрите: это – не кризис! Это просто взяли, и обрубили «ручеёк». Обрубили «ручеёк» вовсе даже не потому, что какой-то злой умысел был по отношению к нашей стране, а потому что им (европейцам) самим сейчас тошно от действий США. Поскольку блокирование финансовых операций, которое устроили Штаты, отразилось, в основном, на европейских банках. Прежде всего, европейские банки пострадали. Кстати, в Америке котировки упали не в 5 – 6 раз, как у нас, а всего на 15 – 20 %. А у нас – в 6 раз! Соответственно, потеря капитализации у наших компаний и банков, ни много – ни мало, 600 млрд. долларов. Ну, и, соответственно, некоторые считают, что общее состояние наших «любимых» олигархов уменьшилось на 260 млрд. долларов. Почти бедными стали. Всё это идет оттуда. Просто, рикошетом. И это к понятию «кризис» не имеет, ровным счётом, никакого отношения.

Итак, я назвал три исторические предпосылки сегодняшней российской ситуации. Первая – вступление в Бреттон-Вудскую систему, которая себя давно изжила и уже на ладан дышала. А мы в это время влезли туда, всем своим «телом».

Второе – отказ от создания собственной валютной и финансовой системы. И теперь наша страна – отнюдь, не суверенная. Если раньше танками завоёвывали, то теперь завоёвывают по-простому: финансовую «щупальцу» всовывают в страну и выкачивают все ресурсы. Какие только можно. Просто, за здорово живёшь!

И третье – это ресурсная однобокость российской экономики, отказ от её диверсификации с ориентации на внутренние потребности. Двадцать лет реформ прошло – палец о палец, не сделано ничего. Самое потрясающее (чему я не перестаю удивляться!) – даже в нефтяном секторе ни одной новой скважины не запущено. Не разведано. Не оконтурено. Не введено в эксплуатацию. Используют только то, что в Советском Союзе было создано. Прибыль вся выводится за рубеж, и никаких заделов на будущее. Как будто живут только сегодняшним днём, а завтра собираются на Луну переезжать. Вот такое неистребимое впечатление.

Это – предпосылки. А теперь – конкретные причины того, что сейчас происходит. Их – три, основных. Может быть, их и больше, на самом деле, но эти три – сами собой напрашиваются.

Первая конкретная причина того, что у нас называют «кризисом», связана вот с теми цифрами, которые я уже приводил относительно иностранных инвестиций 2008 года. Портфельные инвестиции тогда составили, порядка, 35 млрд. долларов. Как вы думаете, откуда эти иностранные портфельные инвестиции пришли? Можете сказать?

Из зала – Из оффшоров, наверное.

Берёзкин Ю.М. – Конечно. Тот же журнал Wall Street Journal и наш министр Кудрин называют, почти что, одинаковые цифры. Есть такой журнал, называется «Прямые инвестиции». В декабрьском номере за прошлый год (т.е. в совсем «свежем») есть эти данные: 35 миллиардов долларов. Самые главные иностранные инвесторы у нас – это Кипр, Виргинские острова, Люксембург и Нидерланды. Все – «страны-гиганты». При этом никто никогда ни одного миллиардера-киприота не видел. Но зато российских миллиардеров там – как грязи. Это, попросту говоря, «наши ребята», которые здесь деньги зарабатывают, а туда всё складывают. И ещё время от времени там проживают.

А теперь смотрите: 25 июля, 8 августа и 26 августа 2008 года произошли первые три крупных обвала биржевых индексов РТС. Возьмите котировки и сами посмотрите. Это опубликовано, и вполне доступная информация. С этого российский фондовый рынок начал рушиться. Это были очень крупные обвалы, когда рынок падал на 200 – 300 пунктов единовременно. И Wall Street Journal говорит, что именно в эти даты эти самые «ребята с Кипра и Виргинских островов» вывели с российского рынка в общей сложности именно те самые 35 млрд. спекулятивных долларов. Кудрин, правда, подтвердил только 33 млрд. долларов[4]. Но это дела не меняет. Эти «ребята» пришли со своими миллиардами, подняли ещё больше растущий рынок. Поскольку «струя» шла вверх, они вбросили ещё 35 миллиардов, и рынок ещё больше подскочил. И они же за три летних дня взяли, и рынок обрушили: вывели за три торговых дня 35 миллиардов, а рынок в результате обрушился на 600 миллиардов. Там дальше спекулянты доделали дело: поскольку игра пошла на понижение, а им – без разницы, что на повышении ловить, что – на понижении. Они всё равно имеют свою дельту.

Смотрите: какой же это «кризис», если всё зависело от нескольких «ребят»? Поскольку на Западе забрезжили неприятности, они взяли и вытащили с российского рынка свои деньги, и пошли там свои другие деньги спасать. Они, наверняка, даже предположить не могли, во что их «скромные» действия выльются? Чем это обернётся для всего «российского рынка», который – как осиновый листок – чуть ветер дунул, и всё сразу сломалось?

Т.е. фондового рынка как такового в России так и не создали за 20 лет реформ. Была лишь видимость рынка. Поскольку «рынок», по понятию, не может зависеть от действий отдельных лиц, кем бы они ни были. У нас была «игрушка», и она сломалась при первых же неуклюжих движениях нескольких спекулянтов. Это – первый момент.

Второй момент, и вторая причина – это обвал мировых цен на нефть. А дальше рикошетом – пришлось девальвировать рубль на 40%. Осуществить так называемую «мягкую девальвацию»: с 25 рублей за доллар до 36. И есть такой расчёт. Бюджет у нас в прошлом году был свёрстан в предположении, что цена на нефть будет около 71 доллара за баррель. И такая цена давала примерно половину бюджетных доходов. Когда цена обвалилась сначала до 30 долларов, а потом поднялась до 40, образовалась огромная бюджетная «дыра». Но есть расчёт: при цене барреля нефти в 41 доллар каждый 1% падения курса рубля способен увеличить бюджет на 110 млрд. рублей.

Вот и всё. Какой же это кризис? Нефть вместе с газом даёт полбюджета. Цена упала, поскольку на Западе всё было заблокировано и спрос на энергоресурсы, соответственно, упал. Поскольку у нас вся экономика зависит исключительно от цен на нефть, падение цены привело к тому, что полбюджета сразу исчезло. И его нужно было откуда-то брать. И применили самый простой способ: поднять курс доллара и евро, и опустить, соответственно, рубль. И можно посчитать: если рубль упал на 40%, на сколько процентов пополнится бюджет? Но это – «пустые» деньги. Дальше будет рост инфляции, поскольку эти деньги, просто, из «воздуха» взяты. Т.е. как только начинают специально манипулировать курсом, то последствия однозначны: рост инфляции.

Ну, и третья причина нынешней ситуации – это внешний долг. Этот долг перед западными банками, который оказался не возобновляемым. Кредитная линия не была продлена и, соответственно, сразу образовался провал в ликвидности наших банков. Ну, а когда обвалились индексы в 5 – 6 раз, то все спекулянты (а под этим термином я имею в виду не только физических лиц, но и крупные банки, которые играли на бирже в расчёте на быстрый рост вложений в акции) «ушли в валюту», если говорить на их слэнге. Поскольку – это оказалось единственным доступным способом сохранить накопленное богатство: все прекрасно понимали, что девальвация неизбежна при падении цен на нефть. Все «ушли в валюту». А это значит, что обнулились все рублёвые счета. Я сейчас с кем бы из бизнесменов ни разговаривал, все говорят одно и то же: «Мы ничего не делаем, поскольку у всех все счета пустые». Все придерживают валюту – доллары и евро. Отсюда всё то, что мы сейчас имеем.

А теперь – о возможных последствиях. На Западе будет происходить то, что, может быть, потом будет названо по-другому. Найдут, наверное, другие, более подходящие слова. Ну, а если говорить по-простому: введение социализма. В прямом и точном смысле этого слова. С национализацией и всем остальным. В противном случае они свою банковскую систему не спасут. Будет, скорее всего, создание так называемых bad banks – «плохих банков», куда будут стянуты так называемые «токсичные активы». Это – активы, под которыми ничего нет (помните, я говорил о 30000% пустоты?). Их нужно каким-то образом уничтожить. Вы же понимаете, что это – частные деньги, и их взять, и просто так уничтожить нельзя. Уничтожить нельзя, но под ними ничего нет. Как американцы будут из этого выпутываться? – я не знаю. Не исключено, что выходом станет введение амеро. И они к этому, в общем-то, уже подготовились.

Это – у них. А у нас, я думаю, последствия будут немножко другие. Самое плохое, что можно ожидать, это – развал всей экономики. И эта возможность – не за горами. Но развал может и не случиться, если начнут шевелить мозгами и правительство, и не только правительство…

Вот это я очень часто повторяю, и здесь бы тоже сказал. Смотрите: специфика человеческого сознания – давно известна: человек может делать только то, что понимает. А то, что он не понимает, он даже не видит. И делать этого не может. Чем больше начнёт появляться людей, которые хоть чуть-чуть начнут понимать, что и откуда движется, тем быстрее появится возможность, например, создать собственные деньги, собственную финансовую систему, которая вовлекала бы собственные ресурсы в производство (а не вымывала бы их из страны). Ведь у нас страна с гигантскими и богатейшими ресурсами. Причем такого спектра нигде ни у кого нет. Финансы должны замыкать эти ресурсы на внутренний рынок, на внутренний спрос. И если такую систему в ближайшее время не создать, я думаю, у нас будут печальные последствия всего этого дела.

Но это – не кризис! Знаете, как мой друг (очень умный человек, он живёт в Москве) сказал недавно по поводу происходящего: «Собрались на Западе ребята, сыграли со всем миром в «преферанс», расписали висты, разделили выигрыш, а теперь думают – в какую бы ещё игру сыграть? А если мы, кроме «подкидного дурака», ни в какие игры играть не умеем, то мы можем только последствия чужой мысли и действий пожинать».

Они сейчас думают, в какую следующую «игру» сыграть со всем остальным миром. Если мы не задумаемся, в какую «игру» мы сами будем играть, независимо от них, то, думаю, что нам будет в ближайшее время не очень хорошо. Спасибо за внимание.

|
Источник: Берёзкин Ю.М.. Стенограмма лекции для банковских работников. Программа «Spectrum», 28 февраля 2009 года. 2009

Еще по теме О глобальном финансовом кризисе 2008-2009 годов: