<<
>>

АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА И ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ.

Монополия, как мы убедились, сопряжена с целым букетом резко отрицательных последствии для экономики страны. Не­допроизводство, завышенные цены, неэф­фективное производство при этом составляют лишь вершину айсберга монополистических злоупотреблений.

Те же причины, который вынуждают клиента фирмы-монополиста мириться с высокими це­нами, заставляют его соглашаться и с плохим качеством продукции, ее устарелостью (замедлением технического прогресса), отсутствием сервиса и другими проявлениями пренебрежения интересами потре­бителя. Выбора-то у последнего все равно нет.

Еще более опасно то, что монополия полностью блокирует ме­ханизмы саморегуляции рынка. Плохая и дорогая продукция мо­жет появиться и в немонополизированной отрасли. Но там подоб­ные эксцессы являются лишь временным эпизодом. Конкуренция быстро расставляет все на свои места. Недобросовестный произво­дитель либо меняет свое отношение к делу, либо вытесняется с рын­ка конкурентами.

Всевластию же монополиста в силу непреодолимости барьеров на пути в отрасль ничто не грозит даже в длительном плане. Само­стоятельно рынок не в силах разрешить эту проблему. В этих усло­виях улучшить ситуацию может лишь государство, проводящее сознательную антимонопольную политику. Не случайно, в наше время нет ни одной развитой страны (и Россия в этом смысле не составляет исключения), где бы отсутствовало специальное анти­монопольное законодательство и не было бы специального органа власти для надзора за его исполнением.

Вместе с тем проведение антимонопольной политики сопряжено с рядом объективных трудностей.

Можно говорить о невозможности превращения монополизированной отрасли в отрасль cовершенной конкуренции как об общем правиле. Преобразованиям такого рода препятствует положительный эффект масштаба. Даже если государство настоит на своем и вопреки росту издержек будет принудительно насаждать мелкое производство, искусственно сформированные карликовые предприятия окажутся неконкуренто способными в международном плане.

Рано или поздно их задавят иностранные гиганты.

В силу названных причин прямое дробление фирм-монополистов в развитых рыночных экономиках встречается достаточно ред­ко. Обычная цель антимонопольной политики не столько борьба с монополистами как таковыми, сколько ограничение монополис­тических злоупотреблений. Какими же методами удается «укротить» монополистов? Этот вопрос особенно важен по отношению к естественным монопо­лиям.

Антимонопольная политика в отношении естественных монополии естественных монополий

Регулирование деятельности естественных монополий

Высокая экономическая эффективность естественных монополий делает их дробление абсолютно недопустимым. Это однако не означает, что государство может воздержаться от ре­гулирования естественных монополии. Ведь их бесконтрольная де­ятельность способна принести значительный вред.

Как монополисты данные структуры пытаются решить свои про­блемы прежде всего за счет повышения тарифов и цен. Последствия этого для экономики страны - самые разрушающие. Увеличиваются издержки производства в других отраслях, разрастаются не­платежи, парализуются межрегиональные связи.

И это нe абстрактная теория. Вся российская деловая пресса последних лет полна жалобами промышленных предприятии на вздутые железнодорожные тарифы, сверх быстро растущие цены на энергию и т. п.

При этом естественный характер монопольного положения хотя и создает возможности для эффективной работы, отнюдь не гаран­тирует, что эти возможности будут на практике реализованы. Ведь существует механизм х-неэффективности. Действительно, теорети­чески РАО «ЕЭС России» может иметь более низкие издержки, чем несколько конкурирующих электроэнергетических фирм. Но где гарантии того, что оно хочет удерживать их на минимальном уров­не, а, скажем, не станет раздувать расходы высшего руководства фирмы. В реальной истории РАО «ЕЭС России» был, в частности, случай, когда на издержки фирмы была отнесена оплата полета в США специальным самолетом тещи и собаки генерального директора фирмы.

Основной путь борьбы с негативными сторонами естественных монополий состоит в государственном контроле за ценообразованием на естественно-монопольные товары и/или за объемом их производства (скажем, путем определения круга потребителей, подлежа­щих обязательному обслуживанию).

Максимизация уровня производства

Ценовое регулирование деятельности ес­тественных монополий предполагает принудительное закрепление максималь­ной величины цен на продукцию монополиста. При этом послед­ствия данной регулирующей меры прямо зависят от того конкрет­ного уровня, на котором будут закреплены цены. Но есть у описываемого метода регулирования и недостаток: устанавливаемый государством уровень цен никак не связан со средними издержками, т.е. он может волей государства закрепить и получение экономических прибылей, и несение yбытков. Оба варианта нежелательны. Наличиe у естественного монополиста, постоянных экономических прибылей равносильно налогу на потребителей. Оплачивая завышенные цены они увеличивают свои издержки со всеми вытекающими отсюда отрицательными послествиями (сокращением спроса на их продукцию, снижением конкурентоспособности и др.). Но еще oпacней, пожалуй, закрепление убытков. Покрывать их в долгосрочном acпектe естественный монополист может только зa счет государственных субсидий, иначе он просто разорится. А это открывает широкую дорогу расточительности. Коль скоро на прибыль так или иначе нет надежд, а государство все равно покроет убытки, монополист может получить выгоду лишь за счет растранжиривания госсударственных средств. Высочайшиее оклады менеджерам, раздутые штаты, огромные представительские расходы - все эти скрытые формы обогащения за счет казны. Другими словами, x-неэффективность в этом случае достигает высочайшего уровня. Обеспечение самоокупаемости Другим ориентиром установления максимальных цен может быть точка пересечения кривой средних издержек и линии спроса. Поскольку средние издержки в данном слyчае точно paвны продажной цене, естественный монополист работает в этом случаe без убытков и прибылей.

Таким образом снимается основная проблема предыдущего метода регулирования.

Нечто подобное граждане крупных российских городов испы­тали в начале 90-х годов. МПС прекратило ремонт электричек, и их выходило на линии с каждым днем все меньше и меньше. «Объек­тивные» причины для этого, разумеется, находились: это и ванда­лизм подростков, ломавших сидения и бивших стекла, и нехватка средств на ремонт. Но все они как по мановению волшебной палоч­ки исчезли (или, по крайней мере, перестали сказываться на числе курсирующих электричек), как только цены на билеты были под­няты.

Таким образом, второй подход к ценовому регулированию тоже не идеален. В чистом виде он вызывает товарные дефициты и требу­ет поэтому дополнительных принудительных мер по отношению к монополистам. Наиболее распространенной из этих мер в современ­ной России является составление списков потребителей, прекра­щать снабжение которых монополист не имеет

Реформирование структуры российских естественных монополий

Кроме регулирования цен определенную пользу — особенно в нашей стране — мо­жет принести и реформирование струк­туры естественных монополий. Дело в том, что в России и рамках единой корпо­рации часто объединяется как производство естественно-монополь­ных благ, так и производство таких благ, которые эффективней из­готовлять в конкурентных ycловияx. Это объединение носит, как правило, характер вертикальной интеграции В результате образуется монополист-гигант, представляющий целую сферу националь­ной экономики.

РАО «Газпром», РАО «ЕЭС Poссии”, Министерство путей сооб­щения, —это три кита «монополизма по-русски», ярчайшие примеры подобных объединений. В состав РАО «Газпром» наряду с Еди­ной системой газоснабжения Роccии (т.е. естественно-монопольным элементом) входят геологоразведочные, добывающие, приборост­роительные предприятия, проектно- технологические структуры, объекты социальной сферы (т.е. потенциально конкурентные эле­менты). В ведении МПС находятся как инфраструктура — желез­ные дороги, вокзалы, информационная система, - так и немонопольные виды деятельности подрядно - строительные и ремонтные организации, предприятия общепита. На балансе министерства находятся целые поселки и города. РАО «ЕЭС России» объединяет и электросети, и электростанции.

Суть интенсивно обсуждаемых в нашей стране реформ такова: предлагается развить конкуренцию в тех видах деятельности естественных монополий, где она может быть достигнута. Так, конку­ренция разных фирм за прием канализационных стоков из каждой квартиры многоэтажного дома - явная бессмыслица. Но конку­ренция фирм, обеспечивающиx профилактику и ремонт водопроводных и канализационных систем в квартире – вероятно единственный путь защиты потребителя от произвола современных ДЭЗ, РЭУ и т.п. Только при наличии конкуренции жильцам не придется неде­лями ждать вызванного мастера-сантехника.

Очевидно, однако, что разделение естественно-монопольного и потенциально конкурентных секторов не должно быть форсирован­ным и механистичным. Ведь не только конкуренция, но и производ­ственная интеграция имеет свой потенциал снижения издержек. Повысится ли, например, эффективность энергетической отрасли, если вместо нынешнего РАО «ЕЭС России» создать национальную компанию, распоряжающуюся линиями электропередачи, и мно­жество корпораций, владеющих электростанциями? Ведь даже в странах с очень жесткими правилами антимонопольного регулиро­вания — Японии, США, Германии — основной схемой организации энергетики являются энергосистемы, т.е. сосредоточение в одних руках генерирующих мощностей и передающих сетей.

Тем более тщательной проработки требует идея разукрупнения энергетической отрасли путем создания независимых региональных энергосистем. Уровень конкуренции в отрасли вряд ли повысится, а вот обособленность регионов возрастет. К тому же единая энергоси­стема страны дает экономию, так как позволяет для покрытия су точного пика потребления в восточной части России использовать «спящие» в эти часы мощности западных регионов и наоборот (выго­ды горизонтальной интеграции). Удастся ли достигнуть подобной слаженности в работе независимых региональных энергосистем?

Проводя реформирование российских монополистов, следует иметь в виду и их позиции в международной конкурентной борьбе. Например, РАО «Газпром» - крупнейшая международная корпо­рация. Его реструктуризация может подорвать позиции России на мировом газовом рынке. В целом очевидно, что реформы структур, включающих естественно-монопольную сферу, должны осуществляться поэтапно, с большой осторожностью и анализом каждой ста­дии преобразований. Национальные или частные

Наконец, еще одна сложная проблема, касающаяся естественных монополий, относится к их статусу: следует ли этим компаниям быть государственными или частными? Истоки этой про­блемы связаны с тем, что естественные монополии, как мы убедились, являются весьма специфическим субъектом экономики, ко­торый никогда не функционирует по чисто рыночным принципам. Если естественные монополии исключают конкуренцию; если по­требитель абсолютно лишен выбора; если цены и объемы производ­ства определяются не игрой рыночных сил, а либо произволом мо­нополиста, либо решениями государства; если нарушаются многие другие механизмы функционирования рынка. Если все это так, то не лучше ли управлять естественными монополиями не как част­ными, а как государственными предприятиями?

Экономическая наука не выработала однозначного ответа на этот вопрос. Во многих развитых рыночных государствах естественные монополии находятся в общенациональной собственности, но не меньше стран, где они являются частными.

Обычные аргументы в пользу национализации связаны с тем, что на государственном предприятии легче проводить правительственную политику в отношении цен, тарифов, объемов производства и т.д. (напомним, что регулирование этих параметров неизбежно в любом случае— и при частной, и при государственной собственности). Кроме того, государственная собственность исклю­чает монополистические злоупотребления с целью обогащения владельцев. Попросту говоря, там, где частный монополист будет ради своих прибылей выколачивать из потребителей каждую копейку, государственный монополист скорее всего займет умеренную позицию. Ведь прибыль отнюдь не главная его цель. Если же естественный монополист убыточен, то и вовсе непонятно, что может удepживать частный капитал в таком предприятии.

Аргументы против национализации связаны с опасениями понижения эффективности работы естественного монополиста. Не имея надобности ориентироваться в первую очередь и превыше всего на коммерческий успех, директор такой фирмы превращается в госу­дарственного чиновника. И с готовностью выполняет любые, самые нелепые указания, лишь бы они соответствовали желаниям начальства. Повышаются на государственном предприятии и иждивенческие настроения: нечего бояться убытков, все покроет бюджет. Наконец, возрастает опасность коррупции: слишком большие объемы государственных, т.е. «ничьих лично», денег проходит через кассы монополиста. При сложном характере коммерческой деятельности таких фирм, уследить за этими деньгами бывает трудно.

Таким образом, серьезные аргументы есть у обеих сторон. На практике вопрос о праве собственности чаще всего решается в духе национальных традиций. Страны с государственническим менталитетом предпочитают национализацию естественных монополий. В странах с сильными индивидуалистическими традициями, наоборот, склоняются к частной собственности.

Антимонопольная политика в отношении искусственных монополий.

В отличие от естественной, искусственная (или предпринимательская) монополия складывается в тех отраслях, где единственный производитель не обладает повышенной эффективностью по сравнению с несколькими конкурирующими фирмами. Установление монополистического типа рынка поэтому не является неизбежным для такой отрасли, хотя на практике может и сложиться, если будущему монополисту удасться устранить конкурентов.

Упoтpeбление термина «искусственная (предпринимательская) монополия» в экономической и правовой литературе отличается еще одной особенностью: этим понятием объединяют достаточно редко встречающееся на рынке господство единственного монополиста, и более распространенную ситуацию преобладания на нем нескольких в той или иной форме сотрудничающих фирм. т.е., если воспользо­ваться уже знакомой терминологией, речь сразу идет о чистой монополии и двух разновидностях олигополии — картеле и картелеподобной структуре рынка. Такое расширительное толкование тер­мина монополия оправдано тем, что во всех перечисленных случаях доминирующие на рынке фирмы в той пли иной мере способны дей­ствовать как единое целое, т.е. проявляют признаки монополистического господства на рынке. Цели и средства антимонопольной политики

Главной целью всякой антимонопольной политики является пресечение монополистических злоупотреблений. Как мы убедились раньше, по отношению к есте­ственным монополиям эти цели достигаются путем прямого вмеша­тельства государства в их деятельность, в частности, путем прину­дительного установления цен.

В случае искусственного монополизма основным направлением регулирования является противодействие формированию таких монополий, а порой и разрушение уже сложившихся. Для этого государство использует широкий спектр санкций: это и пре­дупредительные меры (скажем, запрет слияний крупных фирм), и разнообразные, причем часто очень крупные штрафы за ненадлежа­щее поведение на рынке (например, за попытку сговора с конкурен­тами), и прямая демонополизация, т.е. принудительное раздробление монополиста на несколько независимых фирм.

Признаки монополизации рынка

В каких же случаях государство прибегает ко всем этим мерам? Основанием для приведения в действие антимонопольной политики является наличие любого из двух основных признаков монополизации рынка, а именно:

1) либо концентрации очень большой доли рынка в руках одной фирмы,

2) либо переплетения ведущей фирмы с конкурентами.

При определении степени концентрации в той или иной отрасли государство обычно ориентируется на три показателя деятельности крупнейших компаний: размеры оборота, число за­нятых и величину капитала. Наиболее важным из них с точки зрения антимонопольной политики является доля оборота фирмы на конкретном рынке, поскольку именно она показывает, какую часть общего предложения товара концентрирует данная фирма.

Для измерения рыночной доли ведущих фирм экономистами предложен ряд индексов. Самым распространенным из них являет индекс Херфиндаля –Хиршмана (Ihh) :

Ihh = (X1) + (X2) + … + (Xn) ,

где Хi — доля каждой из фирм отрасли, выраженная в процентах.

Легко понять, что чем выше степень концентрации в отрасли, тем больше будет и значение индекса. Так, при чистой монополии, когда все сто процентов рынка контролируются одной фирмой, он достигнет своего максимума 10 000 (ведь(100) = 10000). Если же в отрасли действует, скажем, более десяти тысяч фирм равного раз­мера (то есть фактически сложились условия совершенной конку­ренции), индекс упадет ниже единицы.

Обычно рынок считается безопасным с точки зрения монопо­лизации, когда Ihh < 1000 (в США — при Ihh < 1400). По данной формуле легко подсчитать, что это условие выполняется, если доля крупнейшей из фирм меньше 31 % , двух крупнейших — 44%, трех — 54%.

Переплетение с конкурентами

Переплетение ведущей фирмы с конку­рентами чаще всего реализуется в трех формах: создании картеля, системе учас­ти, личной унии. О картелях мы уже говорили.

Система участий проявляется в том, что ведущая фирма вла­деет частью капитала фирм-конкурентов. Или в том, что все основ­ные конкуренты перекрестие владеют частями капитала друг дру­га. Являясь фактически совладельцами единого капитала, подобные фирмы выступают на рынке как одно предприятие.

Личная уния состоит в том, что одни и те же лица управляют разными компаниями-конкурентами. Например, генеральный ди­ректор фирмы А может входить в совет директоров компании Б, а глава последней в свою очередь заседать в директорате компании А. Очевидно, что действия обеих фирм в этом случае будут осуществле­нием совместно принятых решений.

Все формы переплетения фирм-конкурентов фактически имеют характер сговора, когда внешне соперничающие друг с другом компа­нии в действительности действуют заодно, как правило, нанося этим ущерб потребителю. Именно поэтому они запрещены законами большинства развитых стран и России. Причем за ряд нарушений, связанных с созданием картелей, во многих странах предусмотрена даже уголовная ответственность.

Два подхода к регулированию концентрации.

Сложнее обстоит дело с государственным регулированием степени существующей на рынке концентрации и , следовательно, размера фирм. С одной стороны, высокая концентрация доли рынка в руках одной фирмы, бесспорно, способствует его монополизации. Исходя из этого, государство должно стремиться к недопущению слишком большой концентрации и препятствовать формированию фирм - гигантов. С другой стороны, только крупные предприятия могут полноценно использовать положительные стороны экономии на масштабах производства и другие преимущества гигантов. С этих позиций круп­ные размеры национальных компаний, напротив, способствуют их высокой эффективности и потому должны поддерживаться государством.

В связи с описанным противоречием в практике проведения ан­тимонопольной политики постоянно сосуществуют (и вместе с тем конкурируют) два подхода:

поведенческий критерий применения санкции (государство применяет антимонопольные меры только в случае наличия дока­занных монополистических .злоупотреблений);

структурный критерий применения санкций (государство автоматически вмешивается в случае превышения фирмой некой оп­ределенной законом доли рынка). Оба подхода имеют свои достоинства и недостатки.

Поведенческий подход в принципе точ­нее соответствует целям антимонополь­ной политики, поскольку направлен против реальных, а не потенциально возможных монополистических злоупотреблений. При его применении понижаются шансы необоснованного наказания крупного предприятия, не допускающего в своей практике таких нарушений. Недостатком же этого подхода является трудность его осуществления на практике.

Доказать, скажем, необоснованное монополистическое завышение цен всегда очень сложно. Ведь для этого нужно установить, что цена очень сильно превышает издержки. А издержки у монополиста:

А) могут быть исходно весьма велики в силу Х-неэффективности,

б) искусственно показаны выше фактического уровня с помощью труднопроверяемых бухгалтерских ухищрений.

Поэтому юридически, на бумаге монопольная цена скорее всего не будет выглядеть как завышенная по сравнению с затратами. К тому же, даже если завышение цен будет доказано, как отделить нормальное повышение цен в силу благоприятной рыночной конъюнктуры от их искусственного вздувания самим монополистом?

В свою очередь, структурный подход более прост в применении: достаточно уста­новить долю (Тут, впрочем, тоже есть подводный камень не ясно, что следует считать общим объемом рынка. Представим себе, что мы пытаемся установить долю российского рынка, контролируемого фирмой «Марс» с по­мощью производимых на ее подмосковном заводе батончиков “марс” и «сникерс». Если общим объемом рынка мы будем считать продажи в России шоколадных батончиков, тогда доля наверняка окажется угрожающе большой. Если продажи «марсов» и «сникерсов» мы сравним с размера­ми всего производства шоколадных конфет в стране, доля окажется относительно маленькой. Наконец, если в качестве общего объема рынка ис­пользовать все продажи кондитерских изделий, доля усиленно продвигаемых на наш рынок сладостей фирмы «Марс» и вовсе окажется ничтожной. Какой из трех названных способов в действительности вер­нее, могут в каждом конкретном случае определить только эксперты), рынка, приходящуюся на ту или иную фирму, и авто­матически становится ясно, следует ли против нее применять анти­монопольные меры.

Зато недостатком структурного подхода является неопределен­ность последствий его применения. Таким механическим образом легко разрушить не только компании, злоупотребляющие своим монопольным положением, но и эффективно действующие крупные фирмы, являющиеся ядром национальной экономики. Опыт развитых стран

Практика антимонопольного регулирования искусственных монополии в разви­тых странах обычно сочетает оба подхода.

Функциональный подход преобладает по отношению к уже сло­жившимся фирмам-монополистам. Карательные меры против них принимаются обычно только по результатам судебного разбиратель­ства конкретных монополистических злоупотреблений. При этом самые жесткие меры используются с большой осторожностью. Так, случаи принудительного раздробления фирм (демонополизации) во всем мире можно пересчитать по пальцам.

Структурный подход в основном используется по отношению к вновь формирующимся монополистическим структурам. При этом, если рост фирмы носит естественный характер, т.е. если она захватывает все большую долю рынка благодаря высокому качеству продукции, ее доступной цене и быстрому обновлению, то никакие меры против такой фирмы не принимаются, вне зависимости от ве­личины ее рыночной доли. Зато, когда новая компания формируется путем слияния другими фирмами или их поглощения, антимонопольные органы тщательно следят, чтобы возникшая фирма ни на одном рынке, на которых она действует, не превысила бы определенной доли.

Описанная комбинация поведенческого и структурного подходов учитывает их особенности. Поведенческий подход более либерален по отношению к монополистам, зато при нем мала опасность навредить эффективно действующему крупному предприятию. Именно поэтому его и применяют к уже сложившимся и зарекомендовавшим себя фирмам. Структурный подход жестче, но опасней. По этой причине его целесообразно применять в предупредительном режиме, существует лишь возможность будущей монополизации рынка.

Проблема монополизации российского рынка. Монополизм особого рода. Единый народно­хозяйственный комп­лекс социалистичес­кой экономики

Главная особенность монополизации российского рынка состоит в том, что она сложилась как «наследница» государственного монополизма социалистической экономики.

Социалистическая экономика представляла собой единый на­роднохозяйственный комплекс, в котором каждое предприятие не было вполне автономно, а являлось составной частью общегосудар­ственной суперструктуры. При этом удовлетворение потребности всей страны в том пли ином виде продукта, часто поручалось всего одному-двум заводам.

Причин для такой концентрации выпуска продукции было не сколько. Большое значение имело стремление использовать поло­жительный эффект масштаба. Причем тяга к гигантизму была' явно гипертрофированной, так как из-за искусственной заниженности цен на энергию, сырье и транспорт вполне рентабельными выглядели проекты даже нерационально крупных заводов. Сырье для них нередко привозилось за тысячи километров, а готовая продукции развозилась по всему Союзу.

Другая причина была связана с удобством централизованного управления крупными предприятиями. Когда все важнейшие решения по развитию экономики страны принимаются общенациональными плановыми органами, управляемость хозяйств тем выше, чем меньше производственных единиц. В самом деле, про­контролировать выпуск определенного вида продукции на одном заводе-гиганте много проще, чем решить ту же задачу, когда на­званное изделие выпускают две-три сотни мелких заводов.

В итоге народное хозяйство страны в буквальном смысле напоминало единый организм. Подобно тому, как в человеческом организме существуют специализированные органы обеспечения жизнедеятельности всего организма (какие-то функции возложены на сердце, какие-то — на печень, какие-то — на желудок), так и в социалистическом хозяйстве одни заводы удовлетворяли потребности страны в одной, другие — в другой продукции. При этом советские монополисты были узко специализированы: один завод выпускал только тяжелые вертолеты (Роствертол), другой — только автомобили высокой проходимости (УАЗ). По своим последствиям для листва прекращение поставок любым из них было подобно отказу определенного органа (скажем, почек) в человеческом организме. Причем дублирование было минимальным или вовсе отсутствовало. Так, в конце 80-х годов более 1100 предприятий были полными монополистами в производстве своей продукции. Еще чаше встречалась ситуация, когда число производителей по всей гигантской стране не превышало 2—3 заводов. Всего из 327 товарных групп, пускавшихся промышленностью страны, 290 (89%!!.') было подвержено сильной монополизации.

Таким образом, если в странах рыночной экономики монополизация обычно проходила путем организационного объединения первоначально независимых компаний, то социалистический монополизм базировался на сознательном создании только одного производителя (или очень узкой группы производителей). При этом монополизм в социалистической экономике был распространен значительно шире, чем в рыночной.

Особенности социалистического монополизма

Монополистов советской эпохи, однако, не следует отождествлять с предприятия­ми-монополистами рыночной экономики. Прежде всего, не имея самостоятельности в выборе объема выпуска, ни в установлении цен (и той другое определялось планом), они не имели возможности осуществлять монополистические злоупотребления. Другими словами, их деятельность не вызывала описанные нами последствия монополизации:

1) не наблюдалось недопроизводство товаров;

2) отсутствовало завышение цен;

3) предприятия не получили монопольных прибылей. С другой стороны, еще одно негативное последствие монополизации - Х- неэффективность - давало о себе знать с исключительной силой. Ее проявлениями в СССР были завышенные издержки (в частности, энерго и материалоемкость, существенно превышавшие мировой уровень), низкое качество продукции и замедленный темп ее обновления.

Особенно большому размаху социалистической Х- неэффективности, кроме обычных для всех монополистов причин, способствовали следующие обстоятельства:

1) Стоимостные показатели, такие, как уровень издержек и даже прибыль, никогда не были главными для советских предприя­тий. Если завод выполнял план, его руководство могло быть спокойным за свою судьбу, каковы бы ни были издержки. Это, разумеется, не способствовало росту экономичности производ­ства, а, наоборот, стимулировало расточительность. План лю­бой ценой — обычный лозунг того времени;

2) Позиции монополистов укрепляла общая дефицитность экономики. В условиях, когда, покупая даже откровенно бракованный товар, потребитель в ответ на свое возмущение мог услышать вполне обоснованную угрозу: «Берите такой, а то и этого не будет»,—ответственность монополиста падала до предела;

3) Советская экономика была значительно более изолированной от внешнего мира, чем большинство рыночных, т.е. монополь­ные позиции производителей были защищены и от иностранной конкуренции. От этого особенно страдало качество продукции и ее новизна (пропаганда тех лет, например, не стеснялась вбивать в голову граждан СССР, что «советские автомобили — лучшие в мире». И этому многие верили. Сравнивать - то было не с чем!). Усиление монополизма при переходе к рынку

Начало рыночных реформ в нашей стране привело к резкому усилению монополистических тенденций. Отчасти это было связано с распадом СССР и ослаблением экономических связей между бывшими союзными республи­ками. К прежним монополистам добавились новые, а именно пред­приятия, не являвшиеся единственными производителями в рамках всего Союза, но ставшие таковыми на сократившейся территории.

Однако гораздо большее значение имело изменение условий хо­зяйствования. Благодаря им резко усилились последствия монопо­лизации и ее влияние на экономику. Дело в том, что превращение российских заводов в частные предприятия создало мощный сти­мул для получения монопольных прибылей. А свобода установле­ния цен и выбора объемов производства дали в руки фирм средства достижения этой цели. Все три важнейших последствия монополи­зации (занижение производства, завышение цен, получение моно­польных сверхприбылей), до той поры сдерживавшиеся социалис­тическим государством, вырвались наружу. При этом старый порок советских монопольных производителей - х-неэффектииность — сохранился везде, где осталась монополия. Усиление проявлений монополизма, в свою очередь, негативно повлияло на общий ход реформ в стране. Монополизация и экономический кризис в России

Положение единственного производителя (или одного из немногих производителей) определенного вида товаров открыло перед предприятиями порочный с точки зрения всей экономики, но весьма выгодный для них самих путь адаптации к рыночным условиям.Когда обедневшее население снизило объем своего спроса на товары и услуги, монополисты не отреагировали на это снижением цен, хотя именно на такое развитие событий рассчитывали реформаторы. Реакция монополистов оказалась иной. Пользуясь своей монопольной властью, они резко ограничили предложение. Возникла ситуация: не снижение. А повышение цен за счет сверхрезкого снижения выпуска продукции.

Нечто похожее в мировой истории уже встречалось. В конце 20-х годов по той же схеме реагировали на кризис монополисты ведущих стран Запада. Итогом стал самый глубокий в истории капитализма кризис— знаменитая Великая депрессия 1929-1933 гг.

Сознательное уменьшение выnуска продукции в сочетании с повышением цен российскими предприятиями-монополистами явились важнейшей микроэкономической причиной особой глуби­ны кризиса трансформации в России.

Особенности антимонопольной политики в России

Высокий уровень монополизации и его резко отрицательное влияние на экономику делает необходимым проведение в нашей стране антимонопольной политики. Более того, Россия нуждается в демонополизации, т.е. радикальном сокращении числа секторов экономики, где установилась монополия. Главная проблема демонополизации в России

Главной проблемой и одновременно трудностью при этом является специфика унаследованного от социалистической эпохи монополизма: российскиее моно­полисты по большей части не могут быть демонополизиропаны путем разукрупнения.

На Западе демонополизация предприятий гигантов возможна путем их разделения на части. Тамошние монополисты формирова­лись путем объединения и поглощения независимых фирм. После­дние, хотя бы теоретически (на практике это делается редко, да в этом и нет нужды, т.к. стопроцентные монополисты почти не встре­чаются), могут быть восстановлены в качестве самостоятельных компаний. Российские монополисты, напротив, сразу строились как единый завод или технологический коми-чеке, который прин­ципиально не может быть разделен на отдельные части без полного разрушения.

Принципиальные возможности демонополизации

Можно выделить три принципиальных возможности понижения степени моно­полизации:

1) прямое разделение монопольных структур;

2) иностранная конкуренция;

3) создание новых предприятий.

Как уже сказано, возможности первого пути в российской реальности сильно ограничены. Единый завод на части не разделишь, случаи, когда производитель-монополист состоит из нескольких заводов одного профиля, почти не встречаются. Тем не менее на уровне надфирменных структур — бывших министерств, главков (одно время их стали преобразовывать в так называемые концерны), а также областных властей — такая работа отчасти уже сделана, а отчасти может быть продолжена, принеся пользу в деле понижения степени монополизации.

Дело в том, что еще одна специфическая российская разновид­ность монополизма состоит в диктате ведомств и госорганов, про­должающих и в наше время активно вмешиваться в деятельность предприятий. Формально-юридических прав на это они не имеют — предприятия находятся в частной собственности. Но реальные ры­чаги давления у органов власти есть. Например, не допустить в от­расль (или в регион) стороннего производителя с помощью частоко­ла инструкций и распоряжений они вполне могут.

Второй путь - иностранная конкуренция — явился, вероятно, самым действенным и эффективным ударом по отечественному мо­нополизму. Когда рядом с изделием монополиста на рынке нахо­дится превосходящий его по качеству и сопоставимый по цене им­портный аналог, все монополистические злоупотребления становятся невозможными. Монополисту приходится думать о том, как бы вообще не оказаться вытесненным с рынка.

Беда в том, что из-за непродуманной валютной и таможенной политики, импортная конкуренция в очень многих случаях оказа­лась избыточно сильной. Вместо того, чтобы ограничить злоупот­ребления она фактически уничтожила целые отрасли промышлен­ности (вспомним про исчезнувшие с прилавков отечественные телевизоры, радиоприемники, бытовые приборы, почти пропавший русский текстиль, и многое другое).

Очевидно, что использование столь сильнодействующего сред­ства должно быть очень осторожно. Импортные товары, бесспорно, должны присутствовать на российском рынке, являясь реальной угрозой для наших монополистов, но не должны превращаться в причину массовой ликвидации отечественных предприятий.

Третий путь - создание новых предприятий, конкурирующих с монополистами, предпочтителен во всех отношениях. Он устра­няет монополию, не уничтожая при этом самого монополиста как предприятие. К тому же новые предприятия - это всегда рост про­изводства и новые рабочие места.

Из-за экономического кризиса и других причин в России не находится ни отечественных, ни иностранных компаний, готовых вложить деньги в создание новых предприятий. Тем не менее определенные сдвиги в этом отношении даже в кризисных условиях может дать государственная поддержка наиболее перспективных инвестиционных проектов. Регулирование деятельности предприятий - монополистов

Главным органом, осуществляющим антимонопольную политику в России, является Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства. Его права и возможности достаточно широки, а статус соответствует положению аналогичных органов в других развитых рыночных экономиках. Основными за­конами, регулирующими монополии, являются закон «О конкурен­ции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и закон «О естественных монополиях».

Центр тяжести государственной регулирующей деятельности в России в первые годы реформ был сосредоточен на регулировании монополистических цен. Государство устанавливает цены или их предельные уровни на газ, электроэнергию, железнодорожные перевозки, транспортировку нефти, коммунальные услуги и другие продукты естественных монополий. Часть из этих цен определяется централизованно для всей страны, но в большинстве случаев реше­ния принимаются региональными комиссиями для своих областей, краев или республик.

Максимальный уровень цен в большинстве случаев тяготеет к покрытию издержек монополиста и обеспечению ему минимальной прибыли, т.е. реализуется описанная выше схема Рreg = АТС = D. Поскольку при такой схеме монополисту выгодно занижать объем производства по сравнению с существующим cпpocoм. Установление максимальных цен сопровождается определением групп потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию, что дает тем известную гарантию от сокращения поставок монополистом.

Положение резко осложняется и запутывается в результате широкого распространения практики неплатежей. В этих условиях монополисты добиваются установления цен с таким расчетом, что­бы все издержки можно было покрыть за счет реально поступающих средств. Государственные органы обычно считают этот уровень завышенным.

Помимо цен на продукцию естественных монополий на начальных этапах реформы ограничивались и цены предприятий, внимающих доминирующее положение на отдельных товарных рынках, т.е. регулировались цены искусственных (предпринимательских) монополий. С этой целью для всех производителей, концентрирующих более 35% рынка, устанавливались предельные кор­мы рентабельности.

Российские законы требуют осуществления государственной политики недопущения формирования новых монополий. На Ми­нистерство по антимонопольной политике возложены задачи контроля за слияниями крупных предприятий, пресечения разнообразных форм сговора, недопущения системы участий и личной унии. Представляется, однако, что опасность всех этих новых (т.е. выте­кающих не из советского прошлого, а из рыночной практики) форм монополизации еще недостаточно осознана обществом и работа в этих направлениях ведется недостаточно интенсивно. Во всяком случае руководители российских предприятий не стесняются публично выступать с такими заявлениями, которые на Западе - даже если бы не были подкреплены практическими действиями — с га­рантией привели бы их за тюремную решетку по обвинению в попытке создания картеля.

Наконец, значительное внимание уделяется борьбе с ограничи­вающей конкуренцию практикой местных властей. В условиях не­стабильной экономической ситуации в стране региональные власти часто пытаются незаконными методами поддержать свои предпри­ятия. Например, под тем или иным предлогом запретить ввоз кон­курирующих товаров из других областей. Это создает местным про­изводителям монопольное положение, что, естественно, вызывает протесты Министерства по антимонопольной политике. Впрочем, как и в других областях современной российской экономики и по­литики, центральные власти, несмотря на юридическую справед­ливость своих требований, далеко не всегда оказываются в силах одолеть сопротивление местных властей.

В целом система антимонопольного регулирования в России на­ходится пока в стадии становления и требует радикального совер­шенствования.

<< | >>
Источник: Неизвестный. КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ РАЗДЕЛ ОСНОВЫ И МИКРОЭКОНОМИКА. 2015

Еще по теме АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА И ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ.:

  1. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.
  2. Роль и место денежно-кредитной политики в системе макроэкономического регулирования транзитивной экономики
  3. АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА И ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ.
  4. 2.1. Этапы развития антимонопольного законодательства в зарубежных странах
  5. 1.3. Реализация финансовой политики как главная цель управления финансами
  6. Тема 3. Антимонопольное регулирование экономики
  7. Тема 6. Пресечение недобросовестной конкуренции в рамках антимонопольного регулирования
  8. Тема 8. Международный контекст антимонопольного регулирования
  9. ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА КУРСА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИ
  10. Примерная тематика рефератов по общей экономической теории
  11. Особенности инфляции в России
  12. Антимонопольная политика и антимонопольное регулирование: экономическое содержание и особенности России
  13. ОСОБЕННОСТИ ПОДДЕРЖКИ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ
  14. §1. Понятие и структура банковской системы России
  15. §2. Надзорные полномочия Центрального банка России
  16. §2. Место антимонопольных ограничений в системе норм права
  17. §3. Состав и основные характеристики нормативных правовых актов и международных договоров, содержащих антимонопольные ограничения
  18. § 1. Административные наказания за нарушения антимонопольного законодательства РФ в системе мер административного принуждения
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -