<<
>>

1. Характеристика международных банковских группировок

Интернационализация деятельности ведущих банковских монополий США неминуемо толкает их на развитие связей с банками других стран. Внешняя экспансия банковской ветви финансового капитала западноевропейских стран и Японии во многих аспектах пересекается с заграничной деятельностью американских банков.
Более того, операции ТНБ США за рубежом, несомненно, активизировали как собственное международное наступление банков других стран, так и развитие международных банковских переплетений разных видов. Ин-тернационализация капиталистического обращения происходит прежде всего в форме острой конкуренции между монополистическим банковским капиталом разной национальной принадлежности. Во многих случаях эта конкуренция, приводит к созданию международных банковских соглашений, союзов, переплетений, консорциумов. Западноевропейские и японские конкуренты ТНБ США видят в таких альянсах возможность противостоять им на международном уровне.

В середине 60-х годов банки западноевропейских стран столкнулись с усиливающейся конкуренцией со стороны американских ТНБ. Тогда же выявилась необходимость в разного вида обслуживании банками промышленных международных монополий и возможность использования новых источников средств (прежде всего евровалютного рынка). В тот период западноевропейские банки в среднем были гораздо меньше, чем американские гиганты международного бизнеса. Международная сеть их подразделений была явно недостаточной. Кроме того, им было традиционно свойственно разграничение операций на родине и за границей как относительно изолированных друг от друга сторон деятельности одного банка. Даже обслуживание клиентов (в пер- вую очередь промышленных монополий) из своей страны в других европейских странах, в том числе в странах — партнерах по ЕЭС, опиралось в большей мере на корреспондентские связи с иностранными банками, чем на собственную институциональную зарубежную сеть.

Угроза потери даже традиционных национальных клиентов из числа участников развивающегося международного бизнеса стала для банков западноевропейских стран вполне реальной. Перед лицом конкуренции могущественных заокеанских ТНБ эти банки акцентировали внимание на кооперации деятельности с банками из других европейских стран, а позже и с японскими банками. Одновременно они стремились к созданию собственной зарубежной сети подразделений, в том числе — уже в 70-х годах — ив кредитной сфере США.

Западноевропейские банки довольно быстро развивались в направлении транснациональное™. К 1976 г. насчитывалось 62 неамериканских ТНБ с подразделениями в форме филиалов или дочерних организаций не менее чем в пяти странах. Число заграничных подразделений превысило 2600, половина из них приходилась на развитые, а половина — на развивающиеся страны, включая финансовые центры. Кредиты этих ТНБ небанковским клиентам возросли за 1970—1975 гг. более чем в 4 раза. Однако их доля в общем объеме таких кредитов осталась практически без изменений: 39% в 1970 г. и 38% в 1975 г. Соответственно почти не изменилась доля ТНБ США: 61% в 1970 г. и 62% в 1975 г.1 На филиалы приходилось 24% всех зарубежных подразделе» ний неамериканских банков. В 33% дочерних компаний родительскому банку принадлежало не менее половины капитала, в 24%—от 5 до 50%; 31% подразделений составляли участия с менее 5% акций и представительства. Зарубежные активы этих банков превысили к концу 70-х годов 450 млн. долл.2

Помимо развития собственной зарубежной сети и операций неамериканские банки сначала в оборонительных, а затем и в наступательных целях прибегли к практике международных альянсов. Интернациональные связи между банками разныл стран, переплетение капиталов, создание международных консорциумов и союзов— явление традиционное для империализма. В конце 60-х и в 70-х годах этот процесс, во-первых, значительно активизировался, во-вторых, стал происходить как в уже освоенных ранее, так и в новых формах. Наконец, в-третьих, участниками таких связей стали в основном транснациональные банки западноевропейских стран и Японии, а затем и ТНБ США.

Общий стимул к международным банковским альянсам остался прежним: стремление преодолеть преграды к росту прибыли, выдвигаемые конкуренцией.

Конкретные причины активизации «сотрудничества» банковских монополий разных стран многообразны.

Во многих случаях совместные банковские институты, многонациональные по составу капитала, создаются для проведения операций, не осуществляемых банками- родителями. Тем самым расширяется поле интернационализации бизнеса для каждого из них. Западноевропейские банки, например, получают таким путем доступ к операциям, для которых их собственная заграничная сеть недостаточна. Часто они не обладают необходимым опытом управления и организации крупномасштабных сделок на заграничных финансовых рынках. Банки США, Дании и ряда других стран, как известно, ограничены законом в проведении таких операций, как инвестирование в акции промышленных компаний, лизинг и др. Это порождает не только самостоятельные поиски обходных путей, но заинтересованность в межнациональных банковских альянсах. Риск освоения новых видов операций для родительского банка снижается. В других случаях банки-участники рассчитывают на снижение издержек по проведению операций. Открытие нового собственного филиала или другого подразделения стоит дорого, требует привлечения квалифицированного персонала и длительного времени «вживления» в условия местного рынка.

Само по себе объединение ресурсов, выделяемых банками-участниками для совместных операций или многонациональных союзов и консорциумов, также сулит немалые выгоды. Так достигается привлечение свободных ресурсов каждого из банков к самым крупным (и самым прибыльным) кредитам, предоставляемым промышленным международным монополиям и правительствам. В июле 1969 г., например, был организован банковский консорциум «Этлэнтик интернэшнл бэнк», в который вошли английский, французский, итальянский и четыре американских банка. Уже через год депозиты в консорциуме составили 65 млн. долл. В среднем только 10—15% кредитных возможностей международных банковских консорциумов формируется из капиталов бан- ков-участников3. Но финансовое могущество этих банков, их репутация в мире бизнеса и объединение относительно небольших для каждого ресурсов обеспечивают возможность мобилизации значительных капиталов их совместными кредитно-финансовыми институтами.

Многонациональная банковская группа «Орион» объявила в документе о своем образовании, что масштабы кредитных и других финансовых потребностей основных клиентов банков-участников быстро растут. Только объединение части ресурсов «сможет обеспечить необходимое финансирование и другие услуги»4.

Объединяются не только деньги, но и опыт банков- участников, их «ноу-хау» в проведении разного рода операций. Очень важно и то, что межнациональные банковские союзы с самого начала своей деятельности используют систему отношений с клиентами, существующую у каждого из участников. Расширение круга клиентов, особенно за счет международных монополий, составляет один из главных стимулов межстрановых банковских альянсов. Видный американский банкир Чарльз Джейное приводит пример одного из многонациональ-ных банков, которым владеют банки США, ФРГ, Швейцарии и Франции. В своих операциях этот банк ориентируется на связи каждого из основателей со своей клиентурой. «Было бы очень трудно для такого же филиала одного американского банка, например, развивать ана-логичный бизнес с французскими компаниями»5.

Международные связи и переплетения открывают путь не только к новым клиентам, но и на новые рынки. Часто это рынки таких стран, где бизнес индивидуального банка не может достичь размеров, достаточных для обеспечения эффективности произведенных затрат. Региональная диверсификация деятельности зачастую легче достигается через консорциумы, многонациональные банки и другие совместные дочерние подразделения ТНБ разных стран. Наряду с собственными филиалами такие подразделения помогли освоить американским банкам евровалютный рынок. В 1971—1972 гг. спрос на евровалютные кредиты был низким. Однако, используя воз-можности банков-родителей, многонациональные банковские образования смогли компенсировать это расширением операций в Мексике, Канаде и других странах.

Существенно увеличились их кредиты правительствам и банкам развивающихся стран.

Региональная диверсификация деятельности позволяет снизить коммерческие, валютные, политические риски операций и распределить их между всеми участниками альянса.

В некоторых странах проникновение в национальную кредитную систему в принципе возможно только через участие в смешанных банковских институтах (чаще всего при этом требуется участие национального капитала). В Австралии, например, где, как известно, функциони-рование иностранных банков ограничивается национальным законодательством, уже к 1972 г. существовало свыше 50 смешанных банков. Значительная часть из них была организована в форме международных консорциумов.

Отношение к таким институтам — «наднациональ-ным» по форме и контролируемым горсткой гигантов мирового банковского бизнеса — во многих странах более благожелательно, чем к прямой экспансии того или другого ТНБ. В частности, в ЕЭС американские банки международного класса пытаются внедриться в процесс валютно-кредитной интеграции через консорциумы и другие объединения с европейскими банками.

Международные банковские переплетения опираются в своих операциях на мировой рынок ссудных капиталов. К началу 70-х годов стало очевидно, что развитие евровалютного рынка создает возможность прибыльной деятельности банков в сфере среднесрочного кредитования. Помимо собственных долгосрочных кредитных сделок и краткосрочных операций с евровалютой банки обратились к альянсам в форме консорциумов и других многонациональных группировок для среднесрочного кредитного бизнеса с международными промышленными монополиями и правительствами. Эти кредиты предо-ставляются на срок свыше одного года, чаще всего на три — восемь лет6. Потребность в таких кредитах обозначилась после введения в США кредитных ограничений в связи с кризисным положением национального платежного баланса. К тому же рост процентных ставок на банковские кредиты в 60-х годах вызвал падение спроса на долгосрочные кредиты.

Статус консорциума или другого международного банковского альянса оказался наиболее удобным для банков-участников при среднесрочном кредитовании в евровалютах. Объемы кредитов были достаточно большими. Вместе с тем даже крупнейшие ТНБ, как правило, законодательно ограничены в сумме средств, которые они могут ссудить одному клиенту. И для самого банка такие операции, скажем, с одной ТНК или правительством сопряжены с большим риском. Совместный кредитный институт позволяет при таких сделках обходить юридические ограничения и распределять риск между партнерами. Вице-президент «Филадельфия нэшнл бэнк» Джеймс Уорден привел данные о том, что в многонациональных банковских группировках в Лондоне отношение суммы депозитов к сумме собственного капитала часто составляет 40:1, что невозможно ни для одного из банков-участников. При таком соотношении депозитной базы и капитала банковской группировке выгодны кредиты даже с очень незначительным уровнем маржи 7.

Особенности евровалютного кредитного рынка — отсутствие резервных требований по депозитам и кредитам, лимитов на размеры процентных ставок и почти неограниченный приток средств. Конечно, ТНБ использовали этот рынок прежде всего самостоятельно, через собственную сеть подразделений. Только за 1972— 1973 гг. в Лондоне были открыты подразделения 60 банков, включая американские и японские. Одновременно быстро развивались многонациональные банковские учреждения, дополняющие экспансию банков-родителей, сначала главным образом в сфере среднесрочного кредитования, а затем и в инвестиционных, консультационных и других операциях.

Показательно, что сам по себе евровалютный кредитный рынок в значительной мере функционирует на основе межбанковских отношений. Причастные к операциям на этом рынке банки вскоре обнаружили, что объем предоставляемых кредитов может намного превосходить сумму депозитов. Поскольку на этом международном кредитном рынке не существует резервных требований по депозитам, банки развили систему взаимообмена депозитами. Американский исследователь евровалютного кредитного рынка Л. Бимэн писал в 1975 г.: «Первая потребность любого банка — привлечение депозитов стало почти смехотворно простым с развитием денежного рынка, на котором банк мог эффективно занимать де- позиты у других банков»8. При таком заимствовании выплачивается так называемая лондонская межбанков-ская процентная ставка. Для крупнейших банков, которым доступны депозиты международных монополий и центральных банков, межбанковский обмен депозитами явился дополнительным источником огромных прибылей. В середине 1974 г., когда объем евродолларового рынка составил 200 млрд. долл., еще 80% этой суммы — 160 млрд. долл.— приходилось на межбанковский обмен депозитами. В 1979 г. эта доля составила 50%. Получили широкое распространение чисто спекулятивные сделки. Например, банк может продать депозиты трехмесячной срочности на межбанковском рынке депозитов и купить вместо них депозиты со сроком не более одного месяца, проценты по которым гораздо ниже. /

Кредитные возможности банков значительно возросли за счет ускорения оборота депозитов через межбанковские сделки. Л. Бимэн пишет: «Депозит в 1 млн. евродолларов от внебанковских вкладчиков может быть превращен в 2 млн. евродолларов путем одной межбанковской операции. Обычно деньги, помещенные на депозит, проходят через три-четыре банка, прежде чем срок вклада истекает»9.

Клиенты рынка, главным образом из числа международных промышленных монополий, получили возмож-ность привлекать крупные среднесрочные кредиты. Банки выдают эти необеспеченные кредиты заемщикам, преобразовывая краткосрочные вклады в среднесрочные ссуды . Такого рода кредитование очень рискованно. Поэтому одна из особенностей евровалютного рынка состоит в участии на нем множества совместных банковских образований, в которых, как правило, представлены банки разных стран. Коммерческие банки, опираясь на партнерство в таких альянсах, внедрили в практику новые формы и технику кредитования. Инвестиционные банки разработали методы совместных операций с облигациями промышленных компаний. Средства, почерпнутые этими банками на евровалютном рынке, направля- ются на финансирование выпуска и размещения облигаций (главным образом среднесрочного характера).

Существен для международных банковских переплетений и валютный фактор. Его действие проявляется двояко: во-первых, с отходом от фиксированных курсов валют возрос риск банковских операций с иностранной валютой. Вместе с тем возникли дополнительные воз-можности для валютных спекуляций. В условиях валютной неустойчивости крупные банки пытаются распределить возросший риск части своих валютных сделок между участниками международных группировок. Во-вто- рых, такие группировки хорошо приспособлены для ва-лютного обслуживания ТНК Банковские консорциумы и многонациональные банки активно занимаются, например, финансированием своих клиентов комбинированно, в нескольких валютах сразу. При этом используются возможности и резервы банков-родителей.

Многие банки видят в сочетании собственной зарубежной сети и участия в международных группировках возможность увеличения своей маневренности и динамичности.

При всем разнообразии конкретных мотивов вступления банков в такие объединения главным является их использование как одного из средств интернационализации деятельности на современной стадии развития этого процесса.

Формы международных переплетений банковских монополий разнообразны. В одних случаях речь идет о переплетении капитала, часто сопровождающемся созданием совместных дочерних многонациональных кредитно-финансовых учреждений. В других — «переплетаются», т. е. координируются и совместно осуществляются, только определенные операции при сохранении полной автономии собственности участников. Существует и много промежуточных вариантов. Методы образо-вания банковских объединений, их структура, характер деятельности, численность и типы участников, прочность их уз также весьма различны.

В советской экономической литературе, посвященной банкам, признаки разграничения международных (транснациональных) банков и международных банковских группировок были даны Е. И. Селиховым 10. К первым относятся банки с однонациональным составом капитала (или его преобладанием) и международным размахом деятельности. Вторые представляют собой союзы нескольких банков международного класса (почти всегда из нескольких стран) со специализированным и международным характером совместной деятельности.

Однако большой интерес представляет и вопрос о классификации форм международных банковских группировок. В советской экономической литературе этот вопрос не был предметом специального исследования. Что касается западных авторов, то у них на эту тему наблюдается значительный разнобой во мнениях. Одни и те же международные банковские группировки называются «консорциумами», «клубами», «семьями», «муль- тинациональными банками», «ассоциациями» и др. Видимо, здесь важен критерий определения той или иной формы.

Методологическая сложность выбора такого критерия обусловлена изменениями, происшедшими в последнее время в международном банковском деле. Действительно, в условиях прогрессирующей универсализации банков малоубедительным оказывается принцип разграничения международных банковских группировок только по их функциям. Например, европейские среднесрочные банковские консорциумы получили свое название в связи с тем, что они возникли на рынке евровалют и занимались соответствующим видом кредитования. Но, судя по многим данным, в последнее время они все больше втягиваются и в другие виды кредитно-финансовой деятельности, а сфера их интересов выходит далеко за пределы европейского валютного и денежного рынков.

Международная группировка отличается от транснационального банка наличием совместной специализированной службы в форме соглашения, договора на разный срок или общего дочернего подразделения типа консорциума, многонационального банка, финансовой корпорации и др. Однако главная цель создания аль-янса, определяющая специализацию, дополняется в случае его укрепления новыми задачами. В соответствии с требованиями обслуживания международных промышленных монополий и с возможностями, выдвигаемыми развитием интернационального рынка капиталов, многие наиболее прочные группировки с течением времени показывают тенденцию к диверсификации функций. На этот путь их толкают и кризисные явления в мировом капиталистическом хозяйстве. Поэтому функциональ- ный признак, отличающий ТНБ от международных группировок, не может служить основой водораздела между отдельными формами последних.

Известно, что традиционные консорциумы создавались на определенный срок для осуществления какой-то конкретной крупной операции. Межбанковские союзы я соглашения других форм, как правило, имеют более длительный характер. Но современные консорциумы банков изначально создаются не как временные, а как достаточно длительные формы переплетения монополистического банковского капитала. За одними операциями на мировом кредитном рынке следуют другие. Многие консорциумы банков разных стран в Западной Европе, несмотря на пережитые ими удары кризисов, существуют уже больше полутора десятилетий. Поэтому временной признак не может быть положен в основу разграничения форм международных банковских группировок.

Еще менее надежен в этом плане признак состава участников. Однотипные банковские группировки могут формироваться неодинаковым числом банков. В одних случаях среди участников преобладают банки одной страны с привлечением одного-двух иностранных партнеров. Е. И. Селихов отмечал, что принципиально допустимо создание международной группировки банками одной страны, «необходимо только, чтобы она была специализирована и ориентирована на внешние рынки» п. В составе некоторых международных группировок мы видим одновременно депозитные, инвестиционные банки, финансовые и инвестиционные компании, государственные и частные институты и даже промышленные корпорации. Степени финансового участия членов группи-ровок очень различны и не дают основы для какой-либо классификации.

«В последние годы значительно возросло число специализированных консорциумов, создаваемых по реги-ональному либо отраслевому признаку, в том числе для финансирования крупномасштабных проектов»12. Вместе с тем, скажем, многие консорциумы с участием арабских банков, созданные для привлечения «нефтяных денег» стран — экспортеров нефти, активно включаются в операции на самых разных национальных и международных рынках капиталов. Консорциумы и другие группировки евровалютного рынка при сокращении здесь спроса на кредиты, как отмечалось, успешно переключились на операции в Латинской Америке и Канаде, преодолев таким путем свою «региональность». Поэтому при всей значимости признак географической ориентации деятельности не может служить общим критерием разграничения форм международных банковских группировок.

Можно было бы попытаться различить эти формы по принципам организации. Скажем, очень важную роль играет создание участниками совместных кредитно-финансовых институтов. В этом случае можно разграничить существующие типы этих организаций: некоторые из них имеют характер консорциума, другие представляют собой подконтрольный банкам-родителям многонациональный банк и др. Но вот, например, группировка «Евро- партнеры» представляет собой одну из наиболее развитых форм межстрановых банковских союзов, но не имеет общего подконтрольного подразделения, занятого осуществлением совместных операций. В организационном плане «Европартнеры» больше похожи на такие менее зрелые формы сотрудничества, как соглашения о совместных операциях, тогда как по характеру деятельности эта группировка примыкает, несомненно, к монополистическим союзам (часто называемым в литературе -«клубами») с более тесными узами — типа ЭБИК, АБЕКОР, «Орион» и др.

Необходимо также иметь в виду, что разграничение форм международных банковских группировок может быть только условным. Они не существуют изолированно друг от друга, а переплетены в тесном клубке международных связей банковского капитала. Одни и те же бан-ки участвуют одновременно в разных по формам группировках. Сами группировки связаны корреспондентскими отношениями друг с другом. Некоторые из них выступают основателями подконтрольных им, т. е. уже -«внучатых» по отношению к банкам-родителям, между-народных альянсов. Например, многие многонациональные банки, созданные усилиями ТНБ разных стран, выступают организаторами и финансовыми участниками международных банковских консорциумов и т. п.

Учитывая это, можно все-таки, видимо, разграничить формы международных банковских группировок по степени интеграции деятельности. При всей условности этого показателя он является в определенном смысле синтетическим. Действительно, банки, расположенные на верхних ступенях построенной по этому признаку иерархии международных группировок, будут отличаться наибольшей степенью универсализации функций, длительным характером отношений, самыми зрелыми формами связей и организации, географической диверсификацией экспансии. Чем более тесны такие союзы по совместной деятельности, тем неминуемо большей окажется и их финансовая привязанность к банкам-родителям, а значит, и степень переплетения капитала между ними. Необходимо сразу отметить, что международные банковские группировки, как и любая форма монополистических соглашений и союзов,— внутренне противоречивый организм. Как будет показано ниже, с момента своего зарождения они полны антагонизмами между партнерами, каждый из которых видит в них лишь одно из вспомогательных средств достижения собственных целей. Банки-участники идут на эти альянсы только в той мере, в какой это отвечает их индивидуальным интересам. Показательно, что даже в самых развитых группи-ровках материнские банки стараются ограничить свое долевое участие. Поэтому вопрос об увеличении финансовой привязанности к ним подконтрольных международных группировок может рассматриваться не в абсолютном, а только в относительном плане. Чем больше объем совместных операций, богаче их ассортимент и теснее общая деятельность, т. е. чем более зрелую форму имеет группировка, тем важнее эффективность этой деятельности для каждого банка-родителя. Менее развитые формы группировок (по степени интеграции деятельности) соответственно меньше связаны капиталами с материнскими банками, если иметь в виду не только долевое участие, но и зависимость друг от друга по результатам операций.

Названный принцип классификации позволяет выделить три основные формы современных международных банковских группировок: консорциумы, многонациональные банки дочернего типа и собственно многонациональные банки. Помимо этого продолжают существовать разного рода институционально неоформленные соглашения, а также корреспондентские отношения. Очень часто и те и другие служат основой для создания международных группировок. Это своеобразные начальные стадии интеграции деятельности, предшествующие формированию группировки. Такого рода контакты между банками разных стран традиционны и не составляют специфики современной стадии интернационализации банковского капитала.

Простейшей из новых форм являются международные консорциумы банков. Вместе с тем это и самая распространенная форма. Новыми они являются только в определенном смысле. Характерная особенность консорциумов, созданных за последние 10—15 лет, их долговременный характер. Они организуются не для проведения какой-то одной кредитной, учредительской или другой операции, а для постоянной деятельности на том или ином денежном рынке либо в определенной сфере финансирования. Этим современные банковские консорциумы отличаются от своих предшественников. Другое отличие состоит в том, что традиционно консорциумы банков чаще всего существовали в форме соглашения между участниками о совместном проведении одной или нескольких крупных сделок. Нынешние международные банковские консорциумы, как правило, учреждаются в форме специализированного дочернего предприятия, принадлежащего на паях банкам-участникам. Раньше во главе консорциума обычно стоял один крупный банк, разрабатывающий условия займа или условия организации акционерного общества и размещающий акции и облигации среди покупателей. Теперь получил распространение другой тип консорциумов, в которых на паритетных началах участвует несколько обычно крупных банков, учреждающих для реализации соглашения о сотрудничестве по определенным вопросам специализированную совместную дочернюю компанию. В ее капитале банки-родители участвуют часто равными долями.

Характерной чертой современных международных банковских консорциумов является многонациональность состава участников. В некоторых консорциумах участвуют банки десятков стран; например, держателями акций консорциума «Юэро-Лэтинамерикен бэнк» являются банки 12 стран, а «Юнайтед интернэшнл бэнк» — 9 стран. Иногда консорциумы включают в себя банки определенного региона, в частности в «Скандинавиэн бэнк» в Лондоне участвуют банки Скандинавских стран. Есть ряд консорциумов однонационального состава. Среди них группировки, составленные японскими банками, на-пример «Бэнк эропеэн оф Токио» со штаб-квартирой в Париже, представляющий интересы японских монополий на западноевропейском денежном рынке. В одном из консорциумов участвуют только итальянские банки, а «Юнайтед бэнк оф Кувейт» составлен шестью кувейт-скими банками. Такого рода банковские союзы не являются, конечно, в полной мере международными группировками, если исходить из состава участников. Но их операции привязаны к мировым денежным рынкам, источники мобилизации средств и их использование международны, место расположения консорциумных дочерних компаний часто удалено на тысячи километров от страны базирования родительских банков. Цель создания однонациональных консорциумов за границей состоит в обеспечении внешней экспансии банковских монополий путем консолидации сил в конкурентной борьбе. Часто такие союзы являются переходной ступенью к международным по составу участников банковским переплетениям.

В консорциумах участвуют прежде всего крупнейшие ТНБ разных стран. В 1964 г. под эгидой английского «Мидлэнд бэнк» был создан первый консорциум нового типа — «Мидлэнд энд интернэшнл бэнк» в Лондоне. Уже в 1971 г. из списка 50 крупнейших банков мира 75% участвовали в таких консорциумах, а число консорциумов за это время возросло до 20. В 1976 г. из 20 крупнейших банков мира только «Ситибэнк» не состоял в консорциумах 13. Число консорциумов, несмотря на их выявившуюся неустойчивость в период кризиса 1974—1975 гг., в 1976 г. составило 74, в них было представлено 19 из 20 крупнейших банков Западной Европы 14. В консорциумах участвуют и менее крупные банки, видя в этом путь приобщения к интернациональному бизнесу. В этом случае организатором консорциума обычно — прямо или через дочерние компании — выступает то или иное кредитно-финансовое учреждение транснационального класса. Так, транснациональная «Америкен экспресс компани» создала консорциум 14 банков (в основном средних по величине) десяти разных стран — «Компани интернационале де креди а муаэн терм (Лозанна)». Без участия крупного банков-ского капитала, как показали события 70-х годов, кон- сорциумы редко способны выдерживать конкуренцию со стороны банков-гигантов и их объединений. Крупнейшие ТНБ часто являются участниками одновременно нескольких консорциумов. «Дойче банк», стоявший в 1976 г. на 7-м месте в списке лидирующих банков мира, участвовал в это время в пяти лондонских международных консорциумах. «Мидлэнд бэнк» кроме упоминавшегося созданного им в 1964 г. одного из наиболее мощных консорциумов состоит также членом не менее важной группировки «Бэнк эропеен де креди а муаэн терм> в Брюсселе. Английский «Хэмброс бэнк» участвует в лондонском консорциуме «Вестерн Америкен бэнк» и в парижском «Интерюнионбэнк».

Большая часть консорциумов .такого типа зарегистрирована в Лондоне — центре евровалютного рынка. В докризисном 1973 году на консорциумы приходилось 8% всех евровалютных кредитов лондонских кредитно- финансовых институтов. В 1975 г. эта доля составила 6,5% 15- Штаб-квартиры некоторых консорциумов расположены в Брюсселе, Париже, Цюрихе и ряде других европейских финансовых центров.

Хотя в основном консорциумы функционируют под эгидой банков, в состав их участников входят также финансовые, страховые и инвестиционные компании, а также, что особенно интересно, промышленные фирмы. Одним из держателей акций консорциума «Юэра-Аме- рика финанциария» является итальянская государственная промышленная холдинг-компания «Институто мобилиаре Италиано». В лондонском консорциуме «Мэнъюфэкчурерз Хановер лимитед» вместе с одним из крупнейших ТНБ США, «Мэнъюфэкчурерз Хановер корпорейшн», и английским банкирским домом «Н. М. Рот-шильд» участвует итальянская страховая компания. Среди участников лондонских консорциумов в течение ряда лет была английская промышленная корпорация «Империал кемикл индастриз»16. В международных консорциумах представлена государственная энергети-ческая компания Италии — ЭНИ. Крупнейшая страховая компания Японии «Номура» участвует в созданном в 1973 г. консорциуме «Трайдент» вместе с дочерними компаниями английского «Барклейз бэнк» и американского «Меррилл Линч». Таким образом, институт кон-сорциумов стал формой международного переплетения капиталов разного вида монополий кредитно-финансо- вой сферы друг с другом и с промышленным капиталом. Характерно участие в этих международных переплетениях национальных государственных компаний.

Основная часть многонациональных банковских консорциумов специализирована на евровалютных операциях, главным образом на среднесрочном кредитовании в евровалютах. В дополнение к этому они занимаются и краткосрочными операциями с евровалютами, связаны с некоторыми другими видами бизнеса на этом международном рынке. Еще одна группа консорциумов осуществляет операции, свойственные инвестиционным банкам. «Коммерческие банки-родители часто хотят иметь в лице консорциума инвестиционный банк»17. Кроме финансирования инвестиционных операций эти международные банковские группировки дают своим клиентам консультации по вопросам капиталовложений, производства и управления предприятиями. Так, например, в консорциуме «Трайдент» предусматриваются такие виды сервиса клиентам, как гарантирование и размещение выпуска акций и облигаций, предоставление финансовых и инвестиционных консультаций, посредничество при операциях по слияниям и поглощениям, а также по организации совместных предприятий, помощь в орга-низации внутрифирменного планирования, управления производством и в составлении инвестиционных программ и др.

Многие консорциумы имеют региональную специа-лизацию. Почти одновременно с группировками, ориентированными на евровалютный рынок, возникли консорциумы, занятые финансированием компаний, инвестирующих капитал в Австралии. «Юэлабэнк» объединяет западноевропейские банки с банками шести латиноаме-риканских стран. События в кредитно-финансовой сфере, вызванные энергетическим кризисом, обусловили появление большого числа международных консорциумов с участием банков арабских стран. В «Инвестмент энд файненс бэнк», например, ливанский банк имеет 60% акций, остальные — в руках автомобильной корпорации «Рено», английского банка «Хэмброс», японского банка «Мицуи» и страховой компании «Номура» .

Одна из важнейших функций международных банковских консорциумов-состоит в организации синдикатов для облигационных займов. Синдицирование стало одной из отличительных черт как на еврокредитном, так и на еврооблигационном рынках. Консорциумы играют роль лидеров синдикатов. Они заключают соглашение с клиентом-заемщиком (например, промышленной корпорацией или правительством) о предоставлении кредита или размещении займа. Затем формируется синдикат из большого количества банков (иногда свыше 200), кото-* рые участвуют в финансировании кредита или в гарантировании и размещении займа. Члены синдиката предоставляют часть кредитных средств или размещают согласованную долю выпущенных консорциумом облигаций. В синдикаты помимо банков входят инвестиционные и страховые компании, пенсионные фонды и другие кредитно-финансовые институты. При небольшой сумме кредита или займа число участников может быть ограниченным.

Объем синдицированных кредитов в евровалютах весьма значителен: в 1973 г. он составил 24,1 млрд. долл., в 1975 г.— 30,2 млрд. долл. После замедления темпов роста этих кредитов во время кризиса их объем в 1976 г. возрос на 25 млрд. долл.18

Хотя многие международные консорциумы стремятся диверсифицировать свою деятельность, это удается лишь немногим из них вследствие острой конкуренции в кредитно-финансовой сфере. Как будет показано дальше, консорциумы оказались наиболее чувствительными к кризисным потрясениям. В конце 70-х годов одним из главных направлений развития консорциумов стала специализация по региональному или отраслевому принципу. Возник целый ряд новых международных группировок такого типа, занимающихся финансированием энергетических отраслей, освоения Мирового океана, агропромышленного бизнеса и т. д. В большинстве даже самых мощных в финансовом плане консорциумов ТНБ- родители, как правило, ограничиваются участием, не составляющим существенной доли их собственных зарубежных инвестиций.

При всей значимости консорциумов как формы внешней экспансии банковских монополий в них интегрируется лишь определенная (чаще всего специализированная) часть международных операций. Ни один из крупных банков, участвующих в консорциумах, не рассматривает их как основное направление интернационализации своей деятельности. Любой международный альянс монополий, в том числе и банковских, носит отпечаток вынужденности, компромисса между собственными интересами участников. В современных консорциумах степень переплетения капиталов и интеграции даже зарубежной части операций не определяет в глобальном смысле итогов международной экспансии и тем более общих итогов деятельности банков-основателей.

Главными организаторами и участниками наиболее мощных и устойчивых консорциумов выступают крупнейшие транснациональные банки развиты* капиталистических стран. Степень вовлеченности в совместные дела консорциума, т. е. интеграции их внешних операций по этому каналу с другими банковскими монополиями, в том числе иностранными, гораздо ниже, чем у «среднего» участника международных консорциумов.

В этом смысле на более высокой ступени интернациональных банковских переплетений стоят многонациональные банки дочернего типа. Они представляют собой международные банковские группировки с участием банков нескольких стран, создающих совместные, многофункциональные, постоянно действующие банковские институты. Такие альянсы являются логическим развитием международных консорциумов. Но в отличие от них они не ограничиваются сотрудничеством и кооперацией в определенных видах деятельности и не имеют, таким образом, специализированного характера по функциональному или региональному принципу. Все эти группировки существуют в форме дочерних компаний родительских банков. Вместе с тем они играют самостоятельную роль на рынках капиталов и валют, открывают собственные филиалы, вступают в международные консорциумы" и т. д. При сохранении полной автономии банков-родителей эти группировки создают основу для интеграции значительной части их международной деятельности. Речь идет по существу о первых формах многонациональных банков (МНБ), создаваемых ведущими банковскими монополиями капиталистических стран. Интенсивность связей и степень интеграции деятельности банков-основателей в разных МНБ неодинаковы. Ни один из существующих союзов такого типа не направлен на полное слияние. Как правило, «домашние» операции участников остаются полностью сепаратными. В большинстве случаев интегрируется только часть международных операций, что в особенности касается крупнейших ТНБ. Но, скажем, для «Банк де Брюссель» (Бельгия) «клуб, к которому он принадлежит (АБЕКОР.— В. Ж.), является важнейшим средством международного бизнеса» 19. Многие западные авторы относят их к консорциумам многофункционального типа. Если принять за критерий разграничения международных банковских группировок степень интеграции деятельности участников, то МНБ такого типа нетрудно отличить от консорциумов. В дочерних многонациональных банках более интенсивны связи участников, кооперируется почти весь ассортимент международных операций, шире географическая сфера деятельности. МНБ в связи с их многофункциональностью выступают в кредитно-финансовой сфере как полноценные банковские институты, конкури-рующие с самыми крупными банками, в том числе и с операциями основателей.

Результаты экспансии совместных дочерних МНБ для родительских банков весьма существенны. В 1973 г., например, большинство развитых капиталистических стран имели меньший валовой национальный продукт, чем депозиты, привлекаемые к операциям каждого из четырех крупнейших МНБ20. Конечно, такие дочерние МНБ полностью подконтрольны родительским банкам. В связи с этой «несамостоятельностью» (по сравнению, например, с ТНБ) их можно считать только первой, зародышевой формой многонациональных банковских монополий. Поскольку дочерние МНБ создали за годы своего существования (т. е. с начала 70-х годов) большое число собственных филиалов, отделений, представительств, организовали целый ряд консорциумов и других совместных организаций, банки-родители связаны в них довольно тесными узами. Участие в МНБ служит существенным дополнением к их самостоятельной международной экспансии.

К крупнейшим банковским группировкам рассматриваемого типа относится ЭБИК («Юэропеэн бэнкс инт^р- нэшнл компани»), созданная в 1970 г. со штаб-квартирой в Брюсселе. Основателями были «Мидлэнд бэнк» (Англия), «Дойче банк» (ФРГ), «Амстердам-Роттердам банк» (Голландия) и «Сосьете женераль де банк» (Бельгия). Позже к ним примкнули «Кредитанштальт банкферайн» (ФРГ), «Сосьете женераль» (Франция) и «Банка коммерчиале Италиано» (Италия). Членов ЭБИК еще с 50-х годов связывали корреспондентские отношения, наиболее активно развивавшиеся между голландским, западногерманским и бельгийским банками. Затем были установлены корреспондентские связи и с «Мидлэнд бэнк». Развитие интеграционных процессов в Западной Европе требовало более тесной кооперации деятельности, особенно в сфере кредитования и эмиссии займов. Изначально развитие сотрудничества имело целью объединение усилий для противодействия конкуренции могущественных американских ТНБ. Совместные усилия были необходимы и для обслуживания промышленных МНК. В частности, голландский банк — участник ЭБИК традиционно тесно связан с многонациональным гигантом «Ройял датч-Шелл». Директор этого банка Ф. Карстея, объясняя мотивы участия в ЭБИК, отметил: «Мы поняли, что не сможем обслуживать такие компании, если не будем иметь партнеров в других странах»21.

В 1963 г. будущие основатели ЭБИК организовали Европейский консультативный комитет. В него входили представители руководства каждого банка-партнера. Главной целью деятельности комитета считалось взаимное изучение специфики каждого из участников, с тем чтобы создать крупный многонациональный европейский банк в соответствии с планами валютно-кредитной интеграции стран «Общего рынка». Было образовано несколько комиссий по конкретным вопросам: анализ экономической конъюнктуры, деятельность зарубежных филиалов и дочерних компаний и др. Организация совместной международной сети подразделений была признана наиболее перспективной для сотрудничества. Вместе с рядом других крупных западноевропейских банков члены Европейского консультативного комитета создали Европейское общество среднесрочного кредита — один из лидирующих международных консорциумов со штаб- квартирой в Брюсселе. В его функции входит не только кредитование клиентов банков-участников, но и финансовое обеспечение концентрационных процессов в Западной Европе перед лицом экспансии промышленных корпораций США.

Противоречия между европейскими банками не позволили организовать «банк ЕЭС», как замышляли уча- стники консультативного комитета. Как паллиативный вариант в 1970 г. был создан ЭБИК. Его участники остаются независимыми банками, разными по величине, размаху операций, структуре капитала, способам организации. Через ЭБИК они координируют международные кредитные операции, содействуют объединению западноевропейских промышленных фирм и их капиталовложениям за границей, проводят валютные сделки, консультации по инвестированию и т. д. Специфика ЭБИК состоит в организации множества консорциумов и подконтрольных дочерних компаний с региональной или функциональной специализацией. В Европе это «Юэро- пеэн бэнкинг компани», ориентирующаяся на рынок среднесрочных евровалютных кредитов. Проникновение на рынок США проводится через две дочерние банковские организации ЭБИК — «Юэропеэн-Америкэн бэнкинг корпорейшн» и ее филиал «Юэропеэн-Америкэн бэнк», составившие вместе крупнейшую иностранную банковскую группу в американской экономике. Ею был куплен, например, контрольный пакет акций «Фрэнклин нэшнл бэнк». Всего этой группой только в Нью-Йорке открыто более 100 дочерних подразделений. Главными клиентами группы являются дочерние компании и фили-алы западноевропейских фирм в США. Тем самым ЭБИК способствует объединенному проникновению капитала монополий Западной Европы в американскую экономику.

ЭБИК имеет дочерний коммерческий Европейско-ази- атский банк. Он был организован из основанного еще в прошлом веке «Дойче банком» Немецко-азиатского банка со штаб-квартирой в Гамбурге. В Сингапуре функционирует еще одно подразделение Европейско-азиатско- го банка. Целью банка является «развитие деятельности в важных отдаленных экономических регионах мира»22.

Совместно с несколькими банками арабских стран ЭБИК участвует в консорциуме «Юэропеэн-Араб-хол- динг компани» со штаб-квартирой в Люксембурге. Две дочерние организации этого института открыты в Брюсселе и Франкфурте-на-Майне. Эта часть ЭБИК занята привлечением «нефтяных денег» к европейскому кредит-ному бизнесу и финансированием торговли между странами ЕЭС и нефтедобывающими странами. ЭБИК имеет собственные представительства в Африке, Индонезии,

Австралии, Канаде. «Кажется, нет конца участиям и операциям ЭБИК»23,— отмечает журнал «Экономист».

Таким образом, в лице ЭБИК западноевропейский финансовый капитал имеет крупный международный банк, представляющий его интересы как в западноевропейских странах, так и в других, наиболее перспективных районах экономической экспансии.

Другой многонациональный банк дочернего типа в Западной Европе — АБЕКОР, так же как и ЭБИК, имеет у истоков своего возникновения консорциум по среднесрочному финансированию. Этот консорциум — «Сосьете финансьер эропеен» был создан в 1967 г. семью крупнейшими банками, среди которых были ведущий американский «Бэнк оф Америка», английский «Барклейз бэнк», западногерманский «Дрезднер банк», а также по одному крупному банку из Франции, Бельгии, Голландии и Италии. Консорциум не только занимается среднесрочным кредитованием в евродолларах,, но и обслуживает международные операции европейских и американских промышленных ТНК, содействует росту концентрации капитала в Западной Европе, слияниям и поглощению предприятий, модернизации и рационализации производства, оказывает многие виды услуг, относящиеся к современному банковскому сервису.

В 1971 г. три западноевропейских участника консорциума— «Альгемейне банк Нидерланд», «Банк де Брюссель» и «Дрезднер банк» организовали дочерний многонациональный банк «Ассошиейтед бэнкс оф Юэропе корпорейшн», выйдя при этом из состава консорциума. К новому банку примкнули «Барклейз бэнк», «Байерише хюпотекен унд вексельбанк» (ФРГ), «Банка националь дель Лаворо» (Италия) и «Банк насьональ де Пари» (Франция). Все четыре банка участвуют параллельно в «Сосьете финансьер эропеен». Группа весьма представительна: в нее входит крупнейший голландский и английский банки, второй по величине банк Бельгии, третий и восьмой по величине банки ФРГ. Членов этого МНБ в прошлом не связывают столь тесные узы и совместные операции, как членов ЭБИК. В 1973 г. они создали общий комитет по управлению с целью «стимулировать интеграцию и кооперацию деятельности всех членов»24.

Операции банка распространяются на сферу кредитования, страховое дело, размещение ценных бумаг, кои- сультационный сервис и др. АБЕКОР аналогично группе ЭБИК стремится не только развиваться как западноевропейский кредитно-финансовый институт многонационального характера, но и внедряться на рынки других стран. В США АБЕКОР основал дочерний инвестиционный банк «АБД. Секъюритиз корпорейшн». Открыты представительства АБЕКОР в Сиднее, Иоганнесбурге и Мехико. Учредители АБЕКОР планируют множество совместных операций в его рамках.

Крупным многонациональным банком дочернего типа является «Орион», созданный в 1970 г. со штаб-квар- тирой в Лондоне. Его отличительная особенность — участие крупных ТНБ США и Японии. В «Орион» входят «Чейз Манхэттен бэнк» (США), «Нэшнл Вестминстер бэнк» (Англия), «Ройял бэнк оф Канада», «Мицубиси бэнк» (Япония), «Вестдойче ландесбанк» (ФРГ) и «Кредите Италиано» (Италия). «Орион» по составу участников — самый представительный многонациональный банк. Но в связи с этим операции здесь интегрированы в меньшей степени, чем в ЭБИК или в АБЕКОР. Все банки — члены «Ориона» активно укрепляют свои индивидуальные международные сети подразделений, часто конкурируя с совместным бизнесом в рамках группировки. Они не ставят своей отдаленной целью полную интеграцию международной деятельности или даже слияние в той или иной форме, как это явствует из планов ЭБИК и АБЕКОР.

«Орион» состоит из трех компонентов. «Орион терм- бэнк» специализируется на евровалютном кредитовании, его основные клиенты — европейские и американские международные промышленные монополии. «Орион бэнк» имеет характер инвестиционного банка. Он занимается международными эмиссиями, дает консультации в вопросах финансирования инвестиций, способствует перестройке структуры капитала промышленных корпораций, выступает посредником при слияниях и приобретении участий. «Орион малтинэшнл сервисиз» координирует совместную деятельность участвующих банков с их самостоятельными операциями, осуществляет для группы функции маркетинга и исследования перспективных сфер деятельности во многих странах мира. «Орион» имеет свои представительства более чем в 100 странах.

Часто банки-члены сотрудничают с «Орионом» при проведении особенно крупных сделок. Так, «Чейз Ман- хэттен» совместно с «Орионом» обеспечили предоставление евродолларового кредита в 420 млн. долл. нефтяной компании Бирмы. Интересно, что Бирма использовала эти средства для покупки акций нефтяной компании «Сигнал» (США)25.

Участие американского и японского банков в «Орионе^ свидетельствует о том, что крупнейшие банковские монополии этих стран, под влиянием конкуренции, начинают использовать не только такие способы интернациональной экспансии, как создание собственной заграничной сети и партнерства в международных специализированных банковских консорциумах; в сферу их интересов попадают и МНБ универсального типа.

В 1974 г. в виде совместной холдинговой компании со штаб-квартирой в Люксембурге семь европейских банков создали МНБ «Интер-альфа». В него входят четыре банка транснационального типа: «Кредит банк» (Бельгия), «Креди коммерсиаль де Франс» (Франция), «Бер- линер Хандельсгезельшафт — Франкфуртер банк» (ФРГ) и «Вильяме энд Глин» (Англия), а также по одному национальному банку из Италии, Голландии и Испании26. «Интер-альфа» имеет дочернюю компанию в Гонконге. По степени интеграции деятельности группа стоит выше консорциумов. Вместе с тем каждый из участников сохраняет полную самостоятельность. Предусматривается дальнейшая универсализация сервиса банка и растущая интеграция международной деятельности участников.

Третья форма международных банковских группировок, различаемых по степени объединения деятельности участников, может быть выделена в значительной мере условно. К ней относятся многонациональные банки, в которых степень интеграции участников столь велика, что они теряют свою оперативную и финансовую самостоятельность. Условность выделения этой формы МНБ связана с тем, что подобного рода международные монополистические объединения на практике в развитом виде пока отсутствуют. Вместе с тем теоретически, по-видимо- му, допустимо предположить, что МНБ могут быть образованы банковскими монополиями разных стран не только способом учреждения совместной самостоятельной до-черней компании (как, например, ЭБИК, «Орион» и др.). Возможно и непосредственное слияние банков — учредителей МНБ в разных формах. Такое слияние может быть более или менее полным, оформляться юридически

(слияние де-юре) или в силу разных причин проводиться при сохранении формальной самостоятельности партнеров (разные варианты квазислияния).

Логическим развитием МНБ дочернего типа является его перерастание из совместной компании с гораздо меньшим размахом деятельности, чем у банков-учредителей, в могущественные многонациональные банковские союзы, сравнимые по финансовой мощи, объему операций, масштабам собственной интернациональной сети подразделений с крупнейшими ТНБ. Десятилетняя история развития ЭБИК свидетельствует о принципиальной возможности такой эволюции. Ожесточенная конкуренция в банковском деле делает этот путь интернационализации сложным, конфликтным и противоречивым. Поэтому примеры таких межнациональных группировок, достигших размеров ведущих ТНБ, весьма немно-гочисленны.

Еще сложнее путь непосредственного слияния банков разных стран. Банковские (как и любые другие) монополии стремятся прежде всего, насколько это возможно, развивать интернационализацию капитала и деятельности собственными усилиями, не «делясь» плодами внешней экспансии с партнерами ни из своей, ни тем более из других стран. Там, где это невозможно или более выгоден путь международных альянсов, непосредственные слияния затрудняются различиями национальных законодательств в отношении многонациональных компаний. Не случайно полные слияния, при которых теряется юридическая самостоятельность партнеров, ликвидируются их акции и производится эмиссия акций новой многонациональной компании, крайне редки в сфере международного бизнеса.

161

6 В. Ф. Железова

Чаще всего встречаются так называемые квазислияния. Они предусматривают обмен акциями, создание совместной организационной структуры, открытие общих подразделений типа дочерних организаций, филиалов, представительств в разных странах, общую систему управления всеми или некоторыми видами деятельности, интеграцию многих видов операций и др. Часто квазислияния строятся на базе некоторых из этих способов объединения и включают в себя договоры и соглашения о разных формах сотрудничества и коммерческих связях. Обмен акциями может происходить как непосредственно между компаниями — участниками альянса, так и через

организуемые для этого холдинговые общества. Второй вариант на практике предпочтительнее, так как позволяет лучше приспособиться к национальным законодательствам. Важно то, что партнеры по квазислиянию сохраняют формальную юридическую самостоятельность.

В практике международного бизнеса слияния де-юре и особенно квазислияния достаточно широко распространены среди многонациональных корпораций промышленности. Первый способ был использован, например, при создании в 1965 г. англо-американского концерна в Южной Африке «Чартерд консолидейтед». Путем квазислияния в разных формах были созданы' такие МНК, как «Ройял датч-Шелл», «Юнилевер», «Агфа-Геверт», «Дан- лоп-Пирелли» и др.

В банковском деле процесс становления многонациональных монополий подобного рода только начинает раз-ворачиваться. Сама по себе интернационализация капитала и деятельности кредитно-финансовых монополий началась позже, чем аналогичные процессы в сфере производственного бизнеса. Национальные законодательства в отношении банковской деятельности, как правило, отличаются большей жесткостью, содержат больше ограничений, чем в отношении промышленных фирм. Банковская сфера капиталистических стран характеризуется «перенасыщением» кредитно-финансовыми институтами, поэтому здесь конкуренция особенно остра. В силу этих обстоятельств формирование многонациональных банковских монополий — процесс еще более сложный, чем становление МНК. Вместе с тем пример промышленной сферы, где организация крупнейших монополий многонационального типа стала важнейшей формой интернационализации капитала в странах Западной Европы, свидетельствует, что принципиально такие группировки возможны.

В банковском деле прообразом самостоятельного крупного МНБ с участием капитала монополий разных стран является западноевропейская группировка «Евро- партнеры». Ее организовали в 1971 г. второй по величине банк Франции «Креди Лионне», третий банк Италии

«Банко ди Рома» и четвертый банк ФРГ «Коммерц- банк». Спустя два года к ним присоединился «Банко испано-американо» (Испания). Генезис этого банковского альянса относится к началу 60-х годов. Тогда с развитием ЕЭС усилились контакты между банками ФРГ и Франции на почве финансирования растущей торговли между странами, переплетения капиталов, разнообразных форм связей между западногерманскими и французскими промышленными концернами. В частности, довольно тесные связи установили друг с другом «Ком- мерцбанк» и «Креди Лионне», особенно по совместному финансированию крупнейших промышленных концернов стран — членов ЕЭС. «Банко ди Рома» под впечатлением растущей кооперации своих главных клиентов — про-мышленных компаний «Фиат» и «Пирелли» с заграничными компаниями «Ситроен» и «Данлоп» тоже начал активно искать иностранных партнеров по финансированию международного бизнеса.

Все четыре банка приняли участие в ведущих многонациональных евровалютных консорциумах, что подготовило образование группировки «Европартнеры». Особенностью этого своеобразного МНБ является то, что партнеры не создали специализированной дочерней компании (типа «Орион» или ЭБИК). Сохраняя свою юридическую индивидуальность, банки договорились о постепенной интеграции во всех видах деятельности, подобной тому, как если бы они объединились в одну банковскую организацию. Формальной причиной того, что они не слились полностью, т. е. не объединили свои капиталы путем обмена акциями, называется юридическая проблема: западногерманский и испанский банки — частные, «Креди Лионне» контролируется французским правительством, а 92% акций итальянского партнера находится в руках государственной компании ИРИ.

6*

163

Называя свой альянс квазислиянием, «Европартнеры» объявили о далеко идущих планах совместной деятельности. Ее осуществление началось по линии личной унии: произведен обмен крупными менеджерами и другими кадрами. Создан оперативный комитет из представителей всех четырех банков, собирающийся ежемесячно и разрабатывающий предложения генеральным директорам. Создано 14 рабочих групп в каждом из банков, осуществляющих основные виды совместных операций: краткосрочное и среднесрочное кредитование, опе-

рации на денежном рынке, финансирование промышленных корпораций, согласованное решение валютных проблем, приобретение участий для клиентов, гарантирование и размещение выпуска ценных бумаг и др. Банки- члены публикуют совместные годовые отчеты. Каждый из банков называется теперь «Европартнеры», реклама готовится также совместно. Ведется подготовка специальных кадров (профессиональная и языковая) для работы в банках-партнерах.

Клиенты любого из «Европартнеров» могут пользоваться теперь всеми видами услуг трех других банков. Гарантии кредитов, предоставленные клиентами каждому из партнеров, признаются и тремя остальными банками. Группа пытается достичь совместной ответственности за займы, размещенные каждым членом в третьих странах. Важнейшим полем деятельности «Европартнеров» остается «Общий рынок». «Европартнеры» активно ищут новых участников среди крупных английских банков.

Активно развивается экспансия «Европартнеров» за пределами ЕЭС. В Нью-Йорке функционирует их дочерняя компания «Юэропартнерз секъюритиз корпорейшн» для развития операций в США. В Японии совместно с одним из крупнейших местных банков, «Ниппон», создана дочерняя финансовая компания «Ниппон-Юэропарт- нерз консалтинг компани». Она обслуживает инвестиционные операции западноевропейских клиентов группы в Японии и операции японских клиентов в Западной Европе. В Сиднее, Сингапуре, Мехико и Иоганнесбурге «Европартнеры» имеют представительства.

Вряд ли может быть достигнуто истинное слияние «Европартнеров», их консолидация в одно целое. История этого МНБ отмечена не только развитием в сторону интеграции деятельности, но и непрекращающимися трениями и разногласиями между участниками. Тем не менее уже сейчас «Европартнеры» — начальная форма самостоятельного многонационального банка, причем ги-гантских размеров. По объему совместных активов и размаху операций — это крупнейший вне США и четвертый по величине банк капиталистического мира.

Кризисные события середины 70-х годов замедлили развитие международных банковских переплетений, в том числе и образование МНБ дочернего и самостоятельного типов. Прогресс в интернационализации банковско- го капитала, видимо, будет сопровождаться умножением числа таких международных монополистических союзов.

<< | >>
Источник: Железова В. Ф.. Клан 20-ти: Международные банки США.— М.: Мысль,1981.—254 с.. 1981

Еще по теме 1. Характеристика международных банковских группировок:

  1. Глоссарий
  2. Этап 1. Система управления кредитным портфелем
  3. 6.. Тенденции развития банковских технологий и преступлений, совершаемых с их использованием, в период с 996 г. по настоящее время
  4. 1. Характеристика международных банковских группировок
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Финансовые рынки, собственность и инновации
  7. Кредитные операции банков как объект изучения банковской статистики
  8. Введени
  9. § 1. Интеллектуальная биография
  10. Планы семинарских занятий
  11. Модель формирования и функционирования эффективного рынка финансового капитала в России при ее вхождении в ВТО
  12. Денежная система США
  13. Кредитная система Японии
  14. 1. Роль финансов в международном интеграционном процессе.
  15. Валютные отношения и валютная система
  16. 2.3. Формирование стоимости блага в условиях глобализации экономики и нтернационализации хозяйствования