<<
>>

4.3. Кредитование как необходимая предпосылка сращивания собственного банковского и промышленного капиталов

В процессе развития системы коммерческих банков возродилась и получила достаточно широкое распространение интеграция банковского и промышленного капиталов.

Товарно-денежные отношения предполагают наличие весьма тесной зависимости между функционированием промышленности и банковской системы.

Создание банка, его полноценная деятельность невозможны без промышленного капитала, а работа даже самого небольшого предприятия немыслима без надлежащего банковского обслуживания. В этом видится основа для первичной интеграции банковских и промышленных капиталов. Не менее важно и то обстоятельство, что развитие промышленности и банковской сферы идет практически параллельно, поскольку любые изменения в индустриальной области существенно влияют на состояние, формы и методы осуществления банковской деятельности и наоборот.

Эффективные связи между банковским и реальным сектором во всем мире формировались через такие объединения, как ФПГ. На них возлагались большие надежды в оживлении инвестиционной инвестиционной деятельности и в России. В рамках ФПГ предполагалась реализация инвестиционных программ, направленных на организацию новых видов продукции, внедрение ресурсы и энергосберегающих технологий, обновление производственных фондов.

Нехарактерное для стран с развивающимися рынками слияние банковского и промышленного капитала в российской экономике произошло в 90-х годах в период активной приватизации. С одной стороны, монополисты реального сектора стали создавать свои, обслуживающие их банки, для обеспечения контроля над финансовыми потоками, т.е. стали их собственниками. С другой стороны, крупные коммерческие банки делали значительные вложения в российские компании; скупка контрольных пакетов предприятий банками в эти годы приобрела массовый характер.

Хотя рынки и были развивающимися, монополистические структуры уже сложились в годы централизованного управления.

Этот искусственно созданный монополизм стал причиной слияния капиталов и реального сектора в новых условиях в период становления рыночного хозяйства. Особенности формирования ФПГ России обусловили и особенности их функционирования.

Получив в собственность наиболее привлекательные объекты государственной собственности (энергетические предприятия и др.), банки мало заботились о реструктуризации и развитии приватизированных предприятий. Зачастую банки рассматривали оказавшуюся в их распоряжении собственность в качестве портфельных, а не прямых инвестиций. Предприятия-экспортеры стали для банковской системы одним из основных каналов вывоза капитала за рубеж за счет частичного невозвращения экспортной выручки, импортных авансов.

Таким образом, после начала процесса приватизации и 1993 году российские банки стали обладателями крупного акционерного капитала в промышленном секторе. Большинство банков приобрели активы в ходе реализации программ залоговых акционеров и приватизационных продаж. Восполь-зовавшись невысокой конкуренцией со стороны инвесторов на рынке капитала, они начали консолидировать контрольные пакеты акций. Одновременно отечественным монополистам, имеющим стабильные доходы в иностранной валюте выгодно было создавать собственны и полностью контролируемые банки для обеспечения контроля над финансовыми потоками. Возникшие корпоративные структуры получили название финансово-промышленных групп.

В соответствии со статьей 2 Федерального Закона под определением «финансово-промышленная группа» понимается «совокупности юридических лиц, действующих как основное и дочерние общества, либо полностью или частично объединивших свои материальные и нематериальные активы (система участия) на основе договора о создании финансово-промышленной группы в целях технологической или экономической интеграции для реализации инвестиционных и иных проектов и программ, направленных на повышение конкурентоспособности и расширение рынков сбыта товаров и услуг, повышение эффективности производства, создание новых рабочих «мест».

В зависимости от способа образования различают «промышленные» ФПГ и «банковские» ФПГ.

«Промышленные» ФПГ - это главным образом индустриальные группы с явно выраженной отраслевой направленностью, даже если они включают в свой состав кредитно-финансовые институты (например, РАО «Газпром» включал в свой состав «Газпромбанк», «Олимпийский», «Империал».

Банковские ФПГ включал и в свои объединения (чаще всего структура - холдинговая) инвестиционные компании, промышленные предприятия, трастовые и финансовые компании, страховые фирмы, рекламные и консалтинговые фирмы.

Банковские ФПГ составляют лишь 8% от общего числа официально зарегистрированных групп. Однако их доля в общем обороте составляет 35%. В большинстве случаев они формируются по инициативе участников, но чаще - вследствие «финансовой экспансии» финансовых институтов, заинтересованных в надежном и достаточно прибыльном вложении денежных средств. В результате диверсификации вложений повышается надежность финансово- кредитных учреждений в изменчивой конъюнктуре рынка.

Центром банковской ФПГ является кредитно-финансовая организация (коммерческий банк), чаще - банковское холдинговое объединение во главе с крупным коммерческим банком. Целенаправленно консолидируя акции торговых, промышленных, транспортных предприятий (непосредственно или через создание холдинговых структур) финансовые компании становятся ядром группы.

Банковские ФПГ отличаются широким разнообразием входящих в них предприятий, которые могут быть совершенно не связаны друг с другом ни по производственной кооперации, ни по другим хозяйственным интересам.

В деятельности банковских ФПГ ведущую роль играют банки. Они являются сердцем, основой объединения и управления группой. Они также часто действуют как комплексные и квалифицированные финансовые советники и партнеры. Одним из примером такого рода группы-холдинга служит «Менатеп», Финансовый блок группы «Менатеп» (после отзыва лицензии на его основе созданы два новых банка «Доверительный инвестиционный банк» и «Менатеп - Санкт-Петербург»), инвестиционная компания «Альянс-Менатеп», екатеринбургский СКБ-банк.

Промышленный блок группы представлен предприятиями нефтяной, пищевой, текстильной, добывающей промышленности. На промышленных предприятиях группы занято свыше 140 тыс. человек.

Основными задачами финансово-кредитных учреждений в рамках ФПГ являются:

привлечение частного капитала к финансированию приоритетных инвестиционных проектов;

совершенствование системы расчетов между предприятиями и решение проблемы неплатежей;

улучшение системы управления на предприятиях;

содействие устойчивому финансовому состоянию предприятий - участников.

«Можно говорить, о пусть незначительном, но положительном влиянии интеграции банковского и промышленного капитала как на макроуровне, так и на микроуровне». Объединение дает возможность более надежно вкладывать финансовые средства банков - участников ФПГ. Общие финансовые активы позволили применять эффективные финансовые схемы, неосуществимые при независимой деятельности участников».

Однако в целом следует отметить, что стоящие во главе группы крупнейшие коммерческие банки не смогли доказать свою способность или готовность к финансированию через кредитование или прямое инвестирование в промышленные предприятия, которые они контролируют.

На сегодняшний день все бывшие группы представляют собой высокодиверсифицированные конгломераты. Стремительный ход приватизации способствовал приобретению банками высоко доходных заводов и фабрик. В итоге, не успев оглянуться, банки заполучили громоздкий и довольно бесформенный конгломерат предприятий, с которыми надо было что-то делать - реструктурировать, управлять, продавать. Входящие в них предприятия совершенно не связаны друг с другом ни по производственной кооперации, ни по хозяйственным интересам, (а лишь по управлению), что может отрицательно сказаться на их деятельности, а в некоторых случаях привести к развалу. Поэтому логически наиболее вероятным вариантом развития банковских ФПГ являются:

-постепенное превращение в банковскую холдинговую компанию с набором подконтрольных промышленных предприятий;

-трансформирование в высокодифференцированные промышленные конгломераты с отсечением тех звеньев, которые не соответствуют логике

развития центрального звена.

Российская экономика вошла в рыночные отношения с достаточно развитой промышленностью и банковской сферой. Несмотря на все присущие им недостатки, именно советские банки с их многочисленными отделениями по всей стране составили костяк нынешней банковской системы. Практически неоспоримым является и тот факт, что большинство передовых промышленных предприятий, созданных до начала реформ, смогли постепенно и в целом неплохо адаптироваться к новым условиям хозяйствования, сохранить и даже упрочить свои позиции на рынке. Однако на старте реформ подобный сценарий развития не принимался во внимание. В результате появились банки, изначально ориентировавшиеся в своей деятельности на торгово- посреднические и валютные операции. Промышленные предприятия, испытывая по хорошо известным причинам острый дефицит платежных средств, стали широко применять бартерный обмен и поэтому практически не пользовались услугами банков. В подобных условиях ни о какой серьезной интеграции банковских и промышленных капиталов не могло быть и речи.

Хотя по истечении первых лет реформирования российской экономики банки уже располагали значительными капиталами, они практически не вкладывали их в реальный сектор. В свою очередь промышленные предприятия, испытывая острейшую нехватку финансовых средств, крайне редко и неохотно обращались за инвестиционной помощью к банкам, в том числе в силу крайне невыгодных для них условий сотрудничества. По нашему мнению, для промышленных предприятий это явилось одной из причин инвестиционного коллапса, а для банков — двух серьезных кризисов (1995 и 1998 гг.).

Своеобразность современной ситуации состоит в том, что банки, как правило, сетуют на отсутствие привлекательных сфер вложения своих капиталов в реальной экономике, на их высокую рискованность, а в посткризисный период — еще и на недостаток капиталов. Между тем подавляющую часть пассивов (по нашим оценкам, почти 40%) банки формируют за счет средств предприятий и организаций, населения, внебюджетных фондов и т. д. и, следовательно, не считают это рискованным. В первую очередь это происходит потому, что иных серьезных источников формирования ресурсной базы банковского сектора пока просто не существует. Одновременно банки практически исчерпали возможности получения основной доли доходов на финансовом рынке. В этой связи постепенное изменение банковских намерений по отношению к реальной экономике становится неизбежным.

Промышленники постоянно указывают на недоступность банковских ресурсов, преимущественно спекулятивный характер банковских капиталов. С этим утверждением трудно не согласиться. В то же время сами хозяйствующие структуры не всегда эффективно расходуют даже те финансовые ресурсы, которые заработали (например, реинвестируемую прибыль). Одного этого факта вполне достаточно, чтобы понять причину более чем прохладного отношения банков к реальной экономике. Но, как это ни парадоксально, наивысшую активность банки демонстрируют именно в реальной экономике. Так, свыше трети их активов приходится на долю операций по кредитованию хозяйства. Другое дело, что для одних предприятий банковские ресурсы остаются недоступными из-за высокой стоимости, а другие не пользуются ими вследствие тяжелого финансового положения.

Таким образом, в условиях сохранения глубинных причин, обусловливающих деформации в деловой активности, масштабы сотрудничества между банками и промышленными предприятиями оказываются подверженными значительным колебаниям, что не позволяет рассматривать его как реальную основу для интеграции их капиталов. Причем за годы проведения экономических преобразований в этой сфере практически не наблюдалось существенных позитивных подвижек. Это обстоятельство убеждает, что благоприятная среда для совместного обращения банковских и промышленных капиталов пока не только отсутствует, но и будет формироваться чрезвычайно медленно.

Интеграция представляет собой объединение экономических субъектов, углубление взаимодействия между ними с целью повышения эффективности их деятельности. Экономическая интеграция происходит на уровне межгосударственных экономических отношений и между предприятиями и другими субъектами национальной экономики, включая банки и различные финансовые структуры. Интеграция проявляется как в расширении и углублении производственно-технического и финансового сотрудничества путем совместного использования ресурсов, так и в создании друг другу благоприятных условий экономической деятельности. Различается горизонтальная и вертикальная интеграция.

Вертикальная интеграция заключается в объединении предприятий, выпускающих примерно однородную продукцию и применяющих сходные технологии.

Горизонтальная интеграция базируется на производственном объединении, слиянии, кооперации или других формах взаимодействия, связанных с общим участием в изготовлении конечного продукта.

Формой интеграции является также диверсификация, состоящая в том, что, например, банк вкладывает свой капитал в несколько несвязанных между собой предприятий различных отраслей.

При анализе проблемы важно различать методы и организационные формы интеграции промышленного и банковского капиталов. В первом случае банк выполняет функцию финансового посредника при осуществлении индустриальными отраслями намеченных мероприятий, подобное сотрудничество институционально не оформляется и поэтому является лишь частичной интеграцией. Банки покупают (инвестируют свой капитал) акции промышленного капитала и становятся их собственниками, а промышленный капитал покупает акции банков (инвестирует свой капитал) и тоже становится их собственником. Таким образом, происходит их сращивание, а кредитование лишь подготавливает этот процесс, является своеобразной «разведкой» состояния дел у конкурента. Организационные формы интеграции предполагают реальное, регламентируемое нормативно-правовыми актами, объединение капиталов (система участий) промышленных предприятий и банков с целью совместного решения в установленных рамках вопросов экономического развития. Однако использование методов интеграции промышленного и банковского капиталов должно предшествовать ее организационному оформлению. Между тем в настоящее время потенциал методов интеграции по существу игнорируется, и основное внимание уделяется ускорению процесса создания финансово-промышленных групп и других институциональных форм интеграции промышленного и банковского капиталов. На наш взгляд, это является одной из определяющих причин существенных недостатков в данной области.

Различные финансово-промышленные группы, действующие в виде национальных и транснациональных корпораций, - еще одна из современных форм сращивания промышленного и банковского капиталов. Необходимость создания финансово-промышленных групп в России возникла в начальный период экономических преобразований. Поспешно проведенная приватизация повлекла за собой утрату экономического потенциала, которым обладала промышленность. Начался кризис, прежде всего выразившийся в падении уровня промышленного производства вследствие разрушения вертикальных и горизонтальных хозяйственных связей. Сократились инвестиции в научно- исследовательские и конструкторские работы. Производственные мощности простаивали.

Одним из возможных путей выхода из кризиса было признано восстановление ранее действующих хозяйственных связей, т.е. возрождение разрушенных отношений интеграции. Переход к рыночной экономике позволял значительно расширить сферу интеграции и одновременно требовал участия в этом процессе финансово-кредитных организаций. Тем более практика зарубежных стран свидетельствует о том, что система различных финансово промышленных групп служит надежной формой стабильного развития экономики.

Обязательным условием успешного функционирования ФПГ является участие банков, ибо, прежде всего, они в состоянии аккумулировать средства, необходимые для инвестиций в промышленность. Деятельность банков в составе ФПГ способствует стабилизации и подъему экономики страны.

Характерен в этом отношении пример с акционерным обществом «Орловский сталепрокатный завод» - крупнейшим производителем различной продукции из специальных сталей. Общество находилось на грани банкротства, пока не вошло в ФПГ, ядром которого был банк «Российский кредит». Получив от группы поддержку в виде кредита в 12 млн. долл., предприятие восстановило первоначальный уровень производства.

Ведущим звеном одной из основных ФПГ «Интеррос» были два крупнейших банка Росси: ОНЭКСИМ Банк МФК, в состав группы входили и другие банки, инвестиционные компании, негосударственные пенсионные фонды и внешнеторговые организации. Дочерние банки, финансовые компании, которыми владели оба банка или в уставном капитале которых они участвовали, были расположены во многих регионах России и за рубежом. В состав группы входили такие крупнейшие предприятия России, как «Норильский никель», «Новолипецкий металлургический завод», «Связьинвест», «Сиданко», группы страховых компаний, паевые и инвестиционные фонды, региональные банки и медия-холдинг, включающий телерадиокомпании и ряд газет.

Финансово-промышленные группы позволяют объединить и скоординировать деятельность трех различных блоков: финансового, производственного, торгово-посреднического. Доминирующую роль в структуре ФПГ, как правило, должен играть банк, который может оказывать различные услуги в виде различных активных, пассивных и посреднических операций.

В частности, будучи участниками ФПГ банки берут на себя полное управление проектами, включающее: анализ эффективности проекта с учетом всех рисков; подготовку бизнес-планов и технико-экономических обоснований;

маркетинговые исследования и другие исследования, связанные с обслуживанием инвестиционного проекта от его первого этапа до последнего. Успех реализации проекта зависит от способности банка мобилизовать и использовать с максимальной отдачей привлеченные финансовые ресурсы, в том числе собственные средства.

Формируемые на базе сращивания собственности банковского и промышленного капиталов группы становятся именно теми структурами, с которыми наиболее охотно начинают сотрудничать иностранные инвесторы, так как подобные объединения обладают достаточной автономией в принятии и выполнении основных решений, могут самостоятельно строить международные корпорационные связи. Это значит, что для зарубежных партнеров ФПГ выступают предпочтительным гарантом сохранности инвестиций.

К числу важнейших предпосылок сращивания собственности банковского и промышленного капиталов относится долгосрочный кредит. По своей роли в развитии интеграционных процессов на рынке капитала он существенно опережает краткосрочные кредиты, которые способны лишь на короткое время соединить интересы банкира и промышленника. Если краткосрочные кредиты конкретного банка постоянно находятся в обороте промышленного предприятия, между кредитором и ссудополучателем возникают определенные интеграционные связи. Однако вряд ли можно говорить о реальной интеграции капиталов, поскольку краткосрочные кредиты обслуживают потребности промышленника крайне ограниченное время, авансируются ему на кратковременные нужды, а затем возвращаются в банк. Даже при неоднократном возобновлении краткосрочного кредитования ситуация, по нашему мнению не меняется.

Иное дело долгосрочные кредиты. В случае их участия в воспроизводственном процессе действительно формируются первичные интеграционные связи между предприятием и банком, что обусловливается, прежде всего, длительными сроками кредитования, но главное теми целями, которые реализуются с их помощью. Как правило, это осуществление инвестиционных проектов, когда банк фактически становится их финансовым соисполнителем. Кроме того, сам факт заимствования на длительный период времени, а также характер складывающихся отношений по поводу возврата ссуд и уплаты по ним процентов позволяет партнерам войти в дела друг друга. В случае успешного выполнения сторонами кредитных обязательств может быть заложена надежная экономическая основа для продолжения не только подобного сотрудничества, но и для его осуществления на качественно новом уровне. Например, в рамках таких организационных форм интеграции, как финансово-промышленные группы, холдинги и т. п.

Последовательное развитие процесса акционирования, вторичная эмиссия акций приватизированных предприятий при благоприятных условиях могут объективно снизить или существенно ограничить их потребность в кредитных вложениях на долговременной основе и тем самым составить серьезную альтернативу рассматриваемому методу интеграции банковского и промышленного капиталов. Данное обстоятельство целесообразно учитывать при разработке и уточнении мер регулирующего воздействия на банковскую систему. Как правило, солидные акционерные общества имеют неплохие шансы пополнить собственные инвестиционные ресурсы за счет выпуска дополнительных акций. Поэтому этот метод финансирования капитальных вложений не стоит игнорировать. Однако, по нашим расчетам, за годы проведения экономических преобразований доля акций во внебюджетных источниках финансирования инвестиций, равно как и в активах банков, ни разу не превысила \%. В основном сложившаяся ситуация на рынке акционерного капитала обусловливается недостаточной ликвидностью акций отечественных предприятий, несовершенством законодательства о ценных бумагах, медленным становлением полноценного фондового рынка и т. п.;

Если негативные тенденции в части банковских намерений по участию в капитале акционерных обществ будут преодолены, то можно ожидать относительного снижения потребности хозяйства в долгосрочных кредитных ресурсах. В то же время следует учитывать, что подобная схема интеграции банковского и промышленного капиталов будет приемлема не для каждого предприятия. Опросы директоров ряда российских предприятий показали, что, как правило, они не заинтересованы в изменении сложившегося состава акционеров и крайне неохотно идут на выпуск дополнительных акций с целью у привлечения даже остро необходимых инвестиционных ресурсов, опасаясь нежелательных последствий изменений в структуре собственности. Поэтому для таких предприятий долгосрочный кредит предпочтительнее любых других внешних источников финансирования инвестиций.

Вплоть до 1991 г. примерно четверть совокупных кредитных вложений в народное хозяйство предоставлялась на долговременной основе, то в последующие годы этот показатель не поднимался выше 5%. Значит, данная форма сращивания промышленного и банковского капиталов практически не использовалась. Потому что само по себе кредитование лишь предпосылка, а не источник, а сращивание идет по пути слияния и поглощения собственности.

Назовем лишь некоторые, наиболее значимые причины, тормозившие в последние годы реализацию потенциала долгосрочных кредитов как форму сращивания промышленного и банковского капиталов. По нашему мнению, они формировались не только в реальной экономике, но и в не меньшей степени за ее пределами, включая банковскую сферу.

За годы проведения экономических преобразований существенно ухудшились важнейшие качественные и количественные параметры, характеризующие состояние инвестиционной сферы (технологическая, воспроизводственная структура инвестиций), что объективно исключает или лимитирует использование долгосрочных кредитов. В 1999 г., впервые за годы реформ, был отмечен рост инвестиций в основной капитал (табл. 9).

В 1999 году прирост инвестиций в основной капитал составил 64,7% по сравнению с 1998 годом, в 2000 году темп прироста возрос до 73,8 %. С 2001 года он стал снижаться и к 2003 году составил 16,9 %, а затем снова начал возрастать.

Относительную инвестиционную устойчивость пока демонстрируют те Динамика инвестиций в основной капитал за 1998-2003 гг.* 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. Инвестиции в основной капитал, млн. руб. 407086 670439 1165234 1504523 1758680 2186000 Темп прироста к предыдущему году, % 64,7 73,8 21,1 16,9 24,3 * Темп прироста рассчитан автором по данным Российского статистического ежегодника, 2003. - С. 31.

отрасли экономики (в первую очередь ТЭК), которые традиционно, в силу высокой капиталоемкости и длительности окупаемости осуществленных инвестиций, малопривлекательны для долгосрочного кредитования. Неудовлетворительное финансовое положение большинства предприятий обрабатывающего комплекса, которые ранее образовывали сферу % преимущественного долгосрочного кредитования (легкая, пищевая промышленность, машиностроение и некоторые другие), обусловливает у них подавленную инвестиционную активность, а значит, и незначительную потребность в заимствованиях на длительные сроки. Сложившаяся поляризация отраслей промышленности по уровню общей инвестиционной привлекательности сохраняет актуальность их ранжирования по этому критерию для принятия обоснованных управленческих решений. Однако с целью оценки перспектив интеграции банковского и промышленного капиталов необходимо формирование групп отраслей в зависимости от степени их привлекательности для долгосрочного кредитования, поскольку зачастую проведенные оценки по двум указанным параметрам привлекательности не только не совпадают, но могут оказаться прямо противоположными. Подобная • рекомендация имеет непреходящее значение в аспекте построения дифференцированной модели регулирования процесса интеграции банковского и промышленного капиталов.

Не способствовали усилению интеграции банковского и промышленного капиталов посредством долгосрочного кредитования проведение приватизации, распределение централизованных инвестиционных ресурсов, а также отсутствие четких государственных приоритетов инвестиционно - структурной политики. Между тем становится все более очевидным, что государственное, включая бюджетное, инвестирование, осуществляемое даже в незначительных объемах, является весьма важным ориентиром для независимых инвесторов. Не составляют исключения и банки. По нашим расчетам, структура распределения долгосрочных кредитов по субъектам Российской Федерации практически идентична территориальной структуре централизованных капитальных вложений.

Что касается распространенного мнения об определяющем влиянии на состояние интеграционных мотиваций банков инфляционных процессов в экономике, то оно представляется сильно преувеличенным. Хорошо известно, что в те годы, когда наблюдалось ослабление инфляционного пресса в сфере капитального строительства (например, в 1994, 1996 гг.), не происходило адекватного оживления не только долгосрочного кредитования, но и инвестиционной активности в целом.

Активность банков в части финансовой интеграции с предприятиями реального сектора экономики до последнего времени в значительной мере формировалась под воздействием масштабного направления их активов на рынок государственных ценных бумаг. Причем более трети всех вложений в ГКО приходилось на долю крупнейших российских банков, в то время как именно они могли стать наиболее значимыми операторами на рынке долгосрочных кредитов в реальную экономику. Однако влияние этого фактора на становление рынка таких кредитов не следует переоценивать, поскольку рынок государственных ценных бумаг вплоть до августовского (1998 г.) кризиса притягивал немногим более 16% банковских активов.

Анализ политики банков, связанной с формированием пассивов и размещением активов, по критерию срочности позволяет утверждать, что она практически исключала возможность ориентации их деятельности на долгосрочное кредитование предприятий реального сектора и по степени воздействия на этот процесс нисколько не уступала ГКО. Проведенное нами сопоставление важнейших взаимосвязанных статей активов и пассивов банков показало, что наиболее ресурсообеспеченными в 1998 г. были только короткие кредиты. По мере увеличения сроков дисбаланс увеличивался, и по кредитам на срок свыше трех лет разрыв между ними и привлеченными на тот же период банковскими ресурсами достигал пятикратных размеров.

Пока еще рано делать вывод о полной нормализации банковской системы и необратимости некоторых позитивных тенденций в ее развитии. По нашему мнению, неустойчивость банковской сферы будет продолжать оказывать отрицательное воздействие на динамику сращивания банковских и промышленных капиталов. Тем не менее улучшение финансового состояния банковской сферы, можно рассматривать в качестве предпосылки ускорения интеграционных процессов. Однако исключительно в том случае, если оно достигнуто не только путем отзыва лицензий у проблемных банков, но и посредством применения действенных мер (включая превентивные) по устранению признаков проблемности и предотвращению их повторного возникновения.

В Законе «О банках и банковской деятельности» отсутствует такое важное понятие, как экономическое обоснование создания банка. В результате воспроизводится правовая основа для появления банков-однодневок, способных в полном соответствии с установленными правилами в короткий срок оплатить уставный фонд, но не имеющих позитивного значения для развития, как банковской системы, так и экономики страны в целом.

К аналогичным последствиям может привести принятый в рамках того же закона порядок ограничения для банков возможности привлечения вкладов населения, исходя только из критерия длительности их функционирования на рынке. По существу это означает подмену оценки экономической целесообразности банка по уровню эффективности использования аккумулированных заемных средств исключительно показателем продолжительности подобной деятельности во времени. Как следствие, возрастает вероятность ошибочного заключения о степени потенциальной результативности операций банка со средствами граждан.

Необходимо признать, что желаемое усиление интеграции банковского и промышленного капиталов невозможно без определения и строгого соблюдения приоритетов социально-экономического развития страны, их обязательного учета при составлении и реализации инвестиционных программ любого уровня. Поскольку важнейшим критерием эффективности банковского кредитования является высокая доходность вложений, их быстрая окупаемость и возврат ссуд в установленные сроки с уплатой положенных процентов, целесообразно определение отраслей, приоритетных именно с позиций привлечения на их развитие банковских кредитов. Такой подход предполагает использование своеобразной иерархии приоритетов. Следует четко определить те сферы экономики, в которые кредит объективно не будет направлен и поэтому не сможет применяться в качестве метода интеграции банковского и промышленного капиталов. Эти отрасли целесообразно оставить исключительно в зоне безвозвратного финансирования, преимущественно инвестиционной поддержки со стороны государства, а также - самофинансирования, предусмотрев соответствующие рычаги воздействия.

Одновременно необходимо очертить круг отраслей, в которых при соответствующих условиях интеграционные процессы могут усилиться, так как вложения ссудного капитала в них вполне реальны. Это позволяет отнести такие отрасли к зоне смешанного или даже преимущественно кредитного инвестирования. Подобный подход к ранжированию отраслей по степени участия в инвестиционном процессе различных финансовых источников носит достаточно условный характер, а сформированные группы будут непостоянны по составу, прежде всего, в силу сохраняющейся крайней неустойчивости социально-экономического положения. Однако концептуально он может быть использован при определении стратегических целей государственной инвестиционной и кредитной политики, учитываться при разработке и реализации конкретных инвестиционных программ любого уровня.

На наш взгляд необходимо сформировать три условные группы отраслей, различающиеся по возможностям интеграции банковского и промышленного капиталов посредством долгосрочного кредитования.

В первую группу входят те отрасли, стимулирование привлечения в которые кредитных вложений банков нецелесообразно либо может носить сугубо точечный и избирательный характер (например, большинство отраслей ТЭК). В основном у подобных отраслей следует ожидать усиления банковских мотиваций по полному или преимущественному управлению корпоративными финансами соответствующих предприятий путем непосредственного участия в акционерном капитале с использованием организационных форм интеграции. Удобство акционерного финансирования обусловливается и тем, что оно возможно не только в денежной форме, но и посредством поставок оборудования, технологий, ноу-хау и т. д. Такая схема позволяет удлинить сроки погашения задолженности, что чрезвычайно важно с учетом сравнительно медленной окупаемости инвестиционных проектов в отраслях ТЭК.

Вторую группу образуют отрасли обрабатывающей промышленности, предприятия которых в основном используют импортное сырье и комплектующие. Здесь интеграция банковского и промышленного капиталов существенно лимитирована сложным финансовым положением предприятий вследствие обесценения национальной валюты и сужением по этой причине возможностей экспорта выпускаемой продукции. К тому же многие банки, которые ранее уже кредитовали такие предприятия, оказались после кризиса в тяжелейшем положении, в том числе из-за резкого роста просроченной задолженности по кредитам, и потребуется достаточно много времени для восстановления утраченных капиталов. С учетом перечисленных обстоятельств интеграция промышленного и банковского капиталов посредством долгосрочного кредитования во второй группе отраслей будет осуществляться

самыми медленными темпами и ее следует считать наиболее проблемной.

К третьей группе отраслей сейчас относятся, наиболее конкурентоспособные предприятия химической, фармацевтической промышленности, машиностроения, стройматериалов. Интеграционные процессы при помощи долгосрочного кредитования здесь уже осуществляются, но имеют точечный, избирательный, а иногда и спекулятивный характер. Главным образом оно происходит в рамках акционерных предприятий с высокой долей участия в их капитале банков, а также зарубежных фирм, поскольку именно такая схема является по существу единственной гарантией сохранности средств. В этой связи в данной группе отраслей более уместно говорить об одновременном применении методов и организационных форм интеграции капиталов.

К третьей группе также относятся те немногие предприятия, у которых сложились экономические предпосылки как для заметного расширения инвестиционной деятельности за счет собственных накоплений, так и для участия в этом процессе банковского капитала. Нередко такие предприятия имеют эффективные, высокой степени готовности инвестиционные проекты, но не могут их реализовать самостоятельно, в том числе в силу того, что до конца не отлажен организационно-правовой механизм взаимодействия по линии «банк — предприятие». Очевидно, для ускорения процесса и ликвидации имеющихся недостатков необходимы усилия самих банков в поиске подобных клиентов при одновременной поддержке (главным образом информационной, консультационной) государственных органов и Банка России.

Реализации мер по стимулированию долгосрочного кредитования с целью усиления его роли как метода интеграции банковских и промышленных капиталов должна предшествовать разработка целостной концепции инвестиционного процесса с целью использования громадных внутренних ресурсов национальной экономики. Пока в целях инвестирования не созданы условия для мобилизации собственных финансовых средств, имеющихся в экономике, но обращающихся вне реального производства, любые стимулирующие меры по активизации инвестиционной деятельности окажутся безрезультатными. Одновременно следует учитывать, что при всей актуальности проблемы оживления инвестиционной деятельности действительно значимых и перспективных направлений ее решения не так много. Тем не менее, потребуется четкая инвестиционная стратегия по отбору соответствующих проектов, их надежному сопровождению, а также комплекс мер по упорядочению социально-экономического и политического развития страны. Не менее важно усовершенствовать систему льгот по налогообложению реинвестируемой прибыли и обеспечить ее целевое использование. Отмена взимания налогов с той части доходов предприятий, которая направляется на инвестиции, создает иллюзию расширения инвестиционных возможностей самофинансирования, снижения потребности в заемных средствах, а значит, и отсутствия предпосылок для интеграции банковских и промышленных капиталов. На самом деле без надлежащего контроля за использованием реинвестируемой прибыли и достаточных мотиваций у производителей к обновлению производственного аппарата подобная мера не только не даст ожидаемого оживления инвестиционной деятельности, но зачастую приведет к прямо противоположному результату. Поэтому целесообразно одновременно с освобождением реинвестируемой прибыли от налогов использовать метод резервирования этих средств на специальных счетах банков (вплоть до всей прибыли, а также амортизационные отчисления), обеспечив тем самым предприятшш возможность накапливать средства на инвестиционные цели, а банкам - вовлекать дополнительные ресурсы для кредитования инвестиций. Представляется, что подобная практика может стать первым и весьма важным шагом к долговременной интеграции банковских и промышленных капиталов.

В соответствии с предлагаемой схемой банки будут кредитовать соответствующие предприятия в рамках конкретных инвестиционных программ на протяжении всего периода их осуществления, но только по мере накопления средств. Например, начиная с того момента, когда их размер на инвестиционных резервных счетах достигнет 50%, предусмотренных по проекту. Одновременно они смогут осуществлять контроль за целевым использованием средств с этих счетов. Такой порядок достаточно привлекателен для банков. Дело в том, что предприятия не могут обеспечить финансирование инвестиционного проекта за счет реинвестируемой прибыли, полученной по итогам одного года. Значит, они вынуждены накапливать ее в течение ряда лет, и до начала осуществления проекта эти средства будут находиться в обороте банков, обеспечивая им дополнительный доход, расширяя их инвестиционные возможности и выполняя функцию гарантии возврата кредитов.

Если банки уже осуществляют долгосрочное кредитование, то им целесообразно дать право выбора одного из вариантов предоставления льгот. Это может быть либо снижение, пропорционально размерам авансированных средств, резервных требований, либо уменьшение налогооблагаемой прибыли на ту ее часть, которая получена в результате долгосрочного кредитного инвестирования в реальный сектор экономики, либо взимание налогов с подобных доходов по пониженным ставкам. В зависимости от степени приоритетности отраслей, кредитуемых банками на долгосрочной основе, диапазон варьирования размерами предоставляемых льгот может быть достаточно широким, но должен устанавливаться до начала осуществления проекта и не меняться в процессе его реализации. В том случае, если банк свыше 50% своих активов направляет на долгосрочные кредиты и подобная деятельность является для него преобладающей, вся его прибыль на средний период их обращения может полностью освобождаться от налогов. Если такой банк еще и рефинансирует прибыль, полученную от долгосрочных кредитных вложений, срок льготного налогообложения должен соответствующим образом продлеваться.

Инвестиционная поддержка отраслей и предприятий из бюджета пока практически не стимулирует долгосрочную кредитную деятельность банков и одновременно блокирует развитие их интеграционных мотиваций. Изменению сложившейся ситуации могло бы способствовать упорядочение системы долевого финансирования инвестиционных проектов за счет бюджетных средств и средств независимых инвесторов, включая банки. Не вдаваясь в историю этого вопроса, выскажем предположение, что даже самая высокая доля участия государства в малопривлекательном проекте не может подвигнуть банк войти в состав его соисполнителей. Поэтому государство должно предлагать не финансовые ресурсы, которые в случае успеха конкретного проекта при конкурсном отборе оно готово вложить в его реализацию на долевых началах с другими инвесторами, а те инвестиционные программы, в которых с позиций общегосударственных интересов целесообразно участие коммерческих структур.

Если речь идет о банках, то наиболее устойчивым из них должна быть предоставлена исчерпывающая информация обо всех инвестиционных программах, в которые предполагается вкладывать бюджетные средства на долевых началах. Не вызывает сомнений, что банки сами выберут те проекты, в которых они заинтересованы, предложат степень своего участия в их финансировании, а объявленная государственная поддержка (даже минимальная) послужит для них дополнительным ориентиром при выборе соответствующего решения.

Представляется разумным, если к реализации проекта будет привлечен тот банк или группа банков, которые при прочих равных условиях предложат самый значительный капитал. В этом случае не исключается возможность его авансирования на возвратной основе, если заемщиком выступает либо непосредственно государство, либо другой участник инвестиционного проекта.

В зависимости от степени участия банковских средств, включая долгосрочные кредиты, в источниках финансирования инвестиционных проектов удельный вес бюджетных средств, предусматриваемых на эти цели, может отклоняться в большую или меньшую сторону. Иными словами, в подобных проектах целесообразно отказаться от используемого в настоящее время единого лимита бюджетного финансирования инвестиций. Однако предельная величина государственного инвестирования на долевых началах с независимыми инвесторами должна по-прежнему определяться заранее и оста-ваться неизменной па протяжении всего периода осуществления проекта. Это позволит достигнуть наиболее оптимального распределения средств и не выйти за пределы запланированного на год объема централизованных инвестиций.

Таким образом, предлагается проводить не конкурс проектов, а конкурс инвесторов, включая банковские учреждения. Данный вывод основывается на том, что решение банка об участии в инвестиционном проекте является одним из индикаторов его эффективности и в этом смысле убедительнее выводов любой экспертизы, равно как и результатов конкурсного отбора. Кроме того, в случае отмены ограничений на долевое участие в проекте государственных средств появится реальная возможность их концентрации на осуществлении наиболее крупных проектов. Это даст возможность избежать распыления ограниченных финансовых ресурсов, усилить контроль за их целевым использованием, поднять уровень страховых и иных гарантий.

Банковское кредитование инвестиций может в разумных пределах подкрепляться льготным государственным кредитованием за счет бюджетных средств. С одной стороны, это позволит укрепить интеграционные возможности банков, а с другой стороны, послужит немаловажным ориентиром при выборе ими стратегии инвестиционного поведения на рынке.

Для возобновления практики льготного инвестиционного кредитования потребуется устранить свойственные ему ранее существенные недостатки.

В этой связи рекомендуется:

уточнить порядок определения объектов (а не мероприятий) льготного кредитования и разработать механизм его осуществления (сроки, объемы, дифференциация процентных ставок в зависимости от степени приоритетности кредитуемых затрат);

установить обоснованные квоты участия в финансировании инвестиционных проектов средств банков, льготных кредитов и других средств с целью обеспечения оптимального сочетания различных источников;

передать функции управления льготным кредитом непосредственно

банку, участвующему в проекте;

- применять систему жестких санкций в случае иммобилизации льготных инвестиционных кредитов или их неэффективного использования с обязательным распределением ответственности (пропорционально мере допущенных нарушений) между заемщиком и банком.

Любые меры, стимулирующие интеграцию банковского и промышленного капиталов посредством долгосрочного кредитования, могут оказаться безрезультатными, если не принимать во внимание различную степень готовности к этому отдельных банков. Полагаем, что уже сформировалось несколько групп банков, различающихся не только по уровню финансовой устойчивости, но и по спектру инвестиционных намерений.

Ряд банков, обладающих достаточными капиталами, уже давно и активно кредитует инвестиции, в том числе за счет средств, привлеченных от клиентов, и относят этот вид деятельности к разряду приоритетных. Об этом убедительно свидетельствуют данные о структуре их активов и пассивов, а также создание этими банками специальных инвестиционных подразделений. В перспективе подобные банки могут составить основу сети специализированных инвестиционных банков. Поэтому применительно к этим банкам регулирующее воздействие государства и Банка России может носить ограниченный характер и, если не потребуется специальной поддержки в связи с кризисом, сводиться к помощи при выборе (уточнении) приоритетных направлений инвестирования (рекомендации по отбору клиентов-заемщиков, предоставление необходимой информации макроэкономического характера, прогнозных показателей развития экономики). Не исключается, по мере необходимости, консультативное участие сотрудников Банка России в работе по упрощению и унификации документов, требуемых для оформления кредитных заявок и договоров заимствования, что позволит сократить период их оформления и одновременно сделать более понятными для предприятий.

Часть банков в большей степени, чем другие ориентирована на долю в акционерном капитале приватизируемых предприятий с последующим преимущественным предоставлением им долгосрочных и иных кредитов, причем на льготных условиях.

В этом случае отпадает необходимость активно воздействовать на банки с целью расширения их кредитной деятельности в широком понимании. Однако усиливается потребность в осуществлении подобных мер опосредованно, через всемерную, но обоснованную, поддержку и укрепление их мотиваций к участию в процессе акционирования, особенно если речь идет о приватизации особо важных с общегосударственных или региональных позиций предприятий.

По остальным банкам Банку России, как представляется, необходимо на основе выводов независимой экспертизы о характере их деятельности за ряд лет, о финансовой устойчивости и инвестиционных возможностях выделить те кредитные учреждения, которые имеют потенциальные ресурсы для долгосрочного кредитования, заинтересованы в нем, но в силу отдельных причин пока его не осуществляют. Затем следует очертить круг банков, которые объективно не в состоянии участвовать в этом процессе. Последнее означает, что любые усилия активизировать этот вид деятельности будут безрезультатны. В то же время полученные оценки могут способствовать отбору тех банков, которые при определенных условиях станут активными участниками рынка ссудных капиталов. Именно эта часть банков и должна находиться в зоне повышенного внимания Банка России и государства, рассматриваться ими в качестве потенциальной группы для льготного налогообложения и снижения резервных требований. Одновременно им следует оказывать всемерную консультативную помощь, информационные услуги, кадровую и иную поддержку.

В отдельную группу целесообразно объединить те банки, в акционерном капитале которых сохраняется заметное государственное участие. Представляется, что до сих пор возможности государства как акционера в ориентации соответствующих банков на долгосрочное кредитование реализуются крайне слабо, хотя для этого вполне можно обойтись мерами

разумного административного воздействия.

И это далеко не все возможности интеграции банковского и промышленного капиталов с помощью такого метода, как долгосрочное кредитование. Главное, на что следует обратить внимание, это необходимость отказа от преимущественного отношения к долгосрочному кредиту как к чисто техническому инструменту обращения ссудного капитала. Потенциал этой экономической категории значительно богаче, но, несмотря, на все экономические преобразования, его роль в воспроизводственном процессе продолжает оставаться незаслуженно заниженной.

Концентрация капитала в банковском деле осуществляется на основе концентрации промышленного и торгового капиталов. В связи с быстрым ростом числа и масштабов крупных компаний, которые составляют костяк экономической системы, обеспечивая ей устойчивость и надежность, возникает потребность в появлении банковских учреждений, способных опосредствовать движение крупных капиталов. Развитие НТП и усиливающиеся интеграция и интернационализация хозяйственных процессов еще более усиливают потребность в высококонцентрированной банковской системе и одновременно способствуют процессу ее концентрации. Используя достижения НТП, активно внедряя современную электронику, средства телекоммуникаций, банки получают возможность автоматизировать большую часть операций. Такие изменения в деятельности ведут к сокращению издержек и росту прибылей.

Таким образом, концентрация банковской деятельности выступает как ответная реакция на укрупнения и объединения в других отраслях экономики и, вместе с тем, оказывает на концентрацию в этих отраслях обратное стимулирующее воздействие, создавая для нее наиболее благоприятные условия.

Концентрация капитала в банковских структурах осуществляется как за счет роста капиталов крупных и крупнейших банков, так и путем поглощений и слияний капиталов. Собственные источники укрупнения - капитализируемая часть прибыли, новые эмиссии акций, расширение пассивных и трастовых операций. С институциональной точки зрения концентрационный процесс проявляется в расширении крупнейшими банковскими организациями сети филиалов и дочерних компаний, вытеснении и поглощении множества менее могущественных банков, что обеспечивает контроль над значительной частью банковских ресурсов национального, а впоследствии и международного рынка.

Слияния и поглощения, которые занимают в современных условиях заметное место, имеют огромное значение для универсализации деятельности банков. Это связано с тем, что в большинстве случаев поглощаемый или сливаемый банк не ликвидируется, а становится филиалом или дочерней компанией. В результате расширяется не только масштаб деятельности банка, но и экономятся средства, связанные с маркетинговыми исследованиями нового рынка, а весь наработанный опыт поглощаемого банка в различных отраслях кредитного дела становится достоянием нового института.

Кроме явных, открытых форм концентрации существуют такие скрытые. Сотни и тысячи мелких и средних банков находятся в постоянной зависимости от банков-гигантов. Зависимость эта выражается в различных видах корреспондентских связей между банками или в приобретении контрольного пакета акций небольшого банка, системе личных участий.

Концентрация капитала в реальной жизни тесно взаимосвязана с таким процессом как централизация капитала, которая состоит в усилении централизующей роли отдельных банковских институтов в рамках всей кредитной системы и отдельных ее отраслей. Это достигается благодаря переплетению руководящих постов, совместному участию в различных проектах, системе взаимоучастия, корреспондентским отношениям, расширению филиальной сети, интенсификации банковских операций и др.

Следовательно, концентрация и централизация являются объективными процессами и, дополняя друг друга, составляют единый процесс накопления капитала. Результатом этого процесса является определенная поляризация кредитных учреждений. На одном полюсе оказывается группа, объединяющая большое количество мелких банков, на которые приходится лишь незначительная доля банковских активов и прибылей, а на другом небольшая и довольно устойчивая группа из банков-гигантов, сосредоточивающих до 80% всех кредитно-финансовых операций и задающих тон развитию национальных кредитных систем. Эта группа владеет и контролирует основную массу кредитных ресурсов.

Для того чтобы банковские ресурсы трансформировались в промышленные инвестиции, обязательными условиями являются инвестиционная кредитоспособность и инвестиционная привлекательность предприятия. Эти понятия являются интегральными и включают в себя не только факторы, обуславливающие разрыв между реальным и банковским секторами, но и многие другие факторы, действие которых способствует интенсификации инвестиционных процессов. Таким образом, для инвестиционной деятельности необходимо не только согласовать на приемлемом уровне величины кредитной ставки процента и рентабельности предприятия, кредитный риск и доход, сроки кредита и сроки окупаемости инвестиций, но и создать условия для заинтересованности банков в возмещении своих активов в развитие промышленного производства, т.е. для активного перетока капитала в реальный сектор.

Процесс создания российских ФПГ займет немалый временной период. Это не единовременный акт. По экспертным оценкам, процесс создания «среднестатистической» ФПГ конкурентоспособной на международной арене как по объему промышленного производства, так и по величине консоли-дированного промышленного и финансового капитала и представляющий единый корпоративный механизм может занять несколько лет. Это связано с отсутствием реального опыта построения конкурентоспособных производст-венно-финансовых комплексов, недостатком свободного финансового капитала у банков, заводов. Решающим фактором в развитии структур ФПГ могла бы стать государственная поддержка. Такая поддержка соответствовала бы имеющемуся мировому опыту. В большинстве высокоразвитых стран мира процесс возникновения и развития высокоинтегрированных ФПГ на основе взаимодействия банковских и промышленных объединений носит многопла-новый характер и происходит при непосредственном участии и активной поддержке со стороны государства. Без этого данный процесс просто немыслим. У нас такой поддержки не наблюдается. Например, согласно Федеральному закону о ФПГ предусматривается возможность для банков-участников ФПГ, осуществляющих в них инвестиционную деятельность, получение льготы по снижению норм обязательного резервирования. Но Центробанком это положение не выполняется. Возможен со стороны государства целый ряд других льгот - в отношении сроков амортизации, налогов на прибыль банков при кредитовании реального сектора, отнесение затрат НИОКР на себестоимость и т.д.

Следовало бы также устранить сложности, возникающие на стадии ре-гистрации. Так, для регистрации группы необходимо иметь экономический проект - организационный план. В нем нужно обосновать целесообразность создания и функционирования ФПГ, показать, какова финансовая отдача, и доказать, что деятельность группы принесет пользу народному хозяйству. Но идеальный организационный план вовсе не означает скорого признания со стороны регистрирующего органа - Министерства экономики Российской Федерации. Требуется длительный ряд согласований, экспертные заключения организаций.

Государство должно способствовать превращению ФПГ в мощные конкурентоспособные хозяйственные структуры, способные к крупномасштабной инвестиционной и инновационной деятельности.?

<< | >>
Источник: Лазаренко Алла Леонидовна

. Экономические основы инвестиционной деятельности коммерческих банков России. Орел 2005. 2005

Еще по теме 4.3. Кредитование как необходимая предпосылка сращивания собственного банковского и промышленного капиталов:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. 4.3. Кредитование как необходимая предпосылка сращивания собственного банковского и промышленного капиталов
  3. Глава 3. Ипотечное кредитование как способ обеспечения физических лиц жилищем
  4. 3.2. Концессии как форма использования государственной собственности частным бизнесом.
  5. 2. ИПОТЕЧНОЕ КРЕДИТОВАНИЕ КАК ИНСТРУМЕНТ БИЗНЕС
  6. Каков необходимый первоначальный взнос из собственных средств?
  7. 6Краткосрочное банковское кредитование как способ финансирования инвестиционных проектов
  8. 8Ипотечное кредитование как способ долгосрочного финансирования инвестиций
  9. [в) ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НА ЗЕМЛЮ КАК НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ СУЩЕСТВОВАНИЯ АБСОЛЮТНОЙ РЕНТЫ. РАСПАДЕНИЕ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ В ЗЕМЛЕДЕЛИИ НА ПРИБЫЛЬ И РЕНТУ]
  10. |2) ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТОИМОСТИ РАБОЧИМ ВРЕМЕНЕМ,КАК ОСНОВНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ТЕОРИИ РИКАРДО.РИКАРДОВСКИИ МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ,КАК НЕОБХОДИМАЯ СТУПЕНЬ В РАЗВИТИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ, И ЕГО НЕДОСТАТКИ. НЕПРАВИЛЬНАЯ АРХИТЕКТОНИКА КНИГИ РИКАРДО]
  11. [а) ПОЛОЖЕНИЕ О НЕПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ КАПИТАЛА КАК НЕОБХОДИМЫЙ ВЫВОД ИЗ ТЕОРИИ РИКАРДО]
  12. Форма собственности как основное отношение способа производства