<<
>>

Современные тенденции коэволюции государства и экономики

В экономической теории некоторые аспекты эволюции государственного взаимодействия с экономикой рассматривались применительно к формированию капиталистической экономики'.

Так Дж. Хикс, при исследовании становления рыночной экономики, выделил три фазы: первичная фаза - торговая экономика, средняя фаза развитие рынков капитала и денег, современная фаза - современная промышленная рыночная экономика". Одним из критериев выделения указанных этапов выступает "способность государства регулировать экономику. Именно сила государства, гарантируя соблюдение контрактов (прежде всего, в торговле и финансовой сфере), прав собственности, обеспечивала стабильность процесса формирования и развития рынка, трансформацию дорыночной экономики в рыночную. Дж. Хикс подчеркнул, что управленческие возможности государства возрастают при переходе от нерыночной экономики к рынку и по мере развития последнего укрепляются '. Эта тенденция отражается в законе А. Вагнера, который фиксирует возрастание государственной активности в отношении индустриального общества, материально обеспечивающего ее рост. Закон утверждает, что «промышленное развитие должно сопровождаться ростом доли государственных расходов в валовом национальном продукте»'1.

По нашему мнению, указанная тенденция характерна и для постиндустриальной стадии. Однако на этот счет в экономической теории нет единого мнения. Тенденция к социальной направленности государственного регулирования экономики оценивается экономистами по-разному.

Точка зрения. отраженная российскими экономистами А.Илларионовым. Н.Пнвоваровоп, заключается в том, что возрастание объемов перераспределяемых государством доходов общества есть следствие

f'

См.

A-ч.; а Зльяиов. Государство и радиитис //Мировая экономика и международные отношения. 2003. .N“1. »Хикс. Теория экономической истории. М. 2003.

там же. С. 132-133; 150-151.

Макроэкономика. Теория и российская практика. М. КноРус. 2004. С.220

ошибочных представлений о безграничных возможностях государства мобилизовывать доходы и перераспределять ВВП без ущерба для экономического развития[XI]. Анализируя данное положение применительно к современным развитым странам, В.Т. Гайдар, делает вывод об ограничении действия закона Вагнера в отношении постиндустриальной стадии[XII]. Но при этом он отмечает: «Реформы конца XX в. позволили лишь приостановить темпы роста государственной нагрузки на экономику. Почти нигде они не приводят к значительному снижению доли ВВП, перераспределяемого государством»1.

Другие экономисты полагают, что увеличение доходов государства есть следствие сбалансированной структуры двухсекторной экономики Наличие значительного государственного сектора, основывающегося на государственной собственности и государственном предпринимательстве, обеспечивает представительную демократию в обществе и социальную справедливость как факторы экономического роста[XIII]. Возрастание государственной активности в экономике и связанный с ней рост государственных расходов в структуре ВВП объясняются усилением социальной ориентации в функционировании государства[XIV]. По нашему мнению, данные теоретические положения в большей степени обеспечивают адекватный анализ тенденций развития госрегулирования экономики.

В 60-е годы XX века английские экономисты А. Пикок и Дж. Вайсман[XV] доказали наличие «эффекта смещения» в увеличении государственных расходов. Они установили, что в периоды кризисов, войн и других потрясений, наблюдается существенный рост расходов государства. Причем по окончании таких периодов расходы остаются теми же, не возвращаясь              к

докризисному уровню. Данный факт отчетливо прослеживается на основе статистических данных по второй половине XX века, приведенных в таблице 2. Таким образом, закон Вагнера проявляет себя в росте доли государственных расходов в ВВП индустриально-развитых стран.

Как видно из таблицы, в среднем снижение доли государственных расходов в ВВП в последнем десятилетии XX века составило 1,4 %., и то время как за предшествующие 30 лет наблюдался рост этой доли, который составил 13,6% Снижение объясняется, во-первых, целенаправленным сдерживанием госрасходов либеральными правительствами развитых стран.

Таблица 2.

Доля государственных расходов в ВВП с гран-лидеров ОЭСР во второй половине XX — нач. XXI вв. (в %)'

^ -~~-ДЪды Страны

1960-1973

1974-1979

1980-1989

1990-1999

2000-2004

А негр алия

24,4

33,6

36.6

34.7

36Д

Австрия

38.7

46.7

51.0

50,9

51.1

Бельгия

36.0

53,2

61,2

50.2

49.5

Великобритания

36,7

44.4

44,9

40,6

41.2

Германия

37.5

47.5

47.8

45,7

48.5

Голландия

40.8

52,8

60.4

47.1

Испания

-

26,8

39.1

42.9

39.8

Италия

33,7

42,9

49,0

51.3

46.4

Канада

31.6

39,2

45,0

44.7

США

29,4

32,5

35,8

32,7

33,1

Финляндия

30,3

38,7

43,5

52,6/

50.1

Швейцария

20,3

29.2

30.3

33,5

Швеция

38.9

54,4

62.8

60,2 | 57,1

Япония

19.5

28,4

32,8

33.2

В среднем

32.1

40,7

45,7

44/5 !

Таблица 3

Динамика ВВП и госрасходов 1995-2001 гг.

в странах ОЭСР (%)

Припосі ВВП

Сокращение госрасходов

Австрия

12.1

4,7

Бельгия

11,0

3.1

Великобритания

12,0

4.0

Германия

8.12

4.4

Дания

12.3

6,3

Ирландия

42.0

7.6

Италия

8.15

6.7

Нидерланды

15,3

5.3

Норвегия

18,3

4,2

Португалия

14.1

1.0

Финляндия

11.2

П.2

Франция

9,2

2.7

Швеция

8.9

7.2

В среднем

14.0 | 5.3

Во-вторых, значительный прирост ВВП Западных стран на рубеже столетий, даже при медленных темпах экономического роста после кризиса начала 90-х, автоматически уменьшал процент доли госрасходов при их неизменной величине в денежном выражении. В результате сокращение госрасходов во второй половине XX века выглядело так, как показывает таблица 3.

После стагфляции 1974-1984 годов в развитых странах почти на двадцать лет возобладала консервативная стратегия государственного регулирования. Проведенная ими приватизация значительно сократила объем государственного сектора и, следовательно, возможности влиять через него на экономику. Соответственно усилились позиции теорий либеральной экономики, провозглашавших отказ от использования государственных расходов как инструмента сглаживания экономического цикла.

Темпы роста ВВП в странах — членах ЕС (%)

Вместе с тем, под воздействием усиления неолиберальных подходов в государственной экономической политике, происходит изменение структуры регулирующих функций, их перераспределение в сторону курирования отечественного предпринимательства, науки, связи, информационной сферы и т. п. Однако применение монетаристских рецептов не спасло от очередного глубокого спада в начале 90-х годов. Как видно из таблицы 4, в странах- членах ЕС темпы роста ВВП к концу

Таблица 4.

' —~_^год стран

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Белыия

4

4

2

1

-2

2

2

1

3

Дания

0,264

1

1

1

1

4

3

3

3

Зап. Гсрмалня

-

-

-

2

-1

3

2

I

2

Г рсция

4

0.026

3

0.515

0.234

2

2

3

3.4

Испания

5

4

2

0.687

-1

2

2

з

3,4

Франция

4

3

3,781

1

-1

3

2

2

2

Ирландия

6

8

2

5

4

8

11

9

10

Италия

3

2

1

0.565

-1

2

3

1.1

2

Люксембург

10

2

6

4

9

4

4

з

-

1 Нідерландці

5

4

2

2

0,763

3

2

3

3

Великобритания

2

9,393

-2

-0,532

2

4

3 | 2

4

Источники: European Economy: Annual Economic Report for 1996. Bnissels- l.uxembourg. I996.P.199: World Development Indicators.- World Bank. - Washington. 1999 Компьютерная версия.

1990-х гг. за исключением Англии, Ирландии и Данпи нигде не достигли докризисного уровня. Причем только Ирландия и Дания продемонстрировали однозначную тенденцию к стабильному экономическому росту.

С нашей точки зрения, реформы 80-90 годов XX века в западных странах, подобные проводившимся в США правительством Р. Рейгана или в Великобритании при М. Тэтчер, во-первых, отражают осознание новых пределов налогообложения. Однако это не противоречит закону Вагнера.

Рост объемов ВВП информационного этапа развития экономики по сравнению с индустриальной экономикой обеспечивает материальную базу для развития устанавливаемой им закономерности. Об этом свидетельствует повсеместный рост доли государственных расходов в ВВП во второй половине XX века.

Во-вторых, при всей важности проанализированных статистических показателей, они не позволяют сделать бесспорные выводы об усилении или уменьшении регулирующего воздействия государства на экономику в целом. Как подчеркивал JT. Абалкин, принципиально неверно «определять роль государства на основе каких-либо однозначно выраженных параметров, например, связывать ее с удельным весом государственной собственности, или с долей ВВП, распределяемой через государственный бюджет, или с объемом закупок по контрактации или в форме государственного заказа. Это важные показатели, но механизм государственного регулирования тоньше, сложнее, многообразнее и часто регулирующая роль государства может быть значительной при относительно менмлих показателях, скажем, доли госсобственности или величины распределяемого через бюджет ВВП»1.

Экономисты установили зависимость волнового характера активности государства в экономике от цикличности развития экономики. Государство однозначно наращивает свое вмешательство в периоды, когда необходима аккумуляция усилий всей национальной экономики:              кризисы, войны,

социальные конфликт,! реформы, экономические прорывы и т.п. После их окончания необходима коррекция взаимодействия государства и рынка

I Гоэтому, n-трегьих. колебания госрасходов отражают волновой характер государственного регулирования в целом и соответствуют противофазе экономического цикла. В периоды подъема и пика «большой волны» (как и среднесрочного цикла) потребность в государственных средствах снижается, и, напротив, увеличивается в периоды спада и кризиса.

С.Ф. Серегина в результате проведенного ею специального анализа констатирует, что «активное регулирование экономических процессов периода меркантилизма сменилось господством классических представлений о вреде активной экономической политики государства (что совпало с мощным развитием капитализма эпохи свободной конкуренции). Следующая крупная волна нарастания государственного вмешательства в экономику пришлась на первые три четверти XX века...Последние десятилетия ХХ-го пека характеризовались в определенной степени возвратом к использованию рыночных механизмов»2. При этом исследователь отмечает, что выявленная закономерность присутствовала во всех странах, но имела различную силу. Тем самым, в экономической истории обнаруживается действительное наличие эластичности государственного регулирования.

Значение эластичности госрегулирования для эволюции социально- экономической системы выявляется на основе положений институциональноэволюционной концепции. В публикациях. касающихся эволюции

199 ^6алкин* государства в становлении и регулировании рыночной экономики ¦'/ Вопросы экономики. Серегина С .Ф Роль государства в экономике. М «Дело и Сервис». 2002. Г.157.

экономической роли государства[XVI], признается, что реальное социальное развитие, согласно универсальным законам самоорганизации, происходит как через циклическое чередование режимов рождения нового порядка и режимов сохранения прежнего порядка, так и через синтез поступательного движения и возврата. Учитывая характер бифуркаций (ветвления), непредсказуемости траекторий развития, абсолютный возврат к исходной точке невозможен. Но процесс свертывания разросшихся функций государства таит в себе опасность нарушения допустимых пределов такого сокращения. При этом приходят в упадок жизненно важные функции современного государства, гарантирующие сохранение достигнутого уровня общественного благосостояния и обеспечивающие поддержку основы рыночной системы, что наблюдалось в конце XX века в большинстве постсоциалистических стран, в странах Африки. Латинской Америки'.

Поэтому эластичность госрегулирования, как свойство его изменчивости именно в допустимых пределах, выступает фактором устойчивого развития современной социально-экономической системы

Второй аспект, выявляемый при анализе эластичности госрегулирования, связан с временным параметром. Эластичное госрегулированис означает возможность быстрой его реакции на изменение ситуации в экономике, что влияет на повышение эффективности ее функционирования. Неэластичное регулирование отличается значительными временными лагами между моментом, требующим регулирующего воздействия и моментом его непосредственного осуществления, что и вызывает фиаско государства в экономике. Таким образом, неэластичное госрегулированис понижает эластичность самой экономической системы, что проявляется в более глубоких экономических спадах, в затяжном выходе из них.

Определяющими факторами эластичности госреіулирования выступают:

  • институциональные (правопая база, структура собственности, развитость рыночных институтов, неформальных институтов, определяющих применимость современных инструментов регулирования экономии);
  • ресурсные (человеческий, научно-информационный, финансовый);
  • организационные (форма государства парламентская республика, президентская республика и т.д., структура системы органон управления и контроля, система организаций и служб, обеспечивающая госрегулирование);
  • уровень развития организационно-управленческих технологий, их наукоемкий характер, в отличие от экстенсивно-бюрократических.
  • материальные (госсобственность, госсектор ).

Показателем эластичности госрегулирования может служить эластичность государственных расходов (отношение изменения госрасходов к изменению ВВП)1 Изменение этого показателя в трех последних десятилетиях XX века представлены в таблице 5. Олнако это очень относительный показатель. Более важными представляется изменение не объемов госрасходов, а изменения их структуры.

Таблица 5

Эластичность государственных расходов

1970-1980 гг.

1980-1990 гг.

1990-2000 гг.**

Англия

2,2

1.2

1.1

Германия

2.3

0.94

1.7

Россия

-

5,5 /2.8

США

1.4

1,2

1,0

Франция

2,1

1.1

1.4

Япония

3,2

1.2

и 1

¦Для России I9R9-1992rr п 1992 к 1998 гг

* ¦Рассчитаю ангоро»» gt;»И ОСЧОЧ? pnf-m: ВОЛОТПІІ К СоЦИаЧЬИСОКОИОМИЧССКИС ПОКП7ИТСЛИ Заіпиа и России// МЭиМО 1999. №8: С I 'убанов. Темпы роста ;г воздействие на них государства// Экономист. 2002. №С..

Другим показателем выступает эластичность занятости2, поскольку регулирование занятости - одна из важнейших государственных функций в экономике. Таблица 6 позволяет сравнить эти показатели по ряду стран.

Эластичность занятости по национальному доходу

Вагнер связывал увеличение государственных расходов с ростом издержек по выполнению государством регулирующих, правовых и управленческих функций, с ростом спроса на социальные и культурные услуги по мерс подъема уровня жизни, с усилением контроля над процессами

Таблица 6

1986-1990 гг.

1991-1995 гг.

1996-2000 гг.

2001-2002 гг.

Англия

0,54

-0,9

0,94

0.90

Г ермания

0,42

0,21

0.97

0,85

Китаи

-

0,60

0.45

-

Россия

.

0,25

0.47

1,25

США

0,48

0,53

0,84

0.00

Франция

0.2

-0,02

0.91

0.88

.Япония

0,26

1.00

0,91

0,01

Составлено по материалам: С. Кузьмина. Оценка пореформенных последствий// Экономист 200*1.

Щ С. 37.

См.; с. Губанов. Темпы роста и воздействие на них государства/.' Экономист. 2002. Лзб. С.29. м с. Кузьмин. Оценка пореформенных последствии// Экономист 2004. №8 С.37.

монополизации. Представляется, что на этапе постиндустриального развития экономики действие указанных факторов не уменьшается, а возрастает.

Эта стадия социально-экономического развития характеризуется, прежде всего, изменением структуры производства и потребления за счет роста сферы услуг, а также превращением науки в основной фактор воспроизводственного процесса. Каждый новый этап НТР приводит ко все большему высвобождению трудовых ресурсов из сферы материального производства, перераспределяя их в сферы услуг и НИОКР. Тем самым придается ускорение развитию наукоемких отраслей, росту качества жизни.

Как следствие, постиндустриальная стадия имеет такие сущностные черты как постоянный рост уровня образования населения (развитие образовательных услуг), экологизацию и гуманизацию экономики, создание всесторонних условий для развития личности, информатизацию, возрастание удельного веса малого бизнеса. Перечисленные особенности экономического развития общества на постиндустриальной стадии порождают совокупность причин, которые вызывают зависимости, устанавливаемые законом Вагнера.

Во-первых, происходит дальнейшее усложнение социально- экономической жизни общества, вызывающее укрепление и расширение правовых и управленческих функций субъектов как на микро- так it на макроэкономическом уровне, следовательно должна возрастать енлз государства как гаранта реализации этих функций.

Во-вторых, не вызывает сомнения факт, что развитие демократических тенденций в обществе, широкое участие гражданских масс в политической жизни, вызывает рост государственных расходов1, что объективно вызывает рост нагрузки на экономику.

В-третьих, возрастание уровня жизни рассматривается как основной критерий прогрессивности эволюции экономической системы. Неуклонное повышение уровня и качества жизни представляет собой общую тенденции) социально-экономического развития. Как следствие, спрос на социальные и культурные услуги также будет возрастать" не только в рыночном секторе экономики.

В-чствертых, укрепление и рост экономической мощи стран активизирует их внешнеэкономическую политику, что влечет за собой расширение соответствующих функций государства и требует увеличения его расходов.

В-пятых, функция контроля со стороны общества над процессами монополизации должна будет усиливаться в ответ на возрастание мощи современных корпорации-монополистов, приобретших к тому же международный характер.

В-шестых, процессы глобализации в экономической сфере мирового хозяйства втягивают в интенсивные международные экономические отношения все страны, вызывая рост контрольно-регулирующих функций национальных государств.

' См.: F. Гайдар. Государственная нагрузка на экономику !' Вопросы экономики 2004. gt;39 С.8.

’См.: Nultcr G. Growlh of Government in the West. Washington. The АГГ Press, 1978

По нашему мнению, существует еще одна причина, по которой государство будет вынуждено наращивать свои расходы и перераспределять неуклонно возрастающую долю ВНП. Все большую статью расходов будут составлять затраты на ликвидацию последствий экологических катастроф и стихийных бедствий, спровоцированных изменениями климата, вызванными современным типом производящей экономики. Можно привести ставшие уже классическими примеры восстановления экологии Великих озер в США и очистку Рейна в Европе. Эти работы оказались возможными только на основе общенационального, государственного подхода. Тенденцию к возрастанию обнаруживает и финансирование программ по переходу к коэволюционному типу воспроизводства. На вызов эволюции цивилизации по сохранению и регенерации окружающей среды предстоит ответить постиндустриальному обществу.

Совокупность указанных причин лежит в основе формирования определенных интересов, как частных, так и общественных, которые в экономической сфере часто противоречат друг другу. Потребность в их согласовании и реализации проявляет себя в институциональных изменениях, где государство играет решающую роль. Однако определения причин, требующих усиления государственного регулирования и, следовательно, возрастания государственных расходов, е нашей точки зрения, еще недостаточно для обоснования тенденции. Необходимо выявить наличие предпосылок, которые обеспечивают принципиальную возможность расширения регулирующих функций государства.

Считаем, что первой такой предпосылкой является рост государственного сектора экономики, который может влиять на увеличение государственных расходов двояким образом. Прямое - «чистое» - влияние на рост госрасходов связано с обслуживанием некоммерческой части государственной собственности и лишь отчасти с тем, что из госбюджета дотируются нерентабельные предприятия госсектора. Опосредованное воздействие связано с ростом инвестиций в государственные предприятия с целью повышения доходности коммерческого сегмента госсектора.

Однако в трактовке роли госсектора в экономике обнаруживаются некоторые сложности, которые вызваны, с нашей точки зрения, несогласованностью в определении содержания понятий «причина» и «предпосылка». «Причина» - это «вызов», который «требует» ответа, решения. «Предпосылка» - это фактор, обеспечивающий возможность решения. Кроме того. в анализе регулирующей роли государства в экономике основополагающим принципом является признание сложной природы института государства как социально-экономического феномена.

Это означает, что наличие необходимых предпосылок еще не гарантирует решение проблемы автоматически (точно так же, как, например, не гарантируется необходимый темп экономического роста наличием факторов предложения и спроса экономического роста). Реализация возможности зависит °т социально-политической формы государства и меняющихся факторов, к°торые влияют на эффективность всего государственного механизма: квалификации и компетентности правительственных чиновников, структуры аппарата исполнительной власти, принятой стратегической концепции политики и т.п. Главная трудность связана с тем, что действие перечисленных факторов не поддается количественному выражению. Но попытка сделать выводы на основе учета действия только экономических факторов не обеспечит ответа, адекватного реальности.

Если принять во внимание, что реализация государством регулирующей функции осуществляется под давлением не только экономического, но и политического, и социального выбора, то становится понятным, почему возможна ситуация, когда характерное для современного этапа усиление государственного вмешательства в экономические процессы «сопровождается или может сопровождаться ограничением роли государства как собственника национальных ресурсов и коллективного предпринимателя». А «различия в преобладающем типе собственности на решающие средства производства (производственные и трудовые ресурсы) не определяют прямо и непосредственно степень и формы вмешательства государства в распределительные процессы в национальной экономике»'.

Существует точка зрения, согласно которой увеличение доли государственных расходов в ВВП вызывается ростом масштабов госсектора[XVII]. Признание прямой зависимости величины государственных расходов от размеров госсектора экономики приводит к выводу о наличии «определенной опасности, которая заключена в неограниченном росте госсектора, так как это может привести к чрезмерному обобществлению финансов страны и тем самым подорвать нормальный частнокапиталистический воспроизводственный режим»’. Представляется, что рациональным зерном в данном направлении анализа выступает определение оптимального размера госсектора в современной рыночной экономике.

Согласно расчетам, проведенным Е. Балацким и В. Конышевым, увеличение госсектора до достижения им точки оптимума способствует экономии бюджетных средств государства, а превышение этой точки ведет к постоянному росту потребностей государства в финансовых ресурсах и росту дефицита бюджета. В настоящее время величина государственных расходов, обеспечивающих функционирование оптимального государственного сектора в развитых странах, составляет 34,2% ВВП.

Обращает на себя внимание сделанный авторами вывод: «отметка в 34,2% является тем абсолютным минимумом, который вынуждены обеспечивать промышленно развитые страны мира. Если доля госрасходов в ВВП будет меньше указанной величины, то у страны исчезает возможность создать эффективный госсектор хоть какого-нибудь размера»[XVIII], что очень опасно, поскольку в периоды циклических кризисов и кратковременных спадов оН выполняет функции амортизатора резкого падения доходов юридических лип и стабилизатора уровня жизни населения. Поэтому, считаем, результаты приватизации в России создали условия того, что неизбежные экономические кризисы будут принимать особенно болезненные формы, т.к. доля госсектора как источника доходов домохозяйств резко уменьшилась с 41,5% в 1992 г. до 22% в 2000 г.1

Другая точка зрения заключается в том, что однонаправленное изменение госсектора в экономике и государственных расходов есть частный случай связи, существующей между этими параметрами. Сторонники такого подхода исходят из реальных фактов сокращения доли госсектора в промышленно развитых странах с конца 70-х годов XX века, в то время как удельный вес государства в национальном доходе продолжал расти. «Практика убедительно показала, что социально-экономическая эффективность и степень регулируемости национальной экономики не связаны непосредственно с мерой огосударствления национальных ресурсов» ".

Думаем, что второй подход является более взвешенным. Он учитывает, что основная доля государственных расходов связана не с ведением хозяйственной деятельности, а с социально-экономическим реіулированием развития общества. Переход ПРС на постиндустриальную стадию развития, в плане эволюции государственного воздействия из экономику, ознаменовался тем, что в сферу государственной деятельности вошли создание и дальнейшее курирование пенсионных систем перераспределительного характера, систем здравоохранения, образования, профессиональной подготовки и т.д. Продолжала формироваться необходимая институциональная база, позволявшая обеспечить возрастание активности государства в регулировании блока социально-экономических проблем. В развитых индустриальных странах: Германии (ФРГ), Франции, Швеции. Италии, Великобритании, США и других принимались соответствующие законы, которые впоследствии закреплялись Конституциями стран.

Произошедшие изменения связаны с результатами процессов приватизации, дерегламентирования, дерегулирования и децентрализации не только экономики, но и многих других сфер жизнедеятельности общества. Как следствие, изменились приоритеты и цели экономической политики. На передний план государственной экономической политики развитых стран выдвинулись задачи обеспечения долгосрочного роста, укрепления конкурентоспособности, обеспечения роста экономического потенциала на основе глубоких структурных сдвигов3.

Поскольку в инструментарии государственного воздействия на экономику превалировали прямые формы, что вытекало из самой природы государства как аппарата принуждения, то усложнение задач экономического

СмйЗворыкина ю.в. Госу4дарсгеенныс и муниципальные концессии и России. М.: Современная экономика и

"Раво. 2002. С. 100.

В.              Бирюков. Е Кузнецова Госсобственность и госсектор в рыночной экономике// Мировая экономика и международные отношения. 2001. Ка 12. С.58.

Государство н экономика развитых капиталистических стран в 80-х годах / М.М. Осадчая. Р. И.

эчелюшпиков. В М. Коллонтай и др. М.: Наука. 1989. С.5.

развитая, увеличение числа объектов госрегулирования приводило к экстенсивному разрастанию чиновничьего аппарата. Все это, как показали экономисты, вызывало серьезные издержки, которые «в определенных условиях сами могут порождать кумулятивные негативные эффекты, тормозящие экономическое развитие и требующие не столько расширения государственного вмешательства, сколько изменения его форм, повышения его эффективности»1. Изменение целей и масштабов государственного регулирования требовало соответствующего изменения методов и форм регулирования. Процессы радикальной перестройки охватили фундаментальные институты общества: права, особенно интеллектуального и контрактного, собственности[XIX]. В Японии, США, странах ЕС значительно сократился удельный вес государственной собственности в производственной сфере за счет приватизации телекоммуникаций, электростанций, железных дорог, аэропортов.

Объективная трудность разделения потоков государственных расходов на два направления - ведение хозяйственной деятельности и осуществление социально-экономического регулирования - связана с тем, что государство использует госсектор экономики как регулирующий инструмент. В этом случае экономическая эффективность госсектора неизбежно приносится в жертву стабилизации. Наиболее отчетливо это просматривается р. регулировании занятости в периоды циклического сжатия. Более того, такой подход позволяет выявить еще одну, крайне важную, на наш взгляд, проблему в функционировании госсектора и его роли в осуществлении государством регулирующей функции в постиндустриальной экономике.

Выше уже выделялась характерная черта постиндустриальной стадии увеличение образовательных услуг и связанный с ними рост государственных расходов. Образование в экономической теории определяется как преимущественно общественное благо5 и наряду с другими сегментами социальной сферы относятся к некоммерческой части госсектора'1. В России, как и на Западе, в эту часть входят общеобразовательные учреждения, профессионально-технические и высшие учебные заведения. Вместе с тем, с нашей точки зрения, все расходы на образование, (а не только затраты на профессиональное обучение) по сути, выступают как инвестиции в человеческий капитал. Государство получает дивиденды с этих вложений в виде более высоких налогов с квалифицированной рабочей силы, увеличивает долю населения, не нуждающуюся в социальных трансфертах, что позволяет повысить социальные выплаты низкодоходным группам при неизменном уровне связанных с ними государственных расходов. Тем самым инвестиции в образование, в человеческий капитал позволяют государству достичь стратегической цели: подъема общего уровня жизни населения.

Принцип оценки государственных расходов на социальную сферу, как инвестиций в человеческий капитал, представляющих собой наиболее эффективные вложения, распространен в промышленно развитых странах. «Если сгруппировать все страны по уровню экономического развития, то они расположатся в прямой зависимости от качества человеческого потенциала. Причем темпы научно-технического прогресса, уровень организации, культуры и производительности труда являются производными от него»1.

С инвестициями в человеческий капитал также связана важнейшая функция государства - макроинновационная - обеспечение системных инноваций как основы социально-экономического развития Инвестиции в человеческий капитал и в фундаментальную науку обеспечивают базу инновационного процесса. Например, доля ВВП, произведенная американскими работниками, имеющими образовательный ценз в 10,5; 12,5 и 14 лет значительно отличается Именно третья группа дает свыше половины ВВП. Аналогичные исследования, проведенные в России, показали, что люди с высшем образованием, составлявшие 25% работающих, производили 56% стоимости национального дохода'.

Второй объективной причиной отождествления государственных расходов с функционированием госсектора являются статистические трудности его вычленения в национальной экономике. Оценка деятельности любого сектора экономики, равно как и отдельной фирмы немыслима без учета стоимости материальной собственности. Она предполагает возможность точного расчета управленческих, институциональных и всех прочих затрат.

В отношении определения реальных объемов продукции государственного сектора, а, значит, и его эффективности, нельзя сделать однозначных выводов. «Отсутствует должное внимание к статистике госсобственности на средства производства (ресурсы) со стороны национальных и международных статистических органов Трудно квантифицируемы параметры государственного сектора и регулирования... Непроста проблема сопоставления деятельности государственного и частного секторов. Если продукция частного сектора измеряется в текущих ценах реализации, то значительная часть товаров и услуг, производимых госсектором, передается потребителям или по себестоимости, или со скидками, а часто и безвозмездно. Таким образом, статистический объем продукции госсектора заведомо занижается»3. Более того, социально-экономическая значимость госсектора выявляется в том, что производство в этом сегменте экономики в основном ориентировано на самую экономически неустойчивую часть общества. Госсектор восполняет социальную ограниченность рынка,

19997б“КН"’ Р°:И’ г0сзлаРстна в становлении и регулировании рыночной экономики II Вопросы экономики

j ? “риникевич В.И. Человеческий фактор и эффективность экономики. - М.: Наука. 1991. СЛ 79-174.

¦ Ьнрюков, Е. Кузнецова. Госсобственность и госсектор а рыночной экономике// Мировая экономика и с*вУнародщ.,с отношения 2001. №12. С. 60

ориентированного на платежеспособный спрос, не только тем, что производит блага для удовлетворения потребности неплатежеспособной части населения[XX], но и тем, что выступает инструментом сбалансированности потребностей общества в целом, поскольку экономика призвана удовлетворять потребность в целом, а не только спросовую ее часть.

Мировая практика демонстрирует отсутствие интереса к статистике государственной собственности, поскольку происходит отождествление государственного сектора не с вещественно-материальной основой, а с финансами'. Статистика потоков финансов позволяет достаточно точно оценить место государства как потребителя в экономике и как участника перераспределения национального дохода. Но производительная функция государства, его предпринимательская деятельность могут быть реально проанализированы только на основе учета государственной собственности в общем национальном богатстве.

Из имеющихся статистических показателей размеров государственного сектора в национальной экономике наиболее адекватным является его доля в общей численности занятых. Учитывая волновой характер динамики развития госсектора[XXI], наибольшей репрезентативностью обладают показатели за большие временные отрезки. Данные таблицы 7 убедительно демонстрируют тенденцию к росту госсектора экономики.

Таблица 7

Изменение доли госсектора в общей численности занятых за 1870-1994 годы. (в%)

Страны мира

Доля госсектора в общей численности занятых

Измепсние доли госсектора в общей численности занятых

1870

1994

Австралия

1.4

20.9

19.5

Австрия

1.9

22.4

20,5

Франция

2.5

24.8

22.3

Г ермання

1,2

15.1

13.9

Италия

2.6

16,2

13.6

Япония

1.0

6,9

5.9

Норвегия

2,2

30,6

28.4

Швеция

2 2

32.0

29.8

Швейцария

2.4

14.1

11.7

Великобритания

4,9

15.0

10,1

США

2.9

14,5

11,6

Составлено по данным Бирюкова П., Г. Кузнецовой. Госсобственность и госсектор в рыночной экономике7/ Мировая экономика и международные отношения. 2002. №3.

Возрастающий государственный сектор обеспечивает увеличение доходов государства и общий объем национального богатства. Как справедливо

отмечается отечественными экономистами, определение роли государственного сектора в экономике требует специальных исследований1. Но на основе уже имеющихся данных можно сделать вывод, что увеличение госсектора обеспечивает возможность расширения регулирующих функций государства, те. выступает предпосылкой возрастания роли государства в экономике. Реализация этой предпосылки может проявлять себя как в росте государственных расходов на госсектор, так и в росте доходов от него.

Второй предпосылкой увеличения государственных расходов является изменение пределов налогообложения в индустриальном обществе вследствие возрастания объемов производства в экономике. Если в аграрных обществах пределом налоговых изъятий была планка в 10-15% ВВП, превышение которой было чревато коллапсом аграрного производства, угрозой голода для населения, социальными потрясениями, то в первой половине XX века индустриальные страны практиковали 20-22%-ное изъятие ВВП2. Во второй половине XX века этот показатель поднимается до 25 - 30% и выше’.

Третья предпосылка заключается в совершенствовании налогового администрирования, способного обеспечить налогообложение огромного множества источников дохода.

Четвертой предпосылкой выступает изменение принципов государственной экономической политики, в частности, отказ от принципа сбалансированности бюджета. Дж. Хикс, например, считает основными причинами расширения управленческих возможностей государства рост эффективное ні его воздействия на экономику вследствие появления новых управленческих технологий, основанных на достижении НТП, и самое важное, достижение рыночной экономикой определенного уровня развитая. В противоположность Дж. М. Кейнсу, Дж. Хикс подчеркивает, что такая сила была присуща государству не всегда. Она появляется только на средней фазе развития рыночной экономики4, когда наличие развитой банковской системы, финансово-кредитной системы обеспечивают государству реальную экономическую мощь и широкие возможности воздействия не только административными, но и экономическими методами.

Таким образом, действие закона Вагнера на постиндустриальной стадии развития социально-экономических систем подтверждается имеющимися тенденциями их развития. Возрастание доли государственных расходов в ВНП связано, прежде всего, с расширением регулирования социально-экономической сферы жизнедеятельности общестза.

Однако существуют факторы, противодействующие усилению регулирующих функций государства. Наиболее существенным фактором является фиаско государства. Причем, необходимо разделять «провалы»

л

госсектора и «провалы» регулирования экономики на основе чего и оценивать целесообразность госрасходов с ними связанных.

Значительная часть российских экономистов отрицает миф 0 принципиальной неэффективности государственного сектора. Имеющиеся исследования убедительно доказывают разрешимость проблемы повышения эффективности хозяйствования субъектов, входящих в госсектор1. Во-первых, положительный эффект даст замена финансирования кредитованием. Во- вторых, вполне реально создание конкурентной среды в госсекторе, через организацию квазирынков:              территориальные государственные органы

выступают покупателями благ и услуг (например, медицинских, коммунальных и пр.) у продавцов - соответствующих государственных предприятий при условии успешного разделения их интересов. В-третьих, повышение заинтересованности предпринимательского ресурса, используемого в государственном секторе, обеспечивается совершенствованием контрактной системы: расширением свободы выбора для государственного предприятия, применением современных систем оплаты труда, исходя из конечного результата (при учете ограничений, накладываемых миссией некоммерческих госпредприятий).              ,

Что касается провалов реіулирования, то в экономической теории эта проблема активно разрабатывается. F.e решение зависит не только си- определения меры государственного вмешательства в рыночную экономику, но и от разработки технологий и инструментария осуществления государством регулирующих функций, повышающее его эластичность.

Вторым фактором, противодействующим росту государственных расходов, можно считать сопротивление экономически мощных субъектов хозяйствования налоговому давлению, контролю со стороны государства, антимонопольной политике и т. п. Представляется, что данная проблема находит свое разрешение через развитие институциональной структуры общества, и, прежде всего, через совершенствование института права.

Серьезным противостоящим фактором выступает и процесс глобализации экономики. Основными субъектами мировых экономических отношений становятся «глобальные фирмы» и наднациональные организации, что вызывает изменение и ослабление функций национального государства'. В настоящее время это наименее изученный вопрос в кругу проблем глобализации, исследуемых экономической теорией. Однако, бесспорные факты приоритетных позиций в мировой экономике центров, имеющих национальный характер, - США, Япония, стремительно развивающийся Китай, новые индустриальные страны - приводят к выводу, что изменение регулирующих функций государства не имеет однозначно уменьшающегося характера.

Мировая научная мысль рассматривает указанное противоречие как нерешенную проблему, требующую осмысления. В частности, Ф. Лемуан выдвинул в качестве одной из важнейших задач XXI века поиск способа совмещения определенного национал!,ного суверенитета с финансовой унификацией, таящей в себе наиболее разрушительные негативные последствия глобализации.

Эволюция экономических функций государства и факторы ее определяющие были рассмотрены ранее, что позволяет конкретизировать современные тенденции кх развития. Совокупность экономических функций государства, характерных для постиндустриальной стадии, может быть выявлена на основе главных направлений деятельности государства в социально-экономической системе, разработанных в экономической теории.

Для западной экономической литературы характерно выделение следующих главных задач правительства: обеспечение правовой базы и общественной атмосферы, содействующих эффективному функционированию рыночной системы; защита конкуренции; перераспределение дохода; регулирование распределения ресурсов; стимулирование экономического роста; стабилизация экономики, корректировка уровня занятости, инфляции' Такое видение основных задач государства в экономике характерно для рыночноцентричного подхода, выделяющего два направления деятельности государства в экономической сфере: поддержка рынка и его модификация

С нашей точки зрения, 8 рассмотрении данных вопросов для отечественной экономической литературы характерен более фундаментальный подход, поскольку экономические функции государства не привязываются только к рынку, к сфере обмена, а охватывают всю область экономики - от формирования благоприятной среды хозяйствования до • постановки стратегической цели и корректировки экономических процессов. При таком подходе видно, что экономическое развитие имеет больше потенциальных альтернативных направлений. В частности, Ф.И. Шамхалов выделяет следующие направления экономической деятельности государства:

  1. создание инфраструктуры и среды экономической деятельности;
  2. формирование институциональной среды и правового поля;
  3. создание социальной среды, благоприятной для развития экономики;
  4. разработка и осуществление экономической политики, определяющей приоритетные направления экономического развития;
  5. регулирующее воздействие на структуру экономики и ее стабильность через государственные заказы и закупки;
  6. собственная экономическая деятельность'’.

Первые три направления, фактически охватывают функции по формированию экономического пространства, два последующие предполагают Целый спектр регулирующих функций. Шестое направление включает все

gt;?“•; Ма**оннслл К.Р.. Брю CJ1. Экономикс. М.. 1992 Т.І.С.94

Пороховснин д.Л. Национальные рыночные модели экономического развития II Российским ; ономнческий журнал. !997. К-11-І 2. С 90.

Шамхалов ф.и. Госуларстэю и экономика (власть и бизнес) М. 1999. С. 97-128

функции по осуществлению государственного предпринимательства и хозяйственной деятельности.

Перечисленные направления охватываются и другой классификацией, разработанной учеными ИМЭМО РФ на основе анализа воздействия государства на экономику в странах экономического авангарда'. Они выделили четыре направления:              влияние на рыночные структуры микроуровня;

макроэкономическое регулирование; поддержка сфер, где проявляется фиаско рынка; минимизация негативных последствий технического и экономического развития в социальной, экологической и всех других сферах жизнедеятельности общества.

Реализация выделенных направлений государственного воздействия на экономику позволит обеспечить устойчивое развитие социально- экономической системы, которое зависит от сбалансированности трех ее элементов: государства, общества и экономики. Причем, как выявили российские экономисты, для их взаимодействия характерна функциональная асимметрия. Государство несет несравнимо большую функциональную нагрузку2.

Анализ доминирующих функций государства, общества и экономики r рамках социально-экономической системы позволяет предположить, что ключевое отличие между ними заключается не в том, что их реализация выражает различные типы и уровни интересов субъектов (от интересов отдельного человека до интересов значительных социальных групп и страт), а во временном параметре.

Функции общества (партий, профсоюзов, объединений, коллективов и т.п.) направлены на реализацию совокупности социальных интересов живущих поколений. Реализация интересов в сфере рыночной экономики происходит на основе принципа «здесь и сейчас». Только существование государства зависит от непрерывности развития всей системы. Экономика (бизнес) и общество (организации, общества, фонды и т.п.) в меньшей или большей степени могут продолжать функционировать и вне рамок данного национального государства в случае его разрушения, например, в ходе военного захвата другой страной Они продолжат существование, встроенные в качестве элементов в структуру другой социально-экономической системы, или на их основе создается новое государственное образование. Поэтому, осуществляя функцию соблюдения баланса интересов будущих и современных поколений, устраняя факторы, ведущие к саморазрушению, повышая устойчивость системы, государство поддерживает непрерывность ее развития и, тем самым, сохраняет себя.

Следовательно, функция обеспечения преемственности развития социально-экономической системы страны является ключевой для института государства. Ока заключается в выявлении всей совокупности интересов общества и обеспечении возможности их реализации, как для настоящих, так и

1 См.: Инфляция и хозяйственный механизм. (80-е годы). ИМЭМО. М. 1993. С. 108.

7 См.- Г. Клсйнср, Д. Петросян. А. Бсчсноо. Еше раз о роли государства и государственного сектора в экономике //Вопросы экономики. 2004. Ке4.С.27-31.

я будущих граждан данного государства. Решение задачи преемственности развития, лежит в основе стратегии государственного

Схема 4

Базовые функции современного государства

реіулирования экономики и достигается при помощи реализации других, подчиненных ей функций государства по достижению устойчивого социально- экономического развития системы, которые выступают, поэтому, как базовые.

Совокупность этих функций представлена схемой 4. С нашей точки зрения, следующей по приоритетности является когнитивная функция- обеспечение на основе как рыночных, так и административных ресурсов, процессов производства, апробации, накопления и распространения знаний в обществе. Недооценка этой роли государства не только тормозит развитие инновационной системы общества (прежде всего механизма взаимодействия предпринимательской и исследовательской сфер1, сотрудничества к взаимной выгоде «прикладников» и «теоретиков»), но и приводит к искажению мотиваций деятельности экономических агентов в целом. Формирование институциональной основы для мотиваций экономических агентов базируется на выполнении государством когнитивной функции. Кроме того, воздействие на экономику страны государственного сектора НИОКР может быть эФфективным только при наличии соответствующей институциональной базы.

На основе осуществления когнитивной функции государство может выполнять интеграционную функцию через обеспечение единства правового —

С 16 12 Годиченко. Российская нннппаинпнная система: проблемы ралпнтия//8опросі,і экономики. 2004.JH2.

поля и экономического пространства для организации деятельности субъектов системы во времени и в пространстве. Эта организация достигается через институциональную, стандартизационную и производственную функции.

Институциональная функция предполагает создание институтов, обеспечивающих жизнедеятельность системы путем нормотворчества или приспособляемого заимствования Д. Порт подчеркивает, в частности, что успешность любых предпринимаемых в экономике мер определяется институтами1

Стандартизационная функция своим содержанием имеет разработку и внедрение стандартов, образцов, эталонов во всех сферах жизнедеятельности социума. В качестве примеров для подражания такие эталоны иіраюз направляющую роль в движении системы к достижению поставленной цели.

С нашей точки зрения, важнейшую роль играет также функция производства социальных услуг (родовая, сущностная функция государства) и благ, реализуемая через государственный сектор экономики и соответствующие государственные структуры. В кслщеиции государственного воздействия на экономику Г. Клейнсра, Д. Пегросяна, А. Кеченова эта функция выделяется как воспроизводство общественных благ. Представляется, однако, что государственный сектор как квазнрынок смешанной экономики, где господствует общественная, а не рыночная цена, взаимодействуя с рынком (через налоговый, контрактный и др. механизмы), обеспечивает потребности малообеспеченных слоев граждан не только в общественных, по и потребительских благах' (например, через организацию магазинов, пунктов питания для малообеспеченных, строительство дешевого жилья, приютов, реализацию товаров для детей из бедных семей и т.д.).

На основе контрольно-регулируюшей функции происходит корректировка динамики и направления развития всей социально- экономической системы.

Все вышесказанное позволяет сделать определенные выводы:

  • наиболее выраженной тенденцией современного этапа коэволюции государства и экономики является трансформационный переход к постиндустриальной сталии развития, вызывающий качественные изменения в воспроизводственном процессе и в государственном регулировании его;
  • административная революция, о которой говорит Дж. Хикс, вызвана не случайным стечением обстоятельств и имеет не спорадический характер, а выражает общую тенденцию развития современной социально-ориентированной экономики;
  • выделяется совокупность взаимосвязанных базовых экономических функции государства, составляющих ядро процесса государственного регулирования экономики;

' Д. Норт. Инсгнтуцноналыше изменения: рамки анализа. Доклад на конференции по проблемам экономических реформ в России (Вашингтон, март 1996 г ) // Вопросы экономики. 2004 . №3. С 6 См.: О-Ю. Мамсдоа. Смешанная экономика двухсекторная модель Ростов-на-Дону. «Феникс». М. KitoPvc

2001.

  • государственное регулирование приобретает волновой характер, причем, сопровождающее его расширение и сжатие объемов госрасходов находится в противофазе экономическому циклу;
  • эластичность государственного регулирования выступает важнейшим фактором коэволюции государства и экономики;
  • увеличение госсектора является фундаментальной предпосылкой возрастания роли государства в экономике, обеспечивая возможность расширения производственной и регулирующих функций государства, повышая их эффективность;
<< | >>
Источник: Новосельцева Г.Б.. Трансформация государственного регулирования современной экономики. М.: Экономические науки,2006. - 256 с.. 2006

Еще по теме Современные тенденции коэволюции государства и экономики:

  1. Тема 2. Предпосылки и этапы формирования концепции устойчивого развития как цивилизационного императива
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Содержание
  4. Введени
  5. 1. 1 Коэволюция экономической системы и института государства
  6. Современные тенденции коэволюции государства и экономики
  7. Устойчивость экономической системы и государственное регулирование
  8. Глава III РОЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ^ФОРМИРОВАНИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  9. Институциональный механизм как особый способ созидания и развития эффективной трансформации хозяйства
  10. 2.1. Методологические проблемы информатизации как экономического процесса
  11. Колмаков В.Ю. ПРАВО НА КАПИТАЛ - ПРАВОВАЯ ФИЛОСОФИЯ КАПИТАЛА
  12. § 6. Современные тенденции в развитии деловой культуры
  13. ВВЕДЕНИЕ
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -