<<
>>

6.. Тенденции развития банковских технологий и преступлений, совершаемых с их использованием, в период 99 г. -996 г.

В 990 г. был принят ряд законов, регулирующих деятельность банковской системы: Закон РСФСР «О Центральном банке РФ (Банке России)» и Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности».
Следует отметить, что для начавшегося нового этапа банковской реформы в стране характерно было двоевластие законов, так как указанные законы действовали параллельно с нормативными актами Госбанка СССР, а также принятыми в 990 г. законами СССР «О Государственном банке СССР» и «О банках в СССР». Тем не менее, данные нормативные акты закрепляли многообразие форм собственности в банковской сфере, утверждали принципы рыночного хозяйства в банковском секторе, в том числе принцип, в соответствии с которым государство не отвечает за деятельность кредитных организаций, а кредитные организации — за деятельность государства.

Впервые в Законе «О Центральном банке РФ (Банке России)» был определен особый статус Банка России как эмиссионного центра, его новые функции и задачи. Деятельность Банка России должна была приобрести черты независимого эмиссионного института, использующего рыночные инструменты регулирования денежного оборота и управления банковской системой. В законе были обозначены нормативы, регулирующие деятельность коммерческих банков, порядок лицензирования и надзора за работой кредитных институтов. В Законе РФ «О банках и банковской деятельности» впервые была сделана попытка определить понятия «банк» и «банковская

система», дан перечень операций, которые могли выполнять кредитные организации (в то время они определялись как кредитные учреждения). В соответствии со ст. Закона о банках, допускалось создание банков на основе любой формы собственности. Тем самым закончился процесс ликвидации государственной монополии на банковскую деятельность, начавшийся с момента принятия Закона «О кооперации в СССР». Настоящий закон определил возможность принятия участия в формировании уставного капитала кредитных организаций юридических и физических лиц.

Также Закон о банках прямо предусмотрел возможность присутствия на российском рынке банков, представляющих иностранный капитал, определил условия лицензирования их деятельности и полномочия Банка России.

Закон о банках признал право кредитных организаций на соблюдение банковской тайны по операциям, счетам и вкладам своих клиентов (корреспондентов), определил основания, по которым возможно раскрытие сведений, составляющих банковскую тайну.

Наряду с коммерческими банками Закон о банках предусмотрел возможность создания иных кредитных организаций, как элементов банковской системы. Впервые было признано право банков на образование союзов, ассоциаций и иных объединений, с целью координации своей деятельности и осуществления совместных программ, а также для защиты интересов своих членов. В результате принятия и введения в действие Закона о банках и Закона о банке России структура банковской системы приобрела следующий вид: Банк России; Банк внешней торговли РСФСР; Сберегательный банк РСФСР; коммерческие банки различных видов, в том числе специальные банки развития; банки со смешанным российско-иностранным капиталом; иностранные банки, филиалы банков-нерезидентов и нерезидентов; союзы и ассоциации банков; иные кредитные организации.

Важнейшим шагом в деле построения принципиально новой банковской системы было упразднение института государственных специализированных банков. В результате головные органы (союзные и республиканские) Промстройбанка, Агропромбанка и Жилсоцбанка были ликвидированы, а их учреждения и организации на местах стали превращаться в коммерческие банки путем их разго-

В то же время Банк внешней торговли и Сберегательный банк РСФСР сохранились, став негосударственными акционерными банками.

сударствления и акционированиям

В то же время Банк внешней торговли и Сберегательный банк РСФСР сохранились, став негосударственными акционерными банками.

Несмотря на прогрессивный характер нового банковского законодательства, практически сразу же проявились упущения, имеющиеся как в самой банковской системе, так и в регулировании банковских технологий.

Так, в частности, в этих законах отсутствовал перечень банковских операций, не было проведено различия между банками и другими небанковскими кредитными организациями, выполняющими отдельные банковские операции. Банковские законы тех лет отличались своим переходным характером. С одной стороны — Банк России не был уже государственным, а коммерческие банки не были подчинены одному центру, с другой — Банк России еще не являлся банком рыночного типа, а коммерческие банки не были в полном смысле независимыми. Банковское законодательство не позволяло в полной мере обеспечить контроль со стороны государства за определенной частью банковских технологий. Последствия недостаточной разработанности этих нормативных актов не заставили себя долго ждать. На фоне продолжающегося распространения преступлений из числа описанных выше стали появляться не только ранее неизвестные способы традиционных видов преступлений, но и новые виды преступных посягательств, совершенствование и модификация которых находились в прямой зависимости от изменений, происходящих в экономике страны, и несовершенства законодательства. Сложившаяся ситуация усугублялась тем, что новые виды деяний по большей части не подпадали под действие уголовного законодательства.

Вследствие того, что Закон о банках не содержал четкого разграничения банковских и небанковских операций, широко распространенным явлением стала реализация банковских операций (технологий) без специального разрешения Банка России. Различные инвестиционные фонды и другие коммерческие структуры, не имея лицензии на совершение банковских операций, занимались привлечением денежных средств физических и юридических лиц, переводом безналичных рублей в наличные, «моментальными» перевода-

От таких «банковских технологий» пострадали многие миллионы людей и организаций, которые потеряли сотни триллионов неденоминированных рублей.

ми денежных средств, валютно-обменными операциями.

От таких «банковских технологий» пострадали многие миллионы людей и организаций, которые потеряли сотни триллионов неденоминированных рублей.

Так, по экспертным оценкам, только от деятельности структур «МММ» пострадали более 50 миллионов человек на сумму, превышающую 00 триллионов неденоминированных рублей, от деятельности коммерческого банка «Тибет» — более 3 миллионов вкладчиков на сумму, превышающую 30 триллионов неденоминированных рублей. По данным Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ), 984 финансовые компании, привлекающие вклады населения, не имели соответствующих лицензий на подобную деятельности. Обещая клиентам сверхвысокие доходы («Независимый нефтяной концерн» — 00 % годовых в рублях, «Технический прогресс» — 000 % годовых в рублях, ЧИФ «Нефтяной-Алмаз-Инвест» — 750 % годовых в рублях, трест ЛЛД — до 80 % годовых в валюте, концерн «Тибет» — 30 % в месяц в рублях) или возможность приобрести ценные вещи по гораздо более низкой цене (автомобили и квартиры — подольская фирма «Властелина» и др.), эти организации привлекали деньги вкладчиков, причем часто значительно увеличивая размер привлеченного кредита путем самокотировок (АО «МММ», «Хопер-инвест», «Теле-маркет»), роста дочерних фирм («Артфинанс») и другими методами.

Невозвращение взятых сумм также происходило разными способами — от бегства учредителей с похищенными средствами («Технический прогресс», «Импульс-Инвест», «Властелина» и др.) до всевозможных юридических ухищрений, связанных со снижением котировок акций (АО «МММ», «Торговые ряды» и др.)> с задержкой платежей (компании «Вит», «Народная инвестиционно-строительная компания», «Финсервис-Д», коммерческий банк «Чара»), а также другими способами.

Следует отметить, что, несмотря на явную утопичность лозунгов об огромных дивидендах, так называемые финансовые пирамиды функционировали достаточно длительное время. Совершенно справедливой представляется точка зрения Р. С. Сатуева, Д. А. Шравера и Н. Ю. Яськовой, которые, анализируя деятельность подобных компаний, отмечают, что возможность совершения данного вида преступлений заключалась в несовершенстве действующей законодательной базы, наложенной на пассивность власти и безграмотность населения. Проблемы граждан, возникающие вследствие та-

Необходимым условием для этого была разработка специального федерального закона, в котором надлежало предусмотреть жесткие сроки для проведения банкротства, персональную ответственность руководителей компаний за допущенные нарушения, крупные штрафы для рекламодателей и средств массовой информации, разместивших заведомо ложную рекламу и многое другое

кой противозаконной деятельности на финансовом рынке, по их мнению, можно было не только разрешить, но и предупредить

Необходимым условием для этого была разработка специального федерального закона, в котором надлежало предусмотреть жесткие сроки для проведения банкротства, персональную ответственность руководителей компаний за допущенные нарушения, крупные штрафы для рекламодателей и средств массовой информации, разместивших заведомо ложную рекламу и многое другое

.

Однако, как справедливо отмечают многие исследователи, самым крупным кредитным преступлением, связанным со строительством финансовых пирамид, по-видимому, следует признать создание рынка государственных краткосрочных бескупонных обязательств (ГКО), осуществлявшееся высшими должностными лицами министерства финансов РФ и ЦБ РФ. За время существования этого рынка бюджет РФ получил 3 млрд. рублей, а потерял 450 млрд. рублей на выплату процентов, т.е. почти в 5 раз больше, чем получил. Покупателями ГКО выступали не только Газпром, Сибнефть, Транснефть, отечественные и зарубежные банки3, получавшие более 500 млн. долларов в год, но и частные лица, имевшие доступ к таким покупкам. В настоящее время бесспорной является точка зрения, что пирамида ГКО выстраивалась в результате «смычки» интересов финансовой олигархии и государства. В 998 г. разница между ставками, по которым банк привлекал средства, и ставками ЦБ РФ по ГКО достигала 00 % годовых в валюте. В период выборов Президента РФ Б. Ельцина в июне 996 г. было выпущено ничем не обеспеченных ГКО на сумму в 5,9 млрд. долларов. К началу финансового кризиса 998 г. государственный долг перед кредиторами по ГКО превысил 70 млрд. долл. и уже не мог обслуживаться за счет бюджета. Пирамида ГКО была обрушена Правительством РФ за несколько месяцев до того, как рухнула бы спонтанно. Однако до настоящего времени не решен вопрос об ответственности лиц, корыстно заинтересованных в создании неплатежеспособности России4.

С конца 80-х и почти до середины 90-х годов прошлого столетия значительное распространение получили преступления, совершаемые с использованием банковских технологий по обналичма-

Практически все средства массовой информации захлестнула реклама услуг различных коммерческих структур, которые предлагали «выгодно», «быстро», «надежно», «конфиденциально» за минимальный процент перевести безналичные рубли в наличные или в доллары, проделать обратную операцию и т.п.

нию денежных средств государственных предприятий, бюджетных организаций и коммерческих структур.

Практически все средства массовой информации захлестнула реклама услуг различных коммерческих структур, которые предлагали «выгодно», «быстро», «надежно», «конфиденциально» за минимальный процент перевести безналичные рубли в наличные или в доллары, проделать обратную операцию и т.п.

Как указывается в литературе, практически во всех случаях обналичивания денежных средств, одним из партнеров в этих схемах является кредитная организация. Это объясняется тем, что кредитные организации имеют свой процент за ведение через них расчетов. В то же время кредитные организации «аккумулируют крупные суммы, как наличных, так' и безналичных денежных средств, огромное количество денежных операций сбрасывается как своеобразный щит, прикрывающий противоправные операции от контролирующих и правоохранительных органов». Существовало множество способов обналичивания денежных средств (с заключением фиктивных договоров на выполнение работ, оказание услуг; с использованием вексельных схем; при импорте товара; с привлечением страховых компаний и т. д.). Приведем для иллюстрации один способ, сопряженный с использованием технологии банковского кредитования. Обналичивание через получение заведомо невозвратного банковского кредита — один из самых распространенных способов. Основывается данный способ на предварительном согласии руководства кредитной организации (уровень — не ниже начальника кредитного отдела). В качестве обеспечения возвратности кредита оформляются денежные средства на расчетном счете организации. После получения кредитных средств, а фактически тех денежных средств, которые были добыты преступным путем, организация прекращает свое существование. Некоторое время спустя кредитная организация списывает «долг» организации путем безакцептного списания с расчетного счета «исчезнувшей» организации. Нередко механизм обналичивания использовался при совершении таких преступлений, как мошенничество. Схематично действия мошенников выглядели следующим образом. Используя средства массовой информации и ажиотаж, возникший в связи с нехваткой наличных денег, фирма, якобы специализирующаяся на операциях по обналичиванию, заключает соответствующие договоры с рядом организаций. При этом первое время (как правило, - месяца) условия договоров по обналичиванию исправно исполняются. Когда число клиентов возрастает и, соответственно увели-

чивается общая сумма «привлеченных» денежных средств, фирма закрывается, а ее создатели скрываются.

Нередки были случаи, когда обналичивание, а также совершение других правонарушений (преступлений) было сопряжено с коррупционными проявлениями, в том числе и в Банке России. Так, в 995 г. Следственным комитетом при МВД России расследовалось уголовное дело о коррупции в Центральном Банке России. Начало расследованию положило дело о так называемых «чеченских авизо». В процессе расследования было установлено, что начальник Центрального операционного управления (ЦОУ) Ситджов и его заместители: Туров, Попруга и Мартынов, за взятки содействовали председателю правления АКБ «Союзпрофбанк» Летунову в обналичивании крупных сумм денежных средств под фиктивные сделки, а также в получении нескольких кредитов в ЦОУ посредством счетов АО «Славянский торговый дом», которые также были обналичены, якобы «на закупку сельскохозяйственной продукции»л.

Практика показывает, что спектр незаконно реализуемых банковских технологий не ограничивался привлечением денежных средств граждан и юридических лиц и переводом безналичных денег в наличные. Незаконно реализуемые банковские технологии также были связаны совершением операций по обмену иностранной валюты и с предоставлением кредитов на коммерческой основе. С расширением зарубежных контактов граждан России в начале 90-х годов значительно возросло количество обменных операций отечественных денег на иностранную валюту. К этому следует добавить, что Указом Президента РФ от 5 ноября 99 года «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» были сняты ограничения для граждан на покупку иностранной валюты в уполномоченных банках. Соответственно осуществление обменных операций становилось весьма прибыльным делом. Однако правом покупки и продажи юридическим и физическим лицам наличной валюты и валюты, находящейся на счетах и во вкладах, были наделены банки, имеющие валютную лицензию — уполномоченные банки. Несмотря на это, так называемые «обмен-ники» стали открываться в массовом порядке в универмагах, крупных магазинах, фойе кинотеатров и других общественных местах. Под пункты обмена иностранной валюты переделывались даже автомобильные фургоны, так сказать «с учетом потребительского спроса — обменные услуги с доставкой на дом». Большая часть таких обменных пунктов действовала незаконно, то есть в отсутст-

вие лицензии Банка России. Для прикрытия своей незаконной деятельности, преступники нередко заключали с определенным банком договор о совместной деятельности, а затем открывали обменный пункт от имени этого банка. Трудности периода экономических реформ и изъяны в формировании рыночных отношений создали благоприятную обстановку не только для осуществления безлицензионной банковской деятельности, но и для различного рода мошенничеств. С этой целью использовались банковские технологии расчетных операций, с применением платежных поручений, кредитовых авизо и чеков «Россия».

В качестве иллюстрации приведем следующий пример хищений, совершаемых с использованием банковских технологий расчетных операций с применением платежных поручений.

С декабря 99 года по февраль 99 года в г. Москве преступная группа под руководством Б. совершила ряд хищений государственного и общественного имущества в особо крупных размерах путем обмана и злоупотребления доверием (мошенничество). При этом преступная группа использовала несовершенство технологии расчетных операций в том отношении, что платежи осуществлялись в течение длительного периода времени. В связи с этим практиковалась следующая схема работы: организация-покупатель предоставляла организации-продавцу гарантийное письмо с подписями первых лиц организации-покупателя, заверенными круглой печатью, в котором гарантировалась оплата товара с указанием банка и расчетного счета, откуда будет произведена его оплата. На основании такого гарантийного письма продавец выписывал покупателю счет на оплату товаров с указанием его наименования, количества и стоимости. После этого покупатель оформлял платежное поручение, по которому перечислял требуемую сумму денег на расчетный счет продавца. При этом банк покупателя выдавал копию платежного поручения, где проставлялся прямоугольный штамп банка-плательщика и дата проведения операции перечисления денег — и все это заверялось подписью операционистки банка (впоследствии вместо прямоугольного штампа, чтобы затруднить подделки, стали проставлять круглую гербовую печать банка). Затем покупатель предъявлял продавцу вышеуказанную копию платежного поручения и последний, уверенный в том, что деньги за товар ему уже перечислены, передавал товар покупателю, как правило, на основании доверенности, выданной от имени организации-получателя тому лицу, на которое она была выписана. Тем самым минимизировалось время проведения сделки купли- продажи между организациями.

Именно несовершенство и незащищенность указанной схемы расчетов позволило выработать новый способ совершения хищений. Пример: преступная группа приобрела у неустановленного следствием ли-

ца круглые печати и угловые штампы несуществующих: государственного объединения «Научно-техническое производственное объединение «Прогресс» Государственного комитета по науке и технике СССР» (НТПО «Прогресс»), банка «Дедовское отделение Агропромбанка СССР Московской области», войсковой части 485 Министерства обороны СССР. После чего преступная группа изготовила подложные гарантийные письма от имени руководства НТПО «Прогресс» и в/ч 485, доверенности от этих организаций на право получения оргтехники, а также платежные поручения о якобы произведенной ее оплате НТПО «Прогресс» и в/ч 485. Данные подложные документы представлялись в торгующие организации и по ним участники преступной группы получали (похищали) оргтехнику. В соответствии с распределением ролей между участниками преступной группы, часть похищенной оргтехники Б. реализовывал, а вырученные деньги распределял между соучастникамиї. В 99— 994 гг. страну буквально захлестнула волна хищений денежных средств с использованием фиктивных платежных документов: кредитовых авизо и чеков «Россия». Об этом ярко свидетельствуют данные Банка России, согласно которым лишь за январь-февраль 993 года сумма платежей по подложным авизо и чекам «Россия» превысила 40 млрд. рублей.

Хищения, совершаемые с использованием банковских технологий расчетных операций с применением подложных авизо, получили название «аферы века». Только за первое полугодие 993 года после появления подложных авизо в московских РКЦ было выявлено фиктивных авизо на сумму около 60 млрд. рублей. Наибольший ущерб от этого вида хищений был нанесен в 994 году, по одним данным, он составил 56 млрд. 36 млн. рублей, по другим — более трлн. рублей3, а всего, по оценкам специалистов, за три предшествующих года было незаконно получено около 4 трлн. рублей4. Всего по России в мошеннических действиях с поддельными авизо, в период с 99 по 996 гг., преступниками использовались в качестве отправителей более 400 предприятий и коммерческих банков, из которых большинство являются несуществующими. 06-

По информации СК МВД РФ, за указанный период наибольшее количество хищений с применением фальшивых авизо зарегистрировано в Москве, Санкт-Петербурге, Республике Дагестан, Ставропольском и Краснодарском краях, Московской и Томской областях.

наличивание похищенных сумм производилось с участием 896 банков и 547 предприятий, расположенных в 68 регионах России.

По информации СК МВД РФ, за указанный период наибольшее количество хищений с применением фальшивых авизо зарегистрировано в Москве, Санкт-Петербурге, Республике Дагестан, Ставропольском и Краснодарском краях, Московской и Томской областях.

Так, в 99—993 гг. в г. Москве общее количество уголовных дел, возбужденных по хищениям в банковской системе, достигло , из них 57 (на 86 эпизодов) возбуждено в связи с хищениями посредством фальшивых авизо. 43,75 % этой категории были возбуждены на стадии покушения, по 87 делам материальный ущерб составил 79, миллиарда рублей. Всего по указанной категории дел привлечено к уголовной ответственности 9 человек, из них 5 человек — служащие банков, 7 — работники коммерческих структур. Действия преступников сводились к следующему. Минуя банк плательщика и РКЦ плательщика, они сами составляли подложные авизо и направляли их в РКЦ или банк получателя. При этом использовались различные способы отправления авизо — почтой, телетайпом, телеграфом, нарочным. Практически беспрепятственное использование преступниками этих каналов доставки подложных авизо стало возможным по нескольким причинам. Во-первых, при оформлении кредитовых авизо перестали использоваться бланки строгой отчетности. Во-вторых, согласно телеграммам Банка России от 30 апреля 99 г. № 0-9 «О внутриреспубликан-ских и межгосударственных расчетах» и от 8 сентября 99 г. № 8-787 «Об оформлении отправления почтовых, телеграфных авизо» коммерческим банкам было дано право изготовлять почтовые авизо от своего имени, а также направлять и принимать телеграфные авизо.

Ввиду несовершенства контрольного механизма межбанковских расчетов и фактического отсутствия специальных систем банковской лвязи при совершении расчетных операций системы МФО денежные средства беспрепятственно зачислялись на банковские счета организаций, указанные в подложных авизо. Затем эти средства перечислялись на счета других структур для последующего обналичивания, приобретения товарно-материальных ценностей либо иностранной валюты, которая переводилась за границу.

Обзор следственной практики по уголовным делам о хищениях денежных средств с помощью фальшивых платежных документов (авизо) // Информационный бюллетень СК МВД России, 996. № 4 (89). — С. 68.

Следует отметить, что характерной особенностью преступных посягательств, совершаемых с использованием банковских технологий в 90-х годах прошлого века, явилось то, что в подавляющем большинстве они совершались организованными преступными группами. Иными словами, на данном историческом этапе развития в стране сложилась тенденция к организованному совершению рассматриваемых преступлений. Необходимо признать, что к такой массированной атаке со стороны организованных преступных группировок не были готовы ни кредитные организации, ни правоохранительные органы. Сказанное в полной мере относится к хищениям с использованием подложных банковских авизо, способы совершения которых отличались особой сложностью, а нередко и изощренностью. Преступники не только были прекрасно осведомлены о технологии работы с платежными документами, но и контролировали момент поступления подложного авизо по назначению, а при необходимости организовывали подтверждение в его подлинности. Организация «замкнутого цикла» прохождения авизо упрощалась в связи с тем, что организованные преступные группы не только контролировали деятельность крупных внешнеэкономических фирм и кредитных организаций, но и «покупали» или создавали (учреждали) последние, становясь их собственниками. Так, к 995 г. «под крышей» чеченских организованных преступных групп находилось не менее 3 довольно известных банков. «Свои банки» имели азербайджанская, ингушская, подольская, солнцевская группировки и многие другие. Кроме того, на организованное совершение этих преступлений также указывало то, что в ряде регионов страны действовали целые подпольные типографии по производству фиктивных банковских документов, подкупались государственные служащие, а также руководители Банка России.

Таким образом, к основным причинам, способствовавшим введению в банковскую систему подложных кредитовых авизо и, как следствие, хищению денежных средств, следует отнести несовершенство правовой базы и системы межбанковских расчетов, отсутствие специальных средств защиты банковской системы связи, ненадлежащее выполнение Банком России надзорных функций за деятельностью коммерческих банков, коррупционные проявления, прежде всего, среди должностных лиц Банка России. Отдельно следует выделить и такое обстоятельство, как несвоевременное реагирование со стороны Банка России на многочисленные нарушения, связанные с авизо. Речь идет о ситуации, ко-

См. подробно' Максимов АЛ Банды в белых воротничках: Как разворовывали Россию. - М., 999. - С. 6, 68 —69, 9.

гда различного рода указания, инструкции и другие нормативные акты Банка России были нужны «еще вчера». В дополнение к этому следует отметить, что только в 99 г. Центральный банк РСФСР направил в адрес своих подразделений около 40 указаний, каждое из которых разъясняло или отменяло предыдущее. Так, согласно телеграмме от 0 июля 99 г. № 58-9, за подписью заместителя председателя Банка России Л. М. Алякина, кредитные организации с 0 июля 99 г. должны были прекратить телеграфное авизование платежей межбанковских расчетов на территории Российской Федерации и перейти «исключительно» на почтовое авизование. Но уже 6 августа 99 г. телеграммой № 73-9, подписанной первым заместителем председателя Банка России А. В. Войлуковым, предыдущая телеграмма «утрачивает силу» и возобновляются «телеграфные переводы порядком действовавшим до двадцатого июля»». Этой же телеграммой Банк России пытался установить «персональную ответственность должностных лиц за соблюдение документооборота телеграфным переводом, а также почтовым авизо». 30 ноября 99 г. Банк России направляет на места телеграмму № 53-9, подписанную первым заместителем председателя Банка России А. В. Войлуковым, в которой указывается, что «начиная с первого декабря 99 года, с учетом применения специальных средств защиты телеграфного авизования, прекращается прием, отправка учреждениями Банка России телеграфных авизо платежами на сумму менее 0 миллионов рублей». Для телеграфных авизо на сумму 0 миллионов рублей и более устанавливался специальный порядок. При этом в п. телеграммы было предусмотрено исключение из данного правила касаемо расчетов с РКЦ на территории Ингушетии, которые должны были производиться только почтой. Телеграфное авизование платежей при расчетах с коммерческими банками Ингушетии не допускалось. При почтовом авизовании платежей все расчетно-денежные документы должны были экспедироваться исключительно через спецсвязь или фельдъегерскую службу. Таким образам, представляется возможным констатировать, что Банк России не самоустранялся от разрешения кризисных процессов банковской системы, в том числе связанных с преступлениями, совершаемыми с использованием расчетных операций с применением авизо, как констатируют некоторые исследователи, а принимал определенные меры. Но такие меры не могли быть эффективными по целому ряду причин, предопределяющихся экономической ситуацией в стране. Цепочка этих причин, в упрошенном виде, выглядела следующим образом. Развал единых экономических отношений, существовавших на огромной территории СССР, с

одной стороны, привел к необходимости создания новых рыночных условий хозяйствования, в том числе формированию банковской системы рыночного типа, основанной на детальной регламентации банковских технологий, с другой — способствовал «модернизации» преступности в социально-экономических отношениях страны. Сегодня уже стало очевидным, что законы развития общества действуют одинаково независимо от общественно-экономических условий государственного развития. Если государственные органы не могли взять ситуацию под контроль, то, объективно, данную функцию берут на себя другие общественные структуры, как правило, преступные. В таком случае преступность не сращивается с государственным аппаратом, как это принято считать, а является неотъемлемой его частью, воспроизводя саму себя в недрах государственных структур, что позволяет говорить об особой разновидности государственной власти — преступной. В результате, в стране устанавливаются полуофициальные (преступные) правила экономических отношений, в том числе распространяющиеся на регулирование банковских технологий, как основного инструмента таких отношений.

Поэтому не приходится говорить о более или менее адекватном реагировании государственной власти на те негативные процессы, которые происходили в обществе, так как кроме необходимого декларирования намерений противодействию преступности как социальному злу (прежде всего в сфере экономических отношений, основанных на реализации банковских технологий), власть объективно не могла осуществить его (реагирование). Использование приема, связанного с декларированием намерений навести порядок в стране, а параллельно осуществлять незаконный (преступный) захват чужой (общественной) собственности, был особенно характерен для первой половины 90-х годов прошлого века. Способами такого захвата и стали крупномасштабное использование банковских технологий расчетных операций с применением авизо и других расчетных документов.

И еще одна причина неэффективности принимаемых Банком России мер, это коррупционные проявления среди должностных лиц Банка России и его структурных подразделений. В научных исследованиях отмечается, что для совершения преступлений, совершаемых с использованием банковских технологий расчетных операций с применением авизо, как правило, для обеспечения внедрения пакета фальшивых банковских документов в документооборот дня (проводка фиктивных авизо) привлекались (подкупались) сотрудники структурных подразделений ЦБ РФ (расчетно-кассовых центров, Центрального операционного управления) — операционисты и бухгалтеры, имеющие доступ к счетам

56

бухгалтерского баланса. Т.е. лица, действия которых состояли в осуществлении проводки и квитовки платежей'.

Хищения, совершаемые с использованием банковских технологий расчетных операций с применением чеков с грифом «Россия», также получили значительное распространение.

Первыми массовыми ценными бумагами переходного этапа к рыночной экономике стали приватизационные чеки и чеки с грифом «Россия» (далее чеки «Россия»), Последние были введены в обращение в соответствии с постановлением Президиума Верховного Совета РФ от 3 января 99 г. «О введении в хозяйственный оборот чеков нового образца». Основная причина использования этого нового вида платежного документа крылась в наличии уже упоминавшегося нами острого дефицита наличных денежных средств. В целях ограничения операций с наличными деньгами в 99 году был принят ряд законодательных актов, предусматривающих проведение расчетов между предприятиями в безналичном порядке. При этом, как всегда, преследовались самые благие цели — улучшение расчетов в народном хозяйстве, повышение ответственности предприятий за их финансовое состояние с целью нормализации безналичного денежного обращения и упрощения расчетов за товары и услуги. В сложившейся ситуации чеки явились своеобразной альтернативой наличных денежных расчетов.

Расчеты чеками «Россия» регулировались «Правилами расчетов чеками на территории Российской Федерации», утвержденными письмом Банка России от 0 января 99 г. №8-/5. В соответствии с этими правилами чек не мог быть выписан на сумму менее 500 рублей для физического лица и 000 рублей — для юридиче-« ского лица.

Однако в процессе распространения чеков Банком России были допущены серьезные упущения. В первую очередь, чеки «Россия» были выпущены без специальной защиты. Ввиду того, что бланки чеков передавались банкам без реестров, было утрачено значительное количество этих бланков. Около 30 млн. незаполненных бланков чеков были выданы банкам без предварительной регистрации их серийных номеров.

Коммерческие банки также не остались в стороне в части различного рода упущений. Мало того, что ни один банк не заявил об имевших место хищениях либо утратах незаполненных бланков чеков, практически повсеместно не были приняты меры по их соответствующему хранению и учету. Более того, при выдаче бланков

Все это привело к тому, что в руках преступников оказались сотни подлинных бланков чеков «Россия».

чеков регистрация их серийных номеров не производилась, и, как следствие, использование чеков оказалось бесконтрольным.

Все это привело к тому, что в руках преступников оказались сотни подлинных бланков чеков «Россия».

Начиная с июля 99 года, только в Москве было изъято из незаконного оборота свыше 800 подложных чеков на сумму более 40 млрд. рублей.

В целом ситуация с чеками «Россия» становилась неуправляемой. Поэтому телеграммой Центрального Банка РФ от 5 октября 99 года №30-9 «О расчетах чеками с грифом «Россия» широкое использование данных чеков в качестве платежного средства было ограничено. С 5 ноября 99 года чеки могут применяться только при одногородних расчетах; платежи данными чеками осуществляются только РКЦ Банка России после перевода им денежных средств банками-плательщиками; расчеты чеками между гражданами запрещены. Пожалуй, можно сказать, что чеки «Россия» явились самым слабым звеном среди различных видов чеков, которое подверглось массированной атаке со стороны преступных элементов. Сказанное отнюдь не означает, что иные виды чеков, например дорожные и расчетные чеки, не подвергались преступным посягательствам.

Одним из наиболее распространенных способов хищения денежных средств являлась выдача чека, не обеспеченного денежными средствами, т.е. чека, выписанного на сумму, размер которой превышал остаток денежных средств на счете чекодателя.

Данный способ хищения можно проиллюстрировать следующим примером. В конце 99 года директор малого предприятия «Астра» М., имея намерение похитить крупную сумму денег, заключил договор купли-продажи с фондом социальной защиты детей-инвалидов и сирот «(Благодарность» на приобретение товаров народного потребления на сумму млрд, 300 млн. рублей. Для оплаты приобретаемых товаров М. выписал четыре расчетных чека из лимитированной чековой книжки и передал их президенту фонда «(Благодарность» Р. Однако на момент выписки чеков, они не были обеспечены денежными средствами, поскольку на счете №7 «(Лимитированные чеки и лимитированные справки», с которого должны оплачиваться чеки, имелось всего 5 млн. рублей.

М., заведомо зная, что выписанные им чеки фактически не обеспечены финансами и поэтому вскоре должны быть аннулированы, расторг договор купли-продажи с фондом «(Благодарность». При этом он потребовал немедленного возврата денежных средств на расчетный счет МП «(Астра». Президент «(Благодарности» вынужден был вернуть деньги и перечислить теперь уже реальные деньги на счет МЛ «(Астра». М., являясь единственным распорядителем средств данного предприятия, перечислил их на счета различных коммерческих структур, затем обналичил эти деньги и изъял их.

58

После выяснения банковскими структурами финансовой необеспеченности выданных МП «Астра» расчетных чеков, последние были аннулированы. В итоге фонд «Благодарность» потерпел значительные убытки, поскольку взамен подложных чеков, которыми «расплатился» с ним М., вернул ему реальные деньги.

В преступных целях достаточно часто используются дорожные чеки, предназначенные для получения наличных денег. Дорожные чеки являются средством прямого платежа, Они представляют собой бумажные документы и принимаются от их владельцев сотрудниками кредитной организации к немедленной оплате при наличии соглашения о покупке, которое клиент получает в кредитной организации при покупке дорожных чеков. Обязательным условием для принятия чеков к немедленной оплате является наличие на чеке только одной подписи клиента. Вторая подпись ставится клиентом в присутствии сотрудника кредитной организации.

Несомненным преимуществом дорожных чеков (в отличие от расчетных чеков) является то, что во многих местах (магазинах, ресторанах) ими можно просто расплатиться. Это в особенности относится к районам традиционного туризма и туристическому бизнесу в целом.

Однако простота использования и высокая мобильность дорожных чеков оказалась привлекательной не только для туристов, но и для преступников. Незаконному использованию дорожных чеков, как правило, предшествуют кражи этих чеков у владельцев. Не менее распространено использование утерянных дорожных чеков. Простота использования похищенных либо утерянных чеков заключается в том, что подпись владельца на них уже проставлена. лПреступникам достаточно скопировать подпись владельца, после чего чек можно предъявлять для оплаты.

Практике известны случаи, когда дорожные чеки похищались непосредственно в кредитных организациях, что можно проиллюстрировать следующим примером. В августе 995 года в результате нападения на отделение компании «THOMAS COOK» в Глиндейле (штат Калифорния, США) было похищено большое количество бланков дорожных чеков «MASTER CARD THOMAS COOK». В декабре того же года в Москве и Санкт-Петербурге были зафиксированы случаи использования похищенных дорожных чеков для получения валюты в банках. Так, в частности, 9 декабря 995 года в Санкт-Петербурге Ш. предъявил в пункте обмена иностранной валюты Красногвардейского отделения Сберегательного банка РФ 60 именных дорожных чеков номиналом 00 долларов США каждый и произвел незаконный обмен чеков на наличную валюту. Преступления, сопряженные с технологией расчетных операций путем подделки мемориальных ордеров, совершались работниками,

59

как кредитных организаций, так и расчетно-кассовых центров Банка России (далее — РКЦ). Мемориальный ордер используется в деятельности кредитных организаций и РКЦ, составляется ответственным исполнителем и служит основанием для зачисления или списания денежных средств со счетов клиентов банка и корреспондентских счетов самих банков.

Так, в 993 г. было выявлено хищение 4 млрд. рублей путем их незаконного списания по подложному мемориальному ордеру со счета ГУ ЦБ РФ по г. Москве с последующим зачислением на корреспондентские счета коммерческих банков. Впоследствии часть указанных средств была выдана наличными и проконвертирована. Общая сумма хищения составила 0,5 млрд. руб. В преступную группу входили кроме работников ГРКЦ ГУ ЦБ РФ по г. Москве руководители ряда коммерческих банков.

Г^ w w w

В период становления частнопредпринимательской деятельности и российской банковской системы распространение получило взяточничество со стороны сотрудников банков и сопутствующие ему должностной подлог и злоупотребление служебным положением. В этой связи В. Д. Ларичев отмечает, что взяточники быстро адаптировались к новым условиям хозяйственной жизни, использовали трудности переходного периода, прежде всего разрастающийся экономический кризис, следствием которого явились спад производства, рост цен, нехватка наличных денег, а также недостатки и пробелы в законодательстве.

В основной своей массе незаконное вознаграждение бралось за открытие расчетных счетов без их надлежащего юридического оформления, обналичивание денежных средств клиентов, неправильное использование депозитных счетов (когда последний фактически превращался в дополнительный расчетный счет, используемый для беспрепятственного расходования зачисленных средств), незаконную выдачу кредитов либо за саму возможность предоставления кредита или каких-либо преимуществ при его выдаче.

Одними из самых распространенных оставались преступления, совершаемые с использованием технологий банковского кредитования. Хотя до настоящего времени не удается достоверно определить сумму ущерба от рассматриваемого вида преступлений, ввиду отсутствия об этом статистических данных, но о масштабах распространения данных преступлений могут свидетельствовать следующие данные. Так, на начало 994 года непогашенные кредиты составили 3,6 трлн. рублей, а к концу года сумма уже составила 33 трлн. рублей.

.' Андреев АН. Указ. раб. — С. 94. См. например: Нелезина Е.П. Указ. раб. — С. 4.

60

В начале 90-х годов не только возросло число мошеннических операций по завладению кредитными средствами банков, но и появились новые, более изощренные способы хищений. Например, заранее запланированная реорганизация предприятия-заемщика, перевод его средств вместе с банковским кредитом на счет новой коммерческой структуры и последующее беспрепятственное изъятие и присвоение денежных средств и т. д. Подобного рода преступления зачастую провоцировались сотрудниками кредитных организаций. В качестве иллюстрации, можно привести расследуемое в 000 году автором следующее преступление7.

В 995 году К. совместно с Ч. создали организованную преступную группу для совершения хищения денежных средств, принадлежащих Октябрьскому отделению № 6703 Сбербанка России путем мошенничества. Для реализации своего преступного намерения, 4 апреля 995 г. они с иными лицами, которые не были осведомлены об их преступном намерении, зарегистрировали в Регистрационной Палате мэрии г. Архангельска ЗАО «Эрго-Стиль». Генеральным директором данной организации был избран учредителями К., который назначил финансовым директором Ч. Ч. разработал из корыстных побуждений преступную схему получения средств в банке, которая предполагала использование его доверительных отношений с управляющей банка Р., муж которой работал в организации. Для осуществления своих намерений Ч. во исполнение совместно разработанного плана с К. убеждал работников организации получать кредиты в банке под гарантию и для нужд организации, обещая в последующем погашать полученные ими кредиты за счет средств организации. При этом он совместно с К. обманывал их, не имея намерения выполнить обещание, зная, что предприятие не погасит кредиты. Таким образом, К. и Ч. создали условия для хищения денежных средств, полученных работниками общества в банке в виде кредитов. Для маскировки своих преступных действий они поручали бухгалтеру организации Б., а в последующем главному бухгалтеру С, оформить платежные документы, подтверждающие передачу денежных средств работниками в кассу организации, а также документы, подтверждающие последующее их расходование. При этом оформляли договора займа, подписанные К. и Ч., по которым работники как бы предоставляли ссуду на нужды организаци, в сумме полученных кредитных средств, а она якобы должны была погасить кредиты и проценты по ним. Таким образом, ими были созданы условия для длительного осуществления своего преступного намерения, используя зарегистрирован-

При этом К. осуществлял общее руководство, используя свое официальное положение — генеральный директор организации, а Ч. обеспечивал возможность хищения денежных средств банка, используя доверительные отношения с управляющей банка Р.

ную в установленном порядке организацию.

При этом К. осуществлял общее руководство, используя свое официальное положение — генеральный директор организации, а Ч. обеспечивал возможность хищения денежных средств банка, используя доверительные отношения с управляющей банка Р.

Так они, по указанному плану, в мае 995 г. обратились к работнику организации К., находящемуся в их подчинении, с предложением оформить в банке кредит на сумму 5 миллионов неденоминированных рублей для нужд организации, пообещав последнему, что кредит и проценты по нему будут впоследствии погашены организацией, Введенный в заблуждение, К. заключил с банком кредитный договор № 76353 от 9 мая 995 г. на указанную сумму, сроком на три месяца и обязательством погасить кредит и уплатить проценты из расчета 40 % годовых. Перед получением кредита Ч. представил в банк подписанную им справку о заработке К., в которой сумма зарплаты была завышена. При этом Ч. ввел в заблуждение, относительно гарантии погашения получаемого кредита за счёт полученных средств от деятельности вновь создаваемой организации, не только К., но и управляющую банком Р., выступив поручителем по указанному кредитному договору. Кредитные средства вместо К. в банке получил Ч., который дал указание бухгалтеру организации Б. оформить приходный кассовый ордер о том, что указанная сумма якобы была внесена в кассу организации. Фактически деньги остались у Ч. и были израсходованы на личные цели совместно с К.

Аналогичным способом, в период с апреля по ноябрь 995 г. К. и Ч. завладели путем обмана и злоупотреблением доверием работников организации и управляющей банком Р., денежными средствами, принадлежащими банку, в общей сумме 34 миллиона неденоминированных рублей. При этом К. истратил на личные нужды не менее 30 миллионов неденоминированных рублей, а Ч. —не менее 80 миллионов неденоминированных рублей, а 40 миллионов неденоминированных рублей К. и Ч. передали третьи лицам. Руководители кредитных организаций не только провоцировали, но, нередко, сами организовывали и совершали такие преступления. Так, руководство убыточного с конца 993 г. КБ «<Севкавбанк» принимает решение о регистрации восьми предприятий, одно из которых АО «Ростов-Холдинг». С целью вывода оставшихся активов указанного банка его руководство разрабатывает следующую схему. Для покупки административного здания у АО «<Волгодонскстрой» в банке АО «Ростов-Холдинг» берет кредит в сумму 340 миллионов рублей и перечисляет эту сумму продавцу. В качестве обеспечения оформляет договор залога на здание, который в нарушение действовавшего законодательства не регистрируется в БТИ. После этого АО « Ростов-Холдинг» берет очередной кредит на сумму миллиард

6

450 миллионов рублей, а в качестве обеспечения заключает второй договор залога на то же здание. В конечном итоге в результате невозврата кредита здание переходит в собственность банка, который ставит его на баланс стоимостью уже в миллиарда рублей 96миллионов, что и составило всю задолженность АО «Ростов-Холдинг» перед банком. В результате, последнее предприятие погасило кредит, а деньги, которые поступили в качестве кредита, становятся его собственностью. Члены Совета правления банка, которые являются одновременно и учредителями данной организации, получают в качестве дивидендов или на других основаниях часть денежных средств из общей суммы кредита.

Наиболее распространенные способы рассматриваемых преступлений:

создание лжепредприятий, чаще всего на подставных лиц, исключительно с целью получения кредита и его присвоения;

заключение кредитного договора на основании подложных документов, создающих видимость финансовой состоятельности (в частности, представление ложных балансов, недостоверных бизнес—планов и технико-экономических обоснований предстоящих инвестиций за счет кредитных средств);

подделка документов в обоснование кредитного запроса, фиктивные договора о якобы заключенных сделках;

предоставление в качестве обеспечения возвратности кредита подложных или полученных неправомерным путем гарантийных писем или поручительства от имени государственных либо коммерческих структур, в том числе и кредитных организаций;

представление неполноценного, либо ранее уже заложенного, а иногда и не принадлежащего залогодателю залогового имущества;

подкуп банковских работников для выдачи кредитов с нарушением экономических нормативов, требований обеспечения возвратности кредита и т. д.

Нередки были случаи, когда в результате преступлений, совершаемых с использованием банковских технологий, ущерб причинялся как кредитной организации, так и другим экономическим субъектам. Проиллюстрируем это на следующем примере. В 993 г. гр-ка Шелепта, 937 г. р., отбыв наказание за совершение преступлений, предусмотренных статьями 93- и 75 УК РСФСР, вернулась в г. Ростов-на-Дону, где открыла три коммерческие организации, в которых она занимала разные должности (директора, главного бух-

Архив прокуратуры Ростовской области, 996. Уголовное дело № 955060.

См, об этом подробно: Шмонт А.В. Расследование уголовных дел о незаконном получении кредита: Дис.... канд. юрид. наук. — М., 999.

63

галтера). От имени этих организаций она открыла счета в коммерческих банках. Так, от имени ИЧП «Серга» были открыты счета в КБ «Темерницкая таможня» и Октябрьском филиале РАИК «Промстройбанк», от ИЧП «Ковыль» — в КБ «Темерницкая таможня», от ИЧП «Шелли» — Октябрьском филиале РАИК «Промстройбанк». Реализуя свой преступный умысел, Шелепина занимала у знакомых предпринимателей сотни миллионов рублей и десятки тысяч долларов США, в основном в безналичной форме, на срок от 3 месяцев до полугода под высокий процент (до 30 % в месяц). Деньги поступали на счет одной из фирм в КБ «Темерницкая таможня», а затем перечислялись в Октябрьском филиале РАИК «Промстройбанк» на расчетные и ссудные счета двух других принадлежащих ей ИЧП. По договоренности с руководителем последнего банка она получала наличными десятки миллионов рублей, в то время как в 994 г. выдача наличных сумм была ограничена (не более 500 тысяч рублей однократно под договор). Деньги выдавались на якобы производимые закупки ГСМ и сельхозпродукты, под гарантию управляющего этого банка. Полученные таким образом денежные средства использовались Шелепиной на личные нузкды. В первое время она пыталась погашать взятые у предпринимателей кредиты, используя принцип «пирамиды», но, получив два крупных кредита в обоих упомянутых банках и не рассчитавшись с большим количеством предпринимателей, у которых к этому времени заняла деньги на указанных выше условиях, скрылась.

Преступления, совершаемые с использованием банковских технологий на рынке ценных бумаг характеризовались тем, что вносимые в ценные бумаги подлоги могли быть как материальными (полная или частичная подделка), так и интеллектуальными. При этом значительно проще подделать, а затем реализовать ценные бумаги, по которым не ведется реестр. Одни из самых распространенных разновидностей рассматриваемых преступлений были связаны с подделкой аваля, который представляет собой вексельное поручение, в силу которого лицо (авалист), совершившее его, принимает ответственность за выполнение обязательства каким-либо из обязанных по векселю лиц, акцептантом, векселедателем, индоссантом.

Так, в начале 996 г. на рынке появились векселя с поддельным авалем, подписанным заместителем председателя ЦБ РФ А. А. Козловым. Аваль на векселе, видимо для убедительности, сопровождался письмом Банка России, подтверждающим аваль и содержащим заключение о соответствии авалированного векселя требованиям Женевской вексельной конвенции 930 г., а также о возможности его использования «при проведении опера-

Письмо было написано на сфабрикованном бланке с использованием несуществующих реквизитов.

ций на внутреннем и внешнем финансовых рынках».

Письмо было написано на сфабрикованном бланке с использованием несуществующих реквизитов.

Все это вынудило ЦБ РФ в феврале 996 г. обратиться к коммерческим банкам со специальным письмом о фальшивых векселях с авалем, в котором обращалось внимание на то, что в то время, во-первых, заместитель председателя А. А. Козлов в рамках предоставленных ему полномочий не имел права ставить подпись под обязательствами Центрального банка Российской Федерации по векселям, во-вторых, Банк России не проводил операций по авалированию векселей .

Но, совершенно не обязательно, что при совершении преступлений аваль проставлялся от имени столь высокопоставленного чиновника. Так, весной 996 г. в один из крупных банков обратился гр-н М. с предложением продать банку вексель фирмы «(Международные финансы», абонированный одним из отделений Московского банка Сбербанка РФ. По действующему законодательству, для аваля достаточно одной лишь подписи, поставленной авалистом на лицевой стороне векселя. В авале должно быть указано за кого он дан. При отсутствии такого указания он считается данным за векселедателя. Этим положением воспользовались преступники. Когда в управлении ознакомились с предъявленной ксерокопией векселя, то обратили внимание на нарушения при его оформлении: неправильно указан срок оплаты векселя, не указано слово «<годовых», не заполнен аваль от имени авалиста банка. Через несколько дней гр-н М. принес ксерокопию векселя со всеми исправленными недостатками и реестр учета векселей, выданный авалистом. Кроме того, он обещал в случае необходимости принести копию лицензии типографии, изготовившей бланки, дополнительное гарантийное письмо банка-авалиста. Учитывая, что векселя с авалем Сбербанка представляют интерес для любого предприятия, принимается решение готовить договор о покупке векселя на 5 млрд. рублей за 4, млрд. рублей и одновременно провести проверку подлинности векселя. Проверка, а затем расследование уголовного дела показали, что отделение Сбербанка, чьи реквизиты были указаны в авале, поручительство не давало, никаких документов или гарантийных писем не подписывало.

В преступную группу входили: охранник коммерческого банка, генеральные директора АО, ТОО из Североморска, Можайска, Мытищ и Москвы, безработный и другие лица, помогавшие преступникам.

Наиболее распространенным преступлением было завладение денежными средствами самим векселедателем путем заведомо неправильного оформления векселя, используя невозможность своевременно его опротестовать или получить по нему денежные средства, в том числе:

Наиболее распространенным преступлением было завладение денежными средствами самим векселедателем путем заведомо неправильного оформления векселя, используя невозможность своевременно его опротестовать или получить по нему денежные средства, в том числе:

отсутствие наименования «вексель» в тексте документа;

написание слова «вексель» на иностранном языке, когда сам текст документа составлен на русском языке;

отсутствие даты составления векселя и подписи векселедателя;

отсутствие предложения (обещания) уплатить определенную сумму и т. д. Бесспорно, что доказать умысел лица — составителя векселя на совершение преступления, при таких обстоятельствах непросто, чем и пользовались (пользуются) преступники.

О широкой распространенности рассматриваемого вида преступлений, в результате которых стало возможным присваивать крупные суммы денежных средств, может свидетельствовать уголовное дело, возбужденное по факту хищения 3, млрд. рублей, принадлежащих Главному управлению внутренних войск МВД РФ. Преступники зарегистрировали по фальшивым документам некое ООО, заключили «липовый» договор с ГУКВВ МВД о якобы приобретении жилья военнослужащим, в оплату которого и получили 3 векселя «Банка развития предпринимательства». В дальнейшем векселя были досрочно погашены, деньги мошенники обналичили и присвоили.

Помимо векселей подделке могли быть подвержены и другие ценные бумаги. Так, в марте 995 г. в один из московских коммерческих банков обратилось некое лицо с предложением совершить сделку по купле-продаже казначейских обязательств в количестве 400 штук номиналом млн. рублей каждое за ,064 млрд. рублей. Покупателем должен был выступить вышеуказанный коммерческий банк. Предложенные казначейские обязательства принадлежали банку, находящемуся в другом городе, от лица которого, якобы, действовал злоумышленник. Свои полномочия распоряжаться КО пришедший подтвердил доверенностью на их продажу, выданную этим банком. Московские банкиры согласились на эту сделку, но с условием, что перечислят деньги только после переоформления КО. Продавец не возражал и отправился в один из московских депозитариев, обслуживающих именно эти КО. Через некоторое время продавец сообщил, что ценные бумаги переоформлены депозитарием на счет-депо их банка и необходимо

Нелезина Е.П. Указ. раб. — С. 59.

66

перечислить за них деньги, Банк не возражал и попросил продавца приехать за копией платежного поручения.

Одновременно московские банкиры связались с депдзитарием и попросили проверить, действительно ли КО переоформлены на счет-депо покупателя. Ответ был утвердительным. В ходе последующей проверки выяснилось, что продавец подтвердил свои полномочия банковской карточкой банка-продавца, на которой имелась и подпись преступника. Однако при более внимательном изучении выяснилось, что она не была нотариально заверена. Когда же связались с коммерческим банком, от лица которого якобы должна была произойти продажа ценных бумаг, выяснилось, что доверенности на право продажи данных ценных бумаг никому не выдавалось'.

Внедрение в банковскую систему компьютерной техники, с одной стороны, оптимизировало реализацию банковских технологий, с другой — спровоцировало появление новых видов преступлений, прежде всего связанных с технологиями расчетных операций. Широкому распространению этих преступлений способствовало отсутствие законодательных и организационно-технических мер защиты банковской информации. Вследствие недооценки важности надлежащего контроля, как со стороны Банка России, так и самих кредитных организаций, преступники получили возможность осуществлять несанкционированный доступ и противоправные манипуляции с программным обеспечением и хранящимися в памяти ЭВМ данными с целью внесения изменений в отчетность и результаты финансовых взаиморасчетов.

В России одно из первых преступлений, совершенных с использованием информационных технологий, было связано с хищением 5,5 тысяч долларов США в бывшем «Внешторгбанке СССР» в 99 г. Данное преступление совершено при следующих обстоятельствах. Гражданин Б. с целью хищения валютных средств вступил в сговор с начальником отдела автоматизации неторговых операций Вычислительного центра данного банка. Осуществляя преступные намерения, Б. подделал шесть паспортов граждан и справки ряда внешнеэкономических объединений, на основании которых открыл во Внешторгбанке шесть текущих счетов, внеся на каждый из них по 50 долларов США. Е. изменил программное обеспечение, использовавшееся при осуществлении банковских операций, в результате чего на открытые Б. счета было переведено более 5 тысяч долларов

Зайцев А. В. Уголовная ответственность за преступления в финансово- кредитной сфере: Дис. ... канд. юрид. наук. — М, 00. С. 78—79.

67

США. По поддельным паспортам Б. получил и присвоил указанную сумму. Практика свидетельствует, что преступники зачастую остаются неустановленными. Так, в 995 г. СО при УВД г. Зеленограда расследовалось уголовное дело по факту покушения на хищение денежных средств Сбербанка России. Неустановленные лица совершили несанкционированный доступ в систему передачи платежных документов из отделения Сбербанка в ОПЕРУ, увеличив первоначальную сумму на миллиарда неденоминированных рублей путем изготовления фиктивного сообщения и передачи его повторно с неустановленного места по линии «Инфотел». На следующий день при сверке сообщений факт передачи подложного платежного документа на указанную сумму через «Автобанк» для АО «Стройинвест» был выявлен, и преступление при попытке снятия денег было пресечено, однако дело приостановлено за неустановлением виновных лиц.

В 993 г. СУ ГУВД г. Москвы было возбуждено уголовное дело по факту покушения на хищение 68 миллиардов неденоминированных рублей с технологического счета ГРКЦ ГУ ЦБ по г. Москве. Технология совершения преступления заключалась в несанкционированном доступе неустановленного лица в систему обработки платежей и введении в неё фиктивных данных о перечислении по платежам на счета 8 коммерческих банков г. Москвы указанной суммы. Эти действия сопровождались изготовлением и предъявлением в банки фальшивых платежных поручений с поддельными печатями ГРКЦ.

Особое место среди платежных средств, предназначенных для обслуживания физических лиц, занимают распространенные во всем мире банковские карты. В СССР, как известно, первые шаги по обслуживанию держателей банковских карт были сделаны в конце 60-х — начале 70-х гг. В 969 году Dinners Club и American Express подписали с Госкоминтуристом СССР агентское соглашение на обслуживание в Советском Союзе карточек этих платежных систем. В 974 году аналогичное соглашение было заключено с VISA International, в 975 году — с Euro Card/Master Card, в 986 году — с JCB International. В соответствии с этими соглашениями ВАО «Интурист» стало обслуживающим агентом данных систем и осуществляло все необходимые расчеты с банковскими карточками иностранных туристов и бизнесменов через Внешэкономбанк СССР.

Наиболее распространенными преступлениями, совершаемыми с использованием технологий расчетных операций, связанных с использованием банковских карточек, являлись:

Наиболее распространенными преступлениями, совершаемыми с использованием технологий расчетных операций, связанных с использованием банковских карточек, являлись:

Подделка банковских карточек с использованием подлинной карточки (с кредитной карточки разными способами (подтирка, подчистка) полностью или частично удаляют имеющиеся данные и заполняют (или дополняют) новыми, полученными со счетов, с контрактов между организациями, с копирок от счетов и т. д.; буквы и цифры, впечатанные в плоскость карточки срезаются (при помощи лезвия, скальпеля и увеличителя с подвеской) и с помощью клея заменяются на другие; подделка кредитной карточки с помощью термической обработки; полная подделка кредитной карточки).

Использование украденных и потерянных банковских карточек. Довольно часто такой способ сопряжен с преступным сговором незаконного владельца кредитной карточки с продавцом-кассиром предприятия торговли. Кроме того, по чужим кредитным картам совершаются хищения денег и с использованием банкоматов.

По одному из уголовных дел обвиняемый Артеменко использовал для хищения паспорт, кредитную карточку и лист бумаги с кодом для полунения денег. Эти вещи забыла в сумочке женщина, которую Артеменко подвозил на своей машине. Используя указанные предметы, он в одном из банкоматов «Мост-Банк» получил в три приема 300 тысяч рублей и 000 долларов США. С начала 90-х годов прошлого века прочно вошли в научный, а затем и в бытовой оборот, такие термины как «организованная преступность», «теневая экономика» и «отмывание грязных денег». Следует признать, что основным инструментом организованной преступности, теневой экономики и отмывания (легализации) преступных доходов (если допустить, что данные явления могут существовать самостоятельно) в большей своей массе является реализация банковских технологий. По оценкам некоторых специалистов к 995 г. под контролем «теневых» структур находились более 40 тыс. хозяйственных субъектов, в том числе более 400 банков, 47 бирж, около 5 000 предприятий государственной экономики; 4 % товарооборота на потребительском рынке приходилось на незарегистрированных хозяйствующих субъектов. Около 3 тыс. организованных преступных группировок специализировалось на легализации доходов. Значительная часть доходов от преступной деятельности легализо-

Давжук В.Н. Организационные и методические особенности расследования мошенничеств с использованием кредитных карточек //Информационный бюллетень СК при МВД России. - М., 997. № 3(9). - С. 8-89.

«Грязные» деньги и закон /Под ред. Е.А. Абрамова. — М., 995.

69

валась посредством обмена на твердую валюту и перевода ее за рубеж. По оценкам ЦБ РФ, темпы вывоза капитала за рубеж превышают млрд. долларов в месяц. Незаконный вывоз капитала достигает от 00 до 300 млрд. долларов в год. В 996 г. отток капитала из России по объему в 0 раз превысил прямые инвестиции в национальную экономику. По данным экспертов «Купере энд Лайб- рэнд», которые были опубликованы в 997 г., за предшествующие пять лет российский бюджет лишился 60 млрд. долларов. Особую озабоченность в связи с этой проблемой вызывают так называемые оффшорные компании, созданные российскими деловыми структурами (их на сегодняшний день существует более 60 тыс.). Генеральная прокуратура РФ полагает, что на счетах таких компаний находятся огромные суммы, потерянные для российского бюджета. Приведенные примеры преступного использования банковских технологий, которые стали возможны в результате, как было указано, правовых упущений, наглядно свидетельствовали о необходимости срочного изменения банковского законодательства, что по ряду объективных и субъективных причин не так-то легко осуществить.

В середине 99 г., в соответствии с планом Верховного Совета Российской Федерации, была создана рабочая группа под руководством депутата Г. И. Задонского, в которую вошли представители Правительства РФ, Банка России, коммерческих банков и научных кругов. Перед ней была поставлена задача подготовить предложения о внесении наиболее неотложных поправок в действующее банковское законодательство.

Предложения комиссии были подготовлены и приняты Верховным Советом Российской Федерации в первом чтении. Однако из-за активного сопротивления банковского лобби, данные предложения не приняли форму нормативного акта. Критически были восприняты, в частности, предложения о праве Банка России устанавливать отдельным группам коммерческих банков экономические нормативы, или изъятия из закона ограничения на вхождение представителей органов государственной власти в руководство коммерческих банков. При этом в проекте отсутствовал механизм предоставления коммерческим банкам централизованных кредитов, на котором настаивало банковское лобби. В целом, как отмечает А. Г. Тосунян, предлагаемые поправки, по всеобщему мнению, не продвигали действующее законодательство в сторону придания ему

Робинсон Э. В 996 г. отток капитала из России по объему в 0 раз превысил прямые инвестиции в национальную экономику // Финансовая газета от апреля 997 г.

Генеральный прокурор недоволен оффшорами // Сегодня от 7 января 997 г.

70

характера прямого действия и уводили в сторону от рыночной экономики. Работа над проектом поправок продолжилась вплоть до известных октябрьских событий 993 г. Эта работа была возобновлена депутатами Государственной Думы П. А. Медведевым, А. В. Турбановым и Б. Г. Федоровым. В результате, проект поправок к Закону о банках принят Государственной Думой во втором чтении 6 января 995 г. и Закону о Банке России — 7 января 995 г. в третьем чтении. И хотя указанные проекты некоторым образом улучшили действующее банковское законодательство, тем не менее, ряд серьезных проблем функционирования и развития банковской системы и банковских технологий остались неразрешенными.

Таким образом, начиная с 99 г. по 996 г. происходит некоторое «затишье» в дальнейшем совершенствовании банковского законодательства, многие вопросы банковских технологий оставались неразрешенными, в связи с чем динамика роста преступлений, совершаемых с их использованием, носила явно устойчивый характер. Так, с 99 г. по 996 г. число регистрируемых преступлений в банковской системе выросло в 45 раз. По данным МВД России, в 996 г. в банковской системе выявлено 8578 преступлений, в том числе в системе коммерческих банков — 97. Материальный ущерб от преступлений, совершенных с использованием банковских технологий, в 996 г. составил около 3/4 потерь, нанесенных экономике России преступлениями в целом. Наибольшее распространение получили следующие преступления, совершаемые с использованием банковских технологий: преступления, совершаемые с использованием технологий расчетных операций банков; преступления, совершаемые с использованием технологий банковских операций с ценными бумагами; преступления, совершаемые с использованием информационных технологий (так называемое «компьютерное мошенничество»), а также продолжался рост преступлений, связанных с использованием технологий банковского кредитования.

Одновременно следует заметить, что в отличие от банковского законодательства, уголовное в период с 99 по 996 гг. постоянно находилось в динамике, в том числе пытаясь некоторым образом восполнить пробелы банковского законодательства. Как подчеркивается в литературе, в указанный период «был осуществлен слом представлявшегося ранее, в условиях тотально- государственной экономики, незыблемого подхода к уголовно-правовой охране об-

ТосунянА.Г. Банковское дело... С. 40.

По данным ГИЦ МВД России.

7

щественных отношений в сфере экономической деятельности». Такой «слом» коснулся и правонарушений, связанных с использованием банковских технологий, и состоял в декриминализации, т.е. отмене уголовной ответственности за деяния, прежде признававшиеся преступными, посягавшие на общественные отношения в сфере банковской деятельности; криминализации, т.е. установлении уголовной ответственности за деяния, сопряженные с использованием банковских технологий и ранее не признававшиеся преступными, но ставшие в новых социально-экономических условиях общественно опасными, а также подверглись некоторым изменениям другие уголовно-правовые нормы об ответственности за преступления, связанные с использованием банковских технологий.

Так, в период с 99 г. по 996 г., декриминализация рассматриваемых преступлений проявилась в отмене уголовной ответственности за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество (ст. 53 УК РСФСР), в том числе и в сфере банковской деятельности. Криминализация выразилась в установлении уголовной ответственности за сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения (ст. 6- УК РСФСР)3, незаконное предпринимательство (ст. 6-4 УК РСФСР)4, уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 6-6 УК РСФСР), сокрытие средств в иностранной валюте (ст. 6-8 УК РСФСР)5. Данные преступления, в большинстве случаев, совершались с непосредственным использованием банковских технологий.

Некоторым образом была изменена статья 88 УК РСФСР, предусматривавшая ответственность за нарушение правил о валютных операциях. Одновременно с изменениями, коснувшимися данной статьи, она была «перенесена» в главу шестую «Хозяйственные преступления» из раздела второго «Иные государственные преступления» главы первой «Государственные преступления» Особенной части УК РСФСР 960 г.6

Перечисленные новации привели к существенным изменениям в содержании диспозиций указанных норм. Многие из них стали бланкетными, т.е. такими, в которых содержались ссылки на дру-

гие (не уголовные) нормы права. Ряд норм предполагающих ответственность за преступления, совершаемые, в том числе, и с использованием банковских технологий, как новых, так и прежних, были нормами с административной преюдицией. Для привлечения лиц к уголовной ответственности на основании таких норм, было необходимо предшествовавшее привлечение данного лица за такое же правонарушение к административной ответственности, не погашенной согласно ст. 39 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. Среди преступлений, которые могли быть совершены с использованием банковских технологий, можно выделить те, ответственность за которые была предусмотрена ч. ст. 6-4 УК РСФСР.

<< | >>
Источник: А.В. Шмонин. Банковские технологии и преступность: [монография] А.В. Шмонин . - М.:ЮНИТИ-ДАНА,2005. - 303 с.. 2005

Еще по теме 6.. Тенденции развития банковских технологий и преступлений, совершаемых с их использованием, в период 99 г. -996 г.:

  1. Особенности отдельных видов экономических преступлений
  2. Ссылки
  3. Глоссарий
  4. Предисловие
  5. Глава . Предпосылки банковских технологий и правонарушения с их использованием на Руси
  6. Глава 4. Характеристика преступлений, совершаемых с использованием банковских технологий, второй половины XIX- начала XX веков
  7. Глава 5. Основные тенденции развития банковских технологий и характеристика преступлений, совершаемых с их использованием, Советского периода
  8. Глава 6. Основные тенденции развития банковских технологий и характеристика преступлений, совершаемых с их использованием, постсоветского периода
  9. 8.1. Организация и правовое регулирование валютныхопераций
  10. Расчетное обслуживание