<<
>>

6.. Тенденции развития банковских технологий и преступлений, совершаемых с их использованием, в период с 996 г. по настоящее время

Как было отмечено, к середине 90-х годов несовершенство российской законодательной базы в банковской системе стало очевидным, и, начиная с 995 года, были сделаны определенные шаги для исправления ситуации.
С января 995 года была введена в действие часть первая Гражданского кодекса РФ, а с марта 996 года — часть вторая Гражданского кодекса РФ. Важно отметить, что пять глав Гражданского кодекса РФ имеют специальный характер и рассчитаны на регулирование только банковской деятельности: глава 4 «Заем и кредит»; глава 43 «Финансирование под уступку денежного требования»; глава 44 «Банковский вклад»; глава 45 «Банковский счет»; глава 46 «Расчеты». Причем эти главы регламентируют порядок осуществления основных, так называемых «классических», банковских операций — депозитных, кредитных и расчетных. В это же время были приняты такие важные Федеральные законы, как Федеральный закон от 6 декабря 995 г. № 08-ФЗ Закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон от апреля 996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг».

В 995—996 гг. появилась новая редакция банковских законов, регулирующих деятельность Банка России и коммерческих банков. Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» в редакции Федерального закона от 6 апреля 995 года и Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» в редакции Федерального закона от 3 февраля 996 года.

СЗ РФ, 996. - № . Ст. . СЗРФ, 996. № 7. Ст. 98.

73

Следует подчеркнуть, что это была новая редакция прежних'законов, принятая в целях модернизации российского банковского законодательства и устранения имевших место недостатков.

Закон «О банках и банковской деятельности», по существу, впервые в российском банковском законодательстве исчерпывающе определил перечень и существо исключительно банковских операций, для которых требуется лицензия Банка России, и которые могут осуществляться только особым образом зарегистрированными кредитными организациями.

Предполагалось, что это должно законодательно защитить банковский рынок от появления на нем недобросовестных и неподконтрольных Центральному банку РФ структур. При этом, вводя понятие «кредитной организации», Закон реализовал новый подход к выделению субъектов банковской системы, попытка описания которых содержалась еще в старой редакции. Согласно ст. Закона кредитные организации делятся на две группы: банки и небанковские кредитные организации. Первые получают право осуществлять все банковские операции, вторые — только их часть. При этом только банкам разрешается привлечение во вклады денежных средств, их размещение от своего имени, а также открытие и ведение банковских счетов, то есть выполнение операций (технологий), которые являются сутью банковской деятельности и имеют общественно значимый характер в экономике.

Закон в значительной мере внес ясность в регулирование деятельности банков на рынке ценных бумаг. Законодатель выделил группу ценных бумаг, с которой банки работают только на основании лицензии Банка России, так как их выпуск вытекает из существа банковских операций. Это, например, ценные бумаги, выполняющие функцию платежных документов (чеки, векселя), подтверждающие привлечение денежных средств (депозитные и сберегательные сертификаты). Все остальные ценные бумаги попадают во вторую группу, и работа с ними должна регулироваться Законом «О рынке ценных бумаг». Для того чтобы банки смогли осуществлять операции с «небанковскими» ценными бумагами, им необходимо получить в течение года лицензию в Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг.

Существенно изменился порядок регистрации банков. Перечень документов, необходимых для регистрации, численно сократился, однако требования к ним возросли. Очевидно, что момент создания кредитной организации — один из самых важных. Именно на этом этапе необходимо поставить заслон появлению в банковской системе недобросовестных банкиров. С этой целью были повышены требования к информации о финансовом состоянии и

74

происхождении средств учредителей, профессиональной подготовке руководителей.

Необходимость пристального внимания к потенциальным руководителям, учета информации об их образовании, опыте работы, судимости за должностные и хозяйственные преступления, была продиктована опытом деятельности кредитных организаций и подтверждена жизнью. Горький опыт показал, что результаты деятельности кредитных организаций в первую очередь зависят от «качественного» состава его руководства.

Ужесточились требования к сохранению банковской тайны. Так, в Законе дан исчерпывающий перечень лиц, имеющих право на получение информации об операциях, счетах и вкладах клиентов кредитной организации, а также случаи, в которых такая информация может быть ими получена.

4 мая 996 года был принят новый Уголовный кодекс РФ, в котором нашли отражение новые составы преступлений, характерные для экономических отношений рыночного хозяйства. Так, с января 997 года были криминализированы следующие виды деяний, которые могут совершаться с использованием банковских технологий, а именно: лжепредпринимательство (ст. 73), легализация («отмывание») денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 74), незаконное получение кредита (ст. 76), злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 77), заведомо ложная реклама (ст. 8), незаконное получение или разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (ст. 83), злоупотребление при выпуске ценных бумаг (эмиссия) (ст. 85), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 86), изготовление или сбыт поддельных кредитных или расчетных карт или иных платежных документов (ст. 87), неправомерные действия при банкротстве (ст. 95), преднамеренное банкротство (ст. 96), фиктивное банкротство (ст. 97), злоупотребление полномочиями (ст. 0), коммерческий подкуп (ст. 04) и др. Существенно изменены названия и (или) содержание норм, предусматривающих ответственность за рассматриваемые преступления, такие как незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст.

9 УК РФ) — ранее этот вид преступлений именовался «незаконные сделки с валютными ценностями» (ст. 6-7 УК РСФСР); невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 93 УК РФ) — «сокрытие средств в иностранной валюте» (ст. 6-8 УК РСФСР); уклонение граждан от уплаты налогов (ст. 98 УК РФ) - «уклонение от подачи декларации о доходах» (ст. 6- УК РСФСР); уклонение

СЗ РФ, 996. №5. Ст. 954.

75

от уплаты налогов с организаций (ст. 99 УК РСФСР) — «сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения» (ст. 6- УК РСФСР). Выделена в качестве специальной нормы ответственность за незаконную банковскую деятельность (ст. 7 УК РФ). Ранее (с 994 г.) за аналогичные преступления ответственность была предусмотрена ст. 6-4 УК РСФСР (незаконное предпринимательство). Несущественно изменено, при сохранении прежнего названия, содержание нормы об ответственности за уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 94 УК РФ).

В последующем содержание некоторых норм, предусматривающих ответственность, в том числе и за преступления, совершаемые с использованием банковских технологий, претерпевало некоторые изменения. Так, например, было изменено содержание ст. 74 УК РФ, которая одновременно была дифференцирована на две нормы, предусматривающие ответственность за ) легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 74 УК РФ действующая редакция) и ) легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 74- УК РФ). И процесс совершенствования уголовного законодательства в указанном направлении, надо полагать, будет продолжаться. Таким образом, принятие вышеперечисленных нормативных актов, направленных на совершенствование банковского законодательства, а также вступление с января 997 г. в действие нового Уголовного кодекса РФ, свидетельствует об усилении защиты интересов российской банковской системы. Как было отмечено, за большинство правонарушений, имевших значительное распространение в сфере банковской деятельности, т.е. совершаемые с использованием банковских технологий, была установлена уголовная ответственность, отсутствие которой прежде не позволяло пресечь многие корыстные посягательства. Все это позволяет констатировать, что с середины 90-х годов произошло явное улучшение правовой базы. Однако совершенствовались и способы преступного использования банковских технологий. Следует выделить следующие основные тенденции в данной области. Во-первых, наряду с традиционными способами совершения преступлений, достаточно интенсивно проходил процесс разработки новых, которые постоянно видоизменяются и совершенствуются. Во- вторых, наметившийся ранее процесс внедрения и сращивания организованной преступности и кредитных организаций, а также организация масштабных каналов по легализации незаконно полученных денежных средств и иного имущества, на-

76

чал приобретать массовый характер. В-третьих, преступления, совершаемые с использованием банковских технологий, стали основным из направлений деятельности организованной преступности.

Анализ судебной и следственной практики и криминалистической литературы последних лет показывает, что, как и прежде, преступные лица и организации очень четко отслеживают и учитывают все изменения, происходящие в социально-экономической сфере страны.

Как и ранее, значительное число преступлений совершалось с использованием технологий банковского кредитования. «По данным ГУБЭП (Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями) МВД РФ, сегодня похищается не менее 30 % выданных кредитов». Речь идет о хищении кредитных средств кредитной организации путем мошенничества, незаконном получении кредита, незаконном получении государственного целевого кредита, либо использовании последнего не по прямому назначению.

По мнению некоторых специалистов, кризис банковской системы России, который достиг своей предельной остроты в августе 998 г., в значительной степени был спровоцирован чрезвычайно высоким объемом невозвращенных кредитов. По данным, предоставленным С. П. Глинкиной, общая задолженность по банковским кредитам уже в 997 г. составляла 44 трлн. рублей. Беспрецедентных масштабов достиг «вывоз» денежных средств из страны: невозврат валютной выручки от экспорта товаров и услуг; перевод валютных средств за рубеж под фиктивные контракты и за якобы оказанные услуги по маркетингу и рекламе. Данные преступления связаны с использованием банковских технологий расчетных операций с валютными ценностями. В качестве примера можно привести расследуемое в 999-000 годах автором следующее преступление-5.

В период июнь-сентябрь 996 года президент одного из акционерных обществ Н. и вице президент данного общества Б. перевели по трем импортным контрактам за рубеж на счета британской фирмы «Scott Trading LTD» и германской фирмы «Irvin International INC» денежные средства в общей сумме 43.500 долларов США. Условия контрактов зарубежными фирмами не исполнены, при этом указанные лица не приняли мер к возврату указанной суммы в соответствии с законодательством Российской Федерации, т.е. не выполнили требо-

п. Указа Президента РФ от ноября 995 года № 63 Ю первоочередных мерах по усилению системы валютного контроля в Российской Федерации» (в течение 80 календарных дней с даты осуществления авансового платежа ввезти товар, стоимость которого эквивалентна сумме уплаченных за него денежных средств в иностранной валюте, либо обеспечить возврат этих средств в сумме не менее ранее переведенной, на счета в уполномоченный банк Российской Федерации),

вант

п. Указа Президента РФ от ноября 995 года № 63 Ю первоочередных мерах по усилению системы валютного контроля в Российской Федерации» (в течение 80 календарных дней с даты осуществления авансового платежа ввезти товар, стоимость которого эквивалентна сумме уплаченных за него денежных средств в иностранной валюте, либо обеспечить возврат этих средств в сумме не менее ранее переведенной, на счета в уполномоченный банк Российской Федерации),

В рамках уголовного дела действия Н. и Б. были переквалифицированы со ст. 6-8 УК РСФСР на ст. 93 УК РФ (невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте), так как последняя статья предусматривает более мягкое наказание и, в соответствии с актом амнистии 000 г., уголовное дело было прекращено.

Из-за известных событий, происходящих в России в начале 90-х годов, сформировалась целая теневая экспортно-импортная система, позволяющая накапливать огромные преступные капиталы и размещать их, как правило, на счетах в зарубежных банках. Не случайно в конгрессе США в 999—000 гг. американские эксперты пришли к выводу, что организованная преступность контролирует в России от 50 % до 80 % банков. В этой связи директору ЦРУ был задан вопрос: «Какая часть российских банковских структур и финансовых институтов криминальна — только 50 % или все 80 %?». Директор согласился дать точную цифру только на закрытом заседании.

Вскоре после этого, на одном из брифингов в МВД РФ, представитель ГУБЭПа А. Головизнин уточнил, что «если суммировать количество банков, образованных с участием криминального капитала, находящихся под контролем криминалитета или осуществляющих какие-то операции с «грязными» деньгами, получается 60 % от общего числа российских финансовых структур». В подтверждение к сказанному представителем ГУБЭП можно привести мнение экспертов (специалистов по легализации преступных доходов), которые констатируют, что «грязные» деньги не только используются для продолжения преступной деятельности и обеспечения ее безопасности, но и вкладываются в наиболее перспективные виды экономической деятельности, в том числе в банковскую сферу (так указали 34, 5 % опрошенных экспертов).

Как правильно отмечается в литературе, перечислить все методы (формы) отмывания «грязных» денег практически невозможно. Исходя из целей настоящего исследования, перечислим только не-

Обмен денежных знаков на банковские чеки, облигации или сертификаты.

которые из них (связанные с использованием банковских технологий), которые были названы экспертами по легализации наркоденег.

Обмен денежных знаков на банковские чеки, облигации или сертификаты.

Например, с целью уменьшения наличной денежной массы клиенты кредитной организации могут покупать банковские (кассовые) чеки, которые подписываются служащими, выступающими в роли векселедателей.

Отправка телеграфных денежных переводов из страны в страну. При этом обеспечивается высокая скорость и необходимая частота операций, преодолеваются большие расстояния, соблюдается анонимность исполнителя. Практика показывает, что в среднем одна такая операция обеспечивает легализацию суммы денег, эквивалентной 600 долларов США.

Смешивание на банковских счетах незаконных доходов с денежными поступлениями от законной деятельности .

Открытие счетов в банке на предъявителя или вымышленных лиц, а также корреспондентских счетов в иностранных банках.

Структурирование денежных вкладов в банки, то есть внесение сумм наличных денег ниже существующего уровня отчетности, а также уклонение от такой отчетности.

Возвращение фиктивных займов (внесение в банк якобы в счет уплаты взятого ранее кредита).

Использование небанковских финансовых учреждений (международных предприятий взаимного кредита в национальных валютах, инвестиционных компаний, чековых касс, фондовых бирж и т. д.).

Размещение на счетах, обслуживаемых с использованием банковских карт, больших сумм денежных средств, полученных при совершении преступлений, их последующее снятие за рубежом.

Проведение трансфертных операций, когда неконвертируемая денежная единица переводится в свободно конвертируемую валюту (СКВ) путем покупки переводного векселя и помещения его на международный счет.

Проведение трансферпрайсинговых операций связанных с экспортно- импортными сделками, при этом составляются два договора: реальный и фиктивный (с завышенной суммой сделки). По фиктивному договору деньги переводятся фирме-посреднику, как правило, зарегистрированной в оффшорной зоне. Разница между реальной и фиктивной ценой остается на счете этой фирмы в качестве дохода.

В конце 90-х годов широкое распространение получили преступления, связанные с использованием технологий банковских операций с ценными бумагами.

В конце 90-х годов широкое распространение получили преступления, связанные с использованием технологий банковских операций с ценными бумагами.

Самыми распространенными преступлениями данной разновидности можно считать преступления, сопряженные с технологиями вексельного обращения в кредитных организациях. Учитывая, что векселя используются вместо денег при взаиморасчетах между организациями, преступники передают поддельные ценные бумаги кредитной организации или фирме, получая взамен деньги либо товар.

В практике правоохранительных органов известны случаи, когда денежные средства кредитной организации похищались путем погашения заведомо для заинтересованного руководителя филиала или иного подразделения кредитной организации подложных векселей, либо выданных кредитной организацией получателю с отсрочкой платежа и предъявленных векселедателю до зачисления на счет кредитной организации вексельной суммы. Более разнообразными стали преступления, совершаемые с использованием банковских технологий расчетных операций, а именно с применением банковских карт. В настоящее время в мире насчитывается свыше миллиарда банковских карточек. Как финансовый инструмент карточки постоянно совершенствуются, растет сфера их применения, расширяется поле оказываемых при их использовании услуг. Данное обстоятельство не могло остаться без внимания не только отдельных преступных элементов, но и организованных преступных группировок.

При использовании банковских карт в преступных целях умысел преступников чаще всего направлен на завладение товарно-материальными ценностями или наличными денежными средствами. Однако сначала преступник должен завладеть банковской картой или получить идентификационные данные, т.е. информацию о номере карты и «PIN» (индивидуальном цифровом шифре). Такие данные преступники обычно получают через своих сообщников в кредитных организациях, либо путем визуального наблюдения при производстве расчетов в пунктах платежа, либо из выброшенных клиентами своих экземпляров чеков. Также одним из способов получения идентификационных данных, который появился в последние годы, является несанкционированное внедрение в информационные базы данных кредитных организаций через Интернет. Другой, более сложный способ, заключается в создании по поддельным документам лжепредприятия и вступление на договорной основе с кредитной организацией в расчетную систему. Процесс авторизации поддельных карт в этом случае значительно облегчается. Перечисленные на счет лжепредприятия с этих карт денежные средства, в последующем, по платежному поручению

80

перечисляются на счета других предприятий, также созданных по подложным документам, а затем похищаются.

Вместе с тем, являясь эквивалентом соответствующих сумм, размещенных на счете законного владельца, банковская карта также может стать непосредственным предметом хищения.

Если в первой половине 90-х годов основную массу преступлений, совершаемых с использованием банковских технологий расчетных операций с применением банковских карт, составляли мошенничества с использованием утерянных либо похищенных карт, то к середине 90-х годов эти преступления стали совершаться более изощренными способами. К их числу относятся: изготовление, сбыт и использование поддельных банковских карт; злоупотребления с подлинными банковскими картами; злоупотребления с платежными квитанциями (слипами). В 994 г. совершаемые преступления с использованием банковских карт стали приобретать масштабный характер. В этом году в Москве и Санкт-Петербурге было только зарегистрировано случаев хищений денежных средств с помощью банковской карты. В 995 г. уже было возбуждено 4 уголовное дело, арестовано 50 человек. Размер ущерба превысил 6 миллионов неденоминированных рублей.

В период введения в оборот банковских карт, данные преступные посягательства чаще всего совершались одиночками. В настоящее время, с развитием этого вида банковских услуг, стремительно растет число мошеннических операций, совершаемых организованными преступными группировками, имеющими на вооружении самую современную технику.

По мнению специалистов, «лидирующее» положение среди способов хищений занимает подделка банковских карт и незаконное использование подлинных карт. Из вышесказанного становится ясно, что незаконное использование подлинных или поддельных расчетных и кредитных карт производится в целях присвоения материальных ценностей или денежных средств, и может осуществляться, прежде всего, в организациях торговли и сферы обслуживания. Дальнейшее распространение получили преступления, совершаемые при использовании банковских технологий с применением информационных технологий (иногда их называют компьютерными преступлениями). Они связаны с несанкционированным доступом

По мнению как зарубежных, так и российских специалистов, компьютерная преступность становится одним из наиболее опасных видов преступных посягательств.

в банковские компьютерные и телекоммуникационные системы.

По мнению как зарубежных, так и российских специалистов, компьютерная преступность становится одним из наиболее опасных видов преступных посягательств.

К отличительным особенностям этих преступлений относятся не только высокая латентность и значительность материального ущерба, но и явно выраженный транснациональный характер.

Первое преступление, совершенное с использованием компьютера в бывшем СССР, было зарегистрировано в 979 г. в Вильнюсе: хищение, ущерб от которого составил 78584 рублей. Данный факт был занесен в международный реестр

W W WW

правонарушений подобного рода и явился своеобразной отправной точкой в развитии нового вида преступлений в нашей стране.

Проведенный автором анализ данной разновидности преступлений, а также опросы представителей правоохранительных органов позволяют выделить следующие наиболее типичные способы их совершения.

Во-первых, все более распространенными становятся компьютерные преступления, совершаемые путем несанкционированного доступа к базам данных кредитных организаций посредством телекоммуникационных сетей. Во-вторых, за последнее время не отмечено практически ни одного компьютерного преступления, которое было бы совершено одиночкой. Более того, известны случаи, когда организованными преступными группировками нанимались бригады из десятков хакеров. Им предоставлялось отдельное охраняемое помещение, оборудованное по последнему слову вычислительной техники, с тем, чтобы они осуществляли хищение крупных денежных средств путем нелегального проникновения в компьютерные сети кредитных организаций.

В-третьих, большинство подобного рода компьютерных преступлений совершается при непосредственном участии самих работников кредитных организаций. Результаты исследований, проведенных с привлечением персонала кредитных организаций, показывают, что доля таких преступлений приближается к отметке 70 %. Например, в 998 г. работники правоохранительных органов предотвратили хищение на сумму в миллиарда рублей из филиала одного крупного коммерческого банка. Преступники оформили проводку фиктивного платежа с помощью удаленного доступа к банковскому компьютеру через модем, введя пароль и идентификационные данные, которые им передали сообщники из состава персонала этого филиала. Далее похищенные деньги были переведены в соседний банк, где

Батурин Ю.М. Проблемы компьютерного права. — М, 99. — С. 6.

8

преступники попытались снять их со счета, оформив поддельное платежное поручение.

В-четвертых, все большее число компьютерных преступлений совершается с использованием возможностей, которые предоставляет своим пользователям глобальная компьютерная сеть Internet.

В качестве иллюстрации можно привести следующий пример. В октябре 999 г. в Москве были осуждены за хищение чужого имущества путем мошенничества в крупных размерах группой лиц по предварительному сговору Гофман, Демидов и другие.

В течение нескольких месяцев 998 г. они совершили хищение десятков тысяч долларов США, создав в сети Internet виртуальный магазин и имитируя в нем сделки с использованием номеров банковских карт различных владельцев, которые не подозревали о том, что являются покупателями в виртуальном магазине.

Средний возраст преступной группы — 9 лет. Все являлись студентами престижных московских вузов. Гофман к тому же получил известность как талантливый виолончелист, победитель международных музыкальных конкурсов.

Необходимо отметить, что на структуру и динамику преступлений, совершаемых с использованием банковских технологий, повлиял дефолт августа 998 г., после которого многие кредитные организации стали неплатежеспособными. В связи с чем более половины кредитных организаций перешли, по данным Банка России, в разряд «проблемных». Ситуация, связанная с банкротством кредитных организаций, сразу же стала притягивать криминальные элементы. Активы, имущество, остатки на корреспондентских счетах, денежные средства Фонда обязательных резервов кредитных организаций, объявленных банкротами, предназначенные для удовлетворения требований кредиторов, похищаются членами преступных групп в сговоре с руководителями этих кредитных организаций,

Зачастую, еще до объявления кредитной организации банкротом, активы её расхищались руководством, при этом имелись случаи уничтожения финансовой документации, свидетельствующей о преступной деятельности их руководителей.

Еще одной из серьезных проблем, связанных с «проблемными» кредитными организациями, стоит назвать массовую неуплату налогов в бюджеты разных уровней. Технология таких преступлений хотя и отличалась некоторым разнообразием, но была подчинена

Коммерческая организация, у которой находился расчетный счет в «проблемной» кредитной организации, направляла платежное поручение о перечислении имеющихся денежных средств на её счете в соответствующий бюджет или фонд.

единому принципу.

Коммерческая организация, у которой находился расчетный счет в «проблемной» кредитной организации, направляла платежное поручение о перечислении имеющихся денежных средств на её счете в соответствующий бюджет или фонд.

Но так как сама кредитная организация была неплатежеспособной и не могла обеспечить оплату, поэтому она, в соответствии с действующим законодательством, принимала такое платежное поручение и ставила его на картотеку. При этом коммерческая организация имела возможность списать данную задолженность перед бюджетом или фондом, её не погашая. Такая схема, само собой, не могла не породить всевозможные злоупотребления. Даже тогда, когда в «проблемных» кредитных организациях отсутствовали расчетные счета коммерческих организаций, по договоренности руководителей этих кредитных и коммерческих организаций, задним числом открывались счета, на которые, используя всевозможные финансовые схемы, «направлялись» денежные средства для последующего, якобы, погашения задолженности перед бюджетами и фондами. В результате таких действий был причинен существенный вред государственному бюджету, бюджетам органов самоуправления, а также различным фондам.

Достаточно распространенными продолжают оставаться преступления, совершаемые с использованием банковских технологий самими сотрудниками кредитных организаций. Данные преступления квалифицируются по ст. 60 УК РФ (присвоение или растрата вверенного имущества), и, согласно статистике, наибольшую распространенность имеют в системе Сберегательного банка Российской Федерации.

В 000 году ущерб от выявленных в учреждениях Сбербанка России незаконных присвоении и растрате денежных средств составил ,8 млн. рублей. В процентном выражении это выглядит следующим образом: присвоения с вкладов граждан — 75,0 %, наличных денег — ,6%, коммунальных платежей — 8,4%, иные — 4,0 %.

Если сравнивать эти показатели с данными советского периода, как замечает Е. П. Нелезина, то структура совершаемых преступлений и ущерб, наносимый ими, сохраняется. Также как и раньше наибольший ущерб наносят хищения наличных денег (при открытии лицевого счета и приеме денег во вклад), а также по уже открытым вкладам граждан. В качестве иллюстрации Е. П. Нелезина приводит ряд примеров из практики расследования такой категории преступлений.

Нелезина Е.П. Указ. раб. — С. 0.

84

Так, контролер Бутурлиновского отделения филиала СБ РФ О. Н. Селезнева, являясь материально-ответственным лицом, злоупотребляя служебным положением, систематически совершала присвоение денежных средств вкладчиков. Принимая от вкладчиков различные суммы денег, Селезнева О. Н записи об этом в операционном журнале и карточках лицевого счета вкладчиков не делала, а полученные суммы присваивала. Как установлено следствием О. Н. Селезнева на протяжении 3-х лет 7 раз присваивала деньги вкладчиков, причинив им ущерб на общую сумму свыше 5 тыс. рублей. Поскольку потерпевшие вкладывали свои деньги в Сберегательный Банк, который является акционерным, действия О. Н. Селезневой следствием были квалифицированы как хищение чужого имущества, вверенного виновному, путем присвоения, совершенное неоднократно, с использованием своего служебного положения, причинившее ущерб в крупном размере, т.е. по п. Б ч. 3 ст. 60 УК РФ.

В следственной практике встречаются факты выявления, раскрытия преступлений по ст. 60 УК РФ, совершенных должностными лицами без участия контролеров-кассиров.

Так, Главным следственным управлением при ГУВД г. Москвы расследовалось уголовное дело по обвинению В. Э. Амбарцумяна, который, работая заместителем управляющего Сбербанка и являясь материально- ответственным лицом, получил в кассе банка в два приема в свой подотчет 60 тыс. руб. для приобретения расходных материалов. Полученные деньги присвоил, а в бухгалтерию банка представил авансовый отчет с приложением фиктивных расходных документов. В ходе ревизии, проводившейся контрольно-ревизионным управлением банка, недостача была выявлена. По заявлению руководства МПБ и материалам проверки возбуждено уголовное дело. Амбарцумян В. Э. был привлечен к уголовной ответственности за хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенному неоднократно, с использованием своего служебного положения, в крупном размере, т.е. за совершение преступления, предусмотренного п. Б ч. III ст. 60 УК РФ.

Как было отмечено ранее, преступления, совершаемые с использованием банковских технологий, не всегда причиняют вред тем общественным отношениям, которые складываются в банковской системе. Так, широко используются банковские технологии с целью финансирования террористических актов. За последние несколько лет эта проблема приобрела межгосударственный характер. Проведенное автором исследование позволяет выделить следующие особенности использования банковских технологий в целях финансирования террористических организаций (групп).

Там же. - С. 03-04.

85

Финансирование терроризма и легализация (отмывание) преступных доходов представляют собой два типа преступных деяний с разрушительными эффектами, которые скрываются за, казалось бы, рядовыми и наиболее распространенными банковскими технологиями — банковские технологии безналичных расчетных операций. Как известно, реализация банковских

W W W W

технологий безналичных расчетных операций представляет собой быстрый и эффективный способ перемещения преступных доходов, поэтому такие технологии могут быть использованы для финансирования терроризма. Сложные схемы реализации банковских технологий расчетных операций могут быть применены для преднамеренного сокрытия источника и места назначения денежных средств, предназначаемых для финансирования терроризма. Развитие банковских технологий безналичных расчетных операций имеет двоякое влияние на преступность, сопряженную с их использованием. С одной стороны, такое развитие обеспечивает более надежную защиту для расчетов, предоставляя большую возможность для отслеживания отдельных платежей по электронным документам, которые могут автоматически создаваться, сохраняться и/или передаваться при реализации данных технологий. С другой стороны, такие технологии потенциально привлекательны для преступников, в том числе и террористов. Например, возросшие скорость и объемы электронных платежей, наряду с отсутствием или ненадлежащим контролем за ними (в том числе за хранением документов и передачей необходимой информации вместе с трансакциями), являются препятствиями не только для предупреждения, но и для расследования преступлений.

Террористы используют банковские технологии расчетных операций для перемещения денежных средств, предназначаемых для финансирования их деятельности. Структура финансовой поддержки, раскрытая в ходе расследования терактов сентября 00 г. в Соединенных Штатах Америки, показала существенную роль, которую сыграла реализация банковских технологий безналичных расчетных операций в обеспечении террористов финансовыми средствами, необходимыми для планирования и последующего осуществления взрывов. Аналогичные тенденции в деятельности террористических организаций (групп) наблюдаются за последние годы и в российской действительности.

См. Заявление Федерального бюро расследований перед Конгрессом США, которое приводилось в прошлогоднем отчете ФАТФ и доступно на веб-сайте http://www.fbi.gov/congress0/lormel00.htm. В Заявлении приводится структура финансирования воздушных пиратов сентября 00 г. и говорится об использовании электронных переводов для перемещения денежных средств.

86

Таким образом, использование банковских технологий безналичных расчетных операций представляет собой быстрый и эффективный способ перемещения денежных средств для террористической деятельности на международном уровне.

Органы расследования имеют ограниченное количество источников информации при установлении фактов финансирования терроризма путем использования банковских технологий. К ним относятся, прежде всего, лица (физические и юридические) отправившие и получившие платеж, а также место (страна) нахождения соответствующих кредитных организаций.

Одним из условий, способствующих передаче финансов террористам, является различие в режимах мониторинга банковских технологий в разных странах. Например, если в стране отправителя безналичных денежных средств отсутствуют требования о сохранении записей о лице-инициаторе такой операции, или эта информация не передается тем или иным посредником далее по маршруту прохождения платежа, то, как следствие, при расследовании террористических актов (преступлений) соответствующие органы не будут иметь доступа к информации, которая могла бы способствовать не только установить связи террористов, но, в итоге, и раскрыть преступление.

Исследования показали, что схемы использования банковских технологий безналичных расчетных операций в целях финансирования терроризма имеют следующие особенности.

Во-первых, как правило, в таких схемах используются подставные лица или поддельные (похищенные либо иным путем приобретенные) документы. Так, известны случаи, когда счета в банках, являющихся конечными пунктами маршрута движения (пробега) денежных средств, предназначенных для террористов, открывались на имена лиц, не имеющих явной связи со структурой преступной (террористической) организации (группы), но которые были связаны друг с другом родственными или аналогичными связями. Такие «семейные» схемы позволяют в необходимых случаях (например, при расследовании) аргументировано обосновывать произведенные друг другу переводы денежных средств.

Во-вторых, схемы предусматривают маршрут движения денежных средств по счетам различных коммерческих (финансовых) или благотворительных организаций. Так, при поступлении денежных средств на счет кредитной организации страны назначения (место функционирования террористической организации), владелец счета или оставляет их на депозите, или инвестирует в паевые инвестиционные фонды, в которых они сохраняются и остаются доступными для дальнейшего использования, либо полученные деньги переводятся на другие банковские счета, управляемые финансовым

87

менеджером организации-контрагента, откуда они используются для оплаты расходов преступной (террористической) организации (группы). В-третьих, нередко схемы предусматривают метод «растворения» в общей массе большого объема безналичных переводов денежных средств, предназначенных для террористов, тем самым, путая «след» такой операции во избежание раскрытия источников финансирования террористических организаций (групп).

В-четвертых, как показала практика, схемы реализации банковских технологий безналичных расчетных операций для финансирования террористических организаций могут предусматривать как разовый перевод значительной суммы, так и небольших размеров, но достаточно частые переводы. Последняя разновидность схем является наиболее сложной для установления фактов использования денежных средств террористическими организациями. В отечественных кредитных организациях такие безналичные переводы часто структурируются в денежные суммы ниже 600 000 рублей, так как все суммы свыше указанной подпадают под обязательные требования об отчетности. В-пятых, для финансирования террористических организаций (групп) могут использоваться некоммерческие организации. В этом случае террористы пользуются тем, что банковские технологии безналичных расчетных операций из одного региона в другой (зачастую в зарубежные страны) рассматриваются в качестве обычной деятельности фондов и благотворительных организаций. Представляют интерес в силу своих необычных характеристик и возможностей для злоупотреблений, например, такие случаи, когда организуется сеть взаимосвязанных некоммерческих организаций (фондов), которые официально регистрируются в различных странах, и затем используются для незаконных безналичных расчетов. В таких случаях, как представляется, контролирующим органам и органам расследования (в случае возбуждения уголовных дел) необходимо обращать внимание и давать оценку фактам очевидного несоответствия между оборотами по счетам и фактической финансово- хозяйственной деятельностью такой некоммерческой организации. Кроме того, наблюдается тенденция к использованию террористами банковских технологий безналичных расчетных операций через небанковские организации или, так называемые, альтернативные системы денежных переводов. Их смысл заключается в

Так, например, информация о таких схемах поступила в правоохранительные органы в процессе расследования террористических актов в г. Беслане (004 г.), о чем было заявлено на одном из брифингов МВД Российской Федерации.

том, что перемещение средств, предназначенных для финансирования терроризма, без использования системы финансовых учреждений способствует тому, что они останутся вне поля зрения систем финансового мониторинга или следственных органов.

Так, например, информация о таких схемах поступила в правоохранительные органы в процессе расследования террористических актов в г. Беслане (004 г.), о чем было заявлено на одном из брифингов МВД Российской Федерации.

Как представляется, последний вариант финансирования террористических групп может быть связан с разными схемами, которые характеризуются следующим образом. Во-первых, любая такая схема основана на международных интеграционных связях преступных (террористических) сообществ (групп). Во-вторых, одним из элементов таких связей являются финансовые отношения (в противном случае, отсутствовали бы экономические предпосылки для производства взаиморасчетов преступных (террористических) сообществ. В-третьих, схемы реализации финансирования сопровождаются преступным «документооборотом», который сопровождает ) этап получения (образования) денежных средств и аккумулирования их в «спецфондах», предназначенных для конкретной террористической организации (группы), и ) этап «взаимозачета», происходящего между преступными группами, находящимися (дислоцирующимися) в разных странах, а иногда и в одной стране, но на разных территориальных образованиях.

<< | >>
Источник: А.В. Шмонин. Банковские технологии и преступность: [монография] А.В. Шмонин . - М.:ЮНИТИ-ДАНА,2005. - 303 с.. 2005

Еще по теме 6.. Тенденции развития банковских технологий и преступлений, совершаемых с их использованием, в период с 996 г. по настоящее время:

  1. 6.. Тенденции развития банковских технологий и преступлений, совершаемых с их использованием, в период 99 г. -996 г.
  2. 6.. Тенденции развития банковских технологий и преступлений, совершаемых с их использованием, в период с 996 г. по настоящее время