<<
>>

§ 6. Порядок предоставления кредита

Исполнение любого обязательства выражается в совершении или воздержании от совершения определенных действий. Между тем, воздержание от действий не составляет автономной обязанности должника, а лишь дополняет обязанности по совершению активных действий*(243).

Для обязательства по предоставлению кредита такими активными действиями будут считаться передача банком-кредитором предусмотренной денежной суммы.

Гражданское законодательство устанавливает ряд элементов надлежащего исполнения, среди которых исполнение обязательства надлежащему лицу (ст. 312 ГК РФ). Из смысла данной нормы вытекает, что должник, в случае когда иное не предусмотрено соглашением сторон или не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, несет риск вручения исполнения ненадлежащему лицу.

В кредитном обязательстве исполнением надлежащему лицу будет считаться, во-первых, передача денег банком-кредитором заемщику как приобретателю по кредитному договору, т.е. "физическое получение" наличных денег или перечисление денежной суммы на банковский счет заемщика, во-вторых, исполнение третьему лицу.

Несмотря на то что исполнение обязательства непосредственно кредитору (в кредитном обязательстве - это заемщик) или управомоченному им на это лицу (третьему лицу) с позиции действующего гражданского законодательства рассматривается как надлежащее, специальные банковские правила устанавливают ограничения субъектного состава, в отношении которого банк может исполнить лежащую на нем обязанность предоставить кредит.

Так, п. 2.1 Положения БР N 54-П определяет порядок предоставления (размещения) банком денежных средств. В отношении заемщика - юридического лица предоставление кредита осуществляется только в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на расчетный или корреспондентский счет/субсчет клиента-заемщика, открытый на основании договора банковского счета, в том числе при предоставлении средств на оплату платежных документов и на выплату заработной платы.

Что же касается заемщика - физического лица, то в отношении него предоставление осуществляется либо в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на банковский счет клиента - заемщика физического лица, в том числе на счет по учету сумм привлеченных банком вкладов (депозитов) физических лиц в банке, либо наличными денежными средствами через кассу банка. При этом возможность получения суммы кредита в наличном порядке ограничивается не только заемщиком - физическим лицом, но и валютой платежа: согласно п. 2.1.3 Положения БР N 54-П предоставление (размещение) денежных средств в иностранной валюте осуществляется только уполномоченными банками и только в безналичном порядке.

Учитывая изложенное, можно прийти к выводу, что специальное банковское законодательство устанавливает не только ограничение на возможность предоставления кредита в наличном порядке, но и запрет на исполнение лежащей на банке обязанности предоставить кредит заемщику посредством перечисления суммы кредита не заемщику, а третьему лицу. Установленный п. 2.1 Положения БР N 54-П запрет предоставления кредита, минуя банковский счет заемщика - юридического лица, а в случае предоставления кредита физическому лицу - минуя банковский счет заемщика - физического лица или его "рук", вызывает до сих пор критику как со стороны ученых-правоведов, так и лиц, которым на практике пришлось ощутить последствия такого ограничения порядка предоставления кредитов. При оценке приведенного порядка предоставления кредитов оппоненты, как правило, находят противоречия правил п. 2.1 Положения БР N 54-П нормам Гражданского кодекса РФ. Возникает вопрос о возможности исследования правил приведенного Положения на соответствие общегражданскому законодательству.

Установление правил, касающихся порядка предоставления и погашения кредитов, реализовано Банком России в рамках полномочий, которыми он наделен в силу Закона о Банке России. Согласно ст. 4 данного Закона Банк России устанавливает правила проведения банковских операций, которые согласно ст.

7 этого же Закона обязательны для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц, т.е. для всех субъектов гражданского (хозяйственного) оборота. Учитывая частноправовой характер банковских операций, а следовательно, и тех отношений, которые опосредуют такие операции, можно сделать вывод, что Банк России регулирует частноправовые отношения в пределах, предусмотренных Законом о Банке России. Учитывая то, что Гражданский кодекс РФ не отдает приоритет в урегулировании отношений, возникающих из кредитного договора, специальному банковскому законодательству, нормы Положения БР N 54-П должны соответствовать Гражданскому кодексу РФ. Последнее послужило основанием для обращения в 1999 г. ООО "Свод" и ООО "Стоик" в Верховный Суд РФ*(244).

Заявители обратились в суд с заявлением о признании п. 2.1.1 Положения БР N 54-П противоречащим Гражданскому кодексу РФ, которое не было удовлетворено Верховным Судом РФ. Причина неудовлетворения заявления, как нам представляется, кроется, с одной стороны, в том, что заявители в обоснование своего требования положили неверные доводы, сославшись на ограничение правилами п. 2.1.1 прав юридических лиц, предусмотренных ст. 313, 814, 821 ГК РФ. С другой стороны, Верховный Суд РФ дал оценку только доводам заявителей, несмотря на то что согласно ст. 13 ГК РФ он должен был проверить в целом п. 2.1.1 Положения БР N 54-П на соответствие положениям Гражданского кодекса РФ как нарушающего гражданские права и охраняемые интересы гражданина или юридического лица.

Обратимся к доводам заявителей. По их мнению, порядок выдачи кредита, предусмотренный в п. 2.1.1 Положения, создает такую ситуацию, когда предприятию, имеющему картотеку на расчетном счете, может быть отказано в предоставлении кредита, поскольку целевое использование кредита невозможно. Таким образом, заявители пришли к выводу: "При наличии или появлении картотеки на расчетном счете юридического лица последнее лишается возможности использовать кредитные ресурсы, необходимые ему для развития производства, расчетов с поставщиками, выплаты заработной платы и т.п.

Предусмотренный Банком России порядок предоставления кредита ущемляет и интересы банков, т.к. они фактически теряют своих потенциальных клиентов-заемщиков. Данное Положение противоречит и норме, закрепленной в ст. 313 ГК РФ. Пункт 2.1.1 Положения ограничивает такое право заемщика, как право требовать от банка направлять кредитные средства не на свой счет, а на оплату счетов третьих лиц (поставщиков)".

Изложенные доводы заявителей можно свести к следующим тезисам:

порядок предоставления кредита, предусмотренный Положением БР N 54-П, противоречит ст. 313 ГК РФ, согласно которой заемщик вправе возложить на своего должника (банк) обязанность исполнить обязательство заемщика перед поставщиками, оплатив соответствующие счета;

правила Положения БР N 54-П ограничивают право юридического лица, имеющего картотеку на расчетном счету, на получение кредита, поскольку банк, руководствуясь нормами ст. 814 и 821 ГК РФ, откажется от заключения кредитного договора;

правила Положения БР N 54-П ограничивают права юридического лица (заемщика) в сфере гражданского оборота, противореча, в частности, правилам п. 2.1 письма Госналогслужбы России, Минфина России и ЦБ РФ от 13, 16 августа 1994 г. N ВГ-4-13/94н, 104, 104 "Порядок применения положений Указа Президента Российской Федерации от 13 мая 1994 г. N 1006 "Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей"*(245);

правила Положения БР N 54-П не применимы, поскольку Банк России не наделен правом регулирования гражданско-правовых отношений.

Верховный Суд РФ, не найдя оснований для удовлетворения заявления, относительно сформулированных тезисов указал соответственно следующее.

Во-первых, обязательство, вытекающее из кредитного договора, предполагает, что банк-кредитор предоставляет ссуду заемщику (должнику), на котором лежит обязанность возвратить полученную денежную сумму. Обязательство банка перечислить ссуду по поручению заемщика третьим лицам возникает из иных договорных отношений. При таких обстоятельствах зачисление полученных по кредитному договору денежных средств на расчетный счет заемщика ни в коей мере не ограничивает его гражданских прав, поскольку данное действие является банковской операцией, осуществляемой в рамках кредитного договора, и не лишает заемщика дать поручение банку о перечислении ссуды третьим лицам. Поэтому ссылка заявителей на несоответствие п. 2.1.1 положениям ст. 313 ГК РФ несостоятельна.

Во-вторых, норма п. 1 ст. 821 ГК РФ предусматривает право кредитора отказаться от дальнейшего кредитования заемщика по договору и не лишает последнего права на судебную защиту, основываясь на том, что действия кредитора в отношении непредоставления кредита незаконны. Поэтому отказ банка в предоставлении кредита предприятию, имеющему картотеку на расчетном счете, не является основанием для признания обжалуемого положения незаконным.

В-третьих, ссылка на положения названного письма Госналогслужбы России несостоятельна, поскольку они противоречат действующему законодательству. Кроме того, ссудный счет не является счетом в смысле банковского счета и служит для отражения задолженности заемщика банку по выданным ссудам, является способом бухгалтерского учета денежных средств и материальных ценностей.

В-четвертых, в соответствии со ст. 4 и 56 Закона о Банке России Центральный банк РФ устанавливает обязательные для кредитных организаций правила проведения банковских операций и ведения бухгалтерского учета*(246). Согласно ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности операции по предоставлению (размещению) денежных средств являются банковскими операциями и осуществляются кредитными организациями на основании соответствующих лицензий, выдаваемых Банком России. Поэтому Банк России не вышел за пределы своих полномочий.

Таким образом, Верховный Суд РФ установил, что Положение БР N 54-П принято в соответствии с законом и не нарушает права заявителей, а, следовательно, их заявление не подлежит удовлетворению.

Однако, если указанное решение суда в конце 90-х годов касалось заявления юридических лиц по поводу возможности получения кредита, минуя банковский счет юридического лица, что в первую очередь объяснялось наличием картотеки на их банковских счетах, то уже в 2003 г. Банк России это решение Верховного суда РФ положил в обоснование предоставления потребительских кредитов физическим лицам только посредством предварительного открытия банковского счета и последующего зачисления суммы кредита на этот счет.

Так, в письме Банка России от 29 мая 2003 г. N 05-13-5/1941*(247) (далее - Письмо) указывается: "...ст. 819 "Кредитный договор" однозначно определяет состав субъектов в отношениях, возникающих при заключении кредитного договора - банк-кредитор и заемщик, а также предмет кредитного договора - предоставление банком-кредитором денежных средств (кредита) заемщику и исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору, в том числе по уплате процентов за пользование кредитом. То есть ст. 819 "Кредитный договор" ГК РФ не предусматривает взаимоотношений ни банка-кредитора, ни физического лица - заемщика с третьими лицами (например, торговой организацией), что подтверждается решением Верховного Суда от 1 июля 1999 г. N ГКПИ-99-484 и определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 17 августа 1999 г. N КАСС-99-199". На основании приведенного Банк России определяет, что дальнейшие взаимоотношения заемщика по кредитному договору с третьими лицами, не являющимися стороной по кредитному договору (в том числе с организациями торговли), при использовании полученного кредита на цели, определенные в кредитном договоре, не являются предметом кредитного договора, а регулируются, в частности, ст. 488 "Оплата товара, проданного в кредит", либо ст. 822 "Товарный кредит". В данном Письме указывается, что оплата кредитной организацией приобретенных физическим лицом потребительских товаров не является кредитной операцией. Учитывая приведенное, а также сложившуюся практику делового банковского оборота, Банк России установил, что нормы Гражданского кодекса РФ, содержащиеся в главах 22 "Исполнение обязательства", 23 "Обеспечение исполнения обязательства", 24 "Перемена лиц в обязательстве" и 26 "Прекращение обязательства", не могут быть в полной мере применены к обязательствам банка по предоставлению кредита. Содержание приведенного Письма интересно и тем, что в нем Банк России примерно определяет и схемы, на которых может основываться практика кредитования банками физических лиц при приобретении последними потребительских товаров. Все приведенные схемы сводятся лишь к одному: получить потребительский кредит, минуя банковский счет физического лица, невозможно.

Подобную позицию отстаивает и Ассоциация российских банков, основываясь на содержании приведенного Письма Банка России. Так, в письме Ассоциации российских банков от 16 ноября 2006 г.*(248) "О неправомерном толковании территориальными управлениями Роспотребнадзора норм законодательства, регулирующих правоотношения сторон договора потребительского кредита", направленное в администрацию Президента РФ, указывается, что "банк не вправе предоставлять потребительский кредит заемщику - физическому лицу без открытия ему банковского счета и зачисления на него суммы кредита, в частности, непосредственно путем платежа кредитору заемщика (продавцу товара)".

Таким образом, на настоящий момент позиция Банка России, Ассоциации российских банков, подкрепленная решением Верховного Суда РФ, в принципе исключает возможность получения кредита, как заемщиком - юридическим лицом, так и заемщиком - физическим лицом, минуя банковский счет заемщика, путем направления кредита третьим лицам. Однако, если для юридических лиц ключевым моментом такого ограничения выступает невозможность получения кредита (заключения кредитного договора) в случае наличия картотеки на его банковском счете, то для физического лица ограничение порядка получения кредита выступает дополнительными финансовыми издержками, которые такое физической лицо - потребитель вынуждено нести вследствие необходимости открытия банковского счета (заключения договора банковского счета помимо заключения кредитного договора) и оплаты операций, проводимых по банковскому счету. Дело в том, что оказание банком услуг по совершению операций с денежными средствами, находящимися на банковских счетах, осуществляется на возмездной (платной) основе. Поэтому, руководствуясь положениями ст. 851, п. 3 ст. 834 ГК РФ и ч. 1 ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности, коммерческие банки прочно стоят на позиции, допускающей взимание платы (комиссии) за открытие банковских счетов и совершение операций с денежными средствами при кредитовании физических лиц в безналичном порядке. Вследствие заключения дополнительных к кредитному договору соглашений размер обязательств клиента-заемщика возрастает по сравнению с условиями заключенного кредитного договора, поскольку включает не только размер предоставленного кредита, процентов, выплачиваемых за кредит, но и размер комиссии, выплачиваемой за открытие и проведение операций по банковскому счету. На подобное обременение заемщика - физического лица по потребительским кредитам, ущемляющее права потребителей, не раз обращалось внимание территориальными управлениями Роспотребнадзора. По их мнению, предоставление кредита в безналичной форме с одновременным открытием гражданину банковского счета обусловливает приобретение одних товаров (работ, услуг) (получение кредита) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг) (открытие счета), чем нарушаются положения Закона РФ "О защите прав потребителей".

Тем не менее, указанные доводы территориальных управлений Роспотребнадзора рассматриваются как несостоятельные. Так, в уже упомянутом письме Ассоциации российских банков отмечается, что договор потребительского кредита не является публичным, поскольку он не назван таковым в действующем законодательстве, в отличие, например, от договора розничной купли-продажи, договора проката, договора бытового подряда, которые Гражданским кодексом определены как публичные договоры. Следовательно, банки не могут быть принуждены к заключению договора потребительского кредита или определению условий помимо своей воли. Другими словами, потребительский кредит выводят за пределы действия законодательства о защите прав потребителей, а следовательно, и за рамки тех ограничений, которые устанавливаются для защиты прав потребителей.

При исследовании порядка предоставления кредита, установленного п. 2.1 Положения БР N 54-П, обращает на себя внимание то, что "камнем преткновения" стал вопрос о соотношении правил данного пункта с нормой п. 1 ст. 313 ГК РФ. Причем одни (заявители ООО "Свод" и ООО "Стоик", Роспотребнадзор) используют норму ст. 313 ГК РФ для обоснования возможности получения кредита путем перечисления его третьим лицам (поставщикам, торговым организациям), а другие (Верховный Суд РФ, Банк России, Ассоциация российских банков), напротив, указывают, что исполнение кредитного обязательства не укладывается в конструкцию п. 1 ст. 313 ГК РФ, что, в свою очередь, исключает возможность предоставления кредита, минуя расчетный счет заемщика.

Возвращаясь к заявлению 1999 г. о признании п. 2.1.1 Положения БР N 54-П противоречащим Гражданскому кодексу РФ, заметим, что ни один из приведенных доводов заявителей нельзя признать состоятельным, поскольку данные доводы не могут быть использованы в принципе для обоснования положения о возможности получения кредита не только заемщиком, но и третьим (управомоченным) лицом. Это касается и довода заявителей о противоречии п. 2.1.1 Положения БР N 54-П норме п. 1 ст. 313 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 313 ГК РФ "исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично". Речь идет о частном случае возложения исполнения на третье лицо в отношении обязательства, срок исполнения по которому наступает. Такой срок исполнения с позиции гражданского законодательства признается правомерным, а предложенное кредитору исполнение со стороны третьего лица - надлежащим.

Третье лицо - это субъект права, который не является стороной обязательства подлежащего исполнению в смысле ст. 313 ГК РФ. Связь третьего лица с должником подлежащего исполнению обязательства такова, что такое третье лицо состоит с ним в каком-либо ином правоотношении, не связанном с обязательством, которое подлежит исполнению в смысле п. 1 ст. 313 ГК РФ. Иначе говоря, каждая из сторон обязательства, подлежащего исполнению, состоит в определенном количестве "других" правоотношений, участники которых по отношению к искомому обязательству выступают в качестве третьих лиц. При этом для целей п. 1 ст. 313 ГК РФ значение приобретают лишь те третьи лица, которые находятся в правовой связи с должником, что в конечном счете и позволяет последнему возложить на такое третье лицо исполнение обязанности должника. В качестве "других" правоотношений могу выступать, в частности, и кредитное обязательство, и обязательства по возврату кредита и уплате процентов, должники которых как по отношению к кредитору обязательства, упомянутого п. 1 ст. 313 ГК РФ, так и к должнику этого обязательства будут выступать в качестве третьих лиц.

Порядок предоставления кредита, предусмотренный п. 2.1 Положения БР N 54-П, касается порядка исполнения обязательства, возникающего из кредитного договора. Третьими лицами по отношению к кредитному обязательству будут считаться все те лица, которые состоят в какой-либо правовой связи либо с банком-кредитором, либо с заемщиком. Так, банк-кредитор состоит в корреспондентских отношениях с другими кредитными организациями, которые по отношению к кредитному обязательству будут выступать в качестве третьих лиц. Заемщик является стороной торговых сделок, участники которых также подпадают под категорию "третьи лица". Учитывая же тот факт, что в рамках исполнения кредитного обязательства спор возник вокруг вопроса о возможности исполнения его третьему лицу, а не третьим лицом, положения п. 1 ст. 313 ГК РФ вообще не могут быть использованы как для обоснования противоречия п. 2.1 Положения БР N 54-П правилам Гражданского кодекса РФ, так и, наоборот, в подтверждение того, что никакого противоречия не наблюдается.

Пункт 2.1 Положения БР N 54-П определяет, что кредит предоставляется в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на расчетный счет клиента-заемщика, а в отношении физического лица также и наличными деньгами через кассу банка. В этой связи для исполнения кредитного обязательства значение приобретает уяснение термина "расчетный счет клиента-заемщика". Если приведенный термин толковать как надлежащее лицо, то порядок предоставления, предусмотренный в указанном Положении Банка России, необходимо рассматривать через призму нормы ст. 312 "Исполнение обязательства надлежащему лицу" ГК РФ. Если же этот термин соотносить с местом исполнения обязательства, то и приведенный порядок предоставления кредита необходимо рассматривать через положения ст. 316 "Место исполнение обязательства" ГК РФ. Представляется, что термин "расчетный счет клиента-заемщика" можно рассматривать в двояком значении, поскольку, с одной стороны, правила Положения БР N 54-П о порядке предоставления кредита определяют надлежащее лицо принятия исполнения, в качестве которого выступает заемщик, а, с другой стороны, эти же правила определяют место, куда должна быть предоставлена сумма кредита - расчетный счет. Поэтому целесообразно рассмотреть порядок предоставления кредита через два критерия надлежащего исполнения обязательства, а именно исполнение обязательства надлежащему лицу и исполнение обязательства в надлежащем месте.

Норма ст. 312 ГК РФ гласит: "Если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск последствий непредъявления такого требования". Исходя из буквального толкования приведенной нормы следует, что закон вообще не ставит под сомнение процесс принятия исполнения надлежащим лицом: если обязательство исполняется, то предполагается, что оно исполняется в отношении надлежащего лица. Выражение "если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства" приведенной нормы относится не к ограничению права сторон на исполнение обязательства лицу, которое должно признаваться надлежащим, а к реализации права должника на истребование доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом. Указание на лицо (банковский счет), исполнение которому будет признаваться надлежащим, может быть оформлено как на стадии заключения кредитного договора, так и при исполнении кредитного обязательства. Такое указание не является поручением клиента на перечисление денежных средств, которое с позиции банковского законодательства представляет собой банковскую операцию, совершаемую, в частности, на основании заключенного договора банковского счета. По этой причине нельзя согласиться с мнением Верховного Суда РФ, который исполнение по предоставлению кредита третьему лицу определяет как поручение заемщика о перечислении ссуды третьим лицам*(249).

Предоставление кредита - это не абстракция, а реально осуществляемое действие, которое и составляет объект кредитного обязательства. Стороны кредитного договора при его заключении определяют, в частности, что именно будет считаться предоставлением кредита и когда такой кредит можно будет считать предоставленным. Движение денежных средств по счетам может быть обусловлено не только сделанным поручением клиента банка на основании договора банковского счета, но и исполнением лежащей на банке-кредиторе обязанности предоставить кредит заемщику по кредитному договору. Предоставить - это не только передать деньги в руки заемщика, а равно зачислить на его счет, но это может быть и передача (зачисление) другому управомоченному лицу (на его счет), что стороны кредитного договора определят как предоставление кредита. Данная позиция соответствует положениям Гражданского кодекса о моменте возникновения права собственности у приобретателя по договору (ст. 223) и о передаче вещи (ст. 224). В частности, в абз. 2 п. 1 ст. 224 ГК РФ указывается, что "вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица" (курсив мой. - С.С.). При исполнении кредитного обязательства третьему (управомоченному) лицу субъектный состав кредитного договора не меняется, а поэтому факт зачисления денежных средств на счет третьего лица никак не может повлиять на содержание обязательств по возврату кредита и уплате процентов. Открытие банковского счета заемщику не является обязательным условием предоставления кредита, а задолженность заемщика отражается только на ссудном счете. Проведение банковских операций, связанных с движением денежных средств, не всегда требует наличия банковских счетов клиентов, что подтверждается и банковским законодательством. Так, в перечень банковских операций ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности включена операция по осуществлению переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (подп. 9 ч. 1 ст. 5).

Таким образом, кредит будет считаться предоставленным заемщику не только в случае зачисления суммы кредита на его банковский счет, открытый в банке-кредиторе, или выдачи заемщику - физическому лицу денежных средств через кассу банка, но и в случае зачисления суммы кредита на любой другой банковской счет как принадлежащий, так и не принадлежащий заемщику, открытый как в банке-кредиторе, так и в любом другом банке. В частности, в кредитном договоре может содержаться указание на зачисление суммы кредита на банковский счет заемщика, открытый в другом банке, что никак не может отразиться на кредитном договоре. Право сторон на определение надлежащего места исполнения обязательства соответствует оговорке диспозитивной нормы абз. 1 ст. 316 ГК РФ, согласно которой "если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение должно быть произведено...". Указав на банковский счет, который не подпадает под термин "банковский счет клиента-заемщика", стороны тем самым реализуют право на иное определение места исполнения обязательства, отличного от места исполнения, определяемого через общую конструкцию абз. 5 ст. 316 ГК РФ, согласно которой надлежащее место исполнения определяется как место жительство кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо - как место его нахождения в момент возникновения обязательства"*(250).

Место исполнения кредитного обязательства, отличного от банковского счета клиента-заемщика, может явствовать из существа обязательства. В первую очередь это касается целевого кредита, существо которого определяется через содержание п. 1 ст. 814 ГК РФ: "если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем), заемщик обязан обеспечить возможность осуществления заимодавцем контроля за целевым использованием суммы займа". В качестве цели такого кредита может выступать, в частности, оплата поставляемого товара заемщиком-покупателем по договору поставки или оплата потребительских товаров, приобретаемых по договору розничной купли-продажи. Достижение цели в таких случаях только и может быть обеспечено, если банк-кредитор обеспечит перемещение денежных средств не на банковский счет клиента-заемщика, а на счет третьего лица (поставщиков, торговых организаций), что будет соответствовать исполнению кредитного обязательства надлежащему субъекту в надлежащем месте. При этом выражение "обеспечить возможность осуществления заимодавцем контроля за целевым использованием суммы займа" для целей кредитного договора имеет некоторое иное понимание по сравнению с договором займа. Во-первых, кредитный договор построен по консенсуальной конструкции в отличие от реального договора, а значит, и контроль за целевым использованием денежных средств в отношении последнего может быть обеспечен только после передачи суммы займа заемщику, тогда как по кредитному договору реализациях контрольных функций по использованию кредита в определенных целях может быть реализована на стадии предоставления кредита, посредством перечисления как всей суммы кредита, так и по частям на банковский счет получателя - третьего лица. Во-вторых, договор займа опосредует отношения, как правило, между лицами, не прибегающими к безналичным формам расчета, а, следовательно, контроль обеспечивает некоторую прозрачность деятельности заемщика, в частности посредством того, что последний предоставляет отчеты об использовании суммы займа. В случае же предоставления денежных средств по кредитному договору посредством зачисления их на банковский счет клиента-заемщика контроль со стороны банка за движением денежных средств по счету клиента-заемщика, в принципе, исключен. Отношения, связанные с движением средств по банковскому счету, возникают из договора банковского счета, а следовательно, выходят из сферы действия норм о кредите. В свою очередь, глава 45 "Банковский счет" ГК РФ содержит правила, определяющие особенности взаимоотношения банка и клиента. В частности, согласно п. 3 ст. 845 "банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению" (курсив мой. - С.С.). Другими словами, положениями о договоре банковского счета установлен запрет на осуществление контроля за движением денежных средств по банковскому счету клиента-заемщика, что относительно целевого кредита позволяет банку-кредитору осуществить свои контрольные функции, обеспеченные нормой п. 1 ст. 814 ГК РФ, только на стадии исполнения кредитного обязательства.

Таким образом, существо кредитного обязательства, возникшего на основании заключения кредитного договора о предоставлении целевого кредита, определяет в качестве места его исполнения не банковский счет заемщика, а банковский счет того лица, перечисление суммы кредита на который обеспечит достижение цели предоставления целевого кредита.

Однако ст. 316 ГК РФ содержит еще одну оговорку, касающуюся определения места исполнения обязательства. Речь идет о том, что место исполнения может быть определено законом или иным правовым актом. В этой связи обращаемся к тем актам, которые устанавливают специальные правила, определяющие порядок предоставления кредитов. К основному источнику относится Положение БР N 54-П. Кроме того, указания на особенности порядка предоставления кредитов содержат два письма: письмо ЦБ РФ от 5 октября 1998 г. N 273-Т "Методические рекомендации к Положению Банка России "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)" от 31 августа 1998 г. N 54-П"*(251); письмо ЦБ РФ от 29 мая 2003 г. N 05-13-5/1941, содержащее также некоторые особенности применения Положения БР N 54-П.

Обращают на себя внимание некоторые положения указанных писем Банка России, часть из которых являются некорректными, а другие вообще несостоятельными. В частности, в письме Банка России от 5 октября 1998 г. содержится указание: "в соответствии с условиями заключенного договора/соглашения банк производит размещение денежных средств у клиентов банка" (курсив мой. - С.С.). В приведенном примере выражение "размещение денежных средств у клиентов банка" с позиции действующего законодательства не поддается объяснению. В письме Банка России от 29 мая 2003 г. содержатся положения, которые и вовсе ограничивают применение Гражданского кодекса РФ. Так, Банк России определяет, что "в отношении вопроса применения норм глав 22 "Исполнение обязательства", 23 "Обеспечение исполнения обязательства", 24 "Перемена лиц в обязательстве" и 26 "Прекращение обязательства" Гражданского кодекса Российской Федерации к обязательствам банка-кредитора по предоставлению денежных средств клиенту-заемщику, возникающих с момента подписания кредитного договора, следует отметить, что перечисленные нормы гражданского права, исходя из сути указанных обязательств и сложившейся практики делового банковского оборота, не могут быть в полной мере применены к обязательствам банка по предоставлению кредита" (курсив мой. - С.С.). Изложенный подход вызвал в юридической литературе недоумение. Так, В.В. Витрянский отмечает: "Вот так, буквально "одним росчерком пера" Банк России поставил под сомнение применение обязательственного права к одному из видов договорных обязательств - кредитному договору, а попутно оставил за собой право определять, какие нормы Гражданского кодекса РФ, регулирующие гражданско-правовые обязательства, и в какой мере могут применяться к обязательствам банков по предоставлению кредитов"*(252).

Значение приведенных положений, содержащихся в письмах Банка России в том, что они не обладают юридической силой положений нормативного акта, поскольку согласно ст. 7 Закона о Банке России нормативные акты Банка России издаются в форме указаний, положений и инструкций, а следовательно, эти положения не подлежат применению. Что же касается Положения БР N 54-П, то и оно не может противоречить, в частности, правилам ст. 316 ГК РФ. Несмотря на то что указанное Положение является нормативным актом и принято по вопросам, отнесенных к полномочиям Банка России, его правила не могут устанавливать иной порядок предоставления кредита, в частности в отношении определения места исполнения обязательства. Статья 316 ГК РФ содержит отсылку к закону или иному правовому акту, в котором может быть определено место исполнения того или иного обязательства, но не к нормативному акту. Согласно п. 6 ст. 3 ГК РФ к иным правовым актам относятся указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, среди которых отсутствуют акты, которые могли бы ограничить порядок предоставления кредита. В Гражданском кодексе имеет место конструкция, определяющая возможность применения нормативных актов Банка России. В частности, в ст. 862 "Формы безналичных расчетов" ГК РФ содержится указание: "При осуществлении безналичных расчетов допускаются расчеты платежными поручениями, по аккредитиву, чеками, расчеты по инкассо, а также расчеты в иных формах, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота" (курсив мой. - С.С.). Именно отсылка к банковским правилам соотносится с теми нормативными актами Банка России, которые приняты по вопросам, отнесенным к его компетенции, в частности подп. 4, 5, 13, 14 ст. 4 Закона о Банке России. Не ограничивают порядок предоставления кредита и банковские законы - Закон о банках и банковской деятельности и Закон о Банке России, поскольку в них прямо отсутствуют нормы, регулирующие процесс предоставления и возврата кредитов.

Таким образом, несмотря на то что правила Положения БР N 54-П и устанавливают порядок предоставления кредитов, такой порядок не может противоречить Гражданскому кодексу РФ, а правила п. 2.1.1 и 2.1.2 подлежат толкованию как правила, устанавливающие общий порядок предоставления кредитов, а потому не являются императивными. В противном случае правила указанных пунктов не подлежат применению как противоречащие Гражданскому кодексу РФ.

Изложенный нами подход хотя и идет вразрез с мнением Банка России, однако находит определенную поддержку в научной среде. Так, В.В. Витрянский подчеркивает, что содержащееся в Положении БР N 54-П правило о том, что денежные средства в безналичной форме предоставляются юридическим лицам путем их зачисления на банковский счет, лишь определяет обычный порядок размещения банками безналичных денежных средств, что не запрещает и не исключает использование сторонами кредитного договора различных форм исполнения банком-кредитором обязательства по предоставлению кредита в распоряжение заемщика, в том числе и не требует зачисления соответствующих денежных средств на счет заемщика*(253). Л.Г. Ефимова, критикуя позицию Банка России, выраженную в п. 2.1.1 Положения БР N 54-П, отмечает, что такой подход к предоставлению кредита противоречит действующему законодательству. Она полагает, что в силу принципа свободы договора право выбора конкретного способа прекращения обязательства по предоставлению кредита принадлежит его сторонам. Ограничить такое право, по справедливому утверждению Л.Г. Ефимовой, можно только на основании закона, но не нормативного акта Банка России*(254).

<< | >>
Источник: Неизвестный. Курс лекций – Банковское право. Часть 1. Банковское кредитование 2010г. – 185 с.. 2010

Еще по теме § 6. Порядок предоставления кредита:

  1. 3.3. Существенные условия договора потребительского кредита
  2. 2. Организация работы по кредитам физическим лицам
  3. 6. ПОРЯДОК ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ ПО ВОПРОСАМ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ КРЕДИТОВ
  4. Определение максимального размера кредита
  5. 2.4.1. Порядок предоставления кредитов
  6. 7.8. Учет кредитов и займов
  7. 3. Порядок предоставления кредитов
  8. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО СТАНДАРТАМ РАСКРЫТИЯ ИНФОРМАЦИИ ПРИ ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ КРЕДИТОВ
  9. Двадцать вопросов, ответы на которые должен выяснить заемщик до обращения в банк за потребительским кредитом
  10. Приложение 2 Примерные общие условия предоставления физическим лицам универсальных (нецелевых) потребительских кредитов на неотложные нужды[91] 1 ОБЩИЕ УСЛОВИЯ