<<
>>

§ 2. Понятие, классификация и характеристика субъектов финансового права

Правовое государство в современных условиях глобализации представляет собой высшую ступень развития свободы и ее выражения в соответствующих государственно-правовых категориях.

В этой связи, как правильно утверждает Е.А.

Лукашева, история развития и становления государственности не отделима от поиска оптимальных параметров взаимоотношения власти и человека, которые всегда являлись стержневыми, определяющими в государствах любой формации.

С целью детального рассмотрения такой категории как «субъекты финансового права» следует обратиться к другим наукам, выявившим определение дефиниции «субъект права». Так, в переводе с латинского языка субъект (subjectus) означает лежащий внизу, находящийся в основе.

Новейший философский словарь рассматривает субъект как носитель свойств и характеристик, определяющих качественные особенности объекта[107].

В словаре С.И. Ожегова субъект определяется как познающий и действующий; существо, противостоящее внешнему миру; предмет суждения[108].

Определения многих правовых явлений, в том числе таких как «субъект права», представлены и в общей теории права. По этому поводу В.Е. Кирилина пишет, что «четкие и ясные формулировки понятий, которые содержатся в нормах права отраслевых юридических наук, способствуют определенности и стабильности в регулировании общественных отношений»[109].

В.И. Даль отмечал: «Понятие - это способность понимать, дар уразуменья, соображенья и заключенья; мысль, представленье, идея»[110]. Исходя из этого А.Н. Якушев и А.Д. Макиев делают следующий вывод: «Понятие - мысль о предметах и явлениях действительности, отражающая общие и существенные признаки предмета, связи и отношения»[111].

Вопрос, связанный с субъектом правового регулирования представляется многим ученым одним из сложнейших в теории правоотношения.

Трудно найти здесь положение, которое бы единодушно признавалось, не вызывало споров[112].

В юриспруденции «субъект права» рассматривается с различных позиций и научных школ, однако единым остается то, что субъект права представлен как разновидность субъектов общественных отношений, наделенных признаками, регламентированными правом.

Можно говорить о том, что субъектами права являются все кто находится под юрисдикцией права, признается им в качестве носителя прав и обязанностей. Субъект права в классическом понимании включает в себя возможность участвовать в различных правоотношениях и реальное участие в них.

Вступая в общественные отношения, физические лица и организации должны обладать определенными качествами, закрепленными на законодательном уровне. Совокупность таких качеств, по утверждению А.В. Мицкевича, образует понятие «субъект права»[113].

Неоспоримо, что любой субъект права должен быть наделен совокупностью правовых свойств и характеристик, необходимых ему для реализации активных правомерных действий в рамках конкретных правоотношений.

Субъекта права также следует наделить определенными качествами. Так, С.С. Алексеев описал признаки субъекта права, отметив, что они:

1) связаны со свободой воли человека, коллектива людей;

2) приобретаются в силу юридических норм[114].

У истоков института правосубъектности стояли римские юристы, обозначавшие правоспособность термином «caput».

Правоспособность - это способность быть субъектом права, «способность лица участвовать в обороте в качестве управомоченной или обязанной стороны»[115].

В Древнем Риме юристы говорили о трех видах полной правоспособности:

1) status libertatis - состояние свободы;

2) status civitatis - состояние гражданства;

3) status familiae - самостоятельные отцы семейства и подвластные

им[116].

Полностью свободными были главы своих фамилий (отец фамилии и мать фамилии)[117].

В более поздние периоды свободное лицо могло быть ущемлено в гражданской правоспособности, что носило название «capitis deminutio».

В свою очередь, умаление прав могло быть capitis deminutio maxima - максимальным (речь шла об утрате человеком свободы по причине пленения врагом или в силу обращения в рабство за совершенное тяжкое преступление), capitis deminutio mediae - средним (лицо сохраняло свободу, но утрачивало права римского гражданина по причине ссылки и изгнания), capitis deminutio minima - минимальным (лицо утрачивало связь со своей прежней семьей, сохраняя гражданство и свободу).

В настоящее время под правоспособностью понимается способность участников правоотношений иметь субъективные права и нести юридические обязанности. Мы понимаем, что правоспособность - это еще не обладание субъективным правом, а возможность правообладания. В этой части И.А. Ильин верно отметил: «Для того, чтобы какое-нибудь полномочие (или запретность, или обязанность) принадлежало какому- нибудь субъекту права, необходимо, чтобы правовые нормы признали за ним вообще способность иметь эти полномочия»117 [118].

Справедливо писал Е.Н. Трубецкой, который акцентировал внимание на том, что «под правоспособностью разумеется способность лица иметь права независимо от того, приобрело ли оно права и имеет ли их в действительности»[119]. Из этого следует, что правоспособность субъекта не должна зависеть от его волеизъявления.

Правоспособность - не естественное, а общественно-правовое качество субъектов, носящее абсолютный, универсальный характер[120].

Современные физические лица обладают правоспособностью в отличие от римского права, нормы которого лишали последней рабов. Граждане государств обладают полной правоспособностью, которая, по общему правилу, возникает с момента рождения человека.

От правоспособности отличается дееспособность. Древние римляне считали дееспособным то лицо, за личными действиями которого признается юридическое значение. Согласно римскому праву не обладали волеизъявлением малолетние и умалишенные лица.

В теории права под дееспособностью понимается способность своими действиями приобретать права и создавать для себя юридические обязанности.

Однако, дееспособность может меняться в зависимости от возраста и медицинских показателей последнего.

Правоспособность и дееспособность - это две категории, которые обладают как схожими, так и различающими их чертами. Если одна из них очерчивает круг того, что может иметь субъект права, то другая -, прежде всего, что может создать субъект права своими действиями.

Правосубъектность или, как ее еще называют, праводееспособность характеризует положение человека в обществе, является условием стабильности его статуса[121].

Правосубъектность физических лиц включает еще правовой статус, рассматриваемый в качестве принадлежащих гражданину прав, свобод и обязанностей.

По сути, правовой статус рассматривается как регламентированная законодательными актами государства совокупность неотчуждаемых и гарантированных прав и обязанностей человека и гражданина, и полномочий органов государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц, непосредственно закрепляемых за определенными субъектами права.

Следует говорить о том, что правовой статус является характеристикой конкретного субъекта права по отношению к государству, органам государственной власти, местного самоуправления и другим участникам правоотношений.

Можно согласиться со словами Г.В. Мальцева, который писал, что: «Система прав и обязанностей - сердцевина, центр правовой сферы, и здесь

лежит ключ к решению основных юридических проблем. Ничего более

122

важного в структуре права, по существу, нет» .

Существует несколько точек зрения относительно элементов правосубъектности. Согласно одной, правосубъектность применительно к физическому лицу включает правоспособность, дееспособность и деликтоспособность.

Представители другой концепции считают, что составляющими правосубъектности являются правоспособность и дееспособность. Основой обеих точек зрения является то, что в составе правосубъектности как сложного юридического свойства правоспособность считается определяющей, а дееспособность и деликтоспособность производны от нее.

В отличие от граждан правосубъектность юридического лица обладает определенными особенностями, поскольку оно представляет собой социальное образование, именуемое организацией.

Н.Д. Егоров отмечает: «За юридическим лицом всегда стоит определенным образом организованный коллектив людей»[122] [123], с участием которого реализуется правоспособность данного лица.

Бесспорно, что вопрос о правоспособности и дееспособности юридического лица является дискуссионным в науке права и чаще правосубъектность юридического лица называют специальной, связывая с социально-экономической сущностью данного субъекта.

В предпринимательском праве юридические лица определяются как коллектив субъектов. При этом, выделяют общую, специальную, исключительную и ограниченную хозяйственную компетенцию юридических лиц.

Праводееспособность юридических лиц зависит от свойств самого лица и находит свое отражение в их компетентности. В свою очередь, компетенция представляется как совокупность прав и обязанностей, полномочий организаций и государства, предоставленных им для осуществления их функций.

Безусловно, что компетенция юридического лица оказывает влияние на их на правовой статус. Компетенция ограничена рамками нормативно- правовых актов государства, которое также является субъектом права.

Интересным представляется подход Д.И. Мейера, в рамках которого, государство должно признаваться субъектом привилегированным, т.е. ему должны предоставляться преимущественные права в сравнении с отдельными гражданами, и объясняется это тем, что «каждый отдельный гражданин должен жертвовать личными интересами для общего блага»[124], которые установлены для общественной пользы.

Итак, можно заключить, что для всех отраслей права, в том числе и права финансового, такие категории как «субъект права», «статус субъекта права» являются важными с целью уяснения юридических институтов общей части отрасли.

В теории финансового права субъект финансового права определяется как лицо, обладающее правосубъектностью и наделенное необходимыми правами и обязанностями, потенциально способное стать участником финансовых правоотношений.

Представленная выше дефиниция содержит в себе основной признак субъекта финансового права, а именно, наличие у него правосубъектности. В свою очередь, о финансовой правосубъектности можно говорить как об определенном объеме полномочий и обязанностей, которым обладает тот или иной субъект финансовых правоотношений, осуществляемым в

конкретном финансовом правоотношении и отраженном в финансово - правовых нормах.

Финансовая правоспособность - это способность иметь финансовые права и нести обязанности, установленные в законодательных актах финансово-правового характера.

Финансовая дееспособность является способностью лица самостоятельно совершать юридические действия и вступать в финансовые правоотношения, приобретать, изменять и прекращать права и обязанности, нести ответственность, предусмотренную нормативно-правовыми актами.

Финансовую правосубъектность можно определить как способность выражать и реализовывать персонифицированную волю. В этой связи можно говорить о том, что финансовая правосубъектность является предпосылкой финансово-правового статуса.

В то же время финансово-правовой статус - это установленная законодателем совокупность прав и обязанностей, непосредственно закрепляемых за конкретными субъектами в области образования, распределения, перераспределения и использования фондов денежных средств.

Несмотря на всю важность свойств статуса субъекта, практическую направленность они приобретают в процессе вступления субъекта финансового права в различные правоотношения.

Нельзя согласиться с тем, что «чтобы участвовать в финансовых правоотношениях, лицо уже должно обладать признаками субъекта права, приобретенными в иной сфере общественных отношений»[125], поскольку предпосылками финансовой правосубъектности выступают административная, конституционная и иные правосубъектности.

Субъекты финансового права, среди которых публичные образования, юридические и физические лица, становятся участниками финансовых правоотношений в силу законодательного закрепления за ними прав и обязанностей в той или иной сфере, например полномочия органов государственной власти как субъектов финансового права в сфере сбора налогов, в бюджетной сфере в период финансирования их деятельности за счет средств соответствующего бюджета и т.п.

Также необходимо отметить, что финансовая правосубъектность представляет собой отраслевую правосубъектность, которая обладает спецификой, определенной предметом и методом регулирования и финансовая правосубъектность оказывает влияние на правовой статус субъектов финансового права, охватывая как потенциальные возможности, так и способность их реализовать.

Финансовая правосубъектность выступает правовым средством включения субъектов финансового права в сферу правового регулирования финансового законодательства и является обязательной предпосылкой финансово-правового статуса.

Рассуждая о субъектах финансового права, М.А. Перепелица утверждает, что под субъектом финансового права понимается субъект права, на которого распространяется действие финансово-правовых норм и который обладает такими юридическими признаками, как:

1. внешняя финансовая обособленность;

2. финансовая персонификация;

3. способность вырабатывать, выражать и осуществлять финансовую персонифицированную волю (финансовая правосубъектность);

4. способность выступать носителем финансовых обязанностей и прав (финансовая правоспособность);

5. способность реализовывать финансовые обязанности и права в финансовых правоотношениях (финансовая дееспособность)[126].

С некоторыми высказываниями автора согласиться, безусловно, представляется возможным, однако, не со всеми. Так, автор верно отмечает, что наличие финансовой обособленности связано со спецификой правосубъектности субъекта финансового права. Благодаря этому признаку возможно вычленить субъект финансового права. Выделяемое автором свойство присуще не только субъекту финансового права, но и субъекту любой другой отрасли права.

Право- и дееспособность многими авторами разграничиваются и по той причине, что, по мнению большинства ученых, время возникновения финансовой правоспособности и дееспособности разорвано во времени.

Важен вопрос и о моменте возникновения финансовой дееспособности. Так, некоторые авторы отмечают, что обретение лицом дееспособности происходит в момент появления у него способности иметь в собственности объекты налогообложения[127].

Отмечается, что поскольку «без возможности иметь объекты налогообложения лицо не может реализовывать права относительно уплаты налогов» [128] . Появление у лица возможности обладания объектов налогообложения является основанием для приобретения им налоговой дееспособности[129].

Обстоятельства, вызванные юридическими фактами, устанавливают, изменяют и прекращают правоотношения. Эти последствия могут касаться как самих субъектов финансового права, так и их субъективных прав и обязанностей. Если основания реализации прав и обязанностей могут быть одинаковыми, то круг, возникающих в связи с этим самих прав и обязанностей отличается в зависимости от субъекта, который ими наделен. И в такой ситуации этих прав и обязанностей больше у юридического лица, нежели физического.

Представляя характеристику финансовой правосубъектности мы не рассматриваем их в отношении тех или иных субъектов финансового права. Эта особенность характерна в связи с тем, что финансовые правоотношения являются правоотношениями публичного порядка, что, допускает возможность их изменения или прекращения в соответствии с требованиями закона.

В этой связи Л.Н. Древаль [130] предлагает закрепить на законодательном уровне специфические признаки субъекта финансового права. В продолжение Л.Н. Древаль полагает, что вопросы, связанные с регулированием «субъектов финансового права» возможно отразить в рамках одного закона по примеру Федерального закона «О финансах», предлагаемого О.Н. Горбуновой[131].

На наш взгляд, принятие единого закона, в котором можно отразить дефиницию такой категории как «субъекты финансового права», дать классификацию субъектов, а также закрепить все права и обязанности последних выглядит труднодостижимо, т.к. субъектами финансового права являются и физические, и юридические лица, государство и муниципальные образования и пр. Описать весь спектр полномочий в финансово-правовой сфере, которыми они наделены, невозможно хотя бы в силу изменчивости российского законодательства, появления новых субъектов финансового права.

Также спорным признается соотношение таких категорий как «субъекты финансового права» и «субъекты финансовых правоотношений»:

13? 133

одни ученые отождествляют эти понятия[132], другие - разграничивают[133].

Так, С.Ф. Кечекьян понимал под субъектом права лицо, участвующее или могущее участвовать в правоотношении[134].

Д.Н. Бахрах писал, что субъектом права является участник общественных отношений, которого юридическая норма наделила правами и обязанностями[135].

С.С. Алексеев дал более детальную характеристику субъекту и отмечал, что субъект права должен обладать двумя признаками. Во-первых, социальным, т.е. участием в общественны отношениях в качестве обособленного, способного вырабатывать и осуществлять единую волю персонифицированного субъекта, во-вторых, юридическим - признанием правовыми нормами его способности быть носителем прав и обязанностей, участвовать в правоотношениях[136].

Е.А. Ровинский, Н.И. Химичева, М.В. Карасева писали, что понятие «субъект финансового права» и «субъект финансового правоотношения» при всей их схожести, все же являются различными понятиями. Свидетельством самостоятельности этих категорий признается то, что в отдельных случаях они фактически не совпадают в одном лице, что допустимо практически во всех отраслях права.

Таким образом, принимая во внимание вышеобозначенные позиции, можно говорить о том, что субъект правоотношения во всех случаях является субъектом права. В свою очередь, субъект права не всегда признается субъектом правоотношений.

Исходя из изложенного выше, представляется возможным перейти к следующим выводам:

Субъектом финансового права признается лицо, которое может стать участником финансовых отношений и, тем самым, наделен правами и обязанностями в рамках возникших финансовых отношений по поводу аккумулирования, распределения (перераспределения) и использования фондов денежных средств.

Субъектом финансовых правоотношений можно признать непосредственного участника уже сформированных финансовых отношений, наделенного на момент их возникновения правами и обязанностями в данной сфере, связанных с аккумулированием, распределением (перераспределением) и использованием фондов денежных средств.

В свою очередь, финансовую правосубъектность можно охарактеризовать через призму отраслевого предмета и метода регулирования и определить как возможность субъектов финансового права участвовать в финансовых отношениях в сфере аккумулирования, распределения (перераспределения), использования централизованных и децентрализованных фондов денежных средств государства и муниципальных образований.

Раскрытие понятийного аппарата и авторских определений базовых категорий: «субъект финансового права», «субъект финансового

правоотношения», «финансовая правосубъектность» позволяет рассмотреть классификации субъектов финансового права.

Необходимо отметить, что в общей теории права такие ученые, как:

B. С. Афанасьев, Д.Н. Бахрах, Н.А. Малкова, Н.И. Матузов, А.А. Фомин делят субъектов правоотношений на индивидуальных и коллективных[137], а

C. С. Алексеев предлагал делить всех субъектов права на: индивидуальные и коллективные субъекты и общественные образования, тем самым, обособляя в отдельную группу социальные образования[138]. Предлагаемое деление наиболее точно отражает сущность рассматриваемой категории.

По словам известного представителя финансово-правовой науки Е.А. Ровинского, классификация субъектов права дает возможность наглядно установить, что во всех финансовых правоотношениях одним из субъектов всегда является само государство или управомоченный им орган, а также выявить других субъектов финансового права, рассмотреть их права и обязанности[139].

В финансовом праве термин общественные образования появился благодаря Н.И. Химичевой, которая среди субъектов советского финансового права выделяла три группы субъектов:

а) общественно-территориальные образования;

б) коллективные субъекты;

в) индивидуальные субъекты.

Ею же было предложено деление субъектов финансового права на две группы:

а) организации, к которым относятся две вышеперечисленные группы;

б) граждане.[140]

Многогранность такой правовой категории как субъекты финансового права, не позволяет выработать единую общепризнанную классификацию, которая бы отвечала общим требованиям. Отдельные аспекты данного вопроса освещались в трудах правоведов-финансистов: О.Н. Горбуновой, М.В. Карасевой, А.И. Худякова[141] и др.

Наглядно финансово-правовой статус субъектов финансового права представлен в исследованиях, посвященных вопросам финансового контроля и субъектам, осуществляющим полномочия в финансовой деятельности[142].

Параллельно с работами в области исследования вопросов финансового контроля, субъекты финансового права разрабатывались в трудах Д.В. Винницкого[143].

Отчасти отсутствие единых критериев классификации субъектов финансового права можно связать с тем, что до сих пор нет четкого перечня участников финансовых отношений, что оправдывается активным развитием самого финансового права и финансового законодательства. Более того, не все субъекты финансового права нашли свое отражение в законодательстве, исключение пожалуй составляют бюджетное, налоговое и, возможно, банковское законодательство. Аналогичной позиции придерживаются и другие представители финансово-правовой мысли[144].

Многогранность такого явления как субъекты финансового права продемонстрирована в классификации, представленной А.И. Худяковым[145], который в основу деления субъектов финансового права заложил признак юридического равенства, поделив всех субъектов на: управомоченных и обязанных.

К числу управомоченных субъектов автор отнес государство, его территориальные образования и органы государственной власти.

В свою очередь, Л.Л. Бобкова пишет, что классификация, предложенная Н.И. Химичевой, универсальна и представляет собой некий классический вариант системы субъектов финансового права, позволяющий раскрыть правосубъектность каждого из ее элементов[146].

Автор делит всех субъектов на активных и пассивных. В качестве первой группы обозначаются субъекты - публичные и административнотерриториальные образования. Их активность отчасти мотивируется тем, что, по словам автора, «у них самая высокая степень

«заинтересованности»»[147]. Второй же вид определяется как коллективные субъекты, главенствующее место среди которых принадлежит

организациям.

Наряду с озвученной позицией, подчеркнем, что в правовой литературе зачастую такие понятия, как: «коллективный субъект», «организация» и «юридическое лицо» используются как синонимы. В исследованиях финансово-правового характера вопрос о коллективном субъекте мало изучен.

Среди последних работ можно назвать кандидатскую диссертацию А.С. Галяутдиновой[148], посвященную вопросам о коллективных субъектах финансового права, в которой, однако, само определение коллективного субъекта выведено через его подразделение на сформировавшиеся и дискретные коллективные субъекты.

В свою очередь, Д.В. Винницкий, анализируя методологию и организацию управления, рассматривает организацию как социальное явление, как состояние и свойство субъекта и объекта, как процесс или совокупность осуществляемых мероприятий для решения определенных задач, как направление работ по управлению производством, а также состав

149

органов управления»[149].

Относительно субъектов налогового права Д.В. Винницкий выделяет следующие виды субъектов:

1) физические лица;

2) организации;

3) государственные (муниципальные) органы;

4) общественно-территориальные образования[150].

Л.Н. Древаль отмечает, что под дефиницию «коллективный субъект», точно также как и под определение «организация» можно подвести такой субъект права как публичные образования, в связи с чем предлагает выделить публичные образования в отдельную группу и при дальнейшем упоминании коллективного субъекта абстрагироваться от включения в это понятие публичного образования.

В продолжение автор отмечает, что поскольку создание юридических лиц сопровождается различными целями их существования, то предлагается за основу принять следующие их виды:

- органы государственной власти, выполняющие исполнительные функции;

- учреждения, не связанные с властными полномочиями;

- организации, осуществляющие коммерческую деятельность.

Представляя юридическое лицо в качестве организации, законодатель

рассматривает его в качестве социально-значимого феномена, включая следующие разновидности юридического лица: предприятия, учреждения и организации. Более того, очень важно помнить, что юридическое лицо признается таковым в силу соответствия его признакам, заложенным в нормах ГК РФ[151] (ст. 48).

Однако, важно не отклониться и от отраслевой принадлежности при отнесении тех или иных участников к числу субъектов финансового права, на что обращает наше внимание В.В. Витрянский и С.А. Герасименко: «необходимо иметь в виду, что правила, установленные гражданским законодательством, касаются лишь предмета регулирования гражданского права»[152].

Большой интерес также представляет государство как субъект финансового права. Сущность этого понятия долгое время остается в юриспруденции дискуссионным.

М.Н. Марченко справедливо заметил, «множественность определений понятия государства является не только оправданной, но и объективно необходимой»[153].

В разные исторические периоды мысль ученых предлагала нам различные определения государства, порой носящий теологический оттенок, отражая особенности той или иной эпохи и того или иного государства.

Как пишет В.И. Кнорринг, государство является сложной, динамически развивающейся системой, для которой характерны процессы управления, контроля, регулирования[154].

Сущностные характеристики государства подтверждаются в словах М. Вебера, который говорил о государстве «как о синтетическом, создаваемом лишь для определенных целей познания, как бы оно ни было сформировано»[155].

Н.В. Бутусов отмечает: «далеко не все определения государства в равной мере помогают уяснить особенности государства как субъекта права и правовых отношений, дать его характеристику в этом качестве»[156].

Следуя этой логике интересно классическое, традиционное понимание государства, выведенное из совокупности таких его признаков, как: государственный суверенитет, публичная власть, народ и территория (признаки, выдвинутые Г. Еллинеком и Л. Дюги[157]).

Особенности предмета и метода финансового права определяют особенности государства как субъекта финансового права. Спецификой финансово-правового метода является защита и обеспечение финансовой стабильности любого государства.

По утверждению Е.Ю. Грачевой «неравное положение субъектов финансового правоотношения обусловлено лишь тем, что одной из сторон в данном правоотношении выступает государство в лице своих уполномоченных органов»[158].

Наличие публичного интереса в осуществлении экономических отношений, по словам С.В. Запольского, вынуждают государство регулировать часть денежного оборота императивными методами, а не гражданско-правовыми средствами. Любые попытки ведения финансовой деятельности на началах диспозитивности всегда будут обречены на неудачу, в этом убеждают и действительность, и исторические примеры[159].

Е.А. Ровинский отмечал, что в финансовых правоотношениях государство выступает не только как субъект власти, но и как хозяйствующий субъект и выразитель материальных и культурных потребностей всего общества. В связи с этим в финансовых правоотношениях выступают два правовых элемента: государственный и имущественный. Это определяет природу финансовых правоотношений как властно-имущественных отношений[160].

По справедливому высказыванию Р.О. Халфиной [161] , государство выступает как носитель суверенитета, участник международных отношений, а также его внутренних отношений.

По словам С.И. Иловайского, в числе суверенных финансовых правомочий государства выделяются следующие: право издавать финансовые законы, устанавливать налоги, заключать договоры на государственные займы, применять принудительные меры к нарушителям или исполнителям финансовых норм[162].

Анализируя финансовую систему, можно говорить о том, что финансовую правосубъектность Российской Федерации необходимо рассматривать как возможность обладания и осуществления прав и обязанностей в пределах своих полномочий, нести бремя ответственности в сфере финансовых правоотношений. Россия является субъектом финансового права непосредственно, а также через субъекты Российской Федерации, реализуя свой суверенитет.

Помимо России и субъектов РФ, субъектами финансовых правоотношений являются муниципальные образования, вовлеченные в различные государственные программы, осуществляемые в рамках реализации единой государственной финансовой политики.

Резюмируя можно отметить, что к числу участников первой группы коллективного субъекта финансового права относятся органы государственной власти (представительные и исполнительные органы федерального уровня и уровня субъектов Федерации), а также органы местного самоуправления как особые субъекты финансового права.

Вторую группу субъектов финансового права, объединяющих широкий круг ее представителей, образуют коллективные субъекты- организации, к которым по традиции относятся: государственные органы; предприятия и учреждения, основанные на различных формах собственности, а также судебные органы.

Так, суды как субъекты финансового права и финансовых правоотношений получают финансирование из соответствующих бюджетов. Более того, вышестоящие судебные органы, например, Конституционный Суд РФ, обладают правом признания той или иной финансовой правовой нормы неконституционной, а ранее существовавший Высший Арбитражный Суд РФ был вправе давать официальное толкование отдельных финансовоправовых норм.

В свою очередь, коммерческие организации являются весьма неоднородными, в том числе, из-за влияния рыночных отношений, под воздействием которых в России появились финансово-промышленные группы, предпринимательские союзы, ассоциации, холдинги, офшорные и трастовые компании, банки и т.п.

Однако, не все перечисленные субъекты можно отнести к числу юридических лиц, поскольку ряд из них представляют систему взаимосвязанных компаний (например, финансово-промышленная группа).

Характерными признаками, разграничивающими одну

организационно-правовую форму от другой, считаются:

- характер взаимоотношений между учредителями;

- режим имущественной ответственности;

- размер уставного капитала;

- порядок управления организацией;

- порядок распределения прибыли;

- степень защищенности интересов кредиторов;

- дополнительные источники финансирования.

Так, например, коммерческой признается аудиторская организация, правовой статус которой определен Федеральным законом «Об аудиторской деятельности». При этом, как отмечено в постановлении Конституционного Суда РФ от 01.04.2003 г. «По делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 7 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» в связи с жалобой гражданки И.В. Выставкиной» созданные как субъекты предпринимательства, они (аудиторские организации), «по сути, выполняют публичную функцию, поскольку уже не частный, а публичный интерес лежит в основе этого процесса»[163].

В то же время, следует отметить, что к числу юридических лиц относятся также и некоммерческие организации, такие как: общественные и религиозные организации, фонды, учреждения, корпорации и т.д., среди которых большую долю составляют бюджетные учреждения, финансируемые за счет бюджетных ассигнований.

Остановимся на рассмотрении особенностей финансов корпораций. В российском законодательстве термин «корпорация» применяется для обозначения одной из организационно-правовых форм некоммерческих организаций - государственной корпорации (госкорпорации).

Несмотря на отсутствие понятия «корпорация» в национальном законодательстве применительно к коммерческим организациям, оно широко используется в экономической литературе.

Так, одни авторы (В. Р. Ковалев, С. Г. Вагин и др.) придерживаются узкой трактовки этого понятия и выражают мнение, что корпорациями в России могут признаваться только акционерные общества. Другие авторы (В.Г. Антонов, С.Д. Могилевский, И.А. Самойлов и др.) считают, что корпорацию следует определять не только по организационно-правовому признаку, а по целой совокупности признаков.

Корпоративные финансы следует рассматривать как систему управления финансами корпорации.

При этом все управленческие решения можно объединить, по сути, в две группы:

- инвестиционные (связаны с реальными и финансовыми инвестициями);

- финансовые (поиск источников финансирования деятельности).

В свою очередь, финансы корпорации представляют собой совокупность экономических (финансовых) отношений, связанных с формированием, распределением и использованием финансовых ресурсов, капитала, денежных средств, их оборотом с целью обеспечения максимизации стоимости корпорации.

В современных условиях развития корпоративной формы организации и управления бизнесом выделяют следующие особенностями корпоративных финансов:

1. Корпоративные финансы в значительной степени определяют более «агрессивный» характер корпоративной стратегии по сравнению с некорпоративной формой организации бизнеса, располагая более широким набором инструментов инвестирования и финансирования.

2. Корпоративные финансы призваны решать противоречия, возникающие в процессе деятельности компании между ее долгосрочными и краткосрочными целями и финансовыми возможностями.

3. Возможность использования значительного набора финансовых инструментов (эмиссия ценных бумаг, опционы и др.), финансовых рычагов (трансфертное ценообразование, дивиденды и др.), финансовых методов (дисконтирования, наращения, хеджирования, диверсификации, компаундинга и др.), системы внешней поддержки деятельности (государственная экспертиза инвестиционных проектов, государственные формы финансирования и др.) позволяет корпорации адаптироваться к любым рыночным условиям[164].

4. Наряду с бухгалтерским (финансовым) и управленческим учетом корпоративные финансы формируют информационную базу, отражающую все происходящие в компании процессы в стоимостной оценке, что обеспечивает возможность:

- принятия обоснованных экономических решений, в том числе посредством системы сбалансированных показателей, ключевых показателей эффективности (KPI), которые вместе с финансовой отчетностью и заключением внешнего аудитора выступают в качестве средства обратной связи, подтверждающего надлежащее выполнение агентских обязательств менеджеров и оценку эффективности системы корпоративного управления;

- организации системы контроля на всех стадиях кругооборота капитала.

5. Корпоративные финансы как система управления должны выявлять факторы роста эффективности деятельности компании:

- экономической, отражаемой показателями кругооборота капитала и рентабельности инвестиций (ROI, ROE, ROA, ROIC и др.);

- финансовой, определяемой соотношением между наиболее полным достижением целей финансирования и экономией финансовых ресурсов и отражаемой показателями оптимизации денежных потоков, структуры капитала, стоимости компании, финансовой устойчивости и др.

6. Корпоративные финансы играют определяющую роль в удовлетворении финансовых интересов всех стейкхолдеров. Грамотное целенаправленное управление финансами корпорации позволяет сбалансировать интересы участников корпоративных отношений и одновременно добиться общей совместной выгоды - роста стоимости компании.

7. Корпоративные финансы обеспечивают достижение нефинансовых целей посредством направления части финансовых ресурсов на социальное развитие и стимулирование работников, выполнение социальных и экологических программ, участие в благотворительных мероприятиях и др., тем самым реализуя корпоративную социальную ответственность перед различными группами стейкхолдеров[165].

При этом относительно расходов корпорации на финансирование социально значимых проектов, в том числе в области образования и науки, необходимо отметить следующее:

- во-первых, они должны становиться скорее обязательными, чем добровольными с целью их равномерного распределения на указанные выше цели;

- во-вторых, государство должно оценивать и учитывать это при выработке государственной политики регулирования бизнеса;

- в-третьих, расходы могут де-факто оказаться даже прибыльными, если потребители будут предпочитать совершать покупки у социально ответственных компаний, а не у компаний, избегающих участия в социально значимых программах.

8. Наблюдается тенденция расширения сферы обязанностей финансовых руководителей, в компетенцию которых вошли функция отбора долгосрочных инвестиционных проектов компаний, ответственность за разработку корпоративной стратегии и др.

Исследование роли и особенностей корпоративных финансов в системе корпоративного управления свидетельствует о необходимости в условиях нестабильной рыночной экономики, быстрых изменений внешней и внутренней финансовой среды, постоянного совершенствования и поиска новых методических приемов обоснования управленческих решений, использования новых финансовых технологий и инструментов их реализации.

При этом корпоративные финансы должны быть взаимосвязаны с остальными элементами корпоративного управления и быть встроенными в его общую систему.

И, наконец, можно говорить о том, что в последнее время в российской правовой системе стали появляться юридические лица публичного права, которые могут быть созданы на основании закона или решения уполномоченного органа государственной власти и по своей природе являются публично-правовыми образованиями. Они не всегда имеют учредительные документы и их создание зачастую не требует государственной регистрации, при этом, они обладают правами и обязанностями публичного характера, осуществление которых для них является обязательным, а также несут публично-правовую ответственность.

Юридические лица публичного права обладают специальной гражданской правоспособностью и особым целевым назначением.

Практика ряда зарубежных стран свидетельствует о делении юридических лиц частного и публичного права (например, Испания, ФРГ, Франция, Швейцария, Австралия, Молдова, Украина, Грузия и др.[166]).

Так, в соответствии с концепцией В.Е. Чиркина юридическое лицо публичного права - это признанное публичной властью в этом качестве материальное и публично-правовое некоммерческое образование, выступающее в правоотношениях в различных организационно-правовых формах в целях общего блага путем законного применения публичной власти, сотрудничества с ней, давления на нее, имеющее название, другие идентифицирующие признаки, обладающее имуществом, имеющее права и обязанности и несущее ответственность за свои правовые действия[167].

Под такое определение подпадают публично-правовые образования, общественные организации и др., что свидетельствует о широком толковании данного понятия[168].

Представляется, что ориентированным на практическое применение следует признать подход А.В. Турбанова, в соответствии с которым юридическим лицам публичного права свойственны такие признаки, как публичная функция, создание и ликвидация федеральным законом, реализация государственной политики, властные полномочия и имущественная самостоятельность[169].

Этот подход исключает из категории юридических лиц публичного права публично-правовые образования, что на наш взгляд, представляется правильным, поскольку последние обладают значительным количеством отличительных особенностей.

Юридические лица публичного права и организации, подобные им по статусу, существуют во многих развитых зарубежных государствах[170]. Существование рассматриваемой категории лиц предусматривается некоторыми международными документами.

Так, Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения бункерным топливом (Лондон, 23 марта 2001 г.)[171] [172], ратифицированная Россией, устанавливает существование института юридических лиц публичного права, указывая, что термин «лицо» означает любое физическое лицо или любое юридическое лицо публичного или частного права, включая государство или любую из его составных частей (п. 2 ст. 1).

Таким образом, международный опыт демонстрирует, что использование данной конструкции юридических лиц является целесообразным в целях осуществления некоторыми организациями своих конституционно-публичных функций.

Следующую группу в видовом многообразии субъектов финансового права составляют индивидуальные субъекты - физические лица, вступающие в финансовые отношения.

Субъектами финансового права могут быть граждане РФ, лица без гражданства, бипатриды, а также иностранные граждане.

Финансовая правосубъектность физического лица определяется исходя из его финансовой право- и дееспособности.

К особенности финансово-правового статуса физического лица можно отнести отсутствие обязательного учета возрастного критерия его дееспособности. Возрастной критерий дееспособности физического лица подлежит обязательному учету при установлении субъекта финансового правонарушения и привлечения виновного лица к финансовой ответственности1.

В правовой литературе утвердилось мнение, что финансовая правоспособность индивидуальных субъектов характеризуется через юридические обязанности, что можно объяснить и спецификой метода правового регулирования и преобладанием обязывающих норм в финансовом законодательстве.

По справедливому высказыванию С.Г. Пепеляева, «права, которыми пользуется гражданин в сфере налоговых отношений, по существу носят производный от обязанности характер»[173].

В то же время следует отметить, что законодательство порой не успевает за тенденциями развивающегося современного общества, в том числе и в вопросах о финансово-правовом статусе физических лиц. Например, в российском законодательстве отсутствует нормативноправовой акт, в которым были бы закреплены права и обязанности физического лица как субъекта финансового права и финансовых правоотношений.

В этой связи вспоминаются предложения некоторых представителей науки финансового права о принятии законов, закрепляющих основные положения и категории финансового права, например, высказывания Г.В. Петровой о закреплении основ финансовой деятельности государства в Федеральном законе «О публичных финансах в Российской Федерации»[174].

В условиях мирового финансового кризиса, нынешней политической и экономической ситуации в стране и мире, нам видится возможность поддержать тех представителей научной мысли, которые говорили и продолжают писать о необходимости принятия единых основ финансового законодательства.

И тем не менее, новые тенденции не всегда означают, что нужно забыть накопленный опыт и создавать все с «чистого листа». Напротив, переосмысление фактов, приобретенных наукой финансового права, может стать платформой для достижения новых финансово-правовых успехов.

Отчасти, базис науки финансового права позволил представить свои предложения по рассматриваемой тематике[175].

В заключении следует отметить, что рассмотренные классификации субъектов финансового права позволили предложить следующие виды субъектов финансовых отношений, складывающихся в системе образования и науки:

1) публично-правовые образования:

- Российская Федерация;

- субъекты Российской Федерации;

- муниципальные образования;

2) коллективные субъекты:

- органы государственной власти, включая органы представительной, исполнительной и судебной власти на федеральном уровне и уровне субъектов Российской Федерации, а также органы местного самоуправления;

- коммерческие организации;

- государственные и муниципальные предприятия;

- некоммерческие организации;

- юридические лица публичного права;

- иные субъекты - кластеры, технологические платформы, государственно-частное партнерство как форма реализации финансирования определенной сферы деятельности;

- иностранные государства;

- международные организации и союзы;

3) индивидуальные субъекты - физические лица.

Некоторые из указанных субъектов финансового права становятся непосредственными участниками, задействованными в процессе финансирования сферы образования и науки. К их числу можно отнести, в первую очередь, Российскую Федерацию, субъектов РФ и муниципальные образования, поскольку финансирование образовательной и научной среды осуществляется в больше степени за счет средств, выделяемых из бюджетов бюджетной системы РФ[176].

Особыми субъектами финансового права - участниками финансирования области образования и науки могут стать кластеры, технологические платформы и государственно-частное партнерство (ГЧП), последнее, в свою очередь, признается не столько субъектом финансового права в области образования и науки, сколько формой реализации финансирования данной социальной сферы.

К числу субъектов, задействованных в процессе реализации образовательной функции могут быть отнесены коммерческие и некоммерческие организации, а также такой субъект, как физическое лицо, реализующее, с одной стороны, свое право на образование, а, с другой, обязанное оплачивать данный вид услуги.

Следует отметить, что для раскрытия сущности такой категории как субъекты финансового права в сфере образования и науки, необходимым является, на наш взгляд, изучение, в том числе, международного опыта по данному вопросу, включая исследование финансирования образовательной и научной сфер.

<< | >>
Источник: Мошкова Дарья Михайловна. ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ И НАУЧНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАК СУБЪЕКТЫ ФИНАНСОВОГО ПРАВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Понятие, классификация и характеристика субъектов финансового права:

  1. 1.2. Классификация и общая характеристика банковских операций. Активные и пассивные операции
  2. 3.2.3. Понятие формы кредита. Классификация форм кредита
  3. Тема . ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА ФИНАНСОВОГО ПРАВА
  4. 19. Общая характеристика звеньев финансовой системы
  5. Финансовая система Республики Беларусь
  6. 6.1.Понятие и классификация инвестиций
  7. 3.3. Экономические организации: совокупность отношений и прав собственности
  8. §1. Понятие и сущность муниципального кредита
  9. Характеристика звеньев финансовой системы Российской Федерации
  10. § 1.2. Государственные корпорации в системе финансовых правоотношений
  11. § 1. Генезис доктрины о субъектах финансового права
  12. § 2. Понятие, классификация и характеристика субъектов финансового права
  13. § 1. Понятие и финансово-правовое регулирование статуса организаций в сфере образования и науки