Дефицит смерти

Однако хватит пустых рассуждений. Давайте лучше займемся некоторыми наиболее значимыми тенденциями, которые в дальнейшем будут влиять на развитие здравоохранения и медицины. Первая из них, которую нельзя игнорировать уже сейчас, – старение населения. Речь идет о глобальном мегатренде, который, вне всякого сомнения, окажет существенное влияние на здравоохранение будущего, так как люди не только будут жить дольше, но и будут стремиться возможно дольше сохранить здоровье.

Среди наиболее очевидных последствий этого – более высокие расходы на лекарства для пожилых людей. Упомянутые расходы в некоторых странах уже сейчас достигли рекордного уровня. Общие затраты на медицинское обслуживание в США в 2003 г. составили 1,3 триллиона долларов. Лекарства от старения продаются в местных универмагах Wal‑Mart, а различные виды пластической хирургии превратились в многомиллиардную индустрию, и многим уже недостаточно выглядеть молодо, им требуется операция по омолаживанию голоса, чтобы он соответствовал их внешнему виду. Пожилым людям будут переливать молодую кровь, а скорее, искусственный заменитель крови, или они будут принимать таблетки, дающие их старческой крови свойства молодой.

Мы станем свидетелями некоторого уменьшения разрыва в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами, хотя в среднем женщины будут продолжать жить дольше мужчин. В результате возникнут семьи из четырех и даже пяти поколений . Названные перемены сделают уход за пожилыми людьми еще более сложным и дорогостоящим. А так как продолжительность жизни увеличится, больницы будут переполнены, если только напряжение не помогут снять домашние больницы и телемедицина .

В США количество проходящих лечение по поводу сердечной недостаточности возросло на 150%, и не из‑за увеличения собственно случаев болезни или улучшения способов диагностики, а просто потому, что люди стали жить дольше. Кроме того, как правило, очень пожилые люди страдают не от одной болезни, а от пяти или шести одновременно. А если добавить к сказанному стоимость лечения, достигающую пика в последние месяцы и недели перед смертью пациента, то мы получим во многих отношениях критическую ситуацию, которую один комментатор без лишних сантиментов определил как дефицит смерти в будущем.

Люди стареют и умирают, чтобы передать эстафету следующему поколению с новыми мыслями и идеями. А что, если этого не произойдет? Что, если старшие поколения просто не будут уходить? Первые и самые очевидные последствия – финансовые. Но нельзя забывать о социальных, этических и психологических последствиях. К примеру, большинство новаций и перемен – дело молодости и молодых, поэтому преобладание стариков не может не иметь отрицательных последствий именно для обновления и развития общества.

В настоящее время многие начинают ставить под сомнение необходимость жить дольше определенного возрастного предела (названный предел, по‑видимому, должен определяться каждым исходя из его представлений о качестве жизни для себя лично и для окружающих), и дискуссии на эту тему со временем сделаются только острее. Эвтаназия – вопрос в нравственном смысле крайне спорный, но мы понемногу становимся свидетелями ее легализации, и уже появляются так называемые путешественники в поисках смерти, отправляющиеся в Бельгию или Нидерланды, где эвтаназия разрешена законом.

Теоретически фармацевтическая промышленность может выпускать специальные средства, которые будут вводиться в организм пациента врачами, чтобы таким образом избежать участия весьма сомнительных «специалистов по уходу».

Главная проблема, конечно же, заключается в том, что грань между добровольным и недобровольным уходом из жизни в подобных случаях очень часто бывает размыта. Следуя логике, оправдывающей эвтаназию, можно подыскать массу аргументов такого же рода, оправдывающих евгенику как основание для уничтожения индивидов, представляющих опасность для общества.

В прошлом религия придавала смысл жизни и смерти, завершая жизненный путь человека высоким ритуалом перехода в иной мир. Однако в настоящее время, когда в большинстве западных (христианских) обществ популярность религии резко падает, многими овладевает ощущение безнадежности. Получается, последнее, что может сделать общество для многих своих граждан, оказавшихся на краю смертной бездны, – это просто подтолкнуть их в пропасть.

Возникла парадоксальная симметрия с викторианской эпохой: в настоящее время о сексе говорится свободно, зато на тему смерти наложено табу. В современном обществе утвердилось мнение, что медицина способна вылечить любое заболевание. Тему смерти большинство (не исключая и СМИ) сейчас избегает. Тем не менее с ростом дефицита бюджета здравоохранения все большее число людей будет умирать дома, что сделает смерть более зримой и более ощутимой во всех отношениях.

По сведениям Общества Марии Кюри (британское благотворительное общество помощи людям, страдающим от рака), 64% людей в случае, если бы у них было диагностировано смертельное заболевание, предпочли бы умереть дома. В настоящее время дома умирают всего 25% таких больных. Однако в будущем соотношение, несомненно, изменится – не в последнюю очередь потому, что старики все чаще живут с детьми и внуками. Более того, существуют все основания полагать, что пожилые люди в окружении молодежи, как правило, проживают более долгую и счастливую жизнь. В данный момент дома престарелых в большинстве случаев крайне мрачные места, но подобная ситуация со временем изменится. Учреждения подобного рода будут возводиться не отдельно от основных мест застройки, а внутри них или рядом с ними, а порой рядом или прямо на территории школ с тем, чтобы представители разных поколений могли общаться друг с другом и учиться друг у друга.

Но хватит о мрачном. Какие еще последствия старения населения можно назвать? Увеличение числа людей старше шестидесяти лет приведет к тому, что отрасль науки, занимающаяся сохранением и восстановлением памяти, превратится в крупную и постоянно растущую отрасль промышленности, так как у пожилых людей в первую очередь слабеет память.

С другой стороны, для молодых не менее существенной станет проблема стирания неприятных воспоминаний. К примеру, 49% жертв изнасилований страдают от посттравматического стресса, равно как и 17% людей, попавших в серьезные дорожные происшествия, и 14% людей, переживших внезапную потерю близкого человека. Если к сказанному добавить рост случаев посттравматического стресса у участников войн и жертв террористических нападений (как среди военных, так и среди гражданского населения), то можно понять, почему в эту область идет активный приток средств. Правительство США в настоящее время финансирует исследования возможностей «загрузки» боевого опыта в головы новобранцев ВВС. Кто знает, возможно, через какое‑то время мы сможем «загружать» в свой мозг опыт других людей, а в их мозг – наши знания и воспоминания?

<< | >>
Источник: Ричард Уотсон. Файлы будущего: история следующих 50 лет. 0000

Еще по теме Дефицит смерти:

  1. Практикум Экономикс черной смерти
  2. СМЕРТЬ ЛЕНИНА
  3. 2.4.6. Распоряжения вкладчиков вкладами на случай смерти
  4. Валентинов Н. (Н. Вольский). овая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина: Годы работы в ВСНХ во время НЭП. Воспоминания/Сост. и авт. вступ, ст. С. С. Волк,—М.:              Современник,1991.              367 с., 1991
  5. 5.5 Дефицит бюджета
  6. Бюджетный дефицит
  7. 5.4. Бюджетный дефицит
  8. 4. Бюджетный дефицит и управление им
  9. Дефицит бюджета (1)
  10. Бюджетный дефицит
  11. Бюджетный дефицит
  12. Бюджетный дефицит и управление им
  13. Дефицит бюджета
  14. 5.5. Бюджетный дефицит
  15. 4.2. Бюджетный дефицит
  16. 4.3.2.4 Бюджетный дефицит
  17. 48. Бюджетный дефицит, его причины и виды.
  18. Бюджетный дефицит и государственный долг
  19. ДВОЙНОЙ ДЕФИЦИТ В США
  20. ТЕМА 17. БЮДЖЕТНЫЙ ДЕФИЦИТ И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОЛГ