<<
>>

Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука

Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука. В 2-х кн.: Кн. 1. / Редкол. Л.И.Абалкин (отв. ред.) и др. / Отделение экономики АН СССР. Ин-т экономики АН СССР. - М.: Экономика, 1989.

- 304 с.

Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука. В 2-х кн.: Кн. 2. / Редкол. Л.И.Абалкин (отв. ред.) и др. / Отделение экономики АН СССР. Ин-т экономики АН СССР. - М.: Экономика, 1989. - 351 с.

Краткая рецензия на книгу

Работа А.А.Богданова, несмотря на то, что она посвящена очень сложной, мало познанной в России сегодня проблеме реализации организационной функции управления - так я вижу эту работу, - представляется актуальной и фундаментальной. Кроме того, что существуют различные организационноправовые формы предприятий большинство экономистов и не назовут ничего более, что относилось бы к этой функции. Хотя именно организационноуправленческие инновации являются колоссальным резервом экономии ресурсов и получения существенно большего финансового эффекта для любого уровня хозяйствования.

Фактически А.А.Богданов ставит перед собой очень смелую и трудоемкую задачу открытия всеобщих организационных законов, сфера действия которых имеет всеобщий характер. При этом автор демонстрирует глубокие познания в области и технических, и естественных, и гуманитарных наук, а применимость его выводов к экономической области должна привлечь внимание многих уче- ных-экономистов учитывать открытые автором всеобщие законы в своих исследованиях.

Мировое сообщество не приняло новую науку, точнее название - оно не прижилось. Эмоциональная установка автора на то, что он создал то, чего нет, не подтвердилась. В этом, на наш взгляд, заключается сопротивление к восприятию этого труда мировым сообществом, которое не оказало должных почестей его автору. А.А.Богданов не стал встраивать свой труд в систему объективных знаний, складывающуюся благодаря объективным составляющим исследований умнейших людей мира.

И автор данного труда, безусловно, к ним относится.

Если бы он изначально задумался о преемственности идей и о критерии объективности исследования, то легче можно было бы определить, во-первых, явную философскую направленность данного труда, расширяющего наши представления о всеобщих законах мироздания, действующих во всех сферах нашей жизни и учитываемых во всех науках, и, во-вторых, его тесную связь с наукой управления. В России большинство исследователей опирается на знание только трех всеобщих законов философии - закон отрицания отрицания, перехода количества в качество и единства и борьбы противоположностей.

Управление как целенаправленный процесс перевода системы из одного состояния в другое или поддержания функционирования данной системы тоже имеет междисциплинарный характер. Фактически автор пользуется понятийным аппаратом этой науки, говоря об одной из функций управления - организации и ее взаимосвязи с другими функциями, в частности с целеполаганием и планированием.

И еще один недостаток этого гениального труда связан с его сложностью в ряде фрагментов, что мешает его широкой популяризации среди широких масс, а также с недостаточной логичностью изложения материала. Если бы автор построил более четкую логическую схему своего учения, а на основе данной схемы последовательно рассмотрел бы все открытые им закономерности и взаимосвязи между понятиями, взяв в качестве демонстрации объективной составляющей своего учения какую-то конкретную систему (природную, астрономическую, физическую, химическую, человека или экономическую), то он сам бы снял ряд противоречий и неясностей и сделал бы свое гениальное учение более понятным и популярным.

Содержание книги:

ТОМ I.

Глава I. Введение

ИСТОРИЧЕСКАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ И НАУЧНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ТЕКТОЛОГИИ - С. 69-111.

§ 1. Организационная точка зрения.

§ 2. Единство организационных методов.

§ 3. Путь к организационной науке.

§ 4. Прообразы тектологии.

Глава II. Основные понятия и методы. - С. 112-141.

A. ОРГАНИЗОВАННОСТЬ И ДЕЗОРГАНИЗОВАННОСТЬ.

§ 1. Организованные комплексы.

§ 2. Активности-сопротивления и типы их сочетаний.

§ 3. Относительность организационных понятий.

B. МЕТОДЫ ТЕКТОЛОГИИ.

C. ОТНОШЕНИЕ ТЕКТОЛОГИИ К ЧАСТНЫМ НАУКАМ И К ФИЛОСОФИИ.

Глава III. Основные организационные механизмы. - С. 142-205. А. МЕХАНИЗМ ФОРМИРУЮЩИЙ § 1. Конъюгация.

§ 2. Цепная связь.

§ 3. Ингрессия.

§ 4. Дезингрессия.

§ 5. Отдельность комплексов.

§ 6. Кризисы.

§ 7. Роль разностей в опыте.

§ 8. Познавательные значения ингрессии.

§ 9. Социальная и мировая ингрессия.

В. МЕХАНИЗМ РЕГУЛИРУЮЩИЙ.

§ 1. Консервативный подбор.

§ 2. Подвижное равновесие.

§ 3. Прогрессивный подбор.

С. 206-

Глава IV. УСТОЙЧИВОСТЬ И ОРГАНИЗОВАННОСТЬ ФОРМ.

§ 1. Количественная и структурная устойчивость.

§ 2. Закон относительных сопротивлений (закон наименьших).

§ 3. Закон наименьших в решении практических задач.

§ 4. Структура слитная и «четочная».

§ 5. Системы равновесия.

ПРИЛОЖЕНИЯ

1. Труд и потребности работника.

2. Организационные принципы единого хозяйственного плана.

3. Учение об аналогиях.

4. О критиках «Тектологии».

ТОМ II.

Глава V. РАСХОЖДЕНИЕ И СХОЖДЕНИЕ ФОРМ. - С. 5-98.

§ 1. Закон расхождения.

§ 2. Дополнительные соотношения.

§ 3. Противоречия системного расхождения.

§ 4. Разрешение системных противоречий (контрдифференциация).

а) Образование связки.

в) Механизм устранения противоречий.

с) Некоторые дополнительные иллюстрации.

§ 5. Тектология борьбы со старостью.

§ 6. Схождение форм.

§ 7. Вопрос о жизненной ассимиляции.

ГЛАВА VI. ФОРМЫ ЦЕНТРАЛИСТИЧЕСКИЕ И СКЕЛЕТНЫЕ («эгрес- сия» и «дегрессия»). - С. 99-151.

§ 1. Происхождение и развитие эгрессии.

§ 2. Значение и границы эгрессии.

§ 3. Происхождение и значение дегрессии.

§ 4. Развитие и противоречия дегрессии.

§ 5. Отношение эгрессии и дегрессия.

Глава VII. ПУТИ И РЕЗУЛЬТАТЫ ПОДБОРА - С. 152-207.

§ 1.

Подбор в сложных системах.

§ 2. Подбор в изменяющейся среде.

§ 3. Подбор прямой и репрезентативный.

§ 4. Обобщающая роль подбора.

§ 5. Познавательный подбор. а) Гедонический подбор.

в) Дарвинизм и учение Мальтуса. с) Теория Крукса о развитии материи.

§ 6. Соотношение подбора отрицательного и положительного. ТОМ III.

Глава VIII. КРИЗИСЫ ФОРМ. - С. 208-257.

§ 1. Общие понятия о кризисах.

§ 2. Типы кризисов.

§ 3. Предельное равновесие.

§ 4. Кризисы С.

§ 5. Кризисы Д.

§ 6. Частная иллюстрация: вопрос о шаровой молнии.

§ 7. Универсальность понятия кризисов.

Глава IX. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ДИАЛЕКТИКА. - С.258-282. § 1. Тектологический акт.

§ 2. Диалектика формальная и организационная.

§ 3. Структурный прогресс и регресс.

§ 4. Путь образования и путь разрушения форм.

ПРИЛОЖЕНИЯ

НАУКА И РАССУЖДАТЕЛЬСТВО.

1. О необходимых условиях критики.

2. Предпосылки естественно-научные.

3. Предпосылки из цикла математического.

4. Из наук общественных.

5. И прочее.

6. После смерти.

Клерикальные критики.

Е.Е.Румянцева

Изложение книги А.А.Богданова

«Всякая человеческая деятельность, - начинает автор первую главу, - объективно является организующей или дезорганизующей. Это значит: всякую человеческую деятельность - техническую, общественную, познавательную, художественную - можно рассматривать как некоторый материал организационного опыта и исследовать с организационной точки зрения» (С. 69).

Это верное заключение автора можно применить к нашей жизни - в каких- то странах, которые благодаря во многом использованию позитивных организационных сил, добиваются большего прогресса, в каких-то преобладает стихийный характер развития экономики, основанный на слабости системы государственного управления.

Изменения социального строя в виде революций, как и переход к рынку в форме «шоковой терапии» носили мощный дезорганизующий характер, а глубоко продумываемые эволюционные изменения позволяют перестраивать неэффективные организационные системы с гораздо меньшим ущербом.

Далее А.А.Богданов раскрывает эти две функции человеческой деятельности. «...Более полное исследование показывает, что» человеческая деятельность «есть результат столкновения разных организационных процессов. Если люди убивают и едят животных, то они дезорганизуют другие жизненные системы, что организовать их элементы в составе собственного тела. Если они истребляют хищников, то потому, что находят в них дезорганизующие силы и, устраняя их, тем самым организуют свою жизненную среду в своих интересах. Если общества, классы, группы разрушительно сталкиваются, дезорганизуя друг друга, то именно потому, что каждый такой коллектив стремится организовать мир и человечество для себя, по-своему. Это результат отдельности, обособленности организующих сил, результат того, что еще не достигнуты их единство, их общая, стройная организация. Это борьба организационных форм.

В общей схеме перед нами развернулось все содержание жизни человечества, и теперь можно подвести итоги. Старый учитель научного социализма Ф.Энгельс выразил их формулой: производство людей, производство вещей, производство идей. В термине «производство» скрыто понятие организующего действия. И мы сделаем эту формулу точнее: организация внешних сил природы, организация человеческих сил, организация опыта...

Итак, все интересы человечества - организационные. А отсюда следует: не может и должно быть иной точки зрения на жизнь и на мир, кроме организационной. И если это еще не сознается, то только потому, что мышление людей до сих пор не выбилось вполне из оболочек фетишизма, окутавших его на пути развития» (С. 70-71).

«Да, конечно, природа, - пишет далее автор, - первый организатор; и сам человек - лишь одно из ее организованных произведений» (С. 71).

«Самое глубокое различие, какое известно нам в природе, - это различие между стихийностью и сознательностью, между слепым действием сил природы и планомерными усилиями людей. Здесь надо ожидать наибольшей разнородности методов, наибольшей несводимости к единству. Здесь лучше всего начать исследование.

Прежде всего оно наталкивается на факты подражания человека природе в приемах и способах организационной деятельности» (С. 74).

«Сама возможность подражания - в сущности уже достаточное доказательство того, что межу стихийной организующей работой природы и сознательно-планомерной - людей нет принципиального, непереходимого различия. Это достаточное доказательство принципиальной однородности организационных функций человека и природы: идиот не может подражать творчеству гения, рыба - красноречию оратора, рак - полету лебедя; подражание всюду ограничено рамками общих свойств, рамками однородности; не может быть подражания там, где нет ничего общего. Но еще ярче и убедительнее выступает эта основная общность там, где человек, не подражая природе, вырабатывает такие же организационные приспособления, какие потом находит и в ней познание» (С. 75).

Т.е. сначала А.А.Богданов доказывает тесную связь человеческого общества с природой, обосновывая плановую функцию процесса управления. Там где есть управление - есть планомерная деятельность людей, что и отличает их от животного мира. А там где планомерности нет - нет и управлении, одна фикция, господствует один только стихийный порядок, который для удобства назвали рыночным механизмом хозяйствования. Рынок без должного государственного управления - и есть та стихия, о которой пишет в более общем виде автор. Затем он переходит рассмотрению иных всеобщих законов на основе точных наук, которые в экономике также находят свое проявление - это централизация, проявляющаяся еще и в авторитаризме и иерархичности, а также волнообразный характер развития, стремящийся к равновесию. Равновесие неслучайно являлось предметом исследования многих лучших экономистов мира, а волнообразный характер исследовался также и отдельно - в рамках изучения циклических процессов, протекающих в экономической деятельности.

«Солнечно-планетные системы, - пишет А.А.Богданов, - на одной ступени лестницы неорганических форм и строение атома, каким его представляет современная наука, - на другой, представляют характерно централистический тип: один, «центральный» комплекс - Солнце, положительное электрическое ядро атома - является по преимуществу определяющим для движений и соотношений других частей и целого. В царстве жизни централистический тип - один из наиболее обычных; достаточно вспомнить роль мозга в животных организмах, властителей в авторитарных общественных организациях, маток у пчел и муравьев и т.п. Другой, очень распространенный тип - соединение твердой или эластичной, но вообще механически более устойчивой оболочки с жидким, более подвижным или менее устойчивым содержимым: форма равновесия, вероятно, большинства планет вселенной или простой капли воды, в которой оболочку образует поверхностный слой с его особенными свойствами; но также форма строения, обычная капля для растительных и нередкая для животных клеток и для множества организмов, «одетых» наружным скелетом.

Переходя к масштабу еще более широкому, мы находим самый распространенный в природе метод сохранения или восстановления равновесий: периодические колебания или «волны». Это как бы общая модель для бесчисленных процессов неорганического мира - как непосредственно наблюдаемых, так и принимаемых наукой в силу теоретической необходимости: волны в воде, звуковые колебания воздуха, тепловые вибрации в твердых телах, электрические - световые и «невидимые», от герцевских до рентгеновских; а на другом конце вселенной «вращения» небесных тел могут быть представлены как сложные периодические колебания... Но эта модель столь же неограниченно применима и в области жизни: почти все ее процессы имеют периодически колебательный характер. Таковы пульс и дыхание, работа и отдых каждого органа, бодрствование и сон. Смена поколений представляет ряд накладывающихся одна на другую волн - настоящий «пульс жизни» в веках, и т.п.» (С. 77-78).

«Научно возможный вывод один: действительное единство организационных методов, единство их повсюду - в психических и физических комплексах, в живой и мертвой природе, в работе стихийных сил и сознательной деятельности людей. До сих пор оно точно не устанавливалось, не исследовалось, не изучалось: не было всеобщей организационной науки. Теперь настало ее время». (С. 79).

А.А.Богданов приходит к выводу, что «специализация - необходимый этап в прогрессе форм организационного опыта. Благодаря ей в каждой отрасли труда и познания было собрано огромное количество материала и методы совершенствовались несравненно быстрее, чем это было раньше. Но она имеет и другую сторону, которая с ее развитием выступает все сильнее и резче.

Специализация ведет к расхождению методов. Развиваясь самостоятельно, каждая отрасль, практическая или научная, идет своими особыми путями и все более отдаляется от других. Вследствие этого их общение между собой уменьшается, а это ведет к еще большему взаимному отдалению» (С. 94).

Это в полной мере относится и к развитию экономической науки, которая от междисциплинарного подхода уже давно перешла к узкой специализации, а потом стала выделять все больше и больше узких дисциплин, теряя комплексный подход к рассмотрению объекта исследования.

«Но дробление не было абсолютным; с самого начала имелась иная тенденция, которая долго не была заметна благодаря сравнительной слабости, но все время пробивала себе путь, и особенно усилилась с прошлого века. Общение между отраслями все-таки было, и методы одних проникали в другие, часто вызывая в них целые революции. И в технике, и в науке ряд величайших открытий, едва ли не большинство их, сводился именно к перенесению методов за пределы тех областей, где они первоначально были выработаны» (С. 97).

Далее автор обращает внимание на всеобщее использование понятия «механизм» в разных науках, заимствованное из технических наук. В экономической науке это понятие особенно широко использовалось в советское время в области изучения хозяйственного, финансового и других механизмов. «Что же касается продуктов стихийных сил природы, - отмечает автор, - то здесь живой «организации» противопоставляется мертвый «механизм» как нечто по существу иное, отделенное непереходимой пропастью...Всякий раз, как в живом организме удается объяснить какую-нибудь функцию, она уже рассматривается как «механистическая». «механистическая сторона жизни» - это просто все то, что в ней объяснено. «Механизм» - понятая организация, и только» (С. 99).

Вторая глава начинается с рассуждений А.А.Богданова о целесообразности, являющейся исходной целью процесса управления. «Первые попытки точно определить, что такое организация, привели к идее целесообразности. Понятие организация относилось тогда, конечно, только к живым существам, и исходным пунктом исследования брался отдельный организм. Целесообразное устройство разных его частей и целесообразная их связь не только были очевидны, но при дальнейшем исследовании их характер выступал все полнее и глубже, поражал своим совершенством.

Идея целесообразности заключает в себе идею. Организм, организация имеют свою «цель» и «сообразно» ей устроены. Но цель предполагает кого-то, кто ее ставит и реализует, существо сознательно-активное, устроителя, организатора». (С. 112-113).

«...в природе существует, - считает А.А.Богданов, - объективная целесообразность» (С. 113).

И далее автор фактически говорит о позитивном и негативном взаимодействии частей одной системы, а также о синергетическом эффекте. «Биологи уже давно характеризовали организм как «целое, которое больше суммы своих частей» (С. 113). «Дело идет, очевидно, об его жизнеспособности, об его силе в борьбе с окружающей средой. В разъединенном состоянии части сколько- нибудь сложного организма обладают жизнеспособностью либо бесконечно малой, либо настолько пониженной, что сумма ее величин, если бы ее удалось численно выразить, была бы, конечно, гораздо меньше величины, соответствующей живому целому: тело, лишенное руки и ноги, и рука, от него отрезанная, - достаточный пример. Но исследовать вопрос на таких сложных системах, как организм, и на таких относительных, трудно измеряемых величинах, как жизнеспособность, всего менее удобно; лучше начать с комбинаций простых.

Таково, например, элементарное сотрудничество. Уже соединение одинаковых рабочих сил на какой-нибудь механической работе может привести к возрастанию практических результатов в большей пропорции, чем количество этих рабочих сил» (С. 114).

«Наш мир, - пишет далее А.А.Богданов, - есть вообще мир разностей; только эти разности напряжений энергии проявляются в действии, только эти разности имеют практическое значение» (С. 117).

Подчеркивая всеобщий характер своего исследования автор замечает, что его «организационное исследование совершенно одинаково оперирует и с активностями человеческими, и с иными активностями или «энергиями», свойственными другим живым существам и, наконец, процессам неорганической природы. Понятие «активности вообще» или «энергии» генетически имеет своей основой именно активность человека.

Когда какая бы то ни было активность, разлагающая или комбинирующая, направляется на определенные комплексы, она неизбежно встречает в них сопротивление, более значительное или слабое» (С. 118).

«. нет принципиальных различий в природе: между живым и неживым, сознательным и стихийным и проч.; элементы всякой организации, всякого комплекса, изучаемого с организационной точки зрения, сводятся к активностям-сопротивлениям» (С. 119).

И далее А.А.Богданов фактически подсказывает как проводить исследование неудачных реформ, чтобы предотвратить такие системные ошибки в будущем. Теория системного анализа учит только позитивному взгляду на ту или иную систему - есть система, и нужно выделить ее элементы. А автор указывает на разные векторы изменения этих системы. «Дезорганизованное целое, - пишет А.А.Богданов, - практически меньше суммы своих частей» (С. 120). Т.е. сравнивая экономическую систему до ее реформирования и после реформирования мы можем говорить как об организующих, так и о дезорганизующих действиях реформаторов.

Автор выделяет три типа комплексов взаимодействий элементов системы - организованный, дезорганизованный и нейтральный. Организованный и дезорганизованный можно также назвать, по нашему мнению, позитивным и негативным.

«Равенство организующего и дезорганизующего действия дает нейтральную связь комплекса.

Это применение к тектологии обычной во всех точных науках идеи подвижного равновесия: там, где нет видимых изменений, принимается наличность двух равных и противоположных тенденций, взаимно маскирующих одна другую» (С. 122).

Далее А.А.Богданов делает следующие промежуточные выводы. «Итак, для тектологии первые, основные понятия - это понятия об элементах и об их сочетаниях. Элементами являются активности-сопротивления всех возможных родов. Сочетания сводятся к трем типам: комплексы организованные, дезорганизованные и нейтральные. Они различаются по величине практической суммы их элементов.

Исследование различных комплексов приводит к выводу, что в тектологии сохраняет силу и другой принцип точных наук: идея относительности. Организованная система бывает таковою не вообще, не универсально, а лишь по отношению к каким-либо определенным активностям, сопротивлениям, энергиям; вместе с тем по отношению к другим она может быть дезорганизованной, к третьим - нейтральной» (С. 125).

Переходя к рассмотрению методологии, А.А.Богданов пишет: «Методы всякой науки определяются прежде всего ее задачами. Задача тектологии - систематизировать организационный опыт; ясно, что это наука эмпирическая и к своим выводам должна идти путем индукции.

Тектология должна выяснить, какие способы организации наблюдаются в природе и в человеческой деятельности; затем - обобщить и систематизировать эти способы; далее - объяснить их, т.е. дать абстрактные схемы их тенденций и закономерностей; наконец, опираясь на эти схемы, определить направления развития организационных методов и роль их в экономии мирового процесса. Общий план этот аналогичен плану любой из естественных наук, но объект науки существенно иной. Тектология имеет дело с организационным опытом не той или иной специальной отрасли, но всех их в совокупности; другими словами, она охватывает материал всех других наук и всей той жизненной практики, из которой они возникли; но она берет его только со стороны метода, т.е. интересуется повсюду способом организации этого материала» (С. 127).

«Индукция представляет три основные формы: обобщающе-описательную, статистическую и абстрактно-аналитическую. Все они применимы, конечно, и к явлениям организации-дезорганизации» (С. 129).

В третьей главе автор рассматривает основные организационные механизмы, в частности конъюгацию - термин заимствован из биологии и означает акт соединения двух свободно живущих клеток, составляющий прообраз и зародыш полового размножения. И далее он пишет, переходя к рассмотрению кризисов: «Разрыв тектологической границы между двумя комплексами есть вообще начало их конъюгации, момент, с которого они перестают быть тем, чем они были, - тектологическими отдельностями и образуют какую-то новую систему, с дальнейшими преобразованиями, возникновением связок, дезингрес- сий частичных или полных, словом, это организационный кризис данных комплексов. Образование тектологической границы, создавая из данной системы новые отдельности, также делает ее в организационном смысле не тем, чем она была; это также ее кризис, только другого типа. Все кризисы, наблюдаемые в жизни и природе, все «перевороты», «революции», «катастрофы» и проч. принадлежат к этим двум типам. Например, революции в обществе обычно представляют разрыв социальной границы между разными классами; кипение воды - разрыв физической границы между жидкостью и атмосферой; размножение живой клетки - образование жизненной границы между ее частями, приобретающими самостоятельность; смерть - разрыв жизненной связи организма и т.д.» (С. 176).

Всеобщим понятием считает А.А.Богданов и понятие «энергия», которое применительно к человеку часто используют различные экстрасенсы, говоря о позитивной и негативной энергии. «Для современной науки «энергия» есть источник изменений и их количественная мера: активность, воспринимаемая чувственно или принимаемая мысленно, как причина изменения. Что касается ее «напряжения»..., то это относительная величина изменений, возможных в зависимости от данного комплекса энергии.» (С. 177).

А.А.Богданов делает в ходе своего исследования еще один вывод: «познание по существу своему есть всеорганизующая функция» (С. 185).

Рассмотрев свое видение основных организационных механизмов, автор переходит к четвертой главе к формулировке одного из законов.

«Суммарная устойчивость комплекса по отношению к данной его среде есть, очевидно, сложный результат частичных устойчивостей разных частей этого комплекса по отношению к направленным на них воздействиям. Поэтому надо исследовать, какова именно связь между устойчивостью отдельных частей и того целого, которое из них образовано.

Структурная устойчивость целого определяется наименьшей его частичной устойчивостью. Эта схема относится не только к механическим системам, но решительно ко всяким: физическим, психическим, социальным. Если организация людей, например армии, приходится преодолевать разрушительные воздействия, то и ее устойчивость зависит от наименьшей из частичных; и точно так же логическая цепь доказательств рушится, если одно из ее звеньев не выдерживает ударов критики» (С. 216). В последнем А.А.Богданов говорит об одном из важных критериев объективности любого научного исследования - открытости для критики. Если учение закрыто от критики, в т.ч. по причине того, что не может ее выдержать, - значит, оно необъективно, а субъективно. Кроме того, он рассматривает понятие «устойчивости», которое в настоящее время активно пропагандируется в мировом сообществе. Однако убедительных теорий, обосновывающих состояние устойчивости национальной экономической системы, а тем более мировой, пока не разработано.

«Устойчивость целого, - пишет он далее, - зависит от наименьших относительных сопротивлений всех его частей во всякий момент - закономерность громадного жизненного и научного значения...

Болезнь - это борьба организма против какого-нибудь дезорганизующего воздействия; поэтому здесь повторяются многие соотношения типичные для военного дела» (С. 217).

«Для первой ориентировки удобнее брать сам закон в несколько иной, менее строгой словесной формуле: как закон наименее благоприятных условий, или, короче, как закон наименьших. Подразумеваются наименее благоприятные условия, наименьшие положительные величины с точки зрения того комплекса, о котором идет дело» (С. 221).

«Выражением структурной устойчивости, - описывает А.А.Богданов второй всеобщий организационный закон, - является «закон равновесия», формулированный А.Л.Ле-Шателье для физических и химических систем, но в действительности тектологический, т.е. универсальный.

Системой равновесия можно назвать такую, которая сохраняет свое данное строение в данной среде. Обычная иллюстрация - весы в их спокойном состоянии. Если на одну чашку их произведено давление, например положена гирька, то эта чашка начинает опускаться, другая - поднимается, а коромысло из горизонтального становится наклонным: структурное изменение. Но по мере того, как оно происходит, в самой системе возникает противодействие ему: чашка с гирькой падает с замедлением и только до известного предела, за которым начинается даже обратное движение, а после колебаний устанавливается новое, измененное равновесие, определяемое простыми механическими условиями» (С. 248).

«Закон Ле-Шателье, - продолжает автор, - формулируется так: если система равновесия подвергается воздействию, изменяющему какое-либо из условий равновесия, то в ней возникают процессы, направленные так, чтобы противодействовать этому изменению» (С. 249).

А.А.Богданов приходит и к такому интересному выводу: «Системы равновесия путем структурных изменений, часто не заметных для прямого наблюдения, могут переходить в неуравновешенные, и обратно. Эти переходы практически очень важны; их чаще всего возможно уловить по изменению реакций системы. Во взаимоотношениях людей и организаций правильные оценки тенденций того или другого рода, особенно в их смене, могут спасать от величайших и непоправимых ошибок» (С. 257).

Как отмечалось в начале изложения I тома, отличие между развитием человеческого общества и природы А.А.Богданов видит в планомерном и стихийном характере организации взаимоотношений внутри этих систем. Можно сказать так, что человеческое общество и большинство его индивидов отрываются от законов, господствующих в природной среде и подавляющему действию животных инстинктов, благодаря действию разума (об определяющей жизнь каждого человека силе разума автор пишет во II томе) развивается осознанное управление социальной системой, проявляющееся в действии всех функций управления. А.А.Богданов в Приложении к I-му тому описывает свое видение эффективного планирования на уровне национальной экономики, которое впитывает в себя методологию многих фрагментарных экономических исследований, например, идею о так называемых точках роста (звеньях) экономики, которая обосновывается А.А.Богдановым в виде закономерности наличия цепной связи между элементами систем.

«Какое хозяйство, - ставит он вопрос, - может быть названо планомерным? Такое, в котором все части стройно согласованы на основе единого, методически выработанного хозяйственного плана.

Как же следует приступить к решению этой задачи, беспримерной и по масштабу, и по своим трудностям? Принципы решения могут быть установлены лишь с научно-организационной точки зрения. Сущность ее может быть сведена к следующим двум положениям:

1) Всякое организованное целое есть система активностей, развертывающихся в определенной системе в непрерывном взаимодействии с нею. Так, общество представляет систему человеческих активностей в природной среде в борьбе с ее сопротивлениями.

2) Каждая часть организованной системы находится в определенном функциональном отношении к целому. Так, в обществе каждая отрасль его хозяйства, каждое предприятие, каждый работник выполняют свою определенную функцию.

Таковы два основных момента научно-организационной точки зрения, из которых надо обязательно исходить во всяком исследовании, во всяком построении, относящемся к вопросам организационного равновесия и развития.

Равновесия, конечно, в первую очередь, развития - во вторую.

Первый из вопросов организации общественного хозяйства касается закономерности, связывающей производство и распределение. Рассматривая то и другое как функционально-необходимые части хозяйственного процесса и зная, что производство дает все продукты для распределения, а распределение служит в свою очередь для поддержания производства, легко установить следующее условие равновесия: равновесие общественного хозяйства возможно тогда, когда каждый его элемент путем распределения получает все необходимые средства для выполнения своей социально-производительной функции. Так, работнику должны даваться средства потребления, достаточные для поддержания его нормальной рабочей силы, предприятию - материалы, топливо, орудия в надлежащем количестве для дальнейшего производства и т.д.

Приложим организационную точку зрения в вопросе о соотношении отраслей производства. Они функционально связаны между собой цепной связью: одни для других дают необходимые средства производства, в том числе и те, которые производят предметы потребления и тем самым доставляют для всех других средства восстановления рабочей силы. Конечно, это не простая линейная цепь: если, например, металлургическая промышленность дает железо, сталь и проч. для машиностроительной и других отраслей, обрабатывающих металлы, то сама от них же получает машины и инструменты; угольная питает все другие топливом, а сама у многих из них берет орудия и материалы. Таким образом, цепная связь не раз переплетается возвратными ветвями; но, очевидно, это только делает ее еще более тесной.

Из цепной связи прямо вытекает определенная пропорциональность отраслей как необходимое условие равновесия хозяйственной системы: все они должны быть взаимно достаточны, иначе равновесие нарушается и происходит в той или иной мере дезорганизация целого. Перед нами целый цепной механизм, первое звено которого - производство основных средств производства, а последнее - производство предметов потребления, поддерживающих жизнь и трудовую энергию общества; при данной определенной технике соотношения всех звеньев этого механизма должны быть вполне оправданны.

По тем же основаниям объективная возможность расширения разных отраслей связана опять-таки пропорциональностью, конечно, поскольку не меняется техника и с ней само строение системы. Если, например, производство железа расширяется на 5%, то все отрасли, зависящие от него по цепной связи, вместе могут расшириться не более как на 5%, иначе для них не хватит потребляемого ими железа; а если они расширяются меньше этого, то часть производимого железа остается излишней, неиспользованной. Равным образом отрасли, дающие средства для производства железа, очевидно, должны были доставить их на 5% больше прежнего, т.е. должны были сами расшириться на 5%.

Вследствие такой зависимости расширение хозяйственного процесса в целом, организован ли он стихийно-анархически или планомерно подчиняется закону наименьших; и ясно, что расширение хозяйственного целого зависит от наиболее отстающих его частей. Так, предположим, что для нового цикла производства какой-нибудь из необходимых его элементов может быть получен в количестве, увеличенном против прежнего только на 2%, между тем как другие элементы могли бы возрасти на 4, на 6, на 9% и т.д. В таком случае и расширение других отраслей будет реально успешным лишь в пределах 2%; а если оно и пойдет дальше этого, то окажется бесплодным, или сменится соответственной задержкой...» (С. 274-275).

В пятой главе, начинающей второй том, А.А.Богданов при описании закона расхождения приходит к следующему выводу: «Итак, во всех областях опыта, на всех ступенях организованности подтверждается одна и та же закономерность:

системное расхождение заключает в себе тенденцию развития, направленную к дополнительным связям» (С. 21).

По сути развития - всеобщий философский закон единства и борьбы противоположностей. Автор пишет о второй тенденции закона расхождения. «Системное расхождение заключает в себе и другую тенденцию. Вместе с условием устойчивости - дополнительными связями, оно развивает также определенные условия неустойчивости: порождает «системные» противоречия. Противоречия эти на известном уровне их развития способны даже перевешивать значение дополнительных связей. Случаи такого рода бесчисленны в опыте; они основной материал для поэтической формулы Гете:

«Нелепым разумное стало,

И благо во зло обратилось».

Любой сложный организм, например человеческий, путем дифференциации элементов развивается прогрессивно до известного предела, за которым начинается упадок - старость. Этот упадок в свою очередь прогрессирует вплоть до его естественного конца - смерти. В чем тут дело?

Системное расхождение означает возрастание организационных различий между частями целого, увеличение тектологической разности. Это и есть основа противоречия.

Сила организма заключается в точной координации его частей, в строгом соответствии разделенных и взаимосвязанных функций. Это соответствие сохраняется при постоянно идущем возрастании тектологических разностей, но не безгранично: наступает момент, когда оно уже не может вполне удерживаться и начинает идти на убыль. Части целого становятся «слишком различны» в своей организации, настолько различны, что находятся и по самому темпу жизни, и по силе их относительного сопротивления среде. А это неизбежно ведет к дезорганизации, более медленной или более быстрой, смотря по сумме условий» (С. 24-25).

А.А.Богданов обращает внимание на два пути подавления обществом личности: «светский» - метод насильственного принуждения; «духовный» - метод идеологического связывания людей, по существу также принудительный и ограничительный - сужения их опыта, стирания их индивидуальности, обуздания их воли страхом наказания и надеждой на награду» (С. 68).

Далее А.А.Богданов приводит свое понимание двух систем развития общества, которые, на наш взгляд, противоречат его центральной идее о стихийности и планомерности развития той или иной систем. Здесь он говорит об анархии и борьбе классов. Но и из этого фрагмента можно позаимствовать у автора много идей для исследования современного общества. «Экономисты резюмируют противоречия капиталистически-классовой системы в двух понятиях: анархия производства и борьба классов. В чем заключается тектологический смысл этих понятий?

Анархия производства сводится к разобщению внутренней жизни предприятий. Подобно тому, как организм строится из специализированных элементарных группировок - предприятий. Экономическая связь их воплощается в обмене товаров, в «рынке»; это - внешняя сторона жизни предприятий. Но в ней они выступают как борющиеся единицы: усилия покупателя и продавца направлены противоположно, так же и усилия, например, двух конкурирующих продавцов или покупателей. Этим путем образуются бесчисленные дезингрес- сии - «война всех против всех», а дезингрессия в области соприкосновения двух комплексов является, как было выяснено, моментом их разъединяющим, разрывом их связи.

Получается кажущееся противоречие: рынок есть экономическая связь предприятий, и он же есть их разобщение. Но тут надо вспомнить, что разрыв связи никогда не бывает абсолютным, а всегда только относительным; именно, он относится к тем специальным активностям, которые образуют пограничную дезингрессию, т.е. которые направлены противоположно со стороны одного и другого комплекса. В данном случае, какие это активности?

На рынке враждебно сталкиваются не физические силы людей, а их воли. Продавцы и покупатели выступают там как полновластные организаторы или распорядители каждый своего хозяйства и в качестве таковых проявляют взаимно противоположные стремления. В сфере этих организаторско-волевых активностей и развертываются дезингрессии рынка. Следовательно, и разрыв связи хозяйств, и их взаимная изоляция относятся к области организаторсковолевой; только в этом смысле «организация каждого хозяйства независима и обособлена». Нет прямой конъюгации хозяйственно-руководящих волей, - нет результирующей из такой конъюгации - общей руководящей воли. Это и означает «анархию производства» со всеми вытекающими из нее противоречиями, развивающимися в экономической системе» (С. 70-71).

Продолжая развивать идею о борьбе классов, автор пишет: «Организаторско-волевые активности в начале капиталистической системы концентрировались в господствующих классах, а в низших классах они существовали тогда лишь в рассеянном состоянии и в малых количествах; непосредственно трудовые активности были распределены в обратных этому соотношениях. Такова первоначальная структура системы, подобная прежнему разделению высших и низших сословий при феодализме. Естественно, что и системное расхождение шло в направлениях, аналогичных прежним, только несравненно быстрее, соответственно новому темпу развития. Организующие функции господствующих классов - буржуазных - все более сосредоточивались и продолжают сосредоточиваться на их общественной жизни и поддержании ее условий, т.е. на эксплуатации, распределении и потреблении продуктов, а классы, подчиненные по закону дополнительных связей накапливают и концентрируют новые организаторско-волевые активности в сфере своего трудового существования. Столкновение старых и новых организующих активностей воплощается в борьбе классов - втором из основных противоречий классовой системы.

Здесь - другая группа дезингрессий, резко разграничивающая две части общества. Ею исключается взаимопроникновение обеих частей, их конъюгаци- онное сближение, а вместе с тем ускоряется дальнейшее их расхождение и дальнейший рост противоречий между ними: разграничивающие дезингрессии усиливаются и умножаются, граница между классовыми комплексами становится все более непереходимой. В наше время расстояние между пролетарием и капиталистом несравненно больше, чем 50, а тем более 100 лет назад, и оно продолжает увеличиваться, а маскирующие его остатки промежуточных групп, так называемых полубуржуазных, уцелевших от прежнего строя, в котором буржуазия с зародышами пролетариата была одним сословием, тают, расплываясь в двух главных обособляющихся комплексах, по мере их расхождения.

Ибо всякое системное расхождение подразумевает, конечно, исчезновение промежуточных группировок: подбор, благоприятный для крайних расходящихся тенденций, естественно, неблагоприятен для средних группировок и либо разрушает, либо «поляризует» их, т.е. поддерживает и усиливает внутри них эти же тенденции, вследствие чего элементы их распределяются между крайними группировками.

Наконец, та сеть идей, норм, учреждений, которая закрепляет строение системы, неизбежно отстает от быстро развивающейся живой ее ткани. Так как эта сеть первоначально вырабатывалась и затем поддерживается именно господствующими классами в их организаторских функциях, то при их расхождении с классами подчиненными она оказывается в противоречии с жизненными условиями этих последних, а тем превращается в культурную форму для господствующих только классов; классы же подчиненные вырабатывают по принципу дополнительных связей новые закрепляющие формы для своей собственной жизни и опыта: особую классовую идеологию, особые классовые учреждения. Получается расхождение идеологических систем с еще целым рядом специфических противоречий: идейная и политическая борьба между классами.

Таким образом, во всех сферах жизни социального целого дезорганизационный момент нарастает, принося в своих бесчисленных проявлениях колоссальную и постоянно прогрессирующую растрату социальной энергии. Этим ставится тектологическая задача нашей эпохи. И коллективное творчество различных классов дает ее предварительные решения в современных социальных идеалах» (С. 73).

А.А.Богданов приходит к следующему выводу в отношении экономики. «Как видим, - пишет он, - большинство указанных построений предполагает устойчивую системную дифференциацию экономики общества. А нам уже известен тектологический закон развития при такой дифференциации: возрастающее расхождение частей системы и прогрессивное накопление дезорганизационного момента. Это - результат совершенно неизбежный, если только не гарантирована полная остановка общественного развития, а такой гарантии в природе и в жизни быть не может, да и сами сторонники подобных идеалов отнюдь не думают ее давать» (С. 76).

«Независимые, свободно образованные и только свободной федерацией связанные общины, - описывает подробнее анархический идеал А.А.Богданов, - которые по мере надобности обмениваются своими продуктами, означают прежде всего сохранение анархии производства. Обмен - выражение этой анархии, а сущность ее заключается в обособленности организаторско-волевых активностей и в их столкновениях, дезингрессиях. В пределах каждой общины эти активности организованы, объединены в целое, которое можно назвать волей общины, но в акте обмена общинные воли выступают не только как независимые, но неизбежным образом как направленные противоположно: каждая община желает получить больше, отдать меньше и не может относиться к интересам другой общины, как к своим собственным. Тут уже имеется и дезорганизационный момент, и разъединение частей системы, ведущее к их прогрессивному расхождению, а значит, дальнейшему накоплению противоречий...» (С. 77).

В начале шестой главы автор указывает, что «развитие организационных форм путем системного расхождения дает в ряду прочих два специальных случая, особенно важных и по своей распространенности, и по тектологическому значению. Они «универсальные» не в том смысле, как ингрессия и дезингрес- сия, которые входят в определение всякой организации вообще, а в том, что развертываются до мирового масштаба и захватывают все области нашего опыта. Это два типа, играющие исключительно большую роль в организационном развитии; один всего более концентрирует активности, другой по преимуществу фиксирует активности, закрепляет их в данной форме, обусловливает максимальную прочность системы. Если пользоваться обычными терминами, расширяя, однако, их значение, то первый тип можно было бы назвать «централистическим», второй - «скелетным». Мы введем два новых обозначения - «эг- рессия» и «дегрессия», точнее соответствующие тектологической идее» (С. 99100).

Развивая одну из главных мыслей своего сочинения о том, человек отличается от животного разумом, автор в этой главе о значении мозга (в отличие от руководства некоторыми людьми в своих поступках животными инстинктами) пишет: «В человеческом организме есть свой центральный комплекс, именно - мозг. Все прочие органы, как принято говорить, подчинены ему, определяются им в своих реакциях. Эта связь имеет громадное значение для устойчивости организма в жизненной борьбе и для его развития: благодаря зависимости от одного центра активности-сопротивления целого могут концентрироваться на различных пунктах и направлениях в его взаимодействии с внешней средой. Судьбу системы, как мы знаем, решают все наименьшие относительные сопротивления враждебным влияниям среды; деятельность мозга позволяет увеличивать эти наименьшие там, где угрожает опасность или вообще имеется надобность: туда согласованно перемещаются активности других частей системы» (С. 113).

Свое видение на процессы, происходящие в мире, в т.ч. в социальных системах, А.А.Богданов развивает и в последующих главах.

<< | >>
Источник: Румянцева Е.Е.. Экономические дискуссии XXI века: М.Е. Портер, А. Смит, К. Маркс, Дж. С. Милль, Н.Д. Кондратьев, А.В. Чаянов, А.А. Богданов (конспекты и краткие рецензии трудов). — 2-е изд., испр. — М.,2011. — 300 с.. 2011

Еще по теме Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука:

  1. Тектология А.Богданова
  2. ЛИТЕРАТУРА
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  5. Рекомендуемая литература
  6. Рекомендуемая литература
  7. Богданов Александр Александрович (1873-1928 гг.
  8. ГЛАВА 10. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ДИСКУССИИ
  9. Экономические модели и эксперименты
  10. Нерешённые проблемы современного мейнстрим- экономикс и какой кризис переживает экономическая теория в начале XXI века
  11. ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ
  12. Методологическое введение в проблему организации финансов
  13. Вопрос 3. Совершенствование и развитие менеджмента.
  14. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
  15. СПИСОК ВИКОРИСТАНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
  16. § 4. Формування сучасної організаційної науки.
  17. Тема 4: радикализм и преемственность учений неоклассической экономикс
  18. СОДЕРЖАНИЕ
  19. Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная наука
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -