<<
>>

РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА - СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА БЕЗОПАСНОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

Ключевая характеристика современного этапа цивилизационного развития - резкое возрастание роли человека в системе факторов производства, что диктует необходимость глубокой социальной переориентации экономических приоритетов.
Человек ставится в центр социально-экономической системы, возможно более полное удовлетворение всего спектра его потребностей, включая потребность в самореализации, становится одновременно конечной целью производства и условием его устойчивого развития. На первый план выдвигается обеспечение возможно более полного развития и реализации человеческого потенциала.

До недавнего времени при анализе воспроизводственной роли человека в экономическом процессе акцент делался на трудовом потенциале, т.е. совокупности тех свойств, способностей, знаний и навыков людей, которые они применяют или могут применять в общественном производстве на данном этапе его развития. Человеческий потенциал характеризует население во всем богатстве его способностей, знаний, навыков и личностных характеристик.

Рассматриваемый по отношению к отдельному человеку, трудовой потенциал соответствует его рабочей силе, человеческий потенциал - личности. В условиях возрастания роли творческого труда и увеличения доли творческих и личностных элементов в трудовых процессах круг способностей, знаний и на-выков, которые работник задействует в процессе труда, постоянно расширяется. Многие современные рабочие места в разных областях деятельности предъявляют требования не только к профессиональным навыкам, но и к личностным характеристикам работника. В результате грань между трудовым и человеческим потенциалом постепенно утрачивает былое значение, становится более подвижной и размытой .

Различие трудового и человеческого потенциалов выступает в явном виде при рассмотрении вопроса об их реализации. Сфера реализации трудового потенциала - производство материальных и нематериальных благ и услуг.

В современном обществе основное место, где осуществляется производство, занимает рыночный сектор, и большая часть производительного населения в той или иной мере включена в отношения рынка труда. В то же время существует сектор, где преобладает нерыночное производство (в том числе внутрисемейное), а также секторы, . це ослаблены рыночные отношения (некоммерческий, государственный). Тс ким образом, экономическая неактивность в традиционном рыночном смысле не обязательно означает отсутствие реализации трудового потенциала.

Человеческий потенциал реализуется в разнообразных сферах, ведущими из которых помимо производства являются потребление и досуг. В этой связи речь идет не только о платежеспособном спросе как о стимуле производства, но и об усложнении потребления , формировании структуры потребностей. Важнейшая функция человеческого потенциала - инициирование перспективных потребностей, задающих стимулы и направленность экономического развития. Сферы реализации человеческого потенциала выступают одновременно сферами производства трудового потенциала.

Качество человеческого потенциала необходимо оценивать на основе как индивидуальных (средних) критериев, так и его характеристик как целого, включающих структурный аспект и аспект качества взаимодействия.

Рассматриваемый с точки зрения его экономической отдачи (действительной или потенциально возможной, прогнозируемой), человеческий потенциал приобретает форму человеческого капитала. Накопленные человеком в процессе образования и трудовой деятельности знания и навыки, способности, которыми он обладает от природы и которые сумел в себе развить, т.е. его индивидуальный потенциал, способны приносить отдачу в трудовом процессе, реализуясь в более высокой результативности труда и в более высоких заработках. Впервые подход с позиций концепции человеческого капитала был предложен в 1950-1960-х гг. и быстро вошел в основной методологический арсенал как теоретических исследований, так и прикладных разработок.

В российской экономической литературе человеческий капитал иногда характеризуется как внеэкономическая составляющая общественного богатства .

Такая трактовка неточна, так как уже сам факт капитализации трудового потенциала говорит о его равноправной включенности в единую систему экономических, более того, рыночных (стоимостных) отношений. В данном случае правильнее говорить о нематериальном компоненте общественного богатства, включающем наряду с человеческим капиталом (образование, здоровье, трудо-вые навыки населения) накопленные научные знания и социальный капитал.

Иной подход к оценке уровня развития человеческого потенциала предложен в рамках ООН. Была разработана методология подсчета международно сопоставимого индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) на основе показателей средней продолжительности жизни, охвата населения образованием и ВВП на душу населения. При всем несовершенстве этого индекса его безусловное преимущество - стремление комплексно отразить человечес-кое развитие, отказ от подхода к человеку исключительно как к экономическому ресурсу, фактору производства .

Наряду с индивидуальными усредненными характеристиками (уровень образования, культуры, состояние здоровья, психоэмоциональное состояние

отдельных людей) важным аспектом качества человеческого потенциала, обусловливающим возможность его эффективной реализации, являются структурные характеристики, отражающие соотношение различных профессионально-квалификационных категорий рабочей силы (например, представителей технических и гуманитарных профессий, специалистов высшего и среднего звена), сбалансированность соответствующих пропорций с потребностями экономики в рабочей силе разного качества. Дефицит той или иной категории означает снижение качества, избыток препятствует эффективной реализации. При общих высоких показателях накопленного человеческого капитала (измеряемого через суммирование индивидуальных накоплений) именно структурные диспропорции выступают на первый план и могут приводить к существенному снижению качества.

Важнейший аспект человеческого потенциала, выходящий за рамки непосредственно производства и охватывающий все сферы жизнедеятельности людей, - качество взаимодействия, взаимоотношений людей в обществе. Многочисленные исследования показывают, что качество взаимоотношений - важнейший фактор развития, позволяющий некоторым странам использовать имеющиеся в их распоряжении ресурсы значительно эффективнее других. В последнее время этот аспект, описываемый понятием «социальный капитал», привлекает повышенное внимание исследователей .

Изобилие социального капитала значительно снижает издержки бизнеса и посредством укрепления доверия, координации и кооперации на всех уровнях ведет к росту производительности труда. Следствие недостатка социального капитала - нарастание конфликтов и снижение эффективности. Переход к производству индивидуализированной и наукоемкой продукции принципиально изменяет содержание конкуренции по сравнению с ситуацией преимущественно массового производства и задает экономические императивы социализации бизнеса. При всей важности образования и квалификации отдельных работников ключевое значение приобретает формирование эффективных социальных отношений, развивающих способность к взаимообучению, работе в команде, облегчающих передачу информации в масштабах экономики и тем самым увеличивающих объем человеческого капитала и способствующих его более эффективной реализации. Таким образом, формирование внутри- и меж-фирменного социального капитала становится более мощным фактором инновационного процесса, чем рыночная конкуренция .

Это обстоятельство заставляет пересмотреть традиционно разделяемые либеральными экономистами представления о соотношении экономической эффективности и социальной справедливости и диктует необходимость усиления социальной направленности современных экономик. Чем менее равномерно распределены собственность и доходы, тем больше препятствий на пути формирования отношений взаимного доверия. Порождаемое свободным рынком неравенство может негативно влиять на эффективность, так как оно разрушает социальный капитал.

Сегодня в развитых экономиках страховые и бюджетно-налоговые механизмы социальной защиты охватывают подавляющую часть населения и обеспечивают его базовую социально-экономическую безопасность. Через госу-дарственный бюджет в большинстве развитых стран перераспределяется от Уз (США, Япония) до 1/2 (Франция, Италия) ВВП. На долю социальных расходов государства в США приходится более 20% ВВП, а в европейских странах - не менее 30%.

Не менее важное направление политики государства связано с его ролью в обеспечении производства социально значимых благ, создаваемых в отраслях нематериального производства, прежде всего в образовании, здравоохранении, культуре. Продукт этих отраслей не только обладает самостоятельной ценностью для непосредственных потребителей, но также дает социальный выигрыш для общества в целом и представляет собой инвестиции в человека, отдача от которых подчас превышает отдачу от инвестиций в материальную базу. Важность социального капитала для обеспечения конкурентоспособности - стимул для вступления акционеров и менеджеров корпораций в диалог с государством о способах избежания непродуктивного равновесия, базирующегося на малоквалифицированном труде, при котором низкое качество обучения и подготовки и соответственно непригодность для профессиональной деятельности в экономике полученных знаний обрекают население на прозябание . Наблюдаются возрастание роли государства как стратега, определяющего основные приоритеты и направления развития, становление и развитие наряду с рыночным обширного некоммерческого сектора и социализация бизнеса, принимающего на себя значительную часть функций, связанных с развитием работников.

Наличие существенного позитивного внешнего эффекта и длительный период окупаемости значительной части инвестиций в образование и здравоохранение обусловливают необходимость корректирующего вмешательства государства в действие рыночных механизмов. Будучи отданы на откуп рынку, объем и структура этих сфер существенно отстали бы от реальных объективных потребностей экономики и общества. Это обстоятельство во многом объясняет приоритетность соответствующих расходов в бюджетной политике развитых стран, включая те из них, которые традиционно относят к странам с преимущественно либеральной моделью социальной политики. В США инвестиции в развитие человеческих ресурсов составляют более 60% расходов федерального бюджета и почти вчетверо превышают расходы на оборону .

Инвестиционная роль основных социальных отраслей различна. С экономической точки зрения вложения в здравоохранение носят инфраструктурный характер, т.е. создают условия для нормального участия работников в производственном процессе (физически здоровые люди реже берут больничный, могут работать с полной отдачей, не только дольше живут, но и дольше не выходят из состава рабочей силы). Инвестиции в образование, формируя рабочую силу более высокого качества, дают прямую экономическую отдачу через более высокую производительность труда.

Ключевая функция государства как субъекта социальной политики состоит в формировании социально-экономической среды, благоприятствующей активной самореализации каждого члена общества в собственно экономической сфере, гарантирующей достаточный уровень стабильности и возможности развития. В социально ориентированной экономике все элементы экономической

политики в меру своих возможностей решают эту задачу. Выраженный социальный аспект имеют антимонопольная политика, поддержка мелкого и среднего бизнеса, программы сбалансированного развития территорий, создание благоприятного инвестиционного климата. Максимальная нагрузка лежит на политике занятости и политике заработной платы. Таким образом, в функции государства входят как непосредственная реализация мер по развитию человеческого потенциала, так и общее регулирование социальных параметров экономического процесса.

В России одна из ведущих, если не основная причина, инициировавшая реформы, состояла в невозможности обеспечить в рамках советской системы эффективную реализацию человеческого потенциала населения и возможности его устойчивого сбалансированного развития. Это не означает, что на протяжении советского периода человеческий потенциал не был востребован и его развитию не уделялось должного внимания.

Достижения модели советского типа в области развития человеческого потенциала были обусловлены прежде всего тем, что повышение уровня общего и специального образования населения было на всех этапах развития страны (начиная с решения триединой задачи индустриализации, коллективизации и культурной революции) включено в систему стратегических приоритетов. В результате в сравнительно короткие сроки удалось добиться относительно высоких по международным стандартам значений базовых показателей развития человеческого потенциала. За двадцать довоенных лет было обучено примерно 60 млн неграмотных. Перепись 1959 г. показала, что неграмотность в стране практически полностью ликвидирована . По данным микропереписи 1994 г., доля лиц, имеющих высшее (полное и неполное) образование, во взрослом населении составляла около 15%, в то время как доля лиц с недостаточным образованием (не более 8 лет) - 34,5%. Для сравнения: на старте реформ соответствующие показатели составляли в Польше - 5,3% (54,6), в Венгрии - 5,8% (66,9), в Болгарии - 5,7% (75,7), в Чехословакии - 3,5% (57,3) . Высокий уровень образования населения - это огромное потенциальное преимущество России в международной конкуренции, на сохранение и реализацию которого стоит потратить некоторые усилия, пока оно не полностью утрачено.

Определенную позитивную роль в развитии человеческого потенциала играл и социальный контракт. Во-первых, стабильность системы базовых гарантий обеспечивала пусть минимально приемлемый, зато устойчиво растущий уровень потребления работников и членов их семей, а также создавала уверенность в будущем. Во-вторых, та же система выступала предпосылкой диверсификации мотивационных механизмов в сфере труда (на современном этапе «все задавила» зарплата).

Наиболее существенные недостатки сформированного в советский период человеческого потенциала, с которым страна вступала в трансформационный процесс, связаны, во-первых, со спецификой менталитета населения, формировавшегося не только на протяжении советского периода, но имеющего глубокие корни в истории России. Эта специфика проявляется в доминировании общественного, в том числе коллективного, начала над индивидуальным, привычке делегировать право выбора и принятия решений (вместе с ответст-венностью) наверх, склонности к оппортунистическому поведению. Все эти особенности «подпитывались» советским строем, а их негативная составляющая особенно обострилась в период «развитого социализма».

Во-вторых, структура человеческого потенциала, с которой Россия вступила в процесс реформ, формировалась в соответствии с задачами и потребностями милитаризованной центрально-управляемой экономики, ориентированной на ускоренное индустриальное развитие, наращивание средств производства, укрепление обороноспособности в ущерб развитию и диверсификации текущего и перспективного потребления. Отсюда неизбежный «технократический» перекос: избыток научно-технических кадров при недопроизводстве специалистов гуманитарного, экономического, управленческого профиля. В послевоенный период инженеры стабильно составляли более Уз специалистов с высшим образованием, занятых в народном хозяйстве. На начало 1970-х гг. в СССР обучающиеся по инженерным специальностям составляли почти половину всех студентов вузов, в то время как в США - лишь 7%К

Негативные явления постепенно накапливались и в сфере реализации че-ловеческого потенциала. Из них наименее болезненным для системы было чрезмерное экстенсивное расширение занятости в общественном производстве. Однако его оборотной стороной стала невозможность с определенного момента решать проблему нехватки трудовых ресурсов на конкретных производствах путем привлечения дополнительных ресурсов из семейного сектора и личного подсобного хозяйства. С 1970-х гг. существенно обострились проблемы накопления скрытой безработицы внутри предприятий, снижения мотивации работников, низкой отдачи от труда. Возрастал разрыв в уровне производительности труда между СССР и развитыми странами Запада. Все это послужило аргументом в пользу необходимости радикального реформирования экономики.

По-видимому, одной из причин обострения перечисленных проблем стала неадекватность сложившегося типа занятости, в основных чертах соответствующего потребностям индустриального общества, императивам дальнейшего экономического развития. К этому времени в наиболее развитых странах мира произошел переход к новому типу занятости, предполагающему иное распределение ролей факторов производства и иные формы организации трудовых отношений. В России нарастание негативных тенденций в сфере труда также задавало экономические императивы перехода к новой модели занятости, характеризующейся повышением роли творческого труда, ростом гибкости трудовых отношений, увеличением доли занятых в отраслях нематериального производства и услугах.

Если прежний тип занятости, характерный для массового производства, где труд был подчинен материально-технологическому фактору, очень хорошо, можно сказать, органично сочетался с центрально-управляемой экономикой, то новый тип занятости совершенно в нее не вписывался. Именно в этом причина отставания в соревновании двух систем, кризиса внутрипроизводственных отношений, а значит, неизбежности краха тоталитарной системы и кардинальных преобразований.

Однако переход к рыночным отношениям в сфере труда не самоцель, а средство выстраивания новой модели занятости, способной адекватно задействовать человеческий потенциал. Как показал десятилетний опыт российских реформ, достаточно успешное рыночное преобразование сферы трудовых отношений само по себе не предполагает существенных подвижек в решении этой задачи. В России стихийное освобождение рынка не сопровождалось ни формированием дееспособной системы социальных амортизаторов, ни

разработкой последовательной государственной политики, направленной на развитие нематериального инвестиционного комплекса и стимулирующей эффективную реализацию человеческого потенциала. В результате возникло и набирает силу противоречие между все еще достаточно высоким уровнем образования и профессиональной квалификации населения, с одной стороны, и ухудшением условий и качества занятости, с другой. Неизбежное в этих условиях нарастание социальных проблем во многом обусловлено усилением недоиспользования, обесценением и постепенной деградацией человеческого потенциала.

На всем протяжении реформ сужались возможности продуктивной занятости. При поверхностном взгляде на динамику структурных изменений занятости можно уловить, казалось бы, прогрессивные изменения, связанные с возрастанием доли сектора услуг, что приближает соотношение занятости в крупных секторах в России к соответствующему соотношению в наиболее развитых странах. Однако изменение соотношения занятости в крупных секторах - формальный, малоинформативный критерий (табл. 42.1). Для содержательной оценки тенденций развития структуры занятости существенное значение имеют два взаимосвязанных обстоятельства: причины, повлекшие за собой те или иные изменения, и конкретное наполнение крупных секторов.

Таблица 42.1

Распределение занятых по крупным секторам (1990-2001 гг.), % Сектор 1990 1995 1997 1998 1999 2001 2002 Сельское хозяйство 13,2 15,1 13,7 14,0 13,6 13,4 12,7 Промышленность 42,3 35,2 31,8 30,2 30,3 30,4 30,5 Услуги 45,5 49,7 55,5 55,8 56,1 56,2 56,8 Рассчитано по: Социальное положение и уровень жизни населения России. M.: Госкомстат России. 2002. С. 74; Социальное положение и уровень жизни населения России. M.: Госкомстат России. 2000. С. 69.

При нормальном поступательном развитии экономики изменение структуры занятости происходит в результате роста производительности и насыщения потребностей определенного уровня. Это позволяет высвободить часть работников для удовлетворения более высоких потребностей и обусловливает изменения отраслевой и профессионально-квалификационной структуры рабочей силы как в экономике в целом, так и внутри крупных секторов. В частности, в отраслевой структуре промышленности получают развитие наукоемкие подотрасли машиностроения, в профессионально-квалификационной - категории, стоящие за пределами производственного процесса и занятые содержательным творческим трудом по его обслуживанию (специалисты, управленцы). В третичном секторе1 ведущая роль переходит к отраслям, образующим лежащий в основе современной экономики нематериальный инвестиционный комплекс, - науке, образованию, информационным технологиям, а также к здравоохранению.

В России процесс шел совсем по другой схеме. Сокращение доли занятых в промышленности было вызвано кризисным спадом производства, в наибольшей степени затронувшим эту отрасль. При этом в структуре промышленности наблюдаются отчетливые регрессивные сдвиги, направление которых не изменилось с наступлением периода экономического роста. При увеличении доли занятых в сырьевых отраслях (с 12,5% в 1990 г. до 21,2% в

1998 г. и 23,0% в 2001 г.) сокращалась доля отрасли, где в первую очередь материализуется НТП, - машиностроения (с 38,2% в 1990 г. до 30,1% в 1998 г. и 27,2% в 2001 г.) и отрасли, направленной непосредственно на удовлетворение конечных потребностей, - легкой промышленности (с 10,9% в 1990 г. до 6,7% в 1998 г. и 6,1% в 2002 г.) .

Изменения занятости в целом отражали изменение структуры производства. Внутреннее производство основных продуктов питания и товаров массового спроса на душу населения существенно сократилось. Не было никакого насыщения базовых потребностей. Работники вынужденно покидали промышленность в поисках заработка. В целом секторная структура занятости изменялась в направлении сокращения доли обрабатывающей промышленности за счет роста долей добывающих отраслей, примитивного сельского хозяйства и примитивных услуг. Рост занятости в третичном секторе происходил прежде всего с ростом числа занятых в торговле и государственном управлении, доля которых увеличилась более чем в 1,5 раза.

Доля отраслей нематериального производства, обеспечивающих качество экономического роста - генерирование новых знаний и распространение информации, развитие человеческого потенциала и предъявляющих спрос на наиболее квалифицированный творческий труд, устойчиво сокращалась с по-степенным уменьшением их и без того незначительного финансирования. Ежегодные совокупные государственные вложения в социальную сферу в течение последнего десятилетия не превышали 20% ВВП, а в 2001 г. их доля сократилась до 15,6%. При этом вложения в образование и здравоохранение сократились к 2001 г. до 3,1 и 3,0% соответственно . Для сравнения: в США прямые государственные вложения в здравоохранение (без учета инвестиций в научные исследования и строительство медицинских объектов) в 1999 г. составляли 6% ВВП, а с учетом расходов страховых фондов эта доля превышает 10%. Государственные инвестиции в образование в 1998 г. составили 5,6% ВВП, а совокупные вложения в эту сферу также приближались к 10%.

За годы реформ снизилась занятость в сферах образования и культуры, резко упала доля науки, стабильность доли занятых в здравоохранении, социальном обеспечении и спорте связана с ростом административного аппарата социального обеспечения в условиях усложнившихся процедур предоставления социальных трансфертов (табл. 42.2). Таким образом, за некоторым внешне

Таблица 42.2

Доля занятых в отдельных отраслях нематериального производства и услуг (1990-2001 гг.), % Отрасль 1990 1995 1997 1998 1999 2000 2001 Торговля и общепит 17,5 20,2 24,7 26,1 26,0 26,0 27,2 Финансы 1,2 2,5 2,2 2,1 2,1 2,1 2,1 Управление 4,8 5,7 7,3 7,8 8,0 8,1 7,8 Здравоохранение, спорт, соцобеспечение 12,6 13,5 12,5 12,5 12,5 12,4 12,3 Образование 18,1 18,7 17,1 17,0 16,6 16,2 15,9 Культура 3,5 3,4 3,2 3,1 3,1 3,2 3,2 Наука 8,4 5,1 4,1 3,7 3,4 3,3 3,2 Рассчитано по: Социальное положение и уровень жизни населения России. М.: Госкомстат России, 2002. С. 74; Социальное положение и уровень жизни населения России. М.: Госкомстат России, 2000. С. 69.

позитивным сдвигом секторной структуры экономики не стоят качественные преобразования. Напротив, происходит примитивизация занятости.

Крайняя форма проявления примитивизации занятости - рост доли труда, затрачиваемого в подсобном сельском хозяйстве. Важнейшим источником жизненных средств для населения страны становится работа на приусадебных и дачных участках, на которую приходится значительная часть совокупного фонда рабочего времени. По данным обследования рабочей силы Госкомстата Россииу в весенне-летний период занятость в подсобном сельском хозяйстве достигает более 40 млн чел.у из которых 17-18 млн заняты только этим. В пересчете на полностью занятых условных работников в сезон (май-август) - это 16-17млн чел.у т.е. примерно 1/4 совокупной официальной занятостиК

Одной из ключевых причин недоиспользования и постепенной деградации человеческого потенциала выступает низкая цена труда в сочетании с искаженной дифференциацией оплаты, не соответствующей реальным различиям в уровне квалификации. В России низкая цена труда сложилась исторически в результате поздней отмены крепостного права, многочисленных войн, революций, стихийных бедствий, на протяжении длительного отрезка времени сформировавших заниженные притязания наемных работников. Однако в условиях свободы действия рыночных рычагов низкая цена труда приводит к последствиям, обратным тем, на которые рассчитывали. Угрозу для формирования и развития человеческого потенциала страны представляют по меньшей мере три обстоятельства, отличающих современную ситуацию от дореформенной.

Во-первых, в советский период существенная часть затрат на рабочую силу возмещалась централизованно. Предприятиям труд обходился дешево, но государство обеспечивало бесплатное образование и здравоохранение, дешевое жилье, бытовое обслуживание, транспорт, а также доступ к культурным ценностям - музеям, театрам, кино, книгам. Существенно дешевле обходились рождение и воспитание детей, а принцип равенства стартовых возможностей осуществлялся значительно более последовательно, чем сегодня. Резкое уменьшение бесплатной и дотируемой составляющих затрат на рабочую силу в процессе реформ создало угрозу нормальным условиям воспроизводства рабочей силы, причем сильнее всего это затронуло ее наиболее квалифициро-ванные категории.

Во-вторых, экономика стала открытой. Наиболее квалифицированные, отвечающие требованиям современного производства работники выходят на мировой рынок, где цены на рабочую силу несопоставимо выше, чем в России. Сохранение элиты человеческого потенциала возможно лишь при существенном росте финансирования, позволяющем обеспечить оплату и условия труда, сопоставимые с общественно нормальными (можно несколько ниже - за вычетом компенсации издержек миграции).

В-третьих, еще в советский период низкая цена труда оказывала дестиму- лирующее влияние на замещение труда капиталом. Однако в условиях, когда решения об инвестициях принимались централизованно, а рыночные рычаги играли подчиненную роль, значение этого фактора было не столь ощутимо, как в настоящее время. В современных условиях в полном соответствии с законами рыночной экономики традиционно низкая цена труда ведет к ослаблению рыночных стимулов технологических преобразований, а следовательно, к закреплению диспропорций, консервации отсталой структуры производства, накоплению подавленной безработицы внутри предприятий. Наиболее отчетливо эта тенденция проявляется в промышленности.

По данным опроса работодателей в рамках обследования по проблемам трудовых отношений, проведенного Центром исследований рынка труда (ЦИРТ) ИЭ РАН в 1999 г., заработная плата работников соответствовала трудовому вкладу на 35,7% государственных предприятий, на 46,9% приватизированных и на 61,1% частных . Нивелируется шкала заработной платы. По данным обследования гибкости рынка труда (ОГРТ), на протяжении 1994-2000 гг. существовала устойчивая тенденция сближения заработков квалифицированных и неквалифицированных рабочих. Заработная плата специалистов ненамного превосходит заработную плату квалифицированных рабочих и значительно отстает от заработной платы руководителей даже среднего звена. Напрашивается вывод, что в российской промышленности образовался избыток специалистов, связанный с упрощением производства.

Ухудшение условий занятости сопровождалось трехкратным сокращением средней реальной заработной платы при ее перераспределении в пользу аккумулирующих ренту экспортно-ориентированных добывающих отраслей и финансово-кредитной сферы . В результате падение заработной платы в финансируемых преимущественно из бюджета отраслях, ответственных за воспроизводство человеческого потенциала и инновационное развитие, было значительно глубже, чем по экономике в целом. В отдельные периоды вся тарифная сетка бюджетников опускалась ниже прожиточного минимума. В 2000 г. работники таких важных специальностей, как врачи, фельдшеры, преподаватели, учителя, воспитатели, зарабатывали практически на уровне прожиточного минимума}. По данным обследования социальной защищенности населения (PSS-2002), проведенного ЦИРТ ИЭ РАН в 2002 г., среди работников с заработной платой ниже прожиточного минимума 28,8% имели высшее, а 43,3% среднее специальное образование. Таким образом, прослеживается отчетливая тенденция обесценения человеческого потенциала, прежде всего у наиболее квалифицированной части работников.

Снижение уровня дохода и жизненных стандартов значительной части населения в результате недоиспользования и обесценения человеческого потенциала - наиболее очевидное негативное следствие реформ. Однако существуют и другие аспекты проблемы. Существенны потери, связанные с возможностями самореализации личности, упрощением мотивационных механизмов в сфере труда и формированием «стратегий выживания». Это ведет к примитивизации структуры потребностей, задающей ориентиры экономического развития. Серьезную угрозу представляет подрыв принципа равенства стартовых возможностей в связи с сокращением масштабов и качества бесплатного образования. Резкое снижение социальной защищенности населения сопровождается ощущением несправедливости происходящего, утратой веры в себя и доверия к государству. По данным PSS-2002, лишь 8% опрошенных считают, что их интересы защищает государство, в то время как 56,4% полагаются лишь на себя и свою семью, а 33,6% заявили, что им не на кого и не на что положиться.

Существует точка зрения, объясняющая нарастание негативных явлений в социально-трудовой сфере занятости медленными темпами рыночных преобразований и классифицирующая их как «проявление нерыночных элементов развития» . На наш взгляд, дело не в недостаточности или непоследовательности преобразований, а в том, что освобождение рынка само по себе недостаточно для прорыва в новую экономику. Для решения этой задачи необходимы целенаправленная государственная политика реформирования ключевых секторов экономики, формирующих систему воспроизводства человеческого потенциала, а также последовательная политика занятости.

В кризисной российской ситуации рыночные рычаги в сочетании со слабостью государства неизбежно должны были стимулировать нежелательные процессы. Освобождение рынка в условиях серьезных структурных диспропорций, монополизации экономики, незрелости гражданского общества, отсутствия у работников навыков отстаивания своих интересов при заниженном уровне заработной платы уже на старте реформ привело к кризису, разрушению человеческого и социального капитала, восполнение которого все более проблематично.

Выправление диспропорций предполагает разработку системы мер по предотвращению деградации накопленных знаний и навыков и адаптации рабочей силы к меняющимся потребностям экономики и общества, целенаправленное воздействие на структуру как спроса, так и предложения труда, условия занятости различных категорий работников. При этом политика занятости и развития человеческого потенциала естественно «встраивается» в промышленную политику и стратегию развития инфраструктурных отраслей. Последние в значительной мере функционируют в рамках общественного и некоммерческого секторов, а потому направления и темпы развития каждой из них в значительной мере зависят от политического выбора. Отдавая коррекцию структурных диспропорций на откуп рынку, мы, во-первых, закрываем дорогу к учету перспективных потребностей (рынок не заглядывает вперед), во-вторых, обрекаем значительную часть накопленного в населении человеческого капитала на деградацию и обесценение, добровольно отказавшись от модернизации, вполне реальной при выборе альтернативной стратегии, в-третьих, теряем «сливки» человеческого капитала в результате утечки умов, неизбежной в открытой экономике.

В сложившейся критической ситуации основные усилия государства должны быть направлены на сохранение и восстановление человеческого и социального капитала. Не решив эту задачу, невозможно предотвратить отток из страны ни финансового капитала, ни элитных человеческих ресурсов. Решение этих задач требует пересмотра как места социальной политики в системе государственных приоритетов, так и ее общей концепции, а следовательно, предлагаемых форм и методов реализации.

Принципиален вопрос о субъектах социальной политики, распределении их ролей и механизме взаимодействия. Конкретное решение этого вопроса зависит от социально-экономической ситуации в той или иной стране, зрелости гражданского общества и уровня благосостояния граждан. В устойчивой и динамичной экономике с большой долей инновационных предприятий, до-статочно высокими и равномерно распределенными доходами основной массы населения инвестиционные отрасли нематериального производства могут

быть в значительной мере инкорпорированы в негосударственные секторы. Однако и в этом случае соответствующие структуры некоммерческого и частного секторов получают существенные дотации из государственного бюджета и налоговые льготы. В российских условиях, когда большое число предприятий преследует стратегию выживания, институты гражданского общества и некоммерческий сектор развиты слабо; вне сферы прямого воздействия государства нет достаточных ресурсов и стимулов для долгосрочных вложений в развитие человеческих ресурсов. Поэтому так важны социальные отрасли государственного сектора.

Необходимы последовательное укрепление социальной составляющей экономической политики и восстановление на этой основе доверия к государству . Ключевые компоненты такой политики - ориентация на обеспечение продуктивной занятости, защиты слабых партнеров в социально-трудовой сфере, регулирования общих основ оплаты труда, реализация принципа равенства стартовых возможностей через облегчение доступа к качественному бесплатному образованию на всех уровнях. Первым шагом в направлении формирования активной социальной политики должен стать кардинальный пересмотр бюджетных приоритетов в направлении увеличения социальных инвестиций и улучшения общих условий занятости населения.

Приоритеты в распределении бюджетных денег - важнейший индикатор социальной направленности политики государства. На протяжении последних лет в России на первом месте стоит финансирование таких направлений, как государственное управление всех уровней, оборона, обслуживание внешнего долга. Что касается социальной сферы, то она рассматривается, скорее, как некий резерв экономии бюджетных средств, которые могут быть перераспределены на другие, более важные нужды государства.

Увеличение государственных вложений в основные инвестиционные отрасли социальной сферы в соответствии с нормативами федерального законодательства, которые в целом отвечают международным стандартам, но игнорируются на практике , позволит решить ряд ключевых задач для обеспечения устойчивого социально-экономического развития. Во-первых, расширение доступа к образованию и здравоохранению обеспечивает накопление и, что не менее важно, равномерное распределение человеческого и социального капитала. Во-вторых, это позволит существенно улучшить условия занятости и оплату труда в бюджетных отраслях, где все еще сосредоточено около 20% совокупной рабочей силы, в основной массе обладающей высокой квалификацией. В-третьих, повышая заработную плату в бюджетных отраслях, государство как крупнейший работодатель дает импульс общему укреплению позиций квалифицированной рабочей силы на рынке труда, в том числе и вне рамок бюджетного сектора. Таким образом будут запущены механизмы постепенного преодоления социального кризиса, восстановления доверия населения к государству и заложена основа системы воспроизводства человеческого потенциала, адекватной требованиям современного этапа цивилизационного развития.

<< | >>
Источник: В.К. Сенчагов. Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник Под ред. В.К. Сенчагова . 2-е изд. - М.: Дело,2005. - 896 с.. 2005

Еще по теме РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА - СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА БЕЗОПАСНОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ:

  1. Тема 2. Предпосылки и этапы формирования концепции устойчивого развития как цивилизационного императива
  2. Тема 1. Особенности реализации стратегии устойчивогоразвития в России
  3. Тема 2. Экономическая безопасность как фактор устойчивости современного российского общества
  4. Основными задачами Программы являются:
  5. Тема 3. Региональные особенности показателей экономической безопасности
  6. Глава 42РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА - СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА БЕЗОПАСНОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ
  7. РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА - СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА БЕЗОПАСНОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ
  8. 1.3. Государственный сектор как фактор устойчивого и безопасного развития общества.
  9.   2.3. Принципы оценки уровня развития национальной экономики  
  10. Глава 3. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-РЫНОЧНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ: СТРАТЕГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  11. Институциональный механизм как особый способ созидания и развития эффективной трансформации хозяйства
  12. 2.1 Факторы, определяющие развитие банков в транформационный период
  13. 1.1. Современные подходы к оценке национального богатства с точки зрения макроэкономической политики России. Национальное богатство и федеральный бюджет развития
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -