<<
>>

ЭВОЛЮЦИЯ МИРОВЫХ ДЕНЕГ И АМЕРИКАНСКИЙ ДОЛЛАР

Уже более полувека развитие капиталистической валютно-финансовой системы неразрывно связано с денежной единицей США. Американский доллар до сих пор прочно удерживает позиции главного расчетного и платежного средства в капиталистическом мире.

В то же время эта связь не остается постоянной. Она изменяется под воздействием сдвигов, происходящих в мировом капиталистическом хозяйстве, вызванных этими процессами эволюции международных товарно-денежных отношений. Иначе говоря, положение доллара во многом определяется особенностями выполнения современными деньгами функции мировых денег.

Исследование современной природы мировых денег, выявление направлений их эволюции невозможно без четкого уяснения основных положений, выдвинутых классиками марксизма-ленинизма по этому вопросу. В их трудах мы находим блестящее сочетание разработки общих, универсальных положений с анализом особенностей проявления экономических законов капитализма в конкретно-исторических условиях.

В этом смысле центральным является открытый.К. Марксом закон стоимости, т.е. закон обмена эквивалентов. Причем реализация этого закона требует наличия мирового рынка, который является как предпосылкой, так и результатом капиталистического производства. "Капиталистическое производство, - указывал К. Маркс, - покоится на стоимости, или на развитии содержащегося в продукте труда как труда общественного. Но это возможно лишь на основе внешней торговли и мирового рынка1'1 • Подобное положение справедливо для любой фазы развития капитализма, поскольку выражает наиболее существенную особенность, внутренне присущую данному способу производства.

Точно так же универсальное значение имеет вывод К. Маркса о том, что на мировом рынке производственные отношения в отличие от отдельных национальных хозяйств выступают не в какой-то локальной форме, а "в универсальной реальности"2.

Соответственно на мировом рынке "товары развертывают свою стоимость универсально.

Поэтому и самостоятельный образ их стоимости противостоит им здесь в качестве мировых денег"3. Товары, поступающие во внешнеторговый оборот, требуют для выражения своей стоимости не ло-

кальных денежных форм, а такую их всеобщую форму, которая выражает на той или иной стадии развития капитализма затраты человеческого труда вообще, т.е. требуют универсального, всеобщего платежного средства. Исходя из такого понимания роли и значения мировых денег, К. Маркс приходит к выводу, что они функционируют как всеобщее средство платежа, всеобщее покупательное средство и "абсолютно общественная материализация богатства вообще (              •              Причем "функция

средства платежа, средства, служащего для расчетов по международным балансам, преобладает"5.

В условиях капитализма свободной конкуренции мировыми деньгами могло быть только золото. Желтый металл представлял собой всеобщую форму стоимости, одинаково приемлемую для всех товаропроизводителей независимо от их национальности. Обладая таким свойством, золото выступало как фактор сближения отдельных, весьма различных по структуре, уровню развития и относительно разобщенных национальных хозяйств, тем самым способствуя зарождению мирового рынка.

Особое значение, как подчеркивал К. Маркс, золото имело при покрытии разрывов в международных платежах. Дело в том, что относительно слабое "сцепление" воспроизводственных систем отдельных стран в тот период требовало наличия внешнеэкономического равновесия, как непременного условия осуществления международного обмена. Это равновесие могло нарушаться лишь незначительно и на короткие периоды. К. Маркс считал, что "капиталистическое производство вообще не существует без внешней торговли. Но если предположить нормальное годичное воспроизводство в данных размерах, то этим уже предполагается, что внешняя торговля только замещает туземные изделия изделиями другой потребительной или натуральной формы..."6. Вот это замещение и могло происходить только посредством перелива золота между странами.

В противном случае вполне реальными становились сбои в обороте капитала, подрыв международного обмена.

Однако по мере того, как процесс интернационализации экономической жизни набирал силу, менялись и уоловия обмена на мировом рынке. Классики марксизма-ленинизма предостерегали от абсолютизации тех или иных конкретных особенностей капиталистического производства и обмена.

В.И. Ленин отмечал, что "вопрос о внешней торговле или о внешнем рынке есть вопрос исторический, вопрос конкретных условий развития капитализма. •• в ту или другую эпоху"7.

К концу XX в. эти условия коренным образом изменились, что, помимо прочего, выражается в интенсивном выходе процесса концентрации и централизации производства и капитала за национальные рамки. Расширенное воспроизводство капитала уже просто невозможно лишь в пределах отдельных, пусть даже крупных, государств, что со всей очевидностью продемонстрировало правоту К. Маркса, который еще в XIX в., т.е. в период, когда появились лишь первые признаки указанного процесса,

пришел к выводу о том, что "тенденция к созданию мирового рынка дана непосредственно в самом понятии капитала. Всякий предел выступает как подлежащее преодолению ограничение"®.

На современном этапе вое большее развитие получает транснациональный монополистический капитал, соединяющий силу монополий ведущих империалистических государств с колоссальными финансовыми возможностями международных банков. "Прямой результат капиталистической концентрации и интернационализации производства, - указывается в новой редакции Программы КПСС, - усиление транснациональных корпораций, извлекающих громадные прибыли за счет эксплуатации трудящихся в мировом масштабе"^. Поэтому мирохозяйственные процессы уже никак не являются чем-то второстепенным, вспомогательным, производным. Напротив, они становятся органической составной частью капиталистического воспроизводства, все теснее связывают между собой отдельные национальные экономики, усиливают их взаимозависимость, цементируют целостность мировой хозяйственной системы капитализма.

Причем на данном этапе все более переплетаются не только денежная и товарная стадии оборота капитала, но и его центральное звено- производственная стадия. Формируется единый воспроизводственный механизм в масштабах капиталистического мира. Национально-государственное деление с точки зрения накопления капитала становится все более условным. "Возникает естественно вопрос, - писал по этому поводу В.И. Ленин, - где же граница между внутренним и внешним рынком? Взять политическую границу государства было бы слишком механическим решением, да и решение ли это? ... Подобные вопросы не имеют важного значения. Важно,то, что капитализм не может существовать и развиваться без постоянного расширения сферы своего господства..."1^. В современных условиях такой границы или границ в большинстве случаев уже просто не существует.

Одним из следствий упрочения хозяйственных связей между государствами является ускоренное развитие международного кредита[1]. Достигнутый уровень обобществления производительных сил в границах капиталистического мира делает не только возможным, но и необходимым осуществление подавляющего объема международных операций на основе сделки ссуды. Значительные размеры приобретает и международное кредитование, иепосредственно не связанное с конкретным внешнеторговым контрактом. Капиталистическое воспроизводство уже не только на уровне отдельных национальных хозяйств, но и в мировом масштабе всецело основывается на кредите. Кредитные отношения приобретают подлинно всеобщий характер.

База развития международного кредита - растущая взаимозависимость национальных экономических систем, наличие постоянной и прочной связи

между ними не только по линии обмена, но и самого производства. Такая связь обусловливает необходимость кредитных форм расчетов. Вместе с тем распространение таких форм само способствует усилению сцепления национальных воспроизводственных механизмов, ибо постоянно поддерживает и воспроизводит систему всесторонней долговой зависимости участников международного обмена, разорвать которую без неприемлемого ущерба как для должников, так и кредиторов уже просто невозможно.

Тем самым создаются условия для непрерывной циркуляции в международном обороте разнообразных долговых обязательств - кредитных денег. Как и в границах отдельных национальных хозяйств, функция денег как средства платежа вытесняет функцию средства обращения. "В той мере, - указывал К. Маркс, - в какой развивается кредитное дело, а значит и основанное на меновой стоимости производство, та роль, которую играют деньги как средство платежа, будет усиливаться за счет их роли как средства обращения, как орудия купли и продажи1*11. Основой платежей и расчетов становятся кредитные деньги. "Кредитные деньги возникают непосредственно из функции денег как средства платежа, причем долговые обязательства за проданные товары, в свою очередь, начинают обращаться, перенося долговые требования с одного лица на другое**12. Здесь деньги, по определению К. Маркса, становятся "всеобщим товаром

то

долговых обязательств" .

Подобные изменения в характере современного капиталистического обращения отмечались в работах А.В. Аникина, Л.Н. Красавиной, Г.Г. Ма- тюхина, Ю.В. Пашкуса, Д.В. Смыслова, В.М. Усоскина, А.А. Хандруева, ВоН. Шенаева и др.1\ Например, А.В. Аникин отмечал: "Параллельная эволюция кредитной и денежной системы привела к тому, что единственными функционирующими деньгами стали кредитные деньги"15.

Процесс превращения кредитных денег во всеобщий товар долговых обязательств и на мировом рынке, их превращения в универсальное, всеобщее платежное средство вне отдельных национальных хозяйств, т.е. в мировые деньги, занял весьма продолжительный период. Как представляется, в отличие от золота для этого требуется наличие' высокой степени всеобщности товарного производства в мировом хозяйстве, достаточно полной нивелировки экономических научно-технических потенциалов капиталистических стран, развитие в них однородных (но не одинаковых) экономических структур. Последнее непременно должно включать и унификацию финансовых систем. Только в таком случае создаются универсальные условия для международной циркуляции не связанных с золотом долговых обязательств независимо от их национальной принадлежности. (Здесь имеются в виду главным образом развитые капиталистические страны.)

Становление такого платежного механизма, как показал весь ход развития капитализма, сопряжено с большими трудностями и сопровождается острейшими противоречиями. Потребность в новой форме мировых денег пробивала себе дорогу через многочисленные препятствия. Причем одним из основных препятствий являлся сам устаревший механиам сальдирования международных платежей, который обладал значительной инерционностью. Суть проблемы заключалась в том, что все условия, требуемые для бесперебойного функционирования кредитных денег в качестве мировых, не могли возникнуть в рамках старой платежной системы. Отсутствие же этих условий лишало кредитные деньги универсальности, вызывало регулярные вспышки валютного кризиса. Речь прежде всего идет об отсутствии единого механизма неограниченной циркуляции кредитных денег в масштабах мирового капиталистического хозяйства или, другими словами, об отсутствии единого мирового финансового рынка. Его развитие, которое уже стало объективной необходимостью, тормозилось продолжением функционирования устаревшей формы мировых денег.

Золото превращалось в искусственный ограничитель интеграции национальных финансовых систем, в тормоз интернационализации экономической жизни. Попытки продолжить сальдирование платежных балансов традиционным образом вступали во все более глубокое противоречие с потребностями капиталистического производства. Мировые деньги в форме золота из мощного рычага экономического сближения наций превращались в фактор подрыва единства воспроизводственного процесса, который в своем развитии далеко обогнал застывший платежный механизм. На практике это выражалось в постоянных лихорадках на валютных рынках, видимой причиной которых служила несбалансированность международных расчетов. Золото, хотя уже и косвенно,, препятствовало растущему (и необходимому) перемещению национального дохода через государственные границы, т.е. одностороннему перемещению стоимости без немедленной компенсации в форме встречного движения товаров и услуг.

Такое несоответствие не могло сохраняться неопределенно долго. Оно было в известной степени устранено в результате жесточайших валютнофинансовых потрясений, финалом которых явилась отмена обратимости доллара в золото и переход к плавающим валютным курсам. Именно после указанных иаменений, т.е. где-то к середине 70-х годов золото полностью утратило роль денежного товара и в сфере международных расчетов. В связи с этим автор согласен с С.И. Борисовым, отмечавшим, что "говорить об окончательном крахе золотого стандарта было бы преждевременно, пока имелся легальный канал для превращения бумажных валют в наличный металл, пусть даже -в такой урезанной и усложненной форме, какими были покупки аолота на доллары череа американское казначейство"16.

В последующий период одной из наиболее характерных особенностей международной экономической жизни становится стремительный рост внешней задолженности, что, на взгляд автора, является убедительным доказательством перестройки финансовой сферы в соответствии с достигнутым фактическим уровнем международного обобществления, что уже не сдерживалось искусственными ограничениями.

Не менее важными представляются и происходящие ныне качественные

изменения на капиталистических финансовых рынках. Подробное рассмот- ю

рение этого вопроса будет дано в следующих разделах работы. Здесь же необходимо только отметить, что наметившаяся в настоящее время ускоренная интеграция национальных финансовых рынков, их фактическое слияние с международным значительно снижают барьеры, стоящие на пути международной циркуляции долговых обязательств. Сами же эти обязательства, независимо от национального происхождения, становятся все более однородными.

Говоря о всеобщности международных кредитных отношений, нельзя обойти еще один крайне важный вопрос. Как известно, начало внедрения кредитных денег в международный платежный оборот - это не феномен сегодняшнего дня. Кредитные формы расчетов между государствами приобрели преобладающее значение еще в конце XIX в. Однако до самого последнего времени их вряд ли можно было определить как всеобщие. Ведь наряду с кредитными деньгами в международном обороте оставалось и золото. Конфликт между двумя формами мировых денег смягчался за счет активизации роли буржуазного государства в валютно-финансовой сфере. Отношения между национальными хозяйствами имели характер кредитных преимущественно лишь на межгосударственном, центральнобанковском уровне1^, так как государственные органы аккумулировали у себя значительную часть иностранных долговых обязательств. Только таким образом удавалось обеспечить их движение. Погашение этих обязательств частично производилось в золоте. Частный сектор, осуществляющий подавляющую часть расчетов, лишь в незначительной степени выступал в роли непосредственного международного кредитора или должника.

Указанные конкретные особенности платежных отношений, свойственные начальному этапу международного внедрения национальных кредитных средств расчетов в качестве главной формы мировых денег, послужили, однако, основанием для поспешного общего вывода об усилении прямого вмешательства государства в валютно-финансовую сферу как единственно возможного условия существования этой формы мировых денег. Так,

В.П. Казакевич считает, что "в современных условиях проблема потребности в международных деньгах предстает прежде всего как проблема, возникающая и решаемая на уровне государства.. ."1®.

С течением времени, однако, производительным силам стало тесно в рамках такого механизма кредитования. Стихийно складывается, как уже отмечалось, единый мировой финансовый рынок, представляющий разветвленную сеть преимущественно частных финансовых институтов. Долговые обязательства начинают перемещаться в основном по частным каналам и тем самым превращаются в действительно всеобщее, универсальное международное платежное и расчетное средство.

Вместе с тем, подчеркнем, что сказанное не означает абсолютного уменьшения роли государства. Скорее его функции изменяются: от непосредственного вмешательства и жесткой регламентации сферы международных расчетов к созданию и поддержанию общих условий их беслеребойно-

го осуществления частным сектором, т.е. к созданию благоприятного климата для функционирования мировых денег в их кредитной форме.

Результатом всех описанных процессов является превращение кредитных денег, никак не связанных с золотом, в единственную форму мировых денег. В итоге любая международная сделка купли-продажи (за исключением бартерных операций), вызывая поставку товара или услуги, не влечет^встречное движение эквивалента стоимости в вещной форме, который эамещается долговым обязательством того или иного вида. Подобный характер расчетов при помощи кредитных денег открывает возможность значительного расширения разрывов в международных платежах как по объему, так и по времени, возможность все более масштабного перераспределения национального дохода в границах всего мирового капиталистического хозяйства.

В таких условиях проблема окончательного урегулирования международных обязательств в ее классическом виде вообще теряет свое значение. На этом вопросе остановимся подробнее. Дело в том, что с отсутствием внешнеэкономического равновесия многими экономистами связывается сохранение (хотя и с определенными ограничениями) и в настоящее время золота в роли мировых денег. По мнению А.В. Аникина и Д.В. Смыслова, "трудно представить себе, как могут государственные органы стран Запада полностью избавиться от необходимости компенсировать стихийно возникающие разрывы в международных платежах с помощью такого средства окончательных расчетов, которое, будучи само продуктом труда, имело бы характер вещественного носителя стоимости... Сказанное выше приводит к выводу о том, что в обозримом будущем полное устранение золота из международного капиталистического валютного механизма вряд ли сможет стать действительностью"1^. Подобная позиция содержится и в индивидуальных публикациях названных авторов20. Во многом сходной точки зрения придерживаются В.П. Казакевич, Л.Н. Красавина,

С.М. Никитин, В.М. Усоскин . Зачастую при этом сохранение монетарной роли золота в валютной сфере связывается с фактом наличия желтого металла в запасах центральных банков. Например, С.М. Никитин считает, что "и в наше время золото продолжает выполнять перечисленные К. Марксом функции мировых денег и поэтому находится в резервных фондах центральных банков капиталистических стран"22.

По нашему мнению в современных условиях наличие международного экономического неравновесия уже нельзя однозначно считать аномалией. Напротив, само существование такого неравновесия определяется потребностями развития производства, тесно интегрированного в международном плане. Поэтому регулярное и значительное покрытие разрывов в платежах деньгами-товаром явилось бы непреодолимым препятствием на пути реализации структурных сдвигов в мировом капиталистическом хозяйстве, тормозом развития производительных сил. Другими словами, достигнутый уровень обобществления в масштабах всего капиталистического мира делает не только возможным, но и необходимым покрытие разрывов в международных платежах кредитными деньгами. Как справедливо отмечал в связи с этим З.П. Плетнев, "издавна обнаруживавшийся подрыв товарного производства началами неполной (монополистической и государственно-монополистической) планомерности и обобществления избавил деловой оборот от наличия мировых денег в их золотой телесности"25.

Факт отсутствия сколько-нибудь значительного использования золота для финансирования платежных балансов вынуждены признать и многие сторонники указанной точки зрения. Так, А.В. Аникин отмечал, что "огромные дифициты и излишки в платежных балансах, образовавшиеся после 1973 г., не вызвали почти никакого движения золота. Они были профинансированы посредством различных форм кредита, в основном благодаря функционированию международного рынка капиталов"2**'. Размеры задолженности, ее структура в основном определяются потребностями накопления транснационального монополистического капитала, бамим ходом воспроизводственного процесса в его международном измерении.

Что касается золотого запаса центральных банков, то вряд ли его можно рассматривать сейчас как резерв мировых денег. В связи с этим трудно не согласиться с замечанием Г.П. Солюса, что "золотые резервы в банках годами ни в какой форме не участвуют в денежном обращении ни во внутренних, ни во внешних расчетах" . Столь же справедлив, на наш взгляд, и вывод В.Н. Шенаева, что "золото сохраняет свое значение 'как материализация богатства (или сокровище). Однако этого никогда не было достаточно, а особенно в современных условиях, чтобы считать его национальными или мировыми деньгами"26* Резервы центральных банков скорее относятся к стратегическим товарным запасам, куда, помимо золота, входят и другие легко реализуемые материальные ценности.

В.И. Ленин отмечал, что "если мы не будем думать, что капиталисты бросают свои товары в море или отдают их даром иностранцам, - если мы не будем брать единичных, исключительных случаев или периодов, то оче- видно, что мы должны принять известную равномерность вывоза и ввоза" . Однако эта равномерность все более выступает лишь как тенденция и проявляется через свою противоположность - значительные перекосы в торгово-экономическом обмене, в основе которых - неравномерность экономического и политического развития капиталистических стран, которая "есть безусловный закон капитализма"26.

К концу XX в. действие закона неравномерности экономического развития претерпело заметные изменения. Основной движущей силой неравномерности становится научно-техническая революция, развертывающаяся в условиях углубления интернационализации экономической жизни, определенной нивелировки экономических и научно-технических потенциалов ведущих капиталистических стран.

Б современных условиях баланс сил между отдельными монополиями, странами и центрами империализма меняется гораздо быстрее, чем преж- де, а сами эти изменения становятся все более масштабными. За такими изменениями стоят сейчас прежде всего различные темпы наращивания и использования научно-технического потенциала, рост наукоемких отраслей, интенсивности структурной перестройки хозяйства . Причем все эти процессы сопровождаются все более значительной и оперативной переброской материальных и финансовых ресурсов между отдельными секторами и районами мирового капиталистического хозяйства. Более того, без такой переброски уже невозможны сами подвижки в соотношении сил. "Можно сказать, - подчеркивал А.Н. Яковлев, - что закон неравномерности экономического и политического развития особенно приметно выражается ныне именно в скачкообразности научно-технической революции, ее порывистости и прерывистости, все ускоряющемся темпе. Прогресс науки и техники, интернационализация научно-технической экономической жизни создали принципиально новую возможность ускоренного развития одних империалистических государств за счет других, увеличили подвижность межимпериалистических противоречий, амплитуду их колебаний"30.

Мировые деньги в их кредитной форме служат важным фактором реализации сдвигов в мировом капиталистическом хозяйстве и тем самым разрешают конфликт между устаревшим платежным механизмом и конкретными условиями функционирования экономики капитализма на современнном этапе. В связи с этим представляется спорным вывод о том, что окончательный отход от золота явился фактором обострения валютного кризиса. "Утрата золотом роли мировых денег - считает, например, В.Н. Шенаев, - нанесла удар по имперализму тем, в частности, что создались условия для обострения валютного кризиса"31. Напротив, как уже отмечалось, причиной валютного кризиса, кульминация которого пришлась на 1971-1973 гг., послужило возникновение структурного несоответствия механизма золотовалютного стандарта требованиям, диктуемым новым этапом интернационализации экономической жизни. Достигнутая степень интернационализации капиталистической экономики, как справедливо полагает И.С. Королев, обусловила необходимость "покончить с валютной системой, пускай хоть частично, но все же так или иначе связанной с золотом, с жестким режимом формирования валютных курсов, заимствованным из периода действия золотого стандарта"32. Изменения, происшедшие в начале 70-х годов, позволили в определенной степени разрешить накопившиеся противоречия, хотя полностью и не смогли стабилизировать валютно-финансовую ситуацию, что, однако, как представляется, было связано прежде всего со сбоями в капиталистическом производстве.

Вместе с тем "та или иная из различных форм денег может лучше другой соответствовать общественному производству на той или иной из его различных ступеней; одна форма денег может устранить такие недостатки, с которыми не в состоянии справиться другая; но ни одна из этих форм, пока они остаются формами денег, а деньги - существенным производственным отношением, не может уничтожить противрречий, присущих выраженному деньгами отношению, а может лишь преподнести их в той или иной форме"55. Приведенное выше замечание К. Маркса остается полностью справедливым и в наши дни. Во многом в результате функционирования национальных кредитных денег в роли мировых необходимые сдвиги в мировом капиталистическом хозяйстве приобретают уродливый, гипертрофированный характер, сопровождаются существенным нарушением международных хозяйственных пропорций. Тем самым усиливается неустойчивость мировой хозяйственной системы капитализма, а противоречия между ее составными частями доводятся до крайней степени напряженности.

Смена форм мировых денег не могла не сказаться и на выполняемых ими функциях. Подробное изложение данного вопроса требует самостоятельного исследования и не входит в задачу данной работы. Тем не менее представляется необходимым в целях более глубокого уяснения рассматриваемых вопросов высказать некоторые замечания по этой проблеме. При этом важно помнить, что современные мировые деньги - это кредитные деньги, которые, по словам К. Маркса, "принадлежат к более высокой сфере общественного процесса производства и управляются совершенно другими законами"5**’. Не менее важным, на наш взгляд, представляется и замечание.К. Маркса о том, что при известном уровне развития товарного производства функция денег как средства платежа выходит за пределы товарного обращения55. И, наконец, при анализе любой экономической категории далеко не всегда приемлемы исторические аналогии, перенесение на явления сегодняшнего дня тех закономерностей, которые действительно имели место на предыдущих этапах развития капитализма.

Прежде всего это относится к выполнению современными кредитными деньгами функции меры стоимости, к механизму, посредством которого на мировом рынке обеспечивается обмен эквивалентов, - это непременное условие существования товарного производства на любой стадии развития капитализма. "Капитализм на базе закона стоимости, - отмечал советский экономист Н.П. Шмелев, - создал свой, эквивалентный механизм производства и присвоения прибавочной стоимости, и ликвидация его невозможна без ликвидации всей системы капиталистических производственных отношений"56.

К. Маркс указывал, что только выражение эквивалентности между товарами различного рода проявляет специфический характер труда, создающего стоимость, поскольку наглядно сводит различные виды труда к тому общему, что присуще им всем, т.е. к человеческому труду вообще57. Из учения К. Маркса также следует, что по мере повышения общественного характера труда требование эквивалентности обмена становится все более важным, ибо лишь при этом условии размывается относительная обособленность отдельных товаропроизводителей, возможно само развитие все более единого процесса воспроизводства. Отсутствие же эквивалентности обмена лишает это единство необходимой базы. Другое дело, что действие этого закона, формы его проявления видоизменяются на различных этапах развития капиталистической формации.

Независимо от той формы, которую принимают деньги, в том числе и мировые, за ними в условиях товарного производства сохраняется непременное свойство - они остаются выражением стоимости товаров, т.е. содержащегося в товарах человеческого труда, но формы такого выражения, без сомнения, меняются. По мере роста обобществления производительных сил они становятся все более непосредственными. "Магнаты капитала, - отмечал В.И. Ленин, - наперед учитывают размеры производства в национальном или даже интернациональном масштабе ..." . На определенном этапе денежный эквивалент в вещной форме превращается в препятствие дальнейшего развития общественного учета затрат труда, а значит - самого производства. По этому поводу полезно вспомнить следующее положение К. Маркса" "Не деньги делают товары соизмеримыми. Наоборот. Именно потому, что все товары как стоимости представляют собой овеществленный человеческий труд и, следовательно, сами по себе соизмеримы..."55.

К. Маркс также писал: "Коль скоро товар вообще является меновой стоимостью, то вообще определенная потребительная стоимость, та вещественная определенность, в которой существует эта меновая стоимость, является лишь определенным способом ее проявления; в действительности она представляет собой всеобщий эквивалент и поэтому может обменивать это свое воплощение на любое другое..."^0.

При достаточно высоком уровне обобществления становится не только возможным, но и необходимым соизмерение товарных стоимостей при помощи денег, лишенных товарной природы в ее классическом понимании. Ввиду наличия тесной связи как между отдельными товаропроизводителями, так и между производством и кредитными деньгами, последние имеют возможность адекватно выражать стоимостные пропорции обмена. Однако это утверждение не следует понимать упрощенно. В силу известной самостоятельности кредитных денег, о чем в дальнейшем будет сказано подробнее, эквивалентность обмена выдерживается лишь в средне- и долгосрочной перспективе. Более того, как представляется, в настоящее время действие закона стоимости через постоянные его нарушения в каждый данный момент является уже необходимым условием движения самого производства при достигнутом уровне его обобществления. Наличие в международном платежном обороте многих валют по сути ничего не меняет. Длительные отклонения их соотношений от стоимостной основы, которые (отклонения), как показывают многочисленные расчеты, впоследствии в общем и целом компенсируются, являются одним из главных факторов реализации структурных сдвигов в мировом капиталистическом хозяйстве. Однако такие нарушения стоимостных пропорций обмена могут намного превысить, и в реальной действительности превышают, необходимые с точки зрения потребностей производства пределы, что сильно подрывает устойчивость хозяйственной системы капитализма.

В то же время способность кредитных денег выполнять функцию меры стоимости не равнозначна их превращению в чисто счетные деньги. На-

пример, А.А. Хандруев отмечает, что "лишенные связи с золотом и ограниченные лишь идеальным бытием, они (деньги. - С.Г.) выступают как чисто счетные деньги"^1. Сходной позиции придерживаются И.О. Королев,

Д.В. Смыслов, Г.П. Солюс и некоторые другие экономисты^2. Такое понимание современных денег отчасти объясняется переносом на современные кредитные деньги ряда свойств, которые были присущи неразменным бумажным деньгам в условиях золотого стандарта. В связи с этим можно согласиться с С.М. Никитиным, что такая точка зрения базируется на "ошибочной предпосылке, что только золото может выполнять денежную функцию меры стоимости"^3. По суяи, подобная концепция в ее завершенном

виде приводит к отрицанию наличия всеобщего менового эквивалента, что

44

и нашло отражение в некоторых работах .

Действительно, как уже отмечалось, при достигнутом уровне обобществления становится не только возможным, но и обязательным непосредственное соизмерение товарных стоимостей, выражение менового отношения между товарами без помощи денег, имеющих (или представляющих) стоимость.

Но на этом функции денег, как известно,,не заканчиваются. Они также призваны опосредовать обмен товаров. На стадии же обмена необходим всеобщий меновый эквивалент. Здесь деньги, по словам В.Л. Казакевича, "должны служить общественным удостоверением стоимости"^, т.е. выступать далеко не как простые счетные единицы. Точно так же вряд ли ничего не выражающие- единицы счета могут выполнять функцию накопления и опосредовать все более сложные перераспределительные процессы. В целом, в условиях рыночного хозяйства, исчезновение всеобщего эквивалента может означать лишь одно - невозможность сколько-нибудь нормального функционирования всего экономического механизма как на уровне отдельных государств, так и в капиталистическом мире в целом.

Этого не могут не понимать и многие сторонники приводимой точки зрения. В частности, А.А. Хандруев совершенно справедливо указывает, что, "пока рынок в том или ином объеме служит регулятором производства и обмена, сохраняется потребность во всеобщем эквиваленте11^6. Однако механизм сосуществования всеобщего эквивалента и счетных денег никак не объясняется.

Более последовательную позицию занимает Г.П. Солюс, который считает, что'"стоимость одного товара, выраженная в счетных деньгах, становится всеобщим эквивалентом, и через него можно определить стоимость любого товара"^. Подобное соображение, на наш взгляд, справедливо, только имея в виду сам механизм соизмерения товарных стоимостей. Однако и в настоящее время отдельный товар не обладает свойством непосредственной обмениваемости на все другие товары, что не позволяет в полной мере считать его всеобщим меновым эквивалентом.Как представляется, в условиях все большего слияния, взаимопроникновения сфер производства и обращения можно говорить о том, что товар и деньги "делят" между собой исполнение функции всеобщего эквивалента в том смысле, что. деньги уже не могут обойтись без конкретных товаров в процессе соизмерения их стоимостей, где последние (товары) играют более активную роль, чем ранее. При этом только деньги сохраняют способность непосредственной обмениваемости на все товары. При такой постановке вопроса можно согласиться с выводом Г.П. Солюса, что Деньги в форме денег способны переходить в деньги в форме товара, и наоборот. Поэтому как деньги в форме денег, так и деньги в форме товара становятся всеобщим эквивалент ом11**6.

Концепция счетных денег вступает в противоречие с очевидным ростом значения денежных отношений в мировом капиталистическом хозяйстве. Итальянский экономист-марксист А. Пезенти отмечал, что "именно вследствие исторического развития капиталистического общества ... вследствие перехода этого общества к стадии господства монополий... "деньги" превратились в более емкую экономическую категорию, обладающую большой самостоятельностью и силой воздействия

Это происходит во многом потому, что современные деньги перестают быть деньгами как таковыми, т.е. деньгами-товаром или замещающим их знаком. Они становятся универсальным представительным средством, которое может выполнять и денежные функции. В качестве представителя совокупного товара, или, точнее, выражения всей совокупности производственных отношений современного буржуазного общества, кредитные деньги получают самостоятельное бытие, что позволяет им играть весьма активную роль в процессе капиталистического производства. Тем самым дальнейшее развитие получает подчеркивавшееся К. Марксом самостоятельное значение денег как средства обращения товаров, а не простого "средства обмена".

Среди советских экономистов довольно широкое распространение получила точка зрения, согласно которой современные деньги, хотя и лишенные связи с золотом, имеют товарную природу. Высказываются также соображения, что они обладают собственной стоимостью в результате приобретения статуса монопольного товара. В наиболее развернутом виде эта позиция представлена в работах В.М. Усоскина, считающего, что "стоимостные характеристики товара - деньги - определяются условиями его производства. Современное государство монопольно контролирует и регулирует процесс "фабрикации" платежных средств... что подчиняет их обращение условиям искусственной монополии 5^. Поэтому "важнейшая особенность обращения неполноценных денег как монопольного товара состоит в том, что их номинальная (монетная) цена или меновая стоимость устойчиво отклоняется от рыночной цены денежного материала"51.

С таким пониманием характера современных денег в целом согласны А.В. Аникин и С.М. Никитин .

Подобный подход вызывает возражения, главное из которых заключается в том, что деньги могут служить всеобщим меновым эквивалентом не потому, что эта их роль санкционирована государством, которое

своей властью не способно наделить стоимостью ничего не значащий символ или знак, а потому, что они (деньги) - самостоятельное бытие меновой стоимости, которая может быть выражена в образе любого товара. Автор разделяет мнение А.А. Хандруева, что "способность неразменных кредитных денег обслуживать процесс смены форм стоимости обеспечивается не гарантией государственной власти, а потребностями хозяйственного оборота"55. Сходной точки зрения придерживается и Л.Н. Красавина, справедливо отмечающая, что "неправомерно ставить в зависимость от юридических актов экономические функции денег, которые определяются не государствами,а реальными условиями товарного производства"5^.

Трактовка денег как товара содержится и в работах В.Н. Шенаева.

В то же время он справедливо полагает, что современные деньги самостоятельной стоимости не имеют. По его мнению, уход золота из денежного обращения не означает, что деньги теряют товарную природу... Современные кредитные деньги являются знаком стоимости товаров, не будучи знаком золота"55.

Отнесение современных денег к товарам, так же как и концепция счетных денег имеют единую основу: отождествление "действительных", "полноценных" денег, свойственных капиталистическому способу производства, только с золбтом. В первом случае это заключается в попытках доказать идентичность свойств современных денег, не связанных с желтым металлом, с теми, которые им были присущи в условиях золотого стандарта. При этом подчеркивается их "неполноценность", что затрудняет эффективное выполнение денежных функций. Во втором - в отрицании базисных черт денег вплоть до прекращения выполнения ими роли всеобщего меновой) эквивалента. В обоих случаях деньги предстают как теряющая свое значение экономическая категория, что не соответствует реальным процессам, протекающим в капиталистической экономике.

Как уже отмечалось, в современных условиях реализация потребительной стоимости не сопровождается встречным движением эквивалента стоимости в вещной форме. Его место замещает обязательство платежа, т.е. возможность приобретения конкретного товара. Это обязательство представляет собой денежный эквивалент, который начинает обращаться самостоятельно прежде всего в силу наличия всесторонней и постоянно воспроизводимой долговой зависимости между товаропроизводителями, абстрактным выражением которой он является. В этом своем качестве долговое обязательство - кредитные деньги обладают специфически общественным свойством непосредственной обмениваемости на любой другой товар, т.е. свойством всеобщего менового эквивалента. Это свойство присуще кредитным деньгам в силу того, что они выступают как представитель (но не знак) товара, как форма выражения абстрактной стоимости, как носитель меновой стоимости.

Современные деньги по своим характеристикам ближе не к товару, а к капиталу, так как они, как и капитал: а) обладают представительной стоимостью и б) приносят доход36, т.е. в этом своем качестве не отличаются от денежного капитала. Поэтому с определенными оговорками можно согласиться с Г.Г. Матюхиным, который считает, что "деньги при капитализме уже не часть товара, а часть денежного капитала, авансированного на выполнение денежных функций"3[2]'’. В основе таких изменений лежит кредитный характер современных денег, базисом которых, как уже отмечалось, является сделка ссуды, порождающая долговое обязательство - кредитные деньги. На эту особенность денежного обращения в свое время обращал внимание К. Маркс, который функционирование денежного капитала как покупательного и платежного средства называл превращенной формой капитала3®. В настоящее время эта особенность становится определяющей. Тесную связь современных денег и денежного капитала признают и сторонники концепции товара-денег. Например, В.М. Усоскин писал, что "банковские депозиты, будучи важнейшей составной частью денежной массы, представляют в то же время элемент накопленного фонда денежного капитала" .

Кредитный характер современных денег предопределяет значительное их разнообразие, что, однако, не равнозначно отсутствию у них единой природы. "Современные деньги, - отмечал Г.Г. Матюхин, - чрезвычайно разнородны... В реальной жизни идет постоянное превращение одной формы денег в другую... При переходе денег из одной формы в другую дело не ограничивается только банковскими вкладами, сюда включаются и ценные бумаги"60. В то же время в результате развития самого процесса превращения различных форм денег они становятся все более гомогенны, границы между отдельными их видами постепенно стираются. В основе этого явления - усиление переплетения денег и денежного капитала. Теперь уже вряд ли можно говорить лишь о части денежного капитала, авансированною на выполнение денежных функций. Скорее речь может идти об определенном единстве денег и денежного капитала, о постоянном его существовании в превращенной форме и как такового.

Соответственно, и это стало особенно очевидным в последние годы, платежные средства все менее выступают как "чистые" деньги, т.е. деньги, используемые исключительно для расчетов. Практически все ви- ды^енег теперь приносят доход. Одновременно возрастает ликвидность подавляющего большинства финансовых активов*. Все долговые обязательства в той или иной степени приобретают свойства денег. Границы между деньгами и "квазиденьгами1161 размываются. Иными словами, современные деньги становятся все более однородными, само понятие денег заметно расширяется при сохранении большого разнообразия их видов.

На современном этапе обобществления капитал уже должен постоянно существовать одновременно как бы в двух измерениях: в виде конкретных потребительских стоимостей и в форме, безразличной к особенностям всех товаров, в форме денег. Этого требует необходимость уже во многом общественного учета в условиях современного капитализма, известной планомерности производства, когда характер его движения постоянно должен подвергаться общественной оценке, что возможно только при помощи денег. Эти деньги, представленные разнообразными долговыми обязательствами, имеют своей материальной основой производство и вместе с тем в значительной степени независимы от него, что рождает предпосылки для искажения процессов, реально протекающих в капиталистической экономике, создает почву для разнообразных финансовых махинаций. "В настоящее время, - отмечает А. Пезенти, - деньги представляют собой очень широкую категорию, которая пронизывает всю экономику и как бы господствует над ней1»62. Именно в этом смысле следует понимать возрастающее значение денежных отношений, повышение роли денежного эквивалента.

В таких условиях первоначальный импульс к изменениям производственной базы, всей экономической структуры исходит зачастую от их денежного эквивалента, который посредством своего движения вызывает ответную реакцию в других экономических секторах. Таким образом, опосредованно, через финансовые рынки, зачастую в гипертрофированном виде, реализуются назревшие подвижки в производительных силах буржуазного общества. Причем значение такого механизма возрастает в периоды качественных структурных сдвигов как на уровне отдельных стран, так и особенно в масштабах мирового капиталистического хозяйства. И деньги здесь играют отнюдь не пассивную роль простых единиц счета.

Учитывая возрастающее значение денежного эквивалента в мировом капиталистическом хозяйстве, представляется спорным утверждение о том, что международный обмен осуществляется только в форме обмена товаров и услуг, но не движения денег. Такой точки зрения придерживается, например, И.О. Королев, считающий, что "в современных условиях, когда золото перестало выполнять функцию мировых денег, международное движение стоимостей осуществляется только в форме обмена товаров и услуг (потребительных стоимостей), но не движения денег, которые лишь выражают стоимостные показатели в соответствующем масштабе цен11^. Подобный вывод вытекает из понимания современных денег как единиц счета. По мнению автора, указанное положение справедливо только в том смысле, что теперь отсутствует движение денег в их классической вещной форме. Однако это не равнозначно отсутствию движения денег как таковых, т.е. движения всеобщего эквивалента, превращенной формы капитала. Исходя из подобной посылки трудно, а скорее всего, и невозможно рационально объяснить многие реальные процессы, происходящие ныне в мировом капиталистическом хозяйстве. Более того, как предс-

тавляется, без движения денег вряд ли было бы возможно само перемещение товаров, не говоря уже об их обмене по стоимости.

Всеобщий характер кредитных отношений не означает полную нейтральность международной финансовой сферы по отношению к отдельным национальным хозяйствам. Единство товарного производства и обращения отнюдь не равнозначно стиранию всяческих границ между национально обособленными империализмами. Империализм, подчеркивал В.И. Ленин, характеризуют "развитие и учащение всяческих сношений между нациями, ломка национальных перегородок, создание интернационального единства капитала, экономической жизни вообще, политики, науки и т.д."^. Но этому постоянно противодействует борьба "государственно-обособленных финансовых капиталов", "национальных (вернее: государственно-обособленных) империализмом..."^5. Транснациональный монополистический капитал формируется (по крайней мере в настоящее время) преимущественно на национальной базе. Его развитие не ведет к полной ликвидации самостоятельности капиталистических государств, что, однако, не исключает их растущей взаимозависимости.

Точно так же, несмотря на весь "космополитизм" валютно-финансовой сферы, ее функционирование основывается на все более интегрированных, но тем не менее национальных денежно-кредитных системах, на национальном денежном "материале". Кредитные деньги, получающие монопольное право на выполнение роли средства международных расчетов и платежей, сохраняют национальный характер. Здесь коренится одно из основных противоречий современной валютно-финансовой системы - между потребностью в универсальном, всеобщем платежном средстве и циркуляцией в международном обращении национальных денег. Полностью преодолеть это противоречие теоретически можно лишь в результате создания своего рода наднационального центрального банка или другой формы наднационального эмиссионного механизма. Однако для этого требуется качественное изменение современного государственно-монополистического капитализма, его перерастание в транснациональный или международный государственно-монополистический капитализм, что вряд ли реально в обозримой перспективе.

На первый взгляд в приведенных рассуждениях имеется определенное противоречие. Как отмечал К. Маркс, в мировых деньгах деньги теряют свои национальные мундиры и выступают как слитки золота, т.е. как воплощение абстрактного человеческого труда, буржуазного богатства, независимо от национально-государственных делений. Вместе с тем, как представляется, с развитием общественного характера производительных сил на их интернациональном уровне, с усилением единства воспроизводственного процесса в масштабах мирового капиталистического хозяйства сами национальные валюты, а вернее, платежные средства, выраженные в валютах наиболее развитых капиталистических стран, претерпевают известные изменения. Они приобретают до известной степени всеобщий, универсальный характер независимо от национального происхождения. Эта всеобщность основывается на все более интернациональном характере самого производства и как следствие этого - на постоянно крепнущих отношениях всесторонней долговой зависимости между участниками международного обмена.

Наличие такой общей основы способствует тому, что национальные платежные средства одновременно во все большей степени выступают и как мировые деньги. Их обращение внутри отдельных национальных хозяйств и в сфере международного обмена приобретает черты определенного единства.

Данный процесс - закономерность развития форм мировых денег, учитывая достигнутый уровень интернационализации экономической жизни, основные современные особенности мирового капиталистического хозяйства. В связи с этим, в частности, представляется спорным утверждение об аномальном, противоестественном характере современного механизма международных расчетов, основанного на национальных платежных средствах, что приводит к хроническому кризису капиталистической валютнофинансовой системы. Так, В.П. Казакевич отмечал, что "с точки зрения действительного прогресса в механизме денежного опосредования... международного обмена на смену золоту должны прийти подлинно международные нетоварные деньги"66. Поэтому национальные валюты "могут рассматриваться как эрзац, суррогат последних (мировых денег. - С.Г.), узурпирующий место подлинных международных денег"67. Все это является "постоянно действующим фактором кризиса международных валютных отношений"66.

Подобная точка зрения основывается на неправомерном отрицании функционирования не связанных с золотом национальных платежных средств в сфере международных расчетов как закономерного этапа эволюции международного денежного обращения. Как было показано, в современных условиях только при помощи национальных валют может осуществляться обмен на мировом рынке. Об этом свидетельствуют и неудачи попыток превратить специальные права заимствования в основное средство международных расчетов и платежей. Как представляется, главной причиной таких неудач явилось отсутствие непосредственной связи этих единиц с товарным миром, их слабая стыковка с основными мирохозяйственными процессами. Эти единицы оказались в стороне от данных процессов.

Понимание основных современных тенденций в валютно-финансовой сфере как противоречащих объективным законам экономического развития неизбежно приводит к выводу о невозможности каких-либо позитивных изменений в будущем. Поэтому представляется вполне естественным утверждение В.П. Казакевича о том, что развитие валютной системы "зашло в тупик"65. Это означает, помимо прочего, фактическое признание сохранения "на века" за долларом его нынешней роли.

В эпоху золотого стандарта как во внутренней, так и во внешнем обороте господствовала одна форма денег - золото. Впоследствии, на начальных этапах активизации международного использования кредитных денег, такое единство до некоторой степени нарушилось. И дело здесь не только в существовании золота и неразменных на него национальных платежных средств в качестве форм мировых денег. Главной причиной такого положения являлся различный режим использования национальных валют для внутренних и международных расчетов, определенная обособленность двух сфер обращения. Только с такими оговорками можно согласиться с Г.Г. Матюхиным, что, "хотя евроденьги в значительной своей части обслуживают оборот капитала, они все же целиком принадлежат международному обороту..."70, в то время, как национальные денежные средства "в подавляющей своей массе направлены на обслуживание внутреннего оборота товаров и капитала"71. Однако вряд ли правомерно абсолютизировать такое положение, считать его непременным свойством, присущим национальным платежным средствам при выполнении ими функции мировых денег. По мере развития мирового финансового рынка указанные различия теряют свое значение. Поэтому в современных условиях уже вряд ли полностью верен и вывод И.С. Королева о том, что "международные денежные (валютные) отношения предполагают превращение национальных денег в мировые"72. С усилением единства воспроизводственного процесса в мировом хозяйстве, сопровождающегося растущей интеграцией финансовой сферы капитализма, все более тесным слиянием отдельных ее сегментов, происходит и стирание различий между внутренними # внешними функциями национальных платежных средств, что, однако, не может дойти до полного исчезновения этих различий.

В связи с этим теряет свое первоначальное значение вопрос превращения национальных денег в мировые. Разграничение между этими двумя понятиями становится все более условным. Оно сейчас в полной мере существует только применительно к развивающимся странам.

Наличие же многих форм или видов денег в зависимости от сфер их применения, определенная их "иерархия" свойственны скорее любому переходному периоду в развитии денежного обращения, чем кредитным деньгам как таковым.

Указанные особенности, присущие современным мировым деньгам, наложили заметный отпечауок и на характер государственно-монополистического регулирования денежно-кредитной сферы. Заметно уменьшается и одновременно унифицируется по странам регламентация финансовых операций, теряет значение их жесткое деление на внешние и внутренние. Тем самым достигается определенная адаптация национальных денежно-кредитных систем к новым мирохозяйственным условиям.. Одновременно, о чем в следующих разделах работы будет сказано подробнее, явственно обозначается тенденция к координации экономической политики,прелоде всего денежно-кредитной и бюджетной, между ведущими капиталистическими странами.

По сути, это означает попытку своего рода совместной эмиссии, совместного управления деньгами, что осуществляется на межгосударственном, межнациональном, а не на наднациональном уровне. Симбиоз национальных и международных черт, характерный для современных кредитных денег (как, впрочем, и для капитала как такового), рождает и соответствующие формы их регулирования, которым, однако, изначально присуща противоречивость.

Итак, в международном денежном обращении сосуществуют платежные средства нескольких ведущих капиталистических государств. Но полного равенства между ними нет и быть не может. И причина этого не только в различном удельном весе стран-эмитентов в мировой капиталистической экономике и политике, хотя и эта сторона вопроса, безусловно, очень важна. Главным же здесь является потребность международного капиталистического обмена в универсальном, едином платежно-расчетном средстве, диктуемая возрастающим единством товарного производства в мировом капиталистическом хозяйстве. Это предполагает преимущественное использование наиболее распространенной и приемлемой для всех участников международного обмена национальной денежной единицы.

В связи с этим представляется естественным выдвижение на данную роль валюты наиболее могущественной импералистической державы - США, которая выполняет в современных условиях функцию своего рода мировых денег. Доллар служит тем единым эталоном, на который равняются все капиталистические валюты. Стирание различий между внутренними и внешними функциями современных кредитных денег в совокупности с сохранением их национальной базы приводит к растущей взаимосвязи основных капиталистических валют. В этих условиях доллар выступает главным посредником между ними, находится как бы в центре такой взаимосвязи.

В этом смысле такие, например, валюты,как западногерманская марка и японская йена, гораздо более "национальны". Они в основном обслуживают внутренние и внешние расчеты соответствующих государств. Так, доля западногерманской марки во внешнеторговых расчетах третьих стран не превышает 3$, в то время как использование доллара для этих целей находится на уровне 40$ .

Через американскую валюту совершается подавляющая часть конверсионных операций на валютных рынках. Только так в современных условиях может быть обеспечена эквивалентность обмена на мировом рынке, т.е. реализовано непременное условие существования капиталистического способа производства.

Эта особенность американской валюты приобретает особое значение в связи с постоянным увеличением масштабов международного перемещения капиталов, доллар все более выступает связующим звеном между отдельными национальными денежными рынками и рынками капиталов, является инструментом их интеграции, базой, на которой формируется единый мировой капиталистический финансовый рынок. Если в настоящее время удельный вес валюты США в платежах по внешней торговле находится на уровне 50-60%, то в финансовых операциях - порядка 90%. Иначе говоря, для осуществления практически любой международной финансовой сделки требуется задействовать в той или иной форме американскую валюту. В целом же доля доллара в международном платежном обороте сейчас составляет 70-80%7\ Таким образом, национальное платежное средство одной страны - США одновременно выполняет как бы две взаимосвязанные функции - внутреннюю и внешнюю.

Современное положение доллара сколь уникально, столь и закономерно. Действительно,ни на одном из предыдущих этапов развития капитализма не было такого явного преобладания валюты какой-либо одной страны. Так, во времена золотого стандарта наряду с английским, фунтом стерлингов на равноправной (хотя и не равной) основе использовались кредитные средства расчетов, выраженные во французских франках и германских марках. Между этими валютами не прекращалась острая конкуренция. Это, однако, было возможно только потому, что для всех перечисленных валют была одна общая основа - золото, являвшееся мировыми деньгами. Платежные же средства, выраженные в различных национальных денежных единицах, были только формой, в которой в повседневных международных расчетах выступал желтый металл. В этих условиях борьба между отдельными валютами сводилась к попыткам завоевания права быть главным представителем мировых денег в их золотой телесности.

Иное положение существует в наши дни, когда функция мировых денег перешла к кредитным деньгам, не связанным с золотом. Здесь уже не может быть нескольких относительно равноправных валют. Только одна из них может занять преобладающее положение универсального, всеобщего платежного средства, "общественной материализации богатства вообще" в формах, свойственных современному капитализму, И эта валюта - доллар.

Ввиду различия выполняемых функций, положение основных капиталистических валют в мировом хозяйстве не изменяется строго пропорционально сдвигам, диктуемым законом неравномерности экономического и политического развития. Так, неуклонное снижение удельного веса США в мировом капиталистическом хозяйстве, происходившее до последнего времени, не привело к уменьшению роли американской валюты. Напротив, в 80-х годах она даже возросла.

В частности, определенное расширение использования других валют, или так называемая диверсификация международных расчетов, которая поспешно была истолкована чуть ли не как поворотный момент в развитии валютной системы,на деле не привела к ослаблению доллара. Конечно, современный мир не является совокупностью хозяйственных единиц, объединенных одинаковыми по силе экономическими связями. Отсюда - возможность и необходимость развития различного вида региональных платежных механизмов. Однако связь между экономическими группировками, их вплетение, втягивание во все более интегрированный международный механизм капиталистического производства осуществляются опять же при помощи единого для всех платежного средства, т.е. на данном этапе при помощи доллара. Как представляется, развитие региональных платежных систем и укрепление центральной роли доллара в современных условиях являются скорее взаимодополняющими, чем взаимоисключающими процессами.

Потребность внешнеэкономической сферы в универсальном платежном средстве заставляет капиталистический мир вольно или невольно содействовать валюте США в выполнении ею указанной функции. В результате, как показали события 70-80-х годов, любые изменения доллара приводили в конечном счете к относительному возрастанию его международной роли. Эти изменения вынуждали практически всех участников мирового рынка активизировать валютные операции для поддержания необходимых стоимостных пропорций международного обмена, следствием чего являлось дальнейшее упрочение связей всех валют с американской денежной единицей в качестве общего эталона ценности. Валюта США, будучи национальной по форме, в известных пределах одновременно становится и "общим достоянием" всех участников международного обмена. Ведь параллельно с относительным снижением роли США в мировой экономике наращивал темпы и процесс интернационализации хозяйственной жизни. Последнее с точки зрения судьбы доллара на данном этапе оказывается сильнее.

С обретением долларом статуса главного средства международных расчетов и платежей процесс эволюции форм мировых денег, естественно, не заканчивается. Причем уже в самом платежном механизме, основанном на американской валюте, заложены элементы его отрицания. Доллар в его современной роли способствует втягиванию все большего числа валют в международный платежный оборот. Их взаимная связь в результате постоянных, все более масштабных и разнообразных обменных операций неуклонно укрепляется, переходит на новый уровень. Доллар, подтягивая к себе другие валюты, одновременно как бы образует с ними единое целое, теряет свою исключительность. Тем самым закладывается фундамент для развития наднациональной формы мировых денег, в основе которого - прогрессирующее переплетение национальных валют, что в конечном счете отражает растущее единство воспроизводственного процесса в капиталистическом мире.

Наличие предпосылок для возникновения наднационального платежного средства отнюдь не равнозначно немедленной реализации этой возможности на практике. В настоящее время процесс интернационализации развивается в основном на частномонополистическом уровне. Здесь уже значительно преодолена разобщенность, вытекающая из наличия отдельных национальных валют. Частный финансовый рынок функционирует во многом как единое целое независимо от государственных делений, национальной принадлежности обращающихся на нем денежных единиц.

Однако для такого качественного сдвига в международно*, денежном обращении, каким является внедрение новой формы мировых денег, необходима соответствующая подстройка механизма государственного регулирования финансовой сферы, налаживание тесного сотрудничества основных капиталистических стран, переход этого сотрудничества на качественно новый уровень. В этом случае взаиммодействие государственных финансовых органов уже не сможет ограничиваться эпизодическим согласованием тех или иных аспектов денежно-кредитной и бюджетной политики. Оно должно будет включать если не передачу эмиссионных функций наднациональному органу, то по крайней мере достаточно полную унификацию национальных денежно-кредитных и бюджетных систем и, главное, разработку и реализацию единой политики в области денежного обращения, финансов и кредита, постоянную взаимную подстройку основных финансовых параметров. Как представляется, процессы, зарождающиеся сегодня в области межгосударственного экономического регулирования (см. гл. 5 настоящей работы), в целом соответствуют эволюции международного денежного обращения в указанном направлении. Достаточно полное их развитие будет означать коллективную государственную гарантию всей сферы кредита уже на уровне мирового капиталистического хозяйства, своего рода коллективную (межгосударственную, но не наднациональную) эмиссию платежных средств.

Такой вариант, по мнению автора, при капитализме в принципе возможен. Однако на пути его претворения в жизнь возникает мЗсса препятствий экономического, политического, социального характера, что будет тормозить развитие объективно необходимого процесса внедрения наднациональной формы мировых денег и тем самым - способствовать сохранению, а, возможно, и усилению валютно-финансовой нестабильности в капиталистическом мире.

<< | >>
Источник: Горбунов С.В.. США в международной валютно-финансовой системе. - М.: Наука,1989. - 141 С.. 1989

Еще по теме ЭВОЛЮЦИЯ МИРОВЫХ ДЕНЕГ И АМЕРИКАНСКИЙ ДОЛЛАР:

  1. 5.3. Деньги — развитая форма товарных отношений. Функции денег. Эволюция денежных систем
  2. 3. Влияние процессов в мировом капиталистическом хозяйстве
  3. Эволюция мировых денег
  4. Буржуазные теории мировых денег
  5. ЭВОЛЮЦИЯ МИРОВЫХ ДЕНЕГ И АМЕРИКАНСКИЙ ДОЛЛАР
  6. АМЕРИКАНСКАЯ ЭКОНОМИКА И МИРОВОЙ ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. Мировая финансовая система: этапы развития
  9. Международная валютная система и ее эволюция.
  10. 3.3 Мировые деньги
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -