<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Формирование постсоветского институциионализма

Институционалим в России

В России уже в 1990-е гг. появились многочисленные специальные работы (не только абстрактно-теоретические, но и конкретноэмпирические), где неоинституциональные идеи использовались для

ґ~ ґ~ »_/ »_/ »_/ ' і ’

объяснения особенностей современного россииского хозяйства.

Такие ведущие российские журналы, как «Вопросы экономики», «Экономика и математические методы», «Вестник Московского универ-

2

ситета» (серия «Экономика») , регулярно публикуют подборки статей по институциональным и неоинституциональным проблемам.

Попыток систематизированного изложения институционального подхода до конца 1990-х гг. не было, что сильно затрудняло освоение новой парадигмы в России. Первыми попытками, весьма своевременными и чрезвычайно актуальными, стали публикации книг А. Шаститко «Экономическая теория институтов» (Шаститко А., 1997) и «Неоинституциональная экономическая теория» (Шаститко А., 1998), а также «Учебно-методического пособия к курсу лекций по институциональной экономике» Я. Кузьминова (Кузьминов Я.И., 1999). Наиболее популярным, однако, надолго стал учебник «Институциональная экономика» А.Н. Олейника - он публиковался сначала на страницах журнала «Вопросы экономики» (1999, № 1-12), а позже дважды издавался отдельной книгой (Олейник А., 2000, 2002). Попытку написать курс по институциональной экономике предпринял также А.Н. Нестеренко (Нестеренко А.Н., 2002), но с его смертью российский институционализм понес тяжелую утрату.

Данные пионерные учебно-методические работы положили начало качественно новому этапу неоинституциональных исследований [124] [125] в России. При всех возможных недостатках этих книг попытки систематизации основ институциональной теории открыли широкое поле для консолидации (или размежевания) российских институционалистов на концептуальной основе.

Так, работы А. Шаститко и Я. Кузьминова опираются в основном на американскую традицию неоинституционализма. Несколько особняком стоит учебник А. Олейника, который опирается в равной мере как на западноевропейскую (французскую), так и на американскую традиции институциональных исследований. В отличие от традиционного подхода, А. Олейник исходит из первостепенной важности формирования не прав собственности как таковых, а социальных норм и правил. Если представители американского неоинституционализма рассматривают нормы, прежде всего, как результат выбора, то французские институционалисты - как предпосылку рационального поведения. Поэтому рациональность раскрывается им также сквозь призму нормы поведения.

Среди учебных изданий по институционализму последних лет следует отметить, прежде всего, изданную в МГУ 2004-2005 гг. большую серию учебных пособий по разным аспектам институционализма, в том числе книгу «Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория» под редакцией А.А. Ау- зана (Институциональная экономика: новая..., 2005). Очень интересным, хотя и не бесспорным опытом создания учебника силами творческого коллектива с участием как российских, так и французских институционалистов стала «Институциональная экономика» под ред. А.Н. Олейника (Институциональная экономика, 2005). Чисто неоинституциональный подход с присущим ему эконометрическим моделированием отразился в учебно-методическом пособии Я.И. Кузьминова и М.М. Юдкевич (Кузьминов Я., Юдкевич М., 2000).

Освоение и развитие основных институциональных парадигм. Круг работ российских экономистов, затрагивающих вопросы институциональной теории, уже достаточно широк. Впрочем, как правило, эти монографии мало доступны для большинства преподавателей и студентов, так как они выходят ограниченным тиражом, редко превышающим тысячу экземпляров, что для такой большой страны, как Россия, конечно, очень мало.

Среди российских ученых, активно применяющих неоинституциональные концепции в анализе современной российской экономики, следует выделить С.

Авдашеву, В. Автономова, О. Ананьина, А. Ауза- на, С. Афонцева, Р. Капелюшникова, Я. Кузьминова, Ю. Латова, В. Маевского, С. Малахова, В. Мау, В. Найшуля, А. Нестеренко, Р. Нуреева, А. Олейника, В. Полтеровича, В. Радаева, В. Тамбовцева, Л. Тимофеева, А. Шаститко, М. Юдкевич, А. Яковлева и др.

Рассмотрим, как «прорастали» в России основные направления неоинституциональных исследований.

1) . Теория прав собственности важна для нашей экономики в аспекте анализа приватизации, ее последствий и формирования рыночных институтов. Единственным обзорным исследованием достаточно высокого уровня по теории прав собственности остается книга (Капелюшников Р., 1990), благодаря которой большинство российских экономистов впервые узнали о данном научном направлении. Неоиституциональный подход к исследованию экстерналий первоначально обсуждался отечественными экономистами в основном в связи с анализом природоохранной тематики (А. Голуб, Е. Струкова, 1995, 1998; Шаститко А., 1997; Рыночные методы управления..., 2002). В 2002 г. на страницах «Вопросов экономики» прошла серия острополемических статей, посвященных пониманию знаменитой теоремы Ко- уза (Красильников О., Шаститко А., 2002; Малышев Б., 2002). В последующие годы эта тема также не раз затрагивалась в экономической периодике (Олейник А., 2003; Новиков В., 2004; и др.).

Сначала, в конце 1990-х гг., основное внимание было обращено на популяризацию идей зарубежных учёных с некоторой адаптацией к российским реалиям (см.: Евстигнеева Л., Евстигнеев Р., 1998; Малахов С., 1998; и др.). Примерно с 2000 г. начинают появляться и оригинальные исследования по проблемам собственности в постсоветской экономике.

Журнал «Вопросы экономики» стал постоянной «площадкой», на которой ведется дискуссия по теоретическим и практическим аспектам формирования в России рыночных институтов (Нестеренко А., 2000; Капелюшников Р., 2001; и др.). В них отмечается, в частности, что большая часть государственной собственности перешла не к аутсайдерам, а к инсайдерам (менеджменту и персоналу), поэтому в России не возникло эффективного частного собственника. Проявлением этой незавершенности приватизации стало преобладание в деятельности фирм краткосрочного аспекта над долгосрочным, мотивов личного обогащения новых владельцев - над целями развития производства (А. Радыгин, Р. Капелюшников и др.)[126].

2) . Теория трансакционных издержек широко обсуждается российскими экономистами. В. Кокоревым выдвинута гипотеза о росте трансакционных издержек в переходный период от плана к рынку (Кокорев В., 1996). Трансакционные издержки. С 1998 г. пошли публикации о трансакционных издержках, в которых они рассматривались как один из барьеров для входа на рынки в российской экономике и как главный факторов развития теневой экономики (Фактор трансакционных издержек..., 1998; Авдашева С., Колбасова А., Кузьминов Я., Малахова С., Рогачев И., Яковлев А., 1998; Малахов С., 1998). К сожалению, большим недостатком обсуждения является слишком широкая трактовка этого понятия российскими экономистами.

Экономико-правовому обоснованию института товарных знаков была посвящена большая подборка материалов в журнале «Вопросы экономики» (1999, № 3). В этом обсуждении приняли участие

A. Шаститко, В. Тамбовцев, О. Пороховская, И. Шульга, К. Менар и И. Вальцескини. В 2004 г. в МГУ вышло специальное учебное пособие, посвященное институциональному анализу интеллектуальной собственности (Елисеев А.Н., Шульга И.Е., 2004).

3) . Экономика организации развивалась в России также весьма активно. Обзор зарубежных неоинституциональных подходов к теории фирмы был впервые дан в работе А. Шаститко «Новая теория фирмы» (Шаститко А., 1996), где предложено неоинституциональное объяснение феномена фирмы и характеризуются основные формы деловых предприятий, а также показана эволюционная (адаптивная) эффективность хозяйственных организаций.

Как отрадный факт, следует заметить, что стали появляться монографии, пытающиеся анализировать с неоинституциональных позиций отраслевые проблемы. Первыми из них были монография

B. Крюкова «Институциональная структура нефтегазового сектора: проблемы и направления трансформации» (Крюков В., 1998), коллективный сборник под редакцией А. Шаститко, посвященный анализу локальных естественных монополий (Контракты и издержки., 2000), и учебное пособие Е.Н. Кудряшовой об институциональных соглашениях в условиях естественной монополии (Кудряшова Е.Н., 2005).

Прекрасным образцом учебного пособия по неоинституционализму следует считать подготовленную группой сотрудников ГУ- ВШЭ книгу «Основы теории контрактов» (Юдкевич М.М., Подкол- зина Е.А., Рябинина А. Ю., 2002).

4) . Такое направление неоинституциональных исследований как теория общественного выбора известно в России, пожалуй, лучше всех других.

Поскольку российская политическая система далека от канонов демократии, наибольший интерес для экономистов России представляют такие разделы Public Choice, как теория политических изменений и экономика бюрократии. В. Мау, например, анализирует трансформацию российской экономической и политической системы сквозь призму теории революции (Мау В., 1999, 2001). В. Найшуль еще в начале 1990-х гг. полемизировал с трактовкой СССР как чисто командной экономики, интерпретируя экономико-политическую систему «позднего» Советского Союза как пространство «бюрократических торгов», где готовность выполнять плановое задание обменивалось на определенные льготы директорату предприятия (Найшуль В.А., 1991).

В России в различных базах данных накапливаются эмпирические данные по выборам в центральные и местные органы власти, по ведению политических компаний, по деятельности различных партий. Однако пока они используются российскими экономистами довольно эпизодически. Лишь в очень ограниченном числе исследований показана применимость стандартных, апробированных на электоральной статистике развитых стран, методов оценки влияния экономических параметров на политический выбор и в условиях России (Гамбарян М., Мау В., 1997; Кочеткова О., Нуреев Р., 2004; Мау В., Кочеткова О., Жаворонков С.; Хлопин А., 1997).

Формирование российской школы Public Choice происходит усилиями не только экономистов, но и политологов. Например, в политологической монографии Г. Голосова содержатся некоторые подходы, которые можно использовать для ранжирования величины издержек политически активного избирателя на участие в той или иной коалиции (Голосов Г., 1999).

Всё более актуальной для России становится экономическая

теория конституции (см., например: Мау В., 1999), интерес к которой оживился после перевода на русский язык работ Дж. Бьюкенена, В. Ванберга, Я.-Э. Лейна, П. Козловски.

Под пристальным влиянием научного сообщества находится деятельность государственного аппарата (Российская повседневность..., 1996; Олейник А., 1997). В числе наиболее активно обсуждавшихся проблем был и остается поиск политической ренты и его особенности в переходной экономике (см., например: Заостровцев А., 2000). Плодотворно в этой области работают М. Левин, М. Цирик, В. Полтерович, В. Радаев, Я. Кузьминов, А Заостровцев и др.

В середине 1990-х гг. на страницах ряда журналов прошла дискуссия по вопросам теории рационального выбора, в которой активно участвовали экономисты, социологи и политологи (Д. Грин, И. Шапиро, М. Фармер, Р. Швери, А. Шаститко и др.).

Уже в конце 1990-х гг. стал заметен разрыв между эмпирическими исследованиями российских экономистов, социологов и политологов, с одной стороны, и фундаментальными достижениями теории общественного выбора, с другой. Сократить его было можно, лишь написав отечественный учебник по теории общественного вы-

s~ »_/ s~ »_/ »_/ »_/

бора, который стал бы теоретической основой для дальнейших конкретных эконометрических исследований в этой быстро развивающейся области. Эту задачу решил Р.М. Нуреев, опубликовав в 20022004 гг. в «Вопросах экономики» авторский учебный курс «Теория общественного выбора», который затем вышел отдельной книгой (Нуреев Р.М., 2005).

5) . Экономико-правовое направление неоинституциональных концепций представлено в трудах российских экономистов в своих обеих модификациях - как изучением влияния правовых норм на развитие легального, официального бизнеса, так и анализом незаконной, криминальной деятельности.

По проблемам экономической теории права (law and economics) ГУ-ВШЭ провел две международные научные конференции: первая состоялась в ноябре 1998 г., ее темой была роль правовых институтов в развитии хозяйства (Право и экономика., 1999), темой второй (декабрь 1999 г.) - институциональные границы вмешательства госу-

ΤΛ s~t s~t s~t s~t

дарства в экономику. Важной вехой в развитии российской традиции экономической теории права стала коллективная монография «Экономический анализ нормативных актов», соединяющая общетеоретический подход с анализом конкретных проблем отечественной переходной экономики (Экономический анализ..., 2001).

В отличие от собственно экономической теории права экономическая теория преступлений и наказаний (economics of crime and punishment) исследует экономическое "подполье" - мир за рамками «общественного договора», мир, где действуют преступники и борющиеся с ними стражи порядка[127]. Поскольку отечественные экономисты начали знакомство с экономической теорией преступлений и наказаний совсем недавно, примерно с 1997 г., то оригинальных исследований пока еще немного.

Некоторые общие идеи экономической теории преступлений и наказаний нашли отражение уже в публикациях 1997-1998 гг. (Латов Ю.В., 1997; Шаститко А., 1998, гл. 13). В 1999 г. в «Вопросах экономики» была опубликована специальная статья к 30-летию зарождения этой теории (Латов Ю.В., 1999). В 2001 г. появилась монография Ю.В. Латова «Экономика вне закона», которую можно считать первым опытом комплексного изложения современных подходов к теоретическому анализу проблем теневых экономических отношений (Латов Ю.В., 2001).

Успешно развиваются исследования по некоторым частным направлениям экономической теории преступлений и наказаний.

Получили широкую известность работы В.В. Волкова, посвященные анализу рэкет-бизнеса как силового предпринимательства (Волков В.В., 1999, 2002). Параллельно с ним криминальные аспекты в развитии российского бизнеса, но уже в экономико-культурологическом аспекте, как феномен «тюремной субкультуры», изучает А.Н. Олейник (Олейник А.Н., 2001, 2002). Исследования этих двух эконо- мистов-криминологов замечательным образом взаимодополняют друг друга: если В.В. Волков объясняет развитие рэкета отсутствием спецификации и защиты прав собственности, то А.Н. Олейник объясняет повышенную потребность в услугах внешних правозащитников отсутствием доверия в отношениях между предпринимателями.

Л.М. Тимофеев опубликовал первое в России комплексное исследование по экономическому анализу оборота наркотиков (Тимофеев Л., 1998; см. также: Тимофеев Л., 1999, 2000). Кроме того, по инициативе Л.М. Тимофеева для консолидации экономистов-крими- нологов сотрудниками Центра по изучению нелегальной экономической деятельности (ЦИНЭД) организовано издание в Российском государственном гуманитарном университете журнала «Экономическая теория преступлений и наказаний»[128].

В 1998 г. в журнале «Экономика и математические методы» была опубликована серия статей М. Левина, М. Цирик и В. Полтерови- ча, посвященных обзору различных подходов к объяснению причин коррупции и путей борьбы с нею (Полтерович В., 1998; Левин М., Цирик М., 1998). Их авторы осуществили классификацию существующих экономико-математических моделей коррупции, факторов, которые ведут к ее развитию. Лидером изучения российской коррупции является общественная организация «ИНДЕМ» (Фонд ИНДЕМ) под руководством Г.А. Сатарова, сотрудники которого подготовили много изданий по данной тематике (см., например: Россия и коррупция..., 1998; Коррупция и заработная плата, 2002; Антикоррупционная политика, 2004; и др.).

К экономической теории права близки очень интересные институциональные исследования такого уже практически изжитого феномена переходной экономики, как бартер (Макаров В., Клейнер Г., 1999; Яковлев А., 1999; и др.).

В 2004 г. издано, наконец, первое в России учебное пособие по law and economics - книга В.Л. Тамбовцева «Право и экономическая теория».

6) . Неоинституциональный подход к изучению исторических закономерностей - новая экономическая история - включает два направления. Клиометрики во главе с Робертом Фогелем анализ традиционных источников базируют на использовании экономико-математического инструментария. Последователи же Дугласа Норта применяют, прежде всего, принципиально новый для историков понятийный аппарат (права собственности, трансакционные издержки и т.д.). За рубежом оба эти методологических приема (экономикоматематические методы и неоинституциональный понятийный аппарат) все чаще объединяются. Яркий тому пример - работы Авнера Грейфа, изучающего формирование и развитие в средние века институтов, способствующих развитию коммерции, при помощи теории игр. Кроме того, в последние два десятилетия появилась «новейшая экономическая история» (П. Дэвид, Б. Артур), анализирующая проблемы QWERTY-эффектов и институциональных ловушек.

Среди российских исследователей наиболее популярно клио- метрическое направление, возглавлявшееся академиком И.Д. Ко- вальченко (см.: Милов Л., 1996). В рамках школы Ковальченко стало развиваться связанное с теорией зависимости от предшествующего развития ретропрогнозное экономико-математическое моделирование исторических процессов (Бородкин Л., Свищев М., 1992).

«Нортовское» направление еще не завоевало в России особой популярности: отсутствие традиций правового общества препятствует осознанию важности правовых институтов для исторического развития. Первой «ласточкой» можно считать статью Ю. Латова и С. Ковалева, в которой показывается, что помещичье землевладение в условиях характерного для России конца XIX - начала XX вв. «дво- еправия» стало генератором специфических негативных внешних эффектов, тормозящих развитие крестьянских хозяйств (Латов Ю., Ковалев С., 2000).

Точкой соприкосновения всех направлений институциональной экономической истории является интерпретация истории как чередования точек бифуркаций и полос движения по аттрактору. Эта возможность создать новую «большую теорию» социально-экономической истории, кажется, пока еще в полной степени не осознана даже за рубежом. В России данный подход находит выражение в последних публикациях Ю.В. Латова (Латов Ю., 2004).

Идеи «новейшей экономической истории» находят отражение также в дискуссиях о QWERTY-эффектах и институциональных ловушках. Впервые в России эту тематику начал разрабатывать в конце 1990-х гг. В.М. Полтерович. Он пришел к этой теме, изучая парадоксы постсоветской экономики, когда временные субституты (типа бартера) неожиданно начинали доминировать, в результате чего дальнейшее развитие шло не в сторону рынка, а в направлении псевдорыночных форм и воспроизводства неотрадиционных отношений (Полтерович В., 1999). Весной 2005 г. в ГУ-ВШЭ в связи с 20-летием изучения проблем зависимости от предшествующего развития прошел международный симпозиум с участием самого Пола Дэвида и некоторых украинских институционалистов[129].

Что касается теорий «старого» институционализма, то едва ли не единственным его представителем в России может показаться В.В. Иноземцев, создатель теории постэкономического общества как одной из разновидностей теорий постиндустриального общества (см., например: Иноземцев В., 1998). Эволюционная версия новой институциональной экономики активно пропагандируется В. Маевским (Маевский В., 1997, 2001, 2003).

Однако на самом деле влияние в России идей традиционного институционализма гораздо шире. Очень многие экономисты работают одновременно в обеих парадигмах - и «нового», и «старого» институционализма. Характерно, в частности, что организованному сотрудниками ГУ-ВШЭ симпозиуму (с параллельным обсуждением в Сети) по «новейшей экономической истории» П. Дэвида предшествовали аналогичные мероприятия, посвященные 60-летию публикации «Великой трансформации» К. Поланьи - одного из ведущих представителей именно «старого» институционализма. Очень плодотворным опытом соединения подходов «старого» и «нового» институционализма при анализе постсоветской экономики стала вышедшая двумя изданиями (в 2001 и 2003 гг.) коллективная монография «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)» под редакцией Р.М. Нуреева.

В заключение обзора генезиса российского институционализма следует отметить появление уже в 1990-е гг. первых работ по истории институционализма (Ананьин О., 1999; Гугняк В.Я., 1999; Капе- люшников Р.И., 1990; Нуреев Р.М., 2000; Фофонов А., 1998; и др.).

Институционализм в Украине

С некоторым отставанием от России, в Украине с конца 90-х резко возрастает интерес к институциональным проблемам экономики. Исследовательская программа институционализма, которая в начале и середине 90-х находилась на периферии научных интересов украинских ученых, становится одним из доминирующих направлений современной экономической теории в Украине. Популярность Хайека, Мизеса, Фридмана сменяется на популярность институционалистов (Коуза, Норта, Вильямсона и пр.). Это проявилось в резком возрастании числа монографий, диссертаций, научных статей, посвященных данной проблеме.

В течение нескольких последних лет украинскими авторами подготовлено целый ряд научных монографий, специально посвященных институциональной экономической теории: Архиереевым С.И., Чау- совским А.М., Прутской Е.А., Липовым В.В., Якубенко В.Д., О.Л. Яременко. В области институциональной теории активно работают А.А.Беляев, И.Бочан, М.В.Белоусенко, Т.Гайдай, В.М.Геец, А.А.Гри-

VJ W

ценко, В.В.Дементьев, М.И.Зверяков, М.А.Йохна, И.И.Малый, О.Нес- теренко, Р.Ф.Пустовийт, В.Н.Тарасевич, А.А. Чухно, другие авторы. Проблемы институциональной экономической теории начинают постоянно обсуждаться на страницах журналов «Экономика Украины», «Экономическая теория», «Экономика и право».

К настоящему времени определились следующие направления исследований в области институциональной теории в Украине.

Наибольшей популярностью пользуется, пожалуй, теория трансакционных издержек. Данное исследовательское направление связано в первую очередь с работами С.И.Архиереева. Автор анализирует понятие и классификацию трансакционных издержек, их экономическую роль, взаимосвязь с эффективностью производства и рыночным равновесием. Исследуется влияние институционального и социального капитала на особенности процессов рыночной трансформации, неравномерности их распределения между различными группами населения и неравенства в странах с переходной экономикой (Архиереев С.И., 2000).. Исследование проблемы трансакционных издержек продолжено автором в следующей работе, где предпринимается попытка разработать методологические основы для понимания границ трансакционного сектора (Архієреєв С.І., 2003). При этом трансакционный сектор рассматриваемся им как особый институциональный сектор экономики. Предлагается деление трансакционного сектора на трансакционные отрасли экономики и внутрифирменный трансакционный сектор. Автор доказывает принципиальную возможность и практическую целесообразность проведения корректировки системы национальных счетов по институциональным секторам, позволяющей получить информацию об институциональном трансакционном секторе непосредственно из данных системы национальных счетов.

Проблемы трансакционных издержек, их классификации и измерения в условиях переходной экономики рассматриваются в работах Булеева И.П. (Булеев И.П., 2002). Объектом исследования являются также следующие проблемы: механизм формирования и влияния трансакционных издержек на экономическую цикличность (Кузьминов С.В., 2001), трансакционные издержки иностранного инвестирования (Семенова Т.В., 2001); трансакционные издержки финансово- промыш-ленных групп (Чапала М.Г., Иванов А.Г., 2003), проблемы учета трансакционных издержек в деятельности субъектов хозяйствования (Замазий О.В., 2004); трансакционные издержки формирования и развития фондового рынка (Зінченко Я.В., 2004), трансакционные издержки экономической интеграции (Дугинец А.В., 2004); оценка трансакционных затрат предприятия (Макухін Г.А., 2005).

Целый ряд исследований связано с анализом влияния институтов на экономическое поведение. Особый интерес исследователей вызывают проблема соотношения и взаимодействия формальных и неформальных институтов в переходной экономике Украины.

А. М. Чаусовский обосновывает вывод о том, что характерной чертой переходных экономических систем является их деинституциональное состояние и сдвиг от формальных институтов к неформальности взаимодействий. С позиции автора неформальные институты структурно включают, во-первых, неформальные хозяйственные практики, генерируемые системой формальных институтов и, во-вторых, совокупность социальных норм, источником которых является культура. Доказывается, что конвергенция институтов возможна в том случае, если тенденция развития социопсихологических и социокультурных неформальных институтов совместима с логикой формальных правил. (Чаусовский А.М., 2001).

Особенности институциональной матрицы украинского общества рассматриваются Е.А.Прутской. Ею выдвигается идея о доминировании неформальных регуляторов в поведении экономических агентов в Украине и то, что склонность к неформальности есть одно из главных препятствий в процессах рыночной трансформации. Показано, что институциональную природу современного украинского общества определяют процессы «деформализации правил», в результате которых формальные регуляторы оплетаются сетью неформальных отношений и перестают выполнять свои функции в автоматическом режиме (Прутська О.О., 2003).

Исследованию проблем трансформации институтов хозяйствования в Украине посвящена монография В.В.Липова. Им показана эволюция и раскрыт механизм влияния национальной культуры хозяйствования на социокультурную динамику мотивов хозяйствования. Предложены меры мотивационного механизма трансформации институтов хозяйствования (Липов В.В., 2004).

Ряд статей, посвященных анализу неформальных институтов, опубликован в журнале «Экономическая теория». Менталитет как категория институциональной экономики интересует О.А. Гриценко (Гриценко О.А., 2005). Институту доверия в экономике посвящены статьи Т.А.Кричевской (Кричевская Т.А., 2004) и В.М.Гееца (Геец В.М., 2005).

Вполне естественно, что в центре внимания украинских институционалистов находятся институциональные проблемы переходной экономики.

В 1998 г. О.Л. Яременко была выпущена монография «Институциональные основы переходных процессов в экономике» и защищена первая докторская диссертация в Украине по институциональным проблемам переходной экономики (Яременко О.Л., 1997). В качестве одних из первых работ в этом направлении в Украине необхо-

VJ w

димо упомянуть также статьи И.И.Малого (Малий І.И., 1997) и О.М.Лощихина (Лощихін О.М., 1999).

Исследованием институциональных проблем достаточно высокого уровня является монография В.Д.Якубенко, где раскрываются социально-экономическое содержание и роль базисных институтов - собственности, власти, управления, труда в структурообразовании институциональной подсистемы экономики. Особое внимание сосредоточено на характеристике базисных институтов в трансформационной экономике (Якубенко В.Д., 2004).

Интерес исследователей привлекают такие проблемы, как использование институционально-эволюционного подхода к исследованию трансформационных изменений в Украине (Биконя С.Ф., 2004; Гайдай Т.В., 2005), трансформационные процессы в экономике Украины в контексте новой институциональной теории (Круш П.В., Максименко И.А., 2003), роль институциональных детерминантов экономического роста в странах с переходной экономикой (Тамилина Л.В., 2005); институциональные противоречия и институциональные ресурсы переходной экономики (Носова О.В., 2004), институциональные факторы экономического роста в условиях перехода Украины к рынку (Сохецька А.В., 2003).; институциональные составляющие формирования рыночной экономики (Бєляєв О.О., 2002, 2003).

Анализ институциональных ловушек переходной экономики проводится в работах Ляшенко В.И. Автор делает попытки выявить предпосылки возникновения ситуации институциональных ловушек и определить некоторые пути и направления их устранения. Им ставится задача построения на основе неоинституциональной теории общей концепции возникновения экономических аномалий (Ляшенко В.И., 2005).

Значительное внимание в публикациях уделяется исследованию методологии институционального анализа и его эволюция и место в современной экономической теории.

Целый ряд работ нацелен на популяризацию институционализма и осознанию места институциональной экономической теории - как новой, так и традиционной - в современном экономическом анализе: аналитико-исследовательский потенциал неоинституционализма (Гайдай Т.В., 2003); границы применения институционального анализа в экономической теории (Носова О.В., 2005); сущность, особенности и классификация основных институциональных концепций

VJ

(Иохна Н.А., 2004); сравнительный анализ неоклассической и неоинституциональной теорий (Пустовойт Р., 2005); институционализм как современная парадигма экономической науки исследуется (Нестеренко О., 2001); место институционализма в диалектике современного экономического развития (Новицкий В., 2005); институционализм как новая эпистемологическая стратегия политической экономии (Коврига А., 2003); социологические аспекты современного институционализма (Чернецький Ю., 2004).

Необходимо также отметить и попытку развить и расширить методологию институционального анализа, выдвинуть собственные концепции.

Прежде всего, вызывает интерес концепция институциональной архитектоники, предложенная А.А.Гриценко. Институциональная архитектоника рассматривается как глубинная институциональная структура и общий эстетический план построения институтов. Институты, с позиции автора - это не просто элементы общества, а все общество, рассмотренное в соответствующем ракурсе (Гриценко А.А., 2003).

Отметим также концепцию базисных институтов: собственности, власти, управления, труда в структурообразовании институциональной подсистемы экономики, развиваемую Савчуком В.С. и Яку- бенко В.Д. (Савчуком В.С. и Якубенко В.Д, 2005).

Заслуживают внимания работы В.Н.Тарасевича, посвященные методологическим проблемам институциональной теории, а также исследованию ранних этапов институциональной эволюции (Тарасе- вич В.Н., 2004, 2005).

Методологические основы институциональной теории, в частности теория рационального поведения рассматривается в работах

Е.В.Клишовой (Клишова Е.В., 2005).

Активно развивается исследование отраслевых и прикладных аспектов институциональной теории. В качестве объекта новой институциональной теории рассматриваются система образования (Тимошенкова И.В., Нащекиной О.Н., 2005); институциональные проблемы и институциональные адаптации финансового рынка (Носова О.В., 2004); институциональные предпосылки трансформации аграрного сектора Украины (Юхименко П.И., Безпечна И.В., 2005; Лопатинский Ю.А., 2004); институциональные проблемы предпринимательского сектора (Сараева И.Н., 2002); институциональные основы рыночной инфраструктуры (Ткач А.А., 2005); проблемы инновационного развития экономики (Шовкун И. А., 2004). Институциональный подход к исследованию частного сектора экономики использует И. Бочан (Бочан І., 2000); институты распределения экономических факторов производства (Малый И.Й., 2004).

В отличие от общих проблем институциональной теории и институциональных проблем переходной экономики исследования в таких областях, как теория экономических организаций менее популярны среди украинских институционалистов.

В этой области специализируется М.Белоусенко. В основании разрабатываемой общей теории экономической организации (фирмы) лежит представление о взаимодействии и неразрывности организационной структуры организации и ее технологического ядра. Отсюда вытекает положение о том, что не только трансакционные издержки, но и вся сумма издержек производства зависит от организационной структуры, и что все издержки являются организационно-специфическими, зависящими от типа организационной структуры (Белоусенко М.В., 2004, 2005).

В литературе исследуются также отдельные аспекты экономической теории организаций: институциональная специфика внутрифирменных отношений «принципал-агент» (Пустовийт Р.Ф., 2005); моделирование кооперации субъектов взаимоотношений «принципал - агент - контролер» (Соколовский Д.Б.,); организационная культура микросистем (Усачева В.В., 2005); институциональные аспекты корпоративного управления (Назарова Г.В., 2004).

Относительно слабо представлены в украинской научной литературе такие направления, как теория общественного выбора, институциональная теория государства, конституционная экономика.

В этой области институциональных исследований можно отметить учебное пособие по основам теории общественного выбора, подготовленное И.Бочаном (Бочан І., 1998), а также ряд работ по отдельным проблемам общественного выбора: эколого-экономические отношения в системе общественного выбора (Євтушенко В.А., 2003); общественный выбор при формировании бюджетного механизма (Карасева Ю.М., 2003); рынок институтов в контексте общественного выбора (Курносенко М., 2002); общественный выбор и бюджетный процесс (Дерлица А.Ю., 2003); демократия и общественный выбор (Круш П.В., 2004).

Проблемы ренто-ориентированного поведения и коррупции рассматриваются Е.А.Прутской, В.В.Дементьевым, В.И.Ляшенко, О.В.Носовой.

Экономико-правовое направление развивается главным образом в направлении анализа проблем теневой (нелегальной) экономики. Эти проблемы нашли отражение в монографических исследованиях А.В.Турчинова, В.М. Поповича, В.О. Мандыбуры, А.В.Базилюк и С.А.Коваленко.

Обратим внимание на интересные работы В.Вишневского и А.Веткина, рассматривающие модель рационального выбора налогоплательщика, принимающего решения об уклонении от уплаты налогов. В частности обосновывается, что снижение ставок налогов не имеет большого значения для сокращения масштабов уклонения и для этого следует повысить издержки функционирования посредников и уменьшить уровень коррупции в стране (Вишневский В., Веткин А., 2003).

Институциональные проблемы теневой экономики нашли отражение в работах Т.В.Меркуловой (институциональные аспекты налогового поведения) (Меркулова Т.В., 2005); Н.И.Ткаченко и Е.Г.Са- мойленко (институциональные аспекты функционирования монополий и теневой ренты в природопользовании) (Ткаченко Н.И., Самойленко Е.Г., 2005); Д.Б.Соколовского (факторы возникновения нелегальности во внутрифирменных отношениях) (Соколовский Д.Б., 2003); Холода Н.И. (незавершенность институциональной среды и негативные про-

w

цессы в сфере распределения доходов) (Холод Н.І., 2005); Иохны М.А. (неоинституциональная теория нелегальной экономики: сущность и возможности использования для преодоления кризисных явлений в

VJ

Украине) (Йохна М.А., 2003); Самойленко Е.Г. (классификация и структуризация теневой экономики) (Самойленко Е.Г., 2003).

Можно утверждать, что в Украине в качестве самостоятельного научного направления оформилась такое направление институциональных исследований, как теории экономической власти. Прежде всего, речь идет о монографиях Г.В. Задорожного и В.В. Дементьева. Внимание авторов привлекают также такие проблемы, как соотношение труда, собственности и власти (Гриценко А.А., 2003); власть в корпоративном управлении (Тарасенко А.В., 2005); фактор власти в экономике (Прутська О.О., 2003); экономическая власть и безопасность (Беляев А.А., Синельник А.В., 2004), дисциплинарная власть и ее влияние на развитие трудового коллектива (Лутай Л.А., 2005), заемный капитал и экономическая власть (Гурнак А.А., 2003), финансовая власть (Масюк Л.В., 2000). Отдельные проблемы распределения власти в корпорациях исследуются в монографии Г.В.Назаровой (Назарова Г.В., 2004).

Институциональные проблемы собственности в постсоветской экономике рассматриваются в монографиях И.В.Лазни, В.А.Рыбал- кина, Г.М.Григоряна, Л.Ю.Мельника и Н.Х.Корецкого, Фесечко В.В. Отдельные аспекты данной проблемы изучаются В.О.Мандыбурой,

VJ

Мартиенко А.И., И.И.Малым, Н.В.Чесноковой, Г.В.Задорожным и другими авторами.

Собственность является достаточно традиционной темой исследования для отечественных экономистов, и поэтому литература по данной проблеме довольно обширна. Практически ни одна публикация в этой области не обходится без ссылок на теорию прав собственности. Вместе с тем оригинальных исследований в области распределения прав собственности, выполненных в неоинституциональном ключе, немного.

Целью настоящего обзора не является оценка или сопоставление глубины исследований, проведенных различными авторами, и тем более, оценка истинности тех или иных теоретических положений. Наша задача состоит в том, чтобы получить общую картину состояния институциональных исследований в Украине и попытаться дать общую оценку этого состояния.

Можно констатировать тот факт, что институциональная экономическая теория представляет к настоящему времени одно из ведущих направлений в украинской экономической мысли. Об этом говорит количество издаваемых работ и диссертаций, защищаемых по проблеме. Библиография работ, опубликованных в Украине по проблемам институционализма за последние годы, превышает 200 наименований. Редкая диссертация или монография в области экономической теории обходится без использования термина «институт» или прилагательного «институциональный».

Институциональное направление в Украине находится в стадии становления. Отсюда неизбежные, но вполне преодолимые со временем, «болезни роста». Это выражается, в частности, в не изжитом до конца «ученическом» характере ряда публикаций, отсутствии обобщающих работ в области институциональной теории, а также учебных пособий, посвященных систематическому изложению институционального подхода. К слабостям работ в области институциональной теории можно отнести отсутствие, за редким исключением, эмпирической проверки выдвигаемых гипотез, уровень и качество использования математического аппарата анализа.

Этим также объясняется и своеобразный характер методологии постсоветского институционализма. Так, методологические различия между новой и традиционной (старой) институциональными теориями, имеющие принципиальное значение для разграничения указанных исследовательских программ на западе, не имеют столь существенного значения для представителей постсоветского (украинского) институционализма. Единство предмета исследования (институты и их совершенствование) имеет более существенное значение, чем различия в методах и инструментарии исследования (индивидуализм или холизм, рациональный выбор или отрицание рациональности и пр.). Отсюда уже подмеченное в литературе отсутствие четкого различия между новой и традиционной институциональной теорией в исследованиях отечественных институционалистов. Более того, в ряде публикаций предпринимаются прямые попытки соединить неоинституциональную и традиционную институциональную теорию в виде институциональноэволюционного подхода (Гайдай Т., 2005; Биконя С., 2004).

Одним из последствий такой ситуации является определенная «размытость» методологии исследования во многих работах украинского институционализма и использование описательных методов анализа. Отсюда нередко встречающаяся близость методологии постсоветского институционализма к традиционному институционализму, даже при декларированной приверженности к неоинституциональному направлению.

Организационная консолидация постсоветских институционалистов.

Весьма серьезным барьером для утверждения данной парадигмы в постсоветских странах, безусловно, является отсутствие организационного единства и специализированных периодических изданий, где бы систематизировано обсуждались проблемы институциональной парадигмы.

Хотя в России до сих пор нет единого организационно сплоченного сообщества экономистов-институционалистов, однако уже сложилось несколько центров институциональных исследований.

Наиболее важным центром является, пожалуй, московский Государственный Университет - Высшая Школа Экономики, где кафедру институциональной экономики возглавляет Р.М. Нуреев. В ГУ-ВШЭ издается альманах «Истоки», чьи публикации посвящены в основном именно институциональной тематике. Помимо ГУ-ВШЭ в Москве есть еще два очень сильных центра институциональных исследований - это руководимая А.А. Аузаном кафедра институциональной экономики экономического факультета МГУ и возглавляемый В.И. Маевским Центр эволюционной экономики при Институте экономики РАН.

За пределами Москвы есть только два относительно известных институциональных центра - в Санкт-Петербурге и в Ростове-на- Дону. На факультете менеджмента СПбГУ возникла группа по изучению неоинституциональной экономики во главе с А. Деминым и В. Катькало, которая, в частности, опубликовала серию работ по экономике фирмы[130] Очень важным является издание с 2003 г. ежеквартального журнала «Экономический вестник Ростовского университета», публикации которого носят последовательно институциональную направленность. Однако региональный характер издания этого журнала заметно препятствует его институционализации как ведущего периодического издания постсоветского институционализма.

В Украине научными центрами, где ведутся исследования в области институциональной теории, являются Харьковский национальный университет им В.Н.Каразина, Институт экономики и прогнозирования НАН Украины, Киевский национальный экономический университет, Киевский национальный университет, Донецкий на-

»_/ »_/ TT »_/ »_/

циональный технический университет, Донецкий национальный университет, Львовский национальный университет.

В Донецком национальном техническом университете, начиная с 2003 г., проводится ежегодная международная научная конференция «Проблемы современной экономики и институциональная теория». При этом число участников конференции, выступающих по проблемам институциональной экономической теории, возрастает от года к году. По результатам конференции издано три выпуска сборника «Научные труды Донецкого национального технического университета. Серия экономическая»[131], посвященных теоретическим и прикладным аспектам современного институционализма.

Теоретической площадкой, где постоянно обсуждаются институциональные проблемы, стал, издаваемый с 2004 года, журнал «Экономическая теория» (гл. редактор А.А.Гриценко).

Идея издания настоящей книги возникла в процессе общения группы единомышленников, занимающихся развитием институциональной теории и ее адаптацией к реалиям переходной постсоветской экономики в Росси и Украине. Хотя издание готовили совместно сотрудники Донецкого национального технического университета и Г осударственного университета - Высшей школы экономики, его авторами являются экономисты не только Донецка и Москвы, но и многих других городов Украины и России. Статьи этой книги подобраны таким образом, чтобы дать представление обо всех (или хотя бы о наиболее важных) направлениях институциональных исследований последнего десятилетия. Инициаторы и авторы не претендуют на полноту охвата всех направлений работы в области институциональной теории, на законченность выводов и в целом на энциклопе- дичность изложения.

В развитии любого научного направления большую роль играет общение сподвижников, прежде всего личное общение активно работающих специалистов. Книга, которую читатель держит в руках, является первым опытом практической консолидации постсоветских институционалистов России и Украины. Издатели намерены регулярно издавать подобного рода сборники, привлекая к их формированию экономистов-институционалистов всех постсоветских государств. Подготовка таких изданий должна стать важным фактором консолидации институционалистов разных стран, городов, учреждений, перед которыми стоят во многом схожие задачи и послужить не только развитию институциональной теории, но и внедрению ее результатов в экономическую жизнь в интересах гармонизации социально-экономического развития общества.

<< | >>
Источник: Р.М. Нуреев, В.В. Дементьев. Постсоветский институционализм. / Под ред. Р.М. Нуреева, В.В. Дементьева. - Донецк: «Каштан»,2005. - 480 с.. 2005

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 2.5 Аудиторское заключение
  2. 41. АУДИТОРСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  3. 42. ВИДЫ АУДИТОРСКИХ ЗАКЛЮЧЕНИЙ
  4. 21.1. Назначение аудиторского заключения
  5. 21.2. Общие требования к порядку составления аудиторского заключения
  6. Аудиторское заключение о бухгалтерской (финансовой) отчетности
  7. Общая схема заключения кредитного договора. На что следует обратить особое внимание до заключения кредитного договора
  8. Особенности заключения договора на предоставление ипотечного жилищного кредита
  9. § 2. Особенности заключения фьючерсных сдело
  10. 5 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. Типичные ошибки в меадународной практике заключения договоров купли-продажи
  12. 4.2.7. Заключение
  13. 4 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  14. 6. Аудиторское заключение
  15. 4. Ответственность за дачу заведомо ложногоаудиторского заключения
  16. Заключение
  17. Аудиторское заключение по финансовой отчетности.
  18. Типы аудиторских заключений
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -