<<
>>

Проблемы функционирования российского рынка страховых услуг

Многие из общеизвестных проблем и препятствий, тормозящих становление финансового рынка России в целом и отдельных его сегментов, имманентны и страховому рынку страны. Непоследовательность преобразований в российской переходной экономике, когда институциональные изменения непосредственно ориентировались не на экономический рост, а на сиюминутную прибыль, привела к формированию климата, где господствовали спекулятивные операции.

Это во многом определило то, что в ходе десятилетнего функционирования страхового рынка его главным достижением стало получение права выбора страховщика, а зримых результатов страховой деятельности общество так и не дождалось. По множеству характеристик (объем страховых премий, количество страховых продуктов, качество услуг, объемы уставных капиталов и т. п.) российский страховой рынок отстает от рынка развитых стран. В результате страховой имущественный интерес хозяйствующих субъектов удовлетворялся лишь на 7%. Низка и инвестиционная активность страховых компаний — аккумулируя 1,5—1,8 % от ВВП, они занимали одно из последних мест среди инвесторов, обеспечивая лишь 0,02% всех инвестиций в стране. Сверхскромно было участие страховщиков в формировании доходной базы бюджета — лишь 0,03% поступлений по налогу на прибыль.

Когда период беспрецедентного роста страховых организаций и их оборотов, пришедшийся на 1991—1997 гт., завершился переломным 1998 г., главные причины, его обусловившие (процесс разгосударствления и необходимость легализации капитала теневых структур), отошли на второй план. Для страховщиков наступило время напряженной работы над завоеванием доверия потребителей, над разработкой и апробацией новых страховых продуктов, над развитием страховых технологий, над установлением взаимопонимания с иностранными партнерами и над совместным решением своих проблем в коридорах законодательной и исполнительной власти.

И труд их не пропал даром. Так, размер собранных в 1999 г. премий достиг 96,6 млрд р., т. е. в 2,3 раза превысил показатель 1998 г. Принципиально изменилась структура премий. Соотношение взносов по добровольному и обязательному страхованию составило 3,5 :1 против 1,9 :1, что свидетельствует о вытеснении иждивенческих настроений у страховщиков. Значительно возросла доля страховых взносов в ВВП — с 1,3 до 2,2%.

Однако, если вдуматься, что стоит за этим видимым благополучием страхового рынка, следует констатировать следующее. Наличие объективных предпосылок его развития бесспорно. Это и ограниченность бюджетных средств для предоставления государственных гарантий, и рост частной собственности, и значительный износ фондов, и использование устаревших технологий, и нестабильность социально- политической обстановки, и криминализация общества, а также другие факторы, способствующие нарастанию потребностей в страховой защите. При этом реальное ресурсное обеспечение этих потребностей отсутствовало:

• ВВП снижался, его соотношение с объемом денежной массы М2 оставалось Неудовлетворительным,

• доходы населения выросли в рублевом измерении незначительно, прирост сбережений сократился в 2 раза, превышение доходов над расходами составило только 1,6% против 4,5% в 1994 г.;

• совокупная прибыль предприятий, измерявшаяся в 1997 г. 174 млрд р., трансформировалась в 1998 г. в убыток того же уровня (115,1 млрд р.) , просроченная дебиторская задолженность составляла 49,4% от ее суммы, удельный вес убыточных предприятий возрос (на 3,1 процента пункта) и достиг 53,2% от общего их числа.

Так что же в этом случае кроется за оптимистичными показателями страхового рынка? Главным образом — пресловутые зарплатные схемы, ведь именно по страхованию жизни в 1999 г. премии возросли по сравнению с 1998 г. почти в 4 раза. К этим схемам предприятия прибегают с целью сокращения социальных выплат. Для уменьшения фонда оплаты труда они проводят страхование своих сотрудников из чистой прибыли, при этом одновременно страхуют свое имущество, относя затраты на себестоимость продукции в 1% от объема реализации.

Этих средств, поступающих в страховую компанию, в совокупности оказывается вполне достаточно для обеспечения достойных выплат застрахованным лицам. А в результате страхование не выполняет своей социальной миссии по компенсации реальных ущербов.

Эту же мысль подтверждает показатель уровня выплат, который составил в 1999 г. только 64% от собранных премий против 76% в 1998 г. Главной причиной этому послужили инфляционные ожидания страховщиков в посткризисный период, а также хроническое несоблюдение ими главного принципа формирования тарифных ставок — эквивалентности отношений участников страхования.

Не исключая того, что объективный процесс развития этого специфического сектора требует большего времени, следует иметь в виду, что преодоление разрыва между потребностью общества в страховой защите и возможностью ее удовлетворения нереально без стабилизации всей экономики, что источником затрат на страхование может быть только само производство и что только эффективно функционирующая промышленность позволяет сфере услуг развиваться опережающими темпами.

Соглашаясь с тем, что без сегодняшних затрат на развитие страхования нам не удастся избежать значительных бюджетных расходов по компенсации потерь от многочисленных техногенных и природных рисков, которые, по данным МЧС, достигают 15% ВВП, следует признать, что состояние большинства отраслей материального производства не позволяет создать реальных предпосылок для устойчивого развития страхования даже в ближайшей перспективе.

Вторая проблема связана с укоренившимся в сознании ученых и практиков восприятием страхования как перераспределительной экономической категории. Теория страхования изучается до сих пор в свете взглядов советских экономистов на место и роль денежных фондов в процессе общественного производства, когда деятельность системы страхования была полностью подчинена интересам бюджета. Это неизбежно сказывалось на их выводах, однако некоторые из них представляются правомерными и в современных условиях.

Так, формирование денежных резервов в условиях переходной экономики и рынка является неопровержимой необходимостью. Но методы образования и функционирования таких резервов, а также их роль в национальном хозяйстве — проблемы еще недостаточно решенные с точки зрения теории и практики.

Причиной рассмотрения страхования как одного из финансовых звеньев оказалось то, что создание и использование страхового фонда связаны с движением стоимости в денежной форме и ее перераспределением между участниками страховой защиты. Вместе с тем страховая услуга может предоставляться в натуральной форме и не обязательно связана с априорным созданием страхового фонда, тогда как необходимым условием функционирования финансов служат товарно-денежные отношения.

Страхование возникло уже на первых этапах развития общества как механизм защиты имущества его членов от рисков, связанных со стихийными бедствиями. Случайный характер наступления чрезвычайных событий и неравномерность нанесенного ущерба позволили использовать для возмещения потерь способ солидарной раскладки ущерба. Исторически при страховании использовалась натуральная форма раскладки ущерба. Материальная помощь оказывалась за счет передачи лицу, понесшему потери, части запасов зерна, фуража от лиц, участвующих в страховании. Денежная форма раскладки ущерба появляется с зарождением товарно-денежных отношений, и уже дальнейшее развитие страхования связано с ее совершенствованием.

Кроме того, риск, являясь первопричиной возникновения страховой отношений, предопределяет и строго целевое использование страхового фонда для компенсации потерь, связанных с наступлением страхового события. Сущность же финансовых категорий проявляется в процессе создания и использования денежных резервов на уровне государства и отдельных хозяйствующих субъектов на различные цели.

Наряду с фондовой формой организации страховой защиты близость страхования к финансам основывалась на преобладании одностороннего движения денежных средств, а вероятностное их движение в обратном направлении при наступлении страхового случая объяснялось близостью страхования к другой распределительной категории — кредиту. Однако объективная необходимость, направленность движения ресурсов и денежная форма проявления страховых отношений только сближают страхование с финансами и кредитом, но далеко не отождествляют с ними.

Наиболее полно специфику страхования как экономической категории отражало определение Л.И. Рейтмана, в соответствии с которым страхование выступает совокупностью особых перераспределительных отношений между его участниками по поводу формирования за счет денежных взносов целевого страхового фонда, предназначенного для возмещения возможного ущерба или оказания материальной помощи гражданам при наступлении определенных событий, связанных с их жизнью и здоровьем.

Более поздние характеристики страхования также касаются двух аспектов: перераспределительного характера отношений между участника-

ми фонда и цели его создания. Этих оснований, по мнению исследователей, вполне было достаточно для перехода от двухэлементной модели системы денежных отношений к трехэлементной. Модель «финансы— кредит» отражала долго культивирующееся представление о неограниченных возможностях бюджета, когда хранившиеся на специальных счетах в банках запасные и резервные фонды Госстраха выступали в лучшем случае дополнением к бюджетным ресурсам, чему в немалой степени способствовал статус страхового дела как монополии государственных органов. Выделение страхования в самостоятельную категорию и сделанная на этой основе оценка его места и возможностей в системе денежных отношений позволили воспринимать трехэлементную модель «финансы—кредит—страхование» как модель, правильно отражающую экономическую действительность. Утверждение данной модели в преддверии разработки государственной политики развития и поддержки страховой системы позволило привести действующее законодательство в соответствие с экономическими реалиями, реорганизовать систему страхового надзора, выработать стартовый механизм регулирования страхового рынка.

На этом ведомственные интересы представителей страховой науки были исчерпаны. При этом ни один из них не затронул важнейшего вопроса становления рыночных отношений — вопроса собственности. Ответ на него может стать еще одним аргументом самостоятельности категории страхования наряду с такими моментами, как рисковость, частичная возвратность и накопительность страховых ресурсов, которые подробно рассматривались и использовались для выделения страхования в особую сферу.

Так, если при финансовых отношениях может произойти или не про^ изойти переход права собственности на денежные средства от одного лица к другому, то для формирования страховых резервов страховщики используют денежные средства, полученные от страхователей в счет оплаты страховых услуг. Поэтому эти средства становятся собственностью страховой компании, хотя и отягощенной обязательствами (в этом состоит принципиальное отличие страхования от кредита). Страховщики могут распоряжаться ею по своему усмотрению в ходе действия договора, но при этом они должны иметь достаточно средств для выполнения своих обязательств при наступлении страхового события, предусмотренного в договоре.

Наряду с этим отличительной чертой страховой сферы является ее подверженность действию закона стоимости. Необходимость тождественности страховых выплат и премий не подвергается сомнению никем из теоретиков страхования, более того, в их работах большое внимание уделяется издержкам страховщиков и проблемам ценообразования на страховые услуги.

Однако наиболее существенным недостатком сложившегося подхода к сущности страхования является то, что она раскрывается с позиции только одного участника страхования — страховщика. Именно его деятельность связана с перераспределением средств между контрагентами. Для страхователя же организация своей страховой защиты представляет собой отвлечение средств из текущего потребления для приобретения услуг страховщика. Учет этого подхода позволяет осознать двойственность категории страхования, которая проявляется в том, что наряду с процессами перераспределения, страхование на микро- и макроуровнях выступает «отрицательным потреблением», ведет к сокращению производственного и личного потребления, что безусловно тормозит поступательные процессы в развитии общества. Поэтому, принимая меры по развитию страхового рынка, увеличивая процент взносов, относимых на себестоимость продукции, следует прежде всего учитывать этот эффект его расширения.

Разумеется, выдвинутые предложения нуждаются в глубокой проработке и широком обсуждении специалистами, что позволит окончательно определиться с местом страхования в системе денежных отношений. При отсутствии ясности в теории страхования не может быть определена система целей и приоритетов развития страхового рынка, понят и задействован эффективный механизм его формирования и обеспечения стабильности.

Третья проблема — высокий уровень концентрации на современном страховом рынке и необходимость разработки мер по его эффективному антимонопольному регулированию. Процесс концентрации усиливается, несмотря на снижение темпов роста страховых премий и уменьшение доходности активов. Главными катализаторами этого явления стали, с одной стороны, наращивание собственного капитала страховых компаний, их слияния и поглощения под воздействием требований Департамента страхового надзора Министерства финансов РФ, рост числа кэптивных компаний, представляющих отраслевые интересы, а с другой — увеличение возможности предприятий по оплате страховых услуг за счет включения ее в себестоимость продукции. Все это неизбежно отражается на функционировании страхового рынка и требует приведения в действие еще одного элемента внешнего воздействия — антимонопольного регулирования.

Для разработки и проведения антимонопольной политики необходим прежде всего анализ рыночной структуры, в том числе уровня концентрации и монопольной власти на страховом рынке. Расчет уровня концентрации путем одновременного использования нескольких методов, основанных на сопоставлении показателей фирмы с показателями по рынку в целом и взаимоисключающих недостатки друг друга, позволил произвести типологизацию страхового рынка. Внешняя противоречивость полученных данных, когда часть их свидетельствует о низком уровне концентрации и высокой конкуренции на рынке в целом, а другая фиксирует, что на два-три страховщика каждого отраслевого субрынка приходится более половины премий, получаемых первой десяткой страховых компаний, явилась доказательством того, что российский страховой рынок относится к так называемым квазимонопольным рынкам. Для них характерно существование монопольной власти, несмотря на низкую концентрацию продавцов. Убедительным аргументом в пользу признания данного рынка квазимонопольным является наличие прибыли у страховщиков при низком уровне их концентрации.

При использовании результатов типологизации страхового рынка в целях антимонопольного регулирования следует учитывать, что главная особенность квазимонопольного рынка обусловлена высокими трансакционными издержками, характерными для страхования. Влияние этих издержек на функционирование рынка проявляется в том, что существенно ослабляется ценовая конкуренция между страховщиками, медленнее осуществляется перераспределение рынка между компаниями, более устойчива и консервативна рыночная структура.

Другая особенность квазимонопольных рынков объясняется теорией квазиконкурентных рынков. Однако складывающаяся ситуация на страховом рынке России может служит антитезой данной теории: рынок с большим числом продавцов может быть неконкурентным из-за высоких барьеров входа и выхода для потенциальных его участников.

Хотя рынок страхования достаточно камерный, он тем не менее инерционен: необходим значительный стартовый капитал, достаточно узка специализация, в случае выхода с рынка у компаний не остается ни основных, ни оборотных средств, которые можно было бы использовать в производстве, как это бывает у производственных фирм, так как все уходит на выполнение обязательств.

Проведенный анализ состояния конкуренции на российском страховом рынке позволяет констатировать, что основополагающий закон, призванный защищать конкуренцию на финансовых рынках (от 23 июня 1999 г.), был создан в большей мере на основе уже накопленного опыта по антимонопольному регулированию в нашей стране, чем на знании специфики финансовой сферы и методов конкурентной борьбы в ней. Так, в законе не учтен фундаментальный принцип организации страхового дела — стремление к концентрации средств страхового фонда — который обеспечивает долголетнюю безубыточную деятельность компаний. Кроме того, на наш взгляд, несовершенство этого акта нашло отражение в следующем:

• нечеткости основных определений, например, финансовый рынок, определяется исходя из места предоставления услуг потребителям, а это не соотносится с принципом обеспечения территориальной раскладки ущерба между заинтересованными лицами, характерным для страхования;

• упущении того факта, что страховой продукт (как и многие финансовые услуги) высокодифферецирован, т. е. практически не представляется возможным идентифицировать страховые услуги, и, по существу, каждый продавец формирует свой субрынок;

• недостаточности подхода к установлению доминирующего положения финансовой организации исходя из оборота по определенному виду предоставляемых услуг, т. е. на основе параметров входящих и исходящих денежных потоков, при этом не учитываются основополагающие принципы расчета тарифных ставок — эквивалентность страховых отношений сторон, вероятностный характер страховых выплат и расширение объема страховой ответственности;

• недопущении соглашений или действий, ограничивающих конкуренцию на финансовом рынке; следуя букве шестой статьи данного закона, под них можно будет подвести и страховые пулы, и перестраховочную деятельность страховщиков.

Из этого следует, что при создании законодательных актов, призванных регулировать процессы концентрации и конкуренции на каждом конкретном сегменте финансового рынка, потребуется не только учесть эти недостатки, но и провести глубокие исследования состояния каждого сегмента, его особенностей и механизма функционирования. В противном случае мероприятия, разработанные на основе этих законов, окажутся или неэффективными, или даже дестабилизирующими их состояние.

Четвертая проблема связана с низкими темпами развития такой важнейшей сферы страхового рынка, как перестрахование. Ведь именно с его становлением связаны укрепление финансового положения страховых компаний и их возможность осуществлять инновационную политику. В настоящее время наметилась положительная тенденция опережающего роста перестраховочных услуг по сравнению с предоставлением перестраховочной защиты. Объем перестраховочных премий за год вырос в 2, б раза и достиг 1,6 млрд р., уровень выплат впервые превысил 30%. Для отечественного перестрахования характерны:

• малая емкость рынка, оцениваемая 30 млн дол.;

• низкий уровень его специализации (всего 27 специализированных перестраховочных обществ, треть прямых страховщиков предлагают услуги по перестрахованию);

• значительное влияние иностранных перестраховщиков.

Их воздействие осуществляется двумя основными способами: непосредственным перестрахованием рисков отечественных страховщиков и организацией операций по фронтированию риска, т. е. стопроцентной его передаче за рубеж. Результатом таких операций являются увод валюты за рубеж через фронтирующие компании, ретроцессионные операции, инвестиции в репатриацию прибыли, при том, что в качестве возмещения убытков в Россию возвращается не более 2% от перестраховочных премий. По оценке специалистов, по каналам перестрахования уходит за границу около 150 млн р. Российские же фронтирующие компании, выступая своего рода брокерами, получают вознаграждение от иностранных перестраховщиков за то, что несут юридическую ответственность перед страхователем.

Широкое распространение подобных сделок отрицательно сказывается на стабильности перестраховочного, а значит, и страхового рынка потому, что фронтирующие компании безответственно подходят к оценке риска, не формируют страховых резервов, так как все премии вынуждены передавать перестраховщику и ненадлежащим образом выполняют свои обязанности по урегулированию убытка.

В связи с этим понятна активность Департамента страхового надзора по пресечению фронтирования. Каждая из мер, разработанных им для минимизации оттока денежных средств за рубеж, например, ограничение доли перестраховщиков в страховых резервах (не более 60%), одного перестраховщика в резервах (не более 15%), суммарной доли перестра- ховщиков-нерезидентов (не более 30%), налогообложения сумм переводимых за рубеж перестраховочных премий в размере 2,5%, хороша. Однако использование их одновременно, как это происходит сейчас, существенно сокращает степень свободы действия прямых страховщиков и снижает преимущества рыночной организации страховой защиты.

В то же время не использованы такие рекомендательные меры, как оценка деятельности перестраховщика-партнера, усиление валютного контроля, формирование специализированных перестраховочных пулов и их объединения.

Касаясь общей для всех рынков проблемы — несовершенства налогообложения, следует отметить большую работу, проделанную налоговиками и страховщиками по установлению единых взглядов на сущность страховых операций, что позволило устранить ряд изъянов в законодательстве. Однако зачастую вносимые уточнения порождали новые недостатки. Так, например, с 6 апреля 1999 г. введено положение о налогообложении материальной выгоды по договорам имущественного страхования по ставке 15% отдельно от других доходов. Материальная выгода определяется в виде разницы между суммой страховой выплаты и суммой реально полученного ущерба. В результате под налогообложение попадают суммы компенсаций расходов по подавлению и приостановлению негативного воздействия на застрахованные или соседние объекты, расходы по транспортировке пострадавших объектов, демонтажу конструктивных элементов и т. п. (т. е. возмещение косвенного ущерба). Кроме того, это нововведение не учитывает возможности компенсации ущерба в натуральной форме.

Взимание налога со страховых взносов при добровольном медицинском страховании устранено. Однако с целью ограничения мошеннических операций к налогообложению страховых взносов независимо от источника из уплаты прибегают в случае выплаты страхового обеспечения вместо предоставления медицинских услуг в поликлинике или стационаре, имеющих договоры со страховой компанией на обслуживание ее полисодержателей. Это приводит к сокращению возможностей застрахованных лиц по получению необходимых медицинских услуг в профильных медучреждениях.

Дальнейшего совершенствования требует налогообложение перестраховочных операций. На наш взгляд, нецелесообразно использовать метод начислений при учете операций по перестрахованию при учете страховых операций кассовым методом. Кроме того, уменьшить налоговый пресс на перестраховщиков позволят следующие мероприятия:

• разработка порядка учета перестраховочных премий в случае рассрочки платежа,

• применение унифицированного метода определения доли перестраховщиков в резервах,

• подтверждение участия перестраховщика в возмещение ущерба данными ежеквартальных счетов и бордеро премий и убытков.

Таким образом, решение приведенных здесь проблем позволит выработать меры по эффективному регулированию страховых отношений, изменить требования к размещению страховых резервов и определению финансовой устойчивости страховщиков, ограничить возможность деятельности иностранных страховщиков, повысить защиту интересов страхователей. Все это создаст условия для поддержания набранных темпов развития страхового рынка без отвлечения дополнительных ресурсов из производственного и личного потребления и, в свою очередь, усилит воздействие страхового рынка на процессы подъема экономики России.

С.А. ГУЛЯКОВА

<< | >>
Источник: Ю.М. Осипов и др.. Экономическая теория на пороге XXI века — 4: Финансовая экономика / Под ред. Ю.М. Осипова, В.Г. Белолипецкого, Е.С. Зотовой. — М., 2001. — 704 с.. 2001

Еще по теме Проблемы функционирования российского рынка страховых услуг:

  1. 1.2 Выявление базовых тенденций развития рынка банковских услуг на основе анализа зарубежного опыта развития банковского сектора экономики
  2. 1.1 Банковский и реальный сектора российской экономики
  3. 2.2. Формирование и развитие института финансового посредничества в российской экономике
  4. 5. 7. Эволюция валютного рынка
  5. Дроздова И.В., д-р экон. наук, профессор НОВЫЕ РИСКИ РЫНКА СТРАХОВЫХ УСЛУГ В РОССИИ
  6. Послекризисное восстановление российской экономики
  7. 2.1. Мониторинг функционирования финансового капитала в мировом хозяйстве
  8. Страховой рынок в РФ, его особенности и направления развития
  9. Страховой рынок и его структура
  10. Основные условия и перспективы развития ипотечного рынка в России
  11. 5.1. Рынок услуг
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -