<<
>>

Проблемы банка с частичным резервированием: неплатежеспособность

Этот неудачный разворот правовой системы означает, что банкир, ведущий свою деятельность на основе частичного

резервирования, даже если он нарушит контракт, не может рассматриваться как преступник.

Но банкир все еще сталкивается, хотя и с меньшей, но все же неприятной угрозой: неплатежеспособностью. Существуют два основных источника неплатежеспособности такого банкира.

Первый и наиболее разрушительный, поскольку может проявиться в любой момент, состоит в том, что клиенты банка, которые держат у себя складские расписки или получают их в качестве оплаты, теряют доверие к платежеспособности банка и в массовом порядке решают получить по своим распискам наличные. Утрата доверия, если она распространится на большое количество вкладчиков банка, будет иметь разрушительные последствия, она всегда фатальна. Она фатальна, поскольку в силу самого характера банковской деятельности с частичным резервированием банк не может выполнить все заключенные контракты. В этом состоит основная причина неприятного процесса, известного как «набег на банк», когда большинство вкладчиков охватывает страх, они чувствуют тревогу и требуют свои деньги. «Набег на банк», мысль о котором бросает в дрожь любого банкира, по своей сути является «народным» восстанием, посредством которого одураченная публика, вкладчики отстаивают право на свои собственные деньги. Этот процесс своей мощью способен раздавить любой банк. Представьте, что внушающий доверие и владеющий даром убеждения оратор завтра выступит по телевидению, чтобы предупредить американскую общественность: «Народ Америки! Банковская система нашей страны неплатежеспособна. В сейфах банков нет “ваших денег”. Там находится только 10% ваших денег. Народ Америки! Заберите свои деньги сейчас, пока не стало слишком поздно!» Если люди последуют этому совету в массовом порядке, то американская банковская система завтра же будет разрушена.

«Клиентов» банка можно разбить на несколько групп.

В первую входят те, кто вносит в банк наличные деньги (либо в золоте, либо государственными бумажными деньгами). Во вторую входят те, кто получает кредиты фальшивыми складскими расписками. Но есть и третья, самая многочисленная группа. Это те, кто принимает расписки банка в ходе обмена и, таким образом, становится клиентом этого банка.

Банк, проводящий политику 100%-ного резервирования

Давайте рассмотрим, как работает метод частичного резервирования. Из-за неопределенности закона вклад наличных денег в банк рассматривается как кредит, а не как залог, и в пассивах баланса банка появляются займы. Допустим, я учредил Депозитный банк Ротбарда, и поначалу банк строго придерживается политики 100%-ного резервирования. Предположим, что банк принял депозиты на 20 000 долл. Тогда, отвлекаясь от моего капитала и других активов банка, его баланс будет выглядеть как в табл. 4.

Депозитный банк Ротбарда
Активы Акционерный капитал + Пассивы
Наличные: 20 000 долл. Складская расписка на наличные: 20 000 долл.

Таблица 4

Пока расписки Банка Ротбарда принимаются на рынке как эквивалент наличных и функционируют в этом качестве, они будут выполнять их функции, станут суррогатом реальных наличных денег. Предположим, что Джонс положил в Банк Ротбарда 3000 долл. Затем он приобрел карти

ну в художественной галерее и оплатил ее своей депозитной распиской на 3000 долл. (Распиской может быть либо выписанная квитанция, либо текущий открытый счет.) Если галерея пожелает, она может не обналичивать расписку и, относясь к ней как к наличным, хранить ее у себя. В этом случае галерея становится «клиентом» Банка Ротбарда.

Следует понимать, что в нашем примере в роли денег выступают либо наличные, либо расписки на наличные, но не то и другое одновременно. Пока банк в своей деятельности строго придерживается 100%-ного резервирования, денежная масса не увеличивается, изменяется только форма, в которой обращаются деньги.

Так, если в обществе имеется 2 млн долл. наличных денег и люди кладут 1,2 млн долл. в депозитные банки, то общая сумма денег, равная 2 млн долл., остается неизменной с той лишь разницей, что 800 000 долл. будут оставаться наличными, тогда как остальные 1,2 млн долл. будут обращаться в виде складских расписок на наличные деньги.

Предположим, что банки поддались соблазну создать фальшивые складские расписки на наличные деньги и выдать их в виде ссуды. В результате ранее строго разделенные депозитная и ссудная деятельность банков смешиваются. Сохранность доверенного вклада нарушена, и депозитный договор не может быть выполнен, если все «кредиторы» попытаются предъявить свои требования к погашению. Липовые складские расписки выдаются банком в виде ссуды. Банковская деятельность с частичным резервированием поднимает свою «уродливую голову».

Итак, представим, что Депозитный банк Ротбарда (см. табл. 4) решил создать на 15 000 долл. фальшивых складских расписок, которые не обеспечены наличными деньгами, но погашаются наличными по первому требованию, и ссужает их в виде различных займов или на приобретение ценных бумаг. Как после этого выглядит баланс Банка Ротбарда, показано в табл. 5.

В этом случае характер ссудной деятельности банка резко меняется. Как и в прошлых примерах, расширяется обращение складских расписок в роли денег и сокращается использование наличных денег, но на этот раз увеличилась совокупная денежная масса. Денежная масса увеличилась, потому что были выписаны погашаемые

Активы Акционерный капитал + Пассивы
Наличные: 20 000 долл.

Дебиторская задол- жен- ность: 15 000 долл.

Складские квитан- ции на наличные: 35 000 долл.
Итого: 35 000 долл. Итого: 35 000 долл.

Таблица 5

Депозитный банк Ротбарда

Деятельность банков с частичным резервным фондом

наличными складские расписки, которые не обеспечены наличными деньгами. Как и в случае любого фальшивомонетничества, до тех пор, пока складские расписки действуют в качестве заменителей наличных денег, результатом станет увеличение денежной массы в обществе, рост цен на товары в долларах, перераспределение денег и богатства в пользу первых получателей новых банковских денег (в первую очередь в пользу самого банка, затем в пользу его дебиторов и далее тех, кто продает им товары) за счет тех, кто получает новые деньги позже или вообще не получает. Так, если общество начнет с обращения 800 000 долл. наличными и 1,2 млн долл. складских расписок, как в предыдущем примере, и банки выпустят еще 1,7 млн долл. фальшивых складских расписок, то совокупная денежная масса увеличится с 2 млн до 3,7 млн долл., из которых 800 000 долл. наличных денег, и на 2,9 млн долл. складских распи

сок, из которых в свою очередь расписки на 1,2 млн подкреплены реальными наличными деньгами в банках.

Есть ли у этого процесса какие-то границы? Почему, например, Банк Ротбарда остановился на жалких 15 000 долл., а банки в целом на 1,7 млн долл.? Почему Банк Рот- барда не отхватил крупный куш и не выпустил расписок на 500 000 долл. или еще больше, на десяток миллионов, и все банки не поступили подобным образом? Что их останавливает?

Ответ — страх неплатежеспособности. Как мы уже отмечали, самым разрушительным путем к неплатежеспособности является «набег на банк». Предположим, что банки обезумели: Банк Ротбарда выпустил поддельных складских расписок на миллионы долларов, а банковская система в целом — на сотни миллионов. Чем больше банки выпускают расписок, превышающих количество наличных в своих сейфах, тем больше расхождение и тем больше вероятность внезапной утраты доверия к банкам, которая вначале возникает среди небольшой группы людей или в одном регионе, а затем по мере увеличения количества таких расписок распространится как пожар по всей стране. И тем больше вероятность, что кто-нибудь выступит по телевидению и предупредит публику о грозящей опасности. Если только начнется «набег на банки», ничто в рыночной экономике не сможет остановить полного разрушения шаткого здания банковской системы, основанной на частичном резервировании.

Кроме «набега на банки», существует и другой мощный сдерживающий фактор расширения банковских кредитов в условиях частичного резервирования — ограничение, накладываемое на экспансию каждого конкретного банка. Допустим, какой-либо банк произвел особенно масштабный выпуск псевдоскладских расписок. Допустим, что Депозитный банк Ротбарда, до этого сохранявший верность 100%-ному резервированию, решил побыстрее сорвать большой куш: имея в резерве наличными 20 000 долл.,

обеспечивавшие выпущенные расписки на те же 20 000 долл., банк решает напечатать необеспеченные складские расписки на 1 000 000 долл., ссужая их под проценты различным заемщикам. Тогда баланс Банка Ротбарда будет выглядеть как в табл. 6.

Активы Пассивы
Наличные: 20 000 долл. Дебиторская задолженность: 1 000 000 долл. Складские расписки на наличные: 1 020 000 долл.
Итого: 1 020 000 долл. Итого: 1 020 000 долл.

Таблица 6

Депозитный банк Ротбарда

Гиперэкспансия банка

Некоторое время все идет замечательно и банк получает высокую прибыль, но в этой бочке меда есть ложка дегтя. Предположим, что Банк Ротбарда выписывает и ссужает поддельные расписки на сумму 1 000 000 долл. одной фирме, скажем, Строительной компании Эйса. Последняя, разумеется, не собирается занимать деньги, платить проценты и не использовать эти деньги. Она быстро расплачивается этими расписками за различные товары и услуги. Если все люди или фирмы, которые получили эти расписки, являются клиентами Банка Ротбарда, тогда все хорошо, квитанции просто переходят от одного клиента к другому и обратно. Но, предположим, что квитанции получают люди, которые вообще не пользуются услугами банков.

Предположим, что Строительная компания Эйса выплачивает 1 млн долл. Цементной компании Кертиса, которая по какой-либо причине не пользуется услугами банков. Она предъявляет расписки на 1 млн долл. Банку Ротбарда и требует их погашения. Что произойдет? Ведь Банк Ротбарда располагает всего 20 000 долл. Он сразу же становится неплатежеспособным и разоряется.

Более вероятно, однако, что Цементная компания Кертиса пользуется услугами какого-нибудь банка, но не Банка Ротбарда. В этом случае Цементная компания Кертиса предъявляет расписки на 1 млн долл. своему собственному банку — Всемирному банку, а Всемирный банк предъявляет расписки на 1 млн долл. Банку Ротбарда и требует выдать наличные. Банк Ротбарда, разумеется, денег не имеет и опять-таки разоряется.

Обратите внимание, что отдельному банку для того, чтобы выпустить избыточное количество складских расписок и разориться, не требуется подвергаться «набегу вкладчиков». Не требуется даже, чтобы человек, получивший расписки, вообще не пользовался услугами банков. Последнему достаточно лишь предъявить расписку другому банку, чтобы создать непреодолимые проблемы для Банка Ротбарда.

Для любого банка верно, что чем больше он выпишет поддельных квитанций, тем в большей опасности окажется. Но гораздо важнее количество банков-конкурентов и количество клиентов по отношению к клиентам конкурирующих банкам. Так, если Банк Ротбарда является единственным банком в стране, то конкуренция не налагает никаких ограничений на его экспансию. Единственным ограничением становится «набег на банк» или всеобщее нежелание вообще пользоваться деньгами банка.

С другой стороны, давайте рассмотрим противоположную крайность: каждый банк имеет только одного клиента, и поэтому в стране миллионы банков. В этом случае любая экспансия не обеспеченных складских расписок будет невозможна, какой бы незначительной она ни была. Потому что даже небольшая экспансия Банка Ротбарда, превышающая его наличные в сейфах, очень быстро приведет к требованию другого банка погасить расписки. Это окажется невозможным и банк станет неплатежеспособным.

Однако существует один способ преодолеть ограничения, накладываемые требованиями о выкупе со стороны

конкурирующих банков: картельное соглашение банков принимать расписки друг друга и не требовать от банков — участников картеля выплат наличными. Несмотря на то, что существует множество причин, побуждающих банки образовывать такие картели, на этом пути их подстерегает множество трудностей, которые увеличиваются с расширением числа участников картеля. Так, если в стране существует только три или четыре банка, такое соглашение будет относительно простым. Главная проблема, связанная с экспансией банков, — гарантировать, что все банки расширяются относительно равномерно. Если в стране существует большое число банков, и банки А и В расширяются очень интенсивно, тогда как другие банки увеличивают количество своих расписок на рынке незначительно, то в сейфах других банков очень быстро будут накапливаться требования на банки А и В. У остальных банков появится соблазн разорить эти два банка, чтобы не дать им сорвать большой куш и скрыться. Чем меньше число конкурирующих банков, тем легче будет координировать масштабы экспансии. С другой стороны, если существуют тысячи банков, координация становится очень трудным делом, и картель, вероятнее всего, развалится.

<< | >>
Источник: Мюррей Ротбард. Показания против Федеральной резервной системы. Челябинск: Социум, 2003. 2003

Еще по теме Проблемы банка с частичным резервированием: неплатежеспособность:

  1. 8.1. ВИДЫ РИСКОВ, СВЯЗАННЫХ С МЕЖДУНАРОДНЫМИОПЕРАЦИЯМИ БАНКОВ
  2. Глава 2.5. Финансовые кризисы XXI века
  3. Проблемы банка с частичным резервированием: неплатежеспособность
  4. «Страхование» депозитов
  5. СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ
  6. Денежно-кредитная политика как фактор стабилизации экономики