<<
>>

Особенности формирования финансового капитала страны в условиях глобализации

Возникновение финансового капитала в России связано с тем фактом, что долгие годы в экономике «работал» эффект отраслевого развития. Отрасли активизировали научно-техническую политику, осуществляли производственное развитие.

Даже социальная сфера оказалась отраслевой, когда крупнейшие предприятия создавали собственные города-спутники. Выгоды отраслевого развития, конечно, были, что и проявилось в довольно активном освоении территорий, в развитии отраслевой науки. Однако ограничения отраслевого развития оказались значительными. Межотраслевое же развитие элиминирует недостатки развития разных отраслей. Создается такая ситуация, когда недостатки развития одной отрасли обусловливают успехи развития предприятий другой отрасли. Эту деформацию и должен сглаживать финансовый капитал. Государство не могло долго содержать отрасли-гиганты, когда происходили искажения не только социального, но и производственного развития. Отсюда возникло стремление развивать независимую, самофинансируемую экономическую организацию.

Финансовый капитал не просто позволяет создать самофинансирование, более того, он живет только на самофинансировании. Финансовый капитал может развиваться только в случае его экономической независимости от государства. Следовательно, система финансирования, развивающаяся как объек-

124

тивная логика мировых отношений, тоже приводит к возникновению финансового капитала и обусловливает развитие данного капитала в России. Появившись, финансовый капитал освобождает государственный и муниципальные бюджеты от участия в развитии тех фирм, которые введены в систему этого капитала. Самофинансируемость является важнейшим признаком финансового капитала и обусловливает его развитие в трансформируемой экономике России.

Финансовый капитал организационно может,существовать только как высокоорганизованный. При неорганизованности, разбалансированности экономических решений и трансакций само существование этого капитала невозможно.

Возникновение в России финансового капитала привносит и момент более высокой организованности в целом в разбалансированную, мало управляемую экономику на начальном этапе проводимых экономических реформ. Это — очень важное положение,. показывающее, как логика экономического развития всегда находит выход из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Дело в том, что восстановить управляемость экономики на основе экономических команд из Центра,, безоговорочном подчинении министерствам и ведомствам сейчас абсолютно невозможно. Ушли те организационные, экономические, юридические и политические предпосылки, которые обеспечивали именно такой порядок управляемости. Управляемость посредством экономических методов пока еще не сформировалась в полной мере. Предстоит довольно сложный поиск развития экономических методов государственного регулирования, то есть само государство пока не в состоянии восстановить управляемость экономики. Конечно, государство может использовать различные совершенно далекие от экономических способы давления и подавления экономики как метод своеобразного управления последней. Но речь идет не о таком искажении трансформаций экономического развития. В настоящее время, думается, формирование интегрированного финансового капитала на определенный момент сможет стать той совокупностью трансакций, которые способны поддерживать

управляемость экономическими процессами в стране.

125

Финансовый капитал России своеобразен. В развитых странах финансовый капитал является результатом длительного эволюционного развития капитала в целом, результатом постепенных изменений в экономике и социальных отношениях. Финансовый капитал России возникает в достаточно быстром темпе в процессе приватизации. Очень важно сравнить эти два способа возникновения финансового капитала, чтобы определиться не только с будущими тенденциями развития финансового капитала в России, но и выявить специфику организации российского финансового капитала, что необходимо для уяснения функционирования такого капитала в трансформируемой экономике и взаимодействия его на международной арене с финансовыми капиталами социально ориентированных рыночных экономик.

Финансовый капитал развитых зарубежных стран возник на базе устоявшейся частной собственности, эволюционно-революционного развития промышленности и банковской системы. История такого развития не знает остановок, какого-либо серьезного отклонения от общего пути формирования финансового капитала в общем русле развития отношений и трансакций. Все эти процессы осуществлялись, конечно, противоречиво, но одновременно, подчинялись объективным экономическим законам возникновения и развития конкуренции, монополии, при определенной экономической роли государства. Финансовый капитал зарубежных развитых стран прошел все этапы собственного эволюционного развития внутри страны, выхода на мировую арену, проникновения в управление экономикой и разработки трансакций с государством.

Происхождение финансового капитала в России имеет особый путь своего развития. Исторически в конце XIX — начале XX веков развитие капитализма и монополизма в России привело к появлению финансового капитала. Но развитую форму он приобрести не успел. Одновременно с развитием социализма исчезали ростки становления финансового капитала. Долгие годы не было объективной необходимости в существовании финансового капитала,

хотя бы потому, что вообще капитал как самодвижущаяся, самовозрастающая

126

стоимость в СССР не существовал. Но при создании рыночных отношений возрождаются многие формы, присущие товарным отношениям как таковым. Возрождается и капитал, деньги становятся способными стать капиталом, в результате чего создаются все предпосылки для появления и финансового капитала.

Условия возникновения рыночных отношений в России уникальны. Уникальность их связана со многими обстоятельствами. Но, думается, самым важным обстоятельством является то, что была сделана попытка создать рыночные отношения не естественным, а насильственным путем, путем принятия государственных решений, законов и указов. Причем, это идет в период глубочайшего финансового кризиса, который сочетается с инвестиционными, финансовыми, экологическими и многими другими проблемами в народном хозяйстве России.

Учитывая данное обстоятельство, необходимо выявить своеобразные черты финансового капитала в России и своеобразие его возникновения.

Выше раскрыты характеристики финансового капитала в развитых зарубежных странах. Применяя методику сравнительного анализа, рассмотрим особенности российского финансового капитала. Различие, прежде всего, заключается в социальной базе возникновения финансового капитала. В России такой базой является не частная собственность, развивающаяся столетиями, а акционерная собственность, возникающая в процессе разгосударствления, и частично частная собственность, насчитывающая несколько лет своего существования. По сути, возникновение финансового капитала происходит на акционированных государственных предприятиях, где еще сильна культура государственных экономических отношений. Частная же собственность тоже пока не сформировала собственной культуры существования, в которой очень велика роль теневого капитала, «культура» криминальных отношений. Отсюда и велико пока влияние традиционно существовавших отношений государственной собственности. Возникающие же новые акционерные и частнособст-

127

веннические отношения пока не проникли глубоко в систему производственных отношений. Нужны годы, чтобы формальное возникновение финансового капитала превратилось в реальное его существование. Значит, происходящие сейчас в России процессы возникновения финансового капитала имеют пока формальный характер. Для превращения его в реальный характер должны развиваться соответствующие организационные формы, формирующие эффективные рынки движения этого капитала.

Своеобразием российского финансового капитала является и то, что он служит не столько мобилизации разрозненных капиталов, сколько формированию и увеличению сравнительно небольших объединившихся средств. Отсутствие достаточно концентрированных капиталов не позволяет говорить о мощности финансового капитала, достаточной для проявления его в экономике в больших размерах. Дело в том, что бывшие у предприятий государственной собственности средства под влиянием развала производства практически не могут быть привлечены как крупные концентрированные капиталы. Средства, аккумулировавшиеся в государственном банке, оказались во множестве коммерческих банках, а сам государственный банк работает сейчас с намного меньшими капиталами, чем прежде. Поэтому правомерно, думается, говорить о современном развитии в стране концентрации капиталов, причем концентрация производства реально существует. В преобразовании финансового капитала наличествует одна сторона: концентрация производства, но пока только происходит концентрация капиталов.

Если западный финансовый капитал зарождался как реакция на наличие сильной конкуренции, на фоне этой конкуренции, российский финансовый капитал зарождается практически без существования конкуренции. Последняя, как в производственной, так и в банковской сферах, в других сферах экономики только зарождается одновременно с финансовым капиталом. Происходит процесс демонополизации производства, что тоже придает значительное своеобразие российскому финансовому капиталу. Создание монополий и финансо-

128

вого капитала происходит у нас не как на Западе, а идет на фоне демонополизации, возникновения конкуренции. Российский финансовый капитал пока не соотносится в процессе своего возникновения с развитием научно- технического прогресса. Скорее, можно говорить о том, что этот капитал вынужденно берет на себя миссию некоторого упорядочивания экономического развития, некоторой борьбы с кризисами, существующими в стране.

Наряду с различиями существует сейчас и ряд общих характеристик финансового капитала России и зарубежного (табл. 5). Остальные же черты, как нам думается, будут постепенно появляться. Видимо, не только российский финансовый капитал будет приобретать черты, характерные зарубежному, но и последний будет трансформироваться при взаимодействии с российским финансовым капиталом. Среди общих черт можно назвать следующие: связь развития финансового капитала с развитием бирж, рынка ценных бумаг; осуществление кредитных операций, при которых его владельцы стремятся как можно выгоднее вкладывать и размещать кредитные средства.

Как и зарубежный, российский финансовый капитал стремится выйти за рамки внутреннего рынка, ища более прибыльные способы вложения, соединяясь, срастаясь с иностранным финансовым капиталом, превращаясь в транснациональный финансовый капитал. Конечно, все процессы идут пока не активно, потому что подорван авторитет российской экономики, потому что последняя находится в очень глубоком кризисе. Весьма характерным общим современным свойством финансового капитала как в России, так и за рубежом является постоянное стремление его представителей участвовать в управлении государством, в политической деятельности, что повышает рейтинг субъектов финансового капитала.

Как видно из таблицы 5, между российским финансовым капиталом и

современным зарубежным финансовым капиталом существует значительное

различие, хотя существенно и совпадение в целях, направлениях деятельности.

Пройдя определенный путь развития, российский финансовый капитал неиз-

129

бежно приобретет ряд черт, присущих зарубежному финансовому капиталу. Существенные различия формирующегося российского финансового капитала от зарубежного заключаются в том, что в российском капитале преобладает фиктивная составляющая, что предрасполагает к дальнейшему развитию финансового капитала не в мобилизационном, а в спекулятивном направлении. Мобилизационное направление развития подразумевает создание условий для формирования крупного капитала, призванного обеспечивать достижение долгосрочных целей инвестирования в реальном секторе экономики.

Таблица 5

Зарубежный капитал Российский капитал

Социальная база — частная собственность на средства производства

Наличие конкуренции одновременно с монополиями

Направлен на мобилизацию

Стремится связать долгосрочным кредитом клиентов

Основывается на ускорении научно- технического прогресса

Развивается не на фоне кризиса в экономике в целом

Поддерживает малое предпринимательство, рассматривает его как необходимого партнера.

Существует в многообразных организационных формах

Связан с развитием бирж, рынка ценных бумаг

Проявляет себя в создании условий выгодного размещения капитала

Стремится за рубеж с целью прибыльного приложения

Субъекты капитала стремятся участвовать в государственном управлении

Применяет «систему участия»

Социальная база - разгосударствление собственности, возникающая частная собственность

Возникает при отсутствии конкуренции, участвует в создании конкуренции одновременно с демонополизацией

Направлен не столько на мобилизацию капиталов, сколько на создание условий их роста и упорядочения движения

Не стремится давать долгосрочные кредиты, нацелен на быстрый оборот денег

Не нацелен на ускорение научно-технического прогресса

Развивается в условиях жесточайших кризисов

Мало связан с малым предпринимательством, пока не рассматривает его как партнера

Формы ограничены, пока идет их создание, формы текучи

Связан с развитием бирж, рынка ценных бумаг

Проявляет себя в создании условий выгодного размещения капитала

Стремится за рубеж с целью укрытия и в связи с общей нестабильностью в стране

Субъекты капитала стремятся участвовать в государственном управлении

Применяет «систему участия»

В свою очередь, спекулятивный характер развития является практически обратным мобилизационному: используются относительно мелкие суммы денежных средств либо для осуществления краткосрочного инвестирования, либо, что более распространено, для операций на фондовом рынке с целью получения спекулятивных прибылей. Использование капитала для таких целей выводит его из реального сектора экономики, превращая сначала в фиктивный капитал, а затем в спекулятивный. Отделим понятия фиктивного и спекулятивного капитала, чтобы проследить особенности формирования финансового капитала в России. Спекулятивный капитал появляется на основе фиктивного в результате его применения в операциях с ценными бумагами. В сущности он и есть спекулятивная прибыль, полученная от торговли ценными бумагами, которая затем вновь превратилась в ценные бумаги.

В отличие от фиктивного спекулятивный капитал не ищет себе применения в реальном секторе, а стремится туда, откуда он собственно и появился. Это происходит из-за того, что спекулятивный капитал может существовать только в том случае, если он применяется в краткосрочном вложении в активы. В противном случае спекулятивная прибыль не может быть получена, что является его основой. Спекулятивный капитал избегает долгосрочного инвестирования, если какие-либо внешние силы не вмешиваются в его функционирование. Такими силами может быть, например, политика государства, направленная на развитие реального сектора экономики, или влияние такого же спекулятивного, но зарубежного капитала, который бы уменьшал доходность спекулятивных операций из-за своего большего размера или из-за разницы в процентных ставках в России и за рубежом.^ Если привлекательность спекуляций падает, то спекулятивному капиталу приходится трансформироваться сначала в фиктивный, затем в ссудный, в банковский и, может быть, даже в промышленный, что превращает его в полноценный финансовый капитал мобилизационного характера.

Таким образом, представляется необходимым проследить трансформацию появившегося недавно российского фиктивного капитала в спекулятивный, что позволит проанализировать причины развития финансового капитала в спекулятивном направлении. Это станет основой для выработки концепции мобилизационного капитала, системы методов и технологий его формирования и развития, что позволит наметить пути преобразования финансового капитала, адекватного современным потребностям российской экономики.

Проблемы эффективности функционирования рынков финансового капитала, как было показано выше, связаны в основном с особенностями функционирования рынка ценных бумаг, на котором присутствует наиболее динамичный и перспективный фиктивный капитал. Поэтому, прежде чем приступить к анализу проблемы эффективности рынков финансового капитала относительно условий переходного периода экономики для оформления ее в концепцию мобилизационного капитала, необходимо раскрыть механизм возникновения и развития фиктивного капитала в российской экономике и его особенности.

Современное состояние экономики России характеризуется становлением финансового капитала, а в его рамках и фиктивного. Это становление проявляется в постепенном создании условий выгодного размещения капитала, а также в формировании его как новой для России категории рыночной экономики с неотъемлемыми характеристиками финансового капитала развитых стран — самовозрастания и самодвижения стоимости. Таким образом, формируются условия для того, чтобы финансовый капитал, а с ним и фиктивный, стал самовозрастающим и самодвижущимся. Предпосылки возникновения соответствующих условий в основном формируются в коммерческой и банковской сферах. И это понятно, так как основная концентрация финансовых средств, а самое главное высокая скорость их оборота присущи этим сферам рыночных отношений в российской экономике. Постепенная нормализация

производственной сферы в России в конечном итоге приведет к высвобожде-

132

нию части промышленного капитала для перетекания в финансовый капитал, что окончательно оформит финансовый капитал в его классическом смысле.

Прежде всего, необходимо определить, что является источником движения финансового капитала. На данном этапе развития общества эти источники не могут быть представлены только лишь производством товаров. Это намного более сложная структура, включающая в себя и реализацию товаров, и закономерности движения собственно денег, что дает основания и для роста финансового капитала. Е. Т. Гайдар отмечал: «Сегодня выводить закономерности движения современных денег из логики функционирования классического товарного производства... значит махнуть рукой на логику и здравый смысл»[74]. Действительно, соотносить финансовый капитал только с традиционным восприятием товарного производства, традиционными рыночными отношениями сегодня невозможно. Во-первых, современные экономические процессы в значительной степени зависят от движения бумажных денег. Во-вторых, эти процессы определяются качеством ценных бумаг и их движением. В-третьих, экономика любой страны связана с экономиками других стран, переплетаются денежное обращение, движение инвестиций, капиталов, ценных бумаг и т. д. Значит, современное изучение экономических проблем в области финансового капитала должно учитывать новые тенденции, новые возможности и ограничения.

Рассмотрим предпосылки возникновения, формирования и движения финансового капитала в России 90-х годов. Первой предпосылкой появления финансовых средств, способных сформировать финансовый капитал, стал процесс создания коммерческих банков с конца 1988 года. Таким образом, создавался необходимый банковский капитал, который в совокупности с имевшимся на тот момент промышленным капиталом мог начать формировать и финансовый капитал. Особое место при формировании финансового капитала занимают процессы становления фиктивного капитала как наиболее подвижного сектора финансового капитала в целом. Государство, наделив коммерческие банки правами осуществлять любые операции на фондовом рынке, сделало возможным формировать российский фондовый рынок, а вместе с ним и фиктивный капитал.

Далее со стороны государства создаются все необходимые условия для формирования и движения фиктивного капитала. Это — закрепление за предприятиями прав выпуска ценных бумаг и получения доходов по ним (июнь 1990 г.), установление порядка учета ценных бумаг, расчетов с акционерами при создании акционерных обществ, сделок с ценными бумагами и вексельных операций (июль 1990 г.), создание первых брокерских компаний и фондовых бирж (1990-1991 гг.), начало государственного лицензирования на рынке ценных бумаг (июнь-октябрь 1991 г.) и многое другое. Такие меры в значительной степени содействовали возникновению и становлению российского рынка ценных бумаг, что заметно из тенденции его роста, наблюдавшегося в 1990-1992 гг. Однако вскрылся ряд недостатков этого рынка, о чем говорит кризис 1992 года. Как нам представляется, глубинной причиной спада явилась проводимая в то время политика либерализации цен. Ее прямым последствием стала высокая инфляция, и, как показывает международный опыт, ситуация высокой инфляции может пагубно повлиять на даже сформированные и успешно работающие фондовые рынки. Это подрывает: доверие инвесторов к сделкам с ценными бумагами, им не представляется возможным не только приумножить, но и хотя бы сохранить вложенные средства. При инфляции в 2500-2600 процентов редко какие эмитенты смогли обеспечить уровень дивидендов в 50-150 %, а многие установили этот уровень ниже или выплатили дивиденды акциями. При: всем этом Центральный банк России проводил чрезмерно жесткую денежную политику, что вызвало платежный кризис. Когда в экономике не хватает денег даже для текущих расчетов по продукции или заработной плате, о вложениях в ценные бумаги речи вообще не может идти. В

этой неразберихе процветал нечестный бизнес среди многих биржевых и тор-

134

гово-посреднических структур, которые, используя несовершенство законодательства в начале 90-х гг., а также профессиональную неграмотность инвесторов, выпускали ничем не обеспеченные ценные бумаги, делая тем самым возникший фондовый рынок России неликвидным, небезопасным, с высокой степенью риска.

Типичной стала ситуация учреждения новых предприятий, чтобы покрыть потери, связанные с «проеданием» уставных и оборотных фондов. Ценные бумаги, распространявшиеся по цене значительно выше номинала, резко упали в цене или вообще оказались неликвидными при сокращении активности или фактической недееспособности эмитента в своей основной сфере деятельности1. Можно провести аналогию с примерами из международной практики, например, ситуация, называемая «Мыльные пузыри Южных морей» в Великобритании XVIII века. Но в России начала 90-х годов события развиваются значительно быстрее и масштабнее по вышеуказанным причинам, что еще более усугублялось абсолютной безграмотностью инвесторов, в том числе и государства. В приватизации участвовали компании, не обладающие привлекательными фондовыми ценностями. Но главный порок — это механизм ваучерной приватизации, который не столько решал проблемы создания новых институциональных форм, сколько создал предпосылки присвоения государственной собственности без последующей экономической ответственности, создав условия увода капитала за пределы России. При таком положении сформировать эффективные рынки финансового капитала уже не представлялось возможным.

Целый год понадобился российскому правительству, чтобы выправить ситуацию и создать необходимые условия для стабильного роста фондового рынка. Эти усилия были направлены, во-первых, на укрепление существующей нормативной базы по фондовому рынку, а, во-вторых, на подготовку масштабной приватизации, которая происходила с конца 1992 года до 1994 года. Конечно, приватизация в России породила ряд недостатков, но основную свою задачу - формирование акционерной собственности - выполнила. Она способствовала росту объемов и сложности фондового рынка, постепенному повышению доли акций производственных предприятий в составе предложения ценных бумаг. Особенно способствовали разогреву фондового рынка России того времени появление и обращение первой массовой, высоколиквидной ценной бумаги — приватизационного чека (ваучера). Ваучер в значительной степени способствовал процессу трансформации государственной собственности в акционерную, что было необходимым условием создания рыночной экономики в России. Этот процесс, однако, как оказалось впоследствии, был в значительной степени социально несправедливым. Первоначально предусмотренные ваучеризацией равные стартовые условия обернулись для многих граждан потерей того немногого, что у них было до приватизации, а небольшой части населения удалось «захватить» средства настолько значительные, что они сформировали круг лиц, который охарактеризовали как олигархический. При этом акционерная собственность приняла некую парадоксальную форму, в рамках которой собственность не только стала принадлежать узким олигархическим кругам, но и управляться ими. А в совокупности с нестабильной политической ситуацией приобретенная акционерная собственность стала постепенно уводиться в личную собственность людей, контролирующих крупные пакеты акций. Этот процесс осуществлялся посредством, например, вывоза капитала за рубеж, где он оседал мертвым грузом в иностранных банках, или путем передачи функций по реализации товара дочерним частным предприятиям, а основное предприятие отстранялось от процесса получения прибыли и представляло собой только лишь сгусток долгов и неплатежей.

Таким образом, фиктивный капитал, который был заполучен таким не совсем законным способом, стал не только абсолютно оторванным от реального процесса производства, но и в основе своей даже не имел ничего общего с

тем физическим капиталом, из которого он был выделен.

136

Процесе приватизации привлек не только отечественных инвесторов, но и зарубежные институты стали активно участвовать в разделе собственности, отторгнутой государством. Причем условия функционирования российского фондового рынка не могли привлечь стабильных долгосрочных инвестиций, что объясняется высокой степенью ненадежности и рискованности, поэтому западные инвесторы преследовали краткосрочные спекулятивные цели, что еще больше дестабилизировало экономику России. Атаки западных спекулянтов привели к тому, что значительная часть фиктивного капитала была оттянута за рубеж, переведенная при этом из национальной валюты — рубля — в доллары США. Это привело к снижению валютных запасов страны, снижению обеспеченности рубля и, как следствие, к резкому снижению курса национальной валюты, а также росту темпов инфляции. Разогретый в начале 1993 года зарубежными спекулянтами фондовый рынок России к концу 1994 года потерял западную подпитку, а отечественного капитала было недостаточно, чтобы поддерживать развитие фондового рынка на соответствующем уровне, что привело к серьезному кризису.

Одновременно с приватизацией усугублялась ситуация с неплатежами. Стране в значительной степени не хватало денежной массы, что вызывало невыполнение текущих обязательств, а о долгосрочных инвестициях вообще речи не могло идти. В этих условиях стали резко развиваться разнообразные бартерные схемы, основанные на использовании векселей, что практически привело к устранению рубля из экономики. Здесь необходимо подробнее остановиться на роли векселя в этот период. Классический финансовый вексель принял уродливую форму «товарного» векселя, который был использован для обмена долгами в условиях отсутствия денег и государственного запрета на бартерные сделки. Его процентная или дисконтная природа сформировала благодатную почву для различного рода махинаций. Товарный вексель в умелых руках превращался в мощный инструмент перекачки капитала. Фиктивный характер финансового векселя здесь подразумевал под собой не только

137

право на получение дохода от обращения векселя в виде процента от основной суммы, но и в виде части продукции, так как основа товарного векселя не сумма долга, а долг, выраженный в товаре или продукции. Одновременно с этим, пользуясь почти полным отсутствием финансовой информации в различных частях страны, возникали такие виды сделок, которые отдаленно напоминали арбитражные сделки на цивилизованных рынках, обращаясь, товарный вексель делал возможным приобретение товара практически задаром. Расчет за «живые» деньги был настолько редок, что ими можно было расплатиться за значительно большее количество товара, чем обменять на другой товар (если перевести этот обмен в денежный эквивалент). В этот период, обладая относительно небольшой суммой денег и зная, где их еще много, при этом безразлично на какой товар они предлагаются, можно было сформировать такую цепочку движения товарного векселя, что доход мог превышать все мыслимые границы. Многие предприятия предлагали свои векселя с 80 %-ным дисконтом в случае платежа «живыми» деньгами. Нетрудно представить 5-8 таких предприятий в цепочке движения долга, оформленного в виде товарного векселя, и это даст прибыль от 400 % до 640 %. И такие схемы прокручивались несколько раз в год.

Появился слой быстро разбогатевших людей, которые, активно используя фиктивный капитал, представленный в основном акциями и векселями, превратили приватизированную собственность сначала в финансовый капитал (представленный в основном валютными активами или, проще говоря, долларами США), а затем в личное состояние, вывезя этот финансовый капитал за границу.

Когда прошло воодушевление от приватизации и иссякли средства, распыленные у населения и предприятий, начался очередной спад на фондовом рынке. Фиктивный капитал, так активно движущийся первое время, после приватизации застыл на депозитных и сберегательных счетах иностранных

банков, перекачался в недвижимость или просто «проелся», что опустошило

138

фондовый рынок. С другой стороны, государство, пытавшееся обуздать галопирующую инфляцию и стремительно падающий курс рубля по отношению к доллару, практически оставило страну без денег, что, естественно, не способствовало увеличению объемов торгов на фондовом рынке. Кроме того, эту ситуацию усугубляло падение доверия к вложениям на фондовом рынке, чему способствовали громкие скандалы, связанные с фактическим банкротством отдельных инвестиционных фондов, таких как ОАО «МММ». Система самокотировок, внедренная такими фондами, подразумевала под собой рост вкладов в капитал фонда, обозначаемый суррогатами ценных бумаг (в случае «МММ» - билеты), никак не зависимый от реальных активов компании. В некоторых случаях собственного капитала у таких компаний попросту не было, а ажиотаж по поводу приобретения «акций» подогревался массированной рекламой в СМИ, а также видимостью стабильности роста, что давало основания ожидать получения высоких прибылей.

Таким образом, общее движение российского рынка ценных бумаг за ряд лет можно представить следующим образом1 (рис. 5).

Тенденция развития российского фондового рынка

1988

1991

1992

1993

1994

1995

Рис. 5. Тенденция развития российского фондового рынка.

Далее основными событиями на российском рынке капиталов в 1996- 1997 гг. явились:

падение процентных ставок (в том числе по внутренним государственным облигациям), явившееся естественным следствием жесткой денежной политики правительства и снижения инфляции;

получение Россией международного кредитного рейтинга, выход России и российских регионов на международный рынок долговых обязательств;

резкий рост российского рынка акций, сделавший Россию самым быстрорастущим развивающимся рынком капиталов в мире;

массированный выход российских компаний на международный рынок ценных бумаг, создание успешного прецедента первичного публичного предложения акций российской компании на международном фондовом рынке;

развитие инфраструктуры фондового рынка, появление на внутреннем российском рынке механизмов коллективных инвестиций, быстрое развитие биржевой торговли и депозитарной инфраструктуры;

существенное увеличение потока зарубежных портфельных инвестиций в российские ценные бумаги, снижение интереса иностранных инвесторов к инвестициям в ГКО при огромном интересе к рынку российских акций и еврооблигаций.

Как уже отмечалось, 1996-1997 гг. стали периодом резкого падения инфляции в России. Одним из инструментов, с помощью которого правительству удалось контролировать прирост денежной массы и снизить инфляционные ожидания, стало последовательное снижение ставки рефинансирования Центрального банка РФ и снижение доходности государственных ценных бумаг.

Государственные бескупонные облигации Минфина России (ГКО) на

протяжении более трех лет были одним из самых привлекательных объектов

портфельных инвестиций в России как для российских, так и для зарубежных

инвесторов. Их привлекательность объяснялась высокой ликвидностью, очень

высокими процентными ставками (ставшими особенно привлекательными для

140

иностранцев после фиксации курса рубля в «валютном коридоре») и относительной легкостью доступа на рынок для зарубежных покупателей. Однако в 1996 г. их доходность стала резко снижаться: за период с декабря 1995 г. по декабрь 1996 г. средняя номинальная доходность трехмесячных ГКО упала со 135 % до 32 % годовых. Эта тенденция получила продолжение и в 1997 г., и к 1998 г. средняя доходность ГКО снизилась до 18 %. Согласно проекту бюджета РФ ставки по внутренним заимствованиям должны были быть снижены до 12-14% годовых.

Одновременно со снижением стоимости обслуживания внутреннего долга Россия добилась больших успехов и на рынке внешних заимствований. Получение РФ в октябре 1996 г. достаточно высокого кредитного рейтинга от международных рейтинговых агентств Moody's (Ва2) и Standard amp; Poor's (ВВ-) (рейтинг России примерно соответствует рейтингу Мексики и Аргентины, давно признанных международными инвесторами «возникающих» рынков) позволило федеральному правительств/ уже в ноябре выпустить первый с 1917 г. международный облигационный заем объемом 1 млрд. долларов в виде так называемых еврооблигаций. Размещение еврооблигаций прошло на очень выгодных для России условиях: купонная ставка по ним составила лишь 9,25% годовых в долларах США. . В течение 1997 г. Россия выпустила еще два еврозайма: на 2 млрд. немецких марок и на 2 млрд. долларов на не менее выгодных условиях. Интерес инвесторов к этим облигациям был огромен, и сейчас уже можно говорить о том, что Россия завоевала свое место на рынке международных облигаций.

Вслед за федеральным правительством к заимствованию средств на зарубежных рынках перешли и регионы — субъекты Российской Федерации. В мае 1997 г. еврозайм объемом 500 млн. долларов разместила Москва; в начале июня состоялось размещение 300-миллионного займа Санкт-Петербурга, а в сентябре — еврозайма Нижегородской Области объемом 100 миллионов долларов. Спрос на эти облигационные выпуски превысил все ожидания (так, объем

141

заявок на приобретение еврооблигаций Санкт-Петербурга составил более 1,4 млрд. долларов). Такие объемы рынка еврозаймов заставляли с нетерпением ожидать выхода на рынок еврооблигаций еще как минимум двенадцати российских регионов, общая сумма заимствований которых предполагалась в размере около 2,5 млрд. долларов.

1996 год стал также переломным для российского рынка акций. Победа Ельцина на президентских выборах в июне и получение Россией кредитного рейтинга привели к резкому росту портфельных инвестиций в российские акции и, как следствие, к резкому росту рынка во второй половине года. МТ-индекс[75],. рассчитываемый информационным агентством «Скейт-Пресс» на основании цен пятидесяти наиболее ликвидных российских акций и являющийся показателем общей тенденции на рынке, вырос в 1996 г. на 137 % в долларовом выражении. Это сделало Россию самым быстрорастущим фондовым рынком мира по итогам года. Тенденция к быстрому росту, определяемому, прежде всего, огромным зарубежным спросом, сохранилась и в 1997 г.: с 1 января по 15 сентября МТ-индекс вырос в долларовом выражении уже на 146 %.

Наряду с ростом рынка 1996 год ознаменовался возникновением еще одной важнейшей тенденции. Российские компании впервые приступили к привлечению капиталов и долгосрочных заемных ресурсов на международном финансовом рынке. В ноябре 1996 г. АО «Вымпелком», являющееся одним из ведущих операторов мобильной связи в Москве, первой из российских компаний выступило с первичным публичным предложением (ІРО — initial public offering) своих акций на Нью-Йоркской фондовой бирже и успешно привлекло более 60 миллионов долларов в свой уставный капитал. Российские компании и банки в 1997 г. приступили и к международным заимствованиям через облигационные займы. Пятнадцать компаний и банков выпустили в течение 1997-

1998 гг. еврозаймы на общую сумму около 5 млрд. долларов. Активно начало развиваться и финансирование крупных российских компаний через привлечение синдицированных кредитов.

Существенные изменения происходят и в области инфраструктуры российского фондового рынка. Заложена законодательная основа создания единой депозитарной системы, после долгого затишья вновь стремительно стала развиваться биржевая торговля корпоративными ценными бумагами. Началось формирование внутрироссийской системы коллективных инвестиций, что очень важно для устойчивого развития рынка капиталов, в России появились паевые инвестиционные фонды и так называемые общие фонды банковского управления.

Перемены на рынке капиталов сопровождались значительными изменениями в поведении зарубежных портфельных инвесторов на российском фондовом рынке. Основные из этих изменений включают в себя:

резкое увеличение объема портфельных инвестиций в российские ценные бумаги;

быстрый рост числа фондов, инвестирующих в Россию, выход на российский рынок все большего числа западных институциональных инвесторов, брокеров и инвестиционных банков;

снижение интереса к рынку ГКО при постоянном повышении инвестиционной привлекательности акций и еврооблигаций российских эмитентов;

все более активное участие западных финансовых структур в проектах по корпоративному финансированию российских компаний и субъектов Российской Федерации.

В середине 1996 г. после победы Ельцина на выборах началось резкое увеличение потока иностранных инвестиций в Россию. По оценке американской аналитической компании PlanEcon, общий объем иностранных инвестиций в Россию в 1996 г. составил около 7 миллиардов долларов (втрое больше,

чем в 1995 г.), из которых около 2,5 млрд. долларов пришлось на прямые и

143

около 4,5 млрд. - на портфельные инвестиции. По оценке той же компании, объем иностранных инвестиций в РФ к концу 1996 г. составил около 24 млрд. долларов.

В 1997 году тенденция роста потока продолжилась, достаточно сказать, что только общий объем активов оффшорных инвестиционных фондов, Инвестирующих в Россию, более чем удвоился за первые шесть месяцев года: с 1,2 до 2,5 млрд. долларов.

Портфельные инвестиции на российском рынке ценных бумаг в 1996- 1997 гг. можно разделить на несколько основных типов:

приобретение крупных пакетов акций приватизируемых компаний на инвестиционных конкурсах и аукционах;

инвестиции в обращающиеся на вторичном рынке ликвидные акции;

инвестиции в еврооблигации России, субъектов РФ, российских компаний и банков;

инвестиции в ГКО/ОФЗ на внутреннем российском рынке.

Прогнозируемый объем иностранных вложений на российских аукционах приватизации в 1997 г. составляет 2-2,5 млрд. долларов. Крупнейшей приватизационной сделкой года с участием иностранных инвесторов стала, безусловно, продажа в июле 1997 г. 25 % акций телекоммуникационного холдинга «Связь-инвест» международному консорциуму, состоящему из компаний группы ОНЭКСИМ и инвестиционного фонда Quantum, контролируемого финансовой группой Джорджа Сороса. Успешная продажа акций «Связь-инвеста» (стоимость проданного пакета составила 1,95 млрд. долларов) весьма наглядно показывает, насколько выросла уверенность западных инвесторов в отношении российского рынка. Ведь в декабре 1995 г. попытка продажи того же пакета итальянскому концерну STET (кстати, за цену лишь в 1,5 млрд. долларов) сорвалась по причине отсутствия надежного механизма страхования инвестиций. По опубликованным данным, доля фонда Quantum в приобретении пакета

«Связь-инвеста» составила около 1 млрд. долларов, что делает это приобрете-

144

ние крупнейшим разовым иностранным вложением на российском рынке. Причина интереса группы Сороса к «Связьинвесту» очевидна. Капитализация «Связьинвеста» по цене аукциона составляет 7,8 млрд. долларов, в то время как капитализация, скажем, сходного с ним по параметрам мексиканского холдинга TelMex составляет 45 млрд. Это означает, что потенциал роста акций «Связь-инвеста» в среднесрочной перспективе огромен.

Консорциум ОНЭКСИМ-Quantum даже объявил о своих планах участвовать в аукционах по продаже еще одного пакета акций «Связь-нвеста» и 51 % акций компании «Роснефть».

Рост вложений в российские акции в описываемый период объяснялся в первую очередь быстрым ростом их цен. Как уже отмечалось, рост МТ-индекса за период сентябрь 1996 - сентябрь 1997 гг. составил более 170 % в долларовом выражении — фантастический результат, особенно на фоне продолжающегося падения на «возникающих рынках» (emerging markets) Юго-Восточной Азии. Россия привлекла внимание финансовых менеджеров всего мира. Крупнейшие финансовые группы и брокерские компании буквально бросились на российский рынок; открытие офисов этих компаний в Москве приняло лавинообразный характер. Признанием значимости рынка России является и включение российских акций в сводные индексы «возникающих рынков», рассчитываемые Международной финансовой корпорацией и инвестиционным банком Morgan Stanley.

Значительная часть вложений в российские акции приходится на оффшорные инвестиционные фонды, управляемые как ведущими международными'финансовыми группами (Flemings, Regent, Templeton и т. д.), так и вновь возникшими быстрорастущими компаниями. Общая стоимость активов таких фондов составляла в 1997 году свыше 2,5 млрд. долларов. Средняя доходность, фондов российских акций за первые шесть месяцев 1997 года составила 180 % годовых, в то время как лучший из них, зарегистрированный на Кайманах,

Hermitage Fund обеспечил за это время доходность в 374 % (!) годовых.

145

Особенностью рынка российских акций, однако, остается то, что большая часть торговли проводится за пределами России путем покупки так называемых «американских депозитарных расписок» на акции российских компаний или с помощью прямых расчетов между иностранными инвесторами за акции, хранящиеся в России. Такая ситуация, весьма неблагоприятная для рынка в целом, сохранялась ввиду того, что роль российских инвесторов на нем была весьма невелика (хотя со второй половины 1996 г. с падением доходности ГКО российские финансовые структуры стали понемногу обращать свое внимание на рынок акций).

Выход России на рынок еврооблигаций вызвал огромный интерес к долговым обязательствам РФ, ее субъектов и российских компаний. Спрос на все выпуски федеральных и региональных еврооблигаций превысил предложение в 2-5 раз. При этом (что достаточно традиционно для рынка еврооблигаций) покупателями российских долговых бумаг выступили в первую очередь крупные финансовые институты: инвестиционные и коммерческие банки, корпоративные инвестиционные фонды и т. д.

Быстрый рост российского рынка и выпуск еврооблигаций одновременно с резким падением рублевых процентных ставок привели к тому, что интерес зарубежных инвесторов к вложениям в ГКО/ОФЗ стал падать, несмотря на снижение Центральным банком ограничений на покупку этих ценных бумаг иностранцами. Валютная доходность ГКО упала до 9-10 % годовых, и сложная процедура работы с ними потеряла для зарубежных инвесторов смысл. Начиная с первого квартала 1997 г., доля иностранных инвесторов на рынке ГКО непрерывно падала: средства из ГКО уводились главным образом в облигации внешних займов России, что являлось положительным фактором, так как это повышало стабильность денежной системы страны и снижало вероятность валютного кризиса.

Интересной особенностью деятельности зарубежных финансовых институтов стал бум активности международных инвестиционных банков в об-

146

ласти российских корпоративных финансов. Огромный спрос со стороны российских регионов и компаний на зарубежные ресурсы привел к тому, что работа по организации выпуска корпоративных ценных бумаг и привлечению синдицированных кредитов стала наиболее прибыльным бизнесом на российском рынке. Так, организация описанного выше предложения акций АО «Вымпелком» на американском фондовом рынке принесла, по независимым оценкам, менеджеру выпуска — инвестиционному банку «Ренессанс-Капитал» свыше 20 миллионов долларов. На рынке оказания этих услуг российским эмитентам, безусловно, лидируют в описываемое время крупнейшие мировые инвестиционные банки:

JP Morgan, SBC Warburg (еврооблигации РФ), Salomon Brothers (еврооблигации Санкт-Петербурга, АО «Сибнефть», Лукойл), Credit Suisse First Boston (еврооблигации Москвы, Московской городской телефонной сети), ING-Barings (еврооблигации Нижегородской и Иркутской областей). С точки зрения банков, этот бизнес выгодно отличается от простого инвестирования на рынке акций гораздо большей стабильностью при вполне сравнимой доходности.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

В российской экономике происходит возникновение как финансового капитала, так и оформление его организационно. Финансовый капитал России имеет ряд особенностей в связи со специфичным соотношением существования конкуренции и монополий в России, с неоднозначной социальной ситуацией, с особой направленностью, с особыми целями финансового капитала России.

Российская экономика характеризуется процессами возникновения и формирования финансового капитала, а в его рамках и фиктивного капитала. С точки зрения проблемы эффективности рынков финансового капитала основной целью в ее изучении является изучение особенностей формирования и развития фиктивного капитала и фондовых рынков России.

К моменту возникновения фондового рынка в России уже существовал значительный промышленный капитал, и поэтому возникновение банковской системы в конце 80-х - начале 90-х гг. явилось важнейшей предпосылкой оформления финансового капитала в его классическом смысле.

Процесс либерализации цен и приватизации внес ряд корректив в финансовую систему России, что повлекло за собой возникновение кризисных явлений, начавшихся на фондовом рынке, а затем охвативших всю экономику страны. Это привело сначала к истощению производственного капитала, сбережений населения, а также к трансформации этих средств сначала в акционерный капитал, а затем разнообразными и не совсем добросовестными методами в личный капитал, вывезенный за рубеж.

Фиктивный капитал России 90-х годов сформировался очень неустойчивым, его движение происходило в основном хаотически и социально несправедливо. Все это привело к снижению эффективности финансового рынка, росту трансакционных издержек и ухудшению не только экономической, но социальной обстановки в стране. При этом корпоративные предприятия России практически не выходили на фондовый рынок ни с целью привлечения дополнительного капитала, ни с целью получения дополнительной спекулятивной прибыли.

Развитие рынка финансового капитала в России и поведение на нем российских и иностранных инвесторов интересно рассмотреть с точки зрения сравнения России с другими «возникающими рынками» капиталов. Интересная теория развития «возникающих рынков», позволяющая, в частности, прогнозировать будущее развитие российского рынка ценных бумаг, разработана американским аналитиком М. Фабером.

Согласно теории М. Фабера каждый «возникающий рынок» капиталов развивается циклически, проходя в каждом цикле шесть основных фаз (рис. 6).

1              2              3              4              5              б              Фаза

Рис. 6. Фазы развития «возникающих рынков».

Фаза 1 — стадия начала роста. Характеризуется экономическим ростом, доминированием на рынке внутренних инвесторов, масштабными изменениями в экономической политике. Рынок ценных бумаг недооценен и начинает быстро расти.

Фазы 2 и 3 — стадии быстрого роста рынка. Характеризуются быстрым ростом экономики, массированным вторжением на рынок иностранных инвесторов, стремительным ростом курсов ценных бумаг. В этих фазах, согласно Фаберу, инвесторы совершают «ошибку оптимизма», полагая, что рост рынка будет длиться практически бесконечно. К середине фазы 3 вследствие этой ошибки и массированного вливания денег портфельных инвесторов рынок ценных бумаг становится переоцененным. Происходит перелом рынка, за которым следует долгосрочное падение.

Фазы 4 и 5 - стадии падения. В фазе 4 еще возможны краткосрочные подъемы, однако в фазе 5 происходит окончательный спад на рынке, сопровождающийся падением прибыли корпораций.

Фаза 6 — заключительная и низшая фаза цикла, в которой инвесторы совершают «ошибку пессимизма».

М. Фабер сопровождает свою теорию обширной выборкой примеров развития рынков капиталов стран Юго-Восточной Азии — классических «возникающих рынков». Он отмечает, что на момент написания статьи (конец

149

1993 г.) практически все эти рынки (за исключением Китая и Вьетнама) находились в фазах 3 и 4. Следствием «ошибки оптимизма», совершенной иностранными инвесторами во второй половине 80-х годов, явилось то, что на протяжении нескольких лет за счет притока иностранных портфельных инвестиций рынок ценных бумаг рос в несколько раз быстрее, чем реальные активы компаний. Это, в свою очередь, привело к тому, что рынок ценных бумаг был переоценен. Из проведенного им анализа стало видно, что коэффициент р/е ratio для рынка Сингапура достигал на пике роста почти 60, что наглядно свидетельствует о переоценке рынка. Для сравнения — среднее значение коэффициента р/е ratio для акций, составляющих индекс Dow Jones, даже когда американский рынок акций стоял очень высоко, не превышало 23.

Кризис на рынках капиталов стран Юго-Восточной Азии, разразившийся в 1997 г. и сопровождающийся падением курсов ценных бумаг, лишь подтверждает правоту теории циклов Фабера.

В этой связи интересно рассмотреть с точки зрения теории М. Фабера текущее состояние и перспективы развития российского рынка ценных бумаг, который сейчас вызывает огромный интерес со стороны западных портфельных инвесторов.

Российский рынок капиталов имеет несколько другую историю, чем рынки стран Юго-Восточной Азии: там катализатором роста стало бурное развитие экспортно-ориентированных отраслей, в России же рынок обязан и своим появлением, и быстрым ростом процессу массовой приватизации и общего разгосударствления экономики. Вместе с тем, можно сказать, что теория М. Фабера вполне применима и к российскому рынку капиталов.

Вплоть до начала 1996 г. российский рынок капиталов находился, если следовать классификации М. Фабера, в фазе 1. Несмотря на огромную потенциальную привлекательность рынка в целом, высокие процентные ставки и явную недооценность российских акций иностранные портфельные инвесторы

явно воздерживались от инвестиций на рынке России, опасаясь политической

150

и макроэкономической нестабильности. Однако 1996 г. привнес на рынок большие перемены, и российский рынок капиталов по всем позициям перешел в стадию роста. Хорошей иллюстрацией этого роста на примере рынка акций может служить график долларового МТ-индекса (рис. 7), на котором ясно виден перелом тренда в первой половине 1996 года.

Развитие российского фондового рынка (МТ-индекс)

Рис. 7. Развитие российского фондового рынка (МТ-индекс).

В 1997 г. российский рынок находился, по М. Фаберу, в фазах 2 и 3 — фазе быстрого роста, сопровождающейся позитивными макроэкономическими и политическими переменами. Резкий рост притока иностранных портфельных инвестиций в российские ценные бумаги подтверждает это. В то же время российский рынок ценных бумаг на данном этапе, очевидно, был еще далек от переоценки. Так, среднее значение р/е ratio для акций, составляющих МТ-индекс, тогда было равно приблизительно 11,5, что позволяло надеяться на более или менее стабильный рост рынка при условии сохранения темпов на протяжении еще полутора-двух лет.

Вместе с тем, анализ, с точки зрения теории М. Фабера, указывает на то, что будущее иностранных портфельных инвесторов в России во многом будет зависеть от их участия в конкретных инвестиционных проектах, так как рано или поздно рынок будет переоценен и простое вложение в «индексные» акции уже не будет приносить сегодняшних сверхприбылей.

Итак, российский рынок капиталов претерпел в 1996-1997 гг. существенные перемены. Сейчас уже можно говорить о том, что в стране сложилась основа для стабильного долгосрочного развития финансового рынка, и были достигнуты первые значительные успехи.

Основными чертами этих перемен, ставящих Россию на одно из первых мест среди стран с так называемыми «возникающими рынками» капиталов, являются:

резкий рост объемов иностранных портфельных инвестиций в российские ценные бумаги;

получение Россией международного кредитного рейтинга и выход страны на рынок международных коммерческих заимствований;

начавшийся выход российских компаний и регионов на финансовые рынки с целью привлечения долгосрочных финансовых ресурсов;

начало формирования механизмов внутренних коллективных инвестиций.

Указанные перемены позволяли, опираясь на опыт других стран, надеяться на устойчивое развитие российского рынка капиталов и на высокую активность на нем иностранных инвесторов, что, безусловно, должно существенно помочь экономике России в период ее перехода к долгосрочному росту. Однако этого не происходит, и российский фондовый рынок, по классификации Фабера, резко переходит к 4 и 5 фазам развития или, иначе говоря, к спаду. Такой резкий переход к фазам спада произошел благодаря агрессивному вмешательству государства.

Чтобы вывести фондовый рынок из кризиса, необходим был новый подход к формированию условий: во-первых, мобилизации капитала, а во-вторых, ускорению его движения в экономике. В этот период государство впервые напрямую выходит на рынок ценных бумаг со значительной эмиссией государственных ценных бумаг. Новым фондовым инструментом для России стала го-

152

сударственная краткосрочная облигация (ГКО), сразу же завоевавшая популярность среди не только финансовых структур, но и среди населения. ГКО стала идеальным инструментом привлечения краткосрочных средств для временного покрытия государственного бюджетного дефицита. В стране остались относительно свободные значительные денежные средства только в банковской сфере, поэтому основными держателями ГКО стали банки. Как оказалось впоследствии, ГКО, хотя и являлись государственными ценными бумагами, которые по определению должны быть наименее рискованными среди всех остальных видов ценных бумаг, были подвержены в значительной степени всем видам финансовых рисков, а особенно кредитному и процентному рискам. Хотя обещанные государством нереально высокие процентные ставки по облигациям (почти по всем выпускам доходность была свыше 100 %) сразу должны были насторожить опытных инвесторов, так как основное правило фондового рынка (чем выше доходность, тем выше риск инвестиции) не выполнялось в случае с ГКО, но мысль о принципиальной невозможности государственного банкротства, засевшая в головах российских и зарубежных инвесторов, и еще оставшееся на тот момент доверие государству побуждали банки переводить значительную часть своих активов в ГКО. При этом стала строиться очередная, но уже государственная финансовая пирамида, когда новые выпуски ГКО производились для того, чтобы покрыть только лишь долги по предшествующим выпускам, а о покрытии государственного бюджетного дефицита речь уже не шла. Таким образом, мобилизованные банками в период их возникновения финансовые средства перетекли на фондовый рынок, превратившись в фиктивный капитал в виде высокорискованных государственных ценных бумаг, распределились между государством и спекулятивными инвесторами, успевшими избавиться от ГКО до замораживания процентных выплат по ним. В августе 1998 г. российское правительство во главе с Сергеем Кириенко, видя невозможность дальнейшего разрастания пирамиды ГКО, остановило процентные выплаты и погашение основных сумм долга по всем выпускам ГКО,

153

что привело, как назвали позже, к «дефолту» российской экономики. В конце 1998 г. закончило свое существование множество коммерческих банков, активно участвующих на рынке ГКО. Теперь в российской экономике не стало денежных средств не только у населения, не только в промышленности, но и в банковской сфере, что парализовало все платежи между субъектами формирующейся рыночной экономики. Единственной сферой экономики, несильно пострадавшей от дефолта, остались предприятия государственных естественных монополий, которые, с одной стороны, поддерживались хоть и косвенно государством, а с другой стороны, их функционирование слабо зависело от российского фондового рынка, так как их продукция реализовывалась в значительной степени за рубежом за твердую валюту. Их активы не могли пострадать ни от обесценивания рубля, ни от высокой инфляции, более того, в связи с ростом курса доллара их активы росли относительно рубля и относительно активов предприятий, завязанных на национальный рынок.

С конца 1998 г. рынок ценных бумаг, постоянно ищущий предмет спекуляций, концентрирует внимание на ценных бумагах предприятий государственных естественных монополий, которые с большой натяжкой можно назвать «голубыми фишками» (blue chips) по аналогии с западной терминологией. Эти предприятия относительно давно успешно действуют в российской экономике, их деятельность, в основном зависящая от ситуации на внешних рынках, не сильно пострадала от кризисных явлений в России, поэтому их ценные бумаги можно считать довольно надежными и ликвидными. Однако торговля этими бумагами ведется относительно вяло из-за отсутствия свободных денежных средств в стране, подорванного доверия к российскому фондовому рынку в связи с недавним крахом ГКО со стороны как отечественных, так и иностранных инвесторов. Фиктивный капитал, заключенный в акциях «голубых фишек», не приносит какого-либо значительного дохода из-за вялого хода торгов и фактической невыплаты дивидендов. Кроме того, перевод в эти акции свободных денежных средств агрессивных инвесторов, нацеленных на установле-

154

ние контроля над компаниями, не может помочь им в достижении их цели, так как в свободной торговле находится лишь незначительная часть акционерного капитала. Значительные пакеты голосующих акций заморожены либо государством, либо крупными холдингами, не желающими потерять контроль над предприятиями.

Наблюдаемое в конце 1999 г. и в 2000 г. затишье на фондовом рынке приведет, скорее всего, к относительной стабильности, что поможет другим корпоративным компаниям выходить на фондовый рынок для привлечения дополнительного капитала. В начале XXI в. невозможно представить себе привлечение капитала только лишь за счет акционирования. Как в начале XX в. любое предприятия не могло развиться в достаточной степени лишь за счет личного капитала, не перейдя в акционерную форму собственности, так и в начале XXI в. предприятие, пусть даже акционерной формы собственности, может привлечь значительный капитал только тогда, когда оно выходит на фондовые рынки, использует новые финансовые технологии, предлагаемые этими рынками. Фиктивный капитал, позволяющий предприятиям выходить на новый качественный уровень, постоянно принимающий новые и новые формы, уже может быть представлен не только первичными ценными бумагами, но и производными ценными бумагами. Поэтому роль фиктивного капитала, особенно в настоящее время, в России значительно возросла для корпоративных предприятий, желающих выйти из кризиса и завоевать устойчивые позиции на внутренних и внешних рынках.

В 2000 г. наметилась еще одна интересная тенденция формирования фиктивного капитала. Государство старается постепенно вернуть утраченные позиции в сфере реального капитала, пытаясь путем новых акционирований захватить определенную часть акционерного капитала предприятий из самых разнообразных областей деятельности. Скорее всего, государство стремится установить контроль над предприятиями в размере 25 % всех их активов. Особенно интересен тот факт, что государство не проводит агрессивную политику

155

по захвату необходимого количества голосующих акций, скупая их на открытом рынке у единичных держателей или у институциональных инвесторов. На данном этапе государство косвенно вынуждает предприятия проводить новый выпуск акций, причем по особым установленным им же правилам так, что 25 % акций вновь выпускаемого пакета отходит в государственное владение, а остальная часть распределяется среди тех структур, которые, так скажем, были «рекомендованы» государством. Тем самым устанавливается практически тотальный контроль государства над сферой реального капитала рыночной экономики посредством фиктивного капитала, что для российских государственных структур является необычным и довольно новым инструментом формирования государственной собственности (до сих пор Россия знала только один метод — национализация).

Для российской экономики, пережившей несколько глубоких кризисов, вмешательство государства должно стать в значительной степени стабилизирующим фактором, хотя одновременно с этим будут внесены определенные ограничения экономической свободы субъектов рыночного пространства. Нам представляется такой шаг объективно необходимым, что объясняется спецификой российских условий существования экономических отношений. Во- первых, классические (по Адаму Смиту) рыночные отношения в чистом виде не применимы для России из-за огромных масштабов территории страны.. Чтобы сплотить отдельные регионы;-которые стали относительно самостоятельными после перехода к рыночной экономике, необходима некая объединяющая экономическая и политическая сила, призванная обеспечить единое и равноправное экономическое пространство для всех субъектов страны. Такой силой обязано быть государство, а до последнего времени эти позиции в значительной степени были потеряны государственными структурами. Это видно из того факта, что в отношениях между рыночными субъектами резко возросли трансакционные издержки, что недопустимо для сильного и развитого государства. Во-вторых, вся экономика России была построена на принципе ин-

156

теграции и сотрудничества всех регионов, и за 70 лет существования плановой экономики были сформированы теснейшие связи между предприятиями всех регионов, оборвав которые они не могли нормально функционировать. Теперь необходимо их восстанавливать и дальше усиливать, что определенно повысит эффективность экономических взаимоотношений предприятий. И, наконец, «невидимая рука рынка» в поисках самого эффективного применения капитала не всегда находит тот путь развития, который соответствует выбранной государственной политике. Государство формирует свою политику, опираясь не только на слепое стремление к удовлетворению потребностей страны, но и на множество других факторов, исходя из принципа укрепления внутренних и внешних позиций страны. Поэтому хаотичное поведение отдельных субъектов рыночной экономики должно происходить в некотором определенном русле общего движения, формируемом государством.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

Российский фондовый рынок можно отнести к так называемым «возникающим» рынкам, таким как малазийский рынок (Куала-Лумпур), мексиканский фондовый рынок. Поэтому его быстрый взлет, а затем такое же стремительное падение вполне вписываются в теорию «возникающих» рынков Фабера. Таким образом, российский фондовый рынок, кроме внутренних проблем, зависит от объективных условий развития новых возникающих рынков, а также от сложившейся кризисной ситуации на других мировых рынках.

Сейчас наметилась тенденция возвращения утраченной государством в процессе приватизации собственности, причем этот процесс происходит на новом качественном уровне с использованием инструментов фондового рынка, в рамках которого фиктивный капитал играет важнейшую роль. Этот процесс призван устранить изъяны рыночной экономики, которые особенно ярко проявляются в России из-за ряда ее специфических особенностей.

Итак, исследование показало, что рынок финансового капитала в России

формируется, и этот процесс сопряжен с множеством противоречий и про-

157

блем. В следующей главе рассматриваются экономические отношения между различными институциональными формами, связанные с движением финансового капитала.

<< | >>
Источник: Сусорова Ольга Юрьевна. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ РЫНКА ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Тамбов 2004. 2004

Еще по теме Особенности формирования финансового капитала страны в условиях глобализации:

  1. 11.8. Конкурентоспособность и глобализация
  2. Влияние экономической глобализации на эволюцию института государства
  3. 2.3 Процессы экономической глобализации и государственное регулирование экономики в постиндустриальных странах.
  4. 2.4. Проблемы государственного регулирования в периферийных странах глобального мира
  5. Глава III РОЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ^ФОРМИРОВАНИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  6. Взаимодействие федерального и регионального уровня в управлении социально-экономическими процессами в условиях глобализации
  7. 9. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ НАЧАЛА XXI в.
  8. Сущность содержания процесса глобализации
  9. 2.1. Мониторинг функционирования финансового капитала в мировом хозяйстве
  10. Особенности формирования финансового капитала страны в условиях глобализации
  11. Модель формирования и функционирования эффективного рынка финансового капитала в России при ее вхождении в ВТО
  12. Международные валютно-финансовые и кредитные организации
  13. Глава 2.5. Финансовые кризисы XXI века
  14. 1. Финансовый менеджмент в контексте генезиса финансовой науки 1.1. Эволюция децентрализованных финансов и формирование базовых концепций финансового менеджмента