<<
>>

Сущность содержания процесса глобализации

В дискуссиях по глобализации присутствует одна спорная, но базовая тема. Это вопрос о том, считать ли глобализацию новым явлением или оно существует, уже давно, и мы сейчас наблюдаем лишь очередную стадию его развития.

Относительно этого вопроса наиболее целесообразным представляется подход В. В. Михеева[1], который говорит о том, что в широком цивилизационном смысле глобализацию можно рассматривать как стратегическое направление развития всего человечества с момента его зарождения. Торговые связи, завоевательные войны, географические открытия — все это способствовало интеграции человеческого общества.

В широком цивилизационном смысле процессы глобализации начались еще очень давно, с появлением транспортных средств, в первую очередь кораблей, с началом ведения разнообразных завоевательных войн. Здесь можно упомянуть Александра Македонского, Древний Рим, Чингисхана, крестовые походы, великие географические открытия. Эти единичные проявления объединения человечества оформились во всеохватывающую тенденцию лишь в конце XIX в.

В силу этого предварительным этапом современного периода глобализации можно назвать интернационализацию хозяйственной жизни XIX в., когда в силу рывка НТП увеличился объем международных потоков товаров, капиталов и людей, барьеры и нетарифные ограничения, развитие железнодорожных путей и судоходства привели к снижению транспортных издержек. Это продолжалось вплоть до Первой мировой войны, разрушившей все прежние экономические связи, а вслед за тем, особенно в условиях кризиса 1929- 1933 гг., наступил период протекционистских ограничений в торговле и движении капитала, хаотически конкурирующих друг с другом девальваций, хозяйственная интеграция пошла вспять. Этому во многом способствовала произошедшая в России Октябрьская революция 1917 г., разделившая мир на две противоборствующие экономические системы.

Процесс интернационализации по своему общему направлению возобновился в других условиях и в значительной мере на другой основе в 50-60-е годы, а развернулся и набрал силу в 70-90-е годы. И хотя общий вектор развития мировой экономики был тот же, что обозначился еще немного раньше, весь процесс интернационализации приобрел целый ряд не известных ранее характерных черт.

Экономическая глобализация имеет немало общего с понятием интернационализации хозяйственной жизни. И то, и другое отражает рост экономической взаимозависимости мира. Вместе с тем интернационализация больше означает то, что национальные экономики обретают международные интересы, реализация которых требует многостороннего международного сотрудничества. Глобализация же делает акцент на том, что проблемы любой экономики, любого рынка имеют статус мировых, глобальных проблем и требуют для своего решения приложения не просто многосторонних, но всеобщих усилий. Интернационализация позволяет национальным экономикам извлекать дивиденды из мирохозяйственных связей, тогда как глобализация говорит о невозможности успешно развивать национальное хозяйство без координации с мировой экономикой.

Динамика глобализации связывается с датами крупных международных событий. Так, называют три такие вехи, стимулировавшие процессы глобализации.

Прежде всего, это конференция Европейских сообществ в Люксембурге в 1985 г., которая приняла Европейский акт, вступивший в силу в 1987 г. и провозгласивший четыре свободы в международном движении: товаров, людей, услуг и капиталов.

Далее, это конференция ГАТТ в Пунта дель Эсте в 1986 г., открывшая Уругвайский раунд переговоров, продолжавшийся восемь лет, речь на котором шла главным образом о снижении тарифов и других ограничений в торговле.

Наконец, это воссоединение Германии и ликвидация СЭВ и варшавского пакта.

Современный же этап развития глобализации в широком смысле связан с новой информационно-технологической революцией и окончанием «холодной войны».

В узком же смысле под глобализацией предлагается понимать. нынешний этап развития человечества, который пришел на смену «холодной войне» и базируется на: достижениях современной информационно-коммуникационной и технологической революции. Он сопровождается распространением в мире модели безопасности, основанной на компромиссном мышлении. Причем на таком варианте компромиссного решения, который характеризуется переходом от компромиссного решения на балансе силы к компромиссному мышлению на основе закона (во всяком случае, такова цель).

По сути оба понимания глобализации близки и даже едины в том, что выделяют новый этап мирового развития, называемый глобализацией (в узком смысле) или современным этаном глобализации (в широком). И в том, и в другом случае речь идет о новом явлении, заставляющем по-новому взглянуть на наш мир и попытаться переосмыслить известные традиционные подходы к разработке, например, национальной экономической политики или политики демократизации страны, к проблемам международного сотрудничества и концепциям национальной, региональной и всеобщей безопасности. Речь идет о

13

явлении, расширяющем пределы ответственности национальных лидеров за границы своей страны. Наконец, речь идет о явлении, открывающем перспективу сотворения единого мира — как объективно наиболее рационального субъекта управления со стороны Человека и наиболее удобного мира для жизни Человека.

В практическом плане глобализация (как явление, проявившееся в конце XX — начале XXI в.) проходит в своем развитии несколько этапов. На первом, нынешнем, этапе экономической глобализации происходит такое критическое усиление зависимости практически всех национальных экономик от международного рынка товаров, услуг, капитала, рабочей силы, технологий, знаний и ноу-хау, что поступательное и эффективное развитие национальных экономик становится невозможным без тесного сотрудничества с мировой экономикой.

На втором этапе, к которому мир вплотную приблизился, возникает и решается задача выравнивания экономико-правовых условий хозяйствования в различных странах и осуществляется координация финансовой и экономический политики государств.

Можно предположить, что такого рода выравнивание и координация будут осуществляться через развитие региональной, например, европейской или азиатско-тихоокеанской, интеграции.

На следующем этапе, как это видится с позиций сегодняшнего дня, произойдет создание единой мировой экономики при едином управлении экономическими процессами на макроуровне и едиными «правилами игры» на микроуровне.

На сегодняшний момент процессы глобализации являются наиболее оформленными в финансовой и информационной сферах. Эти отрасли служат «локомотивами» глобализации и являются наиболее динамично развивающимися и чрезвычайно влиятельными..

Несмотря на все различия в подходах к определению глобализации, невозможно не признавать, что глобализация — объективно происходящее явление, которое необходимо изучать и осмысливать со всеми ею достоинствами и

14

недостатками для прогнозирования развития человеческого общества, а также и для формирования самого этого развития.

Глобализация мировой экономики означает, во-первых, выход интересов национального хозяйствующих субъектов за национально-государственные рамки, создание и расширение сферы деятельности транснациональных экономических и финансовых структур. Во-вторых, поднятие «частных», национальных экономических проблем на глобальный, мировой уровень видения, требующий для решения этих проблем учета мировых хозяйственных интересов и мобилизации мировых ресурсов. Иными словами - требующий смотреть, на мир как на единое экономическое пространство. В-третьих, глобализация означает, что развитие экономической ситуации в ведущих странах оказывает влияние на другие государства, которые, на первый взгляд, не непосредственно зависят от благополучия мировых экономических лидеров. В-четвертых, глобализация требует координации в общемировых масштабах национальных экономических и финансовых политик и диктует необходимость создания единого мирового правопорядка как условия стабильного мирового экономического развития.

Формами проявления глобализации могут служить такие показатели, как доля внешней торговли страны в ее ВВП, объемы иностранных инвестиций, показатели, характеризующие движение по миру спекулятивного капитала, показатели деятельности международных транснациональных корпораций, в результате которой внутрикорпорационное разделение труда сразу же принимает характер международного, данные о миграции рабочей силы и обмене технологическими ноу-хау, различные показатели процессов экономический интернационализации, как, например, разработанный Всемирным банком показатель, представляющий собой разность между темпами роста международной торговли и мирового производства, и т. п.

Глобализация мировой экономики сегодня сопровождается регионализацией экономической деятельности. В известном смысле этот процесс аналоги-

15

чен но своему содержанию, хотя и противоречит процессу глобализации. Это, так сказать, глобализация в ограниченных масштабах, охватывающая группу стран, создающих объединения, в которых происходит большая или меньшая либерализация торговли, движения капитала и людей в рамках соответствующей интеграционной группировки. Регионализация в своих рамках стимулирует процессы экономического объединения разных стран, но тормозит процессы всемирной глобализации, усиливая обособленность отдельных экономических группировок, а вместе с тем противоречия и конкуренцию между ними. В идеале, регионализация должна развивать дух сотрудничества, а не конфронтации с другими группировками и странами, поскольку последнее означало бы лишь возрождение прежнего национального эгоизма, только на более высоком уровне.

Еще одна тенденция, сопровождающая глобализацию, - многократно возросшая и продолжающая возрастать роль человека, человеческой личности в глобальной экономике, ее в этом смысле гуманизация. В современном обществе экономический рост все более приобретает интенсивный (а не экстенсивный) и притом инновационный характер. Новые открытия, изобретения, технологии, принципиально новые товары и услуги возникают не эпизодически и спонтанно, а становятся постоянной составляющей экономического процесса, которая прогнозируется, планируется, организуется, в том числе и на основе международной кооперации. Весь окружающий мир все больше представляет собой материализованные знания, а производство этих знаний — важнейшую часть всей экономической деятельности. В центре же этого специфического производства находится творческая человеческая личность. Подготовка и обучение такой личности, создание для нее надлежащих условий - основа успехов в современном экономическом развитии.

И еще один весьма важный момент, связанный с ролью человеческого фактора в условиях глобализации. Речь идет об экономическом и в то же время психологическом явлении, которое называется «ожидания». На ожиданиях

16

людей, их оценках, расчетах, прогнозах зиждется вся рыночная экономика. Эти ожидания и оценки всегда присутствуют - в неосознанной, осознанной или даже в строго разработанной, формализованной форме - в экономической деятельности, будь то начало небольшого дела, мелкого или крупного инвестиционного проекта, финансовой операции на валютном или фондовом рынке. Все это, складываясь из оценок и расчетов миллионов людей, непосредственно влияет на их потребительские, инвестиционные, финансовые, производственные решения, а вместе с тем на общую динамику реальной экономической жизни..

Глобализация экономики развертывается на двух уровнях.* микро- и макроэкономическом. Как любые процессы в рыночной экономике, все наиболее существенное здесь инициируется и развивается прежде всего па уровне самостоятельно хозяйствующих субъектов. Именно они устанавливают производственные, торговые, научно-технические, финансовые связи со своими зарубежными партнерами, создают или приобретают компании в других странах, формируют ТНК и банки, международные альянсы и синдикаты. Главной особенностью глобализации на микроэкономическом уровне является прежде всего общая стратегическая ориентация компаний, всемирная; по своему характеру - будь то ориентация на рынки сбыта или источники снабжения по всему миру, а также, конечно, на размещение производства в разных; странах. Так складывается фундамент глобализации, и по мере развития этого процесса он нуждается в поддержке государственной власти, ее макроэкономической политики.. Главное (хотя и не единственное и не однонаправленное) содержание этой поддержки в государственной внешнеэкономической политике заключается в понятии либерализации. Глобализация экономики настоятельно требует ее либерализации, т. е. сокращения или устранения ограничений на путях международной торговли, иностранных инвестиций, международных финансовых операций. Именно это происходит в течение последних двух десятилетий, именно этим занимается Всемирная торговая организация.

Можно сказать, что глобализация мировой экономики отражает достигнутый мировым сообществом критический уровень экономической взаимозависимости на основе:

экономической интеграции и нарастающего перемещения по миру капитала, товаров, рабочей силы;

становления экономики знаний и технологической интеграции, обусловливаемой НТП;

современной информационно-коммуникационной революции, связанной с созданием скоростных транспортных средств и ультрасовременных средств связи, распространением в мире персональных компьютеров и сети Интернет.

Глобализация мировой экономики приводит в действие еще одну новую тенденцию современности — тенденцию персонификации международных отношений. Выход интересов хозяйственных субъектов за национальные рамки и их растущая взаимозависимость обусловливают становление дополнительных, наряду с национальными государствами и международными организациями, источников внешнеполитической инициативы — частных корпораций, неправительственных организаций (НПО) и самого Человека, конечного потребителя создаваемых экономикой товаров и услуг. Эти интересы могут не совпадать или вступать в противоречие с национально-государственными интересами в трактовке тех политических дел и поддерживающих их бюрократических структур, которые в данный момент находятся у власти в данной стране.

Персонификация международных отношений, означая появление субъектов международной жизни корпораций, НПО и Человека, формирует новые вызовы мировому сообществу и требует создания надлежащей политикоправовой инфраструктуры учета интересов новых самостоятельных участников внешнеполитической деятельности. Не случайно сегодня тема теории и

практики внешней политики международных и национальных корпораций на-

18

ходится в числе приоритетных тем мировых научных изысканий. С другой стороны, персонификация международных отношений позволяет частным лицам, не связанным с правительством и не работающим на политические партии, выражать свою озабоченность международной безопасностью, формировать, формулировать и отстаивать собственные внешнеэкономические и внешнеполитические интересы.

Глобализация мировой экономики и персонификация международных отношений приводят к политической глобализации. Последняя означает, что политические события в той или иной стране, которые согласно распространенным представлениям о недопустимости вмешательства во внутренние дела суверенных государств являются ее внутренним делом, приобретают глобальное значение, т. е. они оказывают воздействие на политическую ситуацию в других странах, либо влияют на такие всемирные интересы, как обеспечение прав человека и всеобщей политической стабильности, необходимой для успешного мирового развития. Политическая глобализация сопровождается введением в мировую практику новых механизмов обеспечения мира, таких как миротворческие операции или международные санкции против «плохих» режимов.

Обобщая различные подходы к определению глобализации, можно сказать, что глобализация является тенденцией мирового развития человечества, затрагивающей все сферы международной деятельности человека. Логической конечной целью экономической глобализации является создание единого мирового рынка, единой мировой экономики.

Следовательно, характеризуя тот рубеж, на котором сегодня находится развитие глобализации как тенденции, важно оценить, насколько мир и отдельные страны близки к созданию единой мировой экономики. При этом не только количественные показатели характеризуют глобализацию, но и качественные, например, степень влияния экономического положения той или иной

страны на другие страны или степень уязвимости той или иной страны от раз-

19

вития экономической ситуации в других странах. Критериями единой экономики являются единая валюта, налоговая система, управление, условия хозяйствования, наличие единого мирового бюджета и т. д. В каждой из сфер международной хозяйственной деятельности человека — торговле, финансовых потоках, миграции рабочей силы, обмене научными знаниями существуют свои критерии и этапы продвижения к конечной цели, то есть этапы и критерии развития тенденции глобализации.

При этом движение «вперед» не является простым линейным процессом. Глобализация встречается с противодействующими факторами и тенденциями, причем часть из них носит объективный характер. Дело в том, что на практике втягивание страны в глобализацию означает проникновение (в том или ином виде) иностранных хозяйствующих субъектов в национальную экономику. Естественно, что появление иностранных источников экономической инициативы чревато сдерживанием процесса становления собственных национальных источников экономической инициативы. Особенно болезненно эта проблема стоит в менее развитых странах. Именно данное обстоятельство заставляет многих государственных руководителей сдержанно относиться к глобализации и втягиванию в нее национальных экономик.

Конечно, теоретически мыслима модель развития, при которой внешние факторы эффективно работают на национальные потребности, открывая тем самым возможность национальным источникам экономической инициативы искать свою специализированную нишу в международном разделении труда вместо того, чтобы тратить силы на конкурентную борьбу с мировыми производителями на своей национальной территории. Однако воплощение в жизнь такой модели требует соответствующего глобального (в мировых масштабах) регулирования процессов развития и размещения производительных сил нашей планеты в целом, что на сегодняшний день нереально, поэтому можно утверждать, что еще на протяжении длительного периода времени будет сохраняться национальное, и при этом не только вызванное субъективными факторами, но и объективно обусловленное противодействие глобализации.

В этой связи характеристика глобализации как тенденции требует оценки того, насколько, с точки зрения развития национальных источников экономической инициативы, та или иная страна готова к вовлечению в процессы экономической глобализации и к внесению своего вклада в развитие этих процессов.

Развивая размышления о степени готовности той или иной страны к участию в глобализации, логически можно выйти на проблему выравнивания уровней развития различных стран мира. Выравнивание уровней экономического развития в условиях хозяйствования, с одной стороны, выступает как следствие глобализации, рассматриваемой в качестве тенденции мирового развития. Но с другой - служит необходимой предпосылкой для активного включения стран в процессы глобализации. При этом вопрос о том, что должно предшествовать чему - выравнивание включению в глобализацию или включение в глобализацию выравниванию - не имеет однозначного ответа.

В теоретическом плане ответ на данный вопрос может быть представлен в таком варианте: вовлечение данной страны в глобализацию наиболее естественным и наименее болезненным способом происходит в тех отраслях экономики и по тем направлениям сотрудничества, где уровень развития и условия хозяйствования данной страны отвечают мировым стандартам. Обеспечить такое соответствие в зависимости от существа конкретной задачи можно либо сразу либерализовав национальную экономику и тем самым выровняв национальные и мировые условия хозяйствования, либо сначала сократив разрыв в уровнях экономического развития и уже на этой основе перейдя к политике либерализации. Выбор варианта всегда остается за политическим руководством страны.

Поэтому в практическом плане ответ на поставленный вопрос содержится исключительно в работе государственных органов экономического управ-

21

ления, которые, исходя из своего понимания концепций национального и мирового развития, определяют, насколько выиграет национальная экономика в целом или та или иная ее отрасль от участия в глобализации. Эффективность принимаемых решений будет в этом случае зависеть от компетентности государственного руководства процессами вовлечения страны в глобализацию. Роль государства здесь не уменьшается, но видоизменяется: за государством остаются как стратегические, так и практические решения.

Положительным примером действий по такой схеме может служить опыт Китая, который сначала, за счет поддержания более высоких темпов экономического развития по сравнению с общемировыми, сократил разрыв с мировыми лидерами по макроэкономическим показателям и качественным параметрам роста и уже на этой основе пошел на либерализацию экономики, причем и в этом случае на постепенную, а не моментальную[2].

Говоря о параметрах, по которым можно судить об уровне глобализации всей мировой экономики, понятно, что самыми простыми и очевидными в том смысле являются темпы роста международной торговли, которые за последнее десятилетие в 2 раза превышали темпы производства; прямые иностранные инвестиции в те же годы росли в 3 раза более высокими темпами, а международные операции с акциями в 10 раз.

Мысль о единой мировой экономике, политическим обрамлением которой станет единый мир, является логическим завершением развития идеи глобализации мировой экономики.

Однако и в развитых странах нет единомыслия в подходе к глобализации. Если специалисты США и Великобритании полны энтузиазма по поводу глобализации (М. Интрилигейтор, Т. Фридман), то ученые других стран, в первую очередь Германии, Франции, Японии (М. Мисси,. Г. Эрлер, Р. Сида) относятся к ней более осторожно.

Возможно, именно осторожность в оценке глобализации и ее последствиях привела к формированию более сдержанного определения на Коммюнике глав государств и правительств стран «Группы 8» в 1999 г.: «Глобализация — сложный процесс, связанный со стремительно растущим движением идей, капитала, технологий, товаров и услуг по всему миру, — уже привела к глубоким изменениям в наших обществах. Она сплотила нас как никогда»[3].

Выражая мнение большинства ученых развитых стран, профессор социологии Калифорнийского университета (США) М. Кастельс определил гло- бализацию как «новую капиталистическую экономику» , которая вобрала в себя три фундаментальных изменения двух последних десятилетий:

Производительность и международная конкуренция стали функцией развития знаний и обработки информации.

Концерны и страны вплетены в сетевые системы производства, менеджмента и распределения.

Основные экономические процессы являются сегодня глобальными, т. е. осуществляются в реальный период времени в глобальных масштабах.

Наиболее рельефно отражает позицию сторонников комплексного подхода к глобализации американский ученый Р. Кадрль. Он рассматривает глобализацию в трех вариантах: как (1) рыночную глобализацию, (2) непосредственную (прямую) и (3) коммуникационную[4]. Главным тезисом Кадрля является утверждение, что развитие глобализации в трех ее вариантах, или видах, «требует более жесткого управления как на национальном, так и на международном уровне»[5]. Свое восприятие глобализации в трех ее видах Кадрль суммирует приводимой ниже табл. 1.

Таблица 1.

Коммуникационная

глобализация

Рыночная глобализация Прямая глобализация (явные проявления) Прямая глобализация (психологические проявления)
Движущие

силы

Коммуникационные

технологии

Коммуникационные и транспортные технологии Вещественное производство и улучшенные коммуникации Улучшенные коммуникации ?
Результаты

глобализации

Повышение благосостояния, взаимовлияние культур, сравнение внешнего мира с существующей национальной жизнью Повышение благосостояния, падение эффективности отдельных традиционных методов управления экономикой Ухудшение окружающей среды Тране граничное распространение ценностных ориентиров ;
Вызовы

проводимой

политике

Сохранение

национальной

самобытности

Введение справедливых всемирных налогов и обеспечение равного распределения национального дохода после уплаты глобальных налогов Определение международной ответственности и проведение эффективной политики в вопросах защиты окружающей среды Контроль над

международными

конфликтами

Уровень (национальный и международный) решения проблем Национальный Национальный при ограниченной международной кооперации Международный Международный

Ключевые элементы трех глобализации

Однако на Западе есть и взгляды скептические, вовсе отрицающие глобальный характер происходящих изменений. Д. Низано, П. Хирст. Г. Томпсон обращают внимание на то, что международная торговля сегодня носит больше региональный, а не всеобщий характер, что, по меньшей мере, половина развивающихся стран не ощутила роста торговли и инвестиций, то есть не интегрирована в процессы глобализации.

В азиатских новых индустриальных и демократизирующихся странах Азии исследователи глобализации больший акцент делают на тех возможностях, которые глобализация открывает перед НИДС, и тех вызовах, которые

она создает для национальной стабильности и национального процветания. Ключевой темой прикладных по своему содержанию исследований выступает тема адаптации национальной экономики и общества к глобализации. В теоретическом плане ученые НИДС главным образом ссылаются на уже существующие в американской литературе определения глобализации.

Ученые развивающихся стран, в том числе и России, как правило, рассматривают глобализацию еще менее оптимистично, часто связывая ее с продолжением тенденции колониализма, неоинтервенционизма, несущей с собой, однако, определенные возможности получения от развитых стран дополнительных резервов.

Недавно начавшиеся в России обсуждения и исследования проблем глобализации уже создали определенные концепции. Например, М. Делягин определяет глобализацию как «процесс лавинообразного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных, технологий»[6]. А И. И. Лукашук рассматривает: глобализацию как «всемирный процесс, взаимосвязывающий национальные социально-экономические образования в единую мировую экономическую и общественную систему» .

Индийский ученый Г. Капур полагает, что термин глобализации «отражает идеологию рынка, правила работы которого диктуются МВФ, Всемирным банком, лидерами «большой семерки», причем США играют на этом глобализирующемся рынке роль морального дирижера — победителя в холодной войне»[7]. По мнению Капура, успехи мирового капитализма сильно преувеличены. Несмотря на пропагандистскую риторику сторонников глобализации и либерализации, в странах богатого Севера, считает Капур, падают зарплаты и: растет безработица. Что же касается бедного Юга, то его население в макси-

мальной мере страдает от глобализации: привносимые новые западные ценности разрушают традиционные социальные структуры, не успевая создавать взамен им работающие альтернативы, «поскольку большая часть населения мира не получает благ от глобалистов, то идея «единого мира» является не более чем потребительской утопией..., единственное, что действительно глобализируется, это капитализм американского типа», — считает Капур.

Профессор С. Пандит рассматривает глобализацию в контексте нового передела «международной силы» после окончания «холодной войны» и развала Советского Союза. На место конфронтации между СССР и США, считает Пандит, приходит противостояние «глобализирующегося Севера» и «глобализируемого Юга» на мировом уровне, противостояние крупных сил, таких как Индия и Китай, на региональном уровне и противостояние цивилизаций, в частности, индийской и западно-христианской. В условиях отсутствия глобальных средств обеспечения безопасности и отстаивания интересов Юга в целом, Индии и индийской цивилизации в частности, считает Пандит, приходится самостоятельно искать такие средства. К последним ученый относит создание и испытание Индией ядерного оружия[8]. Данная точка зрения весьма характерна, особенно в свете последних событий, и ясно показывает, что огромный Юг не собирается без боя принимать навязываемый им «сияющий свет свободы и возможностей»[9] западной цивилизации.

Интересным представляется и взгляд другого индийского ученого

О.              Мишра, который предлагает трактовать глобализацию как процесс интеграции и взаимодействия государств, обращает внимание на существование в реальном мире другой тенденции — к дезинтеграции, автаркии, изоляционизму, которую ученый определяет как «фрагментацию» мирового развития. «Глобализация и фрагментация, - пишет Мишра, - не просто являются интернацио-

нальными процессами, но и влияют на региональную ситуацию и даже на целостность самих государств»[10]. Именно явлением фрагментации Мишра объясняет продолжающийся военно-политический конфликт между Индией и Пакистаном и другие локальные конфликты. Ученый делает вывод о недостаточности использования одной лишь концепции глобализации без учета происходящей фрагментации международных отношений для понимания существа продолжающихся этнических и региональных конфликтов.

В работах китайских ученых, занимающихся разработкой проблематики; глобализации, доминирует больше утилитарный, нежели теоретический, подход, который скорее ближе к подходам азиатских НИДС. Однако существенным отличием китайских исследований глобализации является присутствие в них темы взаимоотношений китайского социализма и глобальной экономики. Например, профессор Лю Кан, рассматривая глобализацию, в ее понимании на Западе, как «стратегию узаконивания идеологической гегемонии глобального капитализма», находит именно в китайском опыте возможность постановки вопроса о «некапиталистических альтернативах капиталистической глобализации»[11]. Известный китайский экономист Фань Ган, обсуждая проблемы глобализации, вводит понятие «неравного положения в глобализации», под которым понимает то обстоятельство, что развитые страны получают больше дивидендов от глобализации, чем развивающиеся. В отличие от ряда авторов из развивающихся государств, возлагающих ответственность за неравенство в глобализации на развитые страны, Фань Ган полагает, что менее развитые экономики, в том числе китайская, сами должны искать пути преодоления такого неравенства и, прежде всего, обратить внимание на соответствие степени открытости экономики, требуемой глобализацией, внутренним возможностям страны успешно участвовать в глобальной конкуренции. При этом, по мнению

китайского ученого, необходимо исходить из того факта, что «вся экономическая теория построена на основе ограничения условий конкуренции... любые чрезмерные изменения приводят к нарушению равновесия... иногда при прочих равных условиях в случае полных изменений возможен даже худший результат, чем при неполных изменениях»[12].

Еще один китайский ученый Е Цзян предлагает свое понимание глобализации как «воздействия экономической деятельности на глобальные экономические системы». Отмечая, что «самое большое воздействие глобализации заключается в снижении возможностей государств осуществлять свой суверенитет в отношениях с другими государствами, Е Цзян идет дальше своих коллег, говоря о том, что хотя «глобализация экономики дает возможность государствам надеяться на достижение прогресса в экономике путем регионализации», она «меняет их самодостаточное положение, объективно приводя к тому, что государственный суверенитет перестает быть, как раньше, священным и неприкосновенным»[13].

Современный китайский подход к проблеме глобализации нашел релїУ 7 ефное отражение в четырех китайских принципах нового миропорядка в условиях глобализации, сформулированных председателем КНР Цзянь Цземинем на китайско-африканском саммите в Пекине в октябре 2000 г. Первый принцип состоит в том, что развивающиеся страны должны усилить солидарность и развивать сотрудничество Юг — Юг с тем, чтобы максимально использовать собственные ресурсы роста и тем самым ответить на вызовы глобализации. Второй — в развитии диалога и улучшении отношений по направлению Север — Юг. При этом китайский лидер считает, что повышение благосостояния в бедных странах является заботой и стран развитых. Третий предполагает участие всех стран в международных делах на основе равенства и в духе конкуренции.

Четвертый принцип нацеливает все страны на то, чтобы «смотреть в будущее и установить долгосрочные отношения стабильного партнерства в интересах равенства и взаимной выгоды»[14].

Следует заметить что, чем менее развита страна, чем меньше она интегрирована в происходящие процессы, тем более негативно в ней воспринимается глобализация. К примеру, в странах Африки политические элиты и бизнесмены почти повсеместно едины в своем отрицательном отношении к глобализации.[15]

Рассматривая проблемы глобализации, ученые иногда отделяют процессы экономической и политической глобализации. Причем экономическую глобализацию, как правило, оценивают как объективно протекающую и чаще положительную тенденцию, а политическую — в основном как негативную, с упором на ее американоцентризм. Безусловно, американская элита считает это явление положительным и прилагает максимум усилий к созданию однополярного мира с США в качестве гегемона.

И как бы ни разделялись мнения относительно того, хорошо это или плохо, США реально является лидером, локомотивом глобализации, наиболее влиятельным ее участником на сегодняшний день. На это обращает внимание в том числе и директор ИМЭМО В. Мартынов: «Экономическая глобализация — это экспансия мирового капитализма, носящая иногда черты американоцентризма»[16].

Глобализация как тенденция мирового экономического развития содержит ряд внутренних противоречий. Главными из них представляются следующие:

- противоречие между интересами развитых и развивающихся стран в процессе экономической глобализации. Это противоречие, в частности, находит отражение в разном понимании глобализации, распространенном в странах — мировых лидерах и аутсайдерах;

противоречие между различными по своей сути требованиями глобализации к развитым и развивающимся странам, с одной стороны, и их неготовностью следовать этим требованием, с другой. Развитые экономики на деле не спешат взять на себя ответственность за ускорение экономической глобализации, не готовы жертвовать национальными кратко- и среднесрочными экономическими интересами и нести политические риски в общемировых глобальных стратегических интересах. Развивающиеся страны, в свою очередь, не спешат признать необходимость - в тех же глобальных стратегических интересах - делиться частью национального суверенитета, как того требует логика развития глобализации;

противоречие между выравниванием уровней развития и условий хозяйственной жизни как предпосылки и одновременно следствия глобализации, с одной стороны, и неравномерностью распространения в мире инфраструктуры глобализации, с другой. Под последней понимается унификация товарных стандартов, устранение таможенных барьеров, унификация экономического законодательства и т. д.

Многообразие взглядов на способы снятия данного противоречия можно свести к четырем основным концепциям.

Концепция создания единой мировой экономики и единого мира через развитие и, впоследствии, объединение континентальных экономических: и финансовых союзов, региональных валют и континентальных политических конфедераций. Роль примера для подражания призваны сыграть ЕС и НАФТА, евро и доллар. Расширение ЕС на Восток и преобразование НАФТА в единую американскую зону свободной торговли в начале наступившего века должны сопровождаться созданием и укреплением аналогичных группировок и конфедераций на других континентах, например, АСЕАН, СИГ, какого-то варианта экономического союза в Северо-Восточной Азии и т. д. На следующем этапе происходит интеграционная стыковка континентальных конфедераций, — например, объединение ГС и НАФТА в «Новый трансатлантический рынок». На

30

завершающем этапе все континентальные конфедерации сливаются в единый мир с единой экономикой.,

Эта концепция выдвинута наиболее радикальными пропагандистами: американской и общественной модели. Они предлагают распространить американскую хозяйственную практику, американскую валюту, законодательство, экономические институты и т. д. на весь остальной мир. Страны, которые не примут новых условий, окажутся изолированными от мировой экономики и связи с ними будут минимализированы. Данная модель не предполагает немедленного всеобщего политического объединения и оставляет без внимания ряд существенных вопросов, в частности, вопрос о том, будут ли и, если да, то с какого момента граждане других стран-участниц новой хозяйственной системы иметь право избирать американского президента и американских законодателей.

Концепция предлагает исходить из сегодняшней реальности, не забегать вперед и постепенно содействовать глобализации посредством либерализации экономической и финансовой деятельности, расширения сферы ответственности международных организаций, работающих на цели либерализации, таких, как ВТО, МВФ и т. п.

Эта концепция настаивает на создании единого мирового экономического правопорядка и, на этой основе, на развитии интернациональных институтов, позволяющих проводить скоординированную мировую социально- экономическую и финансовую политику. Вопрос о едином мире, в политическом смысле, относится на потом и будет решен естественным образом, т. е. путем постепенного превращения экономической интеграции в политическую. В отличие от первой из упомянутых выше концепций данная не требует обязательного соблюдения континентальной этапности. Дело в том, что сегодня, когда в мире существуют ЕС и НАФТА, на которые приходится 40 % мирового ВВП, отдельные регионы и страны могут быстрее интегрироваться в

них, а не создавать внутрирегиональную интеграцию.

31

На практике глобализация мировой экономики происходит, в той или иной степени, по всем из упомянутых вариантов. Расширение ЕС и НАФТА сопровождается увеличением числа стран-членов АСЕАН и попытками создать «связующие» трансконтинентальные структуры - типа формула Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (связь рынка АСЕАН с рынком Северо-Восточной Азии, Австралии и Новой Зеландии, Северной и Южной Америки, России) или АСЕМ (связь азиатского и европейского рынков). Американский доллар доминирует в международных расчетах — на него приходится 50 % мировой: торговли, почти 60 % международных валютных резервов, 80 % операций на мировых фондовых рынках. ВТО, МВФ и Всемирный банк ведут постоянную работу по либерализации экономики. Страны — для продвижения своих товаров за рубеж и эффективного применения импортируемых технологий - все больше внимания вынуждены обращать на выравнивание национальных условий хозяйственной деятельности и введение единых товарных стандартов.

Глобализация в сфере финансов и информации является свершившимся фактами хотя в сфере производства, торговли, трудовых отношений и других отраслях речь пока идет лишь о тенденции.

Информационные технологии являются материальным воплощением и непосредственным двигателем процесса глобализации — разрушения административных барьеров между странами, планетарного объединения региональных финансовых рынков, приобретения финансовыми потоками, конкуренцией и технологиями всеобщего, мирового характера. Важнейшей чертой глобализации является формирование единого в масштабах всего мира не просто финансового или информационного рынка, но финансово-информационного пространства, в котором во все большей степени осуществляется не только коммерческая, но и вся деятельность человечества как таковая.

Наиболее широкую известность в связи с этим получили процессы глобализации конкуренции, связанные прежде всего с ее обострением и приобре-

32

тением ею всеобщего характера. Информационные технологии по мере своего распространения свели к минимуму значение пространственных барьеров на рынках. Это привело к принципиальным изменениям. «Достаточно указать, что если еще 4 года назад, копаясь на своем приусадебном участке, Вы противостояли почти исключительно своей собственной лени или усталости, то сегодня, начав вскапывать землю (или взявшись за почти любое другое занятие), Вы автоматически вступаете в конкуренцию с сотнями миллионов крестьян всего мира — и должны понимать, что если делаете свое дело хуже, чем они, или в худших условиях, то Вы даром тратите свое время и будете бедны до тех пор, пока не займетесь тем, что умеете лучше всех»[17].

При развитии глобализации конкуренции наблюдается; развитие двух взаимодополняющих и взаимообусловливающих тенденций. С одной стороны, происходит формирование региональных сегментов единых общемировых рынков, в первую очередь в финансовой и информационной сферах. С другой стороны, наблюдается значительно менее популярная, но ничуть не менее важная постепенная интеграция отдельных глобальных рынков различных финансовых инструментов в единый мировой рынок финансов, непосредственно выражающаяся в практически неуклонном снижении «цены перехода» для капиталов из одного финансового инструмента в другой.

Глобализация финансовых потоков приобрела гораздо большие размеры, по сравнению с глобализацией мировой торговли. Причину этого можно увидеть прежде всего в том, что международная торговля финансовыми «товарами» имеет гораздо меньшую историю, чем торговля товарами производственными, и что, следовательно, различия в национальных особенностях функционирования финансовых рынков меньше, чем рынков производственных товаров. Другие причины ускоренного развития финансовой глобализации состоят в относительной легкости перемещения по миру финансовых капиталов и услуг в условиях глобальной интернетизации, в возможности большей и более быстрой прибыли.

Сегодня мировая торговля акциями почти сравнялась с мировой торговлей товарами и услугами, торговля же государственными обязательствами превышает последнюю в 10 раз с лишним, а торговля валютой - в 80 раз. Такой показатель интернационализации капитала, как соотношение между объемом международных операций с акциями и облигациями и мировым ВВП, увеличился с 10 % в 1980 г. до 200 % в 1998 г. Резко возросли за последние годы прямые иностранные инвестиции (ПИИ): если в 1980 г. их величина составила 0,8 млрд. долл., в 1990 г. —1,7 млрд., то в 1998 г. — уже 4,1 млрд. долл. Отношение объема ПИИ к величине всемирной торговли увеличилось с 25 % в 1980 г. до 62 % в 1998 г., а к объему мировому ВВП — соответственно с 4,6 до 13%.

Отток ПИИ претерпел в 90-е годы определенные и весьма показательные изменения: если раньше он шел в основном из США, Западной Европы и Японии в развивающиеся страны, то в последнее десятилетие к получателям ПИИ добавились Китай, Восточная Европа и, хотя и в меньшей мере, Россия и страны СНГ, а к числу инвесторов присоединились НИС Азии (Южная Корея, Тайвань, страны АСЕАН), вложения которых направлялись не только в развивающиеся, но и в развитые страны.

В мире продолжается либерализация финансовых рынков. В частности, в период с 1991 по 2000 гг. были произведены. 1185 различных изменений в национальных режимах относительно ПИИ, из которых 1121 способствовали созданию более благоприятного для ПИИ климата (табл. 2). В течение 2000 г. 69 странами были сделаны 150 таких регулирующих изменений, из них 147 (98 %) были направлены на создание более благоприятного климата для иностранных инвесторов (рис. 1).

Таблица 2.

1997 1998 1999 2000 2001 2002
Число стран, принявших изменения в национальных инвестиционных режимах 64 65 76 60 63 69
Число изменений, из которых 112 114 151 145 140 150
более благоприятны для ПИИ 106 98 135 136 139 147
менее благоприятны для ПИИ[18] 6 16 16 9 9 3

Источник: UNCTAD.

Изменения в национальных инвестиционных режимах, 1997-2002 гг.

На интернациональном уровне продолжается заключение договоров, дополняющих и форсирующих это направление на национальном уровне. Число двусторонних договоров по инвестициям увеличилось в 5 раз в течение 1990-х гг. В 2002 г. 78 стран заключили 84 таких договора. Большинство из них заключено между развивающимися странами (36), что равно 43 % (рис. 2).

16% 2%

24%

ипы изменений регулирования ПИИ, 2002 г

19%

Создание более либеральных условий вступления и деятельности

Предоставление больших гарантий

¦ Усиление частичной либерализации

Усиление стимулирования

39%

¦ Усиление контроля

Рис. 1. Типы изменений регулирования ПИИ, 2002 г.

Между развитыми и развивающимися странами

 Двусторонние договора по инвестициям между группами стран, 2002 г.

11%

Между развитыми странами и странами Центральной и Восточной Европы

Между развивающимися странами

Между развивающимися странами и странами Центральной и Восточной Европы

Между странами Центральной и Восточной Европы

Рис. 2. Двусторонние договора по инвестициям между группами стран, 2002 г.

Однако не все так гладко: в последние годы острые конфликты возникли при обсуждении вопросов либерализации рынков финансовых услуг (как и телекоммуникаций). Самый свежий пример - провал соглашения по либерализации международного рынка инвестиций, подготовку которого производила ОЭСР. Проект ставил перед собой цель полностью либерализовать всю международную инвестиционную деятельность. Особый упор делался на снятие всех существующих барьеров на пути прямых инвестиций, которые, как считается, непосредственно способствуют развитию стран - реципиентов капитала. Однако проект закончился грандиозным провалом, страны так и не смогли договориться. Многие эксперты указали на то, что положения проекта соглашения вступают в непримиримый конфликт со страновыми законодательствами и вторгаются в ключевые области национального суверенитета.

И это не единственное противоречие. Глобализация мировых финансов означает превращение финансовых потоков в более важный фактор роста мировой экономики, чем движение товаров и услуг. Глобализация открывает не только странам, но и корпорациям и индивидуальным инвесторам и заемщикам доступ к мировой сети движения капитала. Соответственно создаются новые возможности для удовлетворения потребностей национальных низовых источников экономической инициативы в капитале.

С другой стороны, стремительные темпы финансовой глобализации таят в себе угрозы экономической стабильности как отдельных стран и регионов, так и мировой экономической системы в целом. Азиатский финансовый кризис показал, что интернациональный капитал может стремительно уйти с того или иного рынка, вызвав финансовый и экономический крах с тяжелыми социальными и политическими последствиями. Дисбаланс в развитии торговли товарами и валютой, акциями, облигациями но существу стимулирует вовлечение свободного капитала не в производство, а в биржевые торги валютой, ценными бумагами и деривативами. При этом обвал того или иного крупного в мировом масштабе рынка грозит негативными общемировыми последствиями.

На современном глобальном финансовом рынке скорость движения капитала практически равна скорости движения информации и намного превосходит скорость ее анализа и тем более осмысления. Поэтому движение капитала в мировом масштабе все больше зависит от психологических факторов — от настроения, ожиданий и инстинктивных, подсознательных реакций участников рынка, - а не от каких-либо объективных процессов.

А так как объемы стремительно перемещающихся по миру денег превышают по меньшей мере 1 трлн. долл., и эта «ударная волна» способна превратить в руины почти любую национальную экономику, настроения и ожидания нескольких сотен операторов, работающих на нескольких мировых биржах, становятся значительно более важным фактором мирового развития, чем труд и ожидания сотен миллионов остальных людей, живущих в странах, которые могут попасть под удар мирового финансового кризиса.

У мирового сообщества пока нет универсального «лекарства» от финансовых рисков и что для выработки такового требуется активный совместный поиск, возглавляемый мировыми финансовыми странами-лидерами и международными институтами.

В первую очередь это МВФ. Однако в последние годы фонд превратился

в объект постоянных нападок со стороны правительств отдельных государств

37

за неэффективность работы, ошибочные рекомендации и т. д. Во многом это объясняется тем, что фонд проводит политику, основанную на интересах крупных ТНК и глобальных портфельных инвесторов. Печальным образцом «эффективности» деятельности фонда является примерный ученик МВФ - Аргентина. Страна превратилась в одного из крупнейших заемщиков среди развивающихся стран и сейчас не в состоянии обслуживать свой государственный долг в 132 млрд. долларов.

Однако сегодня появились признаки отказа МВФ от прежней практики лечения «больных» государств. Вместо бесконечных советов и рекомендаций МВФ может полностью передать все инициативы и руки «проблемных» стран, оставив за собой роль своеобразного арбитра. На ноябрьском форуме МВФ в Оттаве некоторые финансисты, в том числе министр финансов Великобритании Г. Браун, осторожно высказывались в пользу разработки процедуры банкротства суверенных должников. Новое мировое законодательство может быть создано по схеме 11-й главы закона о банкротстве США, к которой часто прибегают американские корпорации, попавшие в тяжелое положение. Схема банкротства в США приблизительно такова: компания подает прошение о банкротстве, затем она перестает выплачивать долги, причем законодательство обеспечивает защиту компании от поглощения или продажи кредиторами, после проведения реструктуризации компания возобновляет выплаты по своим долговым обязательствам, но уже по новой схеме. Безусловно, для внедрения международного законодательства потребуется создание новых специальных институтов (в частности, международного суда, способного рассматривать требования частных инвесторов, владеющих гособлигациями к государству- должнику).

С появлением на мировом рынке финансов евро, Европа, представители которой номинально руководили МВФ, теперь пытается увеличить свое влияние на фонд. Инициативам ЕС способствует политика, проводимая нынешней

администрацией США. Республиканцы, которые всегда относились к деятель-

38

ности МВФ с большим подозрением, неоднократно повторяли, что в отличие от своих предшественников не будут тратить средства на развитие «чужих»- экономик. Выяснение отношений между Европой и США дает МВФ уникальный шанс проявить большую самостоятельность. Однако США главный акционер МВФ, и с их влиянием трудно поспорить.

Пожалуй, наибольшую угрозу мировой финансовой стабильности представляет дисбаланс между производством и торговлей валютой. Даже если учесть, что среднегодовая прибыль торговцев валютой составляет 0,1 % от объема продаж, то суммарный годовой объем капитала, по существу изымаемого из мирового производства, достигает 10-13 % мирового ВВП. Выход из положения, вроде бы, очевиден — вести дело к созданию единой мировой валюты. Однако вряд ли есть смысл разъяснять, насколько наш мир далек от такого шага.

Чуть ближе мировое сообщество приблизилось к осознанию необходимости регулирования мировых потоков капитала. Не случайно, финансовые саммиты G-7 пополнились встречей стран «большой семерки» с финансовыми руководителями 90 наиболее развитых стран мира. Не случайно также и то, что сегодня активно поднимаются и обсуждаются вопросы о создании регионального аналога МВФ в Азии, получил развитие постоянный финансовый диалог между странами АСЕАН и Китаем, Японией и Южной Кореей, предлагаются планы реформирования МВФ.

В целом, рассуждая о мировой финансовой глобализации, можно достаточно уверенно утверждать, что глобализация в этой сфере в последнее десятилетие развивалась наиболее быстрыми, чем в других секторах мировой экономики, темпами. Что такое быстрое развитие финансовой глобализации создало ряд угроз национальному, региональному и глобальному хозяйству и поставило ряд проблем, решение которых объективно возможно только «сверху», т. е. общемирового уровня их видения и мобилизация средств для их решения. Что, наконец, финансовый мир признал необходимость переменено

пока не определился, в каком направлении и к каким ориентирам двигаться.

39

Развитие технологий привело к развитию информационных технологий уже в конце XIX - начале XX вв. (появление телеграфа, телефона, кино, а затем телевидения). Информационные технологии динамично развивались в течение всего XX в. Именно эффективная широкомасштабная пропаганда, обеспечивающая массовую перестройку общественного и индивидуального сознания, позволяла и до сих пор еще позволяет диктаторам получать дивиденды от творческою труда в условиях технологий, недостаточная развитость которых не то что не предполагает, но резко ограничивает возможности всякого массового творчества. «Холодная война» в значительной степени была информационной: демократии переработали опыт тоталитаризма, выявили источник его силы и начали бить его же собственным оружием, на его же собственной, «ментальной» и мировоззренческой, территории. «Третья мировая война уже идет, и победа будет одержана на поле идей», - писал на ее излете один из наиболее проницательных антикоммунистов-практиков, корейский проповедник и миллиардер Мун. Однако лишь возможности компьютерных технологий, в том числе компьютерного моделирования, увеличили возможности человека до уровня, позволяющего ему в полной мере учитывать особенности собственной психической и физиологической организации при воздействии на собственное сознание.

Только массовое распространение компьютера и информационных технологий сделало возможным широкомасштабную корректировку сознания в условиях демократического общества.

Глобализация, те выход социально-экономической деятельности человека за пределы государственных границ, является следствием того, что стремление человека расширять свободу от частных обстоятельств окружающего мира начинает обретать технологическую базу в виде сетевых информационных технологий и достижений в сфере новой экономики.

Возможность установления прямых равноправных связей всех со всеми,

свободных от пространственно-временных ограничений, порождает сетевой,

40

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА

базирующийся на интренет-технологиях, способ ведения дел, который уже в скором будущем самым радикальным образом может изменить социально- экономическую сферу. При этом его влияние усиливается радикальным обновлением самих способов создания базовых видов продукции.

Все более широкое применение интернет-технологий создает тенденцию постепенного перехода экономических отношений в электронную форму существования, особенность которой состоит в сетевом характере структуры, низкой себестоимости и в том, что события в ней происходят мгновенно. Эти обстоятельства открывают новые экономические перспективы: уже упомянутый «бизнес со скоростью мысли», а также производство, предельно рассредоточенное по внешним соисполнителям и потому гораздо более дешевое и гибкое, чем нынешнее. Интерет-технологии дают почти полную свободу перемещать по личному усмотрению материальные активы и даже выпускать собственные деньги. То есть, по сути, человек по силе воздействия уравнивается с организационной структурой. В результате стирается грань между физическим и юридическим лицом, предпринимательство сжимается до формата отдельной личности. При этом средства организации работы делаются столь мощными, что на их основе могут быть созданы производства немыслимых сегодня масштабов. К тому же, интернет-технологии, предоставляя возможность прямых равноправных связей между производителем и потребителем, позволяют им в своих взаимоотношениях обходиться без участия перекупщиков. Сетевая форма экономического поведения не дает посреднику навязывать свои условия остальным ключевым участникам рыночных отношений. В сети посредник — это не тот, без кого невозможно что-либо продать или купить, а тот, кому производитель или потребитель по каким-то причинам передали решение вспомогательных задач по обслуживанию их взаимодействия.

Широкое применение интернет-технологий сводит практически к нулю

стоимость тиражирования всего, что может существовать в электронном виде,

в том числе, всевозможных методов, способов и приемов. В этой ситуации на-

41

личие производителей, ведущих одну и ту же деятельность с разными затратами, может возникнуть только по недоразумению. Таким образом, в Сети меняется характер конкуренции - преобладающим становится соперничество творческих способностей, а не готовых товаров и услуг.

Та же направленность на обеспечение все большей суверенности личности преобладает и в развитии технологического уклада других сфер экономики.

Так, в энергетике появились и активно внедряются установки, работающие на возобновляемое сырье, а главное способные производить энергию непосредственно в точке ее потребления и ровно столько, сколько необходимо. Ожидается, что уже в 2005 г. начнется серийный выпуск так называемых топливных элементов самого перспективного типа таких устройств. Новые энергоустановки безопасны, не истощают ресурсы планеты и не приносят издержек, вызванных технологической необходимостью транспортировать энергию, а также вырабатывать ее в избыточных количествах. Это в ближайшем будущем приведет к их массовому применению, в ходе которого производство энергии будет становиться все более распределенным и ориентированным на обособленного потребителя, приобретая сетевой характер.

Успехи генной инженерии, делающей ее основой всякого производства, связанного с созданием продукции биологического происхождения, также способствует укоренению сетевых подходов к построению экономики. Дело в том, что генная инженерия не требует для себя создания статичных организационных конструкций, в ней преобладает переносимая в электронную форму интеллектуальная компонента, а своими результатами она во многом освобождает от природной обусловленности связанные с ней виды деятельности. При этом генная инженерия не только улучшает, но и создает новые жизненно важные вещи — от продуктов питания и средств медицины до вырабатываемого из биомассы топлива.

Еще более серьезные, хотя и несколько отложенные во времени, экономические последствия будет иметь ожидаемое к 2015 г. промышленное при-

42

менение микромеханических устройств и «нанно-машин», позволяющих с легкостью манипулировать веществом на уровне отдельных молекул и атомов. Эти механизмы смогут создавать любые предметы, включая копии самих себя, причем они сделают это дешево, чисто и с небольшим участием человека или вовсе без такового, снижая стоимость средств производства почти до 0. Нанно- технологии точно так же трансформируют производство вещественных предметов, как интернет-технологии создание нематериальных благ. Выход на уровень управляемого вещества позволяет создавать материалы с любыми заданными свойствами, и дает человеку реальную возможность «все свое носить с собой» и быть там, где хочется. То есть, нанно-технологии закрепляют господство сетевого способа ведения дел в экономике. Картину дополняет то обстоятельство, что возникновение новых способов создания базовых видов продукции приводит к необходимости перемещать не предметы, а идеи, что сделает транспорт почти неотличимым от сети Интернет.

По прогнозам специалистов к 2015-2020 гг. на смену нынешней экономике, построенной на опосредованных отношениях, придет сетевая экономика, в большей степени отвечающая человеческим устремлениям. Это превосходство обусловлено ключевыми качествами сетевой экономики. Так, в ней обесцениваются повторы, копирование и автоматизация, а оригинальность, воображение и способность к творчеству растут в цене. Собственно, они становятся : факторами повышения конкурентоспособности. Проблема современной конкуренции в том, что она поощряет слабых к всемерной активизации усилий и, в конечном счете, эффективно способствует прогрессу при умеренном разрыве между участниками. Однако сейчас разрыв между большинством участников исключительно велик. В этих условиях конкуренция превращается в собственную противоположность. При сегодняшнем разрыве в технологических возможностях, внедрение новых технологий будет способствовать углублению пропасти между развитыми и развивающимися странами, усугублению мировых проблем.

Кроме того, даже в развитых странах развитие производственных отношений не будет соответствовать уровню развития производительных сил, при описанном сценарии. Очень сложно предсказать, что будет с человечеством именно с точки зрения развития технологий. Сбудутся ли очередные голливудские блокбастеры? В любом случае, уже сейчас «Matrix has you», поскольку все наше сознание создается сейчас средствами информационных технологий.

Информационные

20%

Ставка на будущие технологии для следующей волны (%).

32%

5%

5%              8%

15%

¦ Комбинация нескольких

Не знаю

Материалы

Нанно-технологии

Транспортные 0 Энергетические

Биотехнологии

Источник: The Economist.

Piic. 3. Ставка на будущие технологии для следующей волны (%).

<< | >>
Источник: Сусорова Ольга Юрьевна. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ РЫНКА ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Тамбов 2004. 2004

Еще по теме Сущность содержания процесса глобализации:

  1. 1.1. Сущность государственной собственности
  2. Влияние экономической глобализации на эволюцию института государства
  3. Содержание
  4. Содержание
  5. Сущность содержания процесса глобализации
  6. III. Содержание курса
  7. 14.1. Экономическое содержание финансов организаций
  8. Раздел 7. 7.1.Экономическая сущность государственного долга
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. 6.3. Управление процессом организационной трансформации