<<
>>

РАЗДЕЛ 5 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПЛАТФОРМЫ ПАРТИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ

              wtwmvui V/ I m м |/nvun m f і м v MiYJUlU і iN(l IMiwivi , И|)гіпи,мпіі

а льном вопросе: он отверг Марксов томи с о том, что социализм повоз можно построить там, где лот достаточно высокой степени развития капитализма, преобладания в населении промышленного пролетариата Конкретнее говоря, социализм невозможно создать в преимуществен но крестьянской стране, к тому же находящейся во враждебном меж дународном окружении.

Если учесть этот принципиальный момент, то от Марксова учения остается лишь форма, терминология; реальное же наполнение — это качественно новая концепция и переходного перио да и социализма в целом, отражающая не практику подавления экс плуататорского меньшинства трудящимся большинством народа (как у Маркса), а, наоборот, систему подавления большинства населения (прежде всего крестьянства) меньшинством во внутренних отношениях и экспорта революции — во внешних.

Маркс всегда указывал на активную роль политики в отношении экономики. Однако, напоминают сторонники данной точки зрения, ) Маркса речь шла о том, что пролетарская диктатура призвана разрешить противоречия между передовыми производительными силами и устаревшим экономическим базисом. Ленин «перевернул» проблему перед диктатурой пролетариата ставится задача устранить еще не изжившие себя в России, здоровые в принципе экономические отношения, создать качественно новую систему «социалистических» отношений и затем подвести под них фундамент развитых производительных сил. В этом смысле ленинизм, согласно первой концепции, конечно, не классический марксизм, скорее это одно из его «маргинальных» ответвлений, стремящихся применить Марксову теорию перехода от капитализма к социализму в тех странах, где, согласно Марксу, самостоятельный переход как раз невозможен (по Марксу, такой переход был бы невозможен даже в отдельно взятых развитых странах).

Противоположная оценка теоретической роли Ленина сводится к тому, что он якобы был по существу педантичным исполнителем Марксовых предписаний и его личный теоретический вклад касается лини частностей.

(Данную позицию занимают многочисленные представители новейшего этапа российской исторической науки, для которых воззрения Маркса, Ленина и Сталина на социализм' представляют собой почти одно и то же.) Согласно этой позиции, у Маркса была определенная сложившаяся модель социализма, и она предопределяла действия Ленина и его партии в переходный период. Обстановка менялась, поэтому менялась и тактика, но стратегическая линия оставалась именно той, которую наметил Маркс. Ленину выпало на долю расставить все точки над і, довести до логического конца, до практических рецептов те формулы, которые в общем виде дал Маркс. В свете этой оценки Ленин предстает не только как ортодоксальный марксист, но даже как упрямый догматик.

Разумеется, как всегда, имеются и промежуточные мнения, авторы которых стараюся сочетать признание качественно новых моментов, привнесенных Лениным в марксизм, с сохранением верности его основам во всем, в¦ том числе и основам Марксовых представлений о социализме и о переходном периоде к нему.

Отдельно стоит вопрос о том, менялись ли взгляды Ленина на социализм и на переходный период после Октябрьской революции, и если да, то в какой степени и в каком направлении?

Согласно одной точке зрения, они менялись кардинально — за исключением/пожалуй, единственного вопроса: о необходимости концентраций политической (и экономической) власти в руках партии.

Другие же ечигнют, что они по содержанию не изменились, а лишь и чем-то дополнялись, «достраивались». Лепим не столько приспосабливался к российским реалиям, сколько стремился преобразовать действительность, исходя из сложившейся у него еще до 1917 г. теоретической модели.

Отмечать на поставленные в данных дискуссиях вопросы, на наш нагляд, невозможно, если отвлекаться от личности Ленина и его практической деятельности, если замыкаться только на его теоретических Трудах.

Ленин прежде всего и главным образом был политическим вож- іДі'М, организовавшим и возглавившим величайший в истории социальный переворот.

Теория а я него всегда была средством; для Ленина, Кик для всякого выдающегося политика, целью служило общественное Практическое творчество. Поэтому, на наш взгляд, наивно предполагать, что объективно Ленин «руководствовался» какой-либо теорией либо был привержен какой-либо неизменной точке зрения (даже если гам субъективно стремился к этому). Он создал партию с определенной программой, опираясь на марксизм, под социалистическими ло^ аупгами привел ее к власти и должен был и после Октября 1917 г. действовать так, чтобы укреплять эту партию и ее власть. Но в тех рамках, в каких Ленин мог осуществлять повороты, не разрушая партию и ее диктатуру, он поступал, исходя из реальных условий, а вовсе не из теории. (В иных случаях готов был выйти и за рамки партийных интересов, как их понимало большинство членов партии.)

Современные историки и теоретики читают ныне труды Ленина, ^просвечивая» смысл каждой его фразы, выявляя мелкие нюансы и «не замечая слона»: все это говорил и писал политический вождь в накаленной до предела социальной атмосфере. Страна только выходила Из кровавой империалистической бойни и уже вползала в столь же кровавую и еще более жестокую гражданскую бойню. Что мог и чего не мог говорить массам их вождь? Что они могли понять и принять и чего не могли? Очевидно, говорилось то, что было ПОНЯТНО и допустимо для конкретной аудитории.

Например, в условиях всеобщего послереволюционного распада и иойны вопрос о производственной дисциплине был вопросом жизни и смерти. Поэтому и во всех теоретических выступлениях ТОГО времени о социализме у Ленина звучит центральный мотив: железный порядок, централизм, единая фабрика, трудармия и т. п. Отсюда нередко делается вывод: это и есть «ленинская модель социализма»,

А вот в связи с нэпом в ленинских работах звучат совершенно иные мотивы. Социализм (а не только переходный период к нему) связывается теперь уже с кооперацией, хозрасчетом, инициативой и т. п.

Некоторые историки напоминают: Ленин требовал в условиях нэпа усилить контроль, а следовательно, систему командования, против чего выступал, в частности, Красин А Наркомвнешторг Красин как хозяйственник, возможно, был прав.

Но политический вождь Ленин думал о сохранении от разложения и дискредитации своей партии. Что значит ослабление контроля? Взгляните, современный читатель, окрест себя. «Утешение» одно — разлагаться в России уже дальше некуда. А на Западе — весьма жесткий контроль, в рамках закона, разумеется.

1 Очерки истории советской и китайской экономической мысли/Под ред. J\. Д. Широкорада. Спб., 1992. С. 7.

                «...              .irwMiwiw«wnm'p              что,              ирожшш Ленин па дееят^И

лет дольше, ои окончательно бы убедился н бесперспективности надежЯР на мировую революцию. Кризис буржуазной демократии в первой трети XX в. вел Западную Европу не к социализму, а к фашизму. Это, вероятно, заставило бы его заново искать такую модель общества для России, которая бы вписывалась во «всемирную систему государств», : демократических, разумеется. И если уже в начале 20-х гг., когда еще ; { только кончилась битва с «проклятым капитализмом», он не убоялся ; \ призвать «госкапитализм», то в конце 20-х гг. он не испугался бы и і «сочетания плана с рынком», и «социалистического рынка», и даже че- j го «пострашнее». Решительный был прагматик. При одном «но»: партия рабочего класса должна была сохранять власть. Во всемогуществе политической власти партии Ленин был твердо убежден; это, по- | жалуй, был его единственный непоколебимый догмат. Однако когда, ' по его мнению, большинство партии заблуждалось и стоял выбор: партия или интересы пролетарской революции, Ленин твердо вставал ¦¦ против значительной части или даже большинства партии. Так было ' накануне революции 1905 г., во время дискуссий о мире в начале 1918 г.              1

Партия, как и теория, служили для Ленина лишь средством, а і «освобождение пролетариата» — целью.

Попробуем резюмировать. Ленин был марксист особого рода. Там, где теория Маркса соответствовала целям его политической борьбы, оп опирался на нее. Где она мешала, он решительно от нее уходил, П прикрывая свой уход выдвижением новых, якобы согласованных с ¦ Марксом, а по существу принципиально отличных концепций. Так бы- Я л о с концепцией империализма, с концепцией социалистической рево- Я люции в отдельной отсталой стране, с поворотами в понимании пере- я ходпого периода, с рядом противоречащих друг другу представлений Л ? строении будущего социалистического общества. И малопродуктивно Ж как «уличать» Ленина в противоречиях, так и «привязывать» его к Я жесткой позиции, выбирая и выстраивая однотипные цитаты.              Я

В любом случае полезно помнить, что высказывания Ленина о Я грядущем социализме — вовсе не плод его абстрактных размышлений )б отдаленном будущем, Наоброт, они порождались всегда проблемами текущего момента и обращены были к злобе дня. Такова участь шззрений политического вождя, решающего свои повседневные зада- ш с использованием оружия высокой теории. Эти воззрения могут ока- ппъся научными лишь в той мере, в какой теоретически обоснованию совпадает с политически необходимым. А это далеко не всегда бы- іает так.

Вслед за Марксом Ленин связывал необходимость переходного периода с особенностью становления социализма как новой обществен- ю-экономической формации, отрицающей капитализм. По его мнению, оциалистические экономические отношения (за исключением технико- копомических и организационно-экономических предпосылок) не в со- тоннии были возникнуть в недрах буржуазных отношений, подобно ому как последние вызревали в недрах феодализма. Зарождение и тановление социализма нуждается поэтому в особом историческом тане, который и является периодом превращения буржуазного обще- гна в социалистическое.

Как и К- Маркс, Ленин был убежден в том, что отношениям несходного периода соответствует особый тип власти — диктатура про- етариата, одна из функций которой состоит в подавлении эксплуа- іторов. Вместе с тем Ленин не считал насилие определяющей функ-

lt;41 II [JU.II^ І ирчіи Г! ,11,              Ii              ^              _              ... _ J

л о решении шк'шгкимых задач социалистического строительства, цр'кч піс новых экономических отношении. Однако очевидно, что па ікіике роль насилия в обществе определялась тем, какое общесТБО щипалось и какими методами, т. е. самим характером «положиТеЛЬ"

¦їх задач».

По мнению Ленина, основной чертой народного хозяйства в ПеРе‘ дпый период является многоукладность, т. е. сочетание различных і! і іон общественного производства. В специфических условиях после- ¦иолюционной России Ленин выделил пять укладов; патриархаЛьН°е нийство, мелкотоварное производство (в основном крестьяне!^)* птлый капитализм, госуд эственный капитализм и социализм[166]. іллистический уклад, ме—.этоварное хозяйство и капитализм опреде" і їлись им как основные уклады. Сочетание этих общественных ф°РМ)

' і Ленину, будет являться общей чертой всех развитых капиталйсти" (¦¦яких стран, переходящих к социализму.

Принципиальное значение для понимания ленинских взглядов на переходный период имеют его оценки продолжительности этого пери°- II л в России. Есть основания считать, что он измерял его приМеРН0 lt; роком жизни поколения, т. е. считал весьма длительным. И победу

  1. иного уклада над другим он связывал с достижениями в области ЯР0' н нюдительности труда с учетом ее мирового уровня.

Основным противоречием переходного периода Ленин считал ан'

  1. агонистическое противоречие между зарождающимся, но еще слабым i-оциализмом и политически побежденным, но еще сильным экономически и психологически капитализмом. Что же касается взаимоотношений между социалистическим и мелкотоварным укладами, то леНИН_ і кие мысли здесь" не отличаются четкостью. В зависимости от обстоятельств Ленин то объединял мелкотоварный уклад с буржуазный* т0 противопоставлял последнему мелкотоварный в «союзе» с «соИиали'

* тическим». В последнем случае крестьянство оказывалось классовым союзником пролетариата в переходный период. Сосуществовав1^ 11 оорьба трех основных общественных сил; пролетариата, мелкой буржуазии (преимущественно крестьянства) и буржуазии опредеЛялиgt; согласно Ленину, социальную динамику переходного периода. КРите' рием завершения переходного периода для Ленина служило пре0Д0‘ іение многоукладности, вытеснение эксплуататорских слоев и клamp;ссов;

Вряд ли теоретическое понимание В. И. Лениным противоРеяяи переходного периода в России можно считать вполне адекватный- Во- первых, структура пяти укладов — это явное упрощение по сраввеншо с реальной структурой. Во-вторых, характер противоречий опредеЛЯет" ся не столько абстрактной природой этих укладов, сколько проводимой государством фактической политикой. Для Ленина характере[167] была переоценка степени развития капитализма в России вообще й в ле" ревне в особенности, в чем он сам неоднократно признавался. Наболев полно это проявилось еще в фундаментальном исследований ^lt;Раз“ питие капитализма в России» (1899), нити от которого тянутся ко всем последующим ленинским работам. Причины такой переоценки Много* образны: взгляд на российскую действительность сквозь спецйФичес' кую призму марксизма, «революционное нетерпение», полемический задор, слабость альтернативных подходов и др. Но главная причина -

n і-лиатке :ш лидерство и революционно

движении.

Действительность же говорили о наличии в российской деревне Н‘ только капиталистических и мелкотоварных отношений или, скажем, пережитков частно-феодального характера, по и о весьма прочных дорыпочиых, феодально-общинных связей. Несмотря на ряд многочисленных оговорок об «азиатской отсталости», «азиатчине» российской' экономики, эти связи так и не стали объектом теоретического анализа Ленина. Между тем в России был жив государственный феодализм — ¦•истема разнообразных повинностей общинного крестьянства перед государством, весьма отличная от обычного налогообложения. Все это, конечно, существенно трансформировалось в итоге революции и гражданской войны, но отнюдь не исчезло; напротив, многое сохранилось і усилилось. В целом не противоречие между социализмом и капита- іизмом, а противоречие между крестьянством и государством, осуще- тнлявшим гонку вооружений и промышленное накопление за счет десниц было главным противоречием переходного периода в России.

Концепция Ленина о переходном периоде в узком смысле слова мест в качестве объекта переход к социализму от общества с гос- одством капиталистических производственных отношений. Но ее мож- э трактовать и шире — с включением взглядов Ленина на переход социализму колониальных и зависимых стран. Исходные мысли по пшому вопросу имелись уже в трудах К. Маркса и Ф. Энгельса.

. И. Ленин усилил их в том смысле, что для докапиталистических іродоа возможен переход к социализму, вообще минуя капитализм, .Неправильно полагать, —: указывал Ленин, — что капиталистиче- ая стадия развития неизбежна для отсталых народностей... с ло- нцыо пролетариата передовых стран отсталые страны могут перей- к советскому строю и через определенные ступени развития — к ммунизму, минуя капиталистическую стадию развития»3.

Подтвердил ли последующий ход истории ленинскую концепцию эехода от капитализма к социализму?

Если говорить о планетарных масштабах, то в целом на данный мент времени ни Марксова теория перехода, ни ленинский ее вари- I' не подтвердились, Тем не менее ряд общих положений этой теории іучил частичное подтверждение в фактически развернувшихся просах истории (о многоукладное™ переходной экономики, ее рыночной іроде, возможности развития в направлении социализма в отсталых анах, диктатуре как форме политической власти в переходный пе- д в этих странах).

Мы не обсуждаем здесь вопрос об адекватности самого учения ікса о социализме общественным реалиям промышленно развитых ли Запада. Очевидно, что и в этих странах даже при самых бла- ¦)мятных условиях Марксова модель социализма не смогла бы ут- гиться надолго — потребовались бы коррективы, принципиально иющие эту модель, чтобы избежать ее тоталитарного перерождения крушения. Только ценой качественной трансформации в направле- рыночной экономики смешанного типа и правовой демократии юсь бы сохранить и развить жизнеспособные начала социализма. Не подтвердилось принципиальное положение прежней марксист- теории о том, что экономические отношения социализма не воз- ют или почти не возникают внутри капитализма. Жизнь показа-

! Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 41. С, 246.

              wu,nuniibgt; iriv-^nui yj иищиигва,

К регулируемы/! рынок, способна но многих отношениях заимство- Нісн попым обществом у старого. Кроме того, пример современной исции (по критерию собственности это капиталистическая страна) называет, что в рамках ее социальной и хозяйственной системы воз- ммот такие отношения (система социального обеспечения и страхо- пін, участие трудящихся в управлении производством, наличие «ра- шх фондов», новейшие методы регулирования трудовых отношений

д.), которые по своему содержанию и назначению выходят за рам-

капитализма. Они могут быть представлены как общецивилизаци-

   предпосылки или необходимые элементы современного социа-

дп ша.

Иным представляется и политическое содержание переходного периода в развитых странах, Уходит в прошлое резкое и абсолютное Противопоставление буржуазной и социалистической демократии. На Первый .план выдвигается общее содержание демократии как универсальной человеческой ценности. Начиная с 70-х гг. XX в., ряд компартії индустриально развитых стран (ФКП, ИКП, КПИ) пришли к вымолу, что переход к социализму может происходить на общедемократической парламентарной основе, минуя режим диктатуры пролетариата, т. е. политической системы, опирающейся не на закон, а на прямое насилие.

Наконец, согласно распространенным прежде концепциям много- уклндность экономики преодолевается уже на завершающем этапе переходного периода, социализм с самого начала имеет в качестве ба- .шеа моноукладную (единоукладную) экономику (государственную либо кооперативную). Однако теперь мы видим: мелкое индивидуальное производство оказалось весьма жизнеспособным, причем мелкое чттное предпринимательство несет черты стихийного мелкотоварного уклада. Реальные свойства государственно-капиталистического уклада проступают в смешанных государственно-частных предприятиях с фирмами капиталистических стран, в свободных экономических зонах И т. Д.

Каковы бы ни были фактические переходные процессы, та система государственного социализма, к которой осуществлялся переход, оказалась весьма недолговечной как в развитых, так и в отсталых странах.

Если же говорить о конкретном опыте России, то дать определенный ответ на вопрос о подтверждении либо опровержении реальным опытом ленинской концепции перехода не представляется возможным. Но-иервых, потому, что в этой концепции были заложены противоречия и она только начала разрабатываться. Во-вторых, потому, что политика правительства уже с 1925 г. начала существенно отклоняться от общего смысла ленинских взглядов, а затем перешла на совсем иные рельсы. Наконец, в-третьих, потому, что в состоянии значительной неопределенности находилась сама «модель» социализма, а следовательно, не было ясности в направлении преобразований. Поэтому прежняя официальная точка зрения, утверждающая, что «учение» Ленина о переходе было триумфально реализовано в сталинском социализме, имеет мало общего с истиной. И столь же неправдоподобно ее зеркальное отражение — позиция тех, кто отождествляет ленинизм с тоталитаризмом, а последний — с марксизмом.

Развитие идей Ленина о путях построения социализма в СССР прошло несколько этапов, испытало ряд поворотов.

В работах 1917 и первой половины 1918 г. («Апрельские тезисы»,

                .ні Дії ЧИ Сgt;ОІК'Т(’КИП плисти», «О «левом» ребяче

стве и о мелкобуржуазности» и др.) .Лениным был разработан исходный вариант начала социалистического строительства.

Для уяснения его сути совершенно недостаточна формула: марксистская теория плюс учет многоукладное™ в России плюс программа партии. Важнее всех этих трех факторов Пыл четвертый: прогрессировавший развал народного хозяйства и голод. При любом ответственном правительстве для преодоления разрухи, вызванной войной, обострившимися социальными антагонизмами и негодным управлением, требовался централизованный контроль над производством и распределением ресурсов, (Избегая при этом ломки тех хозяйственных структур, которые поддаются контролю и способны функционировать.) В этих условиях социалистическое строительство выступало не как приоритетная цель, а прежде всего как форма, метод преодоления разрухи И деградации.

Известно, что в результате проведения национализации и социали зации в руках Советской власти к весне 1918 г. оказались сосредото чены командные высоты в экономике; земля, транспорт, средства свя зи, крупные промышленные предприятия, банки, торговый флот, внеш няя торговля. Однако фактическое использование этого богатства в ин тересах общества отставало от темпов национализации.

В партии разгорелась дискуссия; как быть дальше? Группа «левых» коммунистов (Н. Бухарин, Н. Осинский) требовала форсировать наступление на позиции капитала путем дальнейшей конфискации средств производства с тем, чтобы, как они говорили, еще решительней продолжать политику обобществления производства. В отвез В, И. Ленин разъяснял принципиальную разницу между понятиями конфискации и обобществления на деле: «...Обобществление, — писал он, — тем как раз и отличается от простой конфискации, что конфисковать можно с одной «решительностью» без уменья правильно учесть и правильно распределить, обобществить же без такого уменья нельзя» 4.

Общий замысел, окончательно созревший у Ленина к весне 1918 г., заключался в том, чтобы приостановить «красногвардейскую атаку» на капитал и вместо продолжения линии на экспроприацию буржуазии попытаться наладить правильное функционирование национализированного сектора экономики, уже сосредоточившего к тому моменту значительный объем средств производства. Государство, согласно Ленину, призвано было приступить к широкомасштабному управлению страной на основе единого, научно обоснованного плана с целью восстановления разрушенных войной производительных сил, их развития и роста на этой основе производительности труда.

Решающая роль отводилась при этом оргнизации учета и контроля за производством и распределением продуктов и в первую очередь— на национализированных предприятиях. В качестве важного средства такого контроля Ленин называл использование счетоводства, денежных отношений, финансово-кредитных институтов.

В разоренной крестьянской стране, какой по преимуществу была тогда Россия, Ленин ориентировался также на широкое развитие государственно-капиталистических форм хозяйства (частных предприятий в промышленности и торговле, работающих под контролем государства, концессий, аренды, буржуазных кооперативов). По мысли

и. Лешіпа, государственный капитализм в условиях диктатуры прогар и а та в кор и і1 отличен от дореволюционного государствснио-мо- шолнстнчеекого капитализма: организуя производство на базе крупні машинной техники, передовых методов управления, такой госка- 1 гализм призвал был помогать преодолению мелкобуржуазной сти- йпости, созданию предпосылок для упорядочения народного хозяй- . пл.

Взаимоотношение между городом и деревней предполагалось стро- I- на базе твердого натурального налога и организованного государ- ' пенного товарообмена. Такой порядок, по расчетам В. И. Ленина, лжей был замени (стихийно развивающуюся свободную торговлю.

Большое внимание Ленин уделял вопросам организации и стиму- - роваиия труда. В частности, предлагалось использовать научные эле- пты системы Тейлора, отсекая от нее лишь то, что делает ее капи- ¦ мистической системой «выжимания пота». Предусматривались такие 1'Ы по стимулированию труда, как введение сдельной оплаты, систе- ' і премий, соизмерение денежных и натуральных выплат с общими ігами работы национализированных предприятий, Ленин считал неделимым привлечение на службу Советской власти буржуазных спе- ¦иіистов (предпринимателей, управляющих трестами и отдельными юдами, крупных организаторов производства), вознаграждаемых по

  • ¦ чгь высоким ставкам.

Следовательно, ленинский план приступа к социалистическому

  • і роительству (октябрь 1917 — весна 1918 г.) носил во многом компромиссный характер. Формулируя его, В. И. Ленин стремился до-
  • ¦ і г н ь известного соглашения с буржуазией, чтобы при сохранении под П 1])ТИЙНЫМ контролем ключевых позиций в экономике страны наиме- I" ¦ болезненным способом восстановить хозяйство.

Компромисса, как известно, не получилось. В стране развернулась ожесточенная гражданская война. Советская Россия в короткий срок превратилась в военный лагерь. Экономической политикой в период гражданской войны стал «военный коммунизм» (лето 1918 — шчша 1921 г.), который предполагал введение продовольственной разверстки (изъятие у крестьян всех хлебных излишков за вычетом потребительского и семенного фондов), национализацию не только крупных и средних, но даже мелких предприятий, крайнюю централизацию управления (система «главкизма», жесткое распределение сверху сырья и продовольствия), общую натурализацию хозяйственных святії, включая переход к натуральной, уравнительной оплате труда.

Политика «военного коммунизма» носила в определенной мере вынужденный характер. В условиях жестокого классового противостоите! она помогла мобилизации всех сил для победы в гражданской іиніпс. Однако успехи на фронтах создавали у российских большеви- м и і иллюзорные представления, будто не только военные, но и хозяйственные задачи можно решать чисто административными методами, пгнтацией и волевым нажимом. Это приводило к тому, что большевики, по оценке В. И. Ленина, «меры не соблюли» и «слишком далеко пішли по пути национализации торговли и промышленности, по пути пжрытия местного оборота» 5.

Касаясь доктринальных просчетов, связанных с военно-коммунистической политикой, В. И. Ленин писал: «Мы рассчитывали — или, может быть, вернее будет сказать: мы предполагали без достаточного расчета — непосредственными велениями пролетарского государства

I              Г

  ..,,w„/niwu іш'іШММуіІЖ'ТИЧІЧ'КИ М MCVIIi(Hlt;|U4'TMIMCK0fi стране. Жизнь

показала пашу ошибку»6. Установками «военного коммунизма» во многом определялось содержание Программы Российской коммунистической партии (большевиков), принятой в 11)19 г. и наделенной на быструю перестройку экономики по образцу «бестоварного» государственного социализма.

Курс «военного коммунизма» не создавал у тружеников города И деревни заинтересованности в совершенствовании производства и поэтому быстро изжил себя. К весне 1921 г. в стране назрел общенациональный кризис, не только экономический, но и политический, высше точкой которого стало восстание матросов в крепости Кроншта (близ Петрограда).

Срочная необходимость глубокой хозяйственной реформы стал очевидной. Потребовалась разработка политико-экономических основ новой экономической политики (нэпа).

Как отмечалось, уже в выступлениях Ленина накануне и вскоре после Октябрьской революции содержалась концепция постепенного, без резких разрывов и ломки перехода к социализму. Не случайно н брошюре «О продовольственном налоге» (1921) — главном произведении В. И. Ленина нэповского периода — автор прямо ссылается на работы, написанные им весной 1918 г., рассматривая заложенные там идеи как предысторию нэпа. Последний явился принципиально новой экономической политикой только по отношению к политике «военного коммунизма», но не по отношению к политике, сформулированной весной 1918 г. Тем не менее в основе нэпа лежала концепция, во многом отличающаяся и от первой послеоктябрьской программы перехода к социализму, существенно развивающая и уточняющая положения этой программы.

Центральная идея нэпа — это идея замены продразвестки (изымающей у крестьянина весь прибавочный продукт и часть необходимого) твердым продовольственным налогом, установленным таким образом, чтобы оставить крестьянину значительный излишек хлеба, которым он мог бы распоряжаться самостоятельно. Первоначально, в соответствии с прежними теоретическими установками, экономическое взаимодействие деревни с городом предполагалось осуществить чере ¦¦ прямой товарообмен (свободная торговля мыслилась лишь в предела-; местного оборота). Однако уже к осени 1921 г. выяснилось, что для планомерно организованного товарообмена нет реальных условий: оп был сорван, вылившись в повсеместную куплю-продажу, торговлю.

Отправляясь от требований практики, концепция нэпа учитывала рыночную, торговую форму смычки между пролетарским городом и деревней; вопрос о торговле, рынке как форме всеобщей хозяйственной связи, способствующей нормальному функционированию экономики в переходный период, стал новым словом в марксизме.

? І

Соответственно, как показал В. И. Ленин, товарно-денежные отношения должны были получить развитие и в крупной государственной промышленности. Ленину принадлежит заслуга формулирования идеи хозяйственного расчета (самоокупаемости, прибыльности) как основы деятельности национализированных предприятий. Новая эко номическая политика исходила из того, что подвести массы к социализму можно лишь через развитие личной инициативы, материально!) заинтересованности, через сознательное использование экономических

...                  I              на              и              ииращеНИИ,              СЛОВОМ,              ЧСрЄЗ ТО,

что ранее рассматривалось как «дорога к капитализму». У Ленина нет прямых высказываний о необходимости сохранения товарно-денежных отношений и на стадии победившего социализма. Но мысль его двигалась именно в этом направлении.

Правда, зрелость ленинских идей по данному вопросу не следует преувеличивать. Необходимо учитывать, что старый марксистский теніс о несовместимости социализма и товарного производства был принят в большевистской среде в качестве непререкаемого догмата. Это сказывалось и на трудах Ленина даже нэповского периода, где, в частности, указывалось л...при известной степени культуры и при известной неразрушенное* / наших фабрик... такой неприятной штукой, как коммерческий расчет и искусство торговать, мы бы не занимались. Тогда этого было бы не нужно»[168]. Соответственно перевод государст- псиных предприятий на хозяйственный расчет трактовался Лениным не как последовательно социалистический метод хозяйствования, а как перевод их «в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала»[169].

Приведенные примеры показывают, как нелегко давался социали- s'1'ической мысли каждый шаг, связанный с отказом от стереотипов прошлого. Но эволюция в «рыночном» направлении все же шла. Свидетельством тому являются, в частности, увязанные с идеей хозрасчета требования В. И. Ленина о скорейшем восстановлении финансовой системы, стабилизации советского рубля, овладении искусством торговли по высшим европейским «меркам».

Конкретные направления новой экономической политики сводились не только к замене продразверстки продналогом и допущению известной свободы торговли, но и к разрешению коллективной, частной аренды земли, небольших предприятий, частичной денационализации последних, а также предусматривали использование наемного труда, элементов частного и государственного капитализма. В складывающейся противоречивой ситуации необходимо было уяснить: способна ли пролетарская государственная власть допустить оживление капитализма, не подрывая собственных экономических основ? Ленин отвечал утвердительно, указывая, что решение состоит в соблюдении должной меры: сохранив в своих руках всю полноту власти, командные высоты в экономике, рабочий класс и его партия могли использовать стимулирующее воздействие капиталистических отношений в собственных интересах, локализовать проявления опасных для них стихийных товарно-капиталистических тенденций. Особую роль в реализации подобного курса Ленин отводил использованию госкапитализма, плановому регулированию рыночных отношений. Вместе с тем он настойчиво подчеркивал, что экономически и политически нэп направлен на построение фундамента социалистической экономики (хотя, повторим, свое понимание социализма Ленин начал пересматривать).

План, изложенный в последних статьях и письмах В. И. Ленина, включал требования индустриализации народного хозяйства, кооперирования мелких производителей и культурной революции.

В послеоктябрьский период и во время гражданской войиш Ленин в основном делал ставку на помощь пролетариата высокоразвитых стран, ибо понимал, что Россия не достигла такого развития производительных сил, при котором возможен социализм. Эту мысль он проводил и в последних работах (статья «О нашей революции», 1923).

..........              ...»              пн              uu              iKJ/iV,              ИДЄ-T

v ftv.нп11 выдвигает НрШЩНННПЛЫН) новый тезис: необходимо

пользовать власті, рабочего класса для самостоятельного и скоренії го создания материальных и культурных предпосылок перехода к циализму, прежде всего для проведения индустриализации. Лепим р ¦ сматривал крупную, основанную на электрификации страны промь . і ленность в качестве «единственной базы социалистического общества

Индустриализация способна не только «реорганизовать земле,, лие», перестроить по последнему слову техники все народное хоза ^ ство, содействуя его обобществлению, но и радикально повысить бл госостояние рабочих и крестьян. Речь шла о комплексном реформи; вании всех параметров экономической жизни. Об этом следует сказа особо, так как в последующем, с конца 20-х гг., индустриализац;: мыслилась и фактически проводилась в СССР усеченно: только как форсированное развитие тяжелой и оборонной промышленности, Н эта усеченность вела неизбежно к низкому жизненному уровню и под рывала возможности материального стимулирования труда.

Согласно Ленину, источником накопления для индустриализаций призвана была служить сама государственная промышленность, гд вводился строжайший режим экономии (особенно на издержках п управлению); допускалось также частичное использование средств и. капиталистического сектора, крестьянских хозяйств, мобилизованные, через налоговую систему, а также внешних займов, если они не несли с собой угрозы политическому и экономическому суверенитету страны (На практике же это вылилось с конца 1920-х гг. в ограбление кре стьян, лишение накоплений легкой и пищевой промышленности, сферы услуг.)

В последних работах Ленин проводит также идею о невозможности перехода к социализму без культурной революции! Но помимо преобразований в сфере просвещения здесь необходимо «известное развитие материальных средств производства, нужна известная материальная база»10. Следовательно, ведущая роль индустриализации страны сказывается при решении задач роста культурного уровня народа.

Концепция культурной революции воспринималась В. И. Лениным широко, в том числе (если не в первую очередь) как повышение культурного уровня крестьянства, составлявшего тогда большинство населения страны. Экономический аспект проведения культурной работы в деревне мыслится им через всеобщее распространение кооперации, через добровольный переход частного крестьянского хозяйства посредством кооперации на рельсы социалистического хозяйствования.

Кооперативный план В. И. Ленина имеет отношение не только к переходному периоду, В этом ключе Ленин стремился переосмыслить всю свою концепцию социализма.

В 1917—1918 гг. Ленин исходил из сформулированной еще Ф. Энгельсом идеи о социализме как о «единой фабрике», а кооперацию считал проявлением капитализма. К концу жизни (в статье «О кооперации», 1923) Ленин пришел к выводу, что кооперативные предприятия необходимы не только переходному периоду, но и самому социализму, где они будут соседствовать с государственными предприятиями «последовательно социалистического типа». Формула В. И. Ленина о том, что «строй цивилизованных кооператоров» — это есть строй социализма, — нечто совершенно новое для марксистской теории. Ведь в трудах К- Маркса и Ф. Энгельса кооперация рассматривалась скорее

  1. Там же. С. 21,3.
  2. Там же. Т. 45. С. 377.

bftiih средство перехода к новому обществу, ;і но как его законный и «омонимий элемент.

і Таким образом, ленинские взгляды на социализм представляли

Їнбої'і «открытую» систему. Государственная собственность на решающе средства производства в сочетании с хозрасчетом — но какая сте- «tin. экономической самостоятельности предприятий? Кооперативы — ||о будет ли рынок для реализации их прав собственников? План —- «о каковы методы его составления и реализации? Ориентация на вые- Ціую производительность труда — но за счет каких рычагов и стиму- иіи;? Распределение ло труду — но что является критерием оценки да и каковы механизмы этого распределения? «Демократический трализм» в управлении, но какое начало в нем главное — демокра- * екое или нейтралистское? И самый главный и основной вопрос: у 'о и сколько государство собиралось отбирать из доходов и на какие п тратить?

Очевидно, в зависимости от ответов на эти вопросы мы получали, 'ні весьма разные и даже противоположные социально-экономические И'темы, носящие одно и то же формальное наименование — «социа-'

¦іп ; м». Но в трудах Ленина мы не имеем однозначного ответа на эти. росы.

Исходя из сказанного выше, было бы некорректным искать в ра- ах и выступлениях В. И. Ленина начала 1920-х гг. завершенное дставление о механизмах переходного периода, а тем более «цель- » учение о социализме (идет ли речь о новом изложении старой цепции или о выдвижении новой). Эти работы и выступления еле- г рассматривать как «новый старт» в переосмыслении внутренних : шровых процессов, который указывает на направление, но не ори- gt; шаруется на какой-либо финиш. Если бы в итоге этого переосмысления Ленин пришел бы к принципиальному отказу от политического принуждения в экономической сфере, к признанию демократических начал, то и теоретическая концепция социализма в итоге складывалась бы совсем иначе.

Историк, стремящийся понять эволюцию взглядов таких деятелей, как Ленин, чьи труды уже тщательно исследованы, должен быть прежде всего способен преодолеть инерцию собственного мышления. Из многих элементов в бывшем СССР сложилось официальное представление о социализме — сперва «построенном в основном», затем —¦ орел ом», «развитом». Это представление и «опрокидывалось» на работы Ленина любого периода. Все, что соответствовало господствующему представлению о социализме, объявлялось «гениальным предвидением», «прокладыванием пути в будущее». Все, что противоречило, трактовалось как дань времени, как второстепенные детали.

Этот же модернизаторский дальтонизм проявляется и сегодня, причем в двух противоположных видах. Один вид — это простая перемена знака официальной оценки с сохранением всей ее политизированной логики. Другой вид — это провозглашение рыночной модели социализма как «завершенной формы» с отысканием у Ленина «гениальных предвидений» в этом направлении.

Определенно можно сказать только следующее: в начале 1920-х гг. Ленин был объят тревогой за то, что инерционность мышления его соратников обречет партию на поражение. И он, сознавая свою прогрессирующую физическую беспомощность, торопился высказать аргументы в пользу смелого персосмысливания прежнего идейного багажа. По как вождь партии, не обладающий кардинально новым теоретическим решением и не имеющий права об этом прямо сказать, Ле-

  ..,рііпіичіткіїх рекомендаций, |              |

ЩПЛ С данной практикой. Этими статьями Лем пи, нов можно, хотел              I

столько скатать, что надо делать, сколько --- как надо мыслить: е              |

до, раскованно, отталкиваясь не от теории, а от практики и ориеи руягь только на практику; не на «принципы марксизма», не на «" беду социалистической собственности», а на эффективность и еще р эффективность. Что же касается теоретического понимания социал 1 ма и самого переходного периода, то Ленин оставил вовсе не «заы ченное учение»; в его работах меньше ответов, чем открытых вопрос и противоречивых постановок. Он и не стремился создавать такое «у- ние». Создание живой, а не книжной теории социализма начале- только после Февральской революции, а по окончании граждански, войны произошел генеральный пересмотр и этого весьма ограничении го задела.

§ 2. Н, И. Бухарин: линия «умеренного большевизма»

После смерти Ленина роль ведущего теоретика-экономистаВКП (С! перешла на некоторое время к Н. И. Бухарину.

Николай Иванович Бухарин (1888—1938) в течение ряда лет вхо дил в руководящее ядро партии: с декабря 1917 г. занимал пост от ветственного секретаря «Правды», участвовал в подготовке второе программы партии (принята в 1919 г.), в 1924—1929 гг. входил в со став Политбюро. ЦК ВКП(б). Бухарин являлся секретарем Коминтер на, написал проект его программы. В январе 1929 г. был избран дей ствительным членом Академии наук СССР по отделению экономики

В 1920-е гг. Бухарин — непременный участник многих внутрипар- тийных дискуссий. Весной 1918 г. возглавлял фракцию «левых коммунистов». После введения нэпа больше известен как теоретик умеренного толка, В 1923—1924 гг, и в 1925—1927 гг. совместно с группировкой Сталина отбивал атаки сначала «левой» (троцкистской), а затем «объединенной» оппозиции на' политический и экономический курс руководства партии, В 1928—1929 гг. Бухарин выступил против инспирированного Сталиным поворота в сторону чрезвычайных мер по заготовке хлеба, форсированной индустриализации, насильственной сплошной коллективизации. Однако он и его единомышленники (А. И. Рыков, М. Т. Томский и др.) потерпели поражение.

Утратив высшие партийные посты, Бухарин1 вынужден был отойти от активной политической деятельности, занимался научно-исследовательской работой. В 1932 г. он стал первым директором Института истории наук и техники АН СССР, С 1934 г. работал ответственным редактором «Известий». Участвовал в подготовке раздела о правах человека в Конституции СССР 1937 г.

В марте 1937 г. Бухарин был исключен из состава ЦК ВКП(б).. арестован, а через год на основании сфабрикованных обвинений расстрелян. В настоящее время полностью реабилитирован.

Начиная с 1917 г. Бухариным было опубликовано свыше полусот ни работ на экономические темы. В трудах Бухарина как экономист;: представлены самые разнообразные проблемы: от анализа общих закономерностей «социалистической реконструкции» народного хозяйства до методов снижения цен и основ политики капиталовложений.

За два десятилетия экономические взгляды Бухарина претерпел» значительную эволюцию. В его теоретической деятельности можно выделить три основных этапа.

                 чдуст—ivzv) Бухарина больше занимали вопро

сы глобального характера: какоП будет та коммунистическая (социалистическая) организация производства и распределения [170], к созданию которой в России пытались приступить большевики; каковы общие закономерности протекания переходных процессов в экономике и т. п. Изучая эти вопросы, Бухарин опирался на выводы, сделанные в своих дореволюционных работах по проблемам капиталистической экономики развитых стран: об усилении процессов концентрации, возрастании экономической роли государства, тенденций к складыванию супермо- ііоіюлий[171]. Все зт 'по его мнению, способствовало формированию в будущем коммунистического общества. По Бухарину, постепенное лре- пращение национального хозяйства в одно гигантское предприятие,

lt; лаяние государственных трестов в единый мировой трест являлись непосредственными предпосылками перехода к коммунистическому обществу,

В работе «Программа коммунистов (большевиков)» (1918) он называет основные характеристики этого общества: общественная собственность, единый трудовой план, прямое натуральное распределение продуктов по потребностям, полное экономическое равенство, отсутствие государственного управления. Построение такого общества возможно лишь при полном объединении всего населения в одну громадную (рудовую общину — артель. Чтобы осуществить все это, в России надо (1 ыло провести ряд крупных экономических преобразований: национализацию, централизацию банковского дела, введение органов рабоче- ¦ lt;) контроля и управления, организацию крупных сельскохозяйствен- i.-ых коммун, переход к товарищеской обработке земли и, наконец, принудительное объединение населения в сеть потребительских ком- :ч\.щ вокруг существовавших потребительских обществ. Эти мероприя- (UH и должны были составить содержание программы действий коммунистической партии.

Основные направления перехода к коммунистической организации производства и распределения, описанные Бухариным, были не новы п широко пропагандировались в партии. Однако, несмотря на единство относительно конечных форм коммунистической организации, уже веемом 1918 г. среди большевиков возникли разногласия по вопросу о Методах и темпах дальнейших преобразований. Ленин доказывал необходимость временной «передышки», приостановления размаха конфискации и национализации, перенесения центра тяжести с политических на экономические и организационные задачи, использования старых специалистов и бывших руководителей капиталистических предприятий, введения всенародного учета и контроля, укрепления дисциплины. Бухарин вместе с другими представителями оппозиционной фракции «левых коммунистов» считал, что курс на национализацию и переход к социалистическим формам производства должен быть продолжен. Приостановление же экспроприации средств производства и привлечение буржуазных специалистов приведет к государственному капитализму. В данном споре Ленин занимал более гибкую позицию, предложив формулу «социализм через госкапитализм». Бухарин и его сторонники отстаивали более жесткий вариант: «Социализм или госкапитализм».

дачу пересмотра программы партии бодииешмаж, спорил на pan 1 е Лениным по этим попросим. Работа «Программа коммуниста» I ла первым изложением послереволюционных взглядов Бухарина J эту тему. Новая программа партии (принята на VIII съезде ВК.П ' її в 1919 г.) имела ярко выраженный «воеппо-коммунистический» хар 1 тер и ориентировалась на непосредственное введение коммунизма и! социализма с помощью системы мер, предложенных Бухариным ранее)!

Поэтому в работе «Азбука коммунизма» (1919 г.), написанной (вместе с Е. Преображенским) в целях пропаганды основных поло* жений большевистской программы, Бухарин лишь подробнее охаракте] | ризовал основные экономические составляющие централизованной,Пла] ! номерно-организованной, бестоварной модели народнохозяйственной j организации. Как и раньше, уверенность в правильности прогнозируй-‘ мых черт будущего общества придавали тенденции развития ка пита лизма в сторону централизации и концентрации производства. Для\а рактеристики черт будущего строя Бухарин продолжал использовп модель «госкапитализма наизнанку».

Наряду с общими замечаниями в «Азбуке коммунизма» он ул отмечает и специфические условия, в которых начали осуществлять; . революционные преобразования в России: крайне низкий удельный вег промышленности по сравнению с сельским хозяйством, тяжелейшее экономическое наследие войны, огромные материальные издержки гражданской войны, мелкобуржуазный характер страны, отсутствие нужных организационных навыков у пролетариата. По мнению Бухл рина, эти моменты лишь затрудняли осуществление задач переходи к социализму, но не делали их невыполнимыми в России.

Появившаяся в 1920 г. книга Бухарина «Экономика переходного периода» ознаменовала собой высшую точку в развитии его «воєнно коммунистических» взглядов. Опираясь на трехлетний опыт эконом и ческой политики большевиков, Бухарин формулирует общие «законе мерности» преобразования товарно-капиталистического хозяйства в социалистическое.

Общая схема переходного процесса выглядела у него следующим образом. В недрах капиталистического общества постепенно созревают материально-технические и социально-экономические предпосылки пе рехода к социализму. Формирование системы государственного капитализма указывало, что тот вполне «созрел» для такого песехода. Однако осуществление революционного переворота не будет означать, что общество сразу сумеет перейти к социалистической организации производства. Рассуждая абстрактно, Бухарин пришел к выводу, что , переход к социализму займет «целую громадную эпоху», а наличные материальные и трудовые ресурсы составляют лишь общую основу для движения в этом направлении. «Социализм придется строить», — отмечал Бухарин [172].

Первоначально необходимо восстановить нарушенное революцией общественное равновесие. Для описания состояния экономической системы Бухарин использовал термин «экономические издержки» революции, которые неизбежно появляются в ходе глубокого изменения всей структуры экономической системы и выражаются прежде всего в сокращении производства, падении производительных сил общества.

Поэтому начало хозяйственного возрождения страны будет одновременно .и началом реального процесса строительства социализма.

триопачалыюго социалистического накопления, когда государство принудительно песетанпиликает разорванные снязн между основными элементами производительных сил на основе трудовой повинности. И целом же в деле строительства социализма Бухарин чрезмерно много надежд возлагал на революционный энтузиазм и сознательность Передовых слоев рабочего класса, на силу государственного внеэкономического принуждения.

Создание в результате новой системы отношений будет означать, формирование ювого равновесия экономической системы. Бухарин счи- ’іііл, что зате. постепенно отпадет и ¦ необходимость в использовании «военно-коммунистических» методов управления и общество перейдет К тому типу рабочего управления на основе выборности и коллегиальности, который был описан им в работе «Программа коммунистов».

«Экономику переходного периода» внимательно прочел Ленин и сделал немало пометок и замечаний14. Отрицательную оценку Ленина Получили главы, в которых Бухарин излагал свои взгляды на возрастание элементов организованности при капитализме. Крайне негативно отнесся Ленин и ко всем случаям использования Бухариным методологии известного философского оппонента Ленина — А. А. Богданова. Положительную оценку получили главы, в которых Бухарин излагал общие закономерности социалистического строительства. В целом книга Ленину понравилась, и он назвал ее «великолепным трудом», хотя н выделил ключевой недостаток — абстрактность рассмотрения экономических процессов.

Расставание с военно-коммунистической доктриной давалось большевикам нелегко. Бухарин выпустил «Экономику переходного периода» в тот момент, когда страна остро нуждалась в устранении оков «военного коммунизма», а автор предлагал пути его дальнейшего укрепления и развития.

На втором этапе (1921 —1929) под воздействием перехода к нэпу By харин вынужден был пересмотреть многие свои взгляды. Первоначально в статье «Новый курс экономической политики» (1921) Бухарин рассматривал нэп как сравнительно короткий период необходимого «отступлении», вызванный исключительно разрухой и общим тяжелым экономическим положением страны. Основными задачами этого периода являлись восстановление и развитие крупной промышленности и увеличение любыми способами количества производимых продуктов. Ради этого можно было пойти, считал Бухарин, и на временное усиление в народном хозяйстве роли мелкобуржуазных и крупнокапиталистических форм хозяйствования. Зато как только крупная промышленность будет создана, страна вновь должна будет вернуться на более прямой путь социалистического строительства.

Серьезная попытка углубить теоретическое осмысление нэпа была сделана Бухариным в докладе на IV Конгрессе Коминтерна (ноябрь 1922 г.). Бухарин говорил о наступлении «органического» периода развития общества, когда общественные преобразования будут осуществляться длительным, эволюционным путем.

Экономическая консолидация общества в ходе «медленного врастания в социализм» в услойиях нэпа представлялась ему неотделимой от широкого развития товарно-денежных отношений. В связи с этим Бухарин признал ошибочность своих прежних представлений относительно быстрого уничтожения рынка и введения планового хозяйства.

                гидим              к              і'ОЦІїа.'ПІЗМу именно

через рыночные отношения» ,г.

Особенно важное значение придавал Бухарин процессам расширения емкости крестьянского рынка. Поскольку промышленность зависела в значительной степени от изменений и крестьянском спросе, постольку темп экономического развития оказывался тесно связанным с состоянием крестьянского хозяйства, уровнем и темпом накопления в нем. Поэтому вместе с идеей медленного, «черепашьего» шага в экономическом подъеме народного хозяйства Бухарин в середине 20-х гг. выдвинул лозунг, обращенный ко всем слоям крестьянства: «обогащайтесь, накапливайте, развивайте свое хозяйство» [173].

По мере развития нэповской практики Бухарин все больше концентрировался на проблемах теории и практики функционирования рынка, денежного обращения, ценообразования, финансово-кредитных рычагов. Разработка этих проблем экономической политики носила у Бухарина остро полемический характер, поскольку непосредственно была связана с содержанием внутрипартийных дискуссий.

В серии работ против так называемой экономической теории троцкизма [174] Бухарин подробнее раскрыл свою позицию по вопросам экономической роли государства, сущности планового хозяйства, товарно- денежной сбалансированности, механизма экономического роста, политики цен в условиях нэпа. Острие критики Бухарин направил на работы и выступления своего бывшего соавтора и друга — Е. А. Преображенского, превращенного усилиями партийной пропаганды в теоретика «троцкизма».

Преображенский, в частности, указывал на опасность промышленного застоя и гибели госсектора в случае, если не будет решен вопрос с ускорением капиталонакопления в промышленности в ближайшее время. Для этого он предлагал с помощью экономических методов изымать по мере укрепления крестьянского хозяйства нужный капитал в пользу промышленности и осуществлять таким образом постепенную индустриализацию страны. Бухарин подверг критике изложенную Преображенским трактовку «основного закона социалистического накопления», согласно которой первоначальное социалистическое накопление идет в той или иной мере за счет эксплуатации мелких производителей. Однако острота дискуссии не позволила Бухарину увидеть здесь реальную проблему нэповской экономики, с которой сталинскому руководству пришлось столкнуться во второй половине 20-х гг. Бухарин ограничился лишь обвинениями в том, что концепция Преображенского направлена на «эксплуатацию крестьянства».

Основной упор в дискуссиях середины 1920-х гг. Бухариным был сделан на изложении нового понимания вопросов нэпа. Так, проблема планового хозяйства увязывалась теперь Бухариным с существованп ем в стране различных социально-экономических укладов и, прежде всего с крестьянским хозяйством. Построение плана должно обязательно учитывать существование комплекса «бесплановых» отношений (частный сектор), оказывающих воздействие на работу промышленности. Поэтому, по мнению Бухарина, учет состояния и движения кресть- ииского рынка являлся одной из основных работ по построению плана. Взятая вне социально-экономического контекста, проблема плана продолжала рассматриваться Бухариным как проблема достижения пропорциональности, сбалансированности производства- Однако и : н+ь она увязывалась с состоянием конечной фазы общественного воспроизводства — потреблением, где крестьянство также играло ведущую роль.

Для обоснования своей позиции Бухарин в 1925 г. опубликовал мі игу «Имнериали:              и накопление капитала». В ней он подверг кри-

шке взгляды Р. Люксембург о невозможности накопления и расширенного воспроизводства при капитализме без «третьих диц», а также позицию М. Туган-Барановского о том, что между потребительским рынком и общественным производством нет необходимой связи. Большинство аргументов, сформулированных в книге, было направлено не столько против концепции Р. Люксембург и М. Туган-?gt;аРан°вского, сколько против теоретических оппонентов в партии, которые в экономической политике, по мнению Бухарина, пытались реализовать прикладную «туган-барановщину»; увеличить вложения в промышленность п темпы экономического роста без пропорционального расширения крестьянского рынка и спроса.

Вопрос о политике цен также находился в центре дискуссий Бухарина с «левой» оппозицией. Ценовая политика государства непосредственно была связана с проблемой стимулирования промышленного подъема. Здесь Бухарин и его оппоненты давали прямо пр°тивополож- иые рекомендации. Бухарин отстаивал «рыночный» подход: ускорение оборота, расширение производства и создание возможностей для снижения цен, для дальнейшего расширения рынка и т. д. «Левая» оппозиция утверждала обратное: политика снижения цен в условиях высокой себестоимости промышленных изделий, низкой производительности устаревшего оборудования вызовет кредитную инфляцию, товарный голод, замедлит темпы экономического роста. Поэтому необходимо ориентироваться пока на высокие цены и высокую прибыль в промышленности. Ставили под сомнение они и надежды Бухарина на высокую эластичность крестьянского спроса и оценки уровня товарности крестьянских хозяйств.

Обсуждение проблемы ценовой политики затрагивало и такую лажную ее сторону, как монополизм государства, промышленных трестов и синдикатов. Являлся ли такой монополизм благом или злом? Бухарин считал, что обладание промышленностью «стопроцентной» монополией, гарантированным кредитом не создавало стимулов к завоеванию рынка и препятствовало проведению политики снижения Ден. Поэтому опасность подстерегала государственные фабрики и заводы с двух сторон: со стороны возможности превращения их в «казенные», страдающие бюрократизмом предприятия (это подчеркивали обе спорящие стороны), и со стороны монополистических тенденций, подрывающих рост производительных сил. Монополизм промышленности и управления, по мнению Бухарина, порождал идеологию «наплевательского отношения к потребителю». Преодоление явлений монополизма Бухарин видел в развитии рабочего управления, производственной демократии, давлении на производителей широких масс трудящихся.

Поддержав Сталина и его группировку в борьбе с «левой31 оппозицией, Бухарин упорно защищал официальный курс, обосновывал его совместимость с «социалистической перспективой». Наиболее полно это выразилось при разработке им программы «расширения нэпа в деревне» в 1925 г.

^ у п рішимо крестьянский союз» (1925)

uyxapitu еще раз и более подробно изложил программу «врастания и социализм через нэп», учитывающую и первую очередь крестьянский фактор экономической политики.

Как добиться, чтобы экономический подъем промышленности и сельского хозяйства, обозначившийся к середине 20-х гг., шел в направлении к социализму? — задавал вопрос Бухарин, Государственная промышленность сомнений не вызывала: она относилась к общественному сектору, который тогда многими почти приравнивался к социалистическому. Сельское хозяйство не имело таких «социалистических» гарантий: экономический рост неизбежно приводил к усилению процессов расслоения крестьянских хозяйств, росту зажиточных слоев деревни и усилению «элементов капитализма». Поэтому в дополнение к общей программе стимулирования экономического роста Бухарин предложил схему движения крестьянских хозяйств к социализму.

Бухарин воспользовался широко известными идеями «аграрно-кооперативного» социализма, теорией «некапиталистической эволюции сельского хозяйства», подкрепив это ссылками на ряд ленинских высказываний из работы «О «кооперации». Его модель кооперирования крестьянства исходила из необходимости соединения частных интересов каждого слоя с интересами государства через различные формы кооперативов. Так, было известно, что беднота — это безлошадные, слабые в экономическом отношении хозяйства. Для них приемлемой формой кооперативов было бы коллективное хозяйство (колхоз). Целью такого объединения являлось бы оказание коллективной помощи друг другу в первоначальном налаживании хозяйства, В свою очередь хозяйство середняков, как правило, являлось прочным, достаточно крепким. Бухарин считал, что в отношении этого слоя государство должно поощрять создание заготовительных, сбытовых и кредитных кооперативов. Что же касается зажиточных слоев, то этот тип крестьянства в наибольшей степени был заинтересован в развитии кредитной кооперации, с помощью которой он мог бы полнее реализовать потребности в расширении хозяйства, улучшении средств производства, приемов агротехники.

«Командные высоты», находившиеся в руках государства, обеспечивали экономическую зависимость крестьянской кооперации от крупной государственной промышленности, транспорта, кредитной системы и, по мысли Бухарина, давали возможность направлять развитие сельского хозяйства к социализму.

Модель экономического развития страны по пути к социализму, предложенная Бухариным в середине 20-х гг., стала на несколько лет основой официального партийного курса. Однако вскоре развитие страны поставило новые экономические проблемы, которые свидетельствовали об ограничении возможностей «традиционного» нэпа обеспе- швать дальнейший экономический прогресс.

Бухарин был вынужден пересмотреть некоторые свои представленій о принципах функционирования нэповской экономики. В связи с свершением восстановления народного хозяйства он признал важ- юсть проблемы обновления основного капитала, необходимости ограниченной «перекачки» средств из сельского хозяйства в промышлен- ость для нужд индустриализации. Он отказался и от своей прежней деи «черепашьего» (крайне медленного) шага при движении к соци- лизму, создания сети отдельно функционирующих бедняцких, серед- яцких и кулацких кооперативов.

Становилось очевидным, что им упущена из поля зрения важней- шал доставляющий политики индустриализации — хлебная проблема. Первоочередная ориентация на снабженческо-сбытовую, а не производственную кооперацию, усиление налогового пресса на крупные крестьянские хозяйства привели к тому, что на фоне увеличения темпов рос- |.| промышленности товарность крестьянских хозяйств не росла. Не і и л ло необходимого для закупок оборудования экспортного хлеба, необходимого для городов количества продовольствия. В стране нарас- 1 .іли хозяйственные трудности; сокращалось поступление хлеба по хлебозаготовкам, } /лился товарный голод на промышленную продукцию, увеличивалисі диспропорции между темпами роста промышленности и сельского хозяйства. В результате разразившийся в конце 1927 — начале 1928 г. кризис хлебозаготовок дал повод сталинскому руководству прибегнуть к «чрезвычайным мерам» против крестьян для получения необходимого количества хлеба.

Но и в явно изменившихся политико-экономических условиях Бухарин продолжал оставаться сторонником рыночного пути к социализму, защищал модель сбалансированного экономического роста, делал, ставку на развитие индивидуальных крестьянских хозяйств, нормализацию рынка. Что касается Сталина и его сторонников, то они к 1928 г. уже стояли на других позициях, во многом откатившись к методам, «военного коммунизма». Они видели в колхозах то звено социально- экономической структуры деревни, которое соответствовало их методам и целям, позволяло осуществить массовую «перекачку»' ресурсов и обеспечить сверхвысокие темпы' индустриализации. Их экономическая программа исходила из невозможности сохранения нэпа, исчерпания резервов индивидуального крестьянского хозяйства.

, Первые открытые расхождения по этим вопросам между Сталиным и Бухариным проявились после апрельского (1928) Объединенного Пленума ЦК и ЦКК. Выступая 13 апреля 1928 г. перед активом Московской организации ВКП(б) по итогам пленума, Сталин указал на такие причины хлебозаготовительного кризиса, как недостаточно быстрый темп развития индустрии, порождавший товарный голод, неспособность мелкокрестьянского хозяйства обеспечить потребности растущей промышленности, «саботаж» кулацких хозяйств. Сталин указывал на положительные стороны «чрезвычайных мер», призывал ускорить развитие крупных хозяйств в деревне типа колхозов, превращая их в «фабрики зерна».

Бухарин, выступая в тот же день перед активом Ленинградской парторганизации с докладом «Уроки хлебозаготовок, шахтинского дела и задачи партии», объяснял кризис субъективными причинами:. ошибками экономической политики, просчетами планирования. Он признавал необходимость чрезвычайных мер, но акцентировал внимание на «перегибах», подрывавших товарность крестьянских хозяйств. Выход из кризиса он видел в необходимости усиления регулирующего воздействия государства на рыночную стихию.

Нго антикризисная программа включала в себя: повышение налоговых ставок на зажиточные слои деревни, улавливание иеземле- дельческих доходов крестьян, увеличение выпуска промтоваров, повышение эффективности капитальных затрат, установление более правильного соотношения между зерновыми и техническими культурами* продукцией животноводства, наконец, необходимость активного осуществления линии на постепенный переход к коллективно-производственным объединениям в деревне.

К осени 1928 г. разница в подходах приобрела еще более резкие очертания. Бухарин опубликовал 30 сентября 1928 г. в «Правде» про-

                «...«.їм»,              и нитрон рассмотрел Допро

сы методологии иародиохоямйетветюго планировании и условий\ то парного производства и рынка, условия достижения динамического равновесия в ходе быстрого роста всех отраслей экономики, йричнии хозяйственных затруднений, контуры путей дальнейшего экономимое кого развития. Осью всей хозяйственной политики являлась Тогда ус коренная индустриализация страны.

Бухарин не выступал в принципе против высоких темпов экоио мического роста. Он лишь считал, что они должны быть экономически обоснованными, согласованными с темпами расширения других отраслей, в первую очередь сельского хозяйства. Здесь на первый плав у него выступал вопрос о границах накопления, о верхнем лимите капиталовложений, Для обеспечения по возможности бескризисного индустриального роста, по его мнению, необходимо было создать резервы, уделять внимание сочетанию интересов потребления и накопления, смягчать товарный голод. Бухарин остро поставил вопрос о материальном обеспечении капитальных вложений: «из «будущих кирпичей» нельзя строить «настоящие» фабрики даже по Бем-Баверку» [175]. Поэтому планы промышленного развертывания должны быть теснее увязаны с существующими лимитами.

В целом Бухарин считал, что в тех условиях следует не увеличивать темп капиталовложений в промышленность, а сохранить уже имеющийся и без того довольно высокий темп. Главное средство для этого — подъем эффективности капитального строительства, снижение себестоимости продукции. Общий же вывод Бухарина, полностью проигнорированный сталинским руководством, состоял в том, что «мы должны научиться культурно управлять в сложных условиях реконструктивного периода» :э.

«Великий перелом» 1929—1930 гг. радикально изменил условия, при которых вводился и существовал нэп: мелкокрестьянская деревни уступала место административно созданным колхозам. Усилилась независимость политики индустриализации от состояния индивидуальной крестьянской среды. Сфера товарно-денежных отношений, рыночного обмена резко сократилась. Изучение проблем нэпа в связи с социалистическим строительством теряло смысл. Несмотря на неоднократные попытки Бухарина предложить альтернативную программу, ориентированную на сохранение нэпа, «отстоять» крестьянство, его влияние пя официальную экономическую политику резко снижалось. Экономические взгляды Бухарина квалифицировались как «правый уклон» и на апрельском (1929) Пленуме ЦК ВКП(б) были признаны «несовместимыми с генеральной линией партии».

Тем не менее на третьем этапе своего творчества как экономиста (1930—1938) Бухарин пытается все же сохранить стиль теоретического анализа, остаться в рамках научного понимания диалектики производительных сил и производственных отношений. Ему было ясно, что в развитии страны произошел резкий скачок, форсированно изменивший тип общественных и экономических отношений. В статье «Великая реконструкция» (февраль 1930 г.) Бухарин констатирует наличие «антикулацкой революции» в деревне, технической революции в городе, отмечает, что на место рынка встает плановое хозяйство и меняются формы связи города с деревней. Теоретически это значило для него, что объем нэпа как системы определенных производственных от-

{HMJtU LU t\ | gt; Н ГИЛ LM, ъи UUIII              11 целим JJC4D ПДС I \J |1|дэ imr\c П

pnny социалистического продукі              мена... а вся экономика страны

.К’]1'.огромный шаг к полному осуществлению социализма»"0. Одпа- длм Уого, чтобы дело социалистической реконструкции города и дени закончилось успешно, необходимо было «социальную револю- /)» конца 20-х — начала 30-х гг. дополнить технической революции].

Развитая подобные мысли, Бухарин использовал методологию Ленина из работы ^ нашей революции». Ленин, в отличие от Маркса, показывал .там, gt;tO в истории возможно инверсионное (перевернутое) p i чштие: сначала берется власть, создаются элементы новых произ- п'-четвенных отношений, а потом уже подтягиваются до социалистиче- ''*44) уровня отсталые производительные силы. В феврале 1930 г. gt;¦ ичіно так пытался объяснить Бухарин происходившее в стране: сна- іа обобществление производства, коллективизация, потом новая пика.

В докладе «Социалистическая реконструкция и борьба за техни- ¦ (август 1930 г.) он поворачивает проблему перехода к социализ- полностью в плоскость «технического переворота», в результате ¦ "і'орого возникшие социалистические формы станут развиваться на •ибственной технической основе. В этой связи Бухарин подчеркивал (|мgt;мадную важность технической грамотности, квалификации работником. Опасения вызывали у него судьбы миллионов людей, которых индустриализация вытягивала из условий деревенской жизни и которые не обладали производственными традициями, не знали городов, фабрик, машин. Эта новая масса людей была противопоставлена совер- ,||к'1шым орудиям труда, сложным станкам, тонкой аппаратуре, непрерывному производственному потоку и другим атрибутам индустриального производства.

Соотнесение идеальных представлений о социализме \с реальностями сталинской политики не могло не вызывать у Бухарина эмоционального и теоретического дискомфорта. Позже он приз идет, что в 1930—1932 гг. для него не было ясно, какое место в новой системе займет проблематика стимулов в сельском хозяйстве. Лишь а началом второй пятилетки, когда наметились некоторые изменения в экономической политике в сторону развития торговли, народного потребления, Бухарин попытается возвратиться к некоторым своим идеям конца 20-х гг.

Недаром мысли, изложенные им в своей последней экономической статье «Экономика Советской страны» (май 1934 г.), были фактически дезавуированы Сталиным в специальной записке членам Политбюро[176]. Здесь Бухарин продолжил свои идеи о необходимости установления через механизм советской торговли нормальных, стабильных отношений между городом и деревней. Попытался он переосмыслить и роль рынка в новых условиях. Согласно Бухарину, здесь налицо было новое качестзо — вместо распыленных индивидуальных крестьянских хозяйств советский рынок включал совокупность государственных, полу- ¦государственных и кооперативных единиц, за которыми стояла «единая организутоітіая\централизованная воля». В .этих условиях расширение товарообороту являлись не развязыванием стихии рынка, а созданием базы для распределения возросших потоков продуктов, их правильного регулирования.

. .               ,««              »              nwi\u.fibHO ООЛІИИСМу уІОі

ііоремию потребностей масс, К материальному стимулированию /'ш на была, по мысли Бухарина, дать крупный производственный эффект В этой тенденции, а также в уничтожении паразитического погребли ния, массовом применении науки, росте культуры, раскрепощении pti* бочей силы и развязывании творческой энергии видел Бухарин линию повышения производительности труда и путь к реализации/стратегу* ческих целей партии в новых условиях.

Рассматривая ретроспективно работы Бухарина последнего пери да, приходится отмечать, что он акцентировал внимание ид элемент- рациональных и цивилизованных отношений, которые сохранились (л бо возникали заново) в советской экономике, и не замечал — ил вынужден был не замечать — нарастающего давления воєнно-админ стративного молоха, которое делало невозможным нормальное хозя ственное развитие страны. Вскоре этот молох раздавил всех показа ших способность к самостоятельному мышлению и Бухарина в то числе.

<< | >>
Источник: А. Г. Худокормов. История экономических учений. Ч. II:Учебник/Под ред. А. Г. Худокормова.— М.: Изд-во МГУ,1994.— 416 с.. 1994

Еще по теме РАЗДЕЛ 5 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПЛАТФОРМЫ ПАРТИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ:

  1. РАЗДЕЛ 5 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПЛАТФОРМЫ ПАРТИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
  2. ГЛАВА 30. Л, В. КАНТОРОВИЧ — СОЗДАТЕЛЬ ТЕОРИИ ЛИНЕЙНОГО ПРОГРАММИРОВАНИЯ
  3. ФАШИЗМ И ЛИБЕРАЛИЗМ
  4. Экономическая культура и экономическое сознание
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -