<<
>>

Современные проблемы антикризисного управления банковской системой

В 1993 г. ученые Дж. Бойд (J. Boyd) и М. Гертлер (М. Gertler) выдвинули и исследовали такую болезнь банковской системы, как «слишком велик, чтобы обанкротиться» (too-big-to-fail).

Речь здесь идет о ситуации, когда банкротство крупного банка вызывает банковскую эпидемию и поражает всю банковскую систему. Особенно это очевидно в развивающихся и странах с переходной экономикой, кредитные системы которых в основном представлены несколькими крупными банками. Операционный механизм такого кризиса выглядит следующим образом.

Вкладчики, начиная терять свои средства в крупном банке, справедливо полагают, что аналогичная участь постигнет их сбережения и в мелких банках, которые менее защищены от дестабилизирующих факторов, нежели крупный. Подталкиваемые этими рассуждениями вкладчики осуществят набег на банки, что может породить системный банковский кризис. Примером выхода из сложившейся ситуации может служить эпизод банкротства одного из десяти крупнейших банков США «Континенталь Иллинойс» (Continental Illinois) в 1984 г. Тогда власти объявили, что возместят не только застрахованные депозиты, но и не застрахованные. В результате, пытаясь предотвратить системный банковский кризис, государственные органы создали прецедент, еще более усугубив возможные последствия будущих кризисов. Если ранее государство гарантировало возврат застрахованных депозитов,, то вкладчики, которые не страховали свои банковские сбережения, относились к выбору банка достаточно аккуратно. Кроме того, они проводили тщательный мониторинг и при малейшем завышении банком своих рисков немедленно могли изъять вклады. Все это стимулировало банки, в том числе и крупные, избегать проведения высокорисковых операций: Теперь же, когда власти гарантировали выплату практически всех депозитов, вкладчики не волновались о деятельности крупного банка, который мог совершать сверхспекулятивные операции, тем самым повышая вероятность своего банкротства.

Оригинальное решение этой проблемы было предложено в работах Ф. Мишкина в 1999 г„ 2000 г. и 2001 г. В частности, автор рассматривал вариант лишь частичного покрытия незастрахованных депозитов. Оставшуюся же часть вкладов властям необходимо погашать лишь при выборе наиболее дешевой альтернативы по выходу из кризиса. Кроме того, Ф. Мишкин предложил официально заявить о нераспространении защитной системы незастрахованных депозитов на первый крупный банк, который обанкротится. Таким образом, вместо защиты незастрахованных вкладов власти распространят свои превентивные меры на всю,оставшуюся часть кредитной системы. Эта политика может привести к изъятию вкладов теми субъектами, которые не уверены в надежности банка, даже если он достаточно крупный, и банк будет проводить менее рискованную деятельность, чтобы не стать объектом набега своих клиентов. На наш взгляд, этот механизм избежания проблемы «слишком велик, чтобы обанкротиться» хорош в своей средне- и долгосрочной реализации. Момент же объявления общественности о принимаемой властями позиции может вызвать волнение и необдуманное поведение клиентов по отношению крупных кредитных институтов. И такое отношение государства к крупным банкам может и в дальнейшем поддерживать устойчивое недоверие к ним со стороны вкладчиков. Решением поставленной проблемы может стать подход спасения не вкладчиков, а самих банков. Возможно, более целесообразно предоставить ресурсы крупному банку для завершения сделки, нежели компенсировать потери клиентов банка. Изначальная позиция государства относительно защиты вкладчиков может иметь значительный отрицательный психологический эффект в случае вынужденного изменения политики властей. Ярчайшим примером служит банковский кризис в Японии в 1997 г., продемонстрировавший необходимость реформирования банковского менеджмента и неспособность министерства финансов поддерживать старую систему регулирования, что вызвало общественное негодование.

. Другой проблемой, которая касается вопросов банковского кризиса, является введение «рыночной дисциплины» (market discipline).

Она активно обсуждается в западной литературе. М. Фланнери (М. Flannery) в своей работе (1998) определил и обосновал необходимость рыночной дисциплины с выделением основных моментов, влияющих на эффективность функционирования кредитной системы. Как уже отмечалось ранее, многие инструменты пруденциального управления, как, например, условия закрытия банка, дают четкое видение ситуации о деятельности кредитного института и позволяют субъектам ссудного рынка принимать оптимальные решения. Между тем кредитные институты всеми возможными путями пытаются утаить необходимую информацию как от пруденциальных управляющих, так и от общественности, чтобы избежать ограничений на проводимую дея' тельность. В этих целях вводится понятие «рыночная дисциплина».

По своей сути рыночная дисциплина характеризуется двумя аспектами. Во-первых, рыночный мониторинг, благодаря которому инвесторы и другие субъекты рынка оценивают положение компаний на рынке, изучая динамику цен на их активы, включая ценные бумаги. Во-вторых, рыночное влияние, т.е. снижение цен на активы, вызывающее изменение поведения инвесторов. Очевидно, что без рыночного влияния на субъектов рынка, рыночный мониторинг также не даст инвесторам стимул ограничить операции с высоким риском. Таким образом, рыночный мониторйнг и рыночное влияние необходимо рассматривать во взаимосвязи, которая порождает рыночную дисциплину.

В своем исследовании М. Фланнери показал, что изменение цен на рынке не всегда оказывает влияние на дальнейшее поведение кредитных институтов, не вызывая тем самым рыночной дисциплины. Логичным выводом и выходом из этой ситуации может стать рекомендация об участии государства или формировании негосударственной ассоциации кредитных учреждений по решению этой проблемы. Наученная кризисным опытом 1995 г., Аргентина в декабре 1996 г. во главе с центральным банком ввела систему банковского наблюдения БАСИК (BASIC — Bonds, Auditing, Supervision, Information, Credit Rating — Облигации, Аудит, Управление, Информация, Кредитный рейтинг).

Главной целью новой системы стало поддержание рыночной дисциплины путем сбора информации о рыночной деятельности кредитных институтов в определенном кредитном бюро. Кстати, информация о всех займах, превышающих 50 долларов, могла быть предоставлена общественности. Важной чертой системы стал регулярный аудит кредитных учреждений, а также обязательный выпуск долговых облигаций, которым присуждался кредитный рейтинг. Фактический кредитный рейтинг должен ежегодно объявляться для каждого банка специальным рейтинговым агентством, получившим лицензии в центральном банке. Кредитные учреждения с суммой активов, превышающей 50 млн долларов, должны получить кредитные рейтинги у двух рейтинговых агентств. Как часть налаженной схемы, центральный банк должен проводить мониторинг и контроль за деятельностью самих кредитных агентств. Полученные рейтинги обязательно размещаются во всех банковских проспектах и на депозитных сертификатах. Что же касается банковского управления, то аргентинские власти присоединились к американской версии CAMELS, которая устанавливает определенные требования к держанию капитала.

Похожая система была введена и в Новой Зеландии, где кредитным учреждениям рекомендовалось получить рейтинг, который они размещали на всех своих ценных бумагах. Если же рейтинг не получен, кредитный институт должен был сделать соответствующую’ пометку на том месте, где должен располагаться рейтинг. Очевидно, что такая рейтинговая система является предпочтительной для клиентов и потенциальных вкладчиков банков, а также придает прозрачности всей кредитной системе государства.

Указанный пример с Аргентиной демонстрирует способность властей поддерживать рыночную дисциплину и бороться с таким «недугом» кредитной системы, как механизм валютного совета (currency board). Рассмотренный ранее этот валютный режим при его реализации и особенно при введении вызывает банкротства банков. Особенностью режима является то, что центральный банк законодательно утрачивает свойство кредитора последней инстанции, а это не может не сказаться на функционировании кредитной системы страны. Кроме того, механизм валютного совета подразумевает запрет на операции центрального банка на открытом рынке, а при жесткой фиксации валютного курса ограничивает его возможности оперировать косвенными инструментами (маневрировать процентными ставками) и в целом выполнять свои регулирующие функции. Все эти факторы подтверждаются массой примеров банковских кризисов. Так, системные банковские кризисы произошли практически во всех странах с валютным комитетом (в 1986 г. в Гонконге, в 1992 и 1994 гг. в Эстонии, в 1995 г. в Литве и Аргентине).

Решением банковского кризиса, вызванного реализацией политики валютного совета, стали определенные отклонения от основ

данного режима, сделанные каждыми странами. Так, возникшая в 1985-1986 гг. опасность банкротства ряда гонконгских банков вынудила власти отклониться от своих обязательств и предоставить нуждающимся учреждениям ресурсы из Валютного Фонда (Exchange Fund) (ВФ), что, безусловно, придало уверенности национальной банковской системе. Другой погрешностью валютного совета Гонконга стало Соглашение ВФ 1988 г., которое снимало ряд ограничений на проведение операций на открытом рынке, и фактически появилась возможность манипулировать процентными ставками. А в 1992 г. возобновился механизм рефинансирования коммерческих банков (кредиты овернайт). Но, в отличие от всех других стран с валютным управлением (кроме Джибути), остается в действии запрет на хранение норм обязательных резервов, что повышает риск коллапса банковской системы. Гонконгу все же удалось справиться и с этим недугом, когда в декабре 1996 г. образовалась система РТГС (RTGS — Real Time Gross Settlement), которая представляет собой клиринговый дом, состоящий из открытых счетов всех коммерческих банков с возможностью предоставления кредита по первой необходимости.              ,

В отличие от Гонконга, Болгария, которая ввела механизм валютного совета в 1997 г., не стала столь сильно отклоняться от принципов этого валютного режима. Пытаясь предотвратить банкротство пошатнувшихся банков, план реализации валютного правления предусматривал использование резерва в размере 300 млн долларов (1/5 всех резервов в момент введения нового валютного режима) для предоставления помощи в переходный период. Данная мера была необходима с учетом того, что в течение осени 1996 г. треть всех банков Болгарии были закрыты, а из десяти крупнейших банков, которым принадлежали 80% всех банковских активов, у девяти были отрицательные показатели чистого капитала.

Итак, для лечения болезней кредитной системы, вызванных введением и реализацией механизма валютного совета, существует несколько видов «лекарств». Во-первых, используя опыт Болгарии, подготовить достаточно большой резервный фонд, которым можно будет пользоваться на первых порах,, предоставляя ресурсы нуждающимся банкам. Во-вторых, на примере Гонконга сформировать межбанковский фонд для поддержания слабых банков, а также отменить некоторые ограничения и в целом проводить более либеральную политику валютного совета. В-третьих, по аналогии с Аргентиной, организовать систему управления и наблюдения за кредитной системой, определив для каждого учреждения кредитный рейтинг. Однако даже если удастся успешно перенять лучшее из зарубежного опыта в управлении кредитной системой и не только в условиях механизма валютного совета, существует возможность нарушения равновесия в самой системе пруденциального управления.

Проблемы функционирования системы пруденциального управления коренятся как в ее основах, так и в операционном механизме реализации. Все чаще кредитные учреждения, которые перестают отвечать требованиям, выдвинутым пруденциальными службами, продолжают функционировать, тем самым ставя под сомнение эффективность всей пруденциальной системы. Случаи такого рода имели место в США в 1980-х гг., в Мексике, Юго-Восточной Азии и Японии — в 1990-х гг., когда неплатежеспособные ссудо-сберегательные ассоциации не были исключены из кредитной системы. Первый вопрос, который возникает в этой ситуации, когда включаться пруденциальным управляющим в работу кредитного учреждения, Скорее всего, обязанности управляющих не должны ограничиваться лишь объявлением смерти, исключая все возможные варианта реанимации. Поэтому, возможно, момент участия управляющих должен настать до наступления кризисной отметки в основных показателях, а именно по мере ее приближения. Второй вопрос в этой проблеме — не когда, а как должно проводиться закрытие слабого кредитного института. Достаточно известна практика поддержания на плаву финансового учреждения, которое уже давно потеряло платежеспособность. Выход очевиден: закрыть все слабые и неплатежеспособные кредитные учреждения, а их активы распродать более здоровым институтам. В том случае, когда это нереально, можно создать общественную корпорацию, по примеру PTC (RTC — Resolution Trust Corporation) в США или КАМКО (КАМСО) в Корее, которые ответственны за продажу финансовых активов обанкротившихся кредитных учреждений и по возможности быстрое введение этих активов в оборот частного сектора.

Эффективность функционирования системы пруденциального управления во многом зависит от самих управляющих — их возможностей, статуса и способностей. Во многих развивающихся и странах с переходной экономикой пруденциальные управляющие не только не получают достаточно финансовых средств, чтобы быть независимыми, но и не обладают необходимым официальным статусом для выполнения своих функций. Например, в таких странах, как Аргентина и Филиппины, заработная плата пруденциального управляющего относительно частного сектора намного ниже, чем в индустриальных странах. Очевидно, что без материального стимулирования работа управляющих может оказаться неэффективной не только по причине отсутствия инициативы со стороны самого управляющего. Кредитные учреждения предпочтут заплатить управляющему за невмешательство, нежели потерять бизнес, приносящий большие доходы, пусть и с большим риском. Кроме того, недостаток финансирования приводит к тому, что малое количество сотрудников пруденциальной службы обслуживают большое количество кредитных учреждений, а это, безусловно, сказывается на качестве работы. В частности, банковский кризис 1980-х гг. в CIIIA произошел частично по недосмотру со стороны управляющих. В то время как в Японии на одну пруденциальную службу приходилось около 400 кредитных учреждений, в США эта цифра составляла 7000.

Для повышения качества работы пруденциальных управляющих необходимо наделить их определенной независимостью от политических процессов. Между тем, получив политическую независимость/пруденциальная служба фактически возьмет на себя часть функций центрального банка, а в некоторых странах центральный банк непосредственно проводит пруденциальные операции. Новый самостоятельный орган, независимый от министерств, центробанка, парламента и президента, может оказаться невыгодным для властей, которые в итоге решат, политизировать центральный банк или отказать в независимости пруденциальной службе.,

Важным аспектом деятельности пруденциального управляющего является формирование его мышления и, соответственно, надежности. Если управляющий будет принимать сторону налогоплательщика, а не вырабатывать собственную, то повысится эффективность его работы. Так, в случае защиты интересов налогоплательщиков пруденциальный управляющий будет четко следить за выполнением требований по активам, капиталу и условиям банкротства. В иной ситуации управляющий, чтобы скрыть пробелы в деятельности своей организации, не будет сознательно обращать внимание на наступление кризиса в банке, надеясь на его самостоятельное решение проблем неплатежеспособности. Кроме того, управляющий под давлением влиятельных людей или политиков может отдать предпочтение своей карьере, нежели защите интересов налогоплательщиков. Выходом из сложившейся ситуации должно стать воспитание культуры управляющего, основанное на достаточно строгой ответственности за нарушение своих обязанностей.

Как видно, проблемы в системе пруденциального управления могут возникать не только в операционном механизме, но и в базисных пунктах этой системы. Безусловно, рассматривая каждую форму пруденциального управления, можно критически обосновать более приемлемый для банковской системы вариант. Достаточно дискуссионными являются запрет на вход банков-нерезидентов на внутренний рынок, вводимый для сокращения конкуренции, и разделение операций на банковские и небанковские для снижения риска. Проблемы платежеспособности и нарушения кредитного механизма в оДном кредитном учреждении, перерастающие в системный банковский кризис, являются наиболее опасными. Решение их во многом зависит от индивидуальных условий, в которых находится в данный момент государство. Выбор стратегии по предотвращению кредитного кризиса может пойти вразрез с превентивными мерами против банковской нестабильности, вызванной валютными или долговыми потрясениями. И если валютное регулирование можно вполне скоординировать с банковским, то долговые проблемы заемщиков в меньшей степени поддаются управлению и поэтому заслуживают особого подхода в исследовании и понимании сущности финансового кризиса.

<< | >>
Источник: Рудый К.В.. Финансовые кризисы: теория, история, политика / К.В. Рудый. — М.: Новое знание, 2003— 399 с.. 2003

Еще по теме Современные проблемы антикризисного управления банковской системой:

  1. 9.4. Современный этап развития мирового хозяйства
  2. Руководители секции: доктор экономических наук, профессор Г.Н. Белоглазова доктор экономических наук, профессор Н.П. РадковскаяБелоглазова Г.Н., д-р экон. наук, профессорСТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО СЕГМЕНТА РОССИЙСКОЙ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ
  3. § 2.1. Валютные правления в современном мире
  4. РАЗДЕЛ 5 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПЛАТФОРМЫ ПАРТИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
  5. Тема 2. Предпринимательские риски: понятие, сущность, виды.
  6. Финансовый механизм предприятий и финансовый менеджмент
  7. Механизм предотвращения и преодоления банковского кризиса
  8. Современные проблемы антикризисного управления банковской системой
  9. Глава 2.5. Финансовые кризисы XXI века
  10. Реформирование МВФ
  11. Список литературы
  12. Нерешенные проблемы теории и практики социально ориентированной рыночной экономики (вместо послесловия)
  13. 1.3. Реализация финансовой политики как главная цель управления финансами
  14. библиографический список источников ИНФОРМАЦИИ
  15. Факторы, обусловливающие кризисные ситуации в банковском деле
  16. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  17. БИБЛИОГРАФИЯ
  18. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ