<<
>>

1. 1 Коэволюция экономической системы и института государства

Общественные науки на современном этапе ориентированы на разработку^ новой парадигмы комплексного познания общества. Они нацелены на исследование сущности и основных тенденций развития государства как базового института современного общества.

В частности, политологи отмечают, что, несмотря на возникновение в конце XX века новых политических объединений, наднациональных организаций, самоорганизация человеческих сообществ происходит, прежде всего, через государство. Следовательно, самоорганизация экономики, как одной из сфер общества, неизбежно осуществляется и через механизмы самоорганизации государства в том числе.

В основе системных механизмов самоорганизации государства лежат отношения власти, реализуемые через многочисленные общественные институты - правовые, судебные, административные, экономические и т.п. Функциональной сущностью этих механизмов, при всем их разнообразии выступает, во-первых, реализация многообразных общественных интересов, во- вторых, использование баланса общественных интересов как основы социальной стабильности, в-третьих, обеспечение приоритета национальных интересов1. При этом, также, проявляется двойственная природа государства. С. одной стороны «государство выступает как иитересопроводящая система, опосредованно (через политическое общество - партии, профсоюзы, ассоциации) связанная с социальной и экономической системами»2. С другой стороны, механизмы саморегуляции экономики составляют одно из звеньев в совокупности возможностей самоорганизации государства.

По определению нобелевского лауреата Дж. Хикса, современный этап социально-экономического развития представляет собой «административную революцию» (по аналогии с индустриальной революцией). Ее сущность проявляется в возрастании экономической роли государства в современном мире3. Данный факт отмечен и российскими экономистами, рассматривающими «административную революцию» как составную часть серии экономических революций конца XX века.

Сущность этого понятия раскрывается как радикальные качественные организационно-управленческие трансформации, ставшие следствием и одновременно фактором технологической, структурной, информационной революций, в совокупности приведших к институциональной трансформации Западного общества4.

Причины и вероятные последствия такой революции невозможно понять достаточно полно, если отказаться от анализа развития взаимодействия двух систем - государства и экономики, их коэволюции. Для настоящего

' См.: JI Абалкин. Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономики // Вопросы экономики. 1997. № 6. С.8.

‘ Урсул А.Д. Государство в страісгии устойчивого развития. М :РЛГС. 2000. С.60.

' Джон Хикс. Теория экономической истории. М.2003. С .205-207.

* А Городеикнй. Об основах институциональной трансформации/' Вопросы экономики. 2000. №10. С-121.

исследования главным является возможность проанализировать гипотезу о наличии «экономических генов» в институте государства, которые обеспечивают его коэволюцию с экономикой на любом этапе их развития: дорыночном, рыночном, пострыночном.

Согласно системному подходу социально-экономическое развитие сложной человекоразмерной системы представляет собой процесс самоорганизации этой системы и протекает в форме чередования типов социальной и экономической организации общества. В соответствии с синергетическим подходом, институционально-эволюционной концепцией понятие коэволюции трактуется как одновременная и взаимозависимая эволюция элементов сложной системы или разных подсистем, определяющих формы развития некоей суперсистемы, ее дальнейшей эволюции. В рамках общей теории систем объект может быть рассмотрен как система в том случае, если существует возможность выделить его «первичные» элементы, отношения единства, закон композиции1. Социально-экономическую суперсистему можно представить в виде системной модели взаимодействия макромасштабных компонентов (подсистем) социально-экономического развития страны: государства (как совокупности законодательных, исполнительных, представительных организаций), общества (как совокупности общественных институтов: партий, профсоюзов, СМИ и др.) и экономики (бизнеса)2

Все эти элементы обладают сложной структурой и.

в свою очередь, представляют собой совокупности элементов - специфических институтов с характерными для них функциями и взаимосвязями в рамках социально- экономической системы. Поэтому государство и экономика, будучи элементами более сложной социально-экономической системы, сами являются сложными открытыми системами. По отношению к суперсистеме они выступают и как факторы развития. Выделение таких макроэлементов условно в той мере, в какой сферы их деятельности пересекаются вследствие совпадения целей и задач в процессе социально-экономического развития. Среди множества взаимосвязей всех трех элементов, особо выделим взаимодействие экономики и государства.

Для современных исследований характерен подход, при котором поиск решения социально-экономических проблем осуществляется на основе анализа паркого соотношения «государство-рынок», что справедливо подвергается критике в научной литературе3. Эффективно регулируемый рынок выступает лишь как элемент-атрибут современной социально-экономической системы, главной характеристикой которой является социальноориентированный характер. Макромасштабным компонентом, взаимодействие

'См.; Ю.А Урманцсв. Эволюиионквз ил» обтав теория развития систем природы, обшсстіщ и Мышления//http j7wvvw.se і aha.ru

Клейнер Г Экономическая политика и управление государственной собственностью. Россия, тенденции н перспективы развития. Третья международная конференция. Секция «Экономическая наука н экономическая политика в современной России» Сб докладов. М.: ЦЭМИ РАН, 2003 См.; Л. Абалкин. Роль государства я становлении и регулировании рыночной экономики // Вопросы Экономики 19997 К» 6. С.7.

которого с государством порождает массу проблем, выступает не рынок, а экономика в целом. Поэтому наиболее адекватным и корректным подходом к анализу следует считать выделение соотношения «государство- экономика».

Современная экономическая мысль трактует эти два феномена жизнедеятельности социума как системы взаимозависимые, но внешние по отношению друг к другу[II].

При этом специфика их взаимодействия обусловлена тем, что в отличие от других институтов общества государство выступает и как субъект экономики. На основе методологического принципа имманентности государству экономических функций можно осуществить анализ коэволюции государства и экономики как двух подсистем общества. При расположении экономических функций государства. которые принято считать классическими^, в хронологическом порядке, по мере их появления, на наш взгляд, вскрывается тенденция к их увеличению и усложнению по мере расширения и усложнения экономики. Показательным является тот факт, что ни одна из этих функций, возникнув, не исчезает и не утрачивает своей роли.

Первыми проявились такие экономические функции государства как организация единого экономического пространства на основе сложившихся мезоподпространств, производство общественных благ и услуг (обеспечение внутренней и внешней безопасности экономической деятельности, ирригационные системы, дороги, связь, почта, маяки и т.п.), защита прав собственности и обеспечение законности н правопорядка в хозяйственной сфере. Затем, по мере зарождения и развития рыночных отношений складываются функции обеспечения свободы предпринимательства, стимулирования деловой активности, контроля и поддержки внешнеэкономической деятельности субъектов, включая организацию таможенной системы, регулирования денежного обращения.

Следующая стадия эволюции экономики вызвала к жизни функции борьбы с монополистическими тенденциями в экономике, регулирования отношений между трудом и капиталом, обеспечения устойчивости национальной валюты, защиты экономической безопасности страны и т.п. В экономической теории констатируется появление на современном этапе развития качественно новых функций государства, обусловленное постепенным становлением постиндустриального общества. К таким функциям относятся: обеспечение все возрастающего уровня социальной защиты, формирование и поддержка фундаментальной              науки,              обеспечение              необходимого образовательного

уровня в обществе, создание и содействие развитию инновационных зон, разработка и проведение четкой структурной и промышленной политики.

Развитие экопомическнх функций государства

Этапы

Этапы

Функции государства

развития

государства

развития

экономики

Социальные

Экономические

Политические

!. Становление

осударственное! и

(Эксплуататорс

кое

государе гво)

Экономика, основанная на афарном производстве (традиционная экономическая система)

lt;-)

асоциальные

Внутренняя и

внешняя

безопасность

Организация единого экономического пространства; производство общественных благ и услуг, зашита прая собственности; обеспечение законности и правопорядка в хозяйственной сфере.

Поенная;

религиозно-

идеологическая.

правоохранитель

пая;

внешнеполнтиче ская и т.п.

II. Переход государства от эксплуататорского к правовому

Развитие

товарного

производства.

становление

рыночных

отношений

lt;+) Функция государственного призрения обездоленных слоев населения

(+)

Обсспсчсігие свободы предпринимательства стимулирование деловой активности: контроль и поддержка внешнеэкономической деятельности субъектов, системы.

(+)

Внутриполіггиче ские; многообразно дипломатических функций ПО регулированию межгосударствен ных отношений

111. Правовое государство

Рыночная

экономика

[индустриальная

стадия)

(+)

Социальное

страхование;

демографическая

политика;

здравоохранение.

образовательная,

перераспределение

доходов;

(+)

Антимонопольное регулирование; регулирование отношений между трудом н капиталом, обеспечение устойч нкостн национальной валюты: зашита экономической безопасности страны и т.п.

(+)

Регулирование

международных

отношений

IV. Социальное государство

Смешанная, социальнеориентированная экономика (постиндустриальная стадия)

(+)

обеспечение вес возрастающего уровня социальной защиты к социальной справедливости; создание всесторонних условий развития личности

lt;+)

формирование и поддержка фундаментальной науки, обеспечение необходимого образовательного уровня в обществе, создание и содействие развитию инновационных зон.

разработка И проведение четкой структурной к промышленной политики; экологическая.

(+)

Координация

ПОЛИТИКИ 8

рамках интеграционных союзов и глобального сообщества: соблюдение национальных интересов 8 процессе глобализации и Т.П.

Блок-схема 1 представляет соотношение изменений в развитии экономики и государства в ходе их коэволюции. Она отражает существующее в экономической теории положение, согласно которому экономика, будучи материальной базой жизнедеятельности общества, тем не менее, не всегда занимала лидирующее положение в иерархии подсистем общества[III], что сказывалось на характере государства как особой подсистемы, воспринимающей иерархичность общественной структуры.

Схема показывает, что на первом этапе становления государственности функции этого института в экономической, социальной и политической сфере, фактически, составляли единое целое, поскольку в реальной жизнедеятельности общества не разделялись и сами эти сферы. Затем происходит разграничение функций. Но на последующих стадиях, вследствие усложнения общественной жизни, вновь происходит взаимопереплетение функций, особенно сильно проявляющееся на постиндустриальной стадии, когда государство приобретает социальный характер. Увеличение экономических функций государства вызывается усложнением и ростом самой экономики. Среди факторов, влияющих на роль государства в экономике, которая раскрывается через его функции, экономисты выделяют уровень развития и степень открытости экономики, технологические сдвиги. А развитие экономики зависит от эффективности выполнения государством как базовых, фундаментальных экономических функций, обеспечивающих принципиальную возможность хозяйственной деятельности, так и тактических, регулирующих эту деятельность функций, что неизбежно отражается в эволюции самого института государства.

Приведенная классификация функций основывается на разграничении понятий «орі анизацня», «управление», «регулирование». В структурнофункциональной концепции понятия «управление», «регулирование» трактуются как динамическая (функциональная) упорядоченность, а «организация» как стационарная упорядоченность социально-экономической системы. Управление в широком смысле (как координация типов деятельности) определяется организационно-управленческими структурами, которые как функциональные инварианты тем или другим способом решают проблему согласования различных групп экономических интересов. Реализация различных интересов индивидов и социальных групп осуществляется через совокупность отношений между ними, которые выступают как связи элементов социально-экономической системы.

Любая социально-экономическая система обладает механизмом согласования целей (интересов) своих составляющих элементов - институциональной структурой'. «Институты представляют собой структуру, которую люди накладывают на свои взаимоотношения, определяя, таким образом, стимулы, наряду с другими ограничениями (бюджетными, технологическими и т.д.) очерчивающие границы выбора, а они, в свою очередь, задают рамки функционирования экономики и общества в течение того или иного периода времени»1.

Организационно-управленческая структура социально-экономической системы базируется на двух типах связей между элементами: горизонтальных (рыночных) и вертикальных (иерархических). Соответственно, горизонтальные связи предполагают автономность элементов системы, а вертикальные - их зависимость от распорядительного центра. При рассмотрении данного теоретического положения на примере реального исторического процесса возникновения государства выявляется основа взаимодействия экономики и государства.

Государство - коллективный феномен, сложная социальная система, «первичными» составляющими элементами которой являются территория, население и власть. Экономическая система как совокупность методов хозяйствования и соответствующих им отношений и институтов складывается в обществе раньше государственной системы. Ее развитие обеспечивает объективные экономические предпосылки возникновения государства наряду с социальными, культурными, политическими предпосылками Схема 2 иллюстрирует общее представление о коэволюции государства и экономики. Она отражает существующее в современной экономической теории положение о нелинейном характере общественной системы, в которой роль интегрирующего системообразующего фактора могут играть разные подсистемы".

В этом ключе весьма продуктивной представляется мысль российского экономиста С.Г. Дембицкого о том, что триединство базовых предпосылок возникновения государства определяет инвариантность структурных элементов этого института. «С момента своего «рождения» государство имеет три составляющие:              социальную (устройство «общих дел» в сообществе

свободных), политическую (господство, власть по отношению к определенным социальным группам) и экономическую (система владения). Следовательно, триада «общество-власть-экономика» является базовым атрибутом государства, инвариантным для всех его форм, а динамика развития государственности идет именно по этим трем координатам»3. Место и значимость данной подсистемы Для развития государства определяется тем. факторы какой подсистемы общества - политической, экономической или социальной, на том или ином этапе эволюции оказываются наиболее активными, что выражается в количестве и качестве их флуктаций по сравнению с другими.

Коэволюция государства и экономики

П Р Г. Д П О С Ы Л К И ФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВА

Социальное

доминирует

социальная

сфера

Эксплуататорское:

доминирует политическая сфера

Праповос:

доминирует ^экономическая сфера

Постиндустриальная

Стадии развития экономики:

Аграрная ;              Индустриальная

Политические:

иредгосуларствеиные формы власти; регламентация общественных отношений через специальные органы управления

Экономические:

разделение труда; достаточный для социальной специализации уровень развития производительных сил; частная собственность; развитие обмена; формирование экономического

Социальные:

социальная дифференциация общества, отношения социального и функционального неравенства

По нашему мнению, на стадии формирования института государства, преобладающими выступили политические факторы, определившие структуру иерархии эксплуататорского государства. Возникшее государство не просто структурировало взаимосвязи общества, но закрепило те отношения, которые отражали интересы наиболее активных иерархических слоев общества1. Но, при этом, доминирующими предпосылками в формировании Национальных государств были экономические.

Важнейшей экономической предпосылкой становления государства, по нашему мнению, выступила потребность в формировании из совокупности образовавшихся в ходе эволюции экономики мезоподпространств единого экономического пространства - основы общественного воспроизводства, обеспечивающего его целостность как базовой системы общества. В экономической теории сущность этой категории трактуется как совокупность материальных условий производства: земли - как многокомпонентного природного ресурса (не только территории, но и водных, лесных ресурсов, полезных ископаемых, воздушного бассейна и т.п.), инфраструктуры[IV] - связи, транспорта.

С нашей точки зрения, необходимыми компонентами экономического пространства являются устойчивые экономические связи субъектов хозяйствования: разделение труда, специализация, обмен, - определяющие основу структуры экономики, а также однородность экономических формальных и, особенно неформальных (норм, правил, обычаев, традиций) институтов. Именно по степени распространения видов и способов хозяйственной деятельности рода, племени, общины, разделению труда и специализации, по единообразию экономической организации этого пространства можно определить единство данной территории как материальной основы экономической деятельности данной социальной общности.

Как представлено на схеме 3, единое экономическое пространство обеспечивает возможность свободного перемещения ресурсов, информации, товаров, материалов, что и обеспечивает развитие совокупности экономических отношений хозяйствующих субъектов при господствующем способе производства - экономики. Важнейшим элементом механизма перемещения ресурсов, информации и т.д является обмен Как в живой природе, так и в обществе обмен веществ выступает центральным звеном и обязательным условием воспроизводства. «Без обмена нет общества», считал известный исследователь экономической истории Ф. Бродель3. Многие известные экономисты считали обмен важнейшей типологической характеристикой экономических систем. Так, В. Ойкен утверждал, что «историческое исследование во всех эпохах обнаруживает две чистые основные формы: идеальные типы неменовой «централизованно управляемой экономики» и «меновой экономики»3.

К. Поланьи разработал основы «нерыночной экономической теории»[V]. На основе историко-экономического исследования он доказывал, что многие общества, характеризуются типом экономической системы, основанной на редистрибуции'. Таким понятием, чтобы избежать путаницы, К. Поланьи обозначил нетоварные формы обмена. В редистрибутивных экономиках преобладает физическое перемещение товаров к центру, откуда они перераспределяются между экономическими субъектами. Поланьи утверждал, что многие общества характеризуются таким типом экономической системы и современные исследования подтверждают его вывод. Например, эта концепция применима ко всей Латинской Америке и, вероятно, к большинству стран третьего мира9.

Схема З

Роль экономического пространства в воспроизводственной системе

Элементы экономического пространства

Материальные

условия

производства

Институциональные условия производства

Устойчивые экономические отношения и связи

-Г'

1 і 1-І 13

I є

(L h -§gt; S

rtl —

s

ID

о

-е*

X

з:

в

u

В отечественной экономической мысли она находит свое развитие в рамках институциональной концепции. В частности, Н.П. Дроздова, разработавшая неоинституциональкую концепцию экономической истории России, подчеркивает, что «понятие эффективности функционирования системы нельзя сводить только к рыночным критериям. Система функционирует эффективно, если она достигает поставленных целей с минимальными затратами»1. В частности, в России эффективность достигалась установлением таких отношений собственности, характерными чертами которых являются «огромная роль государственной и коллективной форм по отношению практически ко всем объектам прав собственности»'.

Однако в традиции экономической мысли (от Аристотеля до К. Маркса, JI. Вальраса, уделявших специальное внимание его анализу) обмен исследуется лишь в одной его исторической форме - товарной, т.е. обмен благ на основе стоимостных эквивалентов. Но именно обмен в широком смысле раскрывает свою сущность как обязательный атрибут общественного разделения труда. Экономическое содержание разделения труда на товарной стадии производства проанализировано А. Смитом в теории абсолютного преимущества и Д. Риккардо в теории сравнительного преимущества с целью обоснования взаимовыгодное™ торговли. Однако точно такое же экономическое содержание мы находим и в нетоварном обмене, особенно на стадии родоплеменных отношений, когда он носил открытый характер обмена деятельностью. Простейший условный пример позволяет в этом убедиться.

Если предположить в племени (неважно охотничьем или оседлом) наличие двух групп взрослого населения - активно-трудовой (А) и старой (С), то их хозяйственная деятельность по выживанию может быть представлена двумя кривыми производственной возможности создания двух благ: пищи (П) и «услуг жизнеобеспечения» (У) (все возможные бытовые услуги от шитья одежды до создания инструментов и обучения) так, как показано на рис. I.

А              С

Рис.1. Экономический эффект нетоварного обмена.

Предположим, что группа А производит за 12 часов 50 единиц П и 30 единиц У, что на рисунке соответствует точке К. Группа С за это же время производит соответственно ЗОП и 20У - точка Т. Возможный прирост потребления за счет разделения труда и обмена деятельностью в каждой группе представляет расчет в таблице 1. Поместив на график результаты, полученные в таблице, видим, что при обмене количество потребляемых благ (точки К1 и Т ) превышает производственные возможности каждой группы и повышает эффективность их функционирования. Именно эта экономическая природа нетоварного обмена изначально делает отношения разделения труда экономическими, поэтому они так жестко закрепляются институционально традициями, правилами и обычаями. С нашей точки зрения, институты в эволюции социально-экономических систем играют роль генов и, следователык), опрфіедядетд г^цоадп^ц^т^м. С)ни обеспечивают передачу

Пеядрцс.ного гооуд.'.рлвепного подтип ' К га ун :нтрс!ітета им. В. Г. Белинского

Группа

Количество производимых благ

Обмен

(,)'М

Потребление

Прирост

потребления

До обмена результатами деятельности

Группа А: П

50

0

50

У

15

0

15

Групма С: П

30

0

30

У

20

0

20

После разделения труда и обмена результатами деятельности

Группа А: П

100

-40

60

+ 10

У

0

н20

20

+5

Группа С: П

0

+40

40

ш +10

У

50

-20

30

+10

последующим поколениям приобретенные системой в ходе приспособления к изменившимся условиям новые «рефлексы» - навыки, нормы поведения, традиции, обычаи и т.п. В этом отличие механизма эволюции общества от эволюции природы - в живой природе условные рефлексы не наследуются.

Выбранный пример призван проиллюстрировать еще один важный тезис: проблема поколений, т.е. обеспечения жизни данного поколения, с одной стороны, подготовки молодежи, нового поколения, с другой стороны, жизнеобеспечение старшего поколения, с третьей стороны, решается путем фиксации и институционализации меры участия каждого члена общества в общем воспроизводственном процессе достаточно сложным образом. На разных исторических этапах ее решение различно. Однако в основе ее решения лежит нетоварный обмен. «Не обмен определяет меру, а мера обуславливает обмен... Мера уже заложена в разделении труда, (которое) и есть, собственно, качественное распределение ролей и функций в процессе взаимодействия общества с природой (труда) и индивидов в рамках общества, то есть ролевая функция и есть уже качественно определенная мера труда»1.

Ф. Энгельс, анализируя переход человечества от варварства к цивилизации, связанный со становлением государства, на значительном фактическом материале доказал, что «ни одно общество не может сохранить надолго власть над своим собственным производством н контроль над социальными последствиями своего процесса производства, если оно не уничтожит обмена между отдельными лицами»2. В советской экономической историографии это положение применялось к анализу только капиталистической стадии. Но, строго говоря, Ф. Энгельс вывел его как базовый принцип становления Афинского государства, применительно к

И. Егоров. Логика экономического процесса: сошюэкоиомичсский синтез// МЭиМО. 2004 №4. С. 30. 32. 'Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М.. Политиздат 1973. С 123-124

периоду зарождения частной собственности и товарного производства, т. е. до формирования современного типа государства.

Такой контроль существовал на первом этапе становления производящей экономики, когда основными элементами общественной системы выступали племя, род, семья. Обмен между племенами, родами и семьями1 носил эпизодический неперсонифицированный характер и осуществлялся от имени всего племени. Господствующим типом связей такой структуры общества являлись вертикальные.

Формирование предпосылок рыночной экономической системы строилось на разрушении вертикальных связей и возникновении горизонтальных. Поскольку устойчивость системы предполагает определенный баланс горизонтальных и вертикальных связей, позволяющий образовать структуру, то возникновение государства с точки зрения экономики, можно рассматривать как образование института, призванного компенсировать потерю контроля общества над производством. Д. Норт подчеркивал, что если такие фундаментальные неоклассические принципы анализа как редкость ресурсов и, следовательно, детерминанта конкуренции в развитии экономических отношений обеспечивали адекватность теоретических моделей, то «предположение о беспрепятственном характере обмена завело экономическую теорию в тупик.»2.

Такой подход приводит к выводу о сущности экономических функций государства как новой форме регулирования обществом воспроизводственного процесса. Согласно основополагающему принципу системного анализа - более высокий системный уровень есть качественно новое явление, а не простая сумма подсистем. Этот уровень неизбежно характеризуется новыми законами и зависимостями. А.И. Пригожин выявил основное свойство. социальной организации и обозначил его как сверхаддитивность, т.е. «прирост дополнительной энергии, превышающей сумму индивидуальных усилий ... участников»5. Очевидно, что в этом заключается одна из главных причин возникновения иерархической организации, лежащей в основе экономических систем, базировавшихся на натуральном типе хозяйствования.

Хозяйствующий субъект в рамках государства не просто получает возможность расширения масштабов своей деятельности, он, прежде всего, выигрывает, выступая участником более крупной организации. Единство экономического пространства на территории государства обеспечивает возможность передачи и обмена разной информации. Чем больше субъектов контактирует друг с другом, тем больше и быстрее распространяется необходимая информация, а, значит, снижаются риски. Получаемый ими в таком случае выигрыш - это как раз то, что А. Маршалл назвал

Наличие такпзо обмена (бронзовым и железным оружием, инструментами н, особенно, предметами роскоши) в эпоху позднего неолита фундаментальный исторический факт, не нуждающийся в специальных Доказательствах. См., например. Т.М Тимошина. Экономическая история России. М 1998.С.12; История человечества,' Под ред. Г Гельмольта. C-Пб. Просвещение. 1904.Т. I. С. 17ь Д Норт. Институциональные изменения: рамки анализа. Доклад на конференции по проблемам экономических реформ в России (Вашингтон, март 1996 г.)// Вопросы экономики. 2004. №3. С.6.

Пригожин А. И. Социология организаций М., 1980. С 41

«положительным внешним эффектом», или внешней экономией (external economies).

Государство, обеспечивая масштабное экономическое пространство, тем самым обеспечивало условия для функционирования принципа сравнительного преимущества, лежащего в основе разделения труда. На этой базе осуществлялась специализация всех видов деятельности и, как следствие, экономия на издержках в рамках национальной экономики и рост производительности труда. Происходит расширение ассортимента благ наряду с расширением возможностей потребления.

Таким образом, государство, как единый управляющий центр, обеспечивает сверхаддитивность системы большого масштаба. Поэтому рост эффективности экономической системы связан также с государственным управлением при условии наличия положительного эффекта масштаба.

Углубление разделения труда, специализация и выделение ремесел, ведущие к росту производительности труда, с неизбежностью требуют одновременно с расширением сферы обмена, ее упорядочения, смены форм обмена. Один, даже очень удачный механизм лежащий в основе воспроизводства (как, например, механизм товарного обмена) не может быть одинаково эффективным при всех, постоянно меняющихся под воздействием конъюнктуры или экстремальных событий, условиях. Поэтому, если развивающаяся в ходе эволюции общества, структура разделения труда не подкрепляется развитием обмена, она деградирует. «В каждый данный момент, достигнутый уровень и структура разделения труда (или разделения функций но жизнеобеспечению общества) предполагают определенную комбинацию разных форм и механизмов обмена результатами деятельности»[VI]. Это может быть сочетание:

  • коллективного обмена (начиная с первобытного времени шедшего по жестко установленным правилам, т. е. институционализированного, и развившегося в ходе истории ло современных налоговых систем и государственного перераспределения доходов);
  • товарно-денежного обмена;
  • обмена через механизмы социального страхования и т.п.

Таким образом, обмен, как неотъемлемый атрибут разделения труда, выступает как важнейший фактор формирования экономического пространства и развития экономики. Дальнейшее углубление разделения труда, появление специализированных групп производителей отдельных благ создает потребность в гарантии того, что все излишки произведенного продукта могут быть обменены на недостающие блага с допустимыми издержками и рисками. История экономики показывает, что когда роль гаранта по экономическим сделкам берет на себя государство, издержки для национальной экономики минимальны2

Институт государства снижает риски, связанные с обменом на всей территории страны, обеспечивая преимущество субъектам, хозяйствующим в рамках данного экономического пространства. «Территория» как элемент экономического пространства представляет собой ареал юрисдикции государственных органов власти, сферу интересов хозяйствующих субъектов, пространство местных рынков, зону социально-инфраструктурного обслуживания и т.п.’

Устойчивое прогрессивное поступательное развитие предполагает благополучное состояние экономического пространства, в основе которого лежит сбалансированная динамика его компонентов В этом случае позитивным можно считать такое изменение компонента, которое не влечет за собой дисбаланс остальных. Например, расширение производства не создает проблему «избыточного» населения; высокие доходы населения не связаны со сверхэксплуатацией единственного ресурса и т.п. Обеспечить такое состояние экономического пространства может только специализированный институт, в основе которого лежит преимущественное право принуждения как по отношению к субъектам, так и к другим институтам общества - власть Поэтому титул собственности на единое экономическое пространство, обеспечивающий такую власть, принадлежит государству. Только на ее основе возможно выполнение государством экономических функций.

Экономическое пространство как предпосылка возникновения государства фактически обеспечивает ответ на вопрос:              где может

реализовываться власть и по отношению к чему или к кому. А дальнейшее воздействие государства на экономическое пространство есть ответ па вопрос: как реализуется государственная власть. Т.е. собственность на экономическое пространство - родовая черта института государства.

Потребность в единстве институциональной организации экономики расширялась по мере роста разделения труда, его специализации, совершенствования обмена, поскольку одинаковые правила и нормы на всей территории снижали трансакционные издержки, обеспечивали диверсификацию хозяйственной деятельности.

Таким образом, формирование экономического мезоподпространства, исторически начавшееся с расширения и укрепления горизонтальных связей хозяйствующих субъектов в процессе производства и обмена, стало важнейшей предпосылкой образования государства, которое в свою очередь, устанавливая вертикальные связи, регулируя горизонтальные, обеспечивало существование, функционирование и трансформацию этого пространства во времени Так, государство обеспечивает расширение экономического пространства для хозяйствующих субъектов за пределы территории страны за счет международного экономического пространства, создавая механизмы внешнеэкономической деятельности (международные договоры, соглашения, Дипломатическую, экономическую и политическую поддержку, гарантии и т.п.)

В.              Лехсин. А Швецов. Общероссийские реформы и территориальное развитие. Стптья 11. Региональная Россия начала XXI века: новая ситуация и новые нолхолы к ее исследованию и регулированию'/ Российский экономический журнал 300*1. XV*. С.8

Таким образом, экономическое пространство выступает как общественное благо, воспроизводимое государством.

Прогрессивное развитие экономического пространства проявляется r усложнении его структуры, обеспечивающей увеличение видов и способов хозяйственной деятельности, многоукладности, интенсивности и многообразия взаимосвязей элементов экономической системы, складывании предпосылок рынка. Эволюция экономического пространства отражает зарождение и утверждение основного принципа рыночной экономики - постоянную экономическую экспансию. В этой точке жизнедеятельности общества смыкаются функции рынка и государства. Рынок выполняет не только экономическую, но и социально-политическую функцию, поскольку перманентная экономическая экспансия есть «непременное условие не только расширения, но и просто сохранения жизненного пространства вне зависимости от места конкретной экономики в мировом хозяйстве»1. В конечном итоге, экономическое пространство отдельных государств перерастает во всемирное экономическое пространство2, порождая потребности в новых институтах, организующих его функционирование.

Хозяйственные системы возникли как «организации» по производству потребительных стоимостей для удовлетворения непрерывно возрастающих потребностей. Первые формы таких организаций носили натуральный характер, определяющими признаками которого являются полная самообеспеченность и отсутствие регулярных экономических связей с другими хозяйственными организациями. Примером такой первичной хозяйственной системы может служить патриархальная семья.

Становление этой общественной системы путем усложнения отношений между субъектами, ее значение для возникновения института государства исчерпывающе проанализировали в свое время К. Маркс и Ф. Энгельс. Если применить принципы структурно-функционального и синергетического подходов к их анализу, то выявляется, что биологическое, социальное и экономическое направления эволюции семьи имеют одинаковый механизм. А именно:              достижение цели эволюции - наибольшей

жизнеспособности системы - обеспечивается соответствующим структурированием: т.е. увеличением многообразия горизонтальных связей, формированием и упорядочиванием вертикальных иерархических связей при переходе общества от матриархата к патриархату, от полигамии к моногамной семье3. В основе всех этих социальных процессов лежат экономические факторы: переход от собирательского к производящему типу хозяйствования, становление и развитие традиционной экономической системы - разделение труда, первичная специализация, первичное накопление прибавочного

А.              Эльянов ІГТП и экономическая политика на периферии мирового хозяйства// Мировая экономика и международные отношения. 2005. №4. С.78.

: См.. Брашна Синергетика гсоэкономичсской миогополюсностн// Мировая экономика и международные отношения. 2005. №4 С.102, И. Осалчая. Глобализация и і'осударство: новое в регулировании экономики развитых стран// Мировая экономика и международные отношения. 2002. №11. CJ.

' См.: Ф. Энгельс Происхождение семьи, частной собственности и государства. М . 1973 С. 49.

продукта, формирование частной собственности. Соответственно меняются экономические отношения производства, обмена, потребления.

Институты, обеспечивающие вертикальные связи, по мере усложнения социально-экономических процессов, приобретают все большее значение, т.к. именно они обеспечивают адекватное реагирование организации на новые «нештатные» ситуации. В частности, анализируя переход сообществ от традиционной экономической системы к командной, Джон Хикс подчеркнул: «Задолго до возникновения рынка... (субъектам хозяйствования. Н.Г.) пришлось столкнуться с новыми чрезвычайными обстоятельствами и, чтобы уцелеть, они вынуждены были реагировать на них созданием какой-то более совершенной системы руководства»1. Такие «нештатные» ситуации возникали вследствие появления новых потребностей и интересов, вызванных переворотом в условиях производства. Структура традиционной экономической системы, основанная на ролоплеменных связях, не могла адаптироваться к качественно новым элементам общества: ремесленникам, социальным группам городов, имущественным стратам. «Каждая из этих групп состояла из людей различных родов, фратрий и племен, включала даже чужестранцев»2.

При этом трансформации структур общественных систем подчинены общим принципам. Сначала изменяется самая подвижная подсистема - семья. Ее динамичность, с нашей точки зрения, объясняется тем, что трансакционные издержки по организации новых связей, необходимых для реализации возникающих интересов в ее структуре, минимальны. Поэтому она быстрее всего реаг ирует на изменения факторов развития общественной" системы. И только потом меняются институты, регистрирующие и упрочивающие достигнутый в обществе этап эволюции. Ф. Энгельс обращал .специальное внимание на идею К. Маркса о том, что данный механизм эволюции характерен и для других подсистем общества: политической, юридической, религиозной, философской 3.

Изменение подсистемы семьи в указанном алгоріггме можно наблюдать в настоящее время. В некоторых европейских странах происходит трансформация самой естественной сущности семьи через узаконивание однополых браков (Испания, Норвегия. Дания и др.). Не вдаваясь в социальномедицинскую, морально-этическую и историческую оценку явления, выделим экономические факторы, повлиявшие на его возникновение. Это - ухудшение природной среды под давлением экономики (приводящее к мутациям), общий подъем уровня жизни населения Европы после П Мировой войны, включение женщин как трудового ресурса в воспроизводственный процесс и приобретение ими экономической независимости, развитие систем медицинского и социального страхования. В совокупности данные факторы устраняют зависимость выживания нового поколения от наличия в семье вертикальных связей: решающего значения кормильца, главы семьи.

г Дж. Хикс Теория экономической истории. МД003. С.ЗЗ

. Ф Энгельс Происхождение семьи, частной собственности и государства. М.. Политиздат 1473. С. 1S8 'Там же.С.ЗО.

Указанные факторы привели к широкому распространению и другого явления аналогичного порядка - так называемых гражданских браков. Закон признает возможность взаимных имущественных притязаний супругов по факту совместного проживания и ведения общего хозяйства даже при отсутствии формального оформления брака, а степень кровного родства наследников можно определить по тесту ДНК. Таким образом, процессы, протекавшие на протяжешш второй половины XX столетия, на стыке веков приобретают институциональное, правовое оформление, подтверждая выявленную закономерность эволюции социально-экономической системы.

Подобно тому, как несовершенный рынок требует вмешательства государства, нерыночная экономика, являясь также несовершенной1, «потребовала» возникновения такого института, как государство. Отсюда берут начало фундаментальные экономические функции государства.

С нашей точки зрения, анализ теоретической модели системы городов- государств Дж. Хикса2, убедительно выявляет роль экономических функций государства как важнейшего фактора эволюции экономики к рыночной системе. Рыночные отношения, постепенно выраставшие из торговых, порождали новые потребности: в защите собственности (не столько от насилия, сколько от издержек, связанных с реализацией прав собственника) и контрактов. Эти институты, как и многие другие экономические институты (например, деньги) не обладают самодостаточным механизмом корректировки ошибок, поскольку у субъектов имеются сильные стимулы к их нарушению.

Любые механизмы саморегулирования могут быть разрушены, если существует возможность возникновения неявных отклонений от нормы и стимул к созданию таких отклонений. В этом случае экзогенный фактор в лице государства, воздействующего через институт права, уравновешивает риск получения выгоды от нарушения риском наказания. «Очевидно, что без систем принуждения и наказания люди будут склонны не исполнять обязательства и отнимать чужую собственность»5.

Вместе с тем, признать роль государства в развитии институтов экономики не значит идеализировать власть. В частности, современные исследователи, в т.ч. и западные И. Сенед,              Дж. Ходжсон, Дж. Беккер

подчеркивают, что государство не может быть беспристрастным механизмом. Его функционирование осуществляется через деятельность специалистов- чиновников, которые придерживаются собственных интересов.

Государство в экономической теории рассматривается как институт, обладающий специфическим правом принуждения ко всему взрослому населению страны4. Данный тезис является общим для всех направлений

Дж. Хикс пнел понятие несовершенной нерыночной экономики, как модели экономической системы находящейся настолько же ближе к реальной экономической жизни, насколько модель несовершенной рыночной экономики реалистичнее совершенного рынка. (Дж. Хикс Теория экономической истории. М'ДООЗ.

С.28).

:См. Джон Хикс. Теория экономической истории. M.2Q03. С 65-84

' Ходжсон, Дж. М. Эволюция институтов: направления будущих исследований// Журнал экономической теории. 2005. №2. С. 19.

'Трауини Эггсртсон Экономическое поведение и институты. Пер с ант. М. 2001. С 181 экономической теории, в т. ч. и для марксистского, где, однако, акценты смешены в сторону анализа классового характера насилия. Классические работы марксизма предоставляют богатый фактический и аналитический материал, который может быть рассмотрен с позиций достижений современной экономической теории, в частности институционально-эволюционной концепции В соответствии с ее положениями принуждение, насилие становится главным инструментом государственной власти «поскольку средние издержки осуществления насилия оказываются низкими по сравнению с издержками оппонента»1. Проблема насилия, таким образом, оказывается неотделимой от проблемы власти.

Еще Б. Рассел утверждал, что «фундаментальным понятием в общественных науках является власть, в том смысле, в каком энергия является фундаментальным понятием физики»2. Однако в экономической теории концепция власти разрабатывалась слабо, в то время как в других общественных науках ей уделялось центральное место4. Западные экономисты классического институционального направления, определявшие власть как категорию необходимую для изучения рынка и экономических иерархических систем4, в конце XX века подчеркивали, что «необходимы серьезные усилия по операционализации понятия экономической власти»5. Вместе с тем, значительные идеи, которые могут послужить фундаментом для раскрытия операционального характера категории «власть», были высказаны Е. Слуцким еще в начале XX века.

Он считал, что сущность категории «власть» выражается в возможности проводить какие-либо операции над каким-либо предметом. Такая возможность обнаруживает себя в сопоставлении с отсутствием таковой у других субъектов. Власть - социально-экономическое отношение субъектов, сходное по своей экономической сущности с категорией собственность. Поскольку' государство это институт, Сфуктурирующий взаимодействие всех подсистем общества, то содержанием его деятельности выступают именно властные операции, а отношения государства со всеми прочими элементами системы - как властные отношения.

В рамках концепции формальной экономики, Е.Слуцкий определил и структуру властных отношений: «Каждая экзистенциальная операция, которую употребляют относительно самой власти, есть властная операция, если считать ее как операцию над соответствующим предметом власти. Операции образования, сохранения, уничтожения власти это основные виды властных

^ А.Е.Шаститко Новая институциональная экономическая теория М..ТЕИС. 2002 С 491 : Russell В. Power, Г. 1985 (first edition in 1938). Р.ІП.

См.: Я А. Плнііс Политическая впасть как осиовноіі предмет политологии транзитного общества// Вестник ФА. 2001 №3 , В. Дементьев Экономическая власть и институциональная теория// Вопросы экономики. 2004 №3. С. 52.

См.: Ойкен В Основы национальной экономики М. Экономика. 1996. Регтоих F The Domination Effect and Modem Economic Theory In: Power in Economics Rothschild K. (ed.) I larmondworth, Penguin. 1971. Companion to Contemporary Economic Thought. Greenaway D., Bliancy М.. Stewart 1. (eds.) London and New York. Routledge 199!; ILihun R. Economy and Society. London. Routlcdge, 1992.

Уильямсон О Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, отношения контрактации. СПб. Лениздат, CTV Press. 1996. С. 380.

операций»[VII]. Любое действие, сопряженное с использованием власти, структурируется по данным видам властных операций, будь то реформа налоговой системы или набор призывников в армию.

В формальной экономике названия этих операций соответствуют понятиям: приобретение, сбережение, расходование. С нашей точки зрения, категория, обозначающая властную операцию «приобретение» (как «образование, появление власти») соответствует понятию «присвоение». Таким образом, понятие «обмен» выступает как замена, произошедшая в результате двух передач власти, взаимообуславливакмцих друг друга. Приобретение, сбережение, расходование или обмен - составляют первичные элементы власти. Но и сама власть может выступать как предмет власти, но уже вторичный, производный. С точки зрения праксиологии, как учения об эффективных действиях, реальным, основным законом является то, что каждый предмет власти либо сам является первичным, либо имеет такой в качестве фундамента властных операций. Дж. Коммонс в своей концепции трансакций, обосновал идею о том, что любой вид передачи правового контроля одного субъекта другому представляет собой первичный конституирующий элемент всякой экономической деятельности.

Структура экономической власти, разработанная в концепции Слуцкого, позволяет определить еще одно важнейшее передаточное звено между экономикой и другими сферами общества, политикой, культурой и т.п., при помощи которого осуществляется их взаимодействие и взаимовлияние. «Возможность производить экзистенциальные операции над властью - это власть над властью»2. Государство имеет абсолютные преимущества в использовании такой возможности перед всеми другими субъектами общества Развитие предгосударственных форм власти также стало предпосылкой становления государства. как наиболее совершенного механизма функционирования этого общественного института.

Эволюция государственности, согласно А. Тоффлеру, обнаруживает три этапа, различаемых по критерию формирования власти. На начальной стадии таким средством была сила, что соответствует доиндустриальным. традиционным экономическим системам. Для индустриального этапа развития общества характерна власть, основанная на экономическом принуждении. Системы третьей волны характеризуются властными отношениями, базирующимися на информационных технологиях3. При этом Тоффлер подчеркивает: «...наблюдаемый ныне упадок индустриального общества, или общества «второй волны» можно охарактеризовать как бифуркацию цивилизации, а возникновение более дифференцированного общества «третьей волны» - как переход к новой диссипативной структуре в мировом масштабе»1.

Анализ власти как экономической категории проясняет сущность экономических предпосылок возникновения государства. Государство изначально получает сравнительные преимущества в осуществлении операций приобретения, сбережения и расходования по сравнению с индивидуальным субъектом именно за счет исключительных преимуществ в образовании, сбережении (сохранении, поддержке) и расходовании (распоряжении) самой власти - обладания всей полнотой власти, тождественной обязательности для населения подчиняться принуждению. Реализация этого сравнительного преимущества осуществляется через смену формы обмена, через развитие товарного производства.

Дуглас Норт отмечает, что «падение системы персонализированного обмена - это не только разрушение плотной сети коммуникаций, но и конец общественного уклада, в котором царила общность традиционных представлений и общность выполняемых на их основе правил. Становление неперсонализированных правил и договорных отношений означает становление государства, а вместе с ним - и неравного распределения силы принуждения. Это создает возможность для тех, кто обладает большей силой принуждения, толковать законы в собственных интересах независимо от того, как это скажется на производительности. Иначе говоря, начинают приниматься и соблюдаться те законы, которые отвечают интересам власть предержащих, а не те, которые снижают совокупные трансакционные издержки»[VIII].

Вместе с тем, с нашей точки зрения, этот негативный для развития экономики и общества эффект быстро обнаруживает пределы, за которыми наступает уіроза самому государству. Уже афинское -государство (классический пример возникновения государства, по мнению Ф. Энгельса) достаточно наглядно иллюстрирует значение принципа соблюдения баланса интересов социальных групп для устойчивого развития социально- экономической системы. Рабовладельческое государство Афин, чтобы утвердить себя как общественный институт, в свое время вынуждено было распространить привилегии гражданства на беднейшую часть свободных граждан, установив ограничения для крупных землевладельцев вводом количественного ценза на частную собственность на землю'.

«Возникающее государство начало в Афинах с той же самой единицы, к которой приходит современное государство в результате своего высшего развития»[IX]. Для поддержания целостности общественной системы в границах определенного государства, последнее должно в большей или меньшей степени отражать интересы всех слоев общества. В противном случае социальные конфликты, возмущения на микроуровне приводят к неустойчивости или к полному разрушению системы. Этот механизм отражает объективный принцип превалирования в государстве общенациональных интересов над клановыми, классовыми, этническими. Реализация национально-государственных интересов отражает «внутренний и закономерный ход исторического процесса с момента формирования государств и наций как главных двигателей общественного прогресса»[X].

Развитие демократических форм государства современного типа воспроизвело аналогичную ситуацию на более высоком уровне отношений. Сохранение института государства в условиях индустриального общества, как показали социальные потрясения конца XIX - начала XX века, потребовало включения в политические процессы широких слоев низкодоходных групп населения. «Расширение избирательного права изменяет баланс сил при принятии решений об уровне оптимальной государственной нагрузки на экономику. Все большее участие в политическом процессе принимают те, кто может выиграть от повышения налогов и расширения финансируемых на данной основе перераспределительных программ»2.

Таким образом, выражение общенациональных экономических интересов, являясь родовой чертой института государства, взаимосвязано как с экономическими его функциями, так и с социальными. Именно эффективность реализации общенациональных интересов государством посредством механизма власти обеспечивает устойчивое развитие социально-экономической системы.

Использование принципов системно-функциональной концепции, разработанной А.А. Лапинскасом, основанной на положениях эволюционноинституционального направления в экономической теории, позволяет увидеть приобретение свойства устойчивости социально-экономической системой именно как результат коэволюции государства и экономики.

Согласно этой концепции на функционирование системы оказывают воздействие закономерности, обусловленные целевой направленностью развитая, закодированной в структуре организации системы, равно как и случайные факторы - флуктации. Последние вызывают бифуркации - изменение направления дальнейшего развития данной системы. Такая трактовка эволюции типов экономических систем предполагает нелинейный волнообразный характер развития. При этом узловым периодом эволюции систем является преобразование ее структуры - реформа, определяющая новое направление развития. Реформа может выступать как точка бифуркации и иметь как прогрессивный, так и регрессивный характер, т. е. она по своей природе трудно предсказуема. Судьба реформы, в конечном счете, определяется конкурентным отбором.

Формы собственности на средства производства и способ координирования экономической деятельности, признаваемые абсолютным большинством исследователей основными критериями типологии социально- экономических систем, предполагают в качестве ключевых проблемы управления, регулирования, структурирования и функционирования. Все они связаны с категорией собственности, основными функциями которой являются

Присвоение, распоряжение, владение, использование, управление. «Функция распоряжения псегда и во всех способах производства проявляется в принятии хозяйственных решений. Других форм ее проявления нет»1. Взаимодействие и обособление распорядительных центров (их разграничение) по распределению ресурсов, принятию хозяйственных решений, по сути, и представляет собой структуру хозяйственной системы. При таком подходе, очевидно, что структура выражает способ распределения и взаимосвязи факторов производства для достижения цели, т.е. функционирования системы. Следовательно, в структуре системы и ее функционировании во времени проявляется индивидуальность системы, ее особенности, и, в конечном счете - ее тип.

Сущностной чертой государства как субъекта экономики выступают не только господствующая форма собственности, но и цель функционирования, а также способ регулирования. И если функцию государства собственность- владение можно отделить от собственности-управления, то функции целеполагания и, следовательно, регулирования неотделимы от государства, также как труд неотделим от работника.

Поскольку социально-экономическое предназначение государства, вытекающее из его природы. - обеспечение приоритета общенациональных интересов над частными и их реализация, то коэволюционный характер цели развития общества отражает эти сущностные аспекты как базовые. Соответственно структура системы представляет собой такую совокупность взаимосвязей, которая способна обеспечивать эффективное продвижение к цели. При таком подходе использование механизмов государственного регулирования в интересах только отдельного слоя или класса общества (при эксплуататорском характере государства) выступает как однопорядковое явление с самоподдерживающимся характером развития чиновничьего аппарата (например, при номенклатурном характере государства). Если бюрократический аппарат государства подменяет цель, преследуя собственные интересы, го неизбежно он вынужден будет влиять на структуру социально- экономической системы, приспосабливая ее к реализации собственных частных интересов. Возникает внутреннее противоречие между коренными функциями государства, реализуемыми на основе соответствия структуры и цели, и реально исполняемыми функциями. Решение провозглашаемых в национальной экономике задач становится недостижимым. Система теряет устойчивость.

Механизмом взаимодействия общества, государства, экономики - элементов социально-экономических систем, выступает согласование их интересов (посредством разграничения функций). Поэтому государственное регулирование выступает как важнейшее структурное звено механизма саморегуляции всей рыночной экономики'. Поскольку, с одной стороны, институт государства обеспечивает преемственность в развитии экономики, а, с Другой стороны, реализует институциональную функцию в развитии

.Экономическая кибернетика. Осіниш теории хозяйственных систем Д.. 1976. Ч.І С35 Д- Андрнаноп. Государственное регулирование и механизмы саморегуляции п рыно-'ной экономике Н Допросы экономики. 1996. №9 с 29

социально-экономической системы, постольку его можно считать элементом механизма эволюции экономики. Если для развития экономики необходимы институты государства, права, собственности и т. п., то все они выступают как часть ее сущности и должны охватываться теорией эволюции современной экономики.

Таким образом, в коэволюции государства и экономики можно выделить следующие закономерности:

  • развитие экономики на стадии закрепления в обществе института частной собственности, утверждения неперсонифицированного обмена, первичного накопления прибавочного продукта обеспечило становление государства;
  • функции государства качественно различаются на различных этапах развития экономики;
  • государство обеспечивает важнейшие предпосылки развития экономики - единое экономическое пространство (соответственно возможность эффекта от масштаба), стабильность и преемственность развития во времени, снижение трансакционных издержек и рисков за счет государственных гарантий прав собственности и хозяйственного правая т.п.;

в рост и усложнение экономики вызывает развертывание экономических функций государства, их уточнение и обогащение;

  • изменения в структуре общественного воспроизводства, совершенствование технической базы, рост производительности труда, повышение уровня жизни выступают факторами перехода от прямых к косвенным методам государственного регулирования экономики:
  • значительное возрастание экономического потенциала на стадии развитой рыночной экономики обеспечивает резкое усиление социальных функций государства, их взаимопереплетение с экономическими. Выполнение государством этих функций служит основой для становления постиндустриальной экономики.

На основе проведенного анализа коэволюции государства и экономики можно сделать определенные выводы. 1 Іервое:              эволюция социально-

экономической системы есть процесс самоорганизации сложной системы путем приобретения новых адаптивных качеств в ходе случайных и целенаправленных изменений с последующим естественным (конкурентным) социально-историческим отбором тех из них, которые в наибольшей степени соответствуют цели развития в изменившихся условиях.

Второе; государство, как общественный институт, имеет экономические «гены». Его появление, наряду с социальными, политическими причинами, было вызвано необходимостью становления прогрессивных методов хозяйствования, которые без этого института существовать не могли. Следовательно, экономические функции имманентны государству.

Третье: экономические функции государства представляют собой форму регулирования обществом воспроизводственного процесса и контроля над ним.

Четвертое:              механизм саморегуляции экономической системы

включает в себя как автоматически действующие элементы - рынок, государственные функционально-регулирующие системы, гак и дискреционные элементы госрегулирования.

Пятое: эволюция экономики вызывает ответное усложнение и расширение экономических функций государства, которые, в свою очередь, интенсифицируют ее дальнейшее развитие. Некоэволюционные способы взаимодействия государства и экономики приводят или к стагнации развития или к полному разрушению социально-экономической системы.

<< | >>
Источник: Новосельцева Г.Б.. Трансформация государственного регулирования современной экономики. М.: Экономические науки,2006. - 256 с.. 2006

Еще по теме 1. 1 Коэволюция экономической системы и института государства:

  1. Тема 2. Предпосылки и этапы формирования концепции устойчивого развития как цивилизационного императива
  2. Содержание
  3. Введени
  4. 1. 1 Коэволюция экономической системы и института государства
  5. Современные тенденции коэволюции государства и экономики
  6. Устойчивость экономической системы и государственное регулирование
  7. Глава III РОЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ^ФОРМИРОВАНИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  8. Институциональный механизм как особый способ созидания и развития эффективной трансформации хозяйства
  9. 2.1. Методологические проблемы информатизации как экономического процесса
  10. Колмаков В.Ю. ПРАВО НА КАПИТАЛ - ПРАВОВАЯ ФИЛОСОФИЯ КАПИТАЛА
  11. § 6. Современные тенденции в развитии деловой культуры
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -