<<
>>

РОССИЯ В ОФШОРНОМ БИЗНЕСЕ

Россия, взяв курс на рыночные реформы и рациональную интеграцию в мировое хозяйство, широко открыла свою экономику для взаимодействия с международным капиталом. Одним из следствий этого стало вовлечение России в мировой офшорный бизнес в качестве его пассивного объекта и активного субъекта.

Офшорным бизнесом считается любая разрешенная законом зарубежная коммерческая деятельность иностранных резидентов в иностранных валютах с территории стран регистрации офшорных компаний с юридическими и физическими лицами - резидентами зарубежных стран в льготном регистрационному валютном, налоговом и административном режимах.

Офшорными считаются и зарубежные операции, совершаемые офшорными компаниями, зарегистрированными в одной и той же стране.

Государства и зависимые территории, где законодательно разрешены офшорный бизнес, регистрация и деятельность офшорных компаний, а нерезидентам предоставлены многочисленные льготы по сравнению с резидентами, называются офшорными юрисдикциями. Антиподом офшорных юрисдикций считаются оншорные юрисдикции, запрещающие офшорный бизнес на своей территории, что, однако, не избавляет их от бегства капитала, уклонения их резидентов от уплаты местных налогов да и от спекулятивных операций космополитического капитала на их национальных рынках. Сегодня практически все государства и зависимые территории - оншорные юрисдикции.

Впрочем, это деление на офшорные и оншорные юрисдикции весьма относительно, поскольку многие оншорные юрисдикции одновременно являются и офшорными юрисдикциями. По состоянию на середину 2003 г. в мире насчитывается 89 офшорных юрисдикций, на территории которых дислоцировано 100 офшорных центров. Их сеть распределена по континентам довольно неравномерно: 7 офшорных центров находятся в Северной Америке, 25 - в Южной Америке, 28 - в Европе, 19 - в Азии, 7 - в Африке и 14 - в Океании. На территории 21 развитой страны размещено 33 офшорных центра и еще 22 офшорных центра находятся в 22 зависимых владениях 6 развитых стран.

4 офшорных центра находятся в 4 странах с переходной экономикой, а в 40 независимых развивающихся государствах действует в общей сложности 41 офшорный центр. Сложившаяся сеть офшорных центров демонстрирует их явное тяготение к трем ведущим финансовым центрам мира - Нью-Йорку, Лондону и Токио и в меньшей мере - к некоторым региональным финансовым центрам.

В условиях глобализации мирового хозяйства капитал быстро обретает черты международного капитала. Растущая доля капитала вкладывается и функционирует не в странах его происхождения, а за рубежом, где он постоянно мигрирует в поисках самых прибыльных объектов нового приложения. Международный капитал вкладывается в сферу производства товаров и услуг зарубежных стран. При этом промышленный капитал обычно оседает в этих

странах на относительно длительные сроки и к тому же должен следовать местным правилам делового поведения - платить положенные налоги, соблюдать нормы валютного контроля и выполнять другие распоряжения местной администрации. Иное дело финансовый капитал. Он более мобилен. Освободившись от контроля страны происхождения, он перебазируется в офшорные центры с их исключительно льготными налоговым, валютным и административным режимами, концентрируется в сфере услуг, прежде всего финансовых, и без особых помех действует по всему миру. Он - часть международного капитала, но особая часть, которую было бы точнее называть космополитическим капиталом.

Этот капитал концентрируется и активно действует в таких секторах мировой экономики, как морские и авиационные перевозки, экспорт, импорт и реэкспорт, банковское дело, страхование и перестрахование, трастовое управление активами, операции с недвижимостью, интеллектуальной собственностью, валютой и ценными бумагами, туризм, консультирование, аудит, благотворительная деятельность, миграция и натурализация экспатриантов, учреждение, регистрация и секретарское обслуживание офшорных компаний. Отмечается четкая тенденция к расширению сферы приложения космополитического капитала в секторе услуг мировой экономики.

По оценкам зарубежных экспертов, общая сумма космополитического капитала, циркулирующего сейчас в глобальной сети офшорных центров, достигает 10 трлн долл.

Между космополитическим капиталом и остальной частью международного капитала нет преград, они активно взаимодействуют друг с другом, и первый регулярно подпитывается за счет второго.

Кто владеет и распоряжается космополитическим капиталом? Это в первую очередь ТНК производственной и сервисной специализации, создавшие более 6000 офшорных банков, порядка 5000 взаимных страховых компаний, десятки тысяч инвестиционных и благотворительных фондов, сотни тысяч трастовых соглашений и специализированных офшорных компаний сернис- ного профиля. Растущий спрос на офшорные услуги с 1970-х гг. предъявляют так называемые физические лица с высоким чистым доходом, а попросту говоря, долларовые миллионеры. Костяк этой группы сторонников офшорного бизнеса составляют богачи, отошедшие от дел, рантье, а также высшие менеджеры крупных компаний, лица свободных профессий и т.д. Нельзя сбрасывать со счетов и компании среднего и малого бизнеса. Ведь их владельцы видят в использовании офшорных схем и технологий важный ресурс подъема в более высокие страты деловой элиты. По финансовому потенциалу они многократно уступают ТНК, но их гораздо больше.

Замечено, что государственные структуры разных стран также пользуются офшорными услугами, скажем, при мобилизациии синдицированных кредитов и размещении крупных строительных подрядов.

За 40 лет развития мирового рынка офшорных услуг сформировалась широкая сеть финансовых корпораций, юридических, консалтинговых, аудиторских и секретарских фирм по обслуживанию офшорного бизнеса и офшорных компаний, которые по понятным причинам предпочитают регистрироваться и действовать именно в офшорных центрах. Эта подотрасль офшорного бизнеса считается исключительно прибыльной, и в ней заняты тысячи высококвалифицированных специалистов.

Наконец, солидный слой клиентуры офшорных центров представлен физическими и юридическими лицами, использующими офшорные технологии и схемы в интересах теневого бизнеса и отмывания незаконных доходов. По

некоторым оценкам, «грязные деньги» составляют сейчас около 10% космополитического капитала, циркулирующего в глобальной сети офшорных центров.

Налицо растущий спрос экономически влиятельной клиентуры на оф-шорные услуги, который успешно удовлетворяется усилиями офшорных центров.

По нашей оценке, в настоящее время в мире зарегистрировано и действует порядка 2,5 млн офшорных компаний. Эта оценка не сильно завышена, коль скоро сейчас ежегодно в мире регистрируется до 130 тыс. офшорных компаний. Это большая сила. Ведь наряду со «спящими» и малоактивными компаниями в офшорном бизнесе действуют банковские, страховые, трастовые, торговые, транспортные и прочие компании с миллиардными годовыми оборотами.

Если в середине 1970-х гг. через офшорные центры проходило только 5% мирового оборота капитала, то сегодня через глобальную сеть офшорных центров совершается примерно 60% оборота мирового капитала. К тому же через них проходит и до 70% всех валютных операций.

Считается, что оборот на мировом рынке офшорных услуг растет среднегодовыми темпами, близкими к 10%, и по этому показателю он вместе с рынком изделий электронной промышленности удерживает мировое лидерство.

На мировом рынке офшорных услуг в конце прошлого века наблюдался бум. Однако ситуация начала выходить из-под контроля развитых стран. Если в 1960-е и 1970-е гг. развитые страны фактически были монополистами на мировом рынке офшорных услуг, то сейчас они контролируют только 55 оф-шорных центров, а остальные 45 офшорных центров действуют на территории развивающихся стран и стран с переходной экономикой, притягивая к себе крупные суммы космополитического капитала. Запад усмотрел в этом пря-мую угрозу своим интересам и с 2000 г. перешел к решительным действиям, призвав вернуть былую монополию западных стран на мировом рынке офшорных услуг.

Важная роль в этой кампании Запада отводится трем «черным спискам» офшорных юрисдикций, которые в первой половине 2000 г. были обнародованы Организацией экономического и социального развития, Форумом финансовой стабильности и Рабочей группой по борьбе с отмыванием незаконных доходов, где доминируют страны «большой семерки». В указанных «черных списках» оказалось в общей сложности 55 офшорных центров, дислоцированных преимущественно в развивающихся странах. Под расплывчатыми и часто надуманными лозунгами борьбы с пагубной налоговой конкуренцией, дестабилизацией мировой финансовой системы и отмыванием незаконных доходов развитые страны по инициативе стран «большой семерки» начали поход против офшорных центров, но не против всех, а только против неугодных развитым странам. Острие атаки нацелено против 15-20 офшорных центров, поскольку 17 из упомянутых 55 центров объявлены беспроблемными или почти беспроблемными, а многие из оставшихся 38 «нечистых» офшорных центров пошли на компромисс и исключены из проскрипционных списков Запада.

Стало очевидно, что развитые страны, развязав кампанию по составлению «черных списков», вовсе не намерены раз и навсегда покончить с офшорным бизнесом. Конечная цель этой кампании - концентрация основной массы космополитического капитала в контролируемых Западом офшорных центрах. Сделать это, по расчетам Запада, легче всего путем дискредитации офшорных центров развивающихся стран и стран с переходной экономикой, объявив их изгоями в международных экономических отношениях под предлогом

их причастности к пагубной налоговой конкуренции, отмыванию «грязных денег» и дестабилизации мировой финансовой системы.

Впереди нас ожидает полоса длительных и острых переговоров на межправительственном уровне. По нашему мнению, реформирование мирового рынка офшорных услуг стало глобальной проблемой, и решать ее надо не в келейных переговорах развитых стран, имеющих особые интересы на этом рынке и, кстати говоря, повинных во многих грехах офшорного бизнеса, а в широкой дискуссии под эгидой ООН.

Так или иначе, обнародование трех «черных списков» офшорных юрисдикции развитыми странами привело к перелому тренда на мировом рынке офшорных услуг, и будущее урегулирование конфликтной ситуации серьезно повлияет на среднесрочную перспективу этого рынка. Примечательно, что в 2000-2003 гг. в мире не было открыто ни одного нового офшорного центра, и на рынке офшорных услуг установилась выжидательная пауза. Начался малозаметный перелив космополитического капитала из одних офшорных центров в другие, но вовсе не факт, что он предпочитает офшорные центры развитых стран.

Как известно, Россия более двух лет находилась в «черном списке» рабочей группы по борьбе с отмыванием незаконных доходов, что нанесло ей моральный и материальный ущерб. Как известно, она была исключена из этого списка в октябре 2002 г. после принятия закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем», создания комитета по финансовому мониторингу и фактического закрытия первого офшорного центра России, а в июне 2003 г. Россия стала членом указанной рабочей группы. Примечательно, что другие офшорные юрисдикции не пошли на закрытие своих центров, и Россия в уступчивости диктату Запада оказалась впереди планеты всей.

Открыв экономику для взаимодействия с внешним миром, Россия, как и другие страны, стала оншорной юрисдикцией и пассивным объектом мирового офшорного бизнеса. Сегодняшняя Россия с ее полупрозрачными границами, тяжким налоговым бременем, дырявым валютным, банковским, таможенным, налоговым, визовым, внешнеторговым регулированием, обесцененным рублем, массовым правовым нигилизмом и конфликтными отношени-ями между властью и бизнесом давно стала исключительно комфортной зоной для операций космополитического капитала и его офшорных компаний. Космополитический капитал российского и зарубежного происхождения давно присутствует и работает на российском рынке. Излюбленной сферой его приложения в нашей стране, как и во всем мире, являются финансовые операции.

Бегство капитала и офшорный бизнес находятся в тесном и постоянном взаимодействии друг с другом. Как бегство капитала финансирует офшорный бизнес, так и офшорный бизнес обслуживает бегство капитала. По имеющимся оценкам, бегство капитала из России превысило 400 млрд долл., и в 1990-2002 гг. ежедневно из России нелегально уходило в среднем по 100 млн долл. По самым осторожным оценкам, к началу 2003 г. в зарубежных офшорных центрах зарегистрировано более 100 тыс. офшорных компаний с российским капиталом. В становящихся достоянием гласности махинациях и аферах постоянно фигурируют таинственные офшорные компании. Как показывает практика, безвестные офшорные компании и их анонимные владельцы из числа российских резидентов активно участвуют в приватизации отечественных предприятий, скупая крупные и даже контрольные пакеты многих ведущих предприятий нашей страны.

Своеобразие ситуации в России как оншорной юрисдикции состоит в том, что именно российские предприниматели, развязав массированное нелегальное бегство капитала из России, превратили ее в пассивный объект офшорного бизнеса, хотя в этом процессе растущее участие принимает и космополитический капитал зарубежного происхождения. Последний, действуя преимущественно в сфере финансовых операций через представительства зарубежных офшорных компаний, получает и вывозит свои прибыли от разного рода спекулятивных операций за границу. Еще больший урон Россия несет от операций космополитического капитала российского происхождения, который без труда обходит действующие нормы валютного, налогового и внешнеторгового регулирования и нелегально вывозит крупные ресурсы в денежной и товарной форме за границу, не платя к тому же причитающие налоги.

За 14 лет существования независимой России власть так и не создала надежного заслона против сомнительных и незаконных операций зарубежных офшорных компаний на нашем рынке. Системный контроль за офшорными операциями на российском рынке пока так и не налажен, хотя по отдельным аспектам этого контроля есть определенный прогресс, особенно в последние 2-3 года. Это в первую очередь известное указание ЦБ РФ № 500-У от 12 февраля 1999 г. «Об усилении валютного контроля со стороны уполномоченных банков за правомерностью осуществления их клиентами валютных операций и о порядке применения мер воздействия к уполномоченным банкам за нарушения валютного законодательства». Это, конечно, принятие 7 августа 2001 г. Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем». Это и создание в феврале 2002 г. комитета по финансовому мониторингу. Однако этих мер явно недостаточно, о чем свидетельствует сохранение бегства капитала за границу на довольно высоком уровне. Россия все еще остается комфортной зоной для операций космополитического капитала российского и нероссийского происхождения и несет крупные потери от нелегального бегства капитала за границу и недобора налоговых и экспортных поступлений по офшорным операциям на российском рынке и за рубежом. От других оншорных юрисдикций она отличается массированным бегством капитала, большой свободой действий космополитического капитала на нашем рынке и низкой эффективностью и бессистемностью защитных антиофшорных мер.

Многие страны - малые, средние и даже крупные - стремятся компенсировать потери от деятельности космополитического капитала на их рынках пу-тем создания и развития офшорных центров под своей юрисдикцией. Статус офшорной юрисдикции открывает перед ними возможность трансформации из пассивного объекта в активный субъект офшорного бизнеса. Сейчас около 40% всех государств и зависимых территорий современного мира имеют статус офшорных юрисдикций, и многие из них получают солидные доходы от своих офшорных центров. Учреждение одного или нескольких офшорных центров в случае их успешного развития формирует в офшорной юрисдикции принципиально новую категорию налогоплательщиков из числа зарегистрированных в ней офшорных компаний, которые не ведут коммерческой дея-тельности на местном рынке, работают только за рубежом и с зарубежными партнерами, оперируют только с внешними по отношению к данной офшорной юрисдикции финансовыми ресурсами и тем не менее несут налоговую от-ветственность перед властями страны их регистрации. Это реальное расширение базы налогооблагаемых доходов. Хотя офшорные компании полностью

или частично освобождены от всех или почти всех местных налогов, они платят администрации офшорных центров регистрационный и годовой сборы, ставки которых невелики, но при большом числе регистрируемых компаний существенно пополняют доходную часть бюджета офшорной юрисдикции.

Товаром на рынке является офшорная компания, учреждение, регистрация и обслуживание которых сопровождается продажей пакета учредительных, регистрационных, секретарских и консультационных услуг нерезидентам. Это ресурсосберегающий, наукоемкий и экологически чистый сервисный продукт, и его экспорт отвечает самым взыскательным требованиям при формировании экспортной базы любой страны.

В популярных офшорных центрах нерезиденты разворачивают свои реальные офисы с реально действующим персоналом и реальными крупными оборотами по зарубежным операциям, и в этом случае «внутренний экспорт» услуг многократно увеличивается, а деловая активность возрастает. Представительства офшорных компаний порождают дополнительный спрос на служебные и жилые помещения, специалистов, транспортные, коммуникационные, почтовые, юридические, аудиторские, банковские, информационные и бытовые услуги, что создает новые рабочие места, увеличивает занятость и в конечном счете приносит дополнительные доходы для офшорной юрисдикции. Применение льготного режима для нерезидентов следует квалифицировать как один из элементов благоприятного инвестиционного климата для зарубежных инвесторов, а не как экзотический эксперимент. Растет экспортная выручка офшорной юрисдикции.

Почему бы и России не использовать шанс, учредив несколько офшорных центров на собственной территории в интересах облагораживания структуры и роста отечественного экспорта, укрепления базы налогообложения, привлечения иностранного капитала и увеличения занятости?

Первый шаг в этом направлении был сделан в 1996 г., когда в соответствии с Федеральным законом от 30 января 1996 г. № 16-ФЗ «О Центре международного бизнеса "Ингушетия"» был учрежден первый офшорный центр России в г. Назрань. В сложных условиях второй половины 1990-х гг. (системный кризис, конкуренция со стороны зарубежных офшорных центров, дефолт 17 августа 1998 г. и военные действия в соседней Чечне) было теоретически обосновано и практически доказано, что ЦМБ «Ингушетия» - перспективный и низкозатратный инвестиционный проект федерального значения. К середине 2002 г. в нем были зарегистрированы 962 компании международного бизнеса, принадлежащие резидентам 42 стран ближнего и дальнего зарубежья, и были заработаны первые миллионы. Был разработан и начал экспортироваться новый для России ресурсосберегающий, наукоемкий и экологически чистый товар - пакет учредительных, регистрационных и секретарских услуг для зарубежных инвесторов - владельцев компаний международного бизнеса. Появилась новая категория налогоплательщиков, расширилась база налогооблагаемых доходов, создан новый источник налоговых и экспортных поступлений. Введение офшорного режима для иностранных резидентов улучшает инвестиционный климат в России. Компании международного бизнеса стали удобным инструментом делового взаимодействия для резидентов стран СНГ и Балтии. Наконец, компании международного бизнеса, зарегистрированные в ЦМБ «Ингушетия», создали канал для легальной репатриации летучего российского капитала домой, на родину. Можно утверждать, что ЦМБ «Ингушетия» способен хотя бы частично компенсировать потери России от операций космополитического капитала на российском рынке и потому заслуживает поддержки со стороны федеральных и республиканских властей. Более того, было бы

целесообразным рассмотреть вопрос о создании под юрисдикцией России еще нескольких офшорных центров.

В 2004 г. в Государственную Думу внесен законопроект «О российском международном реестре судов», и после его принятия в нашей стране появится один или несколько портов «удобного флага», что позволит частично компенсировать потери от ухода половины российского торгового флота в зарубежные гавани «удобного флага».

В курортных зонах России вполне реально учредить несколько офшорных центров для состоятельных физических лиц-нерезидентов по примеру Андорры, Ирландии, Монако, Антигуа, Багамских островов, Бермудских островов, Кипра, Коста-Рики и Гибралтара, где введен выгодный для состоятельных физических лиц-нерезидентов режим налогообложения личных доходов и где по этой причине концентрируются крупные финансовые ресурсы зарубежной принадлежности.

Есть прямой резон создать в России хотя бы один точечный офшорный банковский центр, и идеальное место его учреждения - Москва, а точнее, строящийся международный деловой центр «Москва-Сити».

Короче говоря, хватит России оставаться пассивным объектом мирового офшорного бизнеса и нести в этом качестве огромные потери от нелегального бегства российского капитала за границу и недобора налоговых и экспортных поступлений. У нас уже есть опыт и заделы для превращения России в активного субъекта мирового офшорного бизнеса путем учреждения и развития не одного, а нескольких офшорных центров под российской юрисдикцией.

Однако вместо этого подковерные игры федеральной бюрократии с начала 2001 г. блокировали работу первого офшорного центра России под явно надуманным предлогом, а с 1 июля 2002 г. выхолостили законодательную базу его дальнейшей работы, что привело к фактическому закрытию ЦМБ «Ингушетия». Неуклюжими действиями законодательной и исполнительной властей создана парадоксальная ситуация. Россия сохраняет формально статус офшорной юрисдикции, но сама ликвидировала единственный действующий организационный механизм для реализации выгод этого статуса. Она добровольно соглашается на пассивную роль на мировом рынке офшорных услуг, оставаясь комфортной зоной для операций космополитического капитала российского и зарубежного происхождения. Вряд ли такая политика отвечает национальным интересам России.

<< | >>
Источник: В.К. Сенчагов. Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник Под ред. В.К. Сенчагова . 2-е изд. - М.: Дело,2005. - 896 с.. 2005

Еще по теме РОССИЯ В ОФШОРНОМ БИЗНЕСЕ:

  1. Ссылки
  2. Глава 31РОССИЯ В ОФШОРНОМ БИЗНЕСЕ
  3. РОССИЯ В ОФШОРНОМ БИЗНЕСЕ
  4. ВЫВОДЫ
  5. 3.6. Банковский офшор
  6. 10.1. Мировой рынок услуг
  7. Оглавление
  8. Структура и развитие международных финансовых рынков как экономической среды для бизнеса
  9. Международный валютный фонд: влияние на международный бизнес
  10. Офшорный банковский бизнес
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -