<<
>>

Кооперация и конкуренция центрального банка и правительства

Ранее отмечалось, что на процесс взаимодействия между денежно- кредитной и бюджетной политикой государства оказывает серьезное воз­действие распределение ролей между регуляторами в рамках общего ком­плекса макроэкономического регулирования.

Оно предполагает ответ на вопрос о том, какой из органов - центральный банк или министерство фи­нансов - обладает большим весом при решении приоритетных макроэко­номических задач. По сути, рассматривается, в какой степени указанные организации склонны придерживаться кооперации или конкуренции за право принимать ключевые решения, связанные с воздействием на сово­купный выпуск, инфляцию, безработицу.

По нашему мнению, можно выделить четыре основных ролевых ситуации между ними.

1. Центральный банк и министерство финансов обладают одина­ковым весом, но принимают решения несогласованно.

2. Центральный банк и министерство финансов обладают одина­ковым весом и принимают решения согласованно.

3. Центральный банк обладает большим весом по сравнению с министерством финансов.

4. Министерство финансов обладает большим весом по сравне­нию с центральным банком.

Если центральный банк и министерство финансов обладают оди­наковым весом, но принимают решения несогласованно, то в ходе про­ведения макроэкономического регулирования денежно-кредитная и бюджетная политика могут быть как одно-, так и разнонаправленными. Например, и один и второй регулятор может способствовать экономиче­скому росту: центральный банк - через снижение процентной ставки, министерство финансов - через дополнительные инвестиции. Но если центральный банк обеспечивает низкую инфляцию, а министерство фи­нансов поддерживает занятость, между ними будет проявляться диссо­нанс. Тем не менее, наличие подобного диссонанса, на наш взгляд, нельзя однозначно трактовать негативно, поскольку неизвестно, какой из регуляторов более справедлив в своих суждениях относительно того, что именно требуется экономике в данный момент.

Поэтому если один из них имеет неправильное представление, и его действия носят негатив­ный характер, другой может компенсировать этот недостаток. В частно­сти, на подобной основе базируется идея «эффекта вытеснения» - мини­стерство финансов, проводя дополнительные инвестиции, забирает де­нежные средства с финансового рынка, которые могли бы быть исполь­зованы как частные инвестиции, в связи с чем центральный банк за счет регулирования процентной ставки и ликвидности должен нейтрализо­вать подобный эффект.

В экономической истории можно найти примеры подобным об­разом оформленного взаимодействия. В США периода президентства Р. Никсона роль бюджетной политики была крайне высока, поскольку в правящих кругах того времени возобладали воззрения о всегда по­ложительном влиянии роста государственных расходов на ВВП. Од­нако и ФРС США обладала достаточной мощью, так как управляла единственной на тот момент девизной валютой (по отношению к зо­лоту) в мире - долларом. Результатом подобного «противостояния»

в долгосрочной перспективе стала победа денежно-кредитного регу­лирования - высокие темпы инфляции в середине 1970-х гг. были объ­яснены пагубным воздействием завышения госрасходов в условиях отсутствия разрыва выпуска.

Если центральный банк и министерство финансов имеют оди­наковый вес и принимают решения согласованно, то такое взаимодей­ствие обладает кооперативным характером. В этом случае оба регуля­тора согласуют свои действия, преследуют единые или смежные цели и решают схожие задачи. Такое положение вещей, несмотря на доста­точно высокую привлекательность, по нашему мнению, маловеро­ятно в средне и долгосрочной перспективе. Это связано с тем, что ко­оперативное взаимодействие потребовало бы абсолютного совпаде­ния между амбициями двух регуляторов, что очень сложно предста­вить для обоих властных структур, каждая из которых претендует на ведущую роль в макроэкономическом регулировании. Поэтому по­добная ролевая ситуация должна быть характерна для коротких пери­одов, обусловленных преобладанием одной сильной тенденции, например, решения задачи национального значения, относительно ко­торой регуляторы могли бы прийти к полному согласию.

В частности, можно привести примеры кризисов конца XX - начала XXI вв. - как локальные (кризисы в Мексике 1994 г., Юго-Во­сточной Азии 1997 - 1998 гг., Аргентине 2001 г.), так и кризис 2007 - 2008 гг. В такие периоды повышается как значимость обоих регуля­торов, так и степень скоординированности их действий, направлен­ных на стимулирование деловой активности. В анализе систем взаи­модействия денежно-кредитной и бюджетной политики в разных странах, проведенном в Главе IV, будет показано, что в настоящее время рассматриваемая ролевая ситуация наблюдается в Китае.

Если центральный банк обладает большим весом, нежели мини­стерство финансов, то система макроэкономического регулирования имеет монетарный характер. Это проявляется в том, что основной

способ реализации наиболее важных целей связан с денежно-кредит­ным воздействием, в то время как бюджетной политике отводится второстепенная роль, обусловленная обеспечением функционирова­ния государственного аппарата и созданием институциональных, ин­фраструктурных и иных условий для развития экономики. При таком положении вещей именно центральный банк выбирает между эконо­мическим ростом и инфляцией, обеспечивает стабильность финансо­вых рынков, а министерство финансов пытается свести доходы и рас­ходы бюджета к нулевой разнице и поддержать устойчивый уровень государственного долга.

Такая ситуация, как покажет дальнейший анализ, является ха­рактерной практически для всех ведущих экономик мира. По нашему мнению, в значительной мере это связано с результатами экономиче­ских исследований по взаимодействию денежно-кредитной и бюд­жетной политики в рамках DGSE моделей, выводы которых описаны в параграфе 1.3. В частности, упоминалось о появлении в среде эко­номистов (как теоретиков, так и практиков) «конвенционального по­ложения», согласно которому денежно-кредитная политика является эффективным способом регулирования разрыва выпуска (и, следова­тельно, экономического роста, безработицы и инфляции), в то же время бюджетная политика должна быть ориентирована на стабиль­ность государственного долга.

Представляется, что распространен­ность данной формы взаимодействия между монетарным органом и министерством финансов является прямым следствием указанного консенсуса. Наиболее наглядным эмпирическим доказательством этого из последней практики может служить политика ЕЦБ по отно­шению к бюджетным регуляторам периферийных государств Евро- зоны, в рамках которой монетарный орган, по сути, применил методы директивного указания с требованием сократить расходы государ­ственных бюджетов.

Если министерство финансов обладает большим весом, нежели

центральный банк, то система макроэкономического регулирования, напротив, тяготеет к мерам бюджетной политики. Бюджет играет важную социально-экономическую роль. Осуществляются масштаб­ные государственные инвестиции, налоговая политика строится на попытках поиска компромисса между максимизацией бюджетных до­ходов и оптимальным налогообложением экономических агентов для поддержания высоких стимулов к деловой активности. Денежно-кре­дитная политика, в свою очередь, рассматривается как система мер, обеспечивающая качественные монетарные условия функционирова­ния экономики: стабильную инфляцию; устойчивый валютный курс; надёжную платёжную систему. При таком положении вещей наибо­лее важные решения принимаются на правительственном уровне.

В дальнейшем будет продемонстрировано, что данная форма взаимодействия между центральным банком и министерством финан­сов сформировалась в России.

По нашему мнению, исследование распределения ролей между ре­гуляторами денежно-кредитной и бюджетной политики не может быть ограничено только методом наблюдения, но требует также аналитической разработки с использованием инструментария математики и статистики. С методологической точки зрения, анализ распределения ролей между центральным банком и министерством финансов при взаимодействии де­нежно-кредитной и бюджетной политики в экономической системе, на наш взгляд, включает два основных вопроса:

1) как определены полномочия регуляторов в данный конкрет­ный момент?

2) какая конфигурация была бы наиболее эффективна?

Основной методологический подход к определению ролей цен­трального банка и министерства финансов с точки зрения ситуационного анализа, как нам представляется, должен быть основан на изучении типа используемых регуляторами инструментов. Следует учитывать:

- направленность тех или иных действий регуляторов (в форме применения конкретных инструментов);

- задачи, решаемые в ходе применения регуляторами конкрет­ных инструментов;

- влияние применения конкретных инструментов на цели дру­гого регулятора;

Фактически, требуется найти и формализовать зависимости между действиями регуляторов. Проблема применения методов теории вероят­ности в определении зависимости между применяемыми бюджетными и денежно-кредитными мерами состоит в том, что данный раздел выс­шей математики основан на анализе поведения случайных величин. В то же время говорить о случайной динамике параметров денежно-кредит­ной и бюджетной политики - госрасходов, процентной ставки, валют­ных интервенций - ошибочно. Напротив, их динамика является резуль­татом целенаправленных действий регуляторов.

Кроме того, необходимость найти корреляцию между действи­ями регуляторов наталкивается на множественность инструментов. Проблема состоит в том, каким образом следует отражать факты при­менения этих инструментов в количественном выражении.

Поэтому нами для поиска и формализации зависимостей между действиями центрального банка и министерства финансов предлага­ется следующая последовательность действий.

Шаг 1. Раздельный анализ динамики изменения параметров де­нежно-кредитной и бюджетной политики за конкретный период. В ходе такого анализа определяется общий характер (направленность) воздействия изучаемого комплекса мер на экономическую систему в рамках календарного года и за определённый период.

В общем виде такая направленность может быть:

а) стимулирующей;

б) нейтральной;

в) сдерживающей.

Для денежно-кредитной политики определение направленности включает рассмотрение следующих индикаторов:

- изменение денежной массы (денежных агрегатов);

- изменение денежной базы;

- соотношение роста/снижения денежной массы и денежной базы;

- изменение валютного курса;

- динамика процентной ставки центрального банка;

- динамика инфляции;

- динамика прочих макроэкономических параметров (например, мировой цены на нефть).

Наиболее очевидными свидетельствами стимулирующе го/сдер- живающего характера денежно-кредитной политики будут соответ­ствующие тенденции в динамике процентной ставки и инфляции - повышение ставки и сокращение темпов инфляции для сдерживаю­щего характера и снижение ставки (хотя и не обязательно сопровож­даемое повышением инфляции) для стимулирующего. При отсут­ствии устойчивых тенденций основное внимание должно быть сосре­доточено на анализе изменений в денежной массе, денежной базе, ва­лютном курсе. В Российской Федерации большое значение также бу­дет иметь учёт динамики цены на нефть марки Urals, играющий зна­чительную роль при регулировании монетарных параметров.

Для бюджетной политики определение направленности вклю­чает рассмотрение следующих индикаторов:

- динамика доходов бюджета;

- динамика расходов бюджета;

- соотношение между изменением доходов и расходов бюджета;

- уровень дефицита / профицита бюджета

- изменение уровня государственного долга;

- изменения налоговых ставок в экономике.

Наиболее очевидными свидетельствами стимулирующего/сдер- живающего характера бюджетной политики будут соответствующие тенденции в соотношениях доходов и расходов, а также изменения налоговых ставок. Опережающий рост доходов предполагает стрем­ление к повышению устойчивости бюджетной политики и, соответ­ственно, её сдерживающий характер. В свою очередь, опережающий рост расходов свидетельствует о стимулирующем характере, в осо­бенности, если он сочетается с увеличением задолженности.

Заметим, что рассмотрение бюджетного дефицита как фактора направленности бюджетной политики не всегда обосновано. По нашему мнению, современная бюджетная политика всё больше стре­мится к функциональному финансированию. В результате этого нали­чие дефицита или профицита бюджета по итогам выполнения годо­вого бюджета не всегда может служить свидетельством её характера, в отличие от анализа соотношений между изменениями доходов и расходов в динамике. Однако дефицитность/профицитность бюд­жета важна для понимания направленности фискальной политики, если речь идет о финансовой системе с высоким уровнем государ­ственного долга к ВВП.

К числу наиболее важных налоговых ставок, по нашему мнению, должны быть отнесены ставки по тем фискальным изъятиям, поступ­ления по которым оказывают существенное воздействие на формиро­вание доходов бюджета и, соответственно, исполнение государствен­ных обязательств.

Нейтральный характер денежно-кредитной и бюджетной поли-

тики государства предполагает относительную стабильность в дина­мике приведенных выше параметров.

Шаг 2. Определение цели макроэкономического регулирования, с которой будет сравниваться направленность денежно-кредитных и бюджетных мер.

В свою очередь, на основе сравнения проставляются коэффици­енты соответствия. Пусть такие коэффициенты обозначаются через σ. При этом соответствие может иметь тройственный характер: со- путствие (в таком случае характеру денежно-кредитной и бюджетной политики в рассматриваемом периоде придаётся значение 1; нейтральность (значение 0,5); противодействие (0). Между ними также могут располагаться промежуточные значения: 0,75 - средняя степень сопутствия; 0,25 - средняя степень противодействия.

Таблица 3.1.

Экономический смысл коэффициентов соответствия (σ) стимулированию деловой активности для денежно-кредитной и бюджетной политики

Значение σ Денежно-кредитная политика Бюджетная политика
1

(сопутствие)

Центральный банк полностью под­держивает стимулирование дело­вой активности Министерство финансов полностью поддерживает стимулирование дело­вой активности
0,75

(средняя сте­пень со­путствия)

Центральный банк частично под­держивает стимулирование дело­вой активности Министерство финансов частично поддерживает стимулирование дело­вой активности
0,5

(нейтральность)

Центральный банк нейтрален к стимулированию деловой актив­ности Министерство финансов нейтрально к стимулированию деловой активно­сти
0,25

(средняя сте­пень противо­действия)

Центральный банк частично про­тиводействует стимулированию деловой активности Министерство финансов частично противодействует стимулированию деловой активности
0

(противодей­

ствие)

Центральный банк полностью противодействует стимулирова­нию деловой активности Министерство финансов полностью противодействует стимулированию деловой активности

В таблице 3.1 приведено описание предлагаемых операций в случае, когда целью макроэкономического регулирования, с которой сопоставляется направленность действий денежно-кредитной и бюджет­ной политики, является стимулирование деловой активности.

В целом логика значений коэффициентов соответствия (σ) за­ключается в следующем. Чем более сходна направленность денежно- кредитной и бюджетной политики государства за рассматриваемый период, тем ближе коэффициент (σ) к 1. Напротив, чем сильнее их противоречивость, тем ближе коэффициент (σ) к нулевому значению.

Рассмотрим закономерность проставления коэффициентов соот­ветствия на примере цели стимулирования выпуска. Если действия обоих регуляторов были в явной степени стимулирующими (цен­тральный банк устойчиво снижал процентную ставку, а министерство финансов наращивало расходы) то коэффициент соответствия будет принят равным 1. А вот если в описанной ситуации министерство фи­нансов тратило существенную часть этих расходов, к примеру, на по­гашение долгов, что не в полной мере предполагает направленность его действий именно на стимулирование деловой активности, коэф­фициент следует признать равным 0,75. В ситуации, когда министер­ство финансов не увеличивало расходы, то есть проявляло нейтраль­ность по отношению к поддержке роста ВВП, значение должно быть 0,5. Однако если у бюджетного регулятора за этот же период росли расходы, скорее всего, это будет свидетельствовать о неявном сдер­живании, и коэффициент должен быть эквивалентен 0,25. Наконец, при сокращении расходов, предполагающем сдерживающую бюджет­ную политику в явном виде, значение окажется нулевым.

Необходимость осуществления подобного анализа заключается в приведении направленности мер денежно-кредитной и бюджетной поли­тики к коэффициентам. Благодаря этому становится возможным осуще­ствить их последующее соотнесение друг с другом и найти зависимость

между действиями центрального банка и министерства финансов, а, сле­довательно, выявить сущность распределения ролей между ними.

Шаг 3. Проведение оценки характера взаимодействия денежно- кредитной и бюджетной политики государства. Такая оценка прово­дится на основе сопоставления за аналогичные периоды значений ко­эффициентов соответствия, присвоенных для денежно-кредитной и бюджетной политики на предыдущем этапе. Пусть данные коэффи­циенты обозначаются через μ.

Закономерность присвоения и экономический смысл соответ­ствующих коэффициентов приведены в таблице 3.2.

Закономерность присвоения и экономический смысл коэффициентов характера взаимодействия денежно-кредитной и бюджетной политики (μ)

Таблица 3.2.

Значение μ Когда присваивается Экономический смысл
1 (совпадение) 1/1;

0,75/0,75;

0,5/0,5;

0,25/0,25;

0/0.

Денежно-кредитная и бюджетная по­литика имеют одинаковую направлен­ность
0,75 (частичное сов­падение) 1/0,75;

0,75/0,5;

0,5/0,25;

0,25/0.

Денежно-кредитная и бюджетная по­литика имеют схожую направленность
0,5 (независимость) 1/0,5;

0,5/0.

Закономерность в направленности де­нежно-кредитной и бюджетной поли­тики отсутствует
0,25 (незначительное совпадение) 0,75/0,25 Денежно-кредитная и бюджетная по­литика имеют различную направлен­ность
0(противодействие) 1/0;

1/0,25;

0,25/1;

0/1;

0/0,75.

Денежно-кредитная и бюджетная по­литика имеют противоположную направленность

Если в исследуемом периоде действия одного из регуляторов оказались оценены тем же значением, что и другого (например, 0,5),

то ставится значение 1.

Если у одного из регуляторов коэффициент равен 0,5, а у другого 0,25 или 0,75, то ставится значение 0,75 - частичное совпадение. Ана­логично и для случаев 1/0,75 и 0/0,25.

Если коэффициент одного из регуляторов равен 0,5, а другого - 0 или 1, то ставится значение 0,5. В этом случае речь идёт о независи­мости между действиями регуляторов.

В прочих ситуациях ставится 0, что означает наличие противодействия.

Шаг 4. ЕІоиск средних значений коэффициентов соответствия и коэффициентов характера взаимодействия. ЕІолученньїе ранее ко­эффициенты характера взаимодействия денежно-кредитной и бюд­жетной политики (μ), а также коэффициенты соответствия их направ­ленности с целью макроэкономического регулирования (σ) суммиру­ются и находятся их средние значения.

Таблица 3.3.

Экономический смысл среднего значения коэффициента соответствия денежно-кредитной/бюджетной политики генеральной цели макроэкономического регулирования (о)

Диапазон коэффициента Экономический смысл
1-0,75 Регулятор придерживается данной цели
0,75 - 0,5 Регулятор склонен придерживаться данной цели
0,5 - 0,25 Регулятор склонен противодействовать данной цели
0,25 - 0 Регулятор противодействует данной цели

Среднее значение коэффициента соответствия денежно-кредит­ной/ бюджетной политики цели макроэкономического регулирования (σ) будет демонстрировать степень использования данного комплекса мер для соответствующей макроэкономической цели. Его экономиче­ский смысл приведён в таблице 3.3.

В таблице 3.3. предполагается, что при значениях искомого ко­эффициента σ в диапазонах 1 - 0,75 и 0,25 - 0 можно однозначно го­ворить о поддерживающей или противодействующей позиции дан­ного регулятора по отношению к рассматриваемой цели, а, следова­тельно, и его целевых предпочтениях в общей системе макроэконо­мического регулирования. При значениях σ в диапазоне 0,75 - 0,25 позиция регулятора ближе к нейтральной, что демонстрирует его пас­сивность по отношению к данной цели, и, соответственно, отсутствие склонности к резким действиям. Соответственно, появляется возмож­ность для того, чтобы выявить общую тенденцию в действиях обоих регуляторов на протяжении исследуемого периода.

Среднее значение коэффициента характера взаимодействия де­нежно-кредитной и бюджетной политики государства (μ) будет де­монстрировать наличие зависимости между действиями централь­ного банка и министерства финансов, и позволит определить сущ­ность ролевого распределения между ними.

Ролевые ситуации, предопределяемые его различными значени­ями, представлены в таблице 3.4.

Таблица 3.4.

Среднее значение коэффициента характера взаимодействия денежно- кредитной и бюджетной политики (р) и ролевые ситуации между центральным банком и министерством финансов

Тип ролевой ситуации Диапазон коэффициента для одного календарного

года

Диапазон коэффициента с учётом временного лага
Координация 1 - 0,75 0,75 - 0
Независимость 0,75 - 0 0,75 - 0
Центральный банк - лидер 0,75 - 0 1 - 0,75
Министерство финансов - лидер 0,75 - 0 1 - 0,75

При этом в соответствии со спецификой ролевых ситуаций

между регуляторами коэффициенты характера взаимодействия μ должны определяться не только в рамках одного года, но и с учётом временного лага. Иными словами, направленность денежно-кредит­ной и бюджетной политики государства должна сверяться так, чтобы определить, насколько действия одного из регуляторов похожи на действия другого не только в этом календарном году, но и в прошлом. Это связано с тем, что в рамках одного года проявляется только со­гласованность или несогласованность центрального банка и мини­стерства финансов. Ситуация лидерства одного из указанных органов регулирования, в свою очередь, становится очевидной именно при анализе направленности денежно-кредитной и бюджетной политики с учётом временного лага.

В случае координации проводимой политики зависимость между действиями регуляторов должна проявляться в рамках одного календарного года. На такое проявление указывает среднее значение коэффициента характера взаимодействия денежно-кредитной и бюд­жетной политики (μ) в диапазоне от 1 до 0,75. При этом, с учётом вре­менного лага, маловероятно, что данное значение будет превышать 0,75, так как каждый регулятор ориентируется на действия другого в этом году, а не в прошлом. Соответственно, в случае независимости как в рамках текущего года, так и с учётом временного лага величина среднего значения коэффициента μ не будет выше 0,75. При наличии лидерства центрального банка среднее значение искомого коэффици­ента μ будет находиться в диапазоне 1 - 0,75 с учётом временного лага, то есть при сравнении направленности действий министерства финансов в этом году с действами центрального банка в прошлом году. Отсюда при лидерстве министерства финансов действиями цен­трального банка в этом году должны совпадать с действиями мини­стерства финансов в прошлом с коэффициентом характера взаимо­действия μ от 1 до 0,75. При этом для текущего года величина иско­мого коэффициента μ не превысит 0,75, как при лидерстве централь­ного банка, так и при лидерстве министерства финансов.

Заметим, что нахождение указанных выше коэффициентов на основе наличия корреляции между направленностью денежно-кре­дитной и бюджетной политики государства (в виде применения кон­кретных инструментов) по отношению к выбранной цели макроэко­номического регулирования базируется, скорее, на общегуманитар­ном значении понятия «корреляция», а не на трактовке, характерной для статистики и высшей математики. В соответствии с этим, корре­ляция понимается как «любая связь между вещами, при которой с из­менениями в одной происходят некоторые сопутствующие или зави­симые изменения в другой (или в других)»[1].

Ограничение методики состоит в том, что значения искомых ко­эффициентов в такой трактовке корреляции будут находиться в диа­пазоне от 0 до 1, т.е.:

О ≤ σ < 1 О ≤ μ < 1

Наличие данного диапазона обусловлено существованием пре­дельных значений коэффициентов, указанных в таблицах 3.1 - 3.3.

Данная методика, по нашему мнению, может быть охарактери­зована как методика эмпирической оценки распределения ролей при взаимодействии денежно-кредитной и бюджетной политики государ­ства. Вместе с тем средние значения коэффициента соответствия де- нежно-кредитной/бюджетной политики цели макроэкономического регулирования (σ), а также коэффициента характера взаимодействия денежно-кредитной и бюджетной политики (μ) позволяют оценить место денежно-кредитной и бюджетной политики в системе макро­экономического регулирования конкретной страны с точки зрения распределения ролей между центральным банком и правительством.

3.4.

<< | >>
Источник: Волков И.И.. Макроэкономический анализ взаимодействия денежно-кредитной и бюджетной политики государства: монография / И.И. Волков. - М.,2017. - 264 с.. 2017

Еще по теме Кооперация и конкуренция центрального банка и правительства:

  1. 1.1. Экономические основы генезиса коммерческих банков России
  2. 1.3. Коммерческие банки в СССР в период НЭПа
  3. Задачи Сберегательного банка СССР
  4. Количество акционерных коммерческих банков в России
  5. 3.3. Расширение финансовых возможностей сельской кредитной кооперации
  6. 4.1. Смешанная экономика в ретроспективе
  7. 1.2. ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ И ЗАДАЧИ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА
  8. 4.2. ЭВОЛЮЦИЯ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ               РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
  9. ГЛАВА XXXVIII КРЕДИТНАЯ РЕФОРМА 1930 г.
  10. 15.3.   Банки и их роль в рыночной экономике. Банковская система. Банковские операции.
  11. Кредитная система Германии
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -