<<
>>

1.4. Экономическая ценность

Анализ и классификация любых явлений, а тем более таких сложных, как экономические исследования ценности, не могут быть совершенны. Некоторые работы можно отнести не к одной, а нескольким категориям, а некоторые, наоборот, трудно отнести к какой-нибудь из них.

"Тем не менее, - пишет по этому поводу Г. Мэнкью, - классификация полезна, ибо она позволяет постичь мотивы и цели исследований, предпринятых

многими теоретиками-макроэкономистами в последние годы".

Джон Мэйнард Кейнс (1883-1946) в 1936 году опубликовал "Общую теорию занятости, процента и денег", где постоянно подчеркивал важное значение денежных аспектов современной экономики. Именно поэтому -кейнсианскую теорию - принято считать революцией в экономической науке, где до того господствовала неоклассическая школа. В неоклассической школе, как, впрочем, и в классической школе, преобладал микроэкономический подход к анализу экономических процессов. В центре анализа находилась отдельная фирма (или какой-либо другой рыночный субъект), функционирующая в условиях свободной конкуренции, и ее проблема минимизации издержек и максимизация прибыли как источника накопления капитала.

Кейнс противопоставил микроэкономическому методу макроэкономический, "то есть исследование зависимостей и пропорций между общими народнохозяйственными величинами - национальным

38

доходом, сбережениями, инвестициями, потреблением".

Известнейший исследователь экономической мысли в ретроспективе М. Блауг отмечал, что решающим отличием "Общей теории" Кейнса является, во-первых, переключение анализа от цен к реальной величине продукта в качестве центральной переменной, требующей объяснения, и, во-вторых, совершенно новая идея, согласно которой уравнивание сбережений и инвестиций происходит скорее благодаря колебаниям производства или дохода, чем

39

вследствие изменения уровня процента.

37 Мэнкью Н. Г. Освежим наши познания макроэкономики. // МЭ и МО, 1995. С. 67.

38 Осадчая И. Кейнсианство сегодня. К 50-летию со дня смерти Дж. М. Кейнса. // МЭ и МО,1996, № 8. С. 8.

39 Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Изд-во "Дело Лтд", 1994. С. 607.

63

Трансформация исследования всей теоретической сферы из микроэкономики (теория цен) в макроэкономику (теория денег), произведенная Кейнсом в "Общей теории", одновременно означала как подлинный конец доктрины laissez-faire, рассматривающей экономику как реальный обмен, так и триумф "монетарной теории производства", где

деньги не являются нейтральными.

В самом начале "Общей теории" Кейнс пишет: "Я назвал эту книгу "Общая теория занятости, процента и денег", акцентируя внимание на определении "общая". Книга озаглавлена так для того, чтобы мои аргументы и выводы противопоставить аргументам и выводам классической теории, на которой я воспитывался и которая - как и 100 лет назад - господствует над практической и теоретической экономической мыслью правящих и академических кругов нашего поколения".40 К слову "классической" у Кейнса тут же имеется сноска - пояснение: "Экономисты-классики, так впервые назвал Маркс направление, объединяющее Рикардо, Джеймса Милля и их предшественников, т.е. основателей теории, нашедшей наиболее яркое выражение в рикардианской экономической системе. Я привык, быть может в нарушение общепринятого этикета, включать в состав "классической школы" последователей Рикардо, т.е. тех, кто воспринял и развил дальше рикардианское экономическое учение, включая, например, Дж. Ст. Милля, Маршалла, Эджуорта и проф. Пигу"41.

Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Изд-во "Эконов"-"Ключ", 1993. С. 137. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег.
М.: Изд-во "Эконов"-"Ключ", 1993. С. 137.

Содержание "Общей теории", по мнению М. Блауга, также плохо изложено, как и сочинения Рикарда, Маркса, Вальраса и Маршалла. Определяя вклад Кейнса в экономическую теорию, М. Блауг пишет: "Я полагаю, что та сумма идей, с которой под названием "классическая" экономическая теория спорил Кейнс, на деле представляла пугало, изобретенное Кейнсом для характеристики образа мышления своих предшественников. Для Кейнса экономистом-классиком был любой автор, стоящий на позициях закона Сэя. Под законом Сэя Кейнс имел в виду концепцию, согласно которой любое увеличение продукции автоматически порождает эквивалентное увеличение расходов и доходов, причем в размерах, способных поддержать экономику в состоянии полной занятости. Поскольку, по мнению Кейнса, основное течение экономической мысли никогда не отказывалось от закона Сэя, то любой ортодоксальный экономист от Рикарда до Пигу объявлялся виновным в грехах, приписываемых экономистам-классикам. Чтобы поразить столь масштабную цель, следовало

42

прибегнуть к упрощениям, что Кейнс и делал ..." . Кстати отметить, что сам Блауг, Маршалла, Эджуорта и Пигу причислял к более поздним маржиналистам, чем Джевонс, Менгер и Вальрас.

Так, например, перечитывая Кейнса, И. Осадчая отмечает, что названные Кейнсом и критикуемые им два классических постулата являются на самом деле неоклассическими. Ее мотивы представлены следующим образом: "В неоклассической теории занятость зависит от двух факторов: предельной производительности труда (определяющей спрос на труд) и "предельной тягости труда", оцениваемой рабочими по их реальной заработной плате (определяющей предложение труда). Пересечение двух графиков, определяющих динамику этих величин, и устанавливает уровень занятости. Чем ниже реальная заработная плата, на которую согласны рабочие, тем выше уровень занятости, и наоборот. Эта концепция, в свою

очередь, базировалась на двух постулатах ...

Кейнс отверг оба

43

неоклассических постулата" .

Аналитик критических предпосылок неоклассической экономической теории (А. Шаститко) утверждает несколько иное. Он пишет: "Известно, что неоклассическая, или ортодоксальная, теория рассматривала экономическую систему с точки зрения равновесия, где экономические агенты, сталкиваясь с примерно одной и той же ситуацией выбора, обладают более или менее стабильной системой предпочтений (D. North, 1990). Следует отметить, что экономическое равновесие - теоретическая проблема, способ решения которой зависит от того, как экономист рассматривает поведение человека. Вот почему каждое направление в современной экономической мысли так или иначе выражает отношение к исследованию равновесия: либо вообще

Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Изд-во "Дело Лтд", 1994. С. 627-628. Осадчая И. Кейнсианство сегодня. К 50-летию со дня смерти Дж. М. Кейнса. // МЭ и МО,1996, № 8. С. 9.

отвергая его как способ рассмотрения экономической действительности (радикальные субъективисты типа Дж. Шэкла или Л. М. Лакмена), либо рассматривая его как лишь предпосылку в дальнейшем анализе (традиционная неоклассика) или как результат взаимодействия между экономическими агентами (неоавстрийцы, в частности, И. Кирцнер) ... Мир современной экономической теории, конечно, многообразнее. Следует напомнить только о кейнсианстве, неокейнсианстве, посткейнсианстве, неомарксизме. Однако, если не отождествлять кейнсианскую теорию с теорией самого Дж. М. Кейнса, то можно использовать тезис, высказанный Гэлбрейтом: обе они определяются одинаковым взглядом на власть рынка (Дж. К. Гэлбрейт, 1979)"44.

Шаститко А. Неоклассическая экономическая теория: критический анализ предпосылок. // МЭ и МО, 1995, № 10. С. 19.

Теоретический разрыв между "микроэкономическими принципами и макроэкономической практикой" в западной экономической науке не обошел стороной и российских методологов от экономики. Этот разрыв, как известно, означал (в первую очередь) конец консенсуса в макроэкономике, преобладающего до начала 70-х годов. Распад неоклассического синтеза в экономической теории, разумеется, вызвал возвращение экономистов к методологии науки. Так, например, Макашева Н. А. (специалист по истории и методологии экономической науки) по этому поводу пишет: "... Кейнс поставил под сомнение привычные до обыденности представления о социально-экономических процессах и предложил новый для своего времени угол зрения . "Общая теория" - это не просто доказательство существования технических ошибок в анализе факторов, определяющих занятость, а попытка предложить новый взгляд на новую экономику, иначе говоря, привести теоретический инструментарий в соответствие с новой реальностью. Признание того, что рациональное на индивидуальном уровне может оказаться нерациональным на уровне социальном, открывает возможности иного подхода к экономической науке, к пониманию ее

сущности и задач... Уже сам по себе этот факт означает, что экономическая наука не является нейтральной по отношению к системе ценностей и что последнюю вряд ли можно рассматривать как нечто внешнее для науки .

Экскурс в российскую методологию науки необходимо закончить новыми изысканиями В. С. Автономова. В статье "Политическая экономия переходного периода" он рассуждает: "Все методологические подходы, существующие в современной экономической науке, условно можно разбить на два "потока": основное течение (rnamstrearn) и альтернативы. Главное различие между ними определяется степенью абстракции при анализе экономических процессов". "Критерии принадлежности, - продолжает В. Автономов, - к основному течению неформальны и определяются самим научным сообществом: это присутствие данных концепций в учебниках и академических журналах, и присуждение Нобелевских премий. Состав "мэйнстрима" постоянно меняется. Так, например, за последние двадцать лет новая неоклассическая микроэкономика и монетаризм вытеснили из него хиксианское кейнсианство, но его основу неизменно составляет неоклассическая теория. Поэтому в дальнейшем понятия "основное течение" и "неоклассическая теория" употребляются как синонимы. Датировать возникновение "мэйнстрима" в экономической науке можно, пожалуй, с появления двух работ П. Самуэльсона: "Основы экономического анализа" (1947 г.) и "Вводный курс экономической теории" (1948 г.)".46 Очевидно, что главные гипотезы основного течения (такие, как максимизация прибыли или полезности), как основные абстрактные предпосылки (и в неоклассике и в новой неоклассической теории), сохраняются.

45 Макашева Н. Этика добра и общая экономическая теория. (Интеллектуальный вызов Дж. М. Кейнса). // Общественные науки и современность, 1993, № 6. С. 18. 46. Автономов В. Политическая экономия переходного периода. // МЭ и МО, 1996, № 9. C. 5.

67

Сравнение классической и старой теории Кейнса, произведенное Л. Харрисом (известный теоретик денег), имеет два аспекта. Во-первых, в классической модели равновесие в сочетании с безработицей невозможно. Во-вторых, взаимосвязь между рынками у классиков иная, нежели, чем у

Кейнса. Основательно проанализировав модели, учитывающие тождество Сэя и равенство Сэя, Харрис приходит к выводу о том, что оба варианта классической модели отличаются от кейнсианской: в них не может возникнуть равновесие на уровне ниже полной занятости. Имеется и другое различие между кейнсианской и классической моделями. В кейнсианской модели возможность "автоматического" равновесия на рынках товаров и рабочей силы заключается в главной роли, которую играет денежный рынок. Что касается тождества и равенства Сэя (классический подход), то здесь денежный запас определяет общий уровень цен (р) и денежный спрос (М3). Кроме того, классические рекомендации для политиков указывают на бесполезность влияния правительственных решений в экономике, тогда как Кейнс рекомендовал "расчищать рынки" косвенным воздействием на совокупные расходы (С), а не пытаться воздействовать на величину национального дохода (7) через рынок рабочей силы или производственную функцию. И, наконец, Харрис подытоживает: "Сравнение подхода Кейнса с позиций авторов-классиков . показывает, что, если последние обычно считали, что условия предложения определяют национальный доход в долговременной перспективе, кейнсианская модель делает упор на условиях спроса в ближайшем периоде".47

47 Харрис Л. Денежная теория. М.: Изд-во "Прогресс", 1990. С. 315.

68

Противопоставлял Кейнса классикам и М. Блауг. По его мнению, Кейнс считал ключевой задачей господствующей ортодоксии, называемой "классическая экономическая теория" и которая не имела другого ответа в годы Великой депрессии, кроме как проведение политики доступного кредита и сокращения денежной зарплаты. Напротив, Кейнс предлагал увеличить расходы из бюджета на финансирование общественных работ. Сравнение Кейнса с классиками Блауг заканчивает едким замечанием. "Влияние Кейнса на общественное мнение, - пишет Блауг, - по поводу этих методов экономической политики состояло не в том, что он вообще поставил этот вопрос, а в том, насколько остро он это сделал: целью кейнсианской экономической теории было усилить настроения в пользу общественных работ, оставив бремя теоретических обоснований тем, кто попытался устранить безработицу путем снижения зарплаты".48

Итак, можно подытожить. Трудность понимания отношений "классиков" и Кейнса, во-первых, связана с классификацией самого классического направления в экономической теории; во-вторых, что проистекает из методологии первого, те характеристики, приписываемые Кейнсом ортодоксам теории, страдали очевидным субъективизмом, так как почти никто из "классиков" (после 1870 г.) не занимался тем комплексом макроэкономических проблем, которые составляли сферу интересов Кейнса. Как известно, 1870 г. отмечен у историков экономической мысли, "залповым" открытием предельной полезности Джевонсом, Менгером и Вальрасом.

В связи с этим М. Блауг отмечал: "Надолго запоздавшее признание теории ценности на основе предельной полезности, которое следовало бок о бок с запоздавшим признанием рационального осмысления ее истории, видимо, является наилучшим из возможных свидетельств тому, что оно в действительности являло собой экономическое явление, вытекающее логически из классической экономической теории. Иными словами, это наводит на мысль, что заключительная четверть XIX в. была одной из тех революционных стадий истории экономической науки, когда, по выражению Томаса Куна, экономисты принимали новую "парадигму" как руководство к действию".

Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Изд-во "Дело Лтд", 1994. С. 623. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Изд-во "Дело Лтд", 1994. С. 285.

Думается, надо согласиться с Блаугом в том смысле, что "маржиналистская революция" выдвинула новую парадигму - предельную полезность, которая, в свою очередь, стала центральным объектом исследования в неоклассической теории. Старая классическая теория основана на стоимостной парадигме, определяющей общий уровень цен, в отличие от новой, субъективной, начинающей исследования не со стороны общественного производства и его стоимостного распределения, как у классиков, а со стороны полезности, реализуемой в потреблении (через рыночный спрос, конечно). Разумеется, что сила неоклассической теории заключается в микроэкономическом анализе, где теория распределения интерпретировалась как аспект общей теории ценности. Процесс производства и распределения имеет значение лишь постольку, поскольку он модифицирует возможность потребительского выбора. Спрос на факторы является производным, предложение факторов и их технические нормы замещения заданы, а цены производственных услуг и цены потребительских благ в равной степени определяются запросами потребителей.50 Иначе говоря, общеэкономическая схема "производство осуществлен без некоторого перерыва, так что в нестатическом обществе всегда будет существовать известная величина трудовых ресурсов, не используемых между двумя работами". Этот постулат допускает и существование "добровольной" безработицы, однако он не определяет

52

"вынужденной" безработицы.

52 Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Изд-во "Эконов"-"Ключ", 1993. С. 139.

71

Затем классики, по мнению Кейнса, трансформируют свои постулаты. Первый, у них, представляет график кривых спроса на труд, а второй -график кривых предложения. Величина занятости определяется точкой пересечения, где полезность предельного продукта уравновешивает тягость труда при предельной занятости. Отсюда (по всей видимости), профессор А. Пигу в "Теории безработицы" (единственной книге классической теории занятости) определяет четыре возможных случая увеличения занятости: а) улучшение организации хозяйственной деятельности с целью в будущем уменьшить "фрикционную безработицу"; б) понижение предельной тягости труда, что сократит "добровольную безработицу"; в) увеличение производительности труда в выпускающих отраслях промышленности товары, приобретаемые на заработную плату, и цены которых определяют полезность денежной заработной платы; г) повышение цены товаров, приобретаемых не на заработную плату, относительно цены товаров, приобретаемых на заработную плату (иначе говоря, распределение расходов происходит между всеми лицами, как занятыми, так и не относящимися к числу наемных работников).

Обозначенные все эти классические случаи, Кейнс не считает исчерпывающими, так как допущение о точном измерении реальной заработной платой предельной тягости труда не является доказательством для общего случая. Предложение труда, по мнению Кейнса, может определять не только реальная заработная плата, но и требования рабочих о повышении денежной заработной платы. "Работники, - пишет Кейнс, -обычно противятся сокращению денежной заработной платы, но они не прекращают работы всякий раз, когда поднимаются цены товаров,

53

приобретаемых на заработную плату".

53 Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Изд-во "Эконов"-"Ключ", 1993. С. 141.

72

Сравнение изменений денежной и реальной заработной платы приводит Кейнса к выводу: в случае изменения общего уровня заработной платы (во всех отраслях экономики) будет установлено, что "изменения реальной заработной платы, происходящие одновременно с изменениями денежной заработной платы, совершаются обычно не в том же, а почти всегда в противоположном направлении". "Происходит это потому, - уточняет Кейнс, - что для коротких периодов падающая денежная заработная плата и растущая реальная заработная плата, каждая по независимым от другой причинам, будут, вероятно, сопровождать уменьшение занятости, а

работники скорее готовы согласиться на урезку заработной платы, когда

54

занятость снижается".

Другое серьезное возражение относительно второго постулата возникает у Кейнса по той причине, что он оспаривает положение, будто общий уровень реальной заработной платы непосредственно определяется характером соглашений о заработной плате между предпринимателями и наемными работниками. Он рассуждает: "Ведь в действительности для совокупной рабочей силы может и не существовать никакого способа привести товарный эквивалент денежной заработной платы в соответствие с предельной тягостью труда при существующем объеме занятости. Вполне реальна ситуация, когда у работников в целом не будет никакого средства, пользуясь которым они могли бы сократить свою реальную заработную плату до известной величины путем пересмотра совместно с предпринимателями ставок денежной заработной платы". Другими словами, как утверждает Кейнс, борьба за денежную заработную плату прежде всего влияет на перераспределение совокупной реальной заработной платы между различными группами работников. Смысл же соглашений между определенными группами работников состоит в защите их относительной реальной заработной платы, но общий уровень реальной заработной платы зависит от воздействия других сил экономической системы.55

Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Изд-во "Эконов"-"Ключ", 1993. С. 142. Там же. С. 145.

Далее, Кейнс определяет "вынужденную безработицу": "Люди становятся вынужденно безработными, если при небольшом росте цен товаров, приобретаемых на заработную плату, по отношению к денежной заработной плате совокупное предложение труда работников, готовых работать за существующую денежную заработную плату, так же как и совокупный спрос на труд при этой заработной плате, превышают существующий объем занятости". В классической теории нет, по мнению Кейнса, "вынужденной безработицы", поэтому ее в лучшем случае можно рассматривать как "теорию распределения в условиях полной занятости".56

Поскольку Кейнс отверг второй постулат классиков, то воздвигает свой новый: готовность работников соглашаться на пониженную денежную заработную плату отнюдь не является лекарством от безработицы, так как уменьшение занятости (хотя оно и сопровождается понижением работникам заработной платы, равной по стоимости большему количеству товаров, покупаемых на заработную плату) вовсе не обязательно вызывается

57

требованием со стороны работников большего количества этих товаров.

56 Там же. С. 147.

57 Там же. С. 149.

Тождество Сэя и Рикардо (предложение само порождает спрос) переиначивается Кейнсом: вся стоимость продукции должна быть расходована прямо или косвенно на покупку продуктов. Эту же доктрину Кейнс находит и у Дж. Ст. Милля и Маршалла, у Эджуорта и Пигу, и делает вывод о том, что всякий индивидуальный акт воздержания от потребления равнозначен индивидуальному акту воздержания от потребления труда и материальных затрат, которые высвобождаются из сферы потребления и направляются, естественно, на производство капитальных благ. По классической аналогии получается, что индивидуальные сбережения непременно становятся инвестициями. Однако из равенства суммы чистых приращений богатства индивидуумов общему чистому приращению богатства общества не может быть определена связь между решением воздержаться от текущего потребления и решением позаботиться о будущем потреблении. В действительности же мотивы, по Кейнсу, которые определяют последнее, не связаны непосредственно с мотивами, определяющими первое. В классической теории это означает равенство цены спроса и цены предложения. Такая зависимость, наряду с равенством реальной заработной платы предельной тягости труда и отсутствием вынужденной безработицы, составляет три неверных положения, подлежащих дальнейшей критике со стороны теории Кейнса.

Известнейший историк экономической мысли М Блауг отмечает, что несмотря на революцию, произведенную Кейнсом в экономическом мышлении и политике, конкретные элементы "Обшей теории" не были немедленно признаны. "Напротив, - продолжает Блауг, - первое издание "Общей теории" еще не было распространено, когда началась критика отдельных деталей учения Кейнса, которое с тех пор никогда не прекращалось. В споре с Кейнсом произошло абсолютно то же самое, что с Рикардо, Марксом, Вальрасом и Маршаллом: его препарировали, интерпретировали, переинтерпретировали, стандартизировали, упрощали, сводили к графикам и альтернативным математическим моделям "Кейнс 1", "Кейнс 2" и т.д., так что в ходе этого процесса он стал автором, которого все цитируют, но никто не читает".

Содержание "Общей теории" давало достаточных оснований, чтобы неоднозначно, двусмысленно понимать, что Кейнс "действительно" имел в виду. Так, например, другой современный экономист Т. Негиши утверждает, что Кейнс - последователь Мальтуса, и что "Мальтус был одним из наиболее видных представителей той экономической школы, из которой вырос кейнсианский образ мышления". Для доказательства этого, как считает Негиши, необходимо у Мальтуса рассмотреть совокупное производство, а, стало быть, не найти в нем равенства сбережений и инвестиций и полной занятости. Впрочем, Негиши не отрицает и тот факт, что "Мик, Стиглер, Корри, Блауг, Холландер и многие другие не считают Кейнса последователем Мальтуса".59

Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Изд-во "Дело Лтд", 1994. С. 608. Негиши Т. История экономической теории. М.: Изд-во АО "Аспект-Пресс", 1995. С. 173.

Однако заканчивает свою "Историю экономической теории" Т. Негиши следующим утверждением: ". Именно теория рынка Маршалла может дать прочный микроэкономический фундамент для кейнсианской экономической теории" [10. С. 443].60

Несколько ранее, рассматривая экономическую теорию Маршалла, Негиши ссылается на предположения Кейнса, который доказывал, что маршаллианская теория является теорией экономики реального обмена. Но сам Негиши не согласен с доказательствами Кейнса, так как Маршалл в подобном "анализе экономического цикла придавал особое значение изменениям относительных цен, вызванным изменениями покупательной способности денег". Поэтому, как полагает Негиши, "нельзя утверждать, что экономическая теория представляет собой теорию экономики реального обмена". Очевидно, что Негиши не причислял Маршалла к экономистам-классикам (как это делал Кейнс) на том основании, что классическая школа политэкономии признавала и анализировала функционирование реальной экономической системы, скрытое за денежными отношениями. "В своей критике меркантилизма, - пишет Негиши, - Адам Смит провозгласил, что богатство заключается не в деньгах, золоте или серебре, а в том, что на деньги приобретается". И здесь же Негиши напоминает о существовании так называемой "классической дихотомии между реальной теорией, которая определяет относительные цены, и монетарной теорией, которая определяет абсолютный уровень цен".

Таким образом, можно предположить, что вследствие неясности изложения кейнсианской системы в "Общей теории", Негиши замечал у Кейнса попытки синтеза относительных цен рынка, как у Маршалла, и общего уровня цен (в теории денег).61

Там же. С. 443.

Негиши Т. История экономической теории. М.: Изд-во АО "Аспект-Пресс", 1995. С. 158-159.

Более определенно на этот счет высказался Л. Харрис. В "Денежной теории" он пишет: "...Мы рассмотрели различные аспекты разработки теории спроса на деньги, для которой "Общая теория занятости, процента и денег" Кейнса послужила исходным пунктом. Эти разработки явились одним из наиболее важных аспектов кейнсианской теории денег, однако они сопровождались также развитием теории рынка товаров и структурной перестройкой модели в целом. Все указанные исследования привели к тому, что кейнсианская традиция стала именоваться кейнсианско-неоклассическим синтезом, ибо та интерпретация, которой подверглась работа Кейнса, сделала его модель, по существу, очень сходной с неоклассической теорией цены (микроэкономикой) и неоклассической количественной теорией".62

Далее, рассматривая важнейшие черты синтеза неоклассической и кейнсианской модели, Харрис определяет влияние эффекта Пигу на развитие идей Кейнсом, следовавшим традициям кембриджской количественной теории. Для начала он трактует эффект Пигу "как теорию, согласно которой совокупные планируемые потребительские расходы являются функцией реального чистого богатства частного сектора (и других переменных)". Иначе говоря, как отмечал Патинкин, потребительские товары не являются худшими товарами по сравнению с богатством: при прочих равных условиях увеличение реального богатства всегда ведет к увеличению и реального потребления.

Харрис Л. Денежная теория. М.: Изд-во "Прогресс", 1990. С. 402. Харрис Л. Денежная теория. М.: Изд-во "Прогресс", 1990. С. 407.

Очевидно, сам Пигу понимал, что люди будут сберегать и накапливать даже при нулевой ставке процента, потому как само по себе владение активами приносит полезность. По мнению Харриса, "именно здесь коренится объяснение гипотезы Кейнса, что сбережения принимают положительное значение, даже когда норма процента равна нулю". Эффект усиливается, так как Пигу полагал, что "удовлетворение, получаемое от богатства как такового, подчиняется правилу снижающейся предельной полезности: чем больше существующая реальная стоимость богатства индивида, тем меньше полезность от прироста этого богатства". Другими словами, эффект заставляет индивида больше потреблять и меньше сберегать. Следовательно, эффект Пигу присутствует у Кейнса в функции потребления.

Однако Харрис усматривает в функции потребления Кейнса противоречие. Последнее, по его мнению, состоит в том, что Кейнс подтверждал равновесие при наличии безработицы даже с гибкими зарплатами и ценами; тогда как подобная гибкость "таит в себе автоматическую тенденцию к равновесию при полной занятости". Такая тенденция, как считает Харрис, может быть результатом влияния ценовых изменений на реальную стоимость богатства. Разумеется, что тот же эффект наблюдается и случае, когда изменяется норма процента. Возможно, что при этом сработают "ликвидная ловушка" и неэластичная инвестиционная функция, которые предотвратят появление избыточного предложения на денежном рынке и избыточного спроса на рынке облигаций.

Вследствие этого непрямой кейнсианский механизм не устранит автоматической тенденции к полной занятости. Напротив, выше обозначенные буферы зафиксируют цены и зарплату, а, стало быть, "включение" эффекта богатства в кейнсианскую модель приведет к установлению равновесия с наличиствующей безработицей. Такой вывод Кейнса согласуется с неоклассическими доводами о том, "что жесткость заработной платы и цен служит главным объяснением существования

безработицы". Очевидно, что эффект Пигу стал "общепризнанным элементом

65

кейнсианских моделей".

Общепризнанный элемент (эффект Пигу), разумеется, имеет "серьезные ограничения". Содержание эффекта Пигу включается в анализ вопроса о нейтральности денег. Как известно, докейнсианская традиция количественной теории денег утверждала тезис о том, что в долгосрочном аспекте изменения денежной массы ведут к пропорциональному изменению абсолютного уровня цен. В кратковременном периоде изменения денежной массы могут влиять на реальный доход и процентные ставки, но не являются

Там же. С. 407-408.

Харрис Л. Денежная теория. М.: Изд-во "Прогресс", 1990. С. 411-416.

функциями денежной массы. При этом, в докейнсианской традиции, по мнению Харриса, деньги в долгосрочном аспекте принимаются нейтральными "в том смысле, что изменения номинальной денежной массы не оказывают влияние на состояние реальных переменных в денежном хозяйстве". В этом смысле, денежное хозяйство не отличается от бартера и деньги - это вуаль или просто "смазка, облегчающая функционирование по сути своей бартерного хозяйственного механизма.

Кейнс, напротив, акцентировал внимание на росте денежного спроса и предложения и их влияния на реальный доход, потребление и инвестиции. Однако, как замечает Харрис, кейнсианская модель имеет явно краткосрочный характер, тогда как положения количественной теории (аналогичное утверждение содержит и современная чикагская школа во главе с М. Фридменом) о нейтральности денег относятся к долгосрочному периоду.

Л1 /м ум3 2

|_м

/ 7

У У У, У

Рисунок 1.4.1. Граффик Харриса относительно теории Кейнса

Харрис, заинтересованный в кейнсианском синтезе, исследует сначала деньги в "стационарном не расширяющемся хозяйстве", а затем "вопрос о влиянии денег на тенденции развития в растущей экономике".

Рассматривая первый случай, который трактует деньги и облигации как внешние активы, Харрис демонстрирует график, объясняющий интерпретацию "Общей теории" Кейнса представителями школы синтеза (рис. 4.4.1).

Кривые и ЬМ, отображающие рынок товаров и денежный рынок, сначала находятся в положении 1Б1 и ЬМ1. Удвоение номинальной денежной массы смещает кривую ЬМ в положение ЬМ . Если бы, как полагает Харрис, произошло удвоение абсолютного уровня цен, то кривая ЬМ переместилась бы в положение ЬМ . Поэтому при удвоении и денег и цен, для сохранения на денежном рынке равновесия, необходимо снижение нормы процента с г1

33

до г . Но при этих условиях ЬМ находится в положении ЬМ , при этом существует избыточный спрос на товары. Уровень реального продукта, на который предъявляется спрос, равен у3 (он больше, чем максимальный уровень производства при полной занятости). Поэтому абсолютный уровень цен будет расти, пока кривая ЬМ не достигнет ЬМ4. Таким образом, как заключает Харрис, удвоение денежной массы вызвало увеличение уровня цен более чем вдвое. Очевидно, что деньги в этой модели не являются нейтральными, но здесь нейтральность денег объясняется присутствием денежной иллюзии. Последнюю Харрис определяет как реакцию индивида на изменение одних лишь номинальных переменных. Повышение абсолютного уровня цен не изменяет у и г (реальные переменные), но повышает спрос на деньги для осуществления товарных сделок и

одновременно изменяет реальную величину спекулятивного спроса на

67

деньги.

67 Харрис, заинтересованный в кейнсианском синтезе, исследует сначала деньги в "стационарном не расширяющемся хозяйстве", а затем "вопрос о влиянии денег на тенденции развития в растущей

экономике". С. 419-420.

Рассматривая модель, где спрос на деньги не порождает денежную иллюзию, Харрис приходит к такому же выводу: деньги не являются нейтральными. Он объясняет: "Увеличение денежной массы переводит хозяйство в состояние нового равновесия, где ставка процента (а также реальные кассовые остатки и реальный запас облигаций) меньше, чем первоначально. Причина заключается в наличии эффекта богатства в функциях спроса на деньги, облигации и товары, а также в том, что одним из компонентов (финансового) чистого богатства частного сектора служит запас облигаций, номинальная стоимость которого при любой норме процента фиксирована. Это приводит к тому, что повышение абсолютного уровня цен, ведущее к снижению реальной стоимости облигаций, так влияет на избыточный спрос на каждом рынке, что равновесие не может быть достигнуто при сохранении первоначального уровня процентной ставки"68.

Анализ любых вариантов, сочетающих элементы кейнсианско-неоклассического синтеза, Харрис заканчивает однозначно: деньги не являются нейтральными. После чего Харрис определяет основные элементы кейнсианско-неоклассического синтеза. Первый элемент синтеза состоит в акценте этой школы на выведении макроэкономических поведенческих функциональных связей из индивидуальных решений. "В рамках этой традиции, - пишет Харрис, - совокупная функция спроса на деньги -

кейнсианская функция предпочтения ликвидности - выводится из моделей

69

максимизации полезности отдельными индивидами".

Теория потребительской функции индивида, максимизирующего полезность, прочно связывает макроэкономическую модель школы синтеза и неоклассическую теорию цены, основанную на денежной оценке предельной полезности. Известно, что потребительская функция Кейнсом сформулирована как "фундаментальный психологический закон", пригодный для построения макроэкономических моделей.

Там же. С. 426.

Харрис Л. Денежная теория. М.: Изд-во "Прогресс", 1990. С. 426.

Однако здесь есть расхождения: в неоклассическом синтезе индивиды, занятые максимизацией полезности, сами определяют свой доход; единственными ограничениями для них (индивидов) являются относительные цены товаров (рабочей силы и будущих товаров), а также накопленное богатство. В рамках же экономической модели Кейнса совокупный доход "имеет реальное значение в качестве ограничения

70

потребительских расходов".

Второй элемент, Харрис связывает с первым, и он состоит в том, что, анализируя макроэкономическое равновесие, старые кейнсианцы используют базисную предпосылку о гибкости цен. Последние быстрее реагируют на возникновение неравновесия, чем физические объемы товаров. При негибкости цен (мнение Кейнса), можно утверждать, что избыточное предложение на рынке товаров устраняется сокращением выпуска продукции, а, стало быть, и национального дохода. "Наличие избыточного спроса, - полагает Харрис, - заставляет нас отключиться от равновесия в условиях полной занятости и, следовательно, наложить ограничения со стороны дохода на процесс принятия индивидом решений по поводу

71

максимизации полезности".

Третий элемент синтеза, Харрис соотносит с проблемой нейтральности денег у Кейнса, который допустил анализ устойчивого равновесия хозяйства с полной занятостью и равновесным уровнем цен и нормой процента (до и после изменения денежной массы). Тем самым, Кейнс, по мнению Харриса, игнорирует центральный вопрос: остаются ли деньги нейтральными при гибкости цен.

Нерешенность этого вопроса позволяет авторам школы кейнсиансно-неоклассического синтеза использовать в своих моделях "открыто или скрыто закон Вальраса как основной принцип, связывающий воедино рынки денег, облигаций, товаров и рабочей силы". Однако, сам Харрис не может занимать эту позицию, так как в рамках модели такого синтеза трудно определить "реалистическое понятие безработицы", если трактовать ее как избыточное предложение рабочей силы. Тем не менее, как утверждает Харрис,

Там же. С. 435-437. Там же. С. 437-438.

кейнсианские модели, выдержанные в традициях синтеза, строятся вокруг допущений закона Вальраса. Так, Патинкин применил для анализа рынка рабочей силы (в духе Вальраса) предположение о некоем равенстве между планируемым спросом и предложением.

В соответствии с Харрисом, однако, для понятия "Общей теории" Кейнса, нужно отбросить предположение "планируемого спроса и предложения", выводимое из модели поведения индивида, максимизирующего полезность в мире с высокой гибкостью цен, "которая является составной частью неоклассической теории цены". Последняя не

72

пригодна, как полагает Харрис, для интерпретации "Общей теории" Кейнса .

<< | >>
Источник: Гуськова М.Ф.. Наноэкономика - конечный пункт использования полезности блага. - М.,2008. - 290 с.. 2008

Еще по теме 1.4. Экономическая ценность:

  1. Глава 23. Границы экономической науки
  2. Экономическая теория рождаемости.
  3. 1.4. Современные направления экономической теории
  4. Влияние экономической глобализации на эволюцию института государства
  5. Экономическая ценность природы
  6. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ
  7. 2. СТОИМОСТЬ, ПОЛЕЗНОСТЬ, ЦЕННОСТЬ: СОДЕРЖАНИЕ, СООТНОШЕНИЕ И ЗНАЧЕНИЕ
  8. 10.1. Экономическая сущностьденежных потоков предприятия
  9. 5.1 Понятие блага. Стоимость, полезность и ценность.
  10. 1.4. Экономическая ценность
  11. Проблема ценностей
  12. Биологическое разнообразие. Ценность биоразнообразия.
  13. ПРИНЦИП ИЕРАРХИИ И АВТОНОМИИ ЦЕННОСТЕЙ
  14. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОЦЕНКА ВЗАИМОСВЯЗИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ
  15. Каковы предложения экономических наук?
  16. МАРК БЛАУГ: ЖЕСТКИЙ ФАЛЬСИФИКАЦИОНИЗМ и умеренный дуализм фактов и ценностей
- Антимонопольное право - Бюджетна система України - Бюджетная система РФ - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инвестиции - Инновации - Инфляция - Информатика для экономистов - История экономики - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Логистика - Макроэкономика - Математические методы в экономике - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоги и налогообложение - Организация производства - Основы экономики - Отраслевая экономика - Политическая экономия - Региональная экономика России - Стандартизация и управление качеством продукции - Страховая деятельность - Теория управления экономическими системами - Товароведение - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Эконометрика - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятий - Экономика природопользования - Экономика регионов - Экономика труда - Экономическая география - Экономическая история - Экономическая статистика - Экономическая теория - Экономический анализ -