<<
>>

Модель "цены производительности труда" в реформируемой российской экономике

Все наши расчеты по материалам советской статистики, безусловно, достаточно приблизительны и предназначались, главным образом, для того, чтобы продемонстрировать "работоспособность" модели "цены производительности труда".

Для современной российской экономики, идущей в направлении создания рыночной конкурентной экономики, но остающейся глубоко монополизированной, гораздо важнее понять другое: можно ли, используя модель "цены производительности труда", различать цены конкурентные и монопольные, и насколько ценовой механизм может влиять на эффективность производственно-коммерческой деятельности?

Для подтверждения действенности модели "цены производительности труда" в формирующихся рыночных условиях российской экономики и ответа на поставленные вопросы был предпринят анализ работы отраслей топливно-энергетического комплекса, которые поставляют на рынок уголь, нефть, газ и электроэнергию. Выбор продуктов этих отраслей был предопределен двумя обстоятельствами:

  1. экономической особенностью этих продуктов, суть которой состоит в том, что они стоят в начале формирования всех последующих ценовых цепочек, а потому именно здесь важна объективность ценообразования;

\ «_/ «_/ «_/ «_/

  1. особенностью российской публичной экономической статистики; если в советской статистике отсутствовала информация о ценах производителей товаров, то в российской статистике отсутствует информация о производительности труда, а рассчитать ее самостоятельно можно только по однопродуктовым отраслям, к которым и относятся добыча угля, нефти, газа и производство электроэнергии.

В соответствии с нашим подходом вначале была проанализирована динамика фактических цен на указанные виды продуктов, которые формируются по принципу "затраты - плюс", и динамика их структурных элементов в увязке с динамикой технологической производительности труда за период 1991-2004 гг., то есть за период, когда Росстат публиковал экономические данные в отраслевом разрезе.

Все необходимые для анализа данные собраны в приложениях 3-6, а динамика цен и их структурных элементов показана в табл. 6.9.

Таблица 6.9

Динамика технологической производительности труда, фактических цен производителей и их структурных элементов в отраслях топливноэнергетического комплекса России в 1992-2004 гг. (индекс 1991 г. = 1)

Показатели Добыча

нефти

Добыча

газа

Добыча

угля

Выработка

электроэнергии

1. Производительность труда 0,516 0,368 1,788 0,567
технологическая
2. Рост цен, в разах, 44,6 18,5 15,6 24,9
в том числе:
а) материальных затрат 27,1 12,0 22,1 28,4
б) зарплаты с начислениями 202,9 38,5 12,4 21,6
социального страхования
в) прибыли 165,0 12,3 10,0 15,4

Анализ динамики цен и их структурных элементов во взаимосвязи с динамикой технологической производительности труда раскрывает особенности формирования цен в каждой отрасли и противоречия затратного ценооразования в целом.

Добыча нефти - это высокомонополизированная отрасль с преобладанием частного капитала. При росте цен в 44,6 раза заработная плата с начислениями социального страхования выросла практически в 203 раза (а здесь очень много менеджеров высшего звена), прибыль увеличилась в 165 раз, а материальные затраты приросли всего в 27 раз, т.е. они росли медленнее цен в 1,8 раза, медленнее зарплаты в 7,5 раз и медленнее прибыли в 6 раз. Каков итог?

Для своевременного технологического обновления производства средств выделялось недостаточно, технологическая производительность труда снизилась в 2 раза и потянула за собой рост цен.

Кроме того, усилились тенденции неравномерности распределения доходов в отрасли и в обществе.

Аналогичная картина сложилась в добыче газа, где основным монополистом является государство, которое сдерживало рост цен и они увеличились только в 18,5 раза. При этом заработная плата с начислениями социального страхования приросла в 38,5 раз (и тоже, вероятно, не в последнюю очередь за счёт оплаты менеджеров высшего звена), прибыль увеличилась в 12,3 раза при росте материальных затрат в 12 раз. Итогом в этой отрасли стало снижение технологической производительности труда почти в 3 раза и сейчас рост цен на газ происходит быстрее, чем в других базовых отраслях, и тянет за собой общий рост цен в экономике.

Несколько иначе сложилась ситуация в производстве электроэнергии, где степень монополизации значительно ниже, чем в добыче нефти и газа. В этой отрасли рост заработной платы и прибыли отставал от роста цен, а рост материальных затрат, напротив, опережал рост и цен, и зарплаты, и прибыли. Можно предположить, что здесь сформировались некоторые предпосылки для обновления техники и технологий, хотя технологическая производительность труда в 2004 г. оставалась ниже уровня 1991 г. в 1,7 раза.

Принципиально иная ситуация сложилась в угледобывающей отрасли, которая наименее монополизирована и не "избалована" особым вниманием государства; можно предположить, что она представляет собой некоторый островок свободной конкуренции и итоги её работы подтверждают такое предположение.

Цена производителя на уголь выросла в 15,6 раза, т.е. меньше, чем в какой-либо другой отрасли топливно-энергетического комплекса. Зарплата выросла в 12,4 раза, прибыль - в 10 раз, но при этом материальные затраты выросли в 22 раза. Это явно было связано с техническим обновлением производства и результат, как говорится, налицо - технологическая производительность труда превысила уровень 1991 г. почти на 80% и затормозила рост цен на уголь.

Отметив особенности ценообразования в каждой отрасли, обратим теперь внимание на одно противоречие теории и практики затратного ценообразования в целом.

Из теории затратного ценообразования известно, что по мере роста производительности, под которой всегда понимали технологическую производительность труда, цены товаров должны снижаться и наоборот. Из таблицы 6.9 видно, что такая производительность труда выросла только в угледобывающей отрасли, но цены на уголь не снизились, а выросли (производительность труда выросла в 1,8 раза, а цены подросли в 15,6 раза). В трёх других отраслях производительность труда снизилась, а цены, как и следует из затратной теории ценообразования выросли, но снижение производительности труда в рамках трёх отраслей находится в пределах 1,9 - 2,7 раза, а рост цен - в пределах 18,5 - 45 раз.

Несоответствие между темпами снижения технологической производительности труда и темпами роста цен в нефтедобывающей, газодобывающей и электроэнергетической отраслях (а тем более одновременный рост технологической производительности труда и цен в угледобывающей отрасли) свидетельствует о том, что между динамикой технологической производительности труда и цен существует не функциональная, а корреляционная зависимость (связь). Но затратная теория цен не улавливает эту связь, а рост цен на товары объясняет ростом цен на ресурсы (порочный круг теории затратного ценообразования, из которого она не может вырваться) и одновременно не может объяснить суть своего основного постулата об обратной зависимости между динамикой производительности труда и цен. Рост производительности труда - факт исторически явный и неопровержимый, но неопровержимым фактом кажется и то, что цены не снижаются, а тоже растут. Таким образом и возникает противоречие теории и практики: с ростом производительности труда цены снижаются утверждает теория (обратная зависимость между указанными процессами), но на практике кажется, что с ростом производительности труда цены не снижаются, а растут (прямая зависимость между этими же процессами). Разрешить данное противоречие позволяет теория и модель "цены производительности труда".

Чтобы не затемнять сути вопроса о разрешении противоречия затратного ценообразования и вопроса, поставленного в начале параграфа, относительно того "можно ли с помощью модели "цены производительности труда" различать цены конкурентные и монопольные?", из четырёх отраслей, итоги работы которых были предметом предшествующего анализа, для дальнейшего исследования выбраны две отрасли - угледобывающая (как отрасль относительно конкурентная с растущей производительностью труда) и нефтедобывающая (как отрасль высокомонополизированная с падающей производительностью труда).

Так как алгоритм или техника расчета нормативноконкурентных цен известны из предыдущего параграфа (определяем НПРТСЭ, рассчитываем ПРТТ, ПРТУ, ОРОТ и ЦНК), а в приложениях 2, 3 и 4 собраны все необходимые для расчета нормативноконкурентных цен показатели, то это позволяет свести в компактную таблицу данные о динамике цен, необходимые для дальнейшего анализа (см. табл. 6.10). Но предварительно следует сделать пояснения, касающиеся обоснования и выбора отраслевых нормативов экономической производительности труда для модели "цены производительности труда".

Во-первых, в приложениях 2, 3 и 4 производительность труда технологическая (ПРТТ) показана в расчете на работников промышленно-производственного персонала (ППП) в отрасли, а производительность труда социально-экономическая (ПРТСЭ) - в расчете не на ППП, а на всех занятых в промышленности. Такое несоответствие стало следствием того, что в статсборниках, из которых бралась информация для расчетов и анализа, не приводятся сведения о численности ППП по промышленности в целом, а использовать расчетные данные о численности этой категории работников, имеющиеся в других источниках, было бы некорректно. Однако отмеченное несоответствие не может служить препятствием для использования модели "цены производительности труда" и нормативно-конкурентной цены, как контрольного инструмента за монопольными нарушениями ценообразования, потому что в качестве НПРТСЭ, в зависимости от поставленных целей и задач, могут быть приняты производственные условия и результаты мировых лидеров, отечественных лидеров или общественно нормальные, то есть наиболее распространенные условия и результаты производства.

Во-вторых, норматив социально-экономической производительности труда (НПРТСЭ) задет тренд (целевой ориентир) для развития отрасли или предприятия. Так как в угледобывающей отрасли производительность труда по показателю валовой добавленной стоимости за период 1991-2004 гг. в сравнении с производительностью труда в целом по промышленности была неустойчивой (из года в год была то выше, то ниже), то в качестве НПРТСЭ для угольной отрасли целесообразно принять её уровень, соответствующий фактической выработке конечной продукции в промышленности в целом, рассчитанный на всех занятых, который можно определить по данным приложения 2. Определение производительности труда на базе всех занятых, а не только ППП, представляется более объективным, так как будет принуждать предприятия сокращать численность непрофильных работников, а следовательно, получать более реальные данные об уровне производительности труда.

В-третьих, НПРТСЭ для нефтедобывающей отрасли зависит от качественного соотношения нефти и угля по показателю удельной теплоты сгорания. Превышение удельной теплоты сгорания нефти по сравнению с удельной теплотой сгорания угля (ориентируясь на разные источники) принято нами с коэффициентом 2,1 (удельная теплота сгорания нефти - 46 МДж/кг; а угля - 22 МДж/кг). Это значит, что общественная полезность нефти превышает общественную полезность угля в 2,1 раза, а значит НПРТСЭ для добычи нефти должен быть больше в чем угледобыче в 2,1 раза. Таким образом в модели "цены производительности труда" учитывается различие в качестве однородных продуктов.

Отвлечёмся на время от темы нашего изложения, чтобы сделать небольшой комментарий относительно одного официального документа, имеющего непосредственное отношение к проблемам настоящего исследования. С 1 января 2013 года вступают в силу "Правила недискриминационного доступа к приобретению апатитового концентрата", которые вводятся Федеральной Антимонопольной Службой (ФАС). Одна из формул цены в этих правилах имеет вид:

ЦАК(2) = К1 * Ц+OB С.Африка * Круб./$ - ГРаК

где: К1 = 1,320 - коэффициент пересчёта цены исходя из разницы в качестве апатитового концентрата и фоссырья Марокко;

^OB сАфрика - среднее арифметическое цены 1 тонны фоссырья на условиях FOB С.Африка по тринадцати последним публикациям FMB, предшествующим очередному кварталу;

Круб./$ - курс доллара США к рублю, установленный Банком России на соответствующий день поставки в очередном квартале;

ТРАК - фактические транспортные расходы на доставку 1 тонны апатитового концентрата от FCA Апатиты (Титан) до фактического базиса продажи ОАО "Апатит" за три последовательных месяца, предшествующих месяцу, предшествующему очередному кварталу (Например, для определения цены на июль - сентябрь используются фактические транспортные расходы, сложившиеся за март-май) [66].

В этой формуле цены товара, предлагаемой ФАС, есть два момента, связанные с трактовкой ценообразования по модели "цены производительности труда":

  1. коэффициент К1, отражающий уровень качества апатитового концентрата, не должен влиять целиком на ^OB сАфрика, а, как в нашем примере с нефтью, должен учитываться при определении НПРТСЭ;
  2. как это характерно для затратного ценообразования формула цены, предлагаемая ФАС, ориентируется на прошлые затраты, а значит не стимулирует производителей на рост производительности труда и снижение цен. Кстати, эксперты считают, что цена на апатитовый концентрат при расчёте цен по правилам ФАС вырастет в 1,5-2 раза.

Возвращаясь к теме нашего исследования, сравним сначала цены производителя среднегодовые фактические и нормативноконкурентные отраслевые на уголь и нефть (см. табл. 6.10). Фактические цены получены путём деления годовой выручки от реализации промышленной продукции отрасли на годовой объём добычи угля или нефти, отраслевые нормативно-конкурентные цены рассчитаны по формуле 14.

Таблица 6.10

Динамика цен производителей среднегодовых фактических (ЦСГФ) и нормативно-конкурентных (ЦНК) на уголь и нефть (тыс.руб./т, с 1998 г. - руб./т) *

Годы

Добыча угля

Добыча нефти

ЦСГФ ЦНК Предел расхождения цен,% ЦСГФ ЦНК Предел расхождения цен,%
1991 0,032 0,037 13,5 0,070 0,370 80,8
1992 1,08 0,81 25,0 3,7 6,8 45,9
1993 7,8 8,1 3,5 21,1 57,2 63,0
1994 30,3 39,1 22,6 64,7 162,6 60,3
1995 91,1 78,5 13,8 237,9 372,9 36,2
1996 128,7 117,5 8,7 342,9 503,4 31,9
1997 139,7 140,2 0,4 404,9 539,0 24,9
1998 134,2 140,6 4,6 399,5 455,9 12,4
1999 155,8 199,7 22,0 970,5 830,6 14,4
2000 211,3 255,6 17,3 1822,6 926,4 49,2
2001 290,7 277,1 4,7 1882,1 1223,1 35,0
2002 329,9 319,9 3,0 2004,2 929,9 53,6
2003 375,8 406,0 7,4 2248,8 974,7 56,7
Средн. 1991 - 2003гг. 145,9 152,5 4,3 800,2 536,9 32,9
Средн. 1996 - 2003гг. 220,8 232,1 4,9 1259,4 797,9 36,6

*

Примечание: предел расхождения цен определялся по формуле:

[(Ц большая Ц меньшая) / Ц большую ] х 100 %

Предваряя выводы из динамики цен по табл. 6.10, сделаем два важных замечания:

  1. не будем забывать, что угледобывающая отрасль в основном конкурентная, а нефтедобывающая - в основном частномонопольная;
  2. стремительный рост цен на нефть на мировых рынках начался только с 2004 г., а следовательно, динамика цен на нефть находилась в большей части под влиянием внутренних факторов, чем международных.

Итак, в конкурентной угольной отрасли фактические цены формировались по условиям свободной конкуренции, по крайней мере без особого давления со стороны государства или монополий. Если различия между ценами на уголь фактическими и нормативноконкурентными не очень значительны (предел расхождения цен за 13 лет по максимуму составил 25%, по минимуму 0,4% и в среднем 4,3%), то данный факт является свидетельством того, что нам удалось обосновать (острожнее говоря, нащупать) модель конкурентного ценообразования, которая была использована для оценки ценовой ситуации в высокомонополизированной нефтедобывающей отрасли.

В нефтедобывающей отрасли фактические цены росли намного быстрее, чем в угольной, а разрыв между ними и нормативно - конкурентными ценами, начиная с 2000 г. превысил двукратную величину. В среднем за 13-летний период расхождение цен фактических и нормативно-конкурентными составило 32,9% (при минимальном - 12,4% и максимальном 80,8%). В какой-то мере рост цен был, конечно, связан с падением технологической производительности труда, которое продолжалось до 1998 г. включительно, и остановилось на отметке 34% от уровня 1991 г., после чего начался её вялый рост (в 2004 г. уровень технологической производительности труда составлял лишь 51,5% от уровня 1991 г.). Однако основной рост цен на нефть объясняется не столько снижением технологической производительности труда в отрасли, сколько трудно объяснимой политикой государства, которое идёт навстречу запросам нефтяных монополий о повышении цен. Конечно, получая через рост цен высокие доходы, нефтяные монополии пополняют налогами государственный бюджет. Но кто считал, какие доходы получал бы бюджет, если бы не столь резко повышались цены на горюче - смазочные материалы, а все другие отрасли, производящие продукты более высоких переделов, производили свои товары с меньшими издержками, обеспечивали большую занятость населения и были бы более конкурентоспособны на внутреннем и мировом рынках.

Позволяя нефтяным монополиям повышать цены непропорционально быстрее, чем у них происходило падение технологической производительность труда, государство снимало с них заботу о технико-технологическом развитии отрасли и одновременно способствовало ускорению инфляции, коррупции и торможению развития перерабатывающих отраслей отечественной промышленности.

В любом случае значительное превышение среднегодовых фактических цен над нормативно - конкурентными на нефть и продукцию других отраслей топливно-энергетического комплекса представляет собой плату общества в форме сверхнормативных (нередко противозаконных) трансакционных издержек, возникающих, во- первых, из-за несовершенства внутринациональных рыночных отношений; и, во-вторых, из-за несоответствия торговых норм и правил международным стандартам в странах, осуществляющих переход к рыночным отношениям, что вынуждает такие страны брать на себя дополнительные обременительные обязательства. Для изменения такой ситуации необходимы институциональные преобразования, в том числе в области затратного ценообразования и ценовой политики государства, которые должны опираться на аргументированные обоснования экономической теории.

<< | >>
Источник: Водолазский А.А.. Начала эконофизики и              количественная              определенность              первых экономических законов. - Новочеркасск: “НОК”,2013. - 227 с.. 2013

Еще по теме Модель "цены производительности труда" в реформируемой российской экономике:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. Модель "цены производительности труда" в реформируемой российской экономике
  3. ЛИТЕРАТУРА
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -