<<
>>

§ 2. Разработка проблем воспроизводства в 30-е гг.

В 30-е гг., несмотря на неблагоприятные условия научного ТВ0|gt; чества, связанные с возрастанием культа личности Сталина и уСилв_ иием репрессий среди ученых-экономистов, научная мысль полуЧила

....... .lt;gt; іл т^дпііил ь ИСЄЖ'ДОВПі

.илил лішторий иоеііроизітдітііа, как соїткуиний обшдч'тпеппий Щ дукт, ппцпоп.-ш.пый доход, ікіциопальиое боглтпио и т. д.

Эти исследования стимулировались практикой хозяйствования —^ работой над вторым пятилетиим планом и генеральным планом раз4 вчтия народного хозяйства СССР.

Была продолжена работа над cot; ставлением народнохозяйственного баланса, что потребовало уточнм, ння представлений о границах материального производства, лроизпо*^ дительном и непроизводительном труде и др.

Начало дискуссии о производительном труде в условиях СССР относится к 20-м гг., когда встал вопрос об исчислении национальною дохода в связи с разработкой баланса народного хозяйства[378]. В тої период некоторые ученые акцентировали внимание на специфике тру да в рамках советской экономики, его социально-экономической форм* и делали вывод о том, что любой общественно-полезный труд являє 1 ся производительным. Такую позицию защищал С. Г. Струмилин. По степенно в процессе дискуссии расширительный взгляд на производи тельный труд преодолевался, уточнялись границы материального производства, формы и структура совокупного общественного продукта* источники национального дохода и способы его исчисления.

Активное участие в разработке этих вопросов в 30-е гг. приняли А. И. Залкинд, А. С. Мендельсон, В. И. Кац, М. В. Колганов, А. И. Ноткин, А. И, Петров, С. Г. Струмилин, Д. И. Черномордик, Н. А. Цаголов и др. Дискуссия, развернувшаяся тогда по этим вопросам, не привела к окончательным выводам, хотя и продвинула экономическую науку вперед по целому ряду вопросов.

В характеристике воспроизводственных категорий ученые тех лет особое внимание также уделяли их специфике в новых условиях. При господстве установок на преодоление товарно-денежных отношений в практике хозяйствования специфика виделась в «очищении»' этих категорий от стоимостных форм. Это приводило к упрощенному, неверному толкованию таких категорий, как совокупный общественный продукт и национальный доход.

Большой спор вызвал вопрос о совокупном общественном продукте, формах его отражения в народнохозяйственном балансе и плане, способах исчисления. В связи с этим развернулась дискуссия по поводу валового общественного продукта, экономического смысла использования его в практике планирования.

Отрицая возможность использования валового продукта в качестве показателя годового общественного продукта, С, Струмилин предлагал вместо него условно чистый продукт, очищенный от повторного счета[379]. В то же время А. И. Ноткин и Н. А. Цаголов считали

,              , -                .              -              ..«..««и              ,              „.им              uiiiiuiiui              u              n|/v»/ky              n              і ii и 11 pan in nc

Шіпшфошшші, укікшіїшн, что он позволяет отразить сложность пос- ирпи;шодст1Н']|11ых свиней и общественном производстве[380].

И процессе дискуссии 1920-х гг. обнаружилось различное понимание сущности национального дохода и методов его исчисления. Одни авторы сводили его к части совокупного общественного продукта, мнущего на личное потребление и расширение производства (т.

е. ‘Ипждествляли с чистым продуктом), другие — с совокупным общест- иепмым продуктом, третьи характеризовали национальный доход как - кинетическую, а не экономическую категорию.

Но многом такой подход к трактовке национального дохода вып-кол из представлений «о постепенном преодолении товарно-денежных форм по мере продвижения по пути социализма». В то же время предпринималась попытка подойти к пониманию национального дошла как к воспроизводственной категории, связанной не только с сознанием, но и с движением продукта по фазам воспроизводства[381].

В связи с необходимостью определения величины национального і,входа, его источников вставал вопрос об уточнении понятий произ- нодмтельного и непроизводительного труда. В 30-е гг. дискуссия обил ружила различия во взглядах ученых по этим вопросам. Наряду с ограничительной характеристикой производительного труда как труча, создающего материальные блага, продолжала существовать расширенная трактовка, отождествлявшая производительный труд со всяким общественно полезным трудом. На такой позиции продолжал осипаться С. Струмилин[382], ее разделяли и некоторые другие экономисты. Ряд экономистов к производительному труду относили не только груд, участвующий в создании материальных благ, но и труд, связанный с услугами материального характера. Такой точки зрения придерживались А. И. Пашков, И. Краснолобов и др.[383]

В предвоенные годы делались дальнейшие шаги к осмыслению категории национального богатства, ее места в системе категорий воспроизводства. Наряду с представлением о национальном богатстве как о результате труда, накопленного обществом в виде совокупности потребительных стоимостей (такая трактовка давалась В. И. Черно- яордиком), имела место и другая точка зрения, включающая в понято национального богатства не только накопленные результаты труда, ио и природные ресурсы (позиция М. И. Колганова и А. И. Петрова).

Уже тогда экономисты подходили к идее различия между естественным и общественным богатством. Дискутировался вопрос и о границах национального богатства — сводить ли его только к материальным ценностям или включать в него и такие моменты, как накопленные знания, опыт, квалификацию работников и т. п. К окончательным ответам на эти вопросы ученые 30-х гг. не пришли, но их обсуждение п высказанные при этом идеи послужили основой для дальнейших исследований.

Разработка теоретических вопросов и сущности, методах осуществления и источниках индустриализации в экономической литературе 20—30-х гг. тесно переплетается с политикой правившей партии.

Первоначально точкой отсчета были труды Ленина, который по- :тояино подчеркивал необходимость создания индустриальной основы ю всех отраслях народного хозяйства и инфраструктуры; «Только тог- іа, когда страна будет электрифицирована, когда под промышленность, '.ельское хозяйство и транспорт будет подведена техническая база со- іременной крупной промышленности, только тогда мы победим окон- пиельно»1. Летом 1921 г. он еще раз подтвердил эту позицию. Единственной материальной основой социализма может быть круь аи машинная пормышленность, способая реорганизовать и земледе-

ЧЄ» 2.

Считая первоочередной задачей создание в массовом масштабе жнически передовых средств производства, лидер партии и государ- гиа понимал сущность индустриализации весьма широко, а именно 1К процесс реформирования всего народного хозяйства. Развитие группой машинной индустрии» рассматривалось им как главное на- швление и средство преобразования всех сфер материальной и духовій жизни общества.

О начале формирования теоретических концепций индустриально- развития СССР можно судить по тем идеям, что были заложены план ГОЭЛРО. Рассмотренный в декабре 1920 г. на VIII съезде шетов, он был охарактеризован Лениным как «вторая программа ртии» 3. В течение 10 лет предстояло не только восстановить народ- е хозяйство, но и существенно поднять его технический уровень, чь шла прежде всего о промышленном преобразовании страны, ко- юе обеспечивало бы перевод на рельсы машинной индустрии и сельцо хозяйства, и сферы строительства, и всех видов транспорта, и этом планом ГОЭЛРО предусматривалось не только превраще- » Советской России в промышленно развитую страну, но и государ- еиное руководство процессом «индустриализаций населения», т. е. та городов, удельного веса численности горожан, в первую очередь ючего класса как решающей социальной опоры Советской власти, ишан цель была сформулирована следующим образом; «выровнять шт нашей экономики в уровень с достижениями нашего политиче- го уклада»4,

Намечая обширную программу индустриального преобразования шы, составители плана сочли необходимым охарактеризовать сопше народного хозяйства царской России, т. е. как бы показать ис- 1Ый уровень и определенные предпосылки предстоявшего развития, стив диспропорции, слабости дореволюционной экономики, ее отавне от Запада, они решительно отмежевались от тех, кто ставил ¦то в один хозяйственный ряд с Персией, Турцией, Китаем (как делал, например, К- Каутский). Признание преимущественно аг- ого характера экономики не помешало составителям плана

Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 42. С. 159. Там же. Т. 44. С. 9.

Там же. Т. 42. С. 157,

План электрификации РСФСР. М., 1959. С. 32.

„-w-. v vi              -in/              паша              n nj^yy^ l jjn dJi i i

ЦІЇ я шла более ускоренным темпом, чем где бы то ни было»[384].

Однопремешю и плане был сделан упор не просто на расш и реній воспроизводство и первоочередное развитие крупной промышлен- 'CTII, по и на ускоренный подъем тяжелой индустрии. Уместно под- 1 ікнуть, что именно па VIII съезде Советов, где рассматривались шиые задачи, было принято постановление «О тяжелой индуст- N1» — первый советский правительственный документ, в котором ' отреблйлся указанный термин. Спорадически он появлялся в лите- | гуре и раньше, но общепринятой нормой стал лишь в 20-е гг. То же- мое можно сказать о понятиях группа «А» и группа «Б». Введенные- ибиход работниками ВСНХ, они означали условное деление про- .иплеииости на отрасли, вырабатывающие средства производства х стали также называть «тяжелой индустрией»), и отрасли, выдающие предметы потребления {соответственно часто называемые* егкой индустрией»).

Строго говоря, аналогичное деление существовало и прежде, конце XIX в. широкую известность получили взгляды Д. И. Менде- сиа. Выдающийся химик был ревностным поборником техническо- gt; прогресса. В частности, его труд «Учение о промышленности» убе- ' гольно доказывал необходимость первоочередного развития «основах видов промышленности», куда автор включал топливо, металл, ¦удия труда. Промышленность, писал ученый, может развиваться "Шь после продолжительной подготовки средств производства, пря- ¦ непригодных для потребления (например, металлов, орудий, сырья И г. д.).

О важности и первостепенной значимости для развития народно- ю хозяйства «железоделательного производства» много писал и М. Туган-Барановский; аналогичным образом высказывались II. Б. Струве и И. X. Озеров, которые в начале XX в. ратовали за пробуждение в стране «промышленной энергии», «промышленного і иорчества», создание «крепкой буржуазии в городе и деревне», ибо * индустриализация России — одна из настоятельных задач нашего* времени» [385].

Однако имели хождение и противоположные суждения. Профессор А, И. Скворцов счел нужным вступить в открытую полемику с Д. И. Менделеевым. Известный в те времена экономист не согласился с тем, «будто-бы прежде всего надо стремиться развивать так называемые «основные отрасли», т. е. горную промышленность — на первом месте добычу каменного угля и железа». Опыт других стран, уверил А. И. Скворцов, требует отдать пальму первенства текстильной, особенно хлопчатобумажной промышленности и другим отраслям, удовлетворяющим потребности населения; лишь позднее наступит время фабричного выпуска «машин и орудий труда всякого рода» [386].

Надо воздать должное Г. М. Кржижановскому и его коллегам: их. стараниями план ГОЭЛРО в целом вобрал и развил многое из тога ценного опыта, который накопила к 1917 г. российская экономическая мысль. Прежде всего это касалось самой постановки задачи индустриального преобразования России, определения структурных и отраслевых изменений, выделения приоритетных направлений и регионов,

-                            п ириццч’сиопалмюго урони»

...tv v лоті», сложивши sc » три дициЙ. I1н у чип обоснованным представало п решение о темпах промышленного роста. Оно напрямую коррелировало™ практикой подъема российской экономики в 1908—1912 гг. Со- ответственно темпы намечавшегося на ближайшее десятилетие роста были равнозначны показателям дореволюционной поры или ненамного превышали их. О сверхвысоких скоростях всерьез еще никто не говорил. Считалось само собой разумеющимся, что ускорение станет возможным и наступит по мере строительства социализма в России и победы пролетарской революции в странах Запада.

Переход к нэпу, как известно, не означал отмены единого государственного плана развития народного хозяйства. Однако условия его реализации становились другими. Права гражданства приобретали товарно-денежные отношения, многоукладное™, хозрасчет, рентабельность, прибыль и даже безработица. Поначалу изменилась и последовательность восстановления отраслей экономики. Акцент пришлось перенести на спасение трудящихся от голода, обеспечение населения продовольствием, что сопровождалось усилением внимания к сельско* му хозяйству, мелкой и кустарной промышленности и даже закрытием многих заводов, призванных выпускать средства производства.

С точки зрения лидеров ВКП(б), положение усугублялось задержкой пролетарских революций в Европе. Между тем численность рабочих в Советской России не превышала 4 млн (примерно столько же насчитывалось и служащих). В состав страны уже не входили Прибалтика, Польша, Финляндия, где размещалась почти пятая часть крупной промышленности и было занято около 1/6 кадровых рабочих бывшей империи. При подготовке плана ГОЭЛРО предполагалось треть средств (6 из 17 млрд р.), необходимых для намечавшегося промышленного преобразования страны, получить с помощью концессий и иностранных кредитов. Однако жизнь опровергала эти прогнозы.

Не продолжая перечень подобного рода препятствий, с которыми Советская Россия столкнулась буквально в первые годы нэпа, придется признать, что все же наибольший урон стране, наибольшие беды в конечном счете причинила борьба за власть, 'за единоличное лидерство, развернувшаяся тогда на. высших этажах партийно-государственного руководства страны. Правда, на первых порах главная цель, сформулированная в плане ГОЭЛРО и ряде партийных документов того времени, оставалась прежней: подведение современной технической базы под народное хозяйство и тем самым создание материальных основ социализма.

Но по мере усиления идеологического прессинга, удушения гласности, демократических начал катастрофически уменьшалась сама возможность делового, объективного поиска оптимальных вариантов практического перехода к индустриализации.

Ярким доказательством тому явился XII съезд РКП (б), состояв- пийся в 1923 г. Л. Троцкий выступил на нем с обстоятельным докладом о промышленности. И хотя значимость проблемы была очевидна, :колько-нибудь серьезного обсуждения не произошло. Ознакомление : архивными документами, ставшее реальностью на рубеже 80— Ю-х гг., помогает понять, насколько тщательно и целенаправленно gt;алин со своими сторонниками готовили эту акцию. Изоляция Троц- ого, принижение его роли и прежнего авторитета оказались для них ажнее принципиального анализа новых задач, вставших перед отече- твенной экономикой в условиях нэпа.

$ і,, і'л іріиютка курса на социалистическую индустриализацию (середина 20-х гг.)

К середино 20-х гг., двигаясь на рельсах нэпа, экономика прибли- ;їлась к показателям 1913 г. Восстановление хозяйства быстро зачиналось. На очередь вставала задача не столько переоснащения дей- шующих заводов, шахт, нефтепромыслов, сколько строительства но- гмх предприятий. Ведь страна по-прежнему оставалась преимущественно аграрной, крестьянской, основная масса работающих была заня- і:і ручным трудом, в городе росла безработица, деревня оказалась перенаселенной. «Если исходить из имевшихся у нас заводов — социализма нам никогда не создать, — писал председатель ВСНХ СССР 'Iі. Э. Дзержинский. — И количественно, и качественно они для этой іе-ли не. годятся...» Лишь на путях индустриализации можно было преодолеть экономическую отсталость страны, укрепить ее обороноспо- ' пбность, решать задачи переходного периода от капитализма к социализму.

Необходимость расширения масштабов индустриализации, поворота к новому строительству нашла отражение в решениях XIV пар- | мйной конференции, III съезда Советов, в документах Госплана, в і л зетных и журнальных публикациях 1925 г. Наиболее ревностным поборником концентрации сил в сфере государственной промышленно- lt; і и выступал Л. Д. Троцкий, в это время работавший в ВСНХ СССР. Успехи восстановления, считал он, подводят нашу страну к «старту», с которого начинается подлинное экономическое состязание с мировым капитализмом, а потому особое значение приобретает проблема гемпов. По его подсчетам, совокупность преимуществ, которыми располагала Советская власть, позволяла вдвое-втрое, если не больше* ускорить промышленный рост по сравнению с дореволюционной Россией. Речь, следовательно, шла примерно о 18—20% ежегодного увеличения продукции. Оппоненты Троцкого увидели в такой постановке вопроса призыв:к сверхиндустриализации, чреватый большим изъятием денег из деревни, отрывом промышленности от сельского хозяйства, разрушением союза рабочего класса и крестьянства.

Доклад «Об очередных вопросах хозяйственного строительства» По решению Политбюро к XIV съезду готовил Л. Б. Каменев. Им же написан проект тезисов, которые предварительно были опубликованы в печати. Тезисы получили одобрение Пленума Центрального Комитета. Но доклад не состоялся, его сняли под предлогом, что на съезде Каменев голосовал против резолюции по отчету ЦК. В результате вопреки назревшим потребностям съезд не обсуждал подробно проблемы экономического развития страны. Вопрос о ближайших перспективах народного хозяйства, о путях перехода к его реконструкции специально не был проанализирован.

Каких-либо конкретных заданий на ближайшее время или длительную перспективу, указаний насчет источников накопления, темпов роста промышленности, соотношения отраслей, организации нового строительства, подготовки кадров и т. д. ни в отчетном докладе И. В, Сталина, ни в резолюциях съезда нет. Более того, политический отчет съезду содержал ряд формулировок, которые плохо или даже совсем не согласовывались с определением курса на индустриализацию. Например, отмечая, что промышленность, завершив восстановление, не может развиваться прежними темпами, Сталин в то же время уверял, будто сельское хозяйство «может двигаться на известное

- MWIWIHAII v/rnjllllta, им же СОбСТПСШІОрУ'1

ми иТреДаКТИрОШІППОГО. Л на'Съезде ом говорил, что сельское хозии сню «может двигаться семимильными шагами вперед».) Отсюда и его вывод: «Поэтому несоответствие баланса промышленности балансу сельского хозяйства в дальнейшем на ближайший ряд лет будет еще расти...»9.

Такое утверждение противоречило тезису, что страна уже вступила в период «прямой индустриализации», давало оппозиции повод и одних случаях говорить о продолжающейся аграризации, в других — о недостаточном внимании к созданию промышленной базы. Подлил масло в огонь и Бухарин. Характеризуя состояние народного хозяйства и перспективы роста, он признавал, что страна еще долго будет «плестись черепашьим шагом», но тем не менее социализм можно построить «даже на этой нищенской базе».

Очевидно, что в 1925 г. ни Сталин, ни Бухарин, ни их сторонники еще не имели сложившегося плана экономического преобразования трапы, ясных представлений о темпах и методах индустриализации. Сталин, например, резко возражал против разработки проекта Днеп- острон (скорее всего, в пику Дзержинскому и Троцкому). Он выска- ался против прокладки нефтепровода в Закавказье и сооружения ноні х заводов и фабрик в Ленинграде и Ростове, где имелись квали- ицированные кадры, однако считал целесообразным развернуть про- ышленное строительство, в частности, в Тамбове, Воронеже, Курске, рле, где их тогда почти не было.

Сказанное не меняет того, что именно на XIV съезде партии . В. Сталин впервые говорил о курсе на индустриализацию как о ге- ¦ральной линии партии в противоположность той позиции, согласно ¦торой, по его определению, «наша страна должна оставаться еще лго страной аграрной». Тогда же была сформулирована главная дача индустриализации:              превратить СССР из страны, ввозящей

шины и оборудование, в страну, производящую машины и обору- аание, чтобы в обстановке капиталистического окружения СССР здсгавлял собой экономически самостоятельное государство, строя- еея по-социалистически. Тем самым цель, зафиксированная планом ЭЛРО, была существенно сужена; речь шла теперь не о подведе- ї технической основы под все отрасли экономики, а исключитель- о сфере тяжелой промышленности. Судя по всему, Сталин прида- большое значение своей формулировке. Недаром он впоследст- ввел в оборот понятие: XIV съезд — съезд индустриализации. Heme, однако, заметить, что разработка плана конкретных меролрия- , определение путей и методов структурных перемен в народном ійстве, мобилизации средств для ускоренного создания тяжелой мышленности, организации массового соревнования и т. д. ~ все было еще впереди.

В апреле 1926 г. проблемы хозяйственной политики специально матривались на Пленуме ЦК ВКП(б). Основной доклад делал Ї. Рыков, который предварительно с помощью анкет опросил ряд ых экономистов, партийных работников, практиков. Оказалось, и эь часть из них твердо высказывалась в пользу форсированного нтия сельского хозяйства, считая, что такой путь требует наимень- затрат, сулит расширение хлебного экспорта и возможностей за-

Сталин И. В. Соч. Т. 7. М., 1947. С. 315.

Там же. С. 316.

....              И              СЫ|)1.Я              ДЛЯ              МОДЪСМВ              l]jgt;()MЫШЛРПГЇО-

I їм протни, Е. А. Преображенский считал намеченное расширение ¦ грим недостаточным, обрекающим промышленность на отстава- т запросов деревни и всего народного хозяйства. По его мнению, |ч новация из госбюджета на новое строительство были «позорно 1 и л I gt;1».

U пользу аграризации на пленуме никто не высказывался. Более ¦то, все единодушно подчеркивали прямую связь между курсом на -п.в ал изм и борьбой за промышленное преобразование страны. Спор "Vi о темпах и масштабах индустриализации, о формах и методах ¦'Лучения средств для сооружения новых предприятий. О концессиях ¦ с не говорили, весьма слабыми оказались надежды и на иностран- !«.' кредиты. Характерно и то, что все выступавшие отмечали важ- lt; ть смычки между рабочим классом и крестьянством. Однако вы- !,ы делались порой прямо противоположные.

Рыков подробно рассмотрел сложности предстоящей индустриа- 41 ции в «наиболее аграрной и отсталой стране в Европе». Успех 'Штики, отмечал он, зависит от размеров накоплений внутри самой умышленности и от помощи, оказываемой ей другими секторами нашого хозяйства, прежде всего аграрным. Рыков признавал, что при чталентном обмене между промышленностью и земледелием инду- щнлизация не получится. Деревня — главный источник, но нельзя иъ с крестьян столько, сколько забирали до 1917 г. Одобряя рас- ы Госплана СССР, Председатель Совнаркома считал приемлемым ірост выпуска валовой продукции промышленности на 23% в '6/27 г., на 15,5 — в 1928/29, на 14,7% — в 1929/30 г. Такая перс- тива трактовалась как быстрое, форсированное развитие индустрии. Троцкий, который на XIV съезде не выступал, на апрельском и іенуме сделал по существу содоклад. Лейтмотив его рассуждений: "'одолжается недооценка возможностей ускоренной индустриализации. '¦ противовес «минималистским установкам» Госплана Троцкий предки л увеличить объем капитальных работ в предстоявшем году до мы более 1 млрд р., а в ближайшее пятилетие до таких размеров, gt;рые позволили бы уменьшить диспропорцию между сельским хо- твом и промышленностью до минимума. Солидаризируясь с Пре- аженским, он отмечал, что страна находится в периоде первона- чюго социалистического накопления и это предполагает высшее gt;яжение сил и средств для индустриализации. Как молодая бур-

  • шия в соответствующий период первоначального накопления жилы на себя тянула, пуритански урезывала себя во всем, отказывая каждую копейку на промышленность, так должна действовать и Советская Россия. Это поможет преодолеть бедность и перекинуть средст- 4)1 на увеличение промышленных программ. Аналогичные суждения высказали Каменев, Зиновьев, Пятаков и ряд других участников пленума.

Большинство, включая Сталина, Микояна, Калинина, Орджоникидзе, Дзержинского, Рудзутака, поддержало Рыкова и резко критиковало Троцкого. Наиболее полно это сделал Сталин. Его основной тезис был предельно ясен: «Индустрия должна базироваться на постепенном подъеме благосостояния деревни». Не считаться с наличными средствами, разъяснял он, значит, впадать в авантюризм. Тов. Троцкий думает подхлестывать наши центральные учреждения расширенными планами, преувеличенными планами промышленного

  • гроительства. Но преувеличенные планы промышленного строитель-
  • та — плохое средство для подхлестывания. Ибо что такое преувеличенный промышленный план? Это есть план, составленный не по

              тміщлщЩИ'Н              к              МЫСЛИ              О «Предельно!

МИ!! ИМИ ЛЬНОМ ТЄМИЄ рНЗНИТИИ Индустрии, КОТОрЫЙ ІК'ОбХОДНМ ДЛЯ 11!)

беды социалистического строительства».

Злая, как развернутся события в дальнейшем, когда Сталин б у дет настаивать на максимальных темпах индустриализации любой це ной, трудно поверить, что именно ои в 1926 г, произносил такую речь Впрочем, ни тогда, ни после войны, когда началось издание его сочи пений, Сталин не счел нужным ее опубликовать.

Сейчас, по прошествии десятилетий, нельзя, однако, не заметить что сторонники и тех и других подходов еще не имели достаточн ясной, глубоко, комплексно и до конца продуманной программы ирс* вращения страны в экономически мощную державу, создания иидуп рии, способной реорганизовать на социалистических началах жизнь советской деревни. Например, А. И. Микоян, критикуя позицию Троп кого, уверял, что в первые годы диктатуры пролетариата «нужно строить такие предприятия, которые дают ближайший, скорейший эки комический и политический эффект». Поэтому, говорил он, не нужен Днепрострой, а лучше намечаемые средства выделить на сооружение в Украинской ССР сотни крупных заводов. Говорил, явно не зная, во что обойдется Днепрогэс, какова стоимость «сотни заводов- М. И. Калинин в пылу полемики заявил, будто Ленин завещал; «Быст ро не пересаживайтесь на пролетарского рысака, подольше задержи тесь на крестьянской кляче». А посему, продолжал Калинин, «если мы лишний год отстанет в индустриализации, это еще не так страшно.,.'

Не опирались на точные расчеты и те, кто ратовал за укреши- ние плановых начал вообще, за усиление внимания к промышленности, за ужесточение режима экономии, совершенствование налоговой по лятики и т, п. Так, еще в конце 1925 г., когда обнаружились просчеты в хозяйственной политике, Каменев выдвинул по отношению к промыш ленности лозунг; «Реже шаг». Теперь же, в 1926 г., в рамках по су ществу прежней ситуации он настаивал на решительном повороте ь промышленности, главный резерв которого видел в крестьянском хо зяйстве. Он предложил взять в деревне дополнительно 30—50 млн р.* хотя обсуждался вопрос о проведении политики, требующей миллиарды рублей капитальных вложений.

Нарком финансов Сокольников считал, что подъем промышленности зависит либо от получения заграничных займов, либо от экспортных операций, но ничего конструктивного не предложил. А Троцкий* который советовал брать пример с буржуазии, не мог не знать, какими путями шло первоначальное капиталистическое накопление; решающую роль в нем играла эксплуатация трудящихся; из них тянула буржуазия жилы, а не из себя...

Объективно оценивая споры середины 20-х гг., нельзя, как это делалось в течение десятилетий, воспринимать разные точки зрения упрощенно, одни, дескать, чуть ли не обладатели абсолютной истины* другие — злонамеренные лица, противники социалистического развития. При самых больших расхождения во взглядах (даже в обстановке личных притязаний на руководство) им приходилось считаться с реальной обстановкой, опасаться, невзвешенных решений. Это было тем более важно, что объективный процесс развития производительных v сил требовал масштабного преобразования народного хозяйства. Приходилось снова и снова ставить вопрос о размерах накоплений, о роли госбюджета, о соотношении промышленности и сельского хозяйства. И в тех случаях, когда побеждал именно такой подход, удавалось

,              ,                  1              м              */ II Ml і I j і VI Jf V/vl M fJ il|1V/AW I (IJ.)

нм о путях и методах проведения советской индустриализации. Осенью 1926 г. XV партконференция сочла возможным выдвинуть у иг, призывающий наш народ в исторически кратчайший срок доїв и перегнать капиталистический мир. Значит, положение о «чере- |вем шаге», о «предельно минимальных» темпах роста сдавались, і говорится, в архив. Вложения в капитальное строительство, заплатив анные на 1926/27 г., были существенно увеличены — до 1 млрд млп р. Вопреки прежним разногласиям конференция высказалась ¦ооружение Днепрогэса. Практически все лидеры партии и государ- і активно отстаивали нэп, союз рабочего класса с крестьянством, шигая лозунги решительного продвижения вперед, они в то же я я неукоснительно предостерегали против «нетерпения», «сверхче- ¦чееких» прыжков в развитии народного хозяйства и даже против 'трения классовой борьбы. И Сталин, и Бухарин, и Рыков призыва- л индустриализации, но по средствам, в меру наличных ресурсов и мімі непременном улучшении благосостояния всех слоев трудящихся. Последнее расценивалось как одно из важнейших качеств социалистического метода индустриализации.

Упор на бескризисное развитие сделан и в резолюциях XV съезда Партии (декабрь 1927 г.). Принятые им директивы по составлению пятилетнего плана по сен день восхищают экономистов. В директивах торжествует принцип равновесия, провозглашена необходимость соблюдения пропорциональности между накоплением и потреблением, между промышленностью и сельским хозяйством, производством средств производства и предметов потребления.

Такая установка не означала отрицания курса на ускорение. Наоборот, она нацеливала на научное осмысление природы и возможностей такого курса, выявление его наибольшей эффективности. XV съезд предложил своего рода оптимальный вариант, поучительный и сего- МІЯ. «Здесь, — говорилось в директивах, — следует исходить не из максимума темпа накопления на ближайший год или несколько лет, з из такого соотношения элементов народного хозяйства, которое обеспечивало бы длительно наиболее быстрый темп развития»[387].

Выработанную совместными усилиями концепцию XV съезда ВКП(б) можно, видимо, считать одним из наивысших достижений «пветской экономической мысли в разработке проблем социалистической индустриализации.

Кстати сказать, к этому времени (с 1926 г.) обычным становится в сам термин «социалистическая индустриализация». Ранее говорили и писали об индустриализации народного хозяйства, индустриализации ¦ граны, об индустриализации вообще. Показательно и другое. В 1927 г. п печать была сдана книга «В. И. Ленин. Об индустриализации СССР».

lt; Хновное ее содержание составляли высказывания Ленина, относящиеся по времени к послеоктябрьскому периоду. Выход книги дает право говорить, что вплоть до 1928 г. еще преобладало ленинское понимание курса на превращение России аграрно-индустриальной в страну индустриально развитую. В предисловии индустриализация охарактеризована как «подведение более высокого технического базиса — .базиса крупного машинного производства под всю экономику (городскую и сельскую) данной страны или группы стран» п.

.jfri.wiHjiinHM»; направлен и*1,

.,w*n, приграм мл и методы этого процесса всецело определяются оо щи ми прим ціпкім и перехода от капиталками к коммунизму, условиями и особенностями, «которые характеризуют наш переходный строй и то экономику». Важнейшие черты нового типа индустриализации были сформулированы в четырех пунктах;

  1. индустриализация              Советского              Союза              имеет              своей              основном

целью усиление социалистических командных              высот, опора на которые

должна способствовать переводу отсталых форм народного хозяйства на социалистический путь развития;

  1. индустриализация Советского Союза имеет своей практическом программой более ускоренный темп развития производства средств производства по сравнению с производством средств потребления lt; целыо освобождения нашей экономики от ее зависимого положения по отношению к мировому капиталистическому хозяйству;
  2. индустриализация              Советского              Союза              имеет              своим              основным

источником средств внутренние ресурсы нашей страны;

  1. индустриализация              Советского              Союза              имеет              своей              политике

ской и экономической основой укрепление союза рабочего класса и крестьянства, чем практически определяются методы и темпы индуст риализации на той или иной полосе развития.

Для своего времени приведенная характеристика была наиболее полной и законченной; она давала не только определение существа и содержания социалистической индустриализации СССР, но и фактически указывала на конечные рубежи проведения этой политики, связы* вая их с победой социалистических начал во всех сферах народного хозяйства и с полным завоеванием технико-экономической независимости страны.

<< | >>
Источник: А. Г. Худокормов. История экономических учений. Ч. II:Учебник/Под ред. А. Г. Худокормова.— М.: Изд-во МГУ,1994.— 416 с.. 1994

Еще по теме § 2. Разработка проблем воспроизводства в 30-е гг.:

  1. Тема 6. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
  2. 1.2. Природа специфичности основного капитала и проблемы его возобновления в сельском хозяйстве
  3. 1.1. История осмысления проблемы безопасности общества и личности
  4. Глава IIПРОБЛЕМА БЕЗДЕНЕЖНОГО ХОЗЯЙСТВА
  5. 6.1. ВОСПРОИЗВОДСТВО: ПОНЯТИЕ, ФОРМЫ, ЭЛЕМЕНТЫ
  6. 6.2. РАСШИРЕННОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО И ЕГО ТИПЫ
  7. Теория воспроизводства Ж.-Б.Сэя.
  8. Стратегия использования и воспроизводства природно-ресурсного потенциала
  9. Системный анализ и структуризация региональных проблем охраны окружающей среды
  10. ГЛАВА 22. СТАНОВЛЕНИЕ ТЕОРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА
  11. § 2. Разработка проблем воспроизводства в 30-е гг.
  12. Рынок труда и особенности ценообразования на труд. Проблема воспроизводства человеческого капитала.
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -