<<
>>

§3. Основы правового регулирования банковской деятельности в Российской Федерации

Непременным условием устойчивого развития и нормального функционирования коммерческих банков является внутренне непротиворечивая, объективно отражающая реальные процессы в экономике и обществе законодательная база.

Принцип адекватного правового обеспечения относится к числу основных принципов формирования и функционирования банковской системы страны. В условиях рыночной экономики роль государства как агента, устанавливающего правовые нормы хозяйствования, финансовой деятельности, арбитра при разрешении споров возрастает, усиливаются надзорные и контрольные функции за своевременным и точным исполнением принятых законов. В последние годы активность государства как законодателя резко возросла.

На формирование банковской системы и функционирование каждого банковского учреждения прямо или косвенно воздействует едва ли не каждый принимаемый закон. Есть и собственно "банковские законы". Для комплексного правового регулирования всех сторон деятельности банковской системы используются нормы различных отраслей права, прежде всего, административного, финансового и гражданского. Общими признаками банковского правового регулирования являются:

а) многоуровневый характер регулирования, 80% которого приходится на подзаконные нормативные акты;

б) противоречивость многих нормативно-правовых актов;

в) наличие нормативных актов, принятых в «дорыночные» времена;

г) динамика правового регулирования.

Стабильное банковское законодательство - основа кредитно-банковской системы, являющейся, в свою очередь, ключевым звеном рыночной экономики. Поэтому принятие банковского законодательства, отвечающего потребностям экономической ситуации и отражающего ее перспективу, - задача объективная и актуальная. Необходимо принятие законодательных актов, поощряющих развитие кредитной системы, повышающих ее надежность, обязательства и взаимную ответственность всех субъектов кредитно-депозитной деятельности, ограждающих банки от чрезмерного вмешательства административных и контролирующих органов в их текущую деятельность.

Иерархию нормативной базы, регулирующей российскую банковскую систему, можно представить в следующем виде:

1. Конституция РФ;

2. Международные договоры и соглашения РФ;

3. Федеральные законы:

A) Общие законы (Гражданский кодекс РФ , Уголовный кодекс РФ , Таможенный кодекс РФ , Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле»4, Закон РФ «Об акционерных обществах»5 и др.);

B) Специальные законы (Федеральных законов «О банках и банковской деятельности», «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»).

4. Подзаконные акты, содержащие нормы, регулирующие отношения в сфере банковской деятельности;

5. Особое место занимают решения судебных органов (Конституционного, Высшего Арбитражного судов).

I. Конституционные основы банковского регулирования образуют те нормы Конституции Российской Федерации, которые в той или иной

'Гражданский кодекс Российской Федерации 1994г.// Собрание законодательства Российской Федерации 1994. № 32. Ст. 3301.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996. // Собрание законодательства Российской Федерации 1996. № 25. Ст. 2954.

Таможенный кодекс РФ 1993г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 26. Ст. 2397.

4Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 09.10.1992. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № І.Ст. 1.

Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. №208-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №1. ст.1.

степени устанавливают основы банковской деятельности либо ограничивают её. К этим основам необходимо отнести следующие группы норм:

а) непосредственно относящиеся к банковской деятельности (нормы о ЦБ РФ — ст. 75,103);

б) регулирующие экономические права и свободы граждан (право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности ст.34);

в) устанавливающие компетенцию и уровень правового регулирования (банковское законодательство должно относиться к федеральному уровню и не допускать регулирования на уровне субъектов РФ — ст.

71).

Указанные положения Конституции являются неотъемлемой частью подсистемы конституционных норм, которые некоторые авторы называют «экономической конституцией».1

C позиций регулятивного воздействия в конституционных основах следует выделять конституционные принципы-законоположения, содержащие в себе только общую идею, принцип. Таковыми являются ст. 35 Конституции РФ, устанавливающая, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, а также ст. 57, требующая, чтобы каждый платил законно установленные налоги и сборы. Эти и ряд других норм такого порядка дают возможность при рассмотрении спора непосредственно применять их, а не те законы, которые им порой даже противоречат.

Следует согласиться с Малеиным Н.С., указывающим, что не только Конституционный Суд РФ, но и обычные суды могут при рассмотрении дел «оценивать содержание закона или иного нормативного правового

акта, регулирующего данное правовое отношение, и во всех необходимых

2

случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия». [39] [40]

Процессуальным средством для разрешения таких проблем может служить приостановление производства по делу и запрос в Конституционный Суд РФ о конституционности тех или иных законов.

Кроме конституционных принципов-законоположений, принято выделять принципы-нормы, т.е. такие конституционные нормы, которые не нуждаются в принятии отраслевых законов, а обладают четко выраженным регулятивным потенциалом. В сфере банковского права к числу названных принципов следует отнести те нормы, которые регламентируют порядок назначения руководства Банка России, его отчетности. Так, в соответствии со ст. 103 Конституции РФ назначение на должность и освобождение от должности Председателя Центрального банка РФ отнесено к компетенции Государственной Думы РФ, которая рассматривает этот вопрос по инициативе Президента РФ. На рынке финансовых услуг единственным эмитентом денег является Центральный банк Российской Федерации (ст.

75 Конституции РФ). Никаких дополнительных нормативных актов для реализации этого положения не требуется, а то, что аналогичная норма содержится и в Законе о Центральном банке, означает простое повторение уже существующего предписания.

По мнению диссертанта, значение конституционных основ банковского права состоит в следующем.

Во-первых, они регулируют банковскую деятельность,

распространяя на нее правовой режим предпринимательства и устанавливая свободу передвижения товаров, услуг и финансовых средств (ст. 8 Конституции РФ). Государство на уровне Конституции создает гарантии для реализации банковских услуг, устанавливая при этом некоторые правила и принципы. Среди принципов можно рассматривать указанные в ст. 8 Конституции РФ свобода экономической деятельности, конкуренцию, равную защиту всех форм собственности и др.

Во-вторых, конституционные основы устанавливают минимум

гарантий прав и интересов участников банковских правоотношений, который не может быть ограничен специальными банковскими нормами. К числу таких прав можно отнести право на собственность, право на информацию, право на защиту и некоторые др.

В-третьих, конституционные нормы создают основу для единообразного банковского правового регулирования. Это выражается в том, что в соответствии со ст.71 Конституции РФ установление правовых основ единого рынка, финансовое, валютное, кредитное регулирование, денежная эмиссия отнесены к компетенции Российской Федерации. Следовательно, любые акты субъектов РФ, принимаемые по этим вопросам, следует считать незаконными.

II. Международные акты, регулирующие банковскую деятельность, обладают теми же свойствами, что и любые международные акты:

а) они являются обычаями, установленными практикой, либо договорами;

б) сложен механизм, обеспечивающий их реализацию;

в) в значительной своей части эти нормы нашли свое выражение в национальном законодательстве.

Конституцией Российской Федерации в статье 15 п.4 закреплен приоритет норм международного права над национальным.[41] Объективным становится стремление к унификации и стандартизации в банковской деятельности, поэтому роль международно-правовых актов значительно возрастает. Вполне понятно, что для обеспечения эффективности потоков движения денег необходимо, чтобы термин, например, «аккредитив» понимался одинаково всеми участниками платежных отношений независимо от того, где они находятся, по какому национальному законодательству созданы и действуют. Если банки разных стран будут по- разному толковать и применять различные платежные документы и операции, совершаемые по ним, то не только эффективность платежных

операций, но и сама возможность их осуществления окажется под вопросом.

Основными международными актами в сфере банковского права в настоящее время являются три группы актов.

Первую группу представляют собой правила совершения отдельных видов банковских операций (Унифицированные правила по инкассо, Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов, типовые законы и руководства о международных кредитовых переводах, об электронном переводе средств, унифицированные правила о договорных гарантиях и гарантиях по первому требованию). Особенностью этих актов является то, что их действие распространяется на всех участников тех или иных операций автоматически, без специальных ссылок; если стороны

• хотят, чтобы этого не происходило, они могут в договоре оговорить, что, например, к данному аккредитиву не применяются Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов. Такой вывод о правовой природе этих актов следует из того, что практически в каждом из них есть нормы такого типа, как п. А Унифицированных правил по инкассо (редакция 1995 года), установивший, что «настоящие положения и определения и последующие статьи применяются по всем инкассо... и

являются обязательными для всех заинтересованных сторон, если иное

♦ ,

прямо не согласовано...».

Вторую группу норм образуют двух или многосторонние конвенции, которые действуют на территории подписавших их стран. Среди таких конвенций следует назвать, прежде всего, Женевскую конвенцию о переводном и простом векселях, Конвенцию о чеках; сюда же следует отнести и конвенции об оказании правовой помощи, которые могут использоваться для получения банковской информации, обращении

' Унифицированные правила по инкассо (ред. 1995 г.). Публикация Международной торговой палаты (МТП №522).

взыскания на денежные средства, находящиеся на банковских счетах, и тлі.1

Третью группу составляют отдельно стоящие международные банковские стандарты, разрабатываемые Международной организацией по стандартизации (ISO), в которую на правах комитет-членов входят аналогичные национальные организации. Эти стандарты готовят технические комитеты, и они представляют собой совокупность технических требований по оформлению банковских документов, соблюдение которых имеет правовое значение, поскольку они используются в международной банковской практике. В настоящее время такие стандарты действуют по поводу подписей официальных лиц, уполномоченных подписывать банковские документы, платежных поручений, перевода денег по банковским чекам, организации кодирования, идентификационных карточек разных типов и видов.[42]

Названные и ряд других международно-правовых актов содержат в себе много банковских обычаев и правил, ссылка на которые обязательна при решении споров. Такова, например, норма ст. 1 Унифицированных правил по инкассо, гласящая, что банки будут действовать добросовестно и проявлять разумную заботливость. Несколько иная норма этого же акта устанавливает также на наш взгляд банковский обычай, состоящий в том, что банки не несут ответственности за выполнение обязательства в натуре, по которому осуществляется платеж (ст. 4). Следовательно, правовое значение рассматриваемых норм имеет двоякий характер:

а) они непосредственно применяются ко всем банковским операциям, выходящим за пределы одной страны;

б) описанные в них правила и обычаи могут использоваться при реализации национального законодательства, если оно отсылает к таким обычаям и не дает их описания.

'Волеводз А.Г. «Международный розыск, арест и конфискация полученных преступным путем денежных средств и имущества». M.2000.C.16.

2 Международные банковские стандарты. Т.З. М.1995. с.236.

III. Среди нормативно-правовых актов, регулирующих банковскую деятельность необходимо выделять общие и специальные законы, применение которых вызывает во многих случаях значительные трудности.

В качестве общих законов применительно к банкам следует назвать, прежде всего: Гражданский кодекс РФ, Уголовный кодекс РФ, Таможенный кодекс РФ, Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле», Федеральный закон «Об акционерных обществах» и другие законы, которые в той или иной мере регулируют порядок осуществления банковской деятельности кредитными организациями и Банком России.

Названные и ряд других законов должны применяться к банкам и банковской деятельности, если специальные банковские нормы не устанавливают каких-либо иных правил или ограничений. К этим же правовым нормам необходимо обращаться в случае, когда специальное регулирование является противоречивым, недостаточным и т.п. Общие законы устанавливают прежде всего:

•общие требования к организационно-правовым формам

предпринимательской деятельности. В связи с тем, что банки могут создаваться только как хозяйственные общества, эти требования распространяются и на банки. Однако, например, порядок формирования банковского уставного капитала закреплен особо как в самом Федеральном законе «О банках и банковской деятельности», так и в других нормативных актах, и в этом случае общие правила не действуют.

•общие правила о сделках и договорах, их формах, условиях и порядке заключения;

•общие нормы и основания ответственности в хозяйственном, а следовательно, и банковском обороте, которые означают, например, [43] 2

ответственность банка без вины как предпринимателя, установление полной ответственности банка, если не предусмотрено иное, и т.д.

К специальным банковским законам как основной группе правовых актов, регулирующих банковскую деятельность, относятся система законодательных актов, состоящая из Федеральных законов «О банках и банковской деятельности»,1 «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»,2 «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»,3 «О реструктуризации кредитных организаций».4

Специальное банковское законодательство в настоящее время еще окончательно не оформилось. На рассмотрении Госдумы находятся проекты таких Федеральных законов, как «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», «О федеральном государственном архиве кредитных историй», «О гарантировании вкладов граждан в банках», «Об использовании платежных карт в Российской Федерации» и Др.

Главным направлением совершенствования специального банковского законодательства помимо принятия законов должна стать его кодификация, которая даст возможность проанализировать весь основной нормативный материал банковского законодательства и корреспондирующей ему отрасли банковского права, обеспечить большую взаимосвязанность нормативных актов.

Специальные банковские законы должны соответствовать общим требованиям правового регулирования хозяйственного оборота и конституционным принципам и гарантиям. В то же время специальные законы вводят публично-правовые правила и требования, которые существенно отличаются от правил и требований частного правового

'Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 года N 395-1// СЗ РФ.1996. №6. Ст.492.

2 Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации» от 2 декабря 1990 г. №394-1 // СЗ РФ 1995 №18. Ст. 1593.

3 Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» от 8 января 1998 г. №6-ФЗ // СЗ РФ 1998. №2. ст.222.

4 Федеральный закон «О реструктуризации кредитных организаций» от 8 июля 1999 г. №144-ФЗ // Собрание законодательства РФ 1999. №28. Ст. 3477.

регулирования, например, нормы о порядке формирования уставного капитала, об изменении в одностороннем порядке процентных ставок по срочным вкладам и др.

В контексте изложенного, многие юристы (в том числе О.М. Олейник) подчеркивают возникновение юридической коллизии в отношении глав 42—46 ГК РФ и Закона о банках и банковской деятельности.1 Дело в том, что эти главы имеют специальный характер и рассчитаны на регулирование только банковской деятельности. Более того, ряд норм этих глав просто дублирует с теми или иными отклонениями уже существовавшие ранее банковские нормы, например о банковской тайне. Для юридической чистоты следовало бы эти нормы оставить только в специальных законах.

В практической деятельности возникает большое количество проблем, в связанных с применением норм банковского и гражданского права.

В числе таких проблем можно упомянуть до недавнего времени

действующий дуализм в отношении процентов по срочному договору. ГК

РФ в ст.838 закрепил невозможность изменения процентной ставки по

договору банковского вклада физического лица, внесенного на

определенный срок либо до наступления договором обстоятельств, если

это не предусмотрено законом. В то же время ст. 30 Закона о банках и

банковской деятельности (до внесения изменения) предоставляла банку

ш

такое право, при условии, что такая оговорка включена в договор с клиентом. До принятия решения Конституционным судом РФ Постановления от 23.02.99 N 4-П о признании не соответствующим Конституции РФ указанного положения2, мнение юристов, как практиков, так и теоретиков значительно различались.

Характеристика специальных законов, регулирующих банковские правоотношения и порядок осуществления банковской деятельности, будет

Щ 1 Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. М.1997. с.55.

2 Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П. По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю.Веселяшкина Н.П. Лазаренко //С3 РФ 1999. №10. ст.1254.

неполной, если не обратиться к тем факторам, которые формируют эти специальные законы. Известно, что содержание любых законов предопределяется экономическими, политическими, управленческими и иными базисными потребностями, для удовлетворения которых принимается тот или иной закон. Будучи провозглашенной на уровне теоретическом, социально-экономическая обусловленность правового акта требует некоторых операциональных характеристик, позволяющих установить параметры и формы выражения этой обусловленности. Такие характеристики могут быть выявлены через анализ тех предложений и дополнений, которые высказывались в ходе обсуждения проектов законов, поскольку именно эти предложения и дополнения воплощали в себе потребности разных социальных групп и движений, компромисс интересов # которых, надо полагать, воплотился в принятых законах.

Среди высказываемых и обсуждаемых предложений особого внимания заслуживает группа предложений представителей банковской системы, которую условно можно обозначить как требование максимальной четкости и жесткости формулировок закона по поводу прав и обязанностей банков и их клиентов. В названных предложениях видится тенденция оптимистического развития банковского правового регулирования. Казалось бы, нечеткие правовые формулировки дают большую свободу, в том числе для маневрирования в банковской сфере. Но, на современном этапе банки уже стремятся не к такой условной свободе, а к четкой правовой модели взаимодействия со своими клиентами, равно как и с органами государства.1

Представителями банковского сообщества высказывались предложения и о государственном протекционизме российским банкам, которые нашли воплощение в указе Президента РФ об освобождении банков от некоторых видов ответственности, отдельных налогов и т.п.

' Пресник С.В. Наемник капитала // Профиль от 12 марта 2001. с.28-33.

Совершенно иначе выглядят предложения, высказываемые от имени государственных органов, в частности Банка России, налоговых и иных государственных служб. Как правило, эти предложения фиксируют стремление уйти от конкретных формулировок, сделать нормы законов максимально общими, неконкретными.[44]

Можно с полным правом заявить, что в тех банковских законах, которыми регулируется банковская деятельность, был реализован компромисс интересов действующих в российской экономике сил.

Российское специализированное банковское законодательство начало формироваться с принятием двух законов: Закона о Центральном банке РФ (Банке России) и Закона о банках и банковской деятельности. Необходимо отметить, что появление первых вариантов данных законов в декабре 1990 г., когда рыночная экономика делала первые шаги, банковская система страны находилась в стадии зарождения, а денежно-кредитное регулирование осуществлял Государственный банк СССР, представляло собой значительный прогресс. Впервые за многие годы деятельность банков получила законодательную основу. Банки были объявлены самостоятельными юридическими лицами, не несущими ответственности по обязательствам государства (также как и государство не отвечает по обязательствам банков). Был определен порядок формирования уставных капиталов и различных целевых фондов. Было запрещено использование эмиссии денег непосредственно для финансирования дефицита государственного бюджета РСФСР.

Банк России объявлялся органом денежно-кредитного регулирования экономики, ответственного за объем и структуру денежной массы в обращении. Денежно-кредитное регулирование экономики РСФСР осуществляется Банком России путем определения норм обязательных резервов, учетных ставок по кредитам, установления экономических нормативов для банков, проведения операций с ценными бумагами. В

соответствии с законодательством РСФСР, Банк России впервые установил экономические нормативы, обязательные для коммерческих банков.

Законы о Банке России и банках и банковской деятельности положили

»

начало созданию двухступенчатой, или двухуровневой, банковской системы. Однако в последующем стала все более осознаваться необходимость разработки более детального, углубленного банковского законодательства преимущественно прямого действия. Происходящие в экономике процессы объективно потребовали постоянного совершенствования нормативно-правового регулирования банковской деятельности.

Значительным шагом вперед в этом направлении стало принятие 1995- 1998 года Закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О 9 Центральном банке РСФСР (Банке России)". Несмотря на текстуальные

отличия, новый вариант Закона в содержательном аспекте сохранил преемственность по отношению к исходному варианту и в то же время не смог окончательно ответить на ряд неотложных вопросов, поставленных перед законодательством быстро меняющейся ситуацией в экономике.

Прежде всего, в Законе не определен более четко правовой статус Банка России. Закрепленный в Федеральном законе статус Банка России должен соответствовать нормам Гражданского кодекса РФ, который регулирует общие положения о юридических лицах (гл. 4 ГК РФ) . Однако, Федеральный закон, определив, что Банк России является юридическим лицом, не установил его организационно-правовую форму как юридического лица и не определил его место в системе органов государственной власти РФ. Не углубляясь в исследования правовой природы ЦБ (этому посвящены специальные труды)2, диссертант хотел бы [45]

согласиться с выводом Столяренко В.М. о том, что

ЦБ - некоммерческая организация, созданная по решению Российской Федерации, имущество которой закреплено за этой организацией в момент ее создания и принадлежит на праве собственности Российской Федерации, ЦБ РФ по смыслу действующего гражданского законодательства по своей организационно-правовой форме может быть только государственным учреждением.1

Этот пробел в действующем законодательстве оказывает негативное воздействие на функционирование всей денежно-кредитной системы государства, затрудняет полноценное взаимодействие Центробанка России с органами государственной власти, кредитными и иными организациями.

• Специальный акцент сделан на то, что целью деятельности Банка России

является не получение прибыли, а защита и обеспечение устойчивости рубля и его курса по отношению к иностранным валютам, развитие и укрепление банковской системы РФ, обеспечение эффективного и бесперебойного функционирования системы расчетов.

К сожалению, эти функции выполняются пока не в полной мере. Автор разделяет позицию тех юристов и экономистов, которые считают, что Центральный банк пока не нашел в себе достаточных сил для последовательного выполнения названных целей.2

Впервые в законе были перечислены инструменты денежно-кредитной политики Банка России (ст. 35 Закона).

Следует обратить внимание на следующие обстоятельства. C одной стороны, не все еще нашедшие в законе инструменты денежно-кредитной политики активно используются Банком России.

*

1 Столяренко В.М. Центральный банк: правовой статус. СПб. Лимбусс-Пресс.2001. с.300-320.

2 Гейвандов Я.А. Правовое положение Центрального банка Российской Федерации. Государство и право. 1997. № 11. С. 75.

Закон обогнал практику, установив для нее необходимые ориентиры.1 В законе более подробно прописаны полномочия Банка в сфере банковского регулирования и надзора.

Введен ряд новых экономических нормативов, устанавливаемых Банком России для коммерческих банков: минимальный размер собственных средств (капитала); предельный размер неденежной части уставного капитала; максимальный размер риска на одного кредитора (вкладчика); максимальный размер привлечения денежных вкладов (депозитов) населения; минимальный размер резервов, создаваемых под высокорисковые активы; максимальный размер кредитов, гарантий и поручительств, предоставляемых кредитной организацией своим акционерам (статьи 61 - 72).

На Банк России возлагается обязанность объявлять о предстоящем изменении нормативов и методики их расчета не позднее, чем за месяц до их введения. Сделано это для того, чтобы банковскую систему не лихорадило от неожиданных решений.

В законе о Центральном банке вместе с тем осталась много норм непрямого действия, хотя именно по этой линии, в частности, подвергался острой критике исходный его вариант. Это касается, прежде всего, наиболее важных для банков аспектов их взаимоотношений с Центральным банком. Так, в ст. 38, посвященной резервным требованиям, записано, что порядок депонирования обязательных резервов в Банке России устанавливается Советом директоров. Но она оставляет открытым вопрос о правилах и процедурах установления такого порядка.

Аналогично обстоит дело и с рефинансированием банков (ст. 40). Часть 2 этой статьи состоит из одной фразы: "Формы, порядок и условия рефинансирования устанавливаются Банком России". В законе отсутствуют

1 C другой стороны, создавшееся в 1996 г. напряжение в банковской системе после решения Банка России изменить методику расчета норматива обязательного резервирования свидетельствует, что законодатель не всегда подробно, как того требуют реальные условия, прописал механизмы использования соответствующих инструментов денежно-кредитной политики, допустив тем самым возможность принятия непродуманных волевых решений.

как основные правила рефинансирования банков, так и механизмы разработки, принятия и пересмотра таких правил. Фактически законодательно не определена ответственность Банка России, поскольку зафиксировано, что он "несет ответственность в порядке, установленном федеральными законами" (ст. 49). Рїз статьи не ясно даже, о какой ответственности идет речь: за неисполнение ЦБ своих обязательств по сделкам, либо за последствия принимаемых ими решений, либо за все вместе. Данную норму в такой ее формулировке применить практически невозможно.

Рассмотрим теперь обновленный вариант Закона "О банках и банковской деятельности", вступивший в силу в июле 1999 года. Обращает на себя внимание тот факт, что многие прежние положения развернуты, конкретизированы или приобрели более выверенную юридическую форму. Появились новые, ранее отсутствовавшие положения.

Прежде всего, в законе более точно, чем раньше, показаны отличия кредитных учреждений от иных коммерческих организаций (по цели деятельности, кругу операций и организационно-правовой форме). Кроме того, уточнено отличие банка от небанковского кредитного учреждения, что дает основание для развития клиринговых и иных расчетных организаций, а также кредитных учреждений с ограниченным числом выполняемых банковских операций.

Банки от других кредитных организаций отличает совокупность четырех операций: привлечение вкладов, кредитование за счет привлеченных средств, проведение расчетов, осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов). Иные же кредитные организации могут осуществлять лишь отдельные из них (конкретное соотношение их устанавливает Банк России).

Все существующие операции кредитных организаций могут быть классифицированы на четыре вида: те, для проведения которых требуется

лицензия; те, которые они осуществляют в силу самого их статуса; гражданско-правовые сделки, которые кредитные организации могут заключать как юридические лица; и, наконец, сферы деятельности,

категорически для них запрещенные. К последним законом отнесены: производственная, торговая и страховая.

Необходимо особо отметить операции кредитных организаций на рынке ценных бумаг. Здесь Закон выделяет две группы операций, первая из которых - операции с ценными бумагами, непосредственно связанными с банковской деятельностью. Это операции с чеками, векселями, депозитными сберегательными сертификатами. Кредитная организация может проводить их без лицензии.

Кредитные организации могут совершать и иные сделки, необходимые

• им для обеспечения своей деятельности как юридических лиц. Но в то же время, им, как и в прежней редакции Закона, категорически запрещено заниматься торговой, производственной, страховой деятельностью.

На законодательном уровне решен вопрос о порядке государственной регистрации и лицензирования банковской деятельности. Новый закон сохранил правомочия Банка России по лицензированию и регистрации кредитных организаций. Для регистрации или выдачи лицензии учредители кредитной организации обязаны направить Банку России ряд документов,

перечень которых изменился по сравнению с тем, который был ранее определен Методическими указаниями "О порядке создания и деятельности коммерческих банков на территорий РСФСР", В частности, Закон о банках не требует четыре копии Устава; не нужно предоставлять экономическое обоснование создания кредитной организации, справки по задолженности юридических и физических лиц, принимаемых на обслуживание в банк. Но учредители -юридические лица должны направлять в ЦБ справки из Налоговых органов о выполнении ими обязательств перед бюджетами за последние три года. А учредители - физические лица - декларацию о доходах, заверенную налоговыми органами и подтверждающую источники происхождения средств, вносимых в уставной капитал кредитной организации.

Важный момент нового Закона - отсутствие ограничения на величину доли уставного капитала, которая может находиться в собственности одного учредителя. Иными словами, снимается прежний жесткий лимит в 35%. Вновь создаваемые кредитные организации должны заявлять уставной капитал в соответствии с экономическим нормативом, установленным Банком России. Закреплено право Банка России определять предельный размер неденежной части уставного капитала. Для его формирования запрещено использовать привлеченные средства.

Вдвое увеличился срок (вместо прежних 3 месяцев теперь - 6), в течение которого ЦБ обязан рассмотреть предоставленные ему документы. Но, • думается, для обеспечения стабильной работы банковской системы,

стремящейся не допустить появления "банков-однодневок", и такое время недостаточно. Тем более, что международный опыт доказывает: для глубокого и качественного анализа предложения о создании кредитной организации требуется не менее одного года. Закон расширяет круг оснований для отказа в государственной регистрации и выдаче лицензий. К ним теперь относятся: неудовлетворительное финансовое положение учредителей или невыполнение ими своих обязательств перед бюджетами разного уровня; несоответствие документов, поданных для государственной регистрации и получения лицензии, требованиям федеральных законов, а также несоответствие квалификационным требованиям кандидатов на должности руководителей исполнительных органов и главного бухгалтера.

В связи с окончанием 1 января 1996 г. срока действия запрета на открытие иностранных банков на территории России законодатели установили новые правила регулирования деятельности иностранных банков и банков с иностранным участием. Деятельность иностранных кредитных организаций, прежде всего, зависит от квоты участия

иностранного капитала в российской банковской системе, которая устанавливается Федеральным законом, по предложению Правительства, согласованному с Центральным банком. Указанная квота определяется как отношение суммарного капитала, принадлежащего нерезидентам в уставных капиталах кредитных организаций с иностранными инвестициями, и капитала филиалов иностранных банков к совокупному уставному капиталу кредитных организаций, зарегистрированных на территории РФ. При достижении этой квоты Банк России должен прекратить выдачу лицензий банкам с иностранными инвестициями, а также филиалам иностранных банков (ст. 18).

В новой редакции закона зафиксированы достаточно жесткие ограничения деятельности банков на рынке вкладов населения. Только банки могут осуществлять операции по привлечению средств граждан во вклады, причем только в случае, если после даты государственной регистрации прошло не менее двух лет (ст. 36). И что самое главное, закон создал правовые условия для организации системы защиты вкладов, предполагая образование федерального фонда обязательного страхования вкладов, а также фондов добровольного страхования.

Вполне понятно, что этот дуализм рожден не столько желанием сформировать лучшие условия, сколько неотработанностью концепции защиты банковских вкладов. Введение всеобъемлющей системы обязательного страхования исключает систему добровольного страхования, так как их совместное использование стоит дорого и повлечет за собой удорожание банковских услуг. Интересен в этом отношении опыт зарубежных стран. В ряде стран либо существует одна из двух систем, либо первая не является всеохватывающей и дифференцирована по видам кредитных организаций.

Важно подчеркнуть, что меры по защите вкладов населения в банках в значительной степени связаны с мерами, препятствующими появлению на рынке организаций, которые осуществляют банковские операции без соответствующей лицензии. В законе установлена ответственность за осуществление безлицензионной деятельности юридическим лицом - взыскание с него в бюджет всей суммы, полученной в результате осуществления данных операций, плюс штрафы в двукратном размере этой суммы.

Иски о взыскании направляются в суд прокурором, Центральным банком, либо федеральным органом исполнительной власти. Центральный банк РФ, также получает право обращаться в арбитражный суд с иском о принудительной ликвидации такого рода юридических лиц (ст. 13).

Практика последних лет обнажила серьезный недостаток действующего закона. Так разоряющиеся банки, предвидя начало процедуры банкротства после отзыва лицензии начинают переводить имеющиеся активы в другие коммерческие структуры.

Сегодня у судебных инстанций и ЦБ РФ есть реальное право вводить мораторий на удовлетворение требований кредитора и замораживать деятельность кредитного учреждения, т.е. принимать меры к тому, чтобы его имущество и другие материальные средства не исчезали. Внесенные изменения в закон запрещают до момента создания ликвидационной комиссии (ликвидатора) или назначения арбитражным судом конкурсного управляющего заключение сделок кредитной организации и исполнение обязательств по сделкам кредитной организации (за исключением сделок, связанных с текущими коммунальными и эксплуатационными платежами кредитной организации, а также с выплатой выходных пособий и оплатой труда лиц, работающих по трудовому договору (контракту), в пределах сметы расходов, согласуемой с Банком России либо с уполномоченным представителем Банка России в случае его назначения).

Следующим шагом на пути совершенствования процедуры ликвидации или реорганизации кредитной организации стало принятие статей 23 и 23.1. В случае прекращения деятельности кредитной организации на основании решения ее учредителей (участников) Банк России на основании ходатайства кредитной организации принимает решение об аннулировании лицензии на осуществление банковских операций. Порядок представления кредитной организацией указанного ходатайства регулируется нормативными актами Банка России. В случае аннулирования или отзыва лицензии на осуществление банковских операций кредитная организация в течение 15 дней с момента принятия такого решения возвращает указанную лицензию в Банк России.

Банк России вправе обратиться в арбитражный суд с требованием о ликвидации кредитной организации независимо от ее финансового состояния, если в кредитной организации, у которой отозвана лицензия на осуществление банковских операций, в течение одного месяца с момента отзыва указанной лицензии не создана ликвидационная комиссия (ликвидатор) или в отношении ее не применяются процедуры банкротства.

Как уже отмечалось принятое Постановление Конституционного Суда РФ от 23.02.99. признало не соответствующим Конституции РФ положение части второй статьи 29 об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан. Кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

К сожалению, в Законе о банках имеется много норм, в соответствии с которыми решение тех или иных вопросов передается в исключительное ведение Центрального банка РФ без какой-либо конкретизации. Непонятно, в рамках каких ограничений и в соответствии с какими принципами и правилами последний вправе принимать соответствующие решения. Наиболее важным, не только с точки зрения банкиров, но и с позиции защиты государственных интересов, является вопрос критерия выбора определенной кредитной организации (стоящей перед процедурой банкротства), для оказания помощи и размере этой помощи со стороны ЦБ.

Отличительной особенностью Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» является то, что основная масса норм, посвящена не процедуре банкротства, а мерам по предотвращению банкротства кредитных организаций. Поскольку в процессе банкротства кредитных организаций происходит столкновение не только частно-правовых интересов отдельных кредиторов с банком- должником, поэтому с точки зрения публично-правового интереса часто необходимо не банкротство кредитной организации, а ее сохранение как элемента расчетной и банковской системы. В связи с этим основная работа с (потенциально или реально) неплатежеспособными банками проводиться на этапе, предшествующем отзыву лицензии на осуществление банковских операций. Это объясняет применение реабилитационных процедур к кредитным организациям исключительно в рамках досудебной санации и невозможность их применения в арбитражном процессе. В отличие от общего порядка рассмотрения дел о банкротстве в арбитражном суде, дела о банкротстве кредитных организаций имеют свои особенности. Самой важной из них, с точки зрения диссертанта, являются иные полномочия и задачи арбитражного суда в деле о банкротстве кредитной организации.

Если при проведении банкротства в соответствии с законом о несостоятельности (банкротстве) 1998 года на арбитражный суд возлагается обязанность, помимо установления факта неплатежеспособности хозяйствующего субъекта и признания его банкротом (или установление факта его платежеспособности и прекращения дела о банкротстве), применить все возможные меры, предусмотренные в законе, по предотвращению банкротства и восстановлению платежеспособности неисправного должника, то законом о банкротстве кредитных организаций арбитражный суд не располагает такими полномочиями. Задачей арбитражного разбирательства является: на основе полного и всестороннего

исследования фактических обстоятельств по делу установить факт платежеспособности или неплатежеспособности кредитной организации и на основе этого либо прекратить производство по делу либо назначить конкурсное производство. Что касается мер по предотвращению банкротства кредитных организаций, то их проведение целиком и полностью возлагается на Центральный Банк и руководство кредитной организации.

Федеральный Закон «О реструктуризации кредитных организаций» (далее Закон о реструктуризации) был принят 25 июня 1999 г. Государственной Думой Российской Федерации.

Закон о реструктуризации имеет множество недостатков, среди основных хотелось бы назвать:

• • Низкий уровень законодательной техники, слабая разработанность

основных понятий и категорий. Например, понятие реструктуризация - основное понятие закона - имеет логические противоречия:

реструктуризация понимается как преодоление финансовой

неустойчивости и восстановление платежеспособности, так и ликвидация кредитной организации. Отсутствует определение категории «объединение кредиторов».

• Дублирование многочисленных положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в части применяемых процедур по предупреждению банкротства кредитных организаций.

• Отсутствие материальной ответственности Агентства по

реструктуризации кредитных организаций (АРКО) за вред, причиненный виновными действиями служащими АРКО, кредитной организации.

• Неопределенность правового статуса АРКО и некоторые др.

IV. Особое значение для практической деятельности всех банков и кредитных организаций представляют правовые акты Центрального банка Российской Федерации, которые издаются им в силу его нормотворческой

компетенции и в рамках целей по защите и обеспечению устойчивости рубля, а также по развитию и регулированию банковской системы РФ. Это установлено ст. 6 Закона о ЦБ, которая содержит ряд принципиальных требований в отношении этих актов, получивших на практике далеко не однозначное применение и развитие.

Во-первых, нужно отметить, что нормативные акты ЦБ РФ в сфере финансовых отношений (в первую очередь банковских, расчетных отношений, денежного обращения, валютного регулирования) обязательны для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, всех юридических и физических лиц.

Во-вторых, из всего массива нормативных актов ЦБ РФ следует выделить особую группу - те акты, которые затрагивают права, свободы или обязанности граждан, причем Закон устанавливает, что такое затрагивание должно быть «непосредственным», но не указывает, что под этим понимается. В таких условиях свобода толкования анализируемой нормы закона предоставлена ЦБ РФ, который в качестве актов, непосредственно затрагивающих права, свободы или обязанности граждан, может рассматривать и рассматривает только те акты, которые регулируют правоотношения по поводу банковского вклада, валютных операций, одной стороной которых является гражданин, и не распространяет это толкование на акты, регулирующие правоотношения с коммерческими банками и их клиентами - юридическими лицами.

Правовое назначение выделения этой группы актов состоит в том, что к ним предъявляются специальные требования:

а) публикация в «Вестнике Банка России»

б) регистрация в Минюсте РФ.

По своему содержанию указанные требования не являются новыми, поскольку в отношении нормативных ведомственных актов они действуют довольно давно. До принятия Закона о Центральном банке РФ его

специалисты считали, что на Банк России эти общие требования не распространяются. До 4 мая 1995 г. такие акты в принципе не имели официального источника публикации и в Министерстве юстиции не

* регистрировались, что, разумеется, создавало массу трудностей для ознакомления с ними и их применения. В настоящее время ситуация несколько изменилась, но не принципиально.

Дело в том, что публикация актов преследует вполне понятную цель доведение до сведения неограниченного круга лиц нормативной информации. В настоящее время эти акты публикуются. Однако издание самого «Вестника» осуществляется закрытым акционерным обществом «Прайм» в режиме монопольном и замкнутом, что, как справедливо подчеркивают юристы, привело к созданию картеля по предоставлению

* информационных услуг.[46] В обоснование такого вывода ссылаются на условия распространения данного издания и обязанность подписчиков не передавать полученную информацию. Разумеется, таким образом, нормативная информация не должна распространяться, поскольку она затрагивает интересы неограниченного круга лиц и должна быть открытой и доступной.

Очевидно, что применительно к нормативным актам ЦБ РФ следовало бы избрать ту же форму публикации, которая применяется ко всем

*

ведомственным нормативным актам, публикацию в «Российской газете» или «Российских вестях».

Принимаемые нормативные акты ЦБ РФ можно классифицировать по следующим критериям на группы:

1) по форме:

•указания (если его содержанием является установление отдельных правил по вопросам, отнесенным к компетенции Банка России);

•положения (если его основным содержанием является установление системно связанных между собой правил по вопросам, отнесенным к компетенции Банка России);

• инструкции (если ее основным содержанием является определение порядка применения положений федеральных законов, иных нормативных правовых актов по вопросам компетенции Банка России (в том числе в форме его указаний и положений);

•письма;

•телеграммы;

2) по срокам: постоянные, временные;

3) по содержанию: нормативные, интерпретационные и акты применения.

Нормативные акты Банка России не имеют обратной силы. Правовое значение нормативных актов Госбанка СССР на разных этапах политической жизни России оценивалось по-разному и до сих пор вызывает споры юристов. Более того, в сентябре 1991 года с разрывом в 14 дней ЦБ РФ издал две телеграммы. Первая требовала признать на территории России недействительными все акты ГБ СССР. Вторая, действующая до настоящего времени, устанавливала, что все акты ГБ СССР, если они прямо не противоречат российскому новому законодательству, считаются действующими вплоть до специальной их отмены ЦБ РФ. Вторая позиция вполне объяснима: банковская деятельность регламентируется правовыми актами на уровне технологии, следовательно, объем этих актов значительный; в короткий промежуток времени невозможно создать новое рыночное регулирование технологии, поэтому сохраняются старые правила. Важнейшими из нормативных актов ГБ СССР являются инструкции о порядке открытия банковских счетов (№ 28), о кредитовании материальных запасов и производственных затрат (№ 1), о валютных операциях (№ 352), о бухгалтерском учете (№ 7) и др.

Регулярно ЦБ РФ публикует список актов ГБ СССР, признанных недействительными на территории России.

В связи с необходимостью применения актов Госбанка СССР юристы предлагают считать некоторые акты фактически утратившими силу.1 Такое предложение является, на взгляд диссертанта, некорректным, поскольку в указанной выше телеграмме ЦБ РФ оговорено, что все нормативные акты действуют вплоть до специальной отмены. Следовательно, нужно и можно ставить вопрос не о фактической утрате силы нормативного акта, а о его признании неподлежащим применению в связи с противоречием действующему российскому законодательству.

Эти, казалось бы, чисто теоретические и, может быть, несколько искусственные соображения иногда приобретают существенное значение. В качестве примера можно сослаться на споры, ведущиеся вокруг ссудных счетов. Нормативные акты Президента РФ и других органов государственной власти неоднократно устанавливали, что кредит должен предоставляться путем перечисления денег на расчетные счета. В то же время устанавливалась обязанность банка сообщать в налоговую службу об открытых ссудных счетах. Если обратиться к актам Госбанка СССР, то можно сделать вывод, что ссудные счета это не счета налогоплательщика, а договорные счета, т.е. они представляют собой форму исполнения договора, что также отмечали юристы.[47] [48] Поэтому ранее действовавшие правила не отменяются новыми актами, и банковская практика дает тому множество подтверждений.

V. Приобретающими все большее значение для российской системы права становятся решения, принимаемые судами.

Как известно, Конституционный Суд РФ занимается толкованием Конституции РФ и ее норм, т.е. уясняет и разъясняет смысл

интерпретируемых норм.

Правовая позиция Конституционного Суда выражается в его решении либо итоговом решении о толковании Конституции, которое называется постановлением, имеет письменную форму и обладает нормативным значением.

Нормативное толкование Конституционного Суда рассчитано на неоднократное применение, осуществляется в отношении широкого круга общественных отношений, является официальным и обязательным. Правовая позиция Суда, выраженная в решении по конкретному делу, распространяется не только на участников конституционного спора, в связи с которым она была сформулирована, но и на неограниченный круг лиц.

По мнению диссертанта, следует поддержать научную позицию Б.С. Эбзеева, о том, что все решения Конституционного Суда являются источниками права и им присуща материально-правовая сила закона.1

Конституционный Суд фактически выполняет в определенных пределах и правотворческую функцию, осуществляя конкретизацию и интерпретацию норм Конституции РФ, которая подчас расходится с позицией законодателя и правоприменителей.2 Конституционный Суд РФ также создает новые нормы, в особенности процедурного характера, восполняющие пробелы Конституции.

Прецеденты, создаваемые Судом, как и акты толкования, имеют нормативно-регулирующее значение и в этом смысле также являются высшими по своей юридической силе правовыми нормами, распространяющимися на неопределенный круг случаев и субъектов конституционно-правовых отношений.4 Об этом говорится и в ст. 6

'Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы //Государство и право. 1998. № 5. С.7 2 Павлодский Е.А. Обжалование актов Центрального банка Российской Федерации // Право и экономика. 1998.№5-6. с.20.

J Современное состояние российского законодательства и его систематизация: «Круглый стол» журнала «Государствои право»//Государство и право. 1999.№2. С. 27.

4 Лазарев Л.В. Конституционный Суд Российской Федерации и развитие конституционного права // Журнал российского права. 1997. №11.

Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации», согласно которой решения Суда обязательны не только для участников конституционного спора, но и для иных субъектов права.

Таким образом, можно вполне обоснованно сделать вывод: решения Конституционного Суда РФ все в большей степени начинают регулировать отношения в банковской сфере (например: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4- П. По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю.Веселяшкина Н.П. Лазаренко; Постановление от • 23 декабря 1997 г. «По делу о проверке конституционности п. 2 ст. 855

ГК РФ и ч. 6 ст. 15 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» в связи с запросом Президиума Верховного Суда РФ).1

В таком контексте практика арбитражных судов может быть рассмотрена с нескольких позиций:

а) по формам выражения арбитражной практики: решения по отдельным делам, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда, информационные письма и обзоры (Например, Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда №1067/97 «О необоснованности взыскания пени с налогоплательщика за задержку исполнения платежных поручений

л

клиентов банка по перечислению налогов в бюджет» );

б) по содержанию принципов, на основе которых выносятся те или иные решения.

В настоящее время арбитражная практика ориентируется на принципы, которые могут быть определены как гражданско-правовые, что является [49] [50]

явно недостаточным, а порой и ошибочным. Например, в соответствии с разъяснением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ ответственность за нарушения правил расчетов может наступать только перед владельцем счета по договору банковского счета (см. письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 апреля 1994 г.). Это разъяснение широко используется на практике, в результате чего ответственность иных банков, участвующих в расчетах как звенья одной банковской системы, в частности ответственность ЦБ РФ, не наступает либо наступает только в порядке регресса[51].

В целом, арбитражная практика выполняет функцию толкования норм закона и условий договоров. Однако порой под видом толкования создаются новые нормы права, что для континентальной системы право до сих пор очень непривычно. Так было, например, с введением в качестве стороны по делу в арбитражный процесс обособленных структурных подразделений юридических лиц, что потом нашло свое отражение в новой редакции АПК РФ, поскольку диктовалось экономико-организационными потребностями.

Проведенное исследование наиболее важных норм права, регулирующих банковскую деятельность, выявило значительные законодательные пробелы. Автору хотелось бы отметить следующие моменты.

Наблюдается существенное отставание правового регулирования отношений в банковской деятельности от потребностей практики. В действующем законодательстве отсутствует институт гаранта организации или групп организаций, берущих на себя неограниченные суммами и временем обязательства покрыть все долги кредитного учреждения в случае его неплатежеспособности, банкротства. Создание такого института может стать одним из вариантов возврата доверия российской банковской системе со стороны вкладчиков.

До сих пор в российском законодательстве нет закона о кредитных

историях (не только для банков, но и в отношении всех хозяйствующих

субъектов).

I

Скорость обращения денег является одним из ключевых параметров, определяющих текущее состояние экономики в целом и непосредственно влияющих на уровень инфляции. Все это свидетельствует о необходимости разработки системы расчетов, которая позволила бы освободить средства банков и ускорить оборачиваемость капитала. В настоящее время в Российской Федерации банк, работающий одновременно в нескольких сегментах финансового рынка, вынужден депонировать значительные средства на корреспондентских счетах в ЦБ и тем самым отвлекать их из оборота, что даже на короткий период крайне невыгодно и опасно сточки • зрения ликвидности банка. В связи с этим важнейшую роль могут и

должны сыграть играть клиринговые палаты. Развития клиринговых систем в России, правовое регулирование клиринговой деятельности основывается сегодня на разрозненных, противоречащих друг другу подзаконных нормативных актах, принятых различными органами государственной власти. Такая ситуация не способствует становлению клиринга как одной из основных форм проведения безналичных расчетов в том числе межбанковских. В этой связи тема совершенствования отечественного законодательства о клиринге представляется диссертанту особенно актуальной не только для современной российской платежной системы, но и для всей финансовой системы в целом.

Требуется согласование и увязка норм гражданского законодательства с положениями о банковской деятельности, содержащихся в актах других отраслей права. В частности, необходимо согласование норм гражданского процессуального права, регламентирующих порядок обращения взыскания на денежные средства граждан и организаций в банках и иных кредитных

»

учреждениях, с положениями уголовно-процессуального права, определяющими порядок изъятия вещественных доказательств и т.п.

Оздоровление рынка банковских услуг нуждается в комплексном подходе к совершенствованию уголовного законодательства, формулированию и освоению основных понятий и категорий финансовой деятельности, установлению прочных деловых традиций. Учитывая, что наибольший размах имеют все же преступления в экономической сфере, было бы целесообразно включить в уголовное законодательство ряд статей, которые могли бы стать основой уголовно-правовой защиты банковской деятельности. Среди них защита: от нарушений порядка осуществления предпринимательской деятельности, получения кредитов путем обмана, незаконного использования конфиденциальной информации, обмана кредиторов, мошеннических действий профессиональных участников фондового рынка.

В компетенцию ЦБ РФ не входят контроль за сделками, основанными на сговоре и иных формах «серого» бизнеса. Он ограничивается лишь формальным надзором за соблюдением банковского законодательства. Поэтому притворные и мнимые сделки могут совершаться без каких-либо юридических последствий, что наносит колоссальный ущерб общественным и национальным интересам.

Более активно, по мнению диссертанта, должна вестись разработка законодательных актов, касающихся слияния и поглощения банков, - сегодня, когда начался процесс сокращения числа банков, этот вопрос актуален как никогда. Создание банковских холдингов, участие банков в финансово-промышленных группах должно получить четкое правовое регулирование. В связи с этим, в настоящее время остро стоит проблема разработки и принятия законов, определяющих такие банковские процедуры, как слияние, поглощение и ликвидация коммерческих банков.

Как показывают последние исследования, в том числе проведенные диссертантом, для активизации эффективности банковской деятельности необходимо создать правовую основу, во-первых, для своевременной помощи проблемным банкам, а во-вторых, для надежной защиты размещенных в банках средств граждан и предприятий, причем на страховой основе, без участия бюджета. Эти меры повысят надежность кредитно-финансовой системы, оздоровят инвестиционный климат.

Реформирование необходимо проводить одновременно по нескольким направлениям:

Во-первых, определить этапы собственно правового развития: заполнение "правовых вакуумов", упорядочение и дальнейшее совершенствование банковского законодательства, прогнозные оценки развития банковского законодательства;

Во-вторых, выделить в рамках каждого этапа блоки законов, наиболее важные для решения стоящих задач экономического и социального развития.

В-третьих, систематически корректировать правовые акты и практику их применения с учетом меняющейся ситуации в стране.

*

<< | >>
Источник: Журавлев Алексей Вячеславович. Центральный банк Российской Федерации: проблемы развития и укрепления банковской системы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2002. 2002

Скачать оригинал источника

Еще по теме §3. Основы правового регулирования банковской деятельности в Российской Федерации:

  1. 2.3. Федеральные программы как инструмент регулирования инвестиционной активности
  2. 2.2. Система источников правового регулирования потребительского кредитования в России и в зарубежных правопорядках
  3. 2.1. Общая характеристика и особенности банковского законодательства Российской Федерации
  4. § 1. Понятие и значение государственного и муниципального кредита в Российской Федерации. Государственный и муниципальный долг
  5. § 2. Правовые основы денежной системы Российской Федерации
  6. ВОПРОС 53 Правовые основы государственного регулирования банковской деятельности
  7. Проблемы федерального и регионального правового регулирования создания и деятельности кредитных союзов
  8. §1. Проблемы правового регулирования ипотечных институтов в России
  9. § 2. БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И БАНКОВСКИЕ ОПЕРАЦИИ КАК ПРЕДМЕТ БАНКОВСКОГО ПРАВА
  10. Тема 9. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  11. Понятие «банковское право». Краткая история банковского законодательства
  12. Банковское законодательство
  13. Глава 3. Совершенствование правового регулирования муниципального кредита в Российской Федерации
  14. 1.3. Рынок и границы госрегулирования и планирования экономики Российской Федерации
  15. Основы формирования и управления государственным долгом
  16. § 2. Развитие правового регулирования деятельности уполномоченных банков Правительства Москвы в условиях определения правового положения АО «Московский муниципальный банк - Банк Москвы» (1995 г. - конец 1999 г.).
  17. §2. Эволюция банковской системы в Российской Федерации
  18. §3. Основы правового регулирования банковской деятельности в Российской Федерации