<<
>>

Задача про монеты

Как-то в ночь первого появления на небе нового месяца мудрец Салих взял сослепу вместо философского камня обыкновенный голыш для чесания пяток и стал с его помощью лепить из свинца золотые динары.
Даже под утро, когда он, весело напевая свою любимую песню, в которой невозможно сфальшивить, даже не имея ни малейшего слуха, бережно перевязывал тесьмой холщовый мешочек, плотно набитый свежеиспеченными монетами, ничто, кроме первых солнечных лучей, не тревожило чело этого мудрого, но рассеянного старца. «Черные глаза, вспоминаю, умираю, черные глаза...» - в очередной раз проблеял Салих и, не глядя, отточенным движением метнул мешочек в находящийся за его спиной угол комнаты. В этот самый миг яркие солнечные лучи, наконец, сонно переползли с почтенного чела мудреца на лежащий на столе голыш, и сознание старца озарилось страшным открытием. Ведь любой мальчишка на базаре Басры скажет, что золотой динар, сделанный при помощи голыша для чесания пяток, хотя по виду ничем не отличается от настоящего, по весу уступает ему целый драхм . Салих молодецки метнулся было вслед за мешочком, но тщетно. Тот уже надежно замаскировался среди точно таких же холщовых близнецов с полновесными монетами, произведенными более щедрыми на удачу ночами.

Неизвестно, упомянутая ли яркая вспышка сознания Салиха или рвущиеся из его груди звуки, более всего похожие на песнь пьяного муэдзина, были тому причиной, но уже через несколько секунд в комнату быстро вбежали двое заклятых друзей Салиха, не менее уважаемые в Басре мудрецы Баатнур и ад Тахирх по прозвищу «Черный колпак».

Мудр не тот, кто смотрит, а тот, кто видит. Один беглый взгляд на грызущего голыш для чесания пяток Салиха представил их светлым разумам всю ужасную картину происшедшего.

- Надо найти последний мешок, - быстро оценил ситуацию Баатнур.

- Вы правы, уважаемый, и я зауважаю вас еще больше, если вы скажете, как же мы отличим в плодах труда этого не знающего меры жадности стахановца неликвидные монеты? - усмехнулся ад Тахирх и указал на добрый десяток сваленных в углу мешочков.

- Я бы применил здесь скорее слово «нелегитимные», - поморщился Баатнур.

И, не вполне довольные собственными версиями подходящего к случаю слова, оба мудреца насупленно задумались.

- Что вы там себе думаете? - выплевывая застрявшие в зубах голышные крошки, вопросил несколько успокоившийся в результате монотонного пережевывания Салих.

- Для начала нам нужно найти правильный термин, - не обращая внимания на явно вызывающий еврейский акцент Салиха, пробормотал Баатнур.

- А я думаю, что для начала нам надо найти весы, показывающие точный вес в драхмах! - улыбнулся своей неожиданной для столь раннего утра догадке ад Тахирх, - тогда мы сможем узнать, сколько весит каждый мешок.

У нас десять мешочков, в каждом мешочке по двадцать монет, каждая нелега... э-э-э... неправильная монета вместо пяти драхм весит ровно четыре.

- Значит, правильный мешочек весит 100, а нелепый плод моей ошибки, будь он бен ладен, всего 80 драхм. Значит, самый легкий мешочек и будет предметом наших поисков! Мы их всех перевешаем! - с внушающей опасения кровожадной радостью захлопал в ладоши Салих.

- У меня где-то здесь как раз завалялись подходящие весы! - донесся его голос уже из-под лежанки.

Некоторое время друзья довольствовались изучением обтянутого длинной ночной рубахой костлявого зада хозяина дома. Затем из-под лежанки к ногам друзей-мудрецов последовательно вылетели: старые башмаки, треснувший кувшин, костяная фигурка коня, таинственно исчезнувшего с шахматной доски в доме Баатнура еще в прошлом году в самый разгар поединка с Салихом, затем почему-то кружевной черный лифчик внушающего уважение размера... и, наконец, задом наперед показался счастливый Салих, с грохотом выволакивающий на середину комнаты старинные одночашечные весы, столь большие, что они могли бы уместить на себе разом и указать точный вес всех десяти мешочков с монетами.

- Любой, кто заявит, что знает вес слона, лукавит, ибо максимум того, что он может знать, - это сумма весов каждой части этого слона, - ни к селу ни к городу брякнул Баатнур, не найдя по причине необычности ситуации более подходящего афоризма.

- Похоже, однако, что эти весы перевешали за свою жизнь всех слонов армии Ганнибала в их полной боевой экипировке и давно уже надорвались на своей неблагодарной работе, - после критического осмотра заключил ад Тахирх.

- Что-то мне подсказывает, что еще твой дед, Салих, обвешивал на этих весах моего деда, когда тот покупал у него хорезмские пряники для внука... - поддержал приятеля Баатнур. - Впрочем, если ты не будешь по примеру деда придерживать чашу пальцем, то на одно точное взвешивание их, пожалуй, что хватит.

- Вот именно, что только на одно. Осталось лишь придумать, как отличить нужный мешочек с первого раза, за одно-единственное взвешивание, - медленно поглаживая жидкую бородку, закончил постановку задачи Салих.

Мудрецы насупились пуще прежнего и засопели, что всегда показывало высшую степень накала их соревновательной задумчивости...

***

К обоюдному удовольствию и экзаменатора, и Пети последний попыхтел, но справился с необычной задачкой.

Однако оставалось невыполненным одно условие, о котором интервьюер по-честному предупредил Петю еще в начале беседы. Их банку требовался не просто служащий, а специалист в отдел ценных бумаг с опытом работы.

За исключением последнего случая, когда единственным препятствием оказалось отсутствие у Пети опыта работы с ценными бумагами, результатом испытаний каждый раз становилось молчание, несмотря на то, что интервьюеры в один голос уверяли Петю в том, что они незамедлительно сообщат ему о своем решении. Приходилось звонить самому по контактным телефонам. И всякий раз на звонок отвечал человек, не имевший отношения к процедуре отбора, уполномоченный лишь сообщить о том, что претенденту отказано. Выяснить причины и подробности при этом не представлялось возможным из-за хронической занятости компетентных лиц. Впрочем, однажды Петя таки получил объяснение отказа:

- В данный момент в банке нет ни одной вакансии, - сказал строгий голос кадровика.

- Но зачем в таком случае вы рассматривали мое резюме и приглашали меня на собеседование?

- Я не собираюсь обсуждать с вами методы нашей работы. Всего доброго.

Результат недельных поисков - семь попыток, столько же отказов и необъяснимое молчание Семенова. На звонки Пети постоянно отвечала секретарь, и каждый раз профессор оказывался где-то за пределами офиса. Судя по всему, ему выпала напряженная неделя плавно переходящих друг в друга совещаний, командировок и прочих мероприятий. Дозвониться удалось только в пятницу вечером. «Фаерволл» в лице секретарши отсутствовал, видимо, по причине окончания рабочего дня, и Петя наконец услышал голос Семенова.

- Слушаю вас.

- Василий Никитович, это Беликов. Простите, что поздно, но я вам всю неделю не мог дозвониться...

- Да-да, напряженная неделя... очень...

- У меня тоже, Василий Никитович. Я по вашему совету разослал резюме и обошел кучу мест, но результат...

- Думаю, результат мне известен, - сухо перебил его Семенов. - Признаюсь, что мой совет был неудачен, однако вы сами в том повинны, Беликов.

Вы ввели меня в заблуждение, не сообщив истинных причин вашего ухода из «СаксесБанка». Я ценю вас как специалиста, но это не дает вам права на подобное поведение по отношению к своим руководителям и оскорбление коллег. Я даже не знаю, как расценивать ваши действия. Это не мальчишество, а нечто иное... очень неприятное. Это безответственный поступок, чем бы он ни был мотивирован! Простите, но не могу скрыть от вас - мне было напомнено, что именно я выступал своего рода гарантом при вашем трудоустройстве. Черт возьми, голубчик! Вы поставили меня в весьма неудобное положение. Ваш... то есть уже не ваш... «СаксесБанк» выступает в качестве партнера нашего банка в одном крупном проекте... причем в качестве старшего партнера... Вы извините меня, я понимаю, что вы сейчас оказались в еще более, э-э... затруднительном положении, - предыдущей тирадой старик явно свалил с плеч гнетущую ношу и теперь его голос приобрел более привычную мягкость, - но поймите меня правильно...

- Я понимаю, извините меня, Василий Никитович, - горло внезапно пересохло, и Петя закашлялся.

- Вы должны были хотя бы предупредить меня! Мы бы придумали какой-нибудь иной способ. Вы же взрослый человек, разве вы не понимали, что те, кто рассматривал ваше резюме, наведут справки по последнему месту работы и получат... ну вы сами понимаете, какую характеристику вам там давали. Вы уж простите старика, что сгоряча озвучил ее в начале нашего разговора.

Остаток разговора (довольно незначительный по времени и по смыслу) Петя лишь потерянно угукал в трубку, соглашаясь, - да-да, ни в коем случае не стоит опускать рук; необходимо верить в себя и не терять надежды.

Приходилось признать, что советское «телефонное право» в решении кадровых вопросов легко приспособилось к капиталистическим реалиям и прекрасно уживается с западными методиками подбора персонала.

***

- Трубку не берет, дверь не открывает... - с ворчанием втиснулся в дверь грузный Серега и прямо с порога протянул Пете компьютерный компакт-диск и упаковку пива. - Это вставляй в компьютер, а это в холодильник, да смотри не перепутай. Я тебе девочка что ли, под окнами тебя караулить Я записочки писать? Договаривались же! С конференции из-за тебя сбежал...

Серега наконец вышел из узкого коридора на оперативный простор комнаты и моментально замолчал, внимательно рассматривая Петю. «Остап долго, с удивлением, рассматривал измочаленную фигуру Ипполита Матвеевича», - продекламировал внутренний голос.

- Ну и видон у тебя... Мозги не пропил еще, надеюсь? А главное, чтоб ноутбук твой цел был. Сейчас будем из тебя трейдера делать.

- Я не пил, - мрачно ответил Петя, отступая вглубь коридора под энергичным напором гостя.

- Тем более! Когда крыша едет «на сухую» - еще хуже. Так до психушки даже ближе, - обнадежил Серега. - Значит, пиво не будешь?

- Буду.

- Что и требовалось доказать! Ладно, включай «бук», времени мало - скоро торги закончатся.

Петя вспомнил, что какое-то время назад (когда он еще отвечал на звонки... черт, какое же все-таки сегодня число-то?) он действительно общался по телефону с Серегой - тот позвонил, чтобы по-дружески осведомиться о результатах собеседований. Дело было еще до потрясшего Петю разговора с Семеновым, и потому воспоминания о Серегином звонке затерлись более эмоционально насыщенным событием. Только теперь Петя постепенно вспоминал, как подробно пересказывал приятелю все перипетии своего последнего интервью с понравившемся ему не кадровым профессионалом, искавшим специалиста в отдел ценных бумаг. Серега выслушал информацию и, перезвонив через пару часов, с присущим ему энтузиазмом принялся развивать идею создания из Пети биржевого трейдера, так сказать, по собственному образу и подобию.

- Да не мое это! Не разбираюсь я в твоих ценных бумагах, обреченно упирался Петя.

- Если не разбираешься, откуда знаешь, что не твое? Попробуй, тогда и говори. Чего ты тупишь-то? Они ж тебе сказали, что ты им подходишь в принципе, и тебе там понравилось, сам же сказал.

- Им опыт работы нужен. Не банковский, биржевой.

- Будет тебе опыт!

- Своим, что ли, поделишься?

- Своим - само собой, но этого мало. Нужен официальный документ, и я знаю, где тебе его надыбать. Тут одна контора эксперимент проводит - набирает трейдеров без опыта по результатам участия в виртуальных торгах.

- Как это?

- Очень просто. Любой желающий может принять участие в Интернет-конкурсе. В течение месяца все участники торгуют на бирже в условиях, приближенных к боевым. То есть по настоящим котировкам, но на виртуальные деньги. Как на тренажере. Потом десять человек, показавших лучшие результаты, принимают на реальную работу, усек? Правда, по сути это все фигня, потому что любые результаты торговли за месяц не могут подтверждать способность победителей обеспечить стабильную доходность. Такие сроки толкают участников на совершение сделок в режиме интрадей-трейдинга, то есть на чистые спекуляции - типа, утром купил, через час, а то и быстрее, продал, и так хоть по сотне сделок за день. Иначе высокую доходность за такое короткое время не показать. Но они там решили обкатать возникшую у кого-то из руководства идею-фикс о том, что при правильной ротации кадров всегда можно набрать спекулей, которые будут на определенном этапе превосходить среднерыночные показатели доходности и в клюве нести полученную прибыль хозяину. Работа, которую они дают победителям, - это что-то вроде второго этапа конкурса, точнее сказать, испытательный срок. Деньги для трейдинга будут уже реальные и зарплату начнут платить невеликую - пятьсот долларов, но все-таки на скромное существование хватит. Да, в виде премии они еще пятнадцать процентов от заработанной прибыли обещают. Но при отрицательных результатах тут же получаешь под зад волшебный пендель.

- Что-то я не очень понял, зачем им все это надо?

- Да чего ж тут непонятного? Это же отличный способ найти себе готовых специалистов, да еще и дешевых, потому как сытые профи в этот конкурс не полезут. Эдакий конкурс «Ау, мы ищем таланты» с применением Интернет-технологий. В общей массе всегда найдутся лучшие. Те, кто выживет в условиях жесткой конкуренции со стороны рынка и других кандидатов, получают постоянную хорошо оплачиваемую работу. Так что это тоже вариант. Но даже если с постоянной работой там не получится, опыт тебе будет обеспечен. Короче, просыпайся, увалень, финансы ждать не будут.

- Угу, а может, я лучше на пианино сыграю? Рахманинова. Хочешь?

- Чего это вдруг?

- А того это, что на пианино я хотя бы в детстве, хотя бы год играл, а про биржу имею лишь общие представления из курса экономики. Значит, мои шансы выиграть твой конкурс биржевиков и конкурс Чайковского одинаковы и равны нулю.

- Слушай, а ведь это идея! Сколько пианисты зарабатывают, не знаешь? - Серега зашелся в притворном восторге. - Но вообще-то ты, Михалыч, не прав. На самом деле шансы ни фига не равны. Потому как в жюри у твоих пианистов я никого не знаю, а вот благодаря моим знакомствам в биржевом мире победа тебе уже обеспечена.

- А по-моему, кто-то, не будем показывать пальцем, совсем недавно утверждал, что устроится трейдером только по знакомству невозможно. Мол, профессия у вас, как у минеров, мол, рынок не прощает ошибок, и ни один хозяин не захочет терпеть убытки из-за блатного идиота.

- А я от своих слов и не отказываюсь. Я ведь тебе не место трейдера обещаю, а победу в отборочном конкурсе, сечешь разницу? Эти брокеры-экспериментаторы заказали организацию и проведение состязания трейдеров всея Руси одной Интернет-компании, и на твое счастье в этой самой компании у меня как раз оказались хорошие знакомые. Дальше, надеюсь, понятно? Но упаси тебя Бог хоть кому-нибудь потом рассказывать, как ты на самом деле попал в десятку лучших. Так что, Шура, жарьте рыбу!

- Какую еще рыбу?

- Анекдот такой есть: «Шура, жарьте рыбу! - Так нет же рыбы! - Вы жарьте, рыба будет!», - хохотнул Серега. - В общем, на конкурс я тебя уже зарегистрировал, в понедельник к тебе забегу, проведем практические занятия, чтоб ты меня потом не опозорил... Хотя, ты еще подумай на досуге, может все-таки в пианисты, а? - Серега явно пребывал в веселом настроении.

- Ну, приходи, - обреченно буркнул Петя, не столько соглашаясь с предложенным планом, сколько для того, чтобы отделаться от так не подходящей к его собственному настроению жизнерадостности приятеля.

Пока Петя пытался восстановить в памяти, как же он умудрился повестись на такую авантюру, Серега с бутылкой пива в левой руке и компьютерной «мышкой» в правой уже увлеченно выводил на экран Петиного ноутбука какие-то жуткие таблицы.

- Так, значит, сегодня понедельник, - голос Пети осип от долгого отсутствия разговорной практики.

Это произнесенное вслух логическое умозаключение заставило Серегу отвлечься от компьютера и снова внимательно осмотреть Петю.

- Не пил, значит... ну-ну, - он протянул Пете бутылку пива и похлопал по сиденью стула рядом с собой, предлагая приятелю тоже сесть перед компьютером. - Шутки в сторону, Михалыч, включай мозги! Я тут пока все настрою, а ты мне расскажи, что ты знаешь о фондовом рынке вообще и о российском его сегменте в частности. Надеюсь, хотя бы про акции ты в своем институте слышал?

- Акция - это ценная бумага, удостоверяющая право собственности владельца на часть капитала акционерного общества.

- Красиво излагаешь, - оценил Серега, - только давай сразу перейдем от теории в более практическую плоскость использования всех ценностей этих ценных бумаг. Вот, например, какие виды акций ты знаешь?

- Обыкновенные, привилегированные, конвертир...

- Стоп! Для наших целей первых двух вполне хватит. Чем они отличаются?

- В отличие от обыкновенных акционеров, владельцы привилегированных не имеют права голоса на собраниях акционерного общества по большинству вопросов.

- Это опять теория. А по цене? На бирже торгуются оба вида акций одного и того же АО, какие из них, по-твоему, стоят дороже?

- Хм, не знаю. С одной стороны, именно обыкновенные дают право собственности на часть капитала компании, а с другой, на дивиденды по привилегированным ежегодно выделяется как минимум десять процентов прибыли... А правда, какие дороже?

- Обычные дороже. Но в зависимости от компании различие в ценах ее обычных и привилегированных акций сильно варьируется. Даже для «голубых фишек» разница в цене «обычки» и «префов» может быть и двадцать, и пятьдесят процентов. Кстати, ты прав, - хотя закон соблюдают не все, но все-таки дивиденды по «префам» обычно значительно выше, чем по обычным акциям. По «префам» «дивы» могут быть и в десять раз выше, не говоря уж о том, что при желании совета директоров дивиденды на обычные акции могут и вовсе не выплачиваться. Поэтому с приближением отсечки дисконт между ценами этих бумаг сокращается, и цена «префов» приближается к цене обыкновенных акций.

- Что еще за «отсечка»?

- О! Это весьма важная для трейдинга штука. «Датой отсечки» называют день, когда происходит закрытие реестра акционеров в Целях составления списка участников общего собрания. Собрания происходят в пределах двух месяцев после этой даты, но владельцами акций, а значит и теми, кто имеет право на получение дивидендов в принятом на этом собрании размере, считаются исключительно инвесторы, попавшие в реестр на момент его закрытия. Например, годовое собрание акционерного общества назначается на 15 июня 2004 года, дата закрытия реестра - «отсечка» - 20 апреля. На собрании предполагается принять решение о выплате дивидендов за предыдущий 2003 год. Кто их получит? Скажем, один инвестор держал акции этой компании весь 2003 год и продал их тебе на бирже 19 апреля. Ты, в свою очередь, в 2003 году даже не смотрел в сторону этих акций и, купив их впервые 19 апреля, 21 апреля уже от них избавился. В итоге двухдневного (или даже однодневного) обладания акциями в момент «отсечки» именно ты, а не прошлый владелец, получаешь право поиметь «дивы» за весь 2003 год в полном объеме!

- Странно это как то...

- Нормально, поскольку акции постоянно переходят из рук в руки, без установления «отсечки» все равно не обойтись. Тем более что все «несправедливости» такого подхода выравниваются с помощью цены. Как я уже сказал, цена акций, особенно «префов», по которым ожидаются более высокие выплаты, перед «отсечкой» растет «под дивы». Соответственно, тот, кто продает акции в этот момент, получает соответствующую премию в цене продажи за счет потери возможности получить дивиденды. А на следующее утро после «отсечки» цена акций падает, как правило, как раз на величину ожидаемых «дивов». Так что справедливое рыночное равновесие сохраняется.

***

Оказалось, что работать с терминалом действительно не так уж и сложно, хотя поначалу мельтешение цифр, да еще и подсвеченных разными цветами, создавало ощущение интеллектуально непрошибаемой стены.

- Сейчас-сейчас, - суетился Серега, протягивая руку из-за спины Пети и орудуя «мышкой», - замедлим малость процесс, и сразу все поймешь...

После нескольких щелчков цифры на экране, наконец, замерли, и Петя, удивившийся было наличию волшебной возможности уменьшать интенсивность биржевых торгов, понял, что Серега всего лишь увеличил время обновления биржевых цен - котировок. Теперь цифры менялись не ежесекундно, а раз в минуту, отражая все произошедшие за это время изменения. Происходящее на экране действительно начало приобретать смысл.

Все данные были разбиты на несколько таблиц. В самой большой из них Петя разглядел знакомые названия компаний: «ЛУКОЙЛ», РАО ЕЭС, «Сбербанк», ЮКОС и т.п. Рядом с каждым названием в шесть колонок шли цифры, которые, судя по заголовкам таблицы, представляли собой различные цены акций каждого из перечисленных предприятий.

- Вот смотри, в первой колонке «биды» - это лучшая цена, по которой прямо сейчас можно эти акции продать, - цена спроса. Вторая колонка, «аски», - наименьшая цена, по которой эти же акции сейчас продают, - цена предложения. Как в обменнике, короче, - покупка-продажа, разница между этими ценами называется спрэд, понял?

- Не дурак, - огрызнулся Петя и решил сфокусировать взгляд на одной из строчек. - А в третьей что? Разноцветное...

- Это цена, по которой прошла последняя сделка. Цены спроса и предложения, само собой, разные, так что если продавцы и покупцы будут держаться своих заявок, сделок не будет. Могут хоть месяц так стоять выжидать, пока или продавец не отдаст бумажки по цене спроса, или покупец не смирится с ценой продавца. Тогда происходит сделка. Если цена последней сделки по этим акциям выше предыдущей, она отражается зеленым цветом, если наоборот - красным... Во! Смотри «быки» в РАО поперли!.. Про биржевых «быков» и «медведей» слыхал, надеюсь?

- «Быки» играют на повышение, а «медведи» на понижение... Ты хочешь сказать, что из-за того, что цена РАО поднялась на десять копеек, кто-то крупно наварился?

- Ну, сам прикинь. Во-первых, на бирже торгуют лотами, а не штуками. В лоте РАО сто акций, значит один лот сейчас подорожал на десять рублей. Тысяча лотов - десять тысяч рублей, неплохо за пятнадцать минут? Другими словами, купив пятнадцать минут назад «райку», мы бы с тобой сейчас поимели 1,4 % прибыли. Сколько там процентов сейчас банки за год платят, а?

- Не знаю. И еще я не понял, какую такую Райку мы бы поимели?

- Скорее она тебя еще не раз поимеет. «Райкой» трейдеры любовно называют акции РАО ЕЭС. «ЛУКОЙЛ» - «лук», или «лучок», «Ростелеком» - «тело», «Мосэнерго» - «моська», и т.д. и т.п.

- Но как я могу продать бумаги уже через пятнадцать минут после покупки? Я ведь их не успею даже получить.

- Ты вроде в экономическом учился, а задаешь дилетантские вопросы, - хмыкнул Серега. - В каком виде ты хотел бы получить купленные бумаги, на тарелочке? Или в коробочке с голубым бантиком?

- Опять дурака из меня делаешь? Я знаю, что бумажными сертификатами никто давно не пользуется. Акции существуют только в виде электронных записей в реестре акционеров. Эти записи и являются доказательством наличия права собственности владельцев на определенное количество акций. При необходимости можно получить и подтверждающий этот факт бумажный документ, называемый выпиской из реестра акционеров, правильно?

- Фух! Все верно. А я уж было испугался, что процесс твоего обучения может сильно затянуться.

- Но как можно провести всю процедуру переоформления права собственности с продавца на покупателя за пятнадцать минут?

- Ты прав, черт возьми! Нельзя, никак нельзя... все пропало, мы не сможем торговать! И что же нам теперь делать, а? - дурашливо забеспокоился Серега. Петя терпеливо дал ему возможность закончить репризу. - ...Эврика! Не надо по каждой сделке вносить изменения в реестр! Ни за пятнадцать минут, ни за пять. По крайней мере, никто не заморачивается по этому поводу, пока идет торговая сессия. Все взаимозачеты, или, иными словами, процесс клиринга, происходит по окончании торгов. Благодаря предварительному депонированию ценных бумаг и денег, а также быстродействию современных компьютеров, в принципе ты можешь продавать акции уже через секунду после покупки.

Ладно, дальше смотри, - голос Сереги приобрел учительские интонации. - Следующая колонка - это цена, по которой сегодня прошла первая сделка. Ее называют ценой открытия. Соответственно, существует и цена закрытия торгов. В качестве иллюстрации к данной теме привожу профессиональный анекдот. «Бухают два трейдера. Долго бухают, ночь уже на дворе. Один смотрит в темноту за окном и говорит: "Метро, небось, уже закрылось". Второй: "Наверняка... интересно, почем?"» Привыкай к трейдерскому юмору, без него в нашей работе никак.

Так, вернемся к нашим баранам. Хотя баранов на рынке нет, зато есть «свиньи». Это игроки, которые мечутся между «быками» и «медведями» без четкой стратегии. Из-за этого они не поспевают ни за теми, ни за другими, и в результате попадают под нож...

М-да, опять отвлекся. Итак, затем в таблице идут максимальная и минимальная цена бумажки за день. Дальше в колонках показаны текущие: объем торгов в количестве бумаг, оборот в деньгах и количество сделок. Вот и все. Ну, въехал?

- Пока все понятно. В этом списке что, все акции, которые на бирже торгуются?

- Нет, конечно. Можно сделать и все, но они тебе ни в экран, ни в башку не влезут. В настройках подключаешь те бумаги, за которыми хочешь следить. Вообще их сотни котируются, но по некоторым сделки проходят раз в год, а то и реже. Так что я тебе пока только «голубые фишки» настроил. Это бумаги, по которым обычно идет наибольший торговый оборот. Кстати, - Серега ткнул пальцем в опустошенную пачку «Чи-тос», - иногда такие акции называют не только «фишками», но и «чипсами».

- Тогда надо полагать, что и пиво на бирже имеется?

А то! Вон видишь, в списке эмитентов - «Балтика». Можешь купить себе пару ящиков, в смысле лотов. Летом их акции хорошо торгуются.

Серега вскрыл очередную бутылку и сделал затяжной глоток.

- А чем определяется популярность акций у трейдеров? Я смотрю, тут такие дикие перекосы. РАО ЕЭС уже под два миллиарда за день наторговали, а по Сургуту объемы в сто раз меньше.

- Сказываются предпочтения спекулянтов, которые одни и те же бумажки по сто раз на дню туда-сюда по рынку гоняют. Ну и, конечно, «фри флоат» большое значение имеет. Это доля акций компании, которая находится в свободном рыночном обращении. Если практически все выпущенные акции осели на руках у тех, кто не собирается с ними расставаться, значит, на рынке их очень мало. Серьезным покупателям они тоже не очень интересны, раз торгуй - не торгуй, а крупный пакет на рынке все равно не соберешь. Вот так ликвидность и падает. А вот теми бумагами, которых в свободном обращении много, торгуют с удовольствием и спекули, и инвесторы.

Так, с инструментами разобрались. Следующая таблица - это твой портфель. Сейчас он, естественно, пустой. Все, что ты купишь, будет отражаться здесь. Название акций, текущая их цена, цена твоей покупки, количество, стоимость, процент дохода. Остаток твоих денег и общая доходность по всему портфелю тоже тут. Видишь, сейчас у тебя на счете сто тысяч виртуальных рублей. Это начальная сумма для всех участников конкурсного отбора. Доходность, соответственно, ноль. Каждая заработанная тысяча даст один процент к доходности. Потерянная тысяча - минус один процент доходности. Именно по этому параметру определяют победителей.

- А как покупать-то?

- Жмакай на название любой бумаги, вон хоть уже полюбившуюся тебе РАО ЕЭС, - появится специальная форма заявки... Вот. Тут пишешь, сколько хочешь купить лотов. Дальше выбираешь: можешь купить «по рынку», то есть по лучшей цене продажи на данный момент, или вписываешь собственную цену, которая тебя устраивает. В первом случае заявка выполнится сразу. Во втором она ставится в очередь и будет там стоять, пока не появится встречное предложение по твоей цене или пока заявка не отменится по твоему желанию либо в связи с истечением времени ее действия. То же самое при продаже.

- То есть я могу накупить бумаг, потом подать заявку на их продажу по цене на десять процентов выше и идти курить?

- Именно так! Если найдутся дураки или умники купить эти бумажки по твоей цене, заявка выполнится независимо от того, пялишься ты при этом в монитор или выключил комп и уехал в Житомир.

- Круто! А если я приехал из Житомира, а мои бумажки уже на двадцать процентов подешевели?

- Так бы оно и было, поверь мне! Но у тебя есть замечательный друг, который сейчас научит тебя ставить стоп-лосс!

Это как бы аварийный выход. Допустим, покупаешь ты «райку» по текущей цене 7,24 рубля. И, уезжая в свой Житомир, ставишь две следующие заявки. Первая, называемая в народе тэйк-профит, то есть снятие дохода, выглядит так: «продать, если цена поднимется до 7,96» (что и составит плюс десять процентов к цене твоей покупки). Вторая - стоп-лосс, то есть остановка потерь. Поскольку с техническим анализом ты пока не знаком и про уровни поддержки и сопротивления ничего не знаешь, то просто решаешь, что не можешь позволить себе потерять на этой сделке больше двух процентов. В итоге вторая заявка будет выглядеть так: «продать, если цена опустится ниже 7,10». Она нужна, чтобы не потерять денег больше, чем запланировано, в случае дальнейшего падения цены, или, говоря языком трейдеров, - чтобы «не откармливать лосей», опять же от английского loss - потери.

- Веселый народ твои трейдеры... А что, если сначала цена Упадет до 7,09, а потом поднимется до 7,96?

- Тогда на отметке 7,099 сработает твоя вторая заявка, и ты останешься без акций. Насколько они вырастут после этого момента, уже совершенно неважно, потому что, образно говоря, тебя выкинули из поезда, весело несущего более рискованных игроков к станции «Капиталистическое счастье».

Хотя в принципе к этим двум ты можешь понаставить еще кучу условных заявок, описывающих сценарий самостоятельных действий торговой системы (то есть действий в твое отсутствие за компьютером) в зависимости от рыночной ситуации. Например, третья заявка может выглядеть так: «купить по 6,99». Тогда, если после того, как на отметке 7,09 ты с убытком продал купленные по 7,24 бумаги, цена пошла еще ниже и дошла до 6,99, сработает третья заявка, и ты снова откроешь длинную позицию, то есть затаришься акциями. При этом твоя первая заявка на продажу по 7,96 все еще будет действовать. Но если «дно» падения «райки» окажется хотя бы на пипс выше заказанных в третьей заявке 6,99 рублей, ты все-таки окажешься в пролете.

- Пипс - это копейка что ли?

- Необязательно. Пипс, или пункт, - это минимально возможный шаг изменения биржевой цены. Для дорогих акций, типа «ЛУКОЙЛА», пипс действительно равен копейке, а для более дешевых - одной десятой копейки. Видишь, сейчас цена РАО 7,237 рубля. Третий знак после запятой - это пипсы.

В общем, сейчас главное, чтобы ты понял принцип: заявок можно понаставить хоть сто штук, лишь бы в них была логика и они были подкреплены соответствующим количеством бумаг и денег на твоем брокерском счете.

- Значит, любой человек, имеющий Интернет и вот такую программу, может посылать заявки на биржу и торговать акциями?

- В принципе да. Но, во-первых, все заявки трейдеров идут не прямо на биржу, а на сервер брокера, через которого они торгуют. Сервер брокера проверяет, есть ли у тебя на счете деньги и бумаги для выполнения поданной заявки. Если все о'кей, твоя заявка идет дальше - на биржу, но уже от имени зарегистрированного там брокера. Отсюда вытекает «во-вторых». Ты должен иметь договор с брокером, который откроет тебе счет. Вносишь на него деньги и получаешь от процесса интернет-трейдинга хоть прибыль, хоть чистое удовольствие.

Но это сценарий для «физиков», в смысле - частных инвесторов. Ты же у нас будешь работать на контору, то есть на самого брокера, и управлять не своими, а чужими деньгами.

- Значит, брокер может сам торговать на деньги клиентов?

- Только в том случае, если клиент об этом попросит, то есть отдаст свои капиталы в доверительное управление. Есть, Михалыч, люди, у которых денег много, а времени или желания следить за рынком нет совсем. Народ, что попроще, в ПИФы потянулся, ну а те, кто побогаче, сам понимаешь, толпой не ходят, им индивидуальный подход подавай. «Юрики», юридические лица то есть, тоже не брезгуют свободные средства вложить на время. Фондовый рынок - это, брат, выгодно и модно. Да и «физики» не отстают. Я ж тебе уже говорил: в этом году даже наши ретроградные клиенты в сто раз объемы на ценные бумаги подняли! И вкладывают во все подряд, хоть во «второй эшелон», хоть в третий.

Короче, я не знаю, чьими «бабками» ты там будешь управлять, явно не клиентскими, потому как для этого нужны соответствующие сертификаты ФСФР, но деньги у тебя в распоряжении будут, и какая разница, откуда они возьмутся? Фактически твоя работа ничем не будет отличаться от того, чем занимается на рынке частный инвестор. Разве что брокерскую комиссию платить не придется, и деньги не свои, а чужие. Кинут тебе на счет «бабла», и крутись, прибыль обеспечивай, но опять же не себе...

Только, я тебя умоляю, осторожно! Все гораздо сложнее, Чем кажется. Я тебе помогу выиграть виртуальный конкурс, но повлиять на твою доходность при реальных торгах, сам понимаешь, смогу разве что советом. Так что не рискуй! Снял два процента прибыли и сиди, радуйся. Если осенила инвестиционная идея, лучше мне сначала позвони или пойди окна помой. В первое время у всех руки чешутся поторговать, да так чтоб на всю катушку, да еще и с «плечами». Сейчас твоя основная задача вернуться в социум, получить работу и иметь как минимум обещанные пятьсот баксов в месяц, чтоб с голоду не подохнуть. Во-вторых, ты получаешь какую-никакую запись в резюме о наличии опыта работы трейдером. Отделы ценных бумаг сейчас расширяют, да и конкуренция на этом направлении не настолько велика. Опять же последним местом работы, где будут наводить о тебе справки «кадровики», будет уже не наша контора. Как думаешь, какую рекомендацию тебе выдаст Кис-Кис, если ему позвонят, как бывшему руководителю, чтобы навести о тебе справки? То-то же.

- Слушаюсь, папочка! Кончай нотации. Давай дальше показывай.

- Ага, зацепило, значит! Ладно, неси еще пива, потому что сейчас я тебе расскажу про «стакан».

Вернувшись с бутылками, Петя обнаружил на экране новую чудную таблицу с двумя столбцами, разделенную пополам горизонтальной строкой с надписью EESR. В правой колонке Петя опознал уже знакомые цены на акции РАО ЕЭС, отсортированные сверху вниз по убыванию. Цифры в левой колонке никакой логической идентификации не поддавались.

- Что это?

- Это, Михалыч, и есть «стакан» котировок. Правда, демонстрационный. Настоящего счета у тебя пока нет, а значит, и залить свои биржевые заявки в реальный «стакан» ты в принципе не можешь, но в целях пущей достоверности разработчики софта для конкурса предусмотрели возможность видеть свои виртуальные заявки среди реальных котировок, за что им большой респект. В «Тетрис» играл? Вот и тут типа того. В «стакане» показаны по десять лучших на данный момент заявок на продажу и покупку интересующих тебя акций. В правой колонке цена заявок, а в левой - общее количество лотов, которые хотят продать или купить по этой цене.

- А как узнать, продать их хотят или купить?

- Очень просто! Десять строчек сверху - это продажа. Видишь, цена в верхней строке самая высокая, потом она уменьшается и в десятой сверху строчке, прямо над тиккером, стоит лучшая цена на продажу, которую ты уже видел в другой таблице, узнаешь?

- Прямо над чем?

- Над тиккером. Это сокращенное биржевое название ценной бумаги. Для РАО ЕЭС - это EESR, для «ЛУКОЙЛа» - LKOH, , Ростелеком» - RTKM и т. п.

- Знаешь, по-моему, в этом вашем трейдинге слишком до фига антуража. Из того, что ты мне тут показываешь, следует, что торги - они и есть торги, хоть петрушкой торгуй, хоть акциями...

- Петрушкой, говоришь? - с хитрецой в голосе переспросил Серега. - Ну, не скажи. Если петрушкой будет торговать бывший фондовый трейдер, его всегда можно отличить. Потому что у него будет две цены: на продажу и на покупку.

- Ага. Опять трейдерский юмор. Смешно, - прокомментировал Петя и продолжил: - Я пятнадцать минут посидел и уже вижу, что вся ваша трейдерская кастовость - результат того, что вы начальству мозги хорошо пропиарили, так что они боятся в вашу кухню лезть. Один хочет продать подороже, другой - купить подешевле, вот и вся наука. Все остальное - навороты. «Быки», «медведи», тиккеры, блин...

- Ага-ага. А вот скажи, раз уж тебя потянуло поговорить о философии явления, «быки» - они кто? Покупатели или продавцы?

- Ну, раз играют на повышение, значит покупатели.

- А где ты видал, чтобы покупатели петрушки желали повышения цены?

- Ой, ладно, больную башку морочить мне будешь! Давай Дальше, только попроще. Что-то не въехал я про твой «стакан».

- Угу, сразу видно, что твои хваленые аналитические способности талантом считать нельзя, поскольку талант, как известно, не пропьешь, а вот в твоем случае, приди я еще на недельку попозже...

- Да задрал ты уже. Я тебе не Оленька, а ты не Кис-Кис, так что хорош мне мозги... компостировать!

- Михалыч, у тебя есть один серьезный недостаток, - вполне серьезно заявил Серега, - ты сам красиво сказать любишь, а другим не даешь. Твою эскападу про пробку в Оленькиной голове весь наш банк сейчас цитирует, а я всего лишь хотел сделать маленькое замечание о диалектике рыночных отношений, так ты сразу - «задрал».

- Тебя заткнешь, как же! Делай давай свое замечание, только постарайся полаконичнее, если уж тебе и впрямь лавры моей афористичности покоя не дают.

- Весьма вам признателен за предоставленную возможность, - дурашливо раскланялся уже изрядно хмельной Серега, помахивая очередной бутылкой пива. - Ты сейчас записывай, а поймешь потом. Так вот. Нет на рынке никаких «быков» или «медведей». Ибо из общепринятого мнения, утверждающего, что «быки» хотят купить подешевле, чтобы продать подороже, следует, что «быкам» выгодна низкая цена, иначе как можно «купить подешевле»? Но часть «быков» уже затарилась бумагами, и им нужно, чтобы цена росла. Выходит, «быки» играют против «быков» - нонсенс! С «медведями» такая же фигня. И никакая диалектика эту фигню не оправдывает, поскольку общепринятая на бирже зоологическая классификация в корне ошибочна. На самом деле жесткого разделения нет. Если ты вложил деньги в акции - ты «бык», но только до тех пор, пока не продашь свои бумажки. Даже если при этом ты не открываешь «коротких» позиций, тебе все равно не резон желать дальнейшего роста цен. А значит, ты уже «медведь». Ты прав, старик! Зоопарк на рынке - это антураж. Суть в том, что каждый трейдер, набравший портфель бумаг, мечтает их прибыльно продать, а каждый сидящий «в деньгах», мечтает совершить выгодную покупку. Вот! Это я сам придумал.

- Браво! Но где-то я нечто похожее уже читал. Кажется, у Ильфа с Петровым. Теперь давай так же доходчиво про «стакан».

- Про «стакан», как я уже сказал, объяснять лучше всего на примере... Так, в РАО не протолкнуться, а вот в «моське», ну, то есть в «Мосэнерго», будет нагляднее. - Серега пощелкал мышкой и на экране появилась еще одна табличка, похожая на предыдущую, но с другими цифрами, в центре ее на этот раз было написано MSNG. - Итак, сейчас мы с тобой выставим заявку на покупку акций «Мосэнерго». Давай сам, тренируйся.

Петя щелкнул мышкой на строке с названием «Мосэнерго», появилась уже знакомая форма для подачи заявки.

- Так, чтобы было нагляднее, давай напишем, что хотим курить сто одиннадцать лотов, - командовал Серега. - Теперь цена, - Серега посмотрел в таблицу-«стакан», - видишь, выше 2,601 идет сразу 2,605? Выбирай в форме заявки, что цена фиксированная, и пиши «2,602». Так, ждем обновления котировок и крэкс-фэкс-пэкс!

Цифры в таблицах в очередной раз обновились. Изменились они и в «стакане» «Мосэнерго» - строчки передернулись, преобразившись практически полностью, и одно из изменений сразу бросилось в глаза. В нижней половине «стакана» появилась строка, в левой части которой стояло число «111», а в правой «2,602». Одновременно в ранее пустой таблице с заголовком «Текущие заявки» появилась строка, в которой легко читались все параметры только что установленной Петей заявки.

- Узнаешь? Твоя заявочка попала на биржу, теперь все участники видят, что есть желающий купить сто одиннадцать лотов «Мосэнерго» по 2,602. Лучшая цена спроса сейчас 2,615, а твоя пятая в очереди. Если будут удовлетворены все заявки, стоящие выше в очереди спроса, то есть с более высокой ценой, твоя цена станет первой. То же самое и в случае продажи, - Серега показал курсором на верхнюю половину «стакана», - чем выше цена Заявки продавца, тем дальше она от центральных строк, где вокруг тиккера сходятся лучшие текущие цены - сверху на продажу, снизу на покупку.

Тем временем по экрану пробежала волна очередного обновления. Строка с ценой 2,602 поднялась на одну ступень вверх, но число лотов в первом столбце изменилось со ста одиннадцати до тысячи ста одиннадцати.

- Ой, как славно! - обрадовался Серега. - Рынок явно благоволит твоему обучению. Видишь, заявка на покупку по 2,615 выполнилась полностью, более того, есть желающие продавать по этой цене и дальше. Поэтому теперь 2,615 - это уже лучшая цена не покупки, а продажи, а покупают сейчас по 2,613. Твоя цена в результате стала четвертой в очереди, и кто-то по твоей же цене тоже возжелал купить тысячу лотов «Моськи». Цену вы с ним выставили одинаковую - 2,602, а вот количество лотов по ней теперь указано суммарное: твои сто одиннадцать плюс чья-то тысяча, итого тысяча сто одиннадцать. Но первыми начнут покупаться те, что были выставлены раньше. То есть если по цене 2,602 какой-то продавец захочет отдать только сто лотов, то, несмотря на равную цену заявки, достанутся они именно тебе, как первооткрывателю.

А вообще на ММВБ заявки не персонифицируются. Центральный сервер, конечно, знает, где чья заявка, но для всех участников торгов заявки отображаются в суммарном виде. Невозможно определить, ни от какого брокера поступила заявка, ни даже то, добавил ли к твоей цене кто-то сразу тысячу лотов, или тысяча человек выставили по одному лоту. Допив очередную бутылку, Серега засобирался. - Дальше сам пока разбирайся. Через пару дней забегу - проверю домашнее задание.

***

Полки, выделенные книжным магазином для литературы, относящейся к биржевой тематике, пестрели разнообразием обложек. Но, судя по оглавлениям, авторы потратили массу своего и читательского времени на изучение единственного вопроса о том, как следует торговать акциями. Чуть не захлебнувшись в огромном объеме информации, Петя тем не менее попытался рационально подойти к подбору учебного материала. Глядя на обилие иностранных фамилий на обложках, он рассудил, что в первую очередь следует обратить внимание на книги, содержащие описание реалий российского фондового рынка. Кроме того, хотелось, чтобы материал был рассчитан на низкий уровень стартовых познаний читателя в области биржевой торговли и давал как можно больше не теоретических, а практических знаний. Помучившись, Петя в конце концов остановился на книжке под названием «Биржа на кончиках пальцев» и еще одном толстенном томе, обещавшем, судя по аннотации, раскрыть все секреты Эффективного применения в трейдинге фундаментального анализа. Петя интуитивно чувствовал, что ему как аналитику это направление трейдерской мысли будет более близким и понятным. Когда начинаешь учиться чему-нибудь новому, всегда приятно обнаружить, что кое-что из доселе неизвестной науки тебе, оказывается, давно знакомо.

В процессе чтения Петя выяснил, что рынок делится не только на продавцов и покупателей, «быков» и «медведей». Кроме этих символических персонажей там присутствуют спекулянты (они же «интрадейщики» и «пипсоловы») и инвесторы; «технари» и «фундаменталисты», которые, в свою очередь, подразделяются на множество подвидов.

Как он и подозревал изначально, технический анализ показался ему менее привлекательным - начиная с основных идей о том, что рынок в текущих ценах акций уже учитывает все возможные события как происшедшие, так и только предстоящие, а также о том, что будущую динамику цены можно предсказывать на основании ее предыдущих движений, и заканчивая необходимостью строить на графике многочисленные линии средних, осцилляторов, стохастиков и пр. Пете показалось, что «технари» в своем стремлении убежать от анализа скучных и во многом академичных фундаментальных показателей работы компаний, которые стоят за обращающимися на рынке акциями, создали еще более громоздкое учение, запутанное, допускающее разночтения и являющееся в большей степени вещью в себе, чем удобным вспомогательным инструментом.

Даже те выводы «технарей», которые казались логичными и жизнеспособными, на практике давали слишком уж запаздывающие сигналы, скорее констатирующие уже свершившийся факт, нежели заблаговременно дающие прибыльную наводку. Впрочем, Петя осознавал, что его мнение вполне может быть результатом предвзятости аналитика, «фундаменталиста» по образованию и дилетанта в технических вопросах, не желающего потратить время на изучение глубоко запрятанного смысла индикаторов.

Он довольствовался тем, что разобрался хотя бы в том, как следует читать биржевые графики. Даже здесь оказались свои тонкости. То, что по оси X откладывается время, а по оси Y - цена, было интуитивно понятно, но уже даже обозначение этой цены не в виде точки, а в виде бара или свечи заставляло несколько напрячь извилины. Зато оказалось, что эти обозначения имеют свои удобства. Бар, представлявший собой вертикальную черточку с двумя мелкими горизонтальными отростками по бокам, мог характеризовать собой практически любой временной период торгов (минуту, пять, пятнадцать минут, час, день, неделю, месяц) и показывал одновременно цену открытия этого временного периода (отросток слева), максимальную (верхний конец вертикальной черточки) и минимальную (нижний конец вертикальной черточки) цены за рассматриваемый период, а также цену закрытия (правый отросток).

Поверить в полезность волн Элиота и влияние «золотого сечения» на биржевые котировки Пете не позволял врожденный скептицизм. А непоколебимая вера нужна не только для того, чтобы ходить по воде, но и для того, чтобы покупать акции по цене, скорее привлекательной для продажи, после пробития определенного уровня сопротивления.

Гораздо меньший скепсис у Пети вызвал психологический подход к трейдингу. Рекомендации носили скорее описательный характер, но чего еще можно ожидать от психологии. Лекарства, позволяющие изменить человеческую натуру, в аптеке не продаются. Читая психологические пророчества своего будущего поведения на бирже, Петя не испытывал чувства протеста. Он вполне осознавал, что, несмотря ни на какие предупреждения, ему придется пройти через все этапы становления новичков фондового рынка, и был с этим согласен. Если цель каждого нового путника - обогащение, а его проводники - жадность и страх, то стоит ли удивляться тому, что все проходят по одним и тем же ухабам? Удел новичков - пытаться поймать дно и вершину. Не поймав вершину, они остаются в позиции, не желая отдавать дешевле той цены, что была упущена, и, боясь пропустить повторение движения, ждут нового шанса, иногда годами. А имея свободные деньги, новички постоянно стремятся поймать дно. Если же оно оказывается таким зыбким, что начинаешь проваливаться, они укладывают дополнительные деньги уже на новом уровне, показавшемся достаточно прочным, и так до тех пор, пока усиливать открытую позицию становится нечем.

Серега, навещая своего ученика примерно два раза в неделю, с удовлетворением отмечал интенсивный рост уровня его полезной теоретической подготовленности и подпитывал все новыми практическими советами. С каждым новым открытием и с каждым новым успехом на виртуальных торгах Петя все больше ощущал в себе не только готовность, но и потребность в переходе к реальному трейдингу.

<< | >>
Источник: Ильин Виктор Владимирович. Инсайдер. Биржевой триллер / Виктор Ильин. — М. Вершина,2006. - 256 с.. 2006

Еще по теме Задача про монеты:

  1. Глава IДЕНЕЖНАЯ ПОЛИТИКА ЭПОХИ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА
  2. ЧЕРВОНЕЦ
  3. Денежная политика 1924 — 1927 годов
  4. Задача про монеты
  5. 3. 3. Современная денежная система Российской Федерации
  6. Задачи областных (территориального) управлений Нацбанка
  7. § 1. Национальный банк, его цели, задачи, направления деятельности, собственные средства и прибыль
  8. Примеры решения задач
  9. § 1. Национальный банк, его цели, задачи, направления деятельности, собственные средства и прибыль
  10. ГЛАВА XII. ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ ИЗ ИСТОРИИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ И ДЕНЕЖНЫХ ТЕОРИЙ.
  11. Контрольные вопросы, тесты, задачи к теме 7:
  12. Центральный банк России, его задачи, функции, операции. Денежно – кредитная политика Центробанка, ее цели, методы и направления.
  13. Задача и цели центрального банка. Функции центрального банка
  14. Задачи к теме 2: Методический инструментарий финансового менеджмента
  15. 1.Функции и задачи Центробанка и банковской системы.
  16. ТЕСТЫ, ЗАДАЧИ И ПРОБЛЕМНЫЕ СИТУАЦИИ ПО КУРСУ ОБЩЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИ
  17. Основы теории графов
  18. О пріемамъ изученія финансовой науки.
  19. Задачи для самостоятельного решения