<<
>>

Сущность капитала и практика финансирования

Капитал в экономике образуется трояким образом: в производственной, потребительской и финансовой сферах. Наиболее известен самый старый способ — образование капитала накоплением путем отказа от потребления: накопленный капитал.

Такой вид образования капитала известен экономике давно. Но в экономике этот вид капитала не отличают от другого, который возникает в процессе производства в результате технического прогресса, создающего экономию труда. Совершенно иные условия образования этого капитала не принимают во внимание и считают, что предприниматель, превращая в личную собственность капитал, полученный на его производстве, и затем давая его взаймы или инвестируя, осуществляет процесс, похожий на процесс накопления у потребителя, который отказывает себе в определенных приобретениях за счет своего потребительского дохода. В этом заключается двойственность понятия «доход», которая исчезает при реальном мышлении и основанном на нем действии. Реальное мышление считает образующийся на предприятии капитал доходом предпринимателя, поскольку доход является мерилом спроса. Это объяснялось уже в начале третьей главы в связи с вопросом о «свободном образовании капитала». Третий вид капитала, наряду с накопленным и свободным, известен современной экономической науке как кредитный. При этом речь идет об образовании капитала буквально из ничего, путем произвольного создания денег. Процесс кредитования при этом не играет существенной роли, так как все капиталовложение осуществляется в форме ссудного капитала или участия в доле. Три способа образования капитала имеют различную экономическую перспективу во времени. В свободном образовании капитала действуют силы прошлого; образование накопленного капитала — феномен настоящего, отказа от покупки в настоящий момент настоящих товаров, так сказать, сиюминутное высвобождение из циркуляционного процесса, подразумевающее появление в нем новых покупателей; создание денег из ничего действительно только в будущем, в настоящее время — это прежде всего только ничто, не имеющее ничего общего с экономическим прошлым.
Создание капитала из ничего приводит непосредственно к необходимости решения проблемы сущности денег и их создания. Однако преждевременно рассматривать это ближе. Сначала необходимо вникнуть в проблему действия и движения капитала в связи с проблемой ценообразования, которая обсуждалась в третьей главе. Надлежит исследовать взаимодействие ценообразования и образования и исчезновения капитала.

Накопленный капитал является безвредным и не создает таких проблем, как свободный капитал. Он представляет собой своеобразный предмет солидного банковского кредитования. И обретает власть только в случае его одностороннего захвата и употребления политикой. Существуют так называемые государства народов-рантье, которые вкладывают накопленный капитал нации в политику. Но в экономических процессах такое использование капитала приобретает большое значение лишь при существовании взаимоотношений между капиталом, используемым в экономике, государстве и культурной жизни, и двумя другими формами капитала. Однако образование свободного капитала, вызванное проникновением духовной жизни в экономическую, является значительным носителем капиталистического элемента власти. Именно этот капитал дал имя так называемой «капиталистической» экономике, поскольку он олицетворяет и концентрирует динамику роста экономической жизни и органически развивается из этой жизни. Он — продукт индивидуального человеческого духа, проникающего в материю и составляющего наитончайшую квинтэссенцию денег. Поэтому животные не создают капитал, как не обладающие индивидуальным интеллектом, и поэтому в истории человечества свободный капитал появился только в новое время. Раньше капиталистическая экономика просто не могла возникнуть. Уже говорилось о том, что обычная система создания везде наценок по общей схеме для получения прибыли является свидетельством того, что еще не познана сущность обстоятельств образования капитала. За этими наценками скрывается на самом деле не капитал, а обычный трудовой доход. Если, например, «ремесленное производство» добавляет наценку для получения прибыли к себестоимости, то эта так называемая прибыль является предпринимательским доходом, или, иначе, потребительской прибылью владельца предприятия.

То, что в доходах предприятия выходит за рамки этой прибыли, что представляет собой не вознаграждение за произведенную работу, а чистую прибыль, это является капиталом, приобретающим форму денег. Современная форма образования капитала возникла случайно и неосознанно в результате схематичного расчета прибыли. Но правильное управление капиталом требует сознательного формирования и контролирования процесса образования капитала. Рассмотрение деталей перехода каптала в денежную форму приводит, к проблеме единых, стандартных цен. Единая цена обходит то, что различные предприятия, изготавливающие отдельные товары, находятся в различных условиях, из-за чего труд одних оценивается дешевле, а других дороже. Из-за этого вносится неизбежное напряжение в экономические производственные отношения, которое причиняют хлопоты, связанные с расчетом ценообразования и установлением по одному методу жестких государственных цен. Государственная политика цен приветствовала бы такую ситуацию, при которой все предприятия производили бы товар с одинаковыми издержками, чтобы легчебыло рассчитать единую цену. Этот мнимый идеал остается недосягаемым. Если бы его все же удалось достичь, то это означало бы исчезновение свободного образования капитала. Он возникает благодаря тому, что интеллектуальный прогресс, постоянно сопровождающий экономику, облегчает труд человека и усиливает его эффективность. Экономия труда проявляется в новых производственных формах и изобретении хозяйственных потребительских товаров, использование которых облегчает жизнь человеку, как, например, средства передвижения. Рудольф Штайнер в четвертом докладе «Экономического курса» приводит пример, когда человек предоставляет за небольшую плату средство передвижения людям, вынужденным ежедневно ездить из дома на работу. Рудольф Штайнер говорит, что первая фаза капитала состоит всегда в том, что дух организует труд, разделяет его и т.д. Средство передвижения представляет собой духовно созданный имущественный капитал, который, в свою очередь, создает денежный капитал.
Этот процесс при использовании новых производственных средств, то есть прогрессивных методов производства, экономящих труд, приобретает такую форму, что снижаются расходы предприятия. Образование капитала становится возможным благодаря тому, что продолжает существо- ватьпрежняя цена товара. И тогда производству, продукция которого внезапно подешевела, достается «экстраприбыль», причем не в результате каких-либо экономических достижений, а за счет применения духа в рабочем процессе.

В принципе таким способом образования капитала не затрагивают того, что он может осуществляться, так сказать, в неблагородных формах с помощью недостойных средств. Если кто-либо с помощью рекламы поможет сбыту псевдонового предмета, например лечебного средства, или воспользуется бесполезной безделушкой, служащей моде или никчемной забаве, и получит на этом большую выгоду, то ведь на самом деле подобное приобретение капитала будет мнимым. Он существует, но лишен своей истинной основы — прогрессивной экономии труда. И если несмотря на это капитал все же образуется, то только потому, что прибыль потрачена зря и этим утрачена возможность ее другого эффективного применения. Но это крайний пример, который только в общих чертах показывает главное. Существенно только то, что подлинное образование капитала имеет предпосылкой постоянную единую цену: При производственном прогрессе, ориентированном на старые традиции, капитал образуется в виде дифференцированной прибыли, которая сохраняется до тех пор, пока не меняется прежняя цена. Она не изменяется обычно до тех пор, пока не произойдет новое снижение издержек производства. Если цена товара снижается, то производственный прогресс идет на пользу потребителя, воплощаясь в более дешевое снабжение. У производителей в связи с этим прекращается образование капитала. Такое изменение капитала при более низкой цене на товар порождает серьезную проблему ответственности за установление общей цены. Эта проблема еще и усложняется благодаря тому, что между обоими полюсами — образованием капитала и снижением цены на товар — существует огромная область применения капитала и управления им.

На ранней стадии капиталистической эпохи образование капитала происходило в основном в виде торгового капитала, то есть прибыли от разницы между куплей и продажей. В 17 веке необычная дифференциация цек на товары колониальных стран — Индии, Америки, Африки, — и развитых стран — Англии и Голландии, привела к образованию крупного свободного капитала. Основными его источниками были разум торговцев и их предпринимательский дух. Этот вид образования свободного капитала возможен только до тех пор, пока только небольшая часть Земли включена в хозяйствование на основе разделения труда. При таких условиях торговля существует за счет разницы уровней различных экономических структур. В небольших масштабах подобная разница уровней имеется всегда. Ее выравнивание является функцией торговли, что, в свою очередь, приводит к уменьшению особого образования капитала. Но в новое время преобладают производственные процессы, способствующие образованию капитала, поэтому управление капиталом становится социальной необходимостью.

Для правильного управления капиталом прежде всего надо решить вопрос: кому принадлежит капитал? Согласно абстрактному представлению, заимствованному из римского права, предприниматель становится собственником всего того, что образуется на его предприятии как экономические стоимости. Это может означать, что он также получает в «собственность» то, за что он не вносит никакого трудового эквивалента, он получает то, что в конечном итоге обозначают словом «прибыль». Чрезвычайно примечательно несоответствие между общими правовыми представлениями сотрудников предприятия и существующей ситуацией, когда общий капитал, образуемый в хозяйстве в форме прибыли предприятия, превращается в частные доходы владельца или руководителя. Если однажды люди полностью поймут сущность и первоначальную причину образования свободного капитала, они убедятся в несправедливости и невозможности того, что владелец предприятия автоматически получает в собственность получаемый на его предприятии капитал. Не случайно отмена собственности на средства производства стала основной идеей пролетарского социализма. Вообще свободное образование капитала, как известно, стоит в центре всех социальных революций нового времени. Настоящая братоубийственная война была развязана пролетариатом для решения вопроса, кому должен принадлежать капитал, присваиваемый предпринимателями, которые тем самым устанавливают личную власть.

И все же нельзя безапелляционно утверждать, что предприниматель основательно и полностью должен быть лишен собственности на капитал. Не существует таких экстремальных прав, чтобы лишить предпринимателя всех притязаний на капитал, как это делают марксисты, или чтобы передать предпринимателю весь капитал, как это принято в либеральной экономике. Представитель последней, экономист Иосиф Шумпетер в своей книге «Теория экономического развития» разработал теорию, по которой образование капитала является заслугой только предпринимателей, так как они используют новые комбинации, как он это называет, в результате чего накапливается денежный капитал = прибыль, что и предоставляется в распоряжение для выплаты процентов и предпринимательской прибыли. Эта предпринимательская прибыль с легкостью объясняется как экономическое вознаграждение за новые комбинации в области производства и сбыта, на которые отважился предприниматель. Все это очень логично, продумано вплоть до деталей, но все же является полуправдой. Действительно, известны предприниматели, например — Аббе, Крупп, Форд, Бенц и другие, которые были изобретателями, проложившими новые пути в области техники, или открывали и внедряли новые методы работы. Большинство из них были интеллектуальными собственниками того, что производили. И часто гении- практики делали плодотворными гениальные открытия в области естественных наук, например Маркони, который на основании «волн Герца» создал беспроволочный телеграф. Необходимо признать духовные достижения тех предпринимателей, которые расчищают экономические пути для того, что изобретено другими. Они имеют право на часть капитала, образованного в результате их трудов, но только на часть. Что касается предпринимателей, которые были великими творческими личностями, то следует четко понимать: технические новшества, появившиеся в результате их духовной деятельности, коренятся в почве современного естествознания и в современной силе мысли. Изобретателями паровой машины, электротехники, бензинового двигателя, конвейерной работы были также и такие великие мыслители, как Леонардо, Бэкон, Ньютон, Лейбниц,

' Кант и другие. То, что они ввели в сознание человечества, получило дальнейшее развитие на протяжении веков и поддерживалось родителями, учителями и воспитателями, и Те выдающиеся личности, которые позднее как изобретатели обогатили экономическую жизнь, имели возможность получить необходимое для этого духовио-душев- ное воспитание. Их, может быть, еще живущие учителя и воспитатели непосредственно участвуют в изобретательской деятельности своих воспитанников и могут претендовать на часть материальных доходов, когда их воспитанники получают огромные деньги. Однако поскольку эти учителя сами обязаны своими способностями в основном общему состоянию культуры народа, который передал им эту культуру через их учителей и воспитателей, то нельзя полностью приписывать плоды духовного, умственного труда индивидуально тому, кто им занимается. Гениальный изобретатель не должен забывать, что он не открывал исчисление бесконечно малых величин и не смог бы овладеть им без посторонней помощи, и что всеми своими изобретениями он обязан тем, кто занимался познанием природы. Уже по этой причине изобретение и его практическое значение не могут оставаться частным делом изобретателя ни в отношении распространения среди людей, ни в отношении притязаний на его результаты.

Только понятием «всеобщая духовная жизнь» можно определить ту инстанцию, которая ответственна за интеллектуальную творческую деятельность и вместе с тем за ее материальные результаты. Отсюда следует, что настоящими инициаторами образования свободного капитала в экономической жизни являются не предприятия и не их руководители и владельцы, а представители духовной жизни в их совокупности. А поскольку они являются причиной образования капитала, то они ответственны и за его применение. В более высоком смысле; они — владельцы капитала. При этом не теоретически, а практически, исходя из духовных истоков образования капитала в экономике, следует, что имеют право располагать капиталом и решать, как его использовать, только представители духовной жизни, к которым принадлежат также инженеры, руководители производств, предприниматели, а также занятые умственным трудом рабочие и служащие.

В отдельности ни предприниматели, ни рабочие, ни государство не являются настоящими инстанциями для управления капиталом. Там, где один из них претендует на это, обязательно возникает нечто антисоциальное в жизни людей. Поэтому необходима так называемая беспристрастная структура управления капиталом. В этом нет ничего утопического. Утописты, измыслив идеальный общественный порядок, постоянно пользуются deus ex machina (Богом из машины), поскольку люди сами никогда не будут осуществлять их измышления, и несомненно, HTodeus ex macliina у них — государство. Беспристрастное управление капиталом невозможно для кажущегося всемогущим «государства», оно возможно только для инстанции духовной жизни. Это следует, из социальной логики экономического образования свободного капитала, который является основным результатом духовного импульса, действующего в экономической жизни. По этой причине экономическим эквивалентом этого импульса должен стать контакт с людьми, которые являются фактическими носителями духовных импульсов. Речь идет о представителях духовной жизни; это не только те, кто в качестве изобретателей предлагает новые экономические идеи или в качестве предпринимателей претворяет эти идеи в жизнь. Прежде всего это — представители науки и сферы воспитания, причем не только математики, техники и представители естественных наук, не только преподаватели высшей школы, но и народные учителя, вообще все, кто несет ответственность за образование человека; сюда относятся также правоведы, судьи и прокуроры, представители духовной жизни. Все люди, занятые в каком-то смысле умственным трудом, должны чувствовать определенную ответственность за капитал и его применение, и, исходя из этой ответственности, оказывать постоянное и решающее влияние на управление использованием капитала. Эту задачу нельзя осуществлять просто всей общностью сразу, но с этой целью возможно образование ассоциации, имеющей прочную внешнюю структуру, которая должна в социально ответственных формах заниматься использованием капитала наилучшим образом.

Необходимо иметь четкое представление о таком ассоциированном управлении капиталом. Не было бы ошибкой считать, что духовная жизнь получает капитал для его расходования. Речь идет о деятельности духовной жизни для правильного использования капитала. Задача ассоциации не в том, чтобы иметь дело с капиталом. Она должна лишь бескорыстно управлять использованием капитала. Управляющие капиталом сознают, что своим возникновением он обязан духовной жизни. Они заинтересованы в том, чтобы капитал вкладывался бескорыстно и направлялся на социальные нужды. В то же время в ассоциированном управлении капиталом представлена собственность на капитал народного хозяйства. В такой форме конкретно проявляется собственность всеобщей духовной жизни на капитал. Человек, которому передается капитал для определенного продуктивного применения, принимает его в качестве ссудного капитала или в форме временной собственности на срок, в течении которого он несет ответственность за его продуктивное применение. В подобном виде управление капиталом может удовлетворить социальные чувства всех людей. Чтобы пояснить сказанное, рассмотрим некоторые отдельные вопросы.

Свободный капитал, образующийся в результате действия духа, проявляется в экономике в конкрстноіі форме, то есть в виде денежной суммы. Это результат затраты духовных сил, направленных на технические и организационные усовершенствования производства, результат экономии труда, а не «работы» предприятия. Речь идет об образовании свободного капитала. Все это не относится к накопленному капиталу или созданию денежного капитала из ничего. — Естественно, это не имеет отношения и к псевдокапиталу, образуемому в неупорядоченной, основанной на конкуренции системе экономики в результате спекуляции, дифференцированной прибыли, завышения цен или иных путей обогащения, возникающих благодаря монопольному господству на рынке. То, что Маркс называл «прибавочной стоимостью» и пытался представить как грабеж и эксплуатацию рабочего, на самом деле есть процесс образования свободного капитала, к которому, особенно на ранней стадии капитализма, действительно присоединялся элемент грабежа и нечестного обогащения за счет насильственного снижения заработной платы. Маркс вообще не замечал духовного фактора образования капитала, он, согласно материалистическому пониманию истории, даже не допускал такой возможности; в своих обобщениях частичную эксплуатацию он описывал как полную. — На самом деле в системе организации деятельности предприятия рабочий отвечает не за капитал, а за работу; за капитал отвечает руководство предприятия или, так сказать, его владелец. В общеэкономических масштабах, напротив, существует социальная ответственность за капитал и его применение. Она относится уже не к отдельным предприятиям и их руководству, а к управлению капиталом в целом. Поэтому в ассоциированной экономике не может быть абсолютной, так называемой вечной и неограниченной, собственности на капитал, а только собственность, ограниченная сроком жизни или работоспособностью владельца, и высшей целью применения капитала; и эта собственность существует до тех пор, пока руководитель предприятия правильно ее использует (см. Францискус Отт. «Ограниченная сроком собственность как результат эмпирического правового воззрения», Цюрих, 1977).

Использование капитала в либеральной экономике осуществляется исключительно с экономических позиций, то есть с целью получения непосредственного денежного дохода. В действительности же существуют три возможности применения капитала, и об этом должны знать те, кто желает им управлять.

Во-первых, в экономической жизни капитал появляется, применяется и инвестируется в нее; он приносит денежный доход. Такую возможность применения капитала рассматривает экономическая теория.

Во-вторых, часть капитала может быть предоставлена в распоряжение государственно-правовым структурам, поскольку они служат государственным целям и не окупаются непосредственно экономически . До сих пор государство владело определенной частью хозяйственного капитала, получаемого за счетили обложения капитала налогом, или практикуемой прежде всего во время войны особой политики цен на государственные заказы, или принудительных займов и прямых отчислений дивидендов.

Наконец, в-третьих, капитал может быть снова вложен в духов- нуюжизнь, то есть втворческий источник всех видов его образования. Для подобного применения, не дающего экономической прибыли, надо пожертвовать капиталом именно добровольно, а не по принуждению, не как в случае налогообложения. При более глубоком рассмотрении становится понятно, что вложение капитала в духовную жизнь является наиболее продуктивным, применение его в экономической жизни — относительно самым непродуктивным, а использование для государственных целей занимает промежуточное положение.

При ассоциированном экономическом строе будет само собой разумеющимся, что образование капитала — заслуга духовной жизни и что капитал, используемый в духовной жизни, не дает прямой экономической прибыли, но возмещается тем, что духовная жизнь творчески проявляется опять-таки в экономической жизни. Поскольку идеи, способности и достижения духа являются всеобщим достоянием, которое имеет возможность осваивать каждый и которое нельзя купить как товар, то капитал также должен быть дарован духовной жизни. Такое дарение будет играть в экономике будущего чрезвычайно важную роль. Без акта дарения применение капитала не может быть сбалансировано, что еще будет рассматриваться. Что касается экономической жизни, то здесь капитал даровать нельзя, здесь он дается взаймы или с условием других видов возмещений. Государство добивается поступлений из капитала путем принуждения, так как берет на себя лишние задачи. Оно не нуждалось бы в своих притязаниях на капитал экономики, если бы оно не управляло и в связи с этим не финансировало бы все дело воспитания, хозяйственное социальное обеспечение безработных и вообще большую часть хозяйственной жизни. Если бы институт дарения капитала в духовную жизнь был достаточно развитым — на пользу самому капиталу, — то духовная жизнь смогла бы уже в короткое время перейти к самоуправлению, и государству не нужно было бы заниматься ею и повышать налоги. — В конце концов, ассоциированное управление капиталом предусматривает двойную возможность; отчисление, с условием возмещения, в экономику и дарение в духовную жизнь.

Эта двойная возможность использования капитала вызовет необходимость взаимодействия ассоциаций духовной жизни и экономической жизни с целью управления капиталом. Первые будут стремиться вкладывать большую часть капитала в духовную жизнь, вторые захотят направить ее в экономику. Верные практические пути появятся, когда произойдет их кооперирование и объединение. При этом надо учесть следующее. Инициатива дарения денег духовной жизни может исходить от отдельных хорошо работающих руководителей предприятий, которыеимеютвэтом потребность, как например, Карнеги в Америке, но эту инициативу будут проявлять в более общем виде и сами производственные ассоциации. Ведь они противостоят доходам предприятия и могут решить передать часть капитала в виде дарения находящимся поблизости учреждениям духовной жизни. Они будут стремиться непосредственно к тому, чтобы предприятие вкладывало часть капитала в народное образование и специальное образование рабочих. В связи с этим появится возможность решить вопрос об освобождении школьного образования от управления государством. Было бы как нельзя лучше, чтобы хозяйственные предприятия проявляли бы подобную инициативу ввиду их большой заинтересованности в образовании своих рабочих. Народное образование, освобожденное от государства, не будет финансироваться из налогов, оно потребует дарения капитала непосредственно в образовательные учреждения. Это само собой разумеется, если учесть материал, изложенный в четвертой главе. Однако подобная благотворительность предприятий по отношению к духовной жизни должна регулироваться в рамках общего использования капитала, то есть требует определенного контроля в общих интересах. Для этого необходимы специальные инстанции управления капиталом, согласовывающие применение капитала в духовной и экономической жизни. Государственное обложение капитала налогом не входит в компентен- цию указанного здесь управления капиталом.

Для правильной оценки дарения капитала предприятиями наряду с большой потребностью экономической жизни в денежном капитале следует вспомнить, что здесь речь идет об экономическом строе, при котором существует не безграничная, а ограниченная по времени частная собственность на средства производства. В отношении денежного капитала действует нечто похожее. Руководство предприятия или предприятие располагает своим капиталом только на основании заемных или долевых отношений. Предприятие выступает в роли генерального директора, который арендует весь капитал. Единственный повод отстранения этого генерального директора состоял бы в его недееспособности. Очень важно, что каждого, кто не умеет правильно обращаться с капиталом, можно было бы отстранить от капитала, чтобы спасти последний. В конце концов это входит в компентенцию распоряжающейся капиталом корпорации. В отличие от экономического применения капитала, она имеет особую задачу передачи капитала в руки наиболее способного. Последний не будет сталкиваться с необходимостью платить большие проценты. В ассоциированной экономике проценты не являются регулятором использования капитала. Здесь исчезает не только рынок труда, но и традиционный рынок ссудного капитала, превращающий капитал в товар. Экономический строй, превращающий свой капитал в товар, не знаком с дарением денег, ему известно только рентабельное экономическое вложение капитала. Поэтому такой строй и передает государству финансирование духовной жизни, которая в связи с этим переходит в его распоряжение и становится объектом его политических интересов. Другой недостаток этого метода управления капиталом состоит в том, что отсутствует гарантия предоставления капитала наиболее способным умам, поскольку большинство из них не могут платить максимальные проценты; позволить себе это могут в известное время только биржевые спекулянты. В этом также кроется причина того, что около 30% капитала в капиталистической экономике используется неправильно. — Вопрос о вложении капитала должен решать не процент, а научные достижения.

Подобные рассуждения помогают представить характер органов управления капиталом более отчетливо. Управление капиталом приблизится к реальной действительности, когда руководители предприятий, несущие ответственность за применение капитала в экономике, в кооперациях по применению капитала начнут в качестве представителей духовной жизни (!) вместе с учителями, учеными и деятелями искусства решать вопросы использования капитала. Подобная кооперация не является административным органом, поскольку образована не государством, а по инициативе самой духовной жизни. Она объединяется с различными ассоциациями экономики в зависимости от решаемых вопросов. Все инвестиции в экономическую жизнь могут быть направлены неправильно без участия ассоциаций экономики, так как сущность проблемы состоит в том, чтобы избегать ненужных инвестиций и чрезмерного скопления капитала. Итак, тот, кто задумал основать новое предприятие, должен прежде всего, об этом сказано во втором разделе, считаться с экономической ассоциацией. Она решает вопрос об экономической необходимости основания предприятия не только с конкурентами нового дела, но также с заинтересованными потребителями, рабочими и служащими экономического района. До момента основания и начала финансирования предприятия учредитель должен завязать отношения с органами управления капиталом.

Кто-то, к примеру, желает учредить экономическое предприятие.

Он обладает гениальным изобретением, скажем, транспортным средством, приводимым в движение солнечной энергией. Ассоциация производителей и потребителей экономического района, где должно быть основано предприятие, согласна с необходимостью его учреждения и с тем, что его надо профинансировать. Как поступает учредитель при наличии данного ассоциированного экономического строя? Ему нужны; во-первых, рабочие и служащие, во-вторых, капитал. Он знает, что должен со своими рабочими и служащими образовать производственную ассоциацию. Через абстрактное посредничество бирж труда осуществить это невозможно, требуется персональное привлечение. С помощью ассоциаций, располагающих рабочей силой учредитель подбирает кадры для своего предприятия. — Одновременно, а возможно и раньше, он должен заниматься строительством предприятия. Возникает проблема финансирования. Необходим капитал. В данном случае учредителю следует приобрести его путем личной инициативы.

Учреждение любого предприятия проявляется в жизни как комплекс конкретно вкладываемого капитала. Строятся здания, цеха, конторы, создаются и устанавливаются машины, приборы и другое оборудование. Все это производится за счет части финансирования предприятия, которая по своей внутренней сути переводится в свободный капитал, то есть не в накопленный и не в денежный капитал. Если при образовании свободного капитала откладываются деньги, то основу этого составляет свертывание, уменьшение объема денежного обращения производства, а не объема материального. Одинаковое количество товара тогда производится с меньшими затратами рабочей силы и денег. Освободившиеся деньги оседают в виде капитала. Но одновременно высвобождается и рабочая сила. Владелец капитала не может без связи с потребительским спросом расходовать освободившийся таким путем капитал, так как он не купит те товары, которые не смогут теперь купить высвободившиеся рабочие. Этот капитал, согласно упрощенному теоретическому положению, следует употребить на то, чтобы снова занять этих высвободившихся рабочих. Попросту говоря, они должны быть опять заняты с помощью капитала, образуемого в результате их высвобождения: в рассматриваемом случае они создают новое полностью оборудованное предприятие. В действительности все происходит не совсем так. Принцип подобного финансирования базируется на предпосылке, что везде, во всех областях народного хозяйства — и это соответствует действительности — образуется капитал и происходит высвобождение рабочих. В нормальное время этот процесс осуществляется в таких масштабах, что невозможно учреждать столько предприятий, сколько позволяет образование капитала. В столько предприятий, сколько позволяет образование капитала. В капиталистической экономике, развивающейся без глубокого знания экономических законов, это связано с отложением избыточного капитала в земельных ипотеках или с его более или менее непродуктивным расходом на биржевые спекуляции, спекуляции с землей, основание концернов, а также на предметы роскоши. В ассоциированно организованной экономике часть капитала, используемая неэкономически, составит основу дарений в духовную жизнь и послужит реальной подосновой для того, чтобы эти денежные дарения содействовали правильной организации хозяйственной жизни. Деньги, предоставляемые как дарения на развитие духовной жизни, могут правильным образом поступать только из свободного капитала, но не из накопленных денег или из денег, создаваемых только за счет увеличения их объема.

Итак, в экономической жизни образование капитала обычно превышает его расход. В эпоху капитализма этот капитал или «умирает», или растрачивается. Современная проблема, возникающая в связи с этим, — это распределение капитала между экономической и духовной жизнью. Оба направления, новые экономические структуры и дарения в духовную жизнь, финансируются, в первую очередь, из того же источника — из свободного экономического капитала. В обоих случаях может быть использован и накопленный капитал. Например, никто не может препятствовать предоставлению сбереженных денег духовной жизни, но только этим путем нельзя основывать благотворительные учреждения. Новое предприятие также может быть учреждено на основе накопленного капитала. Почему бы и нет? Оно возникает при отказе потребителя от вклада. Существуют вкладчики, длительное время собирающие свои деньги, с целью страхования жизни, на приданое, старость, на случай потери работы. Эти сбережения могут служить для долгосрочного финансирования. Деньги, накопленные за короткий срок, наоборот, могут предоставляться взаймы в форме оборотного капитала. В ассоциированной экономике заинтересованность в долгосрочном накоплении отпадает, поскольку она возникла в капиталистической экономике по причине получения вкладчиком доходов в виде процентов. Проценты в ассоциированной экономике должны быть такими низкими, чтобы на них невозможно было существовать; тогда они потеряют свою функцию регулятора использования и управления капиталом. В ассоциированной экономике невозможен рынок капитала, так как капитал в ней не превращается в товар. Процентные правила, действующие в капиталистической экономике, заменятся, как уже было сказано, познанием, осуществлямым в ассоциациях.

При капиталистическом экономическом строе рынок капитала появляется благодаря тому, что свободный капитал неправомерным образом превращается в частные доходы, будь то доход владельца или директора предприятия, будь то доход инвестора в виде дивидендов или процентов. При таких условиях свободный капитал используется только теми, кто получил его в виде дохода, и только в экономике, так как это непосредственно приносит доход. Имнеизвес- тно использование капитала путем дарения в организации духовной жизни, в частности на образование, они, возможно, знают лишь об исключительных случаях с американскими мультимиллионерами. Хотя даримый капитал не приносит доходов непосредственно дарителям, для социальной жизни он является гораздо более продуктивным, чем инвестиции в экономическую жизнь. Это главная причина, по которой капитал, образующийся в экономике, может использоваться только на основании общего здравого смысла. Если этого не происходит, то избыточный капитал проявляется в стремлении людей получать непосредственный доход, ищет убежища в упомянутых непродуктивных, фиктивных инвестициях или перенасыщает производственную сферу, что приводит к кризисам и войнам.

Социальная форма передачи капитала в капиталистической экономике — ссуда или паевое участие. Паевое участие, основной формой которого является акция, представляет в распоряжение предпринимателя капитал в безвозвратной, несрочной форме. Обычные случаи возврата капитала — ликвидация и слияние. Ликвидацией или банкротством заканчивается срок жизни капитала в форме вынужденного уничтожения. Срок жизни капитала и права на ренту с него, на так называемые дивиденды, подразумеваются, собственно, бесконечными. Дивиденды могут быть выплачены только из свободного капитала предприятия, поскольку они выходят за пределы обычной выплаты процентов. Руководство предприятия стремится защищать свободный капитал от распределительных выплат, предпочитая инвестировать свое предприятие или какие-либо другие. Самофинансирование и инвестирование — две формы, в которые, исходя из капиталистической заинтересованности в прибыли, переводится свободный капитал. Он становится причиной нескончаемого расширения предприятий, их инкорпорирования и сращивания одного с другим. Это превращается в самоцель, а потому действует вразрез с экономикой и вызывает кризисы. Капитал, служащий для самофинансирования, укрыт от всякого риска: его не ссужают, он не облагается процентами и не подлежит возврату. Поэтому он представляет собой «идеальное» оружие в конкурентной борьбе, когда хотят полностью разорить конкурента сбиванием цен. Недостаток самофинансирования состоит в том, что оно не может осуществляться на основе чувства ответственности. Техника долевого участия в капитале стремится не к уничтожению противоположной стороны, но к овладению ею с целью монополизирования. Сказанное не означает, что так происходит всегда, но там, где имеется свободный капитал, это становится возможным. Кроме того, существуют предприятия, специально созданные для прочного фиксирования свободного капитала на холостом ходу, как, например, холдинговые компании, концерны и все виды земельных кредитных учреждений, которые обеспечивают долгосрочный ипотечный кредит, служащий в большинстве случаев для регулирования наследства и финансирования покупки земельных участков. На рынке капитала документально оформленный паевой капитал в любое время через куплю и продажу может переходить в другие руки. Обычный некрупный акционер не принимает, как правило, участия в управлении предприятием; он имеет отношение только к дивидендам и интересуется только курсом прибыли.

В ассоциированной экономике все эти формы, в которых свободным капиталом распоряжаются более или менее несознательно и безответственно, существовать не смогут. Они должны быть заменены теми, которые лучше соответствуют экономической целесообразности. Также более не смогут существовать рынки капиталов и земельных участков, когда, наконец, будет понято, что капитал и земля не являются товарами и поэтому их нельзя превращать в товар. Причины такого отношения коренятся в экономике, а не в морали. Оба рынка — поглотители капитала в больших масштабах, вампиры капитала.

В экономике, в которой действует здравый экономический смысл, не смогут существовать всевозможные злоупотребления капиталом: расточительство, неправильное управление капиталом, перенасыщение им, засилие иностранного капитала и диктат капитала, оседание капитала мертвым грузом в ипотеках и земельных банках, его насильственное уничтожение в форме банкротства. Но устранить все это можно только ассоциированными методами. Для претворения их в жизнь требуется нейтральная инстанция, руководствующаяся общими интересами и экономическим здравым смыслом. Такой инстанцией как раз и является орган управления капиталом, состоящий из представителей духовной жизни. Но этот орган — не орган накопления капитала. В его задачи не входит собирание капитала для последующего честного его распределения, то есть предоставления в распоряжение наиболее достойным. Он не напоминает собой генерального предпринимателя по типу авторитарного государства, который управляет всем капиталом народного хозяйства. Скорее его можно сравнить с правовым органом самообороны, который хочет препятствовать злоупотреблению капиталом сам по себе, а не силой государства. Для достижения этой цели орган управления капиталом выполняет двойную функцию, познавательную и волевую. С одной стороны, он должен быть органом познания, информативным органом по всем вопросам образования свободного капитала, с другой стороны — посредником для использования этого капитала.

В качестве органа познания он изучает состояние свободного капитала. Такое познание возможно благодаря правильным балансам: их не применят практики с целью завуалирования скрытых резервов свободного капитала посредством необоснованных, не соответствующих действительности списаний. Законные инструкции по составлению балансов, существующие сегодня, будут исполняться безоговорочно, когда в ассоциированной экономике отомрут имеющиеся до сих пор причины образования скрытых резервов капитала. А они исчезнут как со стороны налогов, так и в отношении политики дивидендов и конкурентной борьбы. Органу управления капиталом должен быть полностью известен свободный капитал, образуемый на предприятиях.

Как посредническому органу ему противостоят определенные обстоятельства. Образование свободного капитала обязано своим появлением всеобщей духовной жизни. Поэтому свободный капитал не может просто перейти в частную собственность тех, кто занят в сфере его проявления, то есть предприятиям. Однако дело обстоит так, что предприятия, на которых образуется свободный капитал, имеют с ним тесные материальные отношения, наподобие отношений родителей со своими детьми, которые несмотря на это не являются и не должны быть их частной собственностью. Иначе это было бы рабством. Таким образом, свободный капитал не может быть порабощаем на предприятиях, где он зародился. Но его нельзя и просто отнимать, как нельзя отнимать детей у родителей. Его также нельзя изъять по какой-то схеме, потому что он иногда вообще не ликвидируется. Как реализуются в таких условиях методы ассоциированной экономики?

Они предусматривают три направления использования капитала, управление которыми возможно при наличии договоров и соглашений со всеми, кого это касается. Одна часть свободного капитала может бытьпередана претендующим на него руководителям предприятий, потому что они несут ответственность за капитал и могут в силу своих способностей использовать его для образования нового свободного капитала. Они имеют право на долю результатов своей деятельности, но не могут присвоить ее самовластно. Этому должен предшествовать правовой акт, разрешающий им присвоить эту долю. В совершении такого правового акта участвуют производственная ассоциация, производственный совет и орган управления капиталом. Таким образом, свободный капитал может стать частной собственностью, правда, с ограничением срока действия этой собственности.

Два других направления применения свободного капитала — духовная и экономическая жизнь. Что касается финансирования духовной жизни, то оно становится актуальным, когда вся система образования — школы, академии и высшие учебные заведения — выходят из-под государственного подчинения, и в сфере духовной жизни возникает самоуправление. Радикальное освобождение духовной жизни от государства, как показывает опыт, является насущнейшим требованием, представляет собой необходимость, соответствующую современному уровню развития человечества. Когда духовная жизнь освободится от всех государственных и экономических влияний и будет предоставлена единственно самой себе, появится вопрос о ее финансировании в этих условиях. Зависимое от государства финансирование духовной жизни осуществляется в форме принудительного дарения, называемого налогами. Вместо этого в будущем возникнет сознательное свободное дарение капитала со стороны экономики. Если будет понята в принципе законность этого метода, то можно не сомневаться, что воспитание и вообще вся культурная деятельность в искусстве, науке и религии обретут более широкую перспективу свободного использования денежных средств, чем предоставляемые государством с присущей ему тенденцией в случае необходимости постоянно экономить на задачах культуры. Оно всегда имеет средства на военные цели и менее всего оценивает уровень развития учреждений народного образования. Недостатки общего народного образования свидетельствуют о том, что государство не в состоянии управлять делом воспитания. Свободная духовная жизнь не может существовать без ассоциированной экономической жизни. А ассоциированное управление капиталом возможно только из свободной духовной жизни, преодолевшей материализм и бессилие современной культурной жизни.

Третье направление использования капитала — это сама экономическая жизнь с ее потребностью в инвестициях. Такая потребность возникает при основании новых предприятий и расширении старых. В ассоциированной экономике потребность в капитале удовлетворяется, как правило, при взаимодействии ассоциаций. Ассоциированное управление капиталом требует учитывать, что свободный капитал обязан служить не только экономике, но и духовной жизни, и оно должно знать о потребностях хозяйственной и духовной жизни. Также ему будет известно о массе свободно созданного капитала. Однако ассоциированное управление не сможет свободно распоряжаться этим капиталом. Это применение должно проистекать из сферы свободы. Если свободный капитал должен будет перейти в духовную жизнь, то предприятия не смогут находиться в оппозиции, так как эта форма использования капитала проистекает из их же интересов. Если это захотят понять, то прежде всего следует уяснить, что свободный капитал в ассоциированной экономике лишен тех возможностей применения, которые он имеет в основанной на конкуренции свободной экономической системе и которые обусловлены его полным переходом в частную собственность владельца предприятия или инвестора. Его нельзя ни распределить в качестве дивидендов, ни резервировать как собственный капитал, он не может ни служить для самофинансирования, ни переходить в виде пая в другие предприятия. Всех указанных возможностей не будет.при ассоциированном экономическом строе. Здесь самофинансирование как способ развития или основания любого учреждения подчиняется интересам и решениям ассоциаций. Частный заем, вклады участников с ограниченной ответственностью, скрытые инвестиции также представлены в ассоциированной экономике, но в ней стремятся учесть эти вложения капитала и дать им народнохозяйственную оценку. Частные инвестиции перестанут быть частным делом, публичное мнение будет подлежать ассоциированному контролю. Тогда нелегальные инвестиции, предпринимаемые вне интересов всего народного хозяйства, будут восприниматься как противоречащие экономическому здравому смыслу.

Такая экономическая целесообразность учитывает и то, что закрытие предприятий, неплатежеспособность и банкротство — не частное, но общественное дело. «Убыточное предприятие» создает своеобразную проблему в ассоциированной экономике. Собственно, это и невозможно в случае производства для потребности. Хотя рабочие несут ответственность за предприятие, они не могут нести бремя таких убытков. Это легко можно понять, поскольку рабочие должны отвечать за работу и применение средств производства, а не за капитал и управление предприятием. За убытки предприятия несет ответственность его руководитель, отвечающий за использование капитала. Именно поэтому он иначе относится к прибыли, нежели рабочие и служащие. Однако бывают производственные убытки, причина которых не в плохой работе персонально ответственного лица, а в состоянии общего экономического развития: например, если спрос изменяется и прежнее производство сворачивается или резко ограничивается. Когда в капиталистической экономике предприятие терпит банкротство, то нанесенный этим ущерб считается частным делом тех, кого это касается. В ассоциированной экономике ликвидация убыточного производства, неудачно учрежденного или закрываемого в виду бесхозяйственности или по другим причинам предприятия, является делом ассоциаций. Возникающие при этом потери капитала могут быть покрыты в соответствии с законами общего экономического здравого смысла. Эти законы должны действовать при финансировании и касаться ограничения срока действия долгов и вложений капитала. Об этом еще будет сказано. Прежде всего надо понять, что банкротство предприятия в ассоциированной экономике становится противоестественным и ненормальным явлением и что оно не может быть частным делом. В основном это объясняется тем, что управляют предприятием не только его владелец или руководитель, но полная производственная ассоциация, то есть объединение полярностей — руководства предприятия, отвечающего за капитал, и рабочих и служащих, отвечающих за работу, которые в качестве равноправных членов имеют отношение к капиталу, образуемому на их предприятии.

Тот, кто благодаря приведенным описаниям в состоянии пережить будущую социальную действительность, тот постигнет формы производственного финансирования в ассоциированной экономике. Если кто-либо имеет экономическую идею и хочет учредить предприятие с целью осуществления своей идеи, должен прежде всего заручиться поддержкой какого-либо заказчика. При выполнении этого условия он должен собрать рабочую силу, тех, с кем намерен объединиться в общей работе. Ему во всем оказывают помощь другие ассоциации. Наконец, он должен получить капитал для учреждения предприятия. Владение собственным капиталом является исключением даже в капиталистической экономике. Оставим теперь учредителя и обратимся к рассмотрению предприятия, которое образовало свободный капитал, скажем, в три миллиона марок. На этом предприятии все доходы уже распределены; но руководитель предприятия, однако, получает еще и из этого свободного капитала сумму 100 ООО марок в виде частного особого дохода за свое гениальное управление. Каждый из его сотрудников считает это в порядке вещей, тем более им известно, что руководителю предприятия эти деньги нужны для дальнейших исследований. По вопросу использования остального свободного капитала проводится производственное совещание. На совещании может иметь место следующее. 1. Рабочие предлагают использовать один миллион на образование. Орган управления капиталом согласен; это понятно. 2. Гениальный инженер, известный руководителю предприятия, хочет учредить свое предприятие, как в вышеуказанном случае. Его интересует, может ли он располагать капиталом. Руководитель предприятия готов предоставить ему средства. Это обсуждается с органом управления капитала. Тот дает согласие, так как ассоциация производителей и потребителей считает необходимым это предложенное для рассмотрения дело. 3. Изобретатель, желающий основать предприятие, неимеет рекомендации. Он обращается непосредственно в орган управления капиталом или в представляющее интересы этого органа учреждение. Орган управления капиталом располагает полной информацией о предприятиях, на которых образовался капитал. Он знакомит имеющего потребность в капитале изобретателя с руководством предприятия, и начинаются ассоциированные переговоры. Можно представить, что подобным человеческим образом организованная передача капитала приобретает дружеский характер. Это — тип доверительных отношений, подобных тем, которые возникают, когда коммандитист, ограниченно ответственный участник коммандитного товарищества, объединяется с предприятием коммандитного товарищества с неограниченной ответственностью. Можнотакже представить иные отношения. Предприятие, дающее капитал, участвует в новом учреждении, но не как акционер, жаждущий прибыли, а как заинтересованное лицо, несущее определенную экономическую ответственность. Такое предприятие, вложившее капитал, никак нельзя сравнивать с современными акционерами, узурпаторами свободного капитала. Объединившись с органом управления капиталом, предприятие решило добровольно предоставить капитал новым предприятиям. Инвестируемый подобным образом капитал можно назвать направленным или делегированным. Это похоже на форму долевого участия, то есть на неотзы- ваемую обратно инвестицию. Условия, при которых происходит такое долевое, тем или другим путем возмещаемое участие в капитале, должны быть согласованы. Данное долевое участие в капитале следует расценивать таким образом, что дающее предприятие считается не владельцем капитала, направленного на организацию новых предприятий, а только, так сказать, соучастником использования свободного капитала. Поэтому притязания на проценты и доход не носят частнокапиталистического принудительного характера, свойственного отношениям при свободном рыночном хозяйстве. Но эти рыночные отношения можно перестроить, если постараться правильно понять описанную здесь ситуацию передачи капитала и финансирования предприятий. Тогда станет ясно, что предлагаемые отношения в любом случае соответствуют человеческому здравому смыслу.

Кроме того, свободный капитал может перемещаться в форме ограниченных сроком процентных ссуд. Такой ссудный капитал вкладывается по трем ступеням, или направлениям, начиная от кредитуемых на несколько дней денег и вплоть до ссуд, рассчитанных на 19-20 и более лет. Если подробно изучить эти возможности перемещения капитала, то в них обнаруживается тройственность, соответствующая тройственной потребности в капитале на предприятии. Этим трем ступеням вложения капитала соответствуют разные продолжительности жизни капитала.

Первая ступень: устойчивые инвестиции, строительный капитал; срок жизни 30-50 лет.

Вторая ступень: устройства, машины, инструмент и т.д., которые можно назвать инструментальным капиталом; срок жизни составляет 5-20 лет.

Третья ступень: производственный капитал для текущего производства.; капитал для материалов и сырья; капитал для образования доходов (заработная плата и тому подобное); отсроченные выручки от продажи. Срок жизни определяется неделями и месяцами.

Эти три направления вложения капитала соответствуют по своим тенденциям трем формам денежного капитала. Для устойчивых инвестиций, строительного капитала, используется финансирование из делегированного, неотзываемого обратно, капитала или соответствующих ограниченных сроком ссуд из ссудного капитала; для инструментального капитала применяется долгосрочный ссудный капитал; для производственного капитала предоставляется текущий банковский кредит. Делегированный капитал уходит своими корнями в свободный капитал; ссудный капитал происходит от долгосрочных сбережений; банковский кредит возникает из краткосрочных сбережений или незанятых в настоящий момент платежных денег, или эмиссии бумажных денег. Сбережение обладает экономически ограничивающим сроки свойством, выделение дополнительных кредитов более продолжительно. Оба направления существенно не различаются, когда речь идет только о краткосрочном кредите до продажи продукции. Здесь неважно, какой капитал используется для финансирования. Если отсутствуют сбережения, то используются выделенные дополнительные кредиты.

Если всмотреться в окружающую действительность и в подлинные экономические закономерности описанных здесь правил применения капитала, станет понятно, что нет вечной и неограниченной частной собственности на капитал, средства производства и денежный капитал. Вся собственность на капитал сначала не индивидуальна, но она может стать таковой благодаря социальному акту. Было показано, что руководителю предприятия, на котором благодаря его гениальности образовался свободный капитал, справедливо присуждается егочасть. Он рассматривает эту часть как свою личную собственность, которую получает в виде трудового дохода. При этом речь идет не об авторитарном регулировании, которое, естественно, саботировалось бы, а о свободном правовом урегулировании, необходимом для экономики. Но в соответствии с ясным пониманием права эта материальная или денежная собственность на капитал, приобретенная за счет собственных способностей, должна быть ограничена во времени и по применению. Это необходимо в случае нетрудоспособности владельца или после его смерти, когда собственность может перейти к лицам, которые не сумеют воспользоваться ею должным образом. В данном случае следует особенно подумать о перемещении капитала в результате наследования супругам, детям и членам семьи. Абстрактная, не учитывающая наклонности человека передача собственности на капитал в рамках семьи не имеет социальных основ. Это несчастье для капитала и для тех, кто желает уготовить себе такое безответственное существование. Драгоценная сущность капитала может быть передана только тем людям, которые в силу своих способностей являются правомочными пользователями капитала, то есть сумеют направить его на общественные нужды. Однако это, конечно, не исключает возможности получения физическими наследниками собственника ренты от капитала, который им не разрешено унаследовать, или другого обеспечения, исходя из чисто человеческих представлений о справедливости. Это опять-таки соответствует здравому социальному смыслу. Чисто человеческой причиной является, например, необходимость поддержки несовершеннолетнего наследника и его воспитания.

Современное развитое правосознание поддерживает сложившуюся практику, в соответствии с которой человек, сумевший превратить капитал в виде дохода в частную собственность или вложить его в предприятие, управляемое им с полной ответственностью за капитал, должен обладать известной свободой распоряжаться капиталом в социально признанной форме после прекращения ответственности. По-человечески само собой разумеется, что тот, кто владел капиталом или отвечал за него, может передать ответственность своим наследникам. Однако эти решения не останутся чисто частным делом подобно тому, как в наше время каждый волен назначить своего наследника; но решения будут приниматься вместе с ассоциацией управления капиталом, к которой прямо или косвенно относится данное лицо, так как оно является представителем духовной жизни. Данное лицо вносит свои предложения в ассоциацию, и из своего образа мыслей ассоциация, в которой нет заинтересованных членов, примет вместе с ним лучшее решение по вложению капитала. Речь идет не о частном деле, а об общем социальном акте. Он может быть осуществлен в духе общественной открытости и справедливости и в форме человеческой благосклонности, присущей каждому человеку доброй воли. Существуют, естественно, границы. Само собой разумеется, что малую сумму капитала можно рассматривать и применять для потребительских целей. Человек свободен регулировать эти границы. Нечто подобное проявляется при свободном определении границ налогообложения имущества и наследства.

С капиталом, следовательно, связан совсем особый характер собственности. Вид его перемещения напоминает старые феодальные, ленные отношения. Однако собственность на капитал в окончательном виде нигде персонально не локализована. Она сосредоточена, в конце концов, в ассоциации духовной жизни, не образуя ее частную собственность. Корпорации управления капиталом не дано право применять капитал в своих интересах, выдавать или расходовать его на цели духовной жизни. При таком управлении капиталом старое застывшее римское понятие частной собственности было бы оставлено, и на его место пришло бы новое очень подвижное представление о собственности. Это понятие нуждается в более четком рассмотрении правовым мышлением и в точном понимании.

Если объединить различные стороны и правила, которые должны регулировать капиталистические отношения с точки зрения социальных и экономических интересов, в общую картину, то уже больше не покажется странным, что их не сразу захотели внедрять в современные обычные отношения. Тенденции к устранению приватизации капитала и к его управлению на основе повышенной ответственности несомненно растут. Эти правила станут само собой разумеющимися только в том случае, когда вся экономика будет сформирована в ассоциированно-человеческом смысле.

<< | >>
Источник: Вилькен Ф.. Самостоятельная экономика как условие развития общества /Пер. с нем. Е.Л.Ардабацкой. — М.: Антропософия,1994. — 224 с.. 1994

Еще по теме Сущность капитала и практика финансирования:

  1. 2.1. Источники различных форм капитала коммерческих банков
  2. 1.2. Экономическая сущность финансовых посредников, их функции и формы организации
  3. 1.2. Природа специфичности основного капитала и проблемы его возобновления в сельском хозяйстве
  4. 1.1. Сущность корпоративного управления
  5. Сущность, виды процентных ставок и задачи их статистического изучения
  6. 1.1. Социально-экономическая сущность и роль ипотечного кредита в рыночной экономике
  7. ГЛАВА XXVI КРЕДИТ В ЭПОХУ ФИНАНСОВОГО КАПИТАЛА
  8. Сущность капитала и практика финансирования
  9. Сущность и принципы жилищного кредитования
  10. Особенности формирования финансового капитала страны в условиях глобализации
  11. 16.2. Понятие стоимости капитала и принципы его оценки
  12. 6.1.Сущность и классификация капитала предприятия
  13. Социально-экономическая сущность государственного кредита
  14. 10.7. Привлечение иностранного капитала в целях финансирования
  15. 4.4. Теоретические подходы к определению оптимальной структуры капитала [8, 17]
  16. Транснациональные банки: сущность, особенности и виды
  17. Тема 32. Организационные формы финансирования
  18. §1. Понятие и сущность муниципального кредита
  19. Источники различных форм капитала коммерческих банков
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -