<<
>>

50-е годы: основные проблемы обеспечения планомерного функционирования советской экономики

50-е годы положили начало новому этапу в развитии советской экономики. Социально-экономическая ситуация в нашей стране претерпевала важные изменения, связанные как с существенным ростом масштабов народного хозяйства, так и с началом развертывания научно- технической революции, которая ведет к резкому повышению динамизма производительных сил и требует усиления гибкости вбей системы хозяйственных связей, пропорций, потребностей.

Изменения в производительных силах естественно предполагали и проведение преобразований в системе господствующих производственных отношений, прежде всего в комплексе отношений, непосредственно влияющих на обеспечение планомерного движения экономики. В лучшую сторону начал изменяться социально-политический климат в стране, что могло оказывать благоприятное воздействие на развитие советской экономической науки.

В ряде партийных документов середины 50-х годов были вскрыты существенные недостатки действующей системы планирования. Проекты планов, разрабатываемые планирующими органами, недостаточно учитывали потребности народного хозяйства в той или иной продукции, не обеспечивали условий для вскрытия и максимального использования имеющихся в народном хозяйстве и на отдельных предприятиях резервов. Февральско-мартовский (1954 г.) Пленум ЦК КПСС обра-

тЦл внимание на ряд серьезных ошибок в планировании сельского хозяйства, сдерживавших развитие производства в этой важной отрасли экономики страны. В 1954 г. на первой сессии Верховного Совета СССР четвертого созыва отмечались серьезные недостатки в планировании сбыта, снабжения, перевозок, розничного товарооборота. Серьезные проблемы стояли перед планированием и организацией функционирования промышленного производства. Июльский (1955 г.)

Пленум ЦК КПСС отметил, что в ряде отраслей промышленности медленно внедряются в производство достижения научно-технического прогресса.

На XX съезде КПСС был сделан вывод о том, что в современных условиях на первый план выдвигается экономическая сторона теории марксизма. Н. С. Хрущев вместе с тем отметил, что «неблагополучно обстоит дело в области экономической науки». Конкретно по вопросам планомерности социалистической экономики на съезде подчеркивалось: «Наши планы еще не полностью отражают требования аакона планомерного (пропорционального) развития •социалистического хозяйства, в результате чего в экономике страны появляются временные, частичные диспропорции, которые в известной мере тормозят развитие ряда ее отраслей. Задача состоит в том, чтобы предупреждать возникновение подобных диспропорций, обеспечить в полной мере планомерное развитие народного хозяйства»15.

И хозяйственным руководителям, и экономистам все яснее становилось, что действующие методы планирования и стимулирования не обеспечивают декларируемого единства интересов всего народного хозяйства и отдельных его звеньев, что субъективизм и волюнтаризм в деятельности планово-управленческого аппарата соединяются с незаинтересованностью предприятий вскрывать свои внутренние резервы, принимать и выполнять напряженные планы. Предприятия нередко нарушали плановый ассортимент ради выпуска выгодной им продукции или, выполняя показатели по укрупненной номенклатуре, производили продукцию, более выгодную предприятию, даже если она была и не нужна обществу. Этого нельзя было не замечать. «В ра-

XX съезд КПСС: Стеногр. отчет. М.: Госполитиздат, .1956. Т. 1. С. 114; 113; 93.

боте ряда министерств, ведомств и предприятий еще не изжита порочная практика, когда при выполнении планов в валовом выражении не выполняются задания по номенклатуре и ассортименту изделий»,— отмечалось, например, в постановлении июльского (1955 г.) Пленума ЦК КПСС1в.

Среди общих экономических причин, обусловливающих подобное положение, большинство исследователей 50-х годов выделяло следующие:

во-первых, недостатки действующей системы плановых и оценочных показателей, в основе которых был объем производимой продукции и которые не отражали в должной мере собственного трудового вклада предприятия, не учитывали народнохозяйственного значения произведенной продукции;

во-вторых, несогласованность системы народнохозяйственного планирования и экономического стимулирования, что вело к фактической уравнительности при оценке деятельности предприятий; плохо и хорошо- работающие предприятия оказывались при поощрении в примерно равных условиях.

Предприятие, достигшее- лучших показателей, и работающее по напряженному плану, не имело никаких реальных преимуществ, причем на него еще и перекладывались задания, не выполненные отстающими предприятиями [65], а перевыполнение заниженного планового задания ставило трудовой коллектив в более благоприятное положение, чем в случае небольшого недовыполнения напряженного плана;

в-третьих, практика планирования от достигнутого, отсутствие у предприятий достаточно ясной перспективы развития, перспективных планов. План утверждался каждый год в зависимости от итогов прошлого года. Поэтому эффект от внедрения передовых мероприятий, достижений научно-технического прогресса закладывался в план следующего года, и предприятие не только ничего не выигрывало от этих мероприятий, но даже •оказывалось в более сложном положении 1в.

В результате действия всех этих причин сдерживалось и внедрение новой техники и технологии, поскольку существенные нововведения обычно связаны с определенным экономическим риском и дополнительными затратами, чего также не учитывала действовавшая система планирования и экономического стимулирования.

Решение назревших хозяйственных проблем по старым рецептам, т. е. путем ужесточения регламентации, уже не давало должного эффекта. Это было связано и с многократно возросшими масштабами народного хозяйства СССР, и с усложнением и динамизацией общественных потребностей и народнохозяйственных связей, требующих соответствующего механизма обеспечения пропорциональности, и с ускорением научно-технического прогресса, с началом научно-технической революции, предполагающей повышение гибкости всей системы управления. Изменения произошли и с основной производительной силой общества — с трудящимися. Если рост масштабов и усложнение структуры экономики делали жесткую централизацию управления невозможной, то существенное повышение квалификации кадров окончательно делало ее ненужной.

Важные изменения наблюдались в положении социалистического предприятия — основного звена советского народного хозяйства.

Тенденции развития производительных сил способствовали превращению предприятий в основном в крупные - производства с ‘большими техническими и экономическими возможностями, с высококвалифицированными кадрами рабочих и инженерно-технических работников. Их нельзя было уподоблять цехам большого комбината, число которых* '(цехов) относительно невелико, возможности известны, потребность же в их продукции фактически неограни- чена и каждому из которых поэтому несложно определить и «спустить» производственную программу. Происходившие изменения позволяли и одновременно тре*

Д8 Перспективные планы предприятий с распределением заданий по годам начали разрабатываться в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по улучшению планирования народного хозяйства» от 4 мая 1958 г. (см.: Справочник партийного работника. М.: Госполитиздат, 1959. Вып. 2. С. 311—314).

I

бовали, во-первых, по-новому взглянуть на роль предприятий в организации общественного производства и, во-вторых, изучать и применять новые рычаги централизованного планового руководства их деятельностью.

Практика свидетельствовала, что однозначное усиление централизации в планировании, расширение числа централизованно устанавливаемых показателей не только не способствуют укреплению планомерности, но даже ослабляют ее. Центральные плановые органы в этих условиях не только не могут уделять должного внимания стратегическим вопросам .социально-экономического развития страны, но и не могут — уже даже физически — обеспечить необходимое руководство текущей хозяйственной деятельностью предприятий [66]. Ведь раздувание отчетности и плановых расчетов дает предприятию возможность скрывать свои внутренние резервы путем «точного обоснования» плана громоздкими ведомостями, которые невозможно проверить. Получался замкнутый круг: возможности предприятий пытались вскрыть при помощи отчетности и расчетов, что только вело л обратному результату, так как способствовало утаиванию этих возможностей.

В первой половине 50-х годов стала очевидной необходимость существенных преобразований, прежде всего в направлении преодоления излишней централизации в планировании и управлении и передачи некоторых прав центральных органов предприятиям. ЦК КПСС и Совет Министров СССР начиная с апреля 1953 г. приняли ряд постановлений, в которых намечалось расширение прав министерств, союзных республик и директоров предприятий, повышение роли экономических рычагов в руководстве народным хозяйством [67].

В комплексе вопросов укрепления планомерной Ьрганизации советской экономики в первую очередь встало совершенствование системы директивных показателей. Было признано, что она не может быть всегда неизменной, но должна в полной мере соответствовать особенностям каждого данного этапа социалистического развития.

В соответствии с решепиями партии в 1953—1955 гг. была проделана работа по сокращению количества показателей в народнохозяйственном плане и в тех- промфинпланах предприятий. Из государственного плана был исключен ряд показателей, не имеющих народнохозяйственного значения. Существенно уменьшилась номенклатура продукции по производству и снабжению, утверждаемая в народнохозяйственном плане", а также число показателей развития сельского хозяйства и др. Были повышены лимиты сметной стоимости строек, поименно утверждаемых в центре, значительно уменьшилось число показателей плана капитальных

техпромфинпланов предприятий и сокращении форм и показателей техпромфинпланов: Постановление Совета Министров СССР от 2 августа 1954 года // Там же. Т. 4. С. 123—124; Об изменении практики планирования сельского хозяйства*. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 9 марта 1955 года // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 8. С. 492—498; Об изменении порядка государственного планирования и финансирования хозяйства союзных республик: Постановление Совета Министров СССР от 4 мая 1955 года // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 4. С. 200—217; О перестройке работы Госплана СССР и мерах по улучшению государственного планирования: Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 июня 1955 года // Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. М.: Госполитиздат, 1958. Т. 4. С. 421—424; О задачах по дальнейшему подъему промышленности, техническому прогрессу И улучшению организации производства: Постановление июльского (1955 г.) Пленума ЦК КПСС // КПСС в резолюциях и решениях... Т. 8. С. 510—528; О расширении прав директоров предприятий: Постановление Совета Министров СССР от 9 августа 1955 года // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 4. С. 244—250; Об упорядочении планирования, укреплении хозяйственного расчета, финансовой дисциплины и улучшении сметного дела в строительстве: Постановление Совета Министров СССР от 24 августа 1955 года // Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т. 4. С. 487—497; Вопросы улучшения руководства народным хозяйством СССР: Постановление декабрьского (1956 г.) Пленума ЦК КПСС // КПСС в резолюциях и решениях... Т. 9. С. 150—153; и др.

работ. По многим показателям годового плана предусматривалось утверждение заданий без квартальной разбивки. Уменьшение номенклатуры планируемой и •фондируемой продукции касалось большого числа отраслей промышленности. В официальных документах говорилось, что в народнохозяйственном плане должны устанавливаться только принципиальные, решающие падания, объемные и главные качественные показатели, ют которых зависит выполнение основных хозяйственнополитических задач плана. Кроме того, в нем должны содержаться задания по дефицитным видам продукции, потребность народного хозяйства в которых в данный момент не удовлетворяется полностью.

В результате номенклатура промышленной продукции в плане на 1955 г. сократилась в 3 раза по сравнению с планом на 1953 г. Вместе с тем в плане были «охранены задания по всем основным видам продукции тяжелой промышленности и по основным товарам народного потребления [68].

Все это были первые шаги в реализации комплекса необходимых мероприятий по совершенствованию системы планомерной организации советской экономики. Начало их осуществления повысило требования к экономической науке по существенному росту качества исследований и углублению теоретических представлений о сущности и роли планирования в социалистической системе хозяйствования. Иными оловами, это требовало и одновременно стимулировало активизацию исследований советских экономистов по вопросам планирования народного хозяйства. Необходимо было от анализа первых, преимущественно количественных, мероприятий (больше или меньше показателей) перейти к формулированию основных положений адекватного новым условиям механизма планомерного функционирования социалистической экономики.

Разумеется, это произошло не сразу, да сразу и не могло произойти. Первоначально в научных публикациях речь в основном шла об одобрении осуществляемых мероприятий при сохранении в основном старых представлений о сущности планового хозяйствования, и лишь нозже появились работы, в которых содержались новые концептуальные выводы. Рассмотрим теперь подробнее, как эти вопросы отражались в экономической литературе.

Понимание сущности планового хозяйствования, господствовавшее в первой половине 50-х годов, оставалось в основном таким, какое сложилось в период индустриализации нашей страны, в годы первых пятилеток, т. е. полностью опиралось на идеологию административно-командной системы. Оно содержалось во многих опубликованных в то время работах, посвященных теории и практике планирования народного хозяйства в СССР [69]. Одной из наиболее крупных работ среди них явилась уже упоминавшаяся монография Б. И. Брагинского и Н. С. Коваля «Организация планирования народного хозяйства СССР» (1954 г.), интересная еще и тем, что в ней нашли отражение проблемы, с которыми столкнулось тогда планирование, а также типичные в то время предложения о путях решения этих проблем.

Планирование народного хозяйства рассматривается в книге Б. И. Брагинского и Н. С. Коваля как предмет хозяйственной политики социалистического государства и определяется как система «государственного руководства народным хозяйством на основе познания, овладения и применения объективных экономических законов развития социалистического общества»[70]. Это наиболее общее определение конкретизируется далее на протяжении всей книги при описании способов обеспечения планомерности социалистической экономики.

Со всей отчетливостью в работе представлена господствовавшая позиция, согласно которой сущность, планового хозяйствования заключается в прямых методах воздействия центра на деятельность производств венных звеньев. Прямоо и непосредственное государственное регулирование противопоставлялось регулированию посредством экономических рычагов, которые фактически отождествлялись со стихийностью. С преодолением «косвенного планирования и регулирования посредством экономических рычагов» Б. И. Брагинский и И. С. Коваль связывали существенное расширение сферы действия закона планомерного, пропорционального развития, поскольку «задания охватывают все стороны производственно-хозяйственной деятельностй предприятий»24, становясь, видимо, уже в силу этого научно обоснованными.

Отождествление планового начала с прямыми административными методами и вытекающее отсюда понимание механиэма реализации планомерности предопределила и выдвигаемые способы решения проблем совершенствования планомерной организации социалистической экономики. В книге нашло отражение стремление хозяйственных звеньев к занижению своих производственных возможностей для получения ненапряженных (заниженных) плановых заданий. Б. И. Брагинский и II. С. Коваль неоднократно подчеркивают важность борьбы с этими тенденциями: «Партия и правительство ведут решительную борьбу с проявлениями делячества, узковедомственного, местнического подхода Ж решению важнейших вопросов планирования народного хозяйства, настойчиво и последовательно борются против попыток занизить планы, скрыть действительные возможности и ресурсы каждого предприятия, отдельной отрасли и народного хозяйства в целом»25. Но фактически это остается задачей центральных планирующих органов. Путь предлагается только один — борьба административными методами с подобной антигосударственной практикой. И даже не ставится вопрос о таком механизме, который делал бы для предприятия экономически невыгодным, нецелесообразным занижение своих возможностей.

Особенно наглядно такой подход отразился в трактовке роли материального поощрения. В данной концепции поощрение «включается» только в процессе еыполнения плана, но даже не ставится вопрос о действии поощрения при его разработке 2в. Это характерно для экономической литературы тех лет — использование экономических рычагов для стимулирования выполнения и церевынолнения заданий, но не для разработки напряженных планов.

24 Там же. С. 64. а5 Там же. С. 60, 339.

26 Там же. С. 351—353.

Вместе с тем в книге нашли отражение и некоторые новые подходы к решению плановых задач. Несмотря -на то что авторы фактически отождествляют плановое начало с прямыми административными методами регулирования, они, следуя проводившимся тогда преобразованиям в управлении, выступают и против чрезвычайной централизации хозяйственной жизни, подчеркивают возрастание роли качественных показателей. Однако в целом проблемы понимаются упрощенно, можно сказать, количественно, в первую очередь как уменьшение числа «спускаемых» предприятию директивных показателей. Подобный количественный подход, не предусматривавший реального расширения прав предприятий в планировании, особенно наглядно отразился в выводе о том, что при уменьшении числа плановых показателей должен быть шире круг отчетных показателей для выявления основпых причин отклонений от выполнения планов 27. И дело тут не в статистической отчетности как таковой. Она, конечно, нужна в аналитических целях. В данном же случае речь идет о фактическом недоверии к плановой деятельности предприятий. Этот вывод авторов книги возник в результате уверенности (возможно, неосозпапной) в том, что объективный анализ работы и недостатков данного предприятия может дать только вышестоящий орган или даже экономический центр, что вообще весьма типично для исследования в рамках логики административного планирования.

Разумеется, проблема должна быть поставлена шире: каков механизм согласования интересов субъектов социалистического хозяйствования?-Какова роль самих предприятий в разработке научно обоснованных планов? Ведь линия на уменьшение числа показателей уже предполагает экономический механизм, побуждающий предприятия при принятии ряда самостоятельных решений руководствоваться общенародными, интересами. Однако эти принципиальные вопросы еще не только не получили достаточного освещения, но и не были •отчетливо сформулированы.

Вместе с тем следует обратить внимание на некоторые интересные, перспективные постановки, содержащиеся в рассматриваемой книге. Хотя вопрос о показателях и был выдвинут на первое место как основное иа- правление совершенствования планирования, Б. И. Брагинский и Н. С. Коваль не ограничиваются только этой проблемой. Саму сущность народнохозяйственного' планирования они не сводят к совокупности показателей. Как бы развивая эту мысль, они пишут далее: «Показателями народнохозяйственного плана не исчерпываются вопросы планирования народного хозяйства». Важную роль играют развитие хозяйственного расчета/ организация труда, стимулирование, заработная плата* и другие вопросы хозяйственной политики — это «не составляет непосредственного содержания народнохозяйственных планов, но тесно связано с планированием»28. Сказанное явно противоречит отождествлении* планирования с прямыми административными методами хозяйствования, так как означает включение в плановый механизм и косвенных экономических рычагов. Подобный подход в рассматриваемой книге, однако, только намечен, но и это было тогда весьма важно.

Проблема обеспечения заинтересованности предприятий в высоких плановых заданиях, во вскрытии, внутренних резервов роста с середины 50-х годов оказывается в центре внимания все большего числа экономистов. К этому времени никто уже не ограничивался- сведением проблем к консерватизму мышления и другим субъективным недостаткам отдельных хозяйственных руководителей. Разумеется, субъективный фактор- также имеет определенное зпачение. На июльском- (1955 г.) Пленуме ЦК КПСС и на XX съезде партии консервативно настроенные хозяйственники были подвергнуты резкой критике. Но если раньше все сводилось почти исключительно к осуждению антигосударственной деятельности руководителей, действующих в интересах своих предприятий л ведомств, вопреки интересам народного хозяйства, то теперь ученые все больше сосредоточивают свое внимание на экономических причинах такого положения и экономических рычагах его преодоления. Все чаще в литературе речь заходит о том, что хозяйственники, в том числе и плановики, вынуждены подчас действовать с народнохозяйственной точки зрения нерационально. Е. Г. Либерман специально подчеркивал: «Ведь нельзя сводить все только к сопротивлению консервативно настроенных людей: во-первых, работники промышленности во мно-

88 Там же. С. 147.

сих случаях показывают образцы зрелых инженерных решений и самоотверженного труда; во-вторых, если иоспоеть, консерватизм проявляются слишком часто, причину надо искать в недостатках планирования и управления производством, которые создают почву ,для подобного отношения к делу»29. Подобные недостатки порождены не отсталостью сознания советских людей, замечал В. А. Новиков, а «отсталостью существующих методов учета, планирования и финансирования народного хозяйства»80.

Постепенно становилось все более очевидным, что задачи активизации инициативы, творческих возможностей самих производственных коллективов не могут •быть решены лишь изменением количества показателей в плане и преимущественно административным расширением прав директоров предприятий, прав, которые, как бы широко они не были сформулированы на бумаге, не могут быть практически реализованы без -соответствующих экономических мер 31.

29 Либерман Е. О планировании промышленного производства и материальных стимулах его развития // Коммунист. 1956. № 10. С. 76.

  1. Вопросы методологии изучения и измерения производительности труда. М.: Изд-во АН СССР. 1956. С. 102.
  2. Разумеется, децентрализация планово-управленческих функций сама по себе не способна сломать административный механизм планового хозяйствования, хотя в определенных условиях может стать важным шагом в этом направлении. Как и донэповские идеи по преодолению крайностей сверхцентрали- зации военного коммунизма, названные мероприятия 50-х годов отнюдь не порывали с логикой административной модели, оставались полностью в ее рамках. Однако, сравнивая эти два периода, надо видеть важную особенность. В 1920 г. борьба с «зацентрализованностью» свелась к предложениям о перераспределении прав по руководству предприятиями между различными этажами управленческой иерархии (т. е. к передаче части прав центра региональным органам управления), что, естественно, было следствием отношения к предприятию лишь как к цеху единого комбината. Теперь же вопрос о правах предприятий сразу встал в центр теоретических дискуссий и ряда практических преобразований, хотя одновременно речь шла и о необходимости расширения прав различных управленческих органов по отношению к центру. Вместе с тем превалирование административной идеологии в реформировании планового хозяйствования непрестанно давало о себе знать. Наиболее ярко оно проявилось в^проведен- ном в конце 50-х годов переходе на территориальный принцип управления народным хозяйством, который при масштабном изменении формы управления оставил в неприкосновейности

Среди работ, посвященных совершенствованию^ планомерной организации социалистической экономики, начиная с середины 50-х годов можно выделить два направления. Назовем одно из них дискуссией а показателях, другое — дискуссией о механизме. Ниже мы рассмотрим подробнее развитие этих направлений, их объективную обусловленность, различия и взаимосвязь между ними. Пока же будем иметь в виду, что, во-первых, названия эти довольно условны, так как в первом случае, разумеется, предполагается определенный механизм хозяйствования (в основном действующий), во втором же рассматриваются и показатели (но к ним существо дела не сводится). Во-вторых, оба направления не были изолированы друг от друга, развитие их, особенно в начале 60-х годов, довольно тесна переплеталось.

Оба направления имеют корни в истории экономической науки и практики социалистического хозяйствования. Если сформулировать коротко, то первое направление связано с той действительно огромной ролью,- какую играли "в советском хозяйстве плановые показатели, что и вызвало абсолютизацию этой роли, выражающуюся в сложившемся на определенном этапе понимании плана не столько как механизма достижение поставленных целей, сколько как совокупности некбторых показателей. Отсюда сведение всех или почти всех проблем планирования к поиску некоторого показателя или группы показателей, наиболее верно отражающих производственную деятельность данного предприятия. Иными словами, сторонники этого направления обращались преимущественна лишь к одной из названных выше экономических причин, влияющих на согласование интересов народного хозяйства и отдельных предприятий.

Второе направление в большой мере связано с результатами экономической дискуссии 1951 г., на которой была подчеркнута объективность действующих при социализме экономических законов. Экономисты, сосредоточившие внимание на общих вопросах механизма планомерного движения социалистической эконо-

существо административной системы, не только не решив, но даже и не поставив эадачи пересмотра роли предприятия, превращения его в активный субъект производственных отношений.

атаки, исходили из необходимости познания объективного механизма действия этих законов и путей их использования в плановой практике.

<< | >>
Источник: May В.А.. В поисках планомерности: из истории1 развития советской экономической мысли копца М12 30-х —начала 60-х годов. М.: Наука,1990.— 160 с.. 1990

Еще по теме 50-е годы: основные проблемы обеспечения планомерного функционирования советской экономики:

  1. 10.3. Основные этапы развития советской экономики
  2. 1.1. Понятие, сущность и проблемы управления персоналом предприятия
  3. 7. 2. Кредитная система социалистического типа. Этапы ее создания и особенности функционирования
  4. 1.3. Развитие и становление системы ипотечного кредитования в современной России
  5. РАЗДЕЛ 5 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПЛАТФОРМЫ ПАРТИЙ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
  6. ГЛАВА 21. КОНЦЕПЦИИ НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПЛАНИРОВАНИЯ
  7. ГЛАВА 22. СТАНОВЛЕНИЕ ТЕОРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА
  8. Конец 30-х годов: проблемы и противоречия развития теории
  9. Советские экономисты на пути к формулированию закона планомерного, пропорционального развития (1945-1954 гг.)
  10. Дискуссии 50-х^— начала 60-х годов о содержаний закона планомерного, пропорционального развития.
  11. Действующий механизм планового хозяйствования
  12. 50-е годы: основные проблемы обеспечения планомерного функционирования советской экономики
  13. ¦3. Дискуссия о показателях
  14. Предреформенные дискуссии о совершенствовании планомерной организации 'социалистической экономики
  15. Планирование
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -