<<
>>

Часть 3. No Pasaran!

Периодически повторяющаяся последовательность звуков боулинга умиротворяла. Раз за разом: глухой удар шара о дорожку, удаляющийся гул и итоговый треск разлетающихся кеглей... Развлечение, основанное на загнанной в цивилизованные рамки человеческой страсти к разрушению.
Будь то снежная крепость, песочный замок или миллионы поставленных на ребро «доминошек», после утоления жажды созидания неизменно следует искушение по-садистски медленно сломать, сокрушить, обвалить и насладиться видом руин. Ну, любит человек посмотреть как на творения, так и на вытворения рук своих.

Несмотря на то что со злополучной пятницы прошло уже три дня, разрушительное начало в Пете все еще явно преобладало над созидательным. Сексуальная сцена, которую ему довелось лицезреть в кабинете шефа, все время вставала перед глазами. И хотя в действительности сцена как таковая осталась целомудренно скрытой от его глаз стенкой стола, оставив лишь явные намеки, фантазия живо и в мельчайших подробностях дорисовывала своему хозяину недостающие детали. Тум! Дррр... Хрясь! В очередной раз мысленно представленная картина разлетается вместе с кеглями, словно пазл. Снова «страйк»!

Неудивительно, что Петя уверенно лидировал в боулинг-состязании. Впрочем, и соперники ему достались, несомненно, менее подготовленные. Что Старик, что Абрамов явно не выглядели завсегдатаями боулинга, но зато как раз по этой причине получали истинное наслаждение от игры. Кроме того, они ведь обошли Петю в более серьезном состязании - трейдинге. В результате подаренных Инне процентов прибыли он смог отправиться в ставший традиционным «боулинг для лидеров» лишь с третьего места в общем рейтинге. Да разве его подарок достался Инне?! Подарочные проценты отобрал Шеф, чтобы затем, в понедельник, уже из своих рук снова вручить их девушке - теперь в качестве оплаты за... Тум! Дррр... Хрясь!

В мозгу Пети вслед катящимся по дорожке боулинга шарам прокручивался ролик главных событий прошедшего дня.

Сегодня утром, придя на работу, он увидел на Доске почета то, к чему, собственно, был готов.

Фамилия Результат общий, % Результат last week, % Предупр. Абрамов +5,85 +5,95 1 Путилов +3,14 +2,78 Беликов +2,51 +2,63 1 Шилов +2,40 +0,92 Уваров +0,96 -0,74 Гожин +0,86 +0,74 Якимов +0,54 +0,25 Сауляк +0,09 +0,21 1 Илющенко -2,71 -2,76 1 Шипилов -3,85 -3,44 2

Их с Инной притворная, как выражалась Джейн, сделка чудесным образом избежала аннулирования, оставив девушке возможность задержаться в конторе еще как минимум на неделю. Не измена Инны (о какой измене в данном случае может идти речь?!), а именно тот факт, что он, Петя, в очередной раз своим трудом оплатил сексуальные утехи руководства, бесил его больше всего.

Для остальных членов их коллектива, не подозревавших, каким образом Инна отыграла свои полтора процента убытка, главным событием стал вылет Шипилова. Конечно, взлет Абрамова на первое место с хорошим отрывом от преследователей был не менее значимым, и тоже подлежал в дальнейшем бурному обсуждению, но так уж водится, что в борьбе за человеческое внимание трагичное всегда даст фору удивительному.

Если не считать Якимова, который ушел по собственной инициативе (хотя его фамилия все еще показательно присутствовала в рейтинге, что, видимо, должно было напоминать о том, что контора так и не дала согласия на его увольнение, и отсутствие этого сотрудника на рабочем месте пока квалифицируется как прогулы), Шипилов стал первым, вылетевшим по результатам своей работы. После традиционного оглашения недельных результатов представительной комиссией, состоящей из Шефа и Джейн, ему было объявлено, что руководство не видит в его трейдинге проблесков разумных действий по выходу из кризиса, а посему выносит второе предупреждение, означающее немедленное увольнение. После чего у Шипилова отобрали пропуск и предоставили лишь десять минут на сборы.

Перед уходом из зала Шеф заглянул в отсек Пети.

- Я тут просмотрел распечатку с электронного замка за пятницу.

Не объясните ли мне, зачем вы возвращались в офис после окончания рабочего дня?

«Может быть, он все-таки услышал, как я закрывал его дверь. В том состоянии я вполне мог сделать это недостаточно тихо», - подумал Петя.

- Я... А! Я за телефоном возвращался - забыл на столе, - быстро соврал он первое, что пришло в голову, и тут же поймал себя на том, что идея сказать правду обошла его мозг за километр.

Ложь была не только неубедительной, но и легко опровержимой. Достаточно было заглянуть в телефон Инны, чтобы обнаружить входящие звонки с «забытого» телефона. Впрочем, Петя не без оснований полагал, что отношения Инны с Шефом (или наоборот) вряд ли предусматривают ответы на такие вопросы, как: «Кто звонил? А зачем?»

- Ну-ну, - как бы согласился на ничейный результат разговора Шеф и ушел, даже не бросив взгляд в отсек Инны.

Зато их разговором заинтересовался Антон. Он по-соседски зашел в отсек Пети, явно напрашиваясь на роль заинтересованного слушателя, но приятель молчал. Оценив его удрученный вид и, видимо, сопоставив некоторые факты, Антон, как бы на пробу, поинтересовался:

- Ты что, покупал у Инки «Томскэнерго»?

- Нет... Ростов, - ошарашенно подняв глаза на проницательного соседа, пробормотал Петя.

Антон заржал. Не засмеялся, а именно заржал во весь голос, привлекая внимание всего притихшего после ухода Шипилова зала. Петя терпеливо ждал. Наконец Антон, утирая набежавшие от смеха слезы, смог произнести:

- Ну, пошли, что ли, покурим.

- Так ты ж не куришь без пьянки...

- Неважно.

Все оказалось просто действительно до смешного. На прошлой неделе примерно такую же операцию по спасению «рядового Инны» провел Антон. Только предметом сделки были акции другого неликвида - «Томскэнерго». (Выяснив этот факт, приятели далее в разговоре стали называть Инну не иначе как «энергичная наша».) Именно этим объяснялось неожиданное падение позиции Антона в рейтинге, сопровождавшееся аналогичным ростом показателей Инны, которой ужасно не хотелось заканчивать неделю на последнем месте.

По словам Антона, она ожидала, что из-за незначительности убытков предупреждение будет объявлено не всем, оказавшимся в «красной зоне», а лишь тому, кто займет последнее место. Но в тот раз помощь оказалась напрасной.

- Она тебе обещала в понедельник все назад выкупить? - поинтересовался Петя.

- Само собой, - хмыкнул в ответ приятель.

- И обманула... То-то ты был такой расстроенный всю неделю.

- Да я и не надеялся, что она вернет. Дураку понятно. Обидно, что она меня как лоха развела - получила чего хотела, а как поняла, что я в минусы пошел, даже общаться перестала.

- Ну и ты ведь, наверное, кое-чего от нее получил?

- Ну... - замялся Антон.

- Да ладно, видел я, как она тебя обрабатывала на неделе.

- Угу, а я зато видел, что, забыв о моем существовании, она переметнулась на тебя, благо ты весь в плюсах к тому времени был. Интересно, кто будет следующим, неужели Абрамов? Этот, пожалуй, ей все десять процентов отдаст.

- Нет, о сохранении невинности нашего Абрамыча можешь не беспокоится. У нее теперь есть способ лучше. Хотя... давай-ка еще по одной.

Снова закурив, Петя рассказал товарищу по «несчастной любви» о событиях вечера пятницы.

***

Выброшенные шары гулко стукнулись «лбами», снова возвратившись к стойке. Мысли Пети тоже вернулись из прошлого в реальное время.

- ...Если я расскажу все, как есть, никто не поверит, и смеяться опять все будут, - вещал Абрамов вежливо внемлющему ему Старику и погрузившемуся в воспоминания Пете.

Окончание каждой партии они отмечали бокалами пива, и сейчас язык Абрамова уже заметно заплетался. Вопреки расхожему и медицински обоснованному мнению о том, что толстяки пьянеют медленнее, Петя на данный момент чувствовал лишь легкое опьянение, а объективно оценить состояние Старика не представлялось возможным.

- Простите, если я чего пропустил, - встрял в разговор Петя, - но я так и не понял, за счет чего ты нас всех обошел по доходности?

- Так я ж и говорю, - обрадовался новым заинтересованным ушам Абрамов. Ему явно хотелось посоветоваться: - Мне завтра доклад делать, а я не знаю, чего рассказывать.

- Правду! И ничего, кроме правды! - уверенно постановил Петя.

- Прямо так и сказать, что я торговал по предсказаниям?

- По каким еще предсказаниям? Из новостной ленты, что ли?

- Да нет. Хотя тоже идея - можно всем сказать, что я по новостям торговал.

- А как на самом деле-то?

Старик, видимо, оказавшийся уже в курсе рассказа Абрамова, отвернувшись вполоборота, наблюдал за шумной компанией игроков на соседней дорожке.

- Сообщения мне стали приходить, ясно? - раздраженно ответил Абрамов, ожидая, видимо, что его немедленно поднимут на смех.

- Не понял.

- Чего тут непонятного? Сижу я во вторник за компьютером. Вдруг всплывает такая рамочка, а внутри написано... не помню уже точно, но цифры там были очень похожие на цену акций РАО ЕЭС, только процента на три ниже текущей. Потом где-то через час еще одно сообщение - цифры другие, но близкие. Ну, я сначала-то внимания не обратил, думал, опять шиловские шутки. А вечером - ба-бамс! По «райке» пошел залив, и цена почти на четыре процента упала. Потом, правда, быстро назад вернулась, но главное, что дошла до того уровня, который в сообщении был написан, даже ниже немного. Я подумал, что если б я зашортил «райку», когда сообщение получил, то был бы уже в шоколаде.

В четверг включаю комп, а он только загрузился - и давай мне выводить на экран такую же фигню, как во вторник, только с новыми цифрами. Текущая была 7,44 рубля, а в сообщениях от 7,15 до 7,20. Ну, я думаю, была не была. Не сразу продал, а поставил на всякий случай условную заявку, типа, если действительно вниз пойдет, так я на этот раз не прогадаю.

В общем, заказал - продать, если цена опустится ниже 7,41, потом добавить к продаже после 7,39 и третью заявку - «перевернуться», то есть купить в два раза больше проданного по 7,20.

На этот раз долго ждать пришлось, я уж думал, не сработает. Хорошо хоть заявки не снял. Но плохо, что побоялся ниже 7,20 переворачиваться. Под вечер опять все пошло по тому же сценарию. В один момент цена «сквизом» вниз - за пять минут до 7,10 дошла, а потом так же быстро обратно. Вот и считай: по 7,40 в среднем я продал «райку» «в шорт», потом по 7,20 закрыл эту «позу» и встал «в лонг» на такой же объем. По 7,37 нервы не выдержали - все закрыл и вышел в «кэш». Вот так я на первое место и попал. Ну и чего посоветуешь? Рассказывать мне завтра про это дело на докладе?

- Расскажи! - с серьезной миной пошутил Петя, представляя себе реакцию трейдеров на такой результат очередного розыгрыша наивного Абрамова. В том, что таинственные сообщения являются звеном очередной технической шутки, он не сомневался ни секунды.

- Я никому пока не говорил, думал, смеяться будут, а теперь вот тоже думаю, что надо рассказать как есть, - обрадовался поддержке их абсолютный лидер. - Я понимаю, что такого не может быть, но давайте тогда все вместе и разберемся в чем секрет, правильно? Пусть Уваров посмотрит, откуда эти сообщения появляются. Я же, если честно, в компьютерах не силен...

***

Утро вторника явилось дождливым напоминанием о том, что не за горами осень. Сегодня по дороге на работу, привычно трясясь в метро, Петя неожиданно для себя подумал, что надо бы купить машину. Почему-то, даже когда он имел стабильную работу в банке, такие мысли ему в голову не приходили, а тут на тебе - при весьма туманных перспективах такие затратные планы. Уж не последние ли успехи в трейдинге вдохновили его на мечты о сытой жизни? «Эк, тебя, братец, мотает: от "все пропало!" до "жизнь удалась!"», - хмыкнул внутренний голос. «Молчи, дурак. Я, может быть, новую жизнь начинаю», - грубо, но с улыбкой отозвался Петя.

Антон встретил его радушно. Было видно, что он действительно рад видеть соседа и коллегу, сразу в нескольких смыслах этого слова. Вчерашний разговор расколол и разметал образовавшуюся было корку льда в их отношениях, которые изначально на интуитивном уровне приобрели дружеский характер, но позже подверглись испытаниям женскими чарами. «No women, no cry», - пропел Петя, и ответно улыбнулся Антону.

- Ну и как боулинг? Стоит из-за него напрягаться и лезть в тройку? - поинтересовался тот.

- Да ничего особенного. Нормально порезвились. Но сейчас будет веселее. Послушай, что сегодня наш Абрамыч будет на «политинформации» рассказывать, не пожалеешь. Шилов съест свою футболку, когда узнает, чем обернулся очередной его прикол, - пообещал Петя.

- Какой прикол? Я ничего не знаю.

- Ну, вот и узнаешь.

Однако услышать повторение уже знакомого Пете рассказа Абрамова Антону не довелось. Пришедший, как обычно, «на доклад» Шеф, который, по-видимому, с полной серьезностью относился к идее создания корпоративного духа, смотрел то на часы, то на пустой отсек Абрамова и неслышно ругался. Когда до открытия торгов оставалось пять минут, он молча встал и ушел, даже не оставив Гожину своих обычных распоряжений насчет опоздавшего.

Впрочем, это было бы бесполезно, поскольку еще через пять минут позвонила бабушка Абрамова и сквозь слезы сообщила подошедшему к телефону Гожину, что Кирилла сбила машина. Подробностей узнать не удалось, поскольку она, разрыдавшись, сразу положила трубку. Никто не ответил на звонки и позднее, когда трейдеры, поочередно набирая записанный в анкете Абрамова номер телефона, пытались дозвониться к нему домой, чтобы узнать хотя бы степень тяжести его состояния.

- Она так рыдала, что такое ощущение, что его насмерть сбило, не дай Бог, конечно, - в который раз повторял Гожин во время перекура. - Только я одного не пойму, со сколькими бабками Абрамов живет?

- Он говорил, что у него в Москве кроме бабки никого нет, с ней и живет.

- Ага, только в прошлый раз, когда он заболел, голос был другой, сто процентов. Этот явно помоложе, даже через рыдания было понятно...

- Точно, Абрамов у нас теперь почти олигарх, вот он старую бабку выгнал и взял себе помоложе! - пошутил Шилов.

- Нет, мужики, шутки шутками, а, может так получиться, что мы и правда Абрамыча больше не увидим. По-любому после аварии можно долго в больнице проваляться.

- И осталось нас тогда только семеро, - задумчиво подытожил Шилов.

«Десять негритят пошли купаться в море...», - развил его мысль внутренний голос Пети.

***

- Много курите, - встретил их по возвращении из курилки упрек вновь появившегося в зале Кермита. - Наш уважаемый Михаил Викторович, дабы соблюсти традицию, любезно предложил сделать доклад вместо Абрамова. Так что рассаживайтесь по местам и внимайте.

- Действительно, как занявший второе место, я счел своим долгом поддержать, так сказать... - Старик сделал неопределенный жест рукой. - Я, конечно, не имел возможности подготовиться, поэтому мой доклад будет иметь несколько необычную форму. Он скорее похож на, как говорит наш уважаемый сержант Гожин, политинформацию, но, надеюсь, будет вам интересен, тем более что политики в нем нет, а экономических смыслов навалено сразу в несколько слоев. Я уже не говорю про форму изложения...

- Может быть, перейдем ближе к тексту, господин Путилов? - Шеф вновь посмотрел на часы и решил поторопить Старика.

- Да-да, конечно. Этот текст называется «Легенда о Галилее»...

<< | >>
Источник: Ильин Виктор Владимирович. Инсайдер. Биржевой триллер / Виктор Ильин. — М. Вершина,2006. - 256 с.. 2006

Еще по теме Часть 3. No Pasaran!:

  1. Глава VI. О составных частях цены товаров
  2. 11. Различные части, на которые распадается прибавочная стоимость
  3. Часть I Инфляция, дезориентация размещения трудовых ресурсов и безработица
  4. Часть 3 НЕСОВЕРШЕНСТВО РЫНКА И ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
  5. Часть I. Десять главных идей экономической науки
  6. Часть II. Семь источников экономического прогресса
  7. Часть III. Экономический прогресс и роль государства
  8. ГОСУДАРСТВО часто создает угрожающий экономике бюджетный дефицит
  9. Часть I. Мировая экономика: контуры развития
  10. ЧАСТЬ 1. ИНСТРУМЕНТЫ АНАЛИЗА ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ
  11. ЧАСТЬ П. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ВНЕШНЕТОРГОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  12. ЧАСТЬ Ш. ВАЛЮТНЫЕ РЫНКИ И ВОЗМОЖНОСТИ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  13. Часть II. Мировая экономика: экономическая политика в открытой экономике