<<
>>

7.1. Параметры сравнительного исследования экономических систем: подходы и их динамика

Методологические подходы к определению параметров сравнительного исследования современных экономических систем в научной среде весьма неоднозначны. Особый интерес из них вызывает методологии, разработанные американскими исследователями П.

Грегори и Р. Стюартом и российскими учеными А. Бузгалиным и А. Колгановым /18, 2/. Первая из них используется для сравнительного исследования всех типов экономических систем, вторая -–для стран с транзитивной экономикой. Хотя эти методологии, по свидетельству самих авторов, имеют незавершенный характер, тем не менее, они позволяют, во-первых, выявить сходства и различия современных экономических систем; во-вторых, определить тенденции их развития.

По методологии П. Грегори и Р. Стюарта сравнительный анализ современных экономических систем осуществляется с помощью показателей, характеризующих их экономические результаты. Основными из них являются показатели:

экономического роста;

экономической эффективности;

распределения доходов;

экономической стабильности.

По мнению авторов методологии, экономический рост выявляется на основе таких двух показателей, как, во-первых, увеличения объема продукции в масштабе общества за определенный промежуток времени; во-вторых, увеличения объема продукции на душу населения. С известной долей условности к этим показателям можно отнести ВВП и его среднегодовые темпы роста, а также ВНП на душу населения и его среднегодовые темпы роста /таблица 1 /.

Как видно из таблицы наибольшая величина ВВП складывается в группе развитых стран в США, где она в 2001 г. составляет 9 926 млн. долл.. Однако темпы его роста в 2001 г. снизились по сравнению с 2000 г. /в % /. По прогнозам МВФ, они в 2002-2003 годах составят 2,9%, что несколько выше, чем прогнозируемый рост в указанных странах /2,3% / и их достигнутые средние показатели /2,6%/ за последнее десятилетие.

Второе место по величине ВВП занимает Япония /4678 млн. долл./. Однако по сравнению с 1995 г. в ней наблюдается его снижение. Темпы его роста в 2000 г. составили всего 1,7%, а в 2001 г. лишь 0,7%. К тому же темпы роста ВВП значительно ниже прогнозируемых пределов в

Таблица 5

Показатели экономического роста в странах с различной ориентацией экономических систем

Страны ВВП в млн. долл. ВВП (%) Прогноз МВФ 1980 1995 2000 2001 1980-1990 1990-1995 1990-2001 2000 2001 2002-2003 2004-2007 Развитые страны: - - - - - - 2,6 - - 2,3 3,1 США 2708,2 6952,0 9810,0 9928,0 3,0 2,6 - 6,0 1,2 2,9 - Канада 263,9 568,93 699,5 731,0 3,4 1,8 - 4,8 5,0 - - Япония 1059,0 5108,5 4711,27 4678,3 4,0 1,0 - 1,7 0,7 - - Германия - 2415,8 872,99 873,85 2,2 - - 3,0 1,0 - - Еврозона - - - - - - 2,1 - - 2,1 2,0 Страны с транзитивной экономикой: Россия - 346,38 990,0 1062,0 1,9 -9,8 -3,9 5,3 3,8 3,9 - Польша 57,068 117,6 160,0 166,1 1,9 2,1 - 4,0 1,3 - - Казахстан - 21,413 18,3 22,2 - 11,9 - 9,8 13,2 - - Китай 201,69 697,6 1003 (1997г.) 10,2 12,8 - 13,9 (1997г) - - Новые индустр-ые страны Азии: Южная Корея 63,661 455,480 407,6 9,4 7,2 - 8,9 4,8 - Гонконг 28,495 143,670 159,0 6,9 5,6 - - - Тайланд 32,354 153,909 (1998г.) 7,6 8,4 7,4 - - Тайвань - - 357,0 - - 5,0 3,0 - Составлено по: 23, 24, БИКИ, 2002, № 5.

последующие два года /2,3%/. В результате в анализируемой группе стран Япония является аутсайдером.

В группе стран с транзитивной экономикой наибольшая величина ВВП складывается в Китае, где еще в 1997 г. она составляла 1003 млн. долл. Ему же были присущи самые высокие темпы роста ВВП. Если в 1980-1990 годы его среднегодовые темпы роста были равны 10,2%, то в 1990-1995 годы – 12,8%, а в 1997 г. – 13,9%. Высокие темпы роста ВВП присущи и Казахстану, где они в 2000 г. составляли 9,8%, а в 2001 г. – 13,2%. Что касается России, то в последние пять лет в ней наблюдается тенденция к стабилизации. Более того, в 2000 г. произошел рост ВВП, который продолжался и в 2001 г., хотя и в меньших размерах /соответственно, 5,3% и 3,8%/.

По прогнозам МВФ, его темпы роста в 2002-2003 годах составят 2,9%. Они несколько ниже, чем прогнозируемые средние показатели ВВП для стран с транзитивной экономикой/ 4,1% и 5%/.

Высокие темпы роста ВВП присущи и новым индустриальным странам Азии. Однако в последние два года наметилась тенденция к их снижению. Так, в 1980-1990 годы темпы роста ВВП в Южной Корее составили 9,4%, в Таиланде – 7,6%, а в 2001 г. -,соответственно, 8,9% и 7,4% Исключением стал Гонконг /9,5 % /. Однако в 2001 г. ситуация изменилась. Темпы роста ВВП также уменьшились и составили 4,3%, то есть снизились в два с лишним раза. Следует заметить, что такой их уровень соответствует прогнозам МВФ на 2002-2003 годы /4,3%/.

Что касается ВНП на душу населения и темпов его роста, то ситуация в странах с различной ориентацией экономических систем является весьма неоднозначной/ приложение 10/. Так, в группе развитых стран наибольшая его величина наблюдается в США/ в 2001 г. – 38 366 долл./. Она значительно превосходит аналогичные показатели, как в группе новых индустриальных стран Азии, так и в странах с транзитивной экономикой. Однако темпы роста ВНП на душу населения весьма незначительны и в последние два года являются примерно одинаковыми /от 1,03 до 1,05%/. В Японии, где складывается второй по величине показатель ВНП на душу населения, темпы его роста замедляются. Если в 1985 – 1995 годы они, в среднем, составляли 2,9%, то в 2000 г. – лишь 0,6%. В Германии, где выявляется третий по величине ВНП на душу населения, темпы его роста находятся на уровне американских.

В группе стран с транзитивной экономикой наибольший уровень ВНП на душу населения наблюдается в Польше /4000 долл./. Вместе с этим темпы его роста незначительны и имеют тенденцию к снижению. Наиболее высокие темпы роста ВНП на душу населения наблюдаются в Казахстане / от 3,67% в 1999 г. до 13,5% в 2001 г./ Однако его величина весьма скромная: в 2001 г. она была равна 1502 долл., что в 26 раз меньше, чем в США. В России его уровень выше, нежели в Казахстане, но ниже, чем в Польше/ соответственно, 3830 и 4000 долл.

/. Его темпы роста являются неутешительными и составляют в последние годы от 1,03 до 1,11%.

В новых индустриальных странах Азии величина ВНП на душу населения намного выше, нежели в странах с транзитивной экономикой. Даже в 1999 г. в Гонконге она составляла 23 520 долл., на Тайване - 16 100, а в Южной Корее – 8 490 долл., то есть выше, чем в России, соответственно, в 6, 4 и 2 раза.

Таким образом, в развитых странах наблюдаются самые большие по величине ВВП и ВНП на душу населения. Лидером в анализируемых группах являются США. Вместе с тем в последние годы в этой группе стран складываются замедленные темпы их роста.

В странах с транзитивной экономикой ситуация иная. По уровню ВВП и ВНП на душу населения они значительно отстают не только от развитых стран, но и от новых индустриальных стран Азии. Однако в их динамике прослеживаются положительные тенденции. Наметившийся в начале 90-х годов ХХ в. спад ВВП и ВНП на душу населения постепенно заменяется на их рост. Причем в отдельных странах / к примеру, в России/ темпы роста ВВП составили 5,3% / 2000 г./. Наряду с этим выявились страны с высокими темпами роста / в частности, Китай и Казахстан /. К тому же Польша уже превзошла объемы ВВП допереходного периода / более чем на 27% /. Однако Россия пока не достигла уровня ВВП 1989 г., но его рост продолжается. Эти тенденции свидетельствуют об определенных успехах трансформации стран в избранных ими национальных моделях смешанной экономики.

Группе новых индустриальных стран Азии присущи не только более высокие уровни ВНП на душу населения, чем в странах с транзитивной экономикой, но и наибольшие среднегодовые темпы роста ВВП и ВНП на душу населения, нежели во всех анализируемых группах / темпы роста ВВП в 1990 – 2001 годы составили 5,8% против 2,6 и 2,2 в развитых странах и странах с транзитивной экономикой /. Это объясняется открытостью и направленностью этих стран на активное экономическое сотрудничество, прежде всего, с развитыми странами.

В соответствии с методологией зарубежных исследователей экономическая эффективность определяется показателями, характеризующими статическую и динамическую эффективность.

Статическая эффективность выявляет, как функционирующая экономическая система использует имеющиеся ресурсы в определенный промежуток времени. В качестве ее основного показателя выступает производительность, которая представляет собой отношение выпуска продукции к вложениям в производство, то есть к используемым факторам производства. По своему экономическому смыслу статическая эффективность выявляет «мгновенное» значение потенциала экономики.

Динамическая эффективность определяет, как экономическая система использует имеющиеся ресурсы через определенный промежуток времени. Она выявляет эффективность времени, в течение которого количество произведенной продукции растет быстрее, чем затраченные факторы прооизводства. По своему экономическому смыслу динамическая эффективность отражает характер изменения потенциала экономики во времени.

Статическая и динамическая эффективность иллюстрируется с помощью кривой производственных возможностей / рис. 26 /. Кривая АБ показывает все возможные комбинации производства и потребления товаров, которые конкретная экономическая система может осуществить в определенное время, используя имеющиеся ресурсы. Статическая эффективность требует, чтобы экономическая система функционировала в точке «р». Если комбинация будет находится в точке »р1», то такая система станет неэффективной. Динамическая эффективность показывает способности экономической системы расширять производство товаров без увеличения капиталовложений и количества труда. Она иллюстрируется перемещением кривой АБ в кривую СД. Расстояние между ними выявляет изменения в эффективности.

Рис 26. Кривая производственных возможностей

Экономическая эффективность в развитых странах складывается неоднозначной /таблица 2/. Так, в США она имеет тенденцию к росту / в частности, прирост производительности увеличивается в пределах от 2,2 до 3,8% в 1999 г и в 2001 г. /. Аналогичная ситуация наблюдается и в Канаде. Однако в Японии производительность снижается / от 2,4 до 1,84% \, а в приросте производительности наметились отрицательные тенденции. Если в 1999 г. он составлял 0,33%, то в 2001 г. 2 - - 0,03%. С этой точки зрения японская экономическая система является неэффективной. В группе стран с транзитивной экономикой наиболее благополучная ситуация складывается в Польше, где в последние годы происходит, как увеличение производительности, так и ее прироста / соответственно, от 1,9 до 2,9% и от 0,73 до 2,8% /. Неблагополучная ситуация складывается в Казахстане: в анализируемый период здесь наблюдается, как снижение производительности, так и уменьшение ее прироста. Более того, он имеет отрицательное значение / - 0,03% в 2001 г. /.

Таблица 2

Показатели экономической эффективности в странах с различной ориентацией экономических систем (составлено по: 11; 34; 35)

Страны Статическая эффективность

Производительность (в %) Динамическая эффективность

Прирост производительности

(в %) 1999 2000 2001 1999 2000 2001 Развитые страны: США 3,8 - 6 3 - 4,1 3,5 - 5,2 2,2 3 - 3,5 3,8 - 4 Канада 3,2 3,8 3,95 2,9 3,2 3,5 Япония 2,4 2,2 1,84 0,33 -0,37 -0,7 Страны с транзитивной экономикой: Россия 5,1 8,5 4,0 3 3,5 3,8 Польша 1,9 2,0 2,9 0,73 2,4 2,8 Казахстан 4,02 3,46 2,56 0,26 0,63 -0,03

Что касается России, то ей присущи, во-первых, скачкообразное развитие производительности / сначала повышение в 1,6 раза, а потом снижение в два раза /; во-вторых, тенденции к незначительному увеличению ее прироста / соответственно, в 1999 и 2001 годах от 3 до 3,8% /.

Среди показателей распределения доходов выделяют две их группы. В первую группу входят показатели, характеризующие доходы по найму, доходы от предпринимательской деятельности, доходы от собственности и др. Во вторую группу включают показатели неравенства распределения доходов. В самом общем виде первую из них отражает чистый доход на душу населения. Неравенство в распределении доходов измеряется с помощью кривой Лоренца и коэффициента Джини.

В анализируемых группах складывается, различные уровни чистого дохода на душу населения / приложение11/. Наиболее высокая его величина наблюдается в США / в 2001 г. – 34 986 долл. /; наименьшая в России / в 2001 г. – 1747долл. /. Причем для США характерен постепенный рост, а для России - скачкообразное развитие чистого дохода на душу населения. В 1998 – 2000 годы в ней наблюдалось его снижение, а 2001 г. – его небольшое повышение. Однако уровень 1997 г- еще не достигнут.

В Германии, где складывается второй по величине чистый доход на душу населения, также наблюдается тенденция к снижению: если в 1997 г. он составлял 28 573 долл., то в 2001 г. – 23 698, то есть уменьшился в 1, 2 раза. В Польше складывается иная ситуация: величина чистого дохода на душу населения в ней значительно меньше, нежели в Германии / примерно в 6 раз /. Но ему присущ в отличие от Германии постепенный рост.

Однако данный показатель характеризует только общее состояние в области распределения доходов. Реальное представление о них и их тенденциях дают, во-первых, распределение доходов между квинтильными группами; во-вторых, кривая Лоренца; в-третьих, коэффициент Джини.

Распределение доходов в странах с различной ориентацией экономических систем складывается не только неравномерно, но и характеризуется различными статистическими данными. Так, по результатам обследования Мирового банка и ООН разрыв между наиболее обеспеченными 20% группами населения и наименее обеспеченными группами населения в развитых странах составляет 6:1. В развивающихся странах он изменяется в зависимости от региона: 4:1 – в Южной Азии; 6:1 – в Восточной Азии; 10:1 – в Африке южнее Сахары; 12:1 – в Латинской Америке. Существенные отклонения наблюдаются и в странах с транзитивной экономикой. Так, разрыв в России составил в середине 90-х годов ХХ в. 14:1, а в Венгрии, к примеру, 4:1 / 28, с.22-23/. В 2000 г. между этими группами в России уменьшился и был равным примерно 8:1 /таблица 3, 29, с. 43; 34 \.

Таблица 3

Распределение денежных доходов населения России в 1990-2000гг.

Денежные доходы населения по квинтильным группам

1991

СССР

1991

1993

1995

1996

1997

1998

1999

(9 мес.)

2000

Справочно США 1999 Первая 10,0 11,9 5,8 5,5 6,2 6,0 6,2 6,2 6,1 4,7 Вторая 14,7 15,8 11,1 10,2 10,7 10,2 10,5 10,4 10,5 11,0 Третья 18,6 18,8 16,7 15,0 15,2 14,8 14,9 14,4 14,8 17,5 Четвертая 23,5 22,8 24,8 22,4 21,5 21,6 21,0 19,9 20,8 25,0 Пятая 33,2 30,7 41,6 46,9 46,4 47,4 47,4 49,1 47,8 41,9 Всего 100 100 100 100 100 100 100 100 100 100 Источник: 29, с.43;34

Из таблицы видно, что доля беднейших слоев населения /1 квинтиль / за 10 лет снизилась почти в два раза, а доля богатейших /У квинтиль / увеличилась примерно в 1,5 раза. Однако, если в 1990 г. разрыв между ними составлял 3,3:1, то в 2000 г. - 8:1. Еще больший разрыв выявляется при анализе децильных /10% / групп населения. Такая ситуация обусловлена падением производства в стране и высокими темпами инфляции. Причем наиболее быстрыми темпами неравенство росло в первой половине 90-х годов ХХ в., но затем наступил период временной стабилизации. После 17 августа 1998 г. углубление неравенства возобновилось.

Что касается распределения доходов в США, то оно также является неравномерным. Однако доля беднейших слоев населения в них меньше и составляет всего 4,3%, а доля богатейших – 41,9%. Вместе с этим в стране весьма значительна доля среднего класса / второй, третий и четвертый квинтили /. В России среднего класса в понимании США пока не существует. В результате распределение доходов в США является стабильным, более результативным и справедливым, нежели в России. Для нее характерна жесткая дифференциация доходов населения, В стране усиленно осуществляется процесс увеличения доходов 20% богатейших слоев населения при снижении доходов 60% представителей второй, третьей и четвертой групп населения.

Более точное измерение уровней неравенства в распределении доходов осуществляется с помощью кривой Лоренца. Она выявляет долю суммированных за год доходов, которая приходится на различные доли населения страны, начиная с беднейших слоев населения и кончая богатейшими. В частности, ситуация в России, сложившаяся в 90-ые гды ХХ в., характеризуется кривой Лоренца, представленной на рис. 27

Рис 27. Сдвиг кривой Лоренца (1991-1999 гг.) (29, с.43)

Она показывает, что в течение последнего десятилетия произошел значительный сдвиг кривой Лоренца в сторону усиления дифференциации доходов.

Причем, чем сильнее изогнута кривая Лоренца, тем менее равномерным является распределение доходов в стране / приложение 12 /.

При сравнении кривых Лоренца в России и Казахстане в 2001 г. выявляется, что они практически одинаковы. В России на долю беднейших слоев населения приходится 5,8% доходов, а на долю богатейших - 48,5%; в Казахстане,- соответственно, 6,1 и 43,5% .

Что касается кривых Лоренца для Японии и Китая, то выявляется, во-первых,более жесткая дифференциация доходов в Японии, нежели в Китае, причем она сохраняется на постоянном уровне; во-вторых, хотя в Китае дифференциация доходов более низкая, чем в Японии, тем не менее в стране прослеживается тенденция к ее увеличению/ рис.28/

Рис 28. Кривые Лоренца Китая и Японии (1988-1997 гг.)

Наиболее удобным показателем при сравнении стран с различной ориентацией экономических систем является коэффициент Джини. Если он равен 0 , то в этом случае возникает абсолютное равенство; если – 1, то складывается абсолютное неравенство. Однако то и другое в реальной жизни невозможно. Поэтому его уровни всегда больше 0, но меньше 1 / таблица 4 /.

Наиболее низкий коэффициент Джини в группе развитых стран наблюдается в 1999 г. в Германии и Японии / 0,265 и 0,3 /.Его наиболее высокий уровень выявляется в США и Канаде /0,397 и 0,394 /.В 2000 г. ситуация в странах практически не изменяется. Низкая дифференциация доходов попрежнему наблюдается в Германии и Японии, хотя прослеживается тенденция к ее некоторому увеличению. В 2001 г. в Германии и Канаде выявилось ослабление дифференциации, в Японии – ее увеличение, а в США она осталась почти неизменной.

В группе стран с транзитивной экономикой в 1999 г. наименьшая дифференциация доходов обнаруживается в Польше, а наибольшая – в России. В 2000 г ситуация почти не изменяется, хотя в Польше наметилась тенденция к ее усилению. В 2001 г. в России и Казахстане дифференциация доходов остается почти неизменной, а в Польше продолжала функционировать тенденция к ее повышению.

Таблица 4

Индекс Джини в странах с различной ориентацией экономических систем (34, 35)

Страны Индекс Джини 1999 2000 20001 Развитые страны: США 0,397 0,449 0,441 Канада 0,394 0,43 0,41 Япония 0,3 0,34 0,4 Германия 0,265 0,283 0,270 Страны с транзитивной экономикой: Россия 0,399 0,394 0,396 Польша 0,26 0,28 0,31 Казахстан 0,344 0,348 0,349 Китай 0,352

Таким образом, из всех анализируемых стран более равномерное распределение доходов наблюдается в Германии и Польше, что было обусловлено активной политикой перераспределения доходов и социального обеспечения. В других странах этот показатель был выше и примерно одинаковым / в 2001 г.- от 0,349 до 0,441/. Выявленные тенденции четко прослеживаются на графике, где представлены коэффициенты Джини по группам стран/ рис. 29 /. Причем явных отличий в дифференциации доходов населения между странами с различной ориентацией экономических систем не выявляется.

Рис 29. Коэффициент Джини в группе стран/ 34, 35/

В соответствии с методологией американских исследователей экономическая стабильность предусматривает поддержание уровня приемлемой безработицы и отсутствие чрезмерной инфляции.

Ситуация на рынке труда характеризуется понятиями «неполная занятость», «полная занятость» и «сверхзанятость». Для измерения уровня занятости обычно используют долю безработных / в% /, которая представляет собой отношение числа безработных к количеству самодеятельного населения, умноженное на 100%.

Единой методики расчета уровней занятости пока не существует. К примеру, в Германии неполной занятостью считают уровень выше 3%; полной занятостью – от 1 до 3%; сверхзанятостью – ниже 1%.

Применительно к анализируемым группам стран полная занятость и сверхзанятость отсутствуют / приложение 13/. Исключение составляют Япония в 1992 г./ 2,2%/ и республика Корея в 1992 и 1995 годах /2,4 и 2,0 %/. Всем другим странам присуща неполная занятость с различным удельным весом. Причем наиболее благополучная ситуация на рынке труда складывается в США / от 4,5 до 5,6% в 1998 и 2001 годах / и в Японии /от 4,1 до 5,4% в 1998 и 2001 годах /. Вместе с тем средний уровень безработицы 11 государств, вошедших 1 января 1999 г. в новый европейский валютный союз составляет 10,9% / 6, с. 520 /.

В США уровень участия рабочей силы составляет 77,5% против 69% в Германии и 59% в Италии от самодеятельного населения. К тому же зарплата в США остается самой низкой по сравнению с большинством европейских стран /17,8 долл. в час против 31,9 долл. в Германии и 19 долл. во Франции/. Наряду с этим продолжительность рабочей недели в США является самой высокой и оставляет 37,9 часов / 29 часов – в Германии, 35 – в Италии //6, с. 521-522 /. Достигнутый в США рекорд по уровню безработицы / 4% - в 2000 г. / западные эксперты объясняют гибкой политикой США в отношении создания новых рабочих мест. Вместе с тем в США возникают проблемы, прежде всего, связанные с формированием безработицы в среде менеджеров и администраторов. Наряду с этим прослеживается тенденция к увеличению частичной занятости. К примеру, в последнее десятилетие ХХ в. в США до 28% новых рабочих мест являются временными / 6, с. 523 /. Аналогичная ситуация выявляется в Канаде, Германии и в других европейских странах. Так, в Канаде доля временных рабочих составляет 18,6%, а в Германии – 16,3%./ 6, с. 523 /.

Благополучную ситуацию на японском рынке труда объясняют оригинальной системой отношений в промышленности и процедур занятости / системой Чухи Койо /. Она предусматривает для рабочих возможность работать в одной компании до выхода на пенсию. «Однако это дело обычая, а не права» / 7, с. 259 /. Такая практика присуща большим компаниям / более 1000 чел. /. Однако она, в основном, касается мужского кадрового ядра. Наряду с этим компания нанимает рабочих с неполным рабочим днем, временных рабочих и др. Они не имеют никаких прав и привилегий. Их увольняют в первую очередь. В результате по оценке Номуры, долгосрочную гарантию работы в одной компании имеют только 1/3 всех работников.

Причем статус работников с неполным рабочим днем необычный. На самом деле они работают почти весь рабочий день, то есть 6 часов при 7,5 часовом рабочем дне. В среднем, такие работники получают 60% зарплаты постоянных работников и около 15% годовой премии /7, с. 259 /. За 15 лет /1975 – 1990 годы / число рабочих с неполным рабочим днем возросло на 42,6% для мужчин и 253 % для женщин / 7, с. 259/.

Таким образом, Япония широко использует «логику дуалистического трудового рынка», объединяя выгоды преданности компании кадрового ядра с гибкостью периферийного рынка труда. Первая составляющая обеспечивает социальный мир в компании; вторая - позволяет быстро реагировать на изменения на рынке труда, используя различные дополнительные ресурсы.

Неблагополучная ситуация складывается на рынке труда в Германии, где в течение 1992 – 1998 годов безработица постоянно возрастала / 8.5; 10,4; 12,3% /. В 2000 – 2001 годах она снизилась / 10,7 и 7,9% /. Однако в группе развитых стран ее уровень оставался самым высоким.

В Канаде безработица имела тенденцию к снижению, но только с 1992 по 2000 годы; в 2001 г. она несколько повысилась и составила 7, 2%.

В странах с транзитивной экономикой ситуация на рынке труда является неоднозначной. К примеру, в Польше выявляется самая высокая безработица среди всех анализируемых групп / 15% - в 2000 г./ К тому же ей присуще скачкообразное развитие. Вместе с тем в 2001 г. наметилась тенденция к незначительному снижению.

Высокий уровень безработицы наблюдался и в России, где в 1998 г. он составил 13%. Особенно она возрастала в 1995 г. / по сравнению с 1992 г. в 1,6 раза/ и в 1998 г. / по сравнению с 1995 г. в 1,5 раза/. К тому же безработица в России была зарегистрирована лишь частично. Однако в 2001 г. уровень безработицы в стране снизился и стал равным 9,1%. Высокая безработица была присуща многим странам с транзитивной экономикой, в том числе: для Казахстана, Словении, Югославии, Словакии, Хорватии и др. Средние темпы роста безработицы выявились в Болгарии и Венгрии / примерно 9% /, а самые низкие - в Чехии / 5,6% за последнее десятилетие / /15, с.185-186/.

Высокая безработица в странах с транзитивной экономикой, объясняется характером структурных изменений, происходящих в переходных экономиках, и особенностями секторов, за счет которых обеспечивался переход к экономическому росту /2, с. 205 /.

В целом, для группы развитых стран характерна модель труда, основанная на кадровом ядре / сформированным менеджерами и «аналитиками символов», и располагаемой рабочей силой, которую можно заменить автоматизацией или временными работниками в зависимости от рыночного спроса и трудовых затрат. Страны с транзитивной экономикой не интегрированы в западную модель труда и попрежнему каждая из них сама решает проблемы на локальном уровне.

В основе классификации видов инфляции лежат три критерия: темпы роста, степень расхождения роста цен, ожидаемость и предсказуемость. С точки зрения темпов роста выделяют следующие три вида инфляции: умеренную, галопирующую и гиперинфляцию.

Умеренная инфляция предусматривает рост цен менее 10% в год. При этом стоимость денег сохраняется, а риск подписания контрактов в номинальных ценах отсутствует. При галопирующей инфляции рост цен измеряется сотнями процентов в год, деньги при этом ускоренно материализуются, а контракты привязываются к росту цен. В условиях гиперинфляции цены возрастают астрономическими цифрами. Их расхождение с зарплатой становится катастрофическим.

В целом в мире складывается умеренная инфляция. Если в 1999 г. она составляла 5,3%, то в 2001 г. – 3,3%. Аналогичная ситуация наблюдается в группе развитых стран и в новых индустриальных государствах Азии, где ее уровень равен мировым показателям. Причем для мира, в целом, характерна тенденция к снижению инфляции. Однако в странах Центральной и Восточной Европы складывается иная ситуация. Во-первых, в них выявляется уровень выше умеренной инфляции. Во-вторых, инфляция в ряде стран этой группы имеет тенденции к повышению /таблица 5/.

Таблица 5

Динамика инфляции в странах с различной ориентацией экономических систем (составлено по: 11,с.374; 3, с.134; 15, с.40; 14; 24; 33; БИКИ, 2000, №130, с.4; БИКИ, 2001, №10, с.16)

Страны Инфляция (в %) Годы 1999 2000 20001 2002

прогноз 2003

прогноз Мир в целом 5,3 3,9 3,3 - - Развитые страны: США 1,4 3,4 1,3 - - Канада 1,8 2,7 5,2 - - Япония 0,9 2,0 2,0 - - Германия 1,1 0,6 2,3 - - Страны Центральной и Восточной Европы 12,0 14,4 14,8 - - Страны с транзитивной экономикой: Россия 36,5 20,2 18,6 - - Польша 9,8 8,0 6,6 - - Казахстан 17,8 9,8 6,4 - - Китай Новые индустр-ые страны Азии: 5,5 2,6 3,3 - - Южная Корея 0,8 2,2 4,1 2,7 3,3 Тайвань 0,2 1,3 - 0,4 1,6 Гонконг -4,0 -3,6 -1,6 -3,0 -0,5

Что касается группы развитых стран, то в ней наблюдается умеренная инфляция, хотя ее тенденции различные. В частности, в США выявляются ее тенденции к понижению; в Канаде и Германии – к повышению; в Японии – к стабилизации.

В группе стран с транзитивной экономикой ситуация складывается неоднозначной. Во-первых, ее наибольший уровень обнаруживается в России / от 36,5 % в 1999 г. до 18,6% в 2001 г. /. Вместе с тем инфляция имеет тенденцию к понижению. Ее уровень сначала снизился в 1,8 раза, а затем – в 1,08 раза. Во-вторых, в Польше выявляется наиболее благополучная ситуация, поскольку в ней наблюдается умеренная инфляция / от 9,8 до 6,6 % /. К тому же она постоянно снижается. В-третьих, в Казахстане, где в 1999 г. выявился второй по величине ее уровень среди анализируемых стран этой группы, происходит ее уменьшение. Сначала она снизилась почти в два раза, а затем – в 1,5 раза.

Если проанализировать ситуацию во всех транзитивных экономиках, то в первую половину 90-х годов ХХ в. с точки зрения инфляции сложились четыре группы стран / 2, с. 198 – 200 /. Для первой группы стран было характерно отсутствие резких скачков инфляции / Китай, Венгрия, Чехия, Словакия /. Однако ее уровень был различным / в Китае – от 2,1% в 1990 г. до 12% в 1995 г.; в Чехии – от 9,7 до 8,9% и т.д./. Причем для этой группы стран была характерна тенденция к снижению инфляции. Другой группе стран присущи резкие скачки и затем быстрое замедление инфляции / Сербия, Черногория, Хорватия, Македония /. Особенно высокий уровень инфляции складывался в 1990 г. / от 593 до 609 % /. Затем произошло ее резкое падение / к примеру, в Македонии с 335% в 1993 г. до 122% в 1994 г. /. В Словении, которую также относят к этой группе стран, после высокого уровня инфляции в 1990 г. /549% / осуществилось ее снижение в 1995 г. /12,6%, то есть в 44 раза // 2, с. 199 – 200 /. В третью группу стран входят закавказские республики бывшего СССР. Им присуща постоянно и быстро возрастающая инфляция от 3,3 – 10,3% в 1990 г. до 1664 – 7380% в 1994 г. /2, с. 199 – 200 /. Для четвертой группы стран характерен своеобразный «инфляционный горб» /прибалтийские республики /. В них сначала происходил рост инфляции от 8,4 - 17,2% в 1990 г. до 951 – 1069 % в 1992 г , а затем ее снижение до 36,6% - 70% в 1994 г. / 2, с. 200 /. К этой группе стран относят Россию, Болгарию и Украину. В России, в частности, уровень инфляции в 1991 г. составлял 150 %, в 1992 г. – 2580 %, в 1993 г. – 840%, в 1994 г. – 213, а в 1995 г. – 130% \ 2, с. 200 /.

Исходя из этого, ситуация в группе стран с транзитивной экономикой выглядит более или менее благополучно. Обычно ее объясняют позитивной политикой финансовой стабилизации. Однако она не во всех случаях достигалась внезапным применением комплекса жестких дефляционных мер. Были страны, которые использовали другие подходы: к примеру, Венгрия.

В России, наоборот, происходил «глубокий дефляционный шок». В результате этого реальная масса денег в обращении сократилась более, чем в 2.5 % раза в 1992 г. и в 4 раза – за весь период радикальных реформ / до 1995 г./. К тому же дефляционный шок сопровождался «весьма высоким уровнем инфляции», а достигнутая в стране к весне 1996 г. финансовая стабилизация сопровождалась сокращением объемов производства и реальных доходов населения. Поэтому ситуация по уровню инфляции в последующие годы в стране является более или менее благополучной. Однако с учетом сложившихся тенденций в мире и в развитых странах она является достаточно высокой.

В «Обзоре основных тенденций российской экономики» указывается, что главными причинами инфляционного давления в России стали резкое увеличение положительного сальдо баланса текущих операций и особенности кредитно-денежной политики / 15, с. 46 – 47 /. Повышению инфляции также способствовали рост зарплаты и увеличение цен на энергоносители и транспорт / рис. 30/.

Рис.30. Инфляция (трехмесячная скользящая средняя месячных темпов инфляции)

По оценке ОЭСР, в России после кризиса 1998 г. произошел рост индекса потребительских цен / ИПЦ /, который значительно опережал рост цен производителей /ИЦП /. В качестве причин такого явления исследователи выделяют высокую долю импорта в потребительской корзине, медленное первоначальное повышение зарплаты и рост цен на производственные ресурсы. В последующие годы / март 1999 г. – июнь 2000 г. / ситуация изменилась: инфляция по ИЦП стала выше, чем по ИПЦ. Сложившуюся ситуацию объясняют ростом зарплаты и регулируемых цен / 15, с. 46-47 / (приложение 14).

В России исследователи не только выявляют причины инфляции, но и подсчитывают потери благосостояния от ее уровня и номинальной ставки процента. По расчетам Л. Ратновского, даже в относительно благополучный период страны / 1996 – 1997 годы / потери благосостояния с учетом инфляции составляли 0,5% ВВП. Однако в кризисные периоды они достигали 1 – 3 % ВВП. Потери благосостояния в зависимости от номинальной ставки процента более значительны и составляют от 5 до 10 % ВВП / 14, с. 56 – 57 /. Вместе с тем исследователями установлено, что инфляционные шоки отражаются на хозяйственной деятельности экономических агентов в России в меньшей степени, нежели в развитой и стабильной экономике США / 14, с. 56 /.

Что касается группы новых индустриальных стран, то в Южной Корее складывается умеренная инфляция / от 0,8 до 4,1% , соответственно, в 1999 и 2001 годах /. Однако она имеет тенденцию к повышению. Согласно прогнозируемым результатам в 2002 г. ее уровень составит 2,7% / то есть снизится /, а в 2003 г. - 3,3 %, то есть повысится.

На Тайване инфляция весьма незначительна, хотя и имеет тенденцию к повышению от 0,2% в 1999 г. до 1,3% в 2000 г. По прогнозам она в 2002 г. снизится / 0,4% /, но в 2003 г. -–возрастет / 1,6%/.

В экономике Гонконга наблюдается дефляция: ее уровень в 1999 г. был равен 4%; в 2000 г. – 3,6%; в 2001 г. - 1,6%. По прогнозным оценкам она в 2002 г. составит 3%; в 2003 г. – всего – 0,5%.

По сравнению с большинством стран Азии и мира Тайвань развивается достаточно успешно. Низкий уровень инфляции в нем сочетается с высоким экономическим ростом / 6% в год / и положительным сальдо платежного баланса.

Проблемы с инфляцией успешно решает и Южная Корея, где ее уровень в 1998 г. составлял 7,5% в год. Вследствие роста занятости, а также повышения цен на недвижимость заметно оживился личный спрос. К тому же зарплата в стране возросла на 10% / в 1999 г. /. Это существенно повлияло на чистые доходы населения, хотя в 2001 г. уровень инфляции повысился. В последующие периоды ИПЦ сохраняется на относительно низком уровне.

Таким образом, наиболее стабильные и эффективные экономические системы функционируют в развитых странах и в новых индустриальных государствах Азии.

Лидером среди этих стран являются США , в которых складываются наибольшие по величине уровни ВВП и ВНП на душу населения. Вместе с тем их темпы имеют тенденцию к замедлению. В этих же странах выявляются наиболее стабильные показатели экономической эффективности, за исключением Японии. Однако распределение доходов в США неравномерное. Наиболее благополучная ситуация в этом отношении наблюдается в Германии. Во всех странах складывается умеренная инфляция , хотя и в разных пределах. Уровень безработицы в них колеблется от 5,4 до 7,9%.

В новых индустриальных странах Азии обнаруживаются вторые по величине /после развитых стран /уровни ВВП и ВНП нп душу населения. Однако их темпы достаточно высокие и в отдельные периоды превышают аналогичные показатели развитых стран. Вместе с тем в последние годы они имеют тенденцию к снижению. В них складывается умеренная инфляция. Исключение составляет Гонконг, где наблюдается дефляция.

В группе стран с транзитивной экономикой ситуация является неблагополучной: по уровню ВВП и ВНП на душу населения они значительно отстают от развитых и новых индустриальных стран Азии. Более того, темпы роста ВВП имеют тенденцию к дальнейшему снижению. Исключение составляет Казахстан. Вместе с тем темпы роста ВНП на душу населения несколько стабилизировались. Показатели экономической эффективности имеют в этих странах неоднозначный характер. В частности, в Польше и России выявляются их тенденции к увеличению, а в Казахстане – к уменьшению. Наиболее жесткая дифференциация доходов обнаруживается в России. Более благополучная ситуация в этом отношении складывается в Польше. Казахстан занимает промежуточное положение. Уровни безработицы в этих странах являются достаточно высокими, особенно в Польше и Казахстане. Показатели по уровню инфляции в странах с транзитивной экономикой значительно превосходят аналогичные показатели развитых стран. Особенно высокой она складывается в России. Между тем с учетом результатов реформирования переходных экономик ее уровни считают более или менее благополучными.

Методология, разработанная российскими учеными А.Бузгалиным и А. Колгановым, предназначена для стран с транзитивной экономикой /2/. Основными принципами ее построения являются:

Первый. Выявление разнообразия моделей экономических систем в их взаимной связи во времени и пространстве.

Второй. Наличие универсального набора параметров сравнения, которые претерпевают не только количественные, но и качественные изменения.

Третий. Поиск и подбор, как экономической информации, так и административно-правового характера.

Трудности, возникающие при этом связаны, прежде всего, с полнотой и достоверностью статистических данных. Они в транзитивных экономиках далеки от реальности, поскольку до сих пор осуществляется процесс их адаптации к международным стандартам экономической статистики. Он происходит в различных странах «неодинаково быстро и неодинаково полно»/ 2, с. 193 /. Это создает дополнительные трудности при анализе статистических данных.

Определенные проблемы возникают и при сравнении организационно-правовых форм. В переходных экономиках их изменения происходят постоянно, поскольку они являются «одним из основных инструментов преобразования экономических систем». В результате этого в странах возникает значительный разрыв между «юридически закрепленными организационно-правовыми формами хозяйственной деятельности и экономической практикой «/2, с. 194/

В связи с этим основными параметрами сравнительного исследования стран с транзитивной экономикой становятся /2,с. 126, 136, 149,159,178/ :

Во-первых, технико-экономические и постэкономические параметры сравнения.

Во-вторых, параметры сравнения отношений, определяющих аллокацию ресурсов.

В-третьих, параметры сравнения отношений собственности.

В-четвертых, социальные параметры переходных систем.

В-пятых, параметры сравнения отношений воспроизводства и механизма функционирования экономических систем.

Методология российских ученых предусматривает два этапа сравнительного исследования. На первом этапе проводится анализ основных обобщающих макроэкономических показателей. Его исследователи называют «первым витком» сравнительного анализа. Отсутствие сколько-нибудь «целостного систематического анализа закономерностей трансформации» в странах с транзитивной экономикой приводит авторов к ограничению сравнительного анализа показателями, характеризующими динамику / 2, с. 195 /:

производства ВВП и промышленной продукции;

инфляции;

инфляции и безработицы;

реальной заработной платы;

налоговых поступлений в ВНП.

На втором этапе исследования систематизируются не только эмпирические данные, но и различные проявления уже исследованной сущности. В связи с этим разрабатываются научно-обоснованные прогнозы развития стран с транзитивной экономикой.

Вместе с тем авторы методологии ограничивают свое сравнительное исследование лишь первым этапом. Они выявляют общие черты, особенности и модели трансформации, формирующиеся в транзитивной экономике в последнее десятилетие ХХ в.

При анализе двух методологий сравнительного исследования выявляется:

Первое. Методология американских ученых предназначена для стран с различной ориентацией экономических систем. Методология российских исследователей разработана только для анализа переходных экономик.

Второе. Наборы обобщающих макроэкономических показателей в этих методологиях отличаются друг от друга. В первой методологии предлагаются показатели как бы целостного характера, сгруппированные по таким параметрам сравнения, как экономический рост, экономическая эффективность, распределение доходов и экономическая стабильность. Они имеют многомерный характер и позволяют более полно воспроизвести реальную действительность. Во второй методологии авторы ограничиваются более узким кругом показателей, отражающих, в частности, динамику ВВП, инфляции, инфляции и безработицы и налоговых поступлений в ВНП. Вследствие этого из сферы анализа исключены такие важные показатели /особенно в период трансформации экономик/, как ВНП на душу населения, производительность, распределение доходов по квинтильным группам, коэффициент Джини и др.

Наряду с этим обе методологии не учитывают такие показатели, как бедность, показатели устойчивого развития экономики и новую систему показателей, введенную на уровне ООН в 1990-ые годы. С учетом этих показателей реальная действительность в странах с различной ориентацией экономических систем выглядит несколько иначе.

<< | >>
Источник: Зубарева Т.С.. Сравнительный анализ экономических систем. 2003

Еще по теме 7.1. Параметры сравнительного исследования экономических систем: подходы и их динамика:

  1. Тема 5. Сущность устойчивости и неустойчивостиразвития экономических систем
  2. 1.4. Методология комплексного исследования экономических и социальных проблем труда
  3. Зубарева Т.С.. Сравнительный анализ экономических систем, 2003
  4. ГЛАВА 1. МЕТОДОЛОГИЯ СРАВНИТЕЛЬНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ
  5. 1.1. Предмет и методы сравнительного анализаэкономических систем
  6. 1.3. Теория экономических систем и их типология
  7. ГЛАВА 7. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ НАЦИОНАЛЬНЫХ МОДЕЛЕЙ СОВРЕМЕННЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ
  8. 7.1. Параметры сравнительного исследования экономических систем: подходы и их динамика
  9. 7.2. Новая система показателей сравнительного анализа экономических систем
  10. 3.3. Типы экономических систем
  11. 3.2. Операционный аудит как средство оперативной адаптации хозяйствующих экономических систем
  12. Глава 3. Метод исследования социально-экономических систем управления на основе математического моделирования этики бизнес
  13. Развитие экономических систем и его исторические тенденции
  14. Глава 1. Математические методы исследования динамических экономических систем
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -